Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Всем не угодишь


Всем не угодишь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

НАЗВАНИЕ
Всем не угодишь
УЧАСТНИКИ
Anzhelo Romani, Adriano Graziani
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Май 1442. Мастерская Анжело. Точнее, мастерская его приятеля, которого отправили в тюрьму по подозрению в недостойных связях с его натурщиками…
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Анжело рисует, Анжело продает…

0

2

Проснулся Анжело как всегда поздно. В то время когда стрелка солнечных часов уже давно перевалила за полдень. Молодого человека невольно разбудила большая жирная муха, ползающая по его приоткрытым слипшимся от жары и духоты губам.
С тяжелым протяжным стоном, не открывая своих глаз, художник принялся долго шарить рукой около измятой постели пока наконец не нашел то, что искал, - полупустую бутылку с дешевым вином.
Вытащив зубами пробку и выплюнув ее, Анжело так и не открыв своих глаз, сделал нетерпеливый жадный глоток, затем брезгливо поморщился от вкуса напитка и поставил бутылку обратно на пол. После чего молодой человек вытер губы тыльной стороною своей руки, и открыл, наконец, глаза.
Мутному взгляду художника предстал серый потолок его собственной мастерской.
Поворочавшись на постели художник понял, что в ней он не один. Компаньоном по «изящному времяпрепровождению» оказалась одна из молоденьких, еще не утративших своей прелести и свежести шлюх время от времени подрабатывающая у него натурщицей.
Нехотя поднявшись Анжело натянул на себя штаны, а затем принялся копаться в груде белья грязным пятном валявшийся на полу явно разыскивая среди одежды что-то ценное.
Найдя мешочек с деньгами, художник развязал его, высыпал на свою ладонь пару монет, растолкал заспанную шлюху, вручил ей деньги и велел поскорее убираться, ибо сегодня к нему в мастерскую должен был придти важный клиент.

+2

3

Адриано Грациани не относился к той породе людей, которые с радостью скупают все роскошные вещи, дабы выглядеть выгодно в глазах соседей. Порой ему стоило больших трудов сдерживать свои истинные эмоции, когда ему демонстрировали различные аляпистые произведения, которые выдавались за "самые лкчшие, самые удачливые и самые покупаемые". Большинство точно таких же произведений можно было бы увидеть на городском рынке, где уличные художники за пару монет могли легко нарисовать нечто подобное, не особо вдаваясь в подробности. Для таких людей, если рядом поставить две картины, одна из которых будет произведением искусства, а втора янет самой аккуратной мазней, различия не будет. Адриано сам был свидетелем тому, как один из баронов божился, что различий не замечает. "Ну что вы, Ваша Милость, не видите? Фрукты - фрукты. Грудь - грудь. Цветок - цветок. Все одинаково!" Сам граф Лореншира обладал обширной коллекцией роскошных произведений, не без помощи своего изобретателя и художника Николло де Ланца, но не стремился купить все и сразу, тщательно отбирал произведения искусства и взвешивал решения, стоит ли это потраченных денег.
Сегодня граф Лореншира должен был нанести визит одному из художников, который вроде бы как был настолько успешен, что уже успел обзавестись собственной студией, что говорило о возможном доходе. Раз уж есть доход - значит какие-то его произведения все же покупались. В будущем этот художник мог бы стать успешным продаваемым деятелем искусства, а Адриано привык все просчитывать заранее. В конце-концов, если он ошибется, что случается и с великими, то картину из коллекции можно будет убрать, а пока что можно просто приобрести или заказать одно из произведений на будущее.
Граф в сопровождении охраны дошел до мастерской, где была назначена встреча. Место, надо сказать, было не самым чистым, светлым и впечатляющим. Оставалось надеяться, что хотя бы работы Анжело Романи окажутся, по крайней мере, сносными, иначе граф зря проделал такой путь и потерял время. А время у Адриано Грациани было богатством в десятки раз дороже золота. Умение не терять зря ни минуты было особенностью графа, которой он весьма гордился.
- Сеньор Романи? - поинтересовался граф, чтобы удостоверится в том, что пред его светлейшими очами находится именно рекомендованная ему личность.
- До меня дошли слухи о ваших необычных произведениях. Могу ли я взглянуть на ваши работы?

0

4

В спешном темпе Анжело залез в лохань с водой, и принялся тереть себя мокрой тряпкой, поминутно поливая свою голову живительно влагой, дабы прогнать остатки хмеля. После чего почистил зубы толченым мелом смешанным с растертой в пыль пемзой и немного подумав, сунул в свой рот подвявшие листья мяты ибо: «свежее дыхание – облегчает понимание».
Быстро одевшись Анжело вытер волосы и в спешном темпе пробежался взглядом по ряду своих картин, выбирая что из этого можно продемонстрировать предполагаемому покупателю.
Взгляд художника остановился на полотне, на котором был изображен синий стол, на котором на одной линии стояли треугольная груша, кубическая слива и ромбическое яблоко.
«Да… шедевр….»
Анжело поморщился и набросил на свою картину какую-то грязную тряпку, и как оказалось – весьма вовремя, ибо дверь мастерской со скрипом открылась, пропуская мужчину.
- Господин граф… - улыбнулся художник, проведя ладонью по своим мокрым волосам. – А что вас интересует больше всего? Натюрморты, пейзажи, исторические полотна? Может быть вам понравится это? – Анжело жестом указал на одну из своих картин.
Это была большая картина, написанная маслом. В левом нижнем углу полотна, в небольшой ложбине, окруженной спереди темными камнями и стволами деревьев, сзади обрывистыми утесами, а сверху густой нависшей листвой, лежали, обнявшись, две фигуры. Два обнаженных тела: женское – серебристо-белое, мужское - золотисто-красное. Эти два тела были источником света всей картины. Камни и стволы переднего плана четко вырисовывались на фоне сияния, исходившего от тел. Пропасть позади них была золотой от этого же света. Он озарял нижнюю сторону свисавших листьев, отбрасывавших тень вверх, в густеющую тьму зелени. Свет вырывался из углубления, где лежали тела, перерезая всю картину, озаряя и словно создавая из своих лучей гигантские розы, циннии и тюльпаны, а на заднем плане зеленый пейзаж, отступая все дальше и дальше, становился все более и более синим, и среди холмов виднелось море, а над ним в синем небе громоздились огромные тучи.

+1

5

Адриано прошелся по мастерской, отмечая, что художник творил там же, где и жил. А жил он, надо сказать, не с самым большим размахом. Адриано не был ханжой, но все же это заставляло задуматься, а был ли этот Романи так хорош, как о нем говорили.
Но по человеку судят по его поступкам и работе, а первое впечатление бывает обманчиво. Здесь можно было упустить выгодное предложение, а граф Грациани очень не любил, если по его собственной невнимательности упускалась важная деталь. Он уже был достаточно опытен в таких делах, чтобы запомнить прописную истину о том, что скупой платит дважды, глупец - трижды. Ни тем ни другим он слыть не желал.
- Знаете, сеньор, я больше интересуюсь историческими полотнами. История - это то, что позволяет нам не повторять ошибок и опираться на опыт предков. Увы, не все ее ценят и предпочитают убеждаться в правдивости истории путем наступания на одни и те же грабли. А насколько вы цените историю? - граф Лореншира прошелся вдоль рядов полотен, но первый раз взгляд ни за что не зацепился, кроме картины, покрытой какой-то тряпкой.
Рисует, наверное, еще и какие-нибудь похабно-увеселительные картины - рассеянно подумал Грациани. Такие произведения его не интересовали, он уже был не в том возрасте, когда заглядываешься на молоденьких девиц, голдящихся ему в дочери, его вполне устраивало общество супруги и иногда - любовницы. Разве что показывать гостям...
Граф вернулся на несколько шагов, чтобы взглянуть на картину, предлагаемую ему РОмани. На первый взгляд ничего примечательного, но при детальном рассмотрении рядом с этой картиной хотелось на какое-то время остаться, чтобы разгадать смысл, который вложил в нее художник, понять задумку такого произведения. Но сейчас у графа было не так много времени, он может заняться этим и позже. Сейчас ему хотелось послушать, как художник набивает цену тому произведению, которое ему было просто необходимо продать. Возможно, он услышит о нем что-то еще, что можно будет потом говорить посетителям замка Грациани.
- В ней что-то есть, - граф старался не проявлять живого интереса, иначе на этой картине ему ужасно набьют цену.
Посмотрим, что он скажет, чтобы уговорить меня ее купить.
- Имеется ли у вас еще что-то столь... Необычное?
В конце-концов, кто знает, может быть, у Романи самое сладкое припрятано напоследок.

0

6


- История?
– усмехнулся художник. – История учит нас лишь тому, что она нас ничему не учит. – Произнес Анжело, повторяя широко известную аксиому. - Опыт кстати тоже – ничему не учит. Иначе мы никогда не повторяли бы одних и тех же ошибок. Не повторяли бы их с завидным упорством и постоянством. Единственное, что способно научить нас – это сильное душевное переживание, или озарение.
Вам нравится моя картина? –
мгновенно, как он часто это делал, сменив тему, спросил художник. – Я назвал ее «Любовь», но некоторые люди менее э… тонкой душевной организации называют ее… - и тут Анжело употребил пару – тройку слов из жаргона портовой шлюхи. – А эта картина… - художник нежно коснулся своего полотна, - любовь освещающая мир…. физическая любовь как источник света, жизни и красоты - ах, - голос молодого человека великолепно эмитировал возмущенное бурчание одного священнослужителя, - ах, что вы, как можно! Это слишком грубо, бездуховно и телесно, это возмутительно откровенно!
Расхохотавшись, Анжело вдруг резко отвернулся от своего полотна, и направился вглубь мастерской, сделав перед этим приглашающий жест.
- А как вам эта картина? Недавно я читал об одном художнике – математике, и это навело меня…
Перед взором Адриана находилось больше полотно изображавшее амфитеатр. Постепенно глазу графа открываются ярус за ярусом, заполненные странными циклопическими фигурами. В каждом следующем ярусе людей больше, чем в предыдущем, и количество их возрастало в сложной, но правильной прогрессии. Все фигуры, сидящие в амфитеатре, обладали лишь одним глазом, огромным и светящимся, расположенным посреди их лба, и все эти тысячи одноглазов устремили неподвижный взгляд на карликовое существо, жалобно съежившееся на арене, и изучали его мрачно и угрожающе. Оно одно из всех обладало двумя глазами.
Песок на арене – был желтым. Амфитеатр и  циклопы – сталисто-серыми. А нависшее над их головами небо – отливало тяжестью свинца.

0

7

Некоторых история действительно ничему не учит, да и не научит - отметил про себя дерзость молодого человека граф Грациани, на мгновение еле заметно приподняв бровь, когда художник начал дерзить. Одно дело, когда ты вот так общаешься с приятелями или шлюхами, когда же дело доходит до высокопоставленных особ хотя бы на первое время стоит соблюдать субординацию. Адриано не был герцогом или королем, но граф тоже довольно высокий титул и говорить с ним следовало бы уважительно.
Впрочем, ханжой он тоже не был, так что граф Лореншира решил на первое время проявить снисхождение, но на место зарвавшегося художника следовало бы поставить.
- Те, кого ничему не учит история и опыт долго не живут, - коротко обозначил свою позицию граф Лореншира. - Ну, или же, им чертовски везет. - более к этой теме он не возвращался, о таком следует говорить с людьми умными, а не приземленными. Откуда простому художнику знать такие простейшие аспекты, как философия? Ругательства, которые можно услышать только из уст чернорабочего лишь подтвердили эти слова.
- Священнослужители не так часто посещают мой дой, чтобы читать морали еще и об убранстве. - достаточно тех соборов, которые с его поддержки и помощи возводились в молодые годы графа. сам он был человеком глубоко верующим, но что могут знать святые отцы о физической любви? Так что в этом вопросе он был солидарен с художником, хоть и опять же утаил свое собственное мнение.
А вот следующая картина с образом маленького человека заинтересовала Адриано. Да, здесь было изображено уродство, но уродство прекрасное в своем роде. В частности, это было похоже на ситуацию в королевстве, когда кто-то, непохожий на других, привлекает всеобщее внимание и его за это осуждают. Адриано покачнулася, перекатываясь с пятки на носок и обратно, заложил руки за спину, чуть прищурился и стал внимательнее изучать картину. Затем он выдал свой вердикт.
- Она хороша, и я вижу в ней смысл, только вот мне кажется, что некоторые ценители искусства сочтут это произведение как революицонное и дерзкое. Впрочем, не каждый способен смотреть так глубоко, они скорее ужаснутся. - граф продолжад вхглядываться в глубины картины, а затем перевел взгляд на завешанное тряпкой полотно.
- Не показываете произведения до их окончания? Или там тоже что-то подобное? - поинтересовался Адриано.

0

8

- Революционное и дерзкое? – художник внимательно посмотрел на графа, а затем расхохотался пару раз хлопнув себе ладонями по бедрам. – Нет. – Молодой человек мотнул своей головой. - Я так не думаю. Боюсь господин, что это вы э… заглянули слишком глубоко. «И нашли то, чего там нет».
Анжело прошелся по мастерской, придирчиво рассматривая свои картины. Рассматривая их так, будто видел впервые в жизни.
«Пожалуй, - подумал молодой человек, - весь парадокс профессии художника заключается в том, что мы тратим свои жизни, изо всех сил стараясь выразить себя, тогда как сказать нам, в общем-то, и  нечего. Мы хотим, чтобы творчество было системой причин и следствий. Хотим результатов. Броской и ходкой продукции. Мы хотим, чтобы преданность делу и дисциплина равнялись признанию и вознаграждению. Чтобы она равнялась вдохновению и подлинному таланту».
- Революционное…. А может быть, все же, так оно и есть? – художник пожал своими плечами. – Кто знает?
Знаете… - он повернулся к Адриано лицом, - мой учитель всегда говорил мне, что бы мы ни рисовали, все это - автопортрет. Будет ли это изображение святого или танец куртизанок, но освещение, краски, композиция, техника, – это все ты. Даже причина, по которой ты выбрал тот или иной сюжет, – это ты. Ты – каждый колер и мазок собственной кисти. Он частенько повторял мне, что все, что может художник, – это описывать собственное лицо. Ибо каждый из нас приговорен к тому, чтоб оставаться собой. И поэтому мы свободны и можем рисовать что угодно, раз мы рисуем только самих себя.
Анжело прекрасно помнил, что за картина скрыта за этой тряпицей. – Возможно, вам все же нужно нечто на заказ?  А эта картина… она не стоит вашего внимания.

0

9

Адриано внимательно оценивал реакцию художника, чтобы понять, стоит ли с ним иметь дело или лучше состорожничать. Выводы напрашивались очевидные - либо он действительно был настолько беззаботен, что не задумывался о том, верно или неверно могут воспринять его произведения, либо напротив, очень хитер и правдоподобно изображал эту самую беззаботность. Но если судить по тому образу жизни, что он вел, то можно было сделать однозначные выводы о том, что искать в Романи какие-либо недостатки не стоит. Всего лишь мастер, который осуществляет свою работу, чтобы получить за нее деньги. Посему Адриано позволил себе снисходительно улыбнуться.
- Все зависит от того кто именно будет смотреть на картину. Возможно, кто-то обнаружит там тайный смысл, а кто-то нет, для кого-то будет очевидна идея революции, другие станут восхищаться прекрасными красками, которыми все было выражено. - собственно, к картине он уже интерес потерял и теперь внимательно слушал философские мысли художника уже более похожие на связные, а не разбредающиеся, как мыши по полу. Одна из представительниц серого семейства как раз выглядывала откуда-то из кучи тряпья, видимо, соображая, что бы ей сейчас стащить.
- Никогда не пробовал рисовать, но, возможно, так можно сказать обо всем искусстве. Каждый раз, когда вы что-то создаете, в это вкладывается часть вашей души и ваших понятий, которые затем застревают в ваших произведениях и по этой самой части души можно отличить одно произведение от другого. - заметил Адриано, стараясь говорить наиболее простыми для восприятия словами. Художнику, видимо, хотелось выудить из него деньги, потому что он вновь заговорил о своей работе. То, что осталось скрытым от глаз вызывало любопытство, но кто знает, возможно там была обнаженная знатная дама, изображение которой заказал какой-нибудь страстный возлюбленный. Признаться честно, Адриано сам был бы не прочь получить пару таких картин, но слишком уважал свою супругу, чтобы в открытую показывать любовь к другой женщине. Граф Грациани развернулся и подошел к той картине, с которой практически все начиналось.
- Это произведение вызовет несомненный интерес, - он кивнул на картину с названием "Любовь".
- Я хочу его приобрести. Что же до картины на заказ... Мне было бы интересно увидеть, как бы вы изобразили жизнь Орллеи, ту, которую видите каждый день.
Грязные кварталы, которых было предостаточно везде, аналоги двора чудес, в котором могли затаиться отъявленные разбойники и простые рабочие - он видел одно, а глаза художника могли преувеличить и показать совсем другое.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Всем не угодишь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC