Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Ревность – поэзия недоверия [х]


Ревность – поэзия недоверия [х]

Сообщений 21 страница 40 из 49

21

Я вежливо поцеловал руку матери, одаривая ее вполне дружелюбной улыбкой, несмотря на то, что еще секунду назад отдал строгое распоряжение. Разумеется, леди Нортон смотрела на меня с неодобрением. Она молчала, но, уверен, еще попытается высказать свое мнение. В этот момент позади послышались шаги. Мы обернулись и увидели приближающуюся графиню. Выглядела она решительно. И не скажешь, что в нашей жизни произошло нечто неприятное. Моя матушка тут же выпрямилась, с гордостью показывая свое положение. Пусть она и не была графиней, но уважения заслуживала ничуть не меньше. А вместе с ним преданность и беспрекословное подчинение чуть ли не всех слуг Хайгардена. Возможно, поэтому во времена, когда я еще был женат на матери Роланда и Норин, хозяйкой здесь считали именно леди Маргарет Нортон.
Нахмурившись, с чрезмерно серьезным видом, я внимательно слушал леди Аррен. Что я ей разрешил? Покидать территорию поместья. Она решила уехать или отправиться на прогулку? – примерно такие догадки крутились в голове ровно до тех пор, пока всех стоящих в коридоре не отвлек приближающийся силуэт. Выражение моего лица от вида Робина тут же стало строже. И пусть я до конца не был уверен в правдивости всех слухов, его присутствие, так или иначе, раздражало и злило. Начало было весьма интригующим. Только вот в отличие от леди Нортон, ничего ужасного в первых словах садовника я не рассмотрел. Просто так же озлобленно смотрел на него, ожидая продолжения. Все-таки Робин не самоубийца, чтобы вот так переступать порог моего замка, и открыто заявлять о чувствах к Роксанне, да еще с пошарпанным букетом цветов в руках. По крайней мере, я надеялся на его здравомыслие. И не ошибся. Хотя причины его появления меня тоже озадачили. Снова путаница, в голову сумбур! Слишком много информации, слишком много связей, которые предстояло логически сопоставить. Не удивительно, что я не сказать ничего. Лишь бросил строгий взгляд на садовника, на леди Аррен, а затем развернулся и молча двинулся к своим покоям. Новая информация. Мыслей много. И мне нужно время.

Стражникам я велел никого не впускать. В своих покоях я уделил немного времени делам, встретился с лордом Арно и уже успел сделать некоторые выводы. Близился ужин с бароном Марэ, который должна была организовать графиня. Скромная трапеза, в узком кругу людей. Однако перед тем как спуститься в зал, я решил наведаться к Анне. Сообщить о том, что узнал и о намерениях садовника. Было в этом что-то подозрительное. Стечение обстоятельств, совпадение, намеренность? Я не знал, что и думать, потому решил посмотреть на реакцию Анны. Девушка уже была на ногах, хотя из комнаты для прислуги еще не выходила. Она встретила меня реверансом и посмотрела так, словно ждала чего-то… и очень надеялась.
- Сегодня днем ко мне подошел Робин. Он попросил твоей руки, - достаточно спокойно протянул я, на что прислужница лишь глубоко вздохнула и закрыла глаза. Радости от этой вести я пока что не увидел.
- Милорд, прошу Вас, не отправляйте меня в Хатфилд, - внезапно протянула девушка, словно и не слышала того, что я ей до того сказал. Она сделала несколько шагов вперед, но потом остановилась. – Я очень хочу остаться здесь и обещаю выполнять свои обязанности так же, как и раньше. Умоляю Вас, - по моему выражению стало ясно, что эти слова немного удивили меня. Я не собирался отправлять ее в Хатфилд. Я вообще пока не решил, что делать, учитывая возникшие подозрения, из-за которых тут и стою. Потому девушка тут же поспешила пояснить: - Я и Робин…, мне так стыдно за все это. Он хороший человек, но…
- Достаточно, - ровно протянул я, после чего подошел к девушке поближе. Собственно, меня не волновало, искренние их чувства или нет. Меня волновали слухи, и дело уже давно не в репутации. – Ты имеешь какое-либо отношение к тому, что говорят о леди Аррен? -  не став тратить время на пустую болтовню, я сразу перешел к сути. Однако прямолинейный вопрос не смутил Анну.
- Что? Как Вы могли такое подумать обо мне, милорд? Я лишь слышала, как и многие другие. И хоть нас с Робином некоторое время связывали… отношения, врятли я смогу подтвердить или опровергнуть эти слухи. Он ничего не говорил. А я не спрашивала. Так Вы оставите меня? Пожалуйста. Я не хочу покидать Хайгарден, - после этих слов анна подошла еще ближе. Глаза ее блестели от вырывающихся слез. Эмоции казались искренними, пусть и не вызывали у меня никакой реакции.
- Я подумаю. И очень надеюсь, что сейчас ты говоришь правду. Это в твоих же интересах, - с присущей мне строгостью заявил я, разумеется, не испытав особого доверия к словам Анны. Многое еще предстоит проверить.
На этой ноте наша беседа и завершилась, после чего я направился в зал. У лорда Арно много работы…, ибо я окружен лжецами. Кто врет, а кто говорит правду? Даже мой богатый опыт в общении с людьми не приносил результатов, когда в дело вмешивались неведомые мне ранее эмоции.

+1

22

Даже строгий взгляд мужа, который изловила на себе Роксанна сразу после слегка путанной речи садовника, не смог унять зарождающийся огонёк оживления в её глазах. Для кого как, а для графини это была поистине великолепная весть! После этих слов Анне следовало забыть и мечтать, что она сможет навесить своего ребенка на её мужа объявив его графским бастардом!
- О, Робин...это великолепная новость!...- искренне порадовалась Роксанна, не обращая внимания на хранящую молчание леди Нортон и молчаливо покинувшего их Баратэона. Конечно, такое явление слегка выбивалось из всеобщей, удобной для всех, складной басни о падшей графине и простой девушке проложившей своей скромностью и целомудрием тропку к сердцу графа. Впервые за без малого неделю Роксанна улыбнулась от души. Похоже, граф всё-таки овладел женщиной принадлежавший садовнику, но, отнюдь, не в её лице.
- Что ж, пожалуй, тебе стоит навестить Анну. - доверительно посоветовала Роксанна, так и не сумевшему сориентироваться как быть дальше, садовнику (ведь ответ на свое прошение по-сути он не получил). Проводив юношу взглядом, она вновь взглянула на леди Нортон и лучезарно улыбнулась прямо в её окаменевшее лицо.
- Впрочем, не важно... - завершила она сказанную накануне фразу. Отчего-то графине казалась, что Маргарет знала, о чём так и не успела сказать Роксанна. Знала какой момент был упущен...
- Что ж, полагаю Вам охота отдохнуть с дороги, не буду Вас задерживать. У меня много дел... - окончательно "убила" Роксанна всякую надежду, что куда-либо собирается съехать, присела в легком книксене и отправилась искать мистера Свонна.

- Рашида! Доставай то новое, лиловое, с вышивкой на рукавах! - прямо с порога распорядилась Роксанна, на ходу сбрасывая шаль. Джентри слегка опешила от такого поворота и той поспешности, что скользила в движениях возвратившейся графини, но распознав в своей подопечной хорошее настроение тут же кинулась исполнять указания. Роксанна нетерпеливо высыпала на покрывало прямо возле платья украшения и принялась торопливо подбирать соответствующий красоте наряда комплект.
- Натаскай воды и достань розовое масло! -  отвлечённо продолжала она засыпать джентри указаниями, забрасывая не подходящие обратно в шкатулку. Внезапно её взгляд остановился на необрамлённой жемчужине. Осторожно взяв радужный перл, она на мгновение задумалась, а потом бережно положила его в шкатулку на место. Потерпи, дорогой, скоро будет всё как прежде…

В этот вечер Роксанна была как никогда благоухающая, румяна, весела и нарядна. Сославшись на слабое здоровье леди Нортон не захотела присоединиться к трапезе (что было ничем иным, как показательным бойкотом), но Роксанне это было лишь на руку.
Ещё днем она распорядилась подать к ужину любимое вино мужа и исподтишка отметила, что не ошиблась. Муж пил охотно и довольно много, а она же лишь делала вид, оставляя чашу практически нетронутой.
Так как Эдвард не особо шел с ней на контакт, ограничиваясь в большинстве своём краткими ответами в её адрес (видимо, этот ужин был ничем иным как демонстраций, что у них всё хорошо), Роксанна сосредоточилась на госте. Вскоре вину и её таланту правильно задавать вопросы удалось расшевелить барона Марэ насколько, что они только и поспевали слушать весёлые байки старика. Леди Бэйлоршир всячески поддерживала запал гостя охотно смеясь с его шуток и неусыпно следя, чтобы его кубок не пустовал. 
Наконец-то, когда официальная честь вечера была окончена и восторги гостя по поводу гостеприимства и хозяев ив великолепия Хайгардена выслушаны, супруги отправились в сторону своих покоев. 
- Какой прекрасный вечер! …- вздохнув полной грудью аромат цветов, поделилась своими впечатлениями с мужем Роксанна. Возле ступеней ведущих наверх, она слегка замешкалась, оперившись на перила, но поймав на себе вопросительный взгляд Эдварда тут же убрала руку
- Всё в порядке. Видимо, я слегка увлеклась вином… - тут же заверила она мужа и немного приподняв подол платья уверенно ступила на возвышенность. Но вечеру не суждено было завершиться обыденным расставанием. Не доходя всего пары ступенек до второго этажа, Роксанна внезапно пошатнулась и, как-то неловко опершись руку муж, прошептала его имя. Ответ на её невысказанную просьбу о помощи последовал незамедлительно – графиня почувствовала, как сильные руки отрывают её от земли...
Когда она вновь открыла глаза, муж уже укладывал её на кровать. Встревоженное лицо мужа было совсем близко. Он явно бы обеспокоен внезапной слабостью жены и настроен решительно позвать врача, но Роксанна не спешила убирать руки с его плеч. Их взгляды встретились и несколько мгновений они смотрели в глаза друг другу. В свете луны она увидела знакомые глаза. Таким взглядом он смотрел на неё тогда, на острове...Слабо улыбнувшись, Роксанна чуть приподнялась и коснулась поцелуем его губ… 

+1

23

Я появился в зале раньше назначенного времени. Однако барон Марэ был уже на месте, потому мы решили начать ужин. Через некоторое время по помещению прокатился звук открывающихся дверей. Я знал, что это леди Аррен, потому лишь бросил на супругу мимолетный взгляд. Вернее, попытался это сделать… Как на зло, графиня выглядела просто ослепительно! Изумительный наряд, лучезарная улыбка. И глаз не оторвать, несмотря на все произошедшее за последние дни.  Не удивительно, что я на мгновение замер и отвлекся лишь тогда, когда гость встал, дабы поприветствовать даму. Наконец-то оторвав от Роксанны взгляд, я повторил действия Марэ и поцеловал супруге руку, всеми силами стараясь не смотреть на нее. Еще ничего не ясно. А вдруг сплетни – не вымысел? Отношения между Робином и Анной ничего не доказывают, – крутилось в голове, с помощью этих мыслей я старательно пытался отстраниться от других. Отчасти поэтому и разговаривал с супругой неохотно, а еще пил много вина, чем немного утолил свою жажду. Сложно не поддаться желаниям в такие моменты. 
Под конец ужина приличная доза вина лишила меня навязчивых мыслей. Не всех и не окончательно, однако у меня нашлись силы для того, чтобы спокойно пройтись с супругой до своих покоев. Молча шагая по коридору, я выглядел таким же серьезным, как и на протяжении последних нескольких дней. История не окончена, я все еще жду новостей… Хотя леди Аррен заметно изменилась и, в отличии от меня, была вполне себе довольна. И это странно. Ее обвиняли в измене мужу. С садовником, который сегодня объявил о своем намерении жениться на Анне. Все больше сомнений, все больше мыслей, от того я даже и не пытался заговорить. Все бы так и продолжалось, если бы не состояние леди Аррен. Я сделал шаг вперед, как только графиня оперлась о перила. В такие моменты я почему-то быстро забывал обо всех гнусных обвинениях, которые с каждым днем становились все сомнительнее и сомнительнее. Беспокойство брало верх. В действие вина я не особо верил. Она еще не поправилась? Куда Робитэйл смотрит!     
- Что? Что такое? – внезапно супруга пошатнулась, я тут же двинулся вперед и обхватил ее, после чего услышал свое имя. -  Тебе плохо? Роксанна.
Собственно, ответ был очевиден. Глубоко вздохнув, я незамедлительно подхватил леди Аррен на руки и понес наверх. Кажется, супруга лишилась сознания, а на пути, как назло, не было ни единой души, ни одного стражника или слуги, который бы мог позвать лекаря. Несмотря ни на что, я нес супругу аккуратно, словно боялся потревожить или попросту сделать хуже, чем есть. Очень скоро мы оказались в покоях, я как раз укладывал леди Аррен на постель, когда она наконец-то открыла глаза.
- Подожди, я…, - хотел немедленно отправиться за Робитэйлом, однако руки жены, лежащие на моих плечах, не позволили отстраниться.
И вновь этот капкан. Столкнувшись взглядом, уже невозможно оторваться. Я забыл о лекаре, забыл обо всем, что происходило. Просто смотрел, в очередной раз поражаясь истинной атлантийской красоте и очарованию. Пристальный взгляд, приятный аромат и эта близость пьянили куда лучше вина.  А своим неожиданным поцелуем супруга невольно напомнила мне о том, каково это… И если во время ужина сопротивляться своим  же желаниям было сложно, сейчас это стало попросту невозможно. Захотелось еще. Потому спустя несколько секунд замешательства, я подался к супруге, соприкасаясь с ней в несдержанном поцелуе, чем ясно давал понять, насколько сильно соскучился. Правда эти слухи или нет, Роксанна остается моей женой, моей женщиной. Так почему я должен отказывать себе в чем-то из-за чужой провинности? Особенно, когда та настолько сомнительна теперь. Так выглядели мои попытки отправлять резко вспыхнувшие эмоции и чувства, оправдать свое бессилие перед одной рыжеволосой атлантийкой! А может, это все и вправду всего лишь действие вина? Она ведь тоже в нем себе не отказывала.
- Если все окажется правдой, - уже отстранившись, почти шепотом проговорил я, после чего дотронулся ладонью до щеки леди Аррен и точно так же, как и пару дней назад провел пальцем по ее нежным губам, - то я - самый большой глупец на свете.
Я наклонился, но не сразу позволил нам насладиться сладостью очередного поцелуя. Словно проверяя силу терпения, а вместе с ним и притяжения (или, может, попросту желая увидеть реакцию), я остановился, будучи совсем рядом от ее губ. Кончиками пальцев коснулся шеи, но надолго меня не хватила. Один момент, и я вновь целуя жену, от ее губ переходя к шее. В это время моя ладонь проскальзывает вниз, все так же несдержанно я  касаюсь соблазнительной груди и отчерчиваю рельефы талии супруги.

+1

24

- Нет, ты не глупец...это не правда…- только и успела прошептать Роксана, прежде чем его поцелуй вновь накрыл его губы. Не смотря на то, что вина она не пила, его поцелуи, касания рук пьянили больше всяческих напитков. Восторженно вздохнув, она зарылась пальцами в его волосы и всецело отдалась на волю чувств наслаждаясь его ласками.
Как же она скучала по ним! Только сейчас, ощутив их вновь Роксанна позволила себе признаться себе в этом, и это отнюдь не убавляло возникшего желания! Он всё сильнее прижимался к ней и она чувствовала, что их желания абсолютно взаимны. Нет, она никогда не отдаст его другой! Ни тогда, ни сейчас, но…не сейчас.
С трудом Роксанне всё же удалось слегка пересилить растущее желание, ведь её целью не было переспать с выпившим мужем. Это совершенно не поможет им, если и вовсе не сделает хуже. Тем более она не была уверенна в том что можно себе позволять, а что нет в таком…особом положении. Роксанна знала женщин, которые следовали указаниям лекарей и напрочь отказывались от близости на время беременности. Был ли в этом прок или нет судить ей было сложно, но вот что муж у неё очень темпераментный – в этом она была уверенна.
- Эдвард…Эдвард, погоди…-  тихо простонала она, но он не останавливался. Желание Роксанны были слишком очевидны, оттого убедить мужа прекрастить ей удавалось плохо. Ещё сложнее было убедить саму себя, что она действительно хочет этого: чтобы он остановился. Наверное, лишь страх за малыша и возложенную на себя умалчиванием ответственность всё же заставили её хоть немножко прийти в себя. Нежно взяв лицо мужа в свои ладони, она все-таки вынудила его отвлечься от поцелуев и встретится с ней взглядом.
- Эдвард…Больше всего на свете я хочу, чтобы мы были вместе…наслаждались друг другом…- шепотом произнесла Роксанна касаясь губами его губ. Она медленно принялась осыпать его лицо поцелуями, продолжая шептать лишь ему слышные слова – Но если это произойдёт так…ты возненавидишь завтра себя, возненавидишь меня…
Роксанна остановилась, вновь заглянула в его глаза и в её взгляде появились нотки мольбы. Лунный свет спутал все краски, делая взгляд таинственным, тени глубокими, а шепот сокровенным. Легкий ветерок неслышимое колыхал легкую занавеску пропуская пьянящие ароматы ночных цветов с улицы, которые дурманили сознание. Происходящее едва ли сейчас напоминало реальность и оттого лишь острее хотелось преступить рамки дозволенного. Да и было ли вообще место такому понятию как «дозволено» в этом мире сумрака, нежных касаний, смятой постели и трепетного шепота?
- Мы не должны разрешать им становиться между нами…я не могу без тебя…- всё так же шепотом произнесла она, вновь касаясь его губ. Её руки скользнули ниже, лаская его плечи, грудь под тонкой рубахой, но мольба не исчезала из её слов –…я погибну…узнай правду…узнай кто это сделал…прошу…

Отредактировано Roxanna Arren (2015-07-26 16:27:50)

+1

25

Я ничего не слышал. В такие моменты мозг отключается. Нет места мыслям, нет места переживаниям и беспокойствам. Вот он я, а вот она. И больше ничего не нужно, особенно, когда ощущаешь такую открытую взаимность, которая исходила от Роксанны. Однако вскоре я все же смог расслышать свое имя, расслышал, но не отреагировал, ибо был поглощен весьма приятным занятием. Все мысли сейчас занимала бархатная кожа жены. Но графиня повторила и своими действиями побудила все же оторваться, возвращая меня тем самым к реальности. Сердце выпрыгивало из груди, не удивительно, что под влиянием обрушившихся на меня поцелуев, я с трудом различал слова леди Аррен. Но все же различил. Расслышал. И тут же слегка отстранился, соприкасаюсь с супругой взглядом. Возможно, я пьян, но я прекрасно осознавал свои действия. Но осознавал ли я последствия? Сейчас уверен в одном, а завтра, на трезвую голову, не получится ли так, как говорит Роксанна? Или слова эти она произносит по другой причине? Упершись руками в кровать, я все еще нависал над женой и продолжал смотреть в ее серо-голубые глаза. И вновь она целует, вопреки всему сказанному! Вопреки своей же мольбе. А я отвечаю. Весьма жестокий способ сказать «нет». Да это издевательство. Сколько времени я довольствовался лишь мыслями, которые не мог воплотить в жизнь из-за нависшей тени измены. И вот наконец-то. Но и эта реальность исчезает. Под действием алкоголя или нет, однако радоваться мне не приходилось. И лишь последующие слова супруги лишили меня всякого негодования. После пьянящего поцелуя, я вновь молча посмотрел на нее. Насколько искренними казались ее слова. Как ласкали они слух. Мне хотелось верить и, пожалуй, я верил. Но все же так ничего и не сказал, лишь наклонился и, прижавшись губами к шее Роксанны, замер, словно пытался таким образом справиться с непреодолимым желанием.
В помещении повисла кромешная тишина, и я явно не намеревался ее нарушать. Глубоко вздохнув, я медленно сполз с постели. По выражению моего лица врятли можно было что-то понять: недоволен я этим отказом или согласен с женой. Однако я сразу развернулся и покинул покои через дверь, ведущую на террасу. Свежий воздух пришелся как нельзя кстати! И все-таки я пьян. Осознав эту простую истину, я протер лицо рукой, а затем обернулся и глянул на дверь, через которую я только что сюда вошел. Если жена думает, что я попросту бросил ее, то она ошибается. И явно поняла это, когда я вновь вернулся в покои. Уже в халате, в руках моих был кувшин с водой и два кубка. Присев на вторую половину кровати, я наполнил кубок Роксанны водой.
- Возьми. Тебе уже лучше? – раз сегодня нельзя думать о близости, самое время вспомнить о здоровье супруги. Я тоже налил себе воды. Вина достаточно. А после дотронулся ладонью до щеки леди Аррен. – Тебя невозможно ненавидеть, Роксанна. И я… верю тебе. Тот, кто посмел распустить эти слухи, сильно пожалеют об этом. Я найду его, или их, не сомневайся.
Наклонившись, я в очередной раз коснулся губами плеча жены, давая понять, что наконец-то созрел для того, чтобы поверить ей. Стало даже немного неудобно. Моя первая реакция. Эти крики и обвинения. Но обо всем этом мы поговорим позже, сейчас же настало время отдохнуть от всего произошедшего. Избавиться от действия вина, в конце концов. Может сегодня нам удастся хорошо поспать? Ведь я не собирался уходить. Хотел остаться. Потому, как только кубки были опустошены, я отставил их на столик и улегся. Не знаю, насколько графине непривычно такое поведение с моей стороны, да и все равно было. Наконец-то я мог провести время с женой, не обременяя себя неприятными мыслями! Не упущу этой возможности. 
- Надеюсь, ты не против, - уже зевая, пробормотал я. – Хорошее вино было...

+1

26

Тишина была гнетущей. После надрыва эмоций, которые ещё пару мгновений тому назад пленяли всё её сознание, она была особо тяжкой и казалось бесконечной. Наверное, этот момент был выделен для того, чтобы Роксанна успела усомниться, пожалеть о сказанном, о содеянном. Быть может, стояло наплевать на всё и просто воспользоваться этим моментом, овладеть им -как знать, может, больше не доведётся, - насладится им сполна.
Но Роксанна не жалела, нет, не в этот раз. Она знала, что это во благо. Очередная попытка достучатся до него, доказать свою преданность, свои чувства. Пускай и в такой нелепый способ, но…другие были ещё более неудачными.
Быть может она слегка преувеличила его степень опьянения. Роксанна хорошо видела, как необузданная страсть в его взгляде сменилась вполне осмысленной задумчивостью и с мысли его было сбить уже ничто не способно: ни вино, ни её ласки, ни мольбы. Поэтому ей оставалось лишь затаиться и ждать, открыто отвечая на его пронзительный взгляд.
Молчаливый уход Баратэона послужил благодатной почвой для сомнений. Роксанна с трудом сдержалась дабы не кинуться следом лишь в полной мере осознавая что это ничего не изменит. Она сказала всё и в сложившейся ситуации было нечего больше добавить.
Раздосадованная таким поворотом событий (она искренне посчитала это проигрышем), Роксанна принялась стаскивать с себя платье. На это у неё ушло не так уж и много времени...самым невероятным образом граф всё-таки успел расправится со шнуровкой, хотя она этот момент отчего-то упустила. Переодевшись в сорочку для сна, она отправилась к кровати, но вспомнила о оставшихся серьгах и принялась их торопливо снимать. В этот момент в комнату вновь вернулся Эдвард...
Не веря своим глазам, она ошарашено следила за каждым его движением, послушно выпила воды и даже как-то невнятно кивнула в ответ на его вопрос о здравии. Похоже, просчитывая всяческие варианты возможного развития событий такого она не учла и попросту растерялась. Но, несомненно, эта растерянность была приятной и она попросту боялась поверить в собственное счастье.
Уже когда муж улегся, она как-то предельно осторожно коснулась его щеки рукой, как будто проверяя не чудится ли ей, а после, лучезарно улыбнувшись, торопливо улеглась рядом. Обхватив Эдварда руками, Роксанна прижалась к нему всем телом и счастливо вздохнула.
- Самое лучше!– охотно согласилась он с мужем. А после, чуть хитровато улыбнувшись, добавила– Твоё любимое…

Спустя некоторое время, Роксанна, засыпая под звуки размеренного дыхания мужа, незаметно положила руку на свой живот желая поделится своей радостью ещё кое с кем. Это твой папа, малыш...

Отредактировано Roxanna Arren (2015-07-26 20:24:43)

+1

27

Поцеловав леди Аррен в лоб, я сильнее прижал ее к себе и закрыл глаза. Забавно, до нашего возвращения в Бэйлор, мы периодически оказывались в одной постели, но спали на разных сторонах, притом так далеко друг от друга, чтобы не дай бог не соприкоснуться. Многое изменилось. В лучшую сторону. Хотя у всего свои последствия, - мысленно добавил я, после чего глубоко вздохнул. Уснул не сразу, мыслей было слишком много, но все они уже не были настолько неприятными (хотя это мягко сказано), как несколько дней назад. Задумчиво поглаживая бок супруги, я смотрел куда-то в потолок. Как я умудрился так быстро сменить гнев на милость? Как у нее это получается? Похоже, графиня обладала влиянием, о котором даже не представляла! Да и я понятия не имел, до этого момента. На этом мои рассуждения подошли к концу, я уснул крепким сном.
Утро показалось таким же спокойным, как и сама ночь. Впервые за несколько дней я с особым удовольствием встретил новый день, чувствовалась какая-то легкость, а лучи утреннего солнца лишь способствовали доброму расположению духа. Графиня спала рядом. Либо она так и не отпустила меня этой ночью, либо снова умудрилась найти, но хватка ее оставалось прежней. Я невольно усмехнулся. Прелестная привычка! Жаль, что я не мог остаться. На сегодня были запланированы некоторые дела, а еще поездка в город. Потому, я аккуратно убрал руку леди Аррен с груди, и так же аккуратно выскользнул из постели, предварительно поцеловав супругу щеку. Поправил одеяло, натянул халат и тихо вышел из покоев, прямо в коридор, дабы позвать прислугу. И тут же, откуда не возьмись, появилась Рашида, все произошло быстро и неожиданно, что она и сама испугалась. Вскрикнув, женщина тут же начала извиняться, а затем  бросила взгляд на двери покоев графини, из которых я так спокойно вышел. Да еще в халате.
- Все в порядке, не переживай, - тут же обмолвился я на извинения джентри. Собственно, ее я и собирался искать. – Как только леди Аррен проснется, передай, что сегодня я хочу пообедать с ней на террасе. И распорядись, чтобы нам там накрыли стол.
Кивнув прислужнице, я вновь развернулся, но в покои свои пройти не успел. Матушка настигла меня первая. Обратив внимание на мой внешний вид и дверь, у которой я стоял, леди Нортон глубоко вздохнула и обеспокоенно заметила, что леди Аррен пытается манипулировать мной, и у нее это получается. Что ж, настроение у меня было хорошим. И я не позволил его себе испортить, лишь улыбнувшись матери. Не считаю нужным объясняться с ней и уж, тем более, оправдывать свои поступки. Я провел ночь там, где посчитал нужным. На этом беседа завершилась и я, поцеловав матери руку, наконец-то достиг своих покоев. Быстрые приготовления, теплая ванна, новый кафтан. Вскоре я уже направлялся в город.

Ближе к обеду, когда я уже вернулся в Хайгарден, внезапно объявился лорд Арно. Разумеется, я тут же распорядился привести его в кабинет и сам направился туда же. Что же он принес мне? Новые сплетни любопытной прислуги или факты, которые раз и навсегда поставят точку в этой неприятной истории? Графиня вчера казалась такой искренней,  что мне уже не приходилось сомневаться в ее невиновности. Одного хотелось: чтобы об этом узнали и остальные. Однако лорд Арно добрых вестей не принес. Вернее, так мне сначала показалось. С присущей ему неуверенностью (аля он лишь передает, а я принимаю решения), он сообщил о новой череде нелепых слухов. Якобы кто-то из девушек видел садовника Робина в покоях графини сегодня ночью. И тут я засмеялся. Разумеется, Арно ничего не понял, но он никогда и не ратовал за правдивость этих слухов, потому спокойно подождал, пока моя реакция пройдет, и только после одарил меня вопросительным взглядом.
- Ты видел Робина? – встав с кресла, спокойно протянул я, на что лорд кивнул. – Скажи…, мы с ним похожи? Хоть какое-то сходство есть? – Арно пожал плечами, но затем отрицательно покачал головой. Юный Робин и ростом был ниже меня, и меньше по всем параметрам. – Нет. Я с тобой согласен. Так велика ли вероятность, что его могли спутать со мной? Впрочем, это уже неважно. Я хочу знать, кто сообщил тебе об этом, - видя, что Арно собирается возразить (по причинам, которые я прекрасно понимал, но которые были неуместны в данной ситуации), я вскинул ладонь, этим жестом останавливая бессмысленный поток слов. – Я сейчас не просил.

Тяжелый громкий топот пронесся по коридору, словно здесь ровным строем вышагивала целая армия. Но армии не было, всего три человека, я и двое стражников, направлялись сейчас прямиком к корпусу для прислуги. Правда, которую открыл мне Арно, все расставила на свои места и приоткрыла занавесу тайны. Как просто все было. Но я не замечал. Ослепленный ревностью и злостью, я предпочел отвернуться от жены и приблизить к себе того, из-за кого все и началось… Она беременна, - повторял себе я, раз за разом, дабы не сорваться и не совершить опрометчивый поступок. Впрочем, вчерашний вечер с леди Аррен привнес немного спокойствия в мою душу, я обрел терпение, которого бы мне не достало, выяснись все несколько дней назад.
Мое появление в сопровождении стражников вызвало у Анны волну недоумения. Девушка встала и, машинально прикрывая живот руками, сделала несколько шагов назад. Я же, напротив, приблизился, смотря ей прямо в глаза, словно пытался прочитать в них всю правду и все причины, по которым был совершен настолько гнусный поступок! Анна не глупа, она сразу поняла, что лживая история, которую она постаралась разнести по всему Хайгардену, наконец-то разбавилась яркими оттенками правды. И снова слезы, снова мольбы. Как же я устал от этого.
- Скажи спасибо своему пока не родившему ребенку и Робину, который вопреки всему сделанному и сказанному, все еще желает на тебе жениться.

Отредактировано Edward Barateon (2015-07-27 07:05:46)

+1

28

- Входи… – недовольно буркнула Роксанна заслышав голос джентри. Дверь в покои тихо приотворилась и пропустила Рашиду, которая привычно приступила к утренним хлопотам. Вылив ведро воды, женщина отправилась за следующим, оставляя подопечную нежится в постели.
Роксанна лениво потянулась и не открывая глаз попыталась нащупать мужа. Рука лениво исследовала пустую подушку. Недовольно поморщившись, графиня всё же приподнялась. Отбросив с лица спутанные пряди волос, Роксанна вопросительно взглянула на пустующую сторону кровати. Не почудилось ли? – закралось волнительное предположение, но тут же ищущий взгляд обнаружил графин и два кубка, которые этим покоям не принадлежали. Нет, не почудилось! Было же, было!!! – Роксанна упала на спину и довольно улыбаясь сладко потянулась.
Полежав с раскинутыми руками пару мгновений, графиня уже привычно переместила руки на живот и затихла. Конечно, ощутить ещё что-либо не было абсолютно невозможно, но она верила...нет, она знала, что не одна! И сегодня ей было что предложить малышу: огромный прекрасный мир, свою любовь и заботливого отца... РОксанна больше не будет волноваться и истязать себя. Пускай гроза ещё и не миновала, но вчерашний вечер доказал – она не безразлична мужу, а значит всё будет хорошо, всё наладится. Когда родиться -  наверняка будет похож именно на Эдварда, так же, как и Норин, Роланд… Сладкие мечтанья оборвала та же Рашида. Она закончила с наполнением ванны и наконец-то решилась поторопить не в меру разленившуюся хозяйку, посвятив её в планы на обед.

Ей хотелось увидеть мужа раньше, но как выяснилось он уже уехал в город по делам. Откуда и бралась эта зависимость! Вздохнув, Роксанна отметила про себя, что совершенно не слушает мистера Свонна, который старательно пытался до неё донести мысль, что им стоит обратить внимание на ремонт восточной стены замка и нанять рабочих уже сегодня, дабы успеть до сезона дождей.
- Да, я согласна с Вами…– наконец-то ответила она на вопросительный взгляд, которым Свонн буравил её всё это время легкой задумчивости. Ну как ей можно было объяснить этому старику, что не до плесени ей на стене и не до дождей…Услышав горн, Роксана вздрогнула и бросила взгляд в сторону подъездного двора, который, увы был скрыт от её взора за высокой стеной. Вернулся!
-  Найдите рабочих и после того, как пообщаетесь с ними скажите мне о какой сумме идёт речь…- желая отделаться от назойливого старика, тут же продолжила она и стараясь не торопиться отправилась повидать мужа.
К сожалению, она была не единственной, кто имел такое желание.  Издали рассмотрев сухощавую фигурку Арно, Роксанна уверенно свернула на боковую аллейку и рассержено зашагала в сторону заднего дворика. Вот проныра! Везде ему надо быть! Что он всё вынюхивает!!! Отчего-то ей было неохота попадаться ему на глаза. Как будто и её маленькую тайну он мог невзначай узнать.
Результата этой встречи она решила дожидаться у себя в покоях. То, что ничего хорошего появление Арно не сулит она знала, но слова подоспевшей Рашиды всё же её смогли удивить.
- Со стражниками? – переспросила Роксанна, растерянно взглянув на джентри. Такой поворот был довольно неожиданным даже для её предположений.
- Да, именно так. И знаешь Его Сиятельство был таким…таким… - торопливо постаралась подобрать нужнее слово женщина, хотя Роксанна и так хорошо представила каким он мог быть в такой момент. Рассерженным, мрачным…
- Решительно настроенным! – наконец-то выпалила Рашида и заискивающе взглянула на подопечную, ожидая её распоряжений.
Что ж, оставалось только надеяться, что эта процессия не предназначалась для ни в чём неповинного садовника. Вздохнув, Роксанна отправилась на террасу к дожидающемуся их обеду, дабы так же терпеливо ждать…

+1

29

Тяжелый топот нарушил тишину в моих покоях. Я быстро открыл дверь, ведущую на террасу, и увидел супругу, которая мирно ожидала нашего совместного обеда. Сперва я остановился и даже как-то замер, не сводя глаз с графини. Многое открылось несколько минут назад и стало лишним подтверждением моей же собственной ошибки. Впервые я был рад ошибиться. Потому вскоре сосредоточенный взгляд сменился широкой улыбкой и блеском радости в глазах. Несколько шагов вперед, и вот я уже крепко обнимаю леди Аррен, словно не видел ее несколько дней, как минимум. Графиню я так и не отпустил, лишь слегка отстранился и уже вблизи с особым наслаждением взглянул на ее прекрасные черты лица.
- Ты очень красивая, Роксанна, - наконец-то с улыбкой все же протягиваю я, после чего целую жену в губы. Увы, не поэт, красноречивые речи, воспевающие женскую красоту – явно не мой конек. Но и это был прямой комплимент. Правда. Истина. Так нужны ли лишние слова?
Глубоко вздохнув, я наконец-то отпустил супругу, но руки мои по-прежнему касались ее плеч. Что послужило причиной такой радостной встречи? Доказательства! Доказательства невиновности леди Аррен в тех подлых поступках, в которых ее умудрились обвинить. Несомненно, я поверил жене, но наличие неопровержимых фактов, вести о которых так же скоро разойдутся по всему Хайгардену (уж Арно постарается), как нельзя лучше способствовали нескончаемой радости. Теперь не только вера была на моей стороне, но и доказанная правда. Однако правда эта имела свои последствия. Не удивительно, что с каждой секундой безмолвного созерцания улыбка моя становилась все меньше и меньше, а потом и вовсе погасла. Наконец-то оторвавшись от глаз графини, я наклонился и, сжав ее ладони, крепко поцеловал их.
- На самом деле, я расстроился сегодня, - честно признался я, и сменившееся выражение лица это подтверждало.
Пусть сплетни касались графини, все всем случившемся была исключительно моя вина. Я спровоцировал, я сделал только хуже. Леди Аррен расплачивалась за мои же поступки, а я нещадно обвинял ее во всех грехах и верил постороннему человеку. Так можно ли долго радоваться открывшейся правде? Извинись, нужно извиниться, - крутилось в голове, я буквально повторял слова Томаса, который советовал сделать тоже самое. Тогда я посчитал, что извиняться должна Анна или Арно со своими недостоверными сведениями, однако сейчас, стоя перед женщиной, которая слезами платила за мои похождения, я понимал, что виноват. А раз виноват, значит нужно извиниться, как бы тяжело это ни было для такого человека, как я.
- Прости меня, - наконец-то тихо выдавил из себя я, после чего мои губы дрогнули в еле заметной улыбке. – Мне ни разу не приходилось сталкиваться с подобным, потому я лишился терпения и уже не мог реагировать на все происходящее сдержанно. Прости. И поверь, я никогда больше тебя не обижу. У меня есть подарок!
Все еще сжимая ладонь супруги, я повел ее к дивану и побудил усесться. Сам сделал тоже самое, а затем, из-под подушки, достал шкатулку небольшого размера и протянул ее леди Аррен. Внутри она смогла увидеть жемчужное ожерелье.
- Возможно, подарок не самый оригинальный, – как только графиня открыла шкатулку, я тут же улыбнулся. - Но чем-то он послужит напоминанием о нашем пребывании на том острове. Ведь все было не так уж и плохо.
И это мягко сказано! Все изменилось. Остров стал началом чего-то нового…

+1

30

От задумчивого созерцания вида открывающегося с террасы, Роксанну отвлекли торопливые шаги. Развернувшись, она увидела в дверном проеме мужа. На несколько мгновений воцарилось тягучее молчание. Крепко сжимая перила позади себя, графиня лихорадочно пыталась угадать какую весть принёс он в этот раз, но лицо мужа оставалось непроницаемым и ей оставалось лишь ждать. Наконец-то, когда казалось нервы уже звенят подобно натянутой струне, он внезапно, в пару шагов, сгрёб её в объятья, красноречивее всяческих слов заверив, что всё в порядке...
- Спасибо, Эдвард…- с облегчением ответила она на сказанный мужем комплимент, а про себя ещё поблагодарила и Господа, за то, что уберег их шаткое взаимопонимание от очередного скандала.  Вдоволь насладившись поцелуем, Роксанна одарила мужа искренней улыбкой и с интересом наблюдала а происходящими изменениями в его поведение. Признаться, она и предположить не могла, что они будут насколько…разительными.
Роксанна ещё хорошо помнила историю с ядом, ровно как и её завершение. Тогда Баратэон не придал особого значения её разрешению, попросту успокоившись когда правда была раскрыта. Но теперь…его прикосновения, его взгляд, его слова - они были насколько искренними, что Роксанне и самой стало как-то неловко. Она подумала, что своим поведением, гордыней наверняка подстрекала его к подобным выводам, только вот объяснить своё поведение она всё ещё не могла. Какими словами нужно заявлять мужу, что делить ни с кем она его не хочет? Вот и Роксанна не знала.
-  И ты меня прости…я постараюсь больше не давать повода для возникновения подобных слухов. – наконец-то произнесла она, хотя ещё не знала, как это сделать. Впервые Роксанна подумала, что общая спальня её родителей – такой нетрадиционный вид обустройства быта супругов - это было не только доказательство их любви или потребности быть ближе. Ильхан был жутко ревнив и, быть может, таким образом он сохранял собственной покой от всяческих тревожных мыслей и домыслов...
Так или иначе, Баратэонам же предстояло верить друг другу на слово и периодически терпеть возникающие слухи…Кстати, а кто же это был всё-таки? … Она уже хотела было озвучить этот вопрос, но в руках мужа внезапно появилась коробочка. Ахнув от удивления, Роксанна с неподдельным восторгом взглянула на украшение. Ей и самой было сложно ответить, что нравилось ей больше: умение Баратэона вот так неожиданно преподносить подарки, либо же его отменный вкус, благодаря которому каждая вещь неизменно вызывала искреннее восхищение. 
- Поможешь? – с улыбкой спросила Роксанна и, повернувшись к мужу спиной, убрала шаль. Ощутив нежное прикосновение его пальцев, она незаметно вздрогнула и не без удивления отметила, что даже такое простое касание вызывает у неё...некие мысли. Совершенно неуместные в данной ситуации...
Повернувшись к мужу вновь лицом, она с улыбкой пальцами пробежалась по не успевшему ещё перенять её тепло ожерелью и вопросительно взглянула на мужа:
- Ну как? Мне идет? -  игриво спросила она, но тут же рассмеялась и, обвив шею Эдварда руками, припала к его губам поцелуем. 
- Спасибо. Оно великолепное... – наконец-то, когда хватило сил оборвать сладкий поцелуй прошептала она, глядя на мужа искрящимся от счастья взглядом. Внезапно, её веселье слегка поугасло, а во взгляд вернулась некая задумчивость. Разомкнув объятья, она рассеянно взглянула на стол, как будто искала поддержки в таких простых, обыденных вещах.
- Ты наверное проголодался? – поинтересовалась она, наполняя кубок с вином. Графиня хотела протянуть его мужу, но внезапно поставила кубок обратно и опять внимательно посмотрела на мужа, явно решаясь на что-то. Заметив, что перемена настроения не ускользнула от его внимания, а значит и отступать уже некуда, Роксанна медленно поднялась, оставляя мужа сидеть на диванчике. Максимально приблизившись, она взяла его лицо в свои руки, как делала это вчера ночью и доверительно заглянула в его глаза
- У меня тоже…тоже есть подарок для тебя... – наконец-то прошептала она. Её ладони скользнули ниже, завладели рукой графа и легонько разместили её у себя на животе.
- У нас будет ребенок, Эдвард… – наконец-то тихо произнесла она. Впервые вголос признавшись об этом миру.

+2

31

- Ты и не давала. Так вышло, - пожал плечами я, пытаясь не сосредотачиваться на том факте, что вина полностью лежит на моих плечах. Графиня же приняла на себя удар, от того мне хотелось забыть обо всем произошедшем и забыть поскорее.
Благо, леди Аррен не стала задавать лишних вопросов (я бы ответил, она имеет право знать, но лучше позже, когда все в голове уляжется), не стала продолжать тему, и с удовольствием переключилась на мой подарок. С улыбкой я наблюдал, как супруга открывает шкатулку, и был искренне рад видеть неподдельный восторг в ее глазах. Графиня светилась от счастья, и это состояние создавало яркий контраст на фоне предыдущих дней. Сколько печали, сожалений и злости. Зато насколько спокойно сейчас, - с этой мыслью я пододвинулся ближе и помог Роксанне застегнуть ожерелье. Мои пальцы аккуратно коснулись ее бархатной кожи. Разумеется, удержаться было невозможно, от того, как только просьба была выполнена, я наклонился и коснулся губами плеча жены. Через пару секунд она уже вновь сидела ко мне лицом и демонстрировала новое украшение.
- Безупречно, - протянул я, смотря не столько на ожерелье, сколько на саму леди Аррен.
Благодарный поцелуй был донельзя сладок. Не без удовольствия я ответил, обвивая супругу обеими руками. Мне вообще нравились подобные перемены, когда такие вот приятные действия со стороны Роксанны постепенно становились нормой. Она больше не смущалась, не проявляла неуверенности, я видел, что ей комфортно рядом, но если раньше не задумывался о причинах, сегодня невольно начал их понимать. Женщину невозможно приручить. Ее можно держать рядом силой, но нельзя заставить играть подобным образом: так радоваться подаркам, так благодарно целовать и настолько терпеливо сносить все несправедливые обвинения. Так что же это? Казалось, ответ был совсем близко, но леди Аррен отвлекла меня, обратив внимание сперва на трапезу, а затем и на свое поведение. Склонив голову, я одарил супругу вопросительным взглядом, но спрашивать ничего не стал. Видно, что она пытается что-то сказать, но давить не стоит, ведь это что-то явное дается непросто. И вот настал момент, когда она сама заговорила. Признаться, речь супруги показалась мне весьма интригующей. С улыбкой я проследил за ее действиями, удивленным мычанием встретил слова об ответном подарке.  Когда она успела? Что же меня ждет? В какой-то момент моя рука, управляемая Роксанной, легла на ее живот. Но даже это я никак не связал с подарком. Зато последующие слова обрушились на меня, подобно шторму. Не уверен, что сразу понял смысл сказанного, и это недоумение полностью отразилось на моем лице.
- Что? Но ведь…, - смотря на жену снизу-вверх, я осекся, после чего, явно все еще пытаясь осознать суть сказанного, я опустил голову и посмотрел на живот. 
Моя ладонь не дрогнула, а слова оказались настолько неожиданными, что мне потребовалось время для того, чтобы все понять. Разумеется, первая мысль: это невозможно. Именно ее я пытался донести до леди Аррен, но вовремя остановился. Не хотелось лишний раз напоминать жене о ее неспособности родить, в которой я не сомневался. Но сейчас мне вполне уверенно говорили об обратном. Легкое замешательство объяснимо. Спустя буквально несколько секунд я начал оживать. Информация переварилась. Графиня не стала бы мне сообщать о подобном, если бы сама не была уверена. Так неужели произошло чудо? Это то, во что хотелось верить, вопреки своим прошлым убеждениям (о детях ведь никто из нас и не думал). И я поверил. Моя ладонь, все еще покоящаяся на животе супруги, легла увереннее. Я вновь поднял голову, демонстрируя улыбку человека, который постепенно начал осознавать всю величину радости обозначенного события. Могло ли что-то сегодня сравниться с таким подарком? 
Спустя столько лет я вновь слышу эти прекрасные слова, слышу от женщины, которую…
- Это же прекрасно. Роксанна! – восторженно протянул я, перебивая собственные рассуждения. После я резко поднялся и подхватил жену, невольно приподнимая ее над уровнем пола. - Какая чудесная новость!
Ноги супруги вновь коснулись пола, я же крепко обнял ее, губами прижавшись к шее. И замер. Дело тут не только в предстоящем отцовстве. Всем сердцем я радовался тому, что возникло между нами, тому, что было, будет и, в принципе тому, что вообще наконец-то осознал это! Прибавить новость о ребенке – я и вовсе могу считать себя чуть ли не самым счастливым человеком на всем свете. И все в один день. Нет сомнений, о своей беременности Роксанна узнала  не сегодня, а гораздо раньше. И я не злился за это молчание. Что я мог сказать ей вчера или позавчера? Обвиненная в связи с садовником, она бы быстро стала объектом моей ненависти. А мой ли это ребенок? Зато сейчас, когда в верности супруги я не сомневался, мне удалось по достоинству оценить эту новость! Беременна. От меня. Еще одна причина для гордости и усмирения мужского эго. Я подарил ей то, чего не мог подарить покойный супруг. Она узнает, что такое материнство. Уже только эта мысль вызывает волну радостных эмоций.
- До сих пор слов не нахожу. А сколько переживаний за последние дни. Мне так жаль, Роксанна. И я благодарен тебе за то, что ты это перенесла и от меня не отвернулась, хотя могла, учитывая положение. Что ж, зато теперь понятно, почему тебе нездоровилось, - наконец-то оторвавшись от леди Аррен, с улыбкой протянул я, после чего коснулся ладонью ее щеки. – А я волновался, думал, ты заболела. Хотя я и сейчас волнуюсь, притом еще больше прежнего. Знаешь, что меня успокоит? Слова лекарши о том, что все хорошо.

+1

32

Смятение графа, растерянность во взгляде, неясный ответ – всё это озадачило Роксанну. Улыбка на её лице угасла уступив место внимательной осторожности, а мысли стали молниеносными, встревоженными. Действительно, а с чего она взяла, что новость обрадует его? То, что для неё было чудом вполне могло показаться для Баратэона лишними, ненужными хлопотами. Они не молоды, и у графа уже были дети. И сын, и дочь…Появление на свет ещё одного мальчика может расцениваться как риск возникновения неких распрей меж наследников. Боже, неужели он делал всё это только из-за уверенности, что я не забеременею?!...Некстати вспомнился и откровенный разговор на острове, после которого всё произошло. Тогда она призналась, что не может иметь детей и он не огорчился: сказал, что знал. Графиня тогда почувствовала облегчение избавившись от гнетущей тайны, но как знать, быть может, он испытал такое же чувство. Быть может то и была радостная весть, а не это?
Кто его знает к чему бы привели сомненья графини, случись ей остаться наедине со своими мыслями, но, благо, всё произошло иначе.
- Тише, Эдвард, тише...услышат ведь… – с облегчением рассмеялась Роксанна обнимая его за плечи столь внезапно оказавшись оторванной от земли. Отчего-то ей всё ещё не хотелось разглашать это. Слишком много сомнений, да и события недавних дней могли сгоряча породить новые слухи. Вскоре её вернули на место, но муж не успокаивался, заставляя её радостно улыбаться вместе с ним.
- Да, я тоже очень волнуюсь. – честно призналась Роксанна, слегка опечалено вздохнув. Но, пожалуй, глупо было продолжать прятаться от правды и она была согласна с мужем: настал час узнать всё как есть…и есть ли вообще.
- Ведь это всё только признаки. Меня не осматривали и я очень боюсь услышать…- графиня замолчала, не в силах озвучить самые ужасные предположения. Она даже слегка пожалела, что так обнадёжила мужа. Может, стояло подождать пока всё более проясниться? Но как хотелось поделиться этой радостью! …или надеждой на радость…

Граф недаром сказал «лекарша». Дородная повитуха в своё время успешно приняла Норин и Роланда и оттого чувствовала себя довольно уверенно, а её появление в Хайгардене наверняка не останется незамеченным. Но все эти мысли были второстепенными в голове у графини. Боясь даже вздохнуть лишний раз, дабы не пропустить чего-то очень-очень важного она послушно выполнила все указания повитухи, дала себя осмотреть и честно ответила на все вопросы, часть из которых была очень интимного характера (на этом месте Роксанна всё же запоздало оценила заботу мужа, порадовавшись что на её месте не Робитэйл).
Отчего-то Клоди (так её называл граф при знакомстве) напрочь игнорировала заметно присмиревшую Роксанну. В ней не было и капли лести, а её движениях предупредительной осторожности. Как будто она этим подчёркивала, что графини меняются, а Клоди остаётся. Следуя этому же правилу, она сразу же после осмотра отправила Рашиду за Его Сиятельством, даже не удостоившись для начала что-либо объяснить самой графини или дать толком привести себя в порядок. Так Баратэон их и застал. Роксанна, сохраняя абсолютное молчание, сидела на своей кровати в халате как будто надумала ложиться спать среди белого дня и с какой-то опаской поглядывала на недружелюбную повитуху, а на её прикроватной тумбочке появилась парочка закупоренных склянок.
- Здесь ещё рано о чём-либо судить наверняка. – без особых сантиментов сразу же заявила Клоди, не без удовольствия щедро намыливая руки атлантийским мылом с тонким ароматом жасмина. Казалось, дай ей волю и она намылится им вся, как будто можно было намыться в жизни наперёд.
- Конечно, некие признаки заставляют полагать, что беременность есть, но…- повитуха наконец-то с некой неохотой закончила мыть руки и принялась вытираться полотенцем, которое подала ей Рашида. Окинув Роксанну скептическим взглядом, она вновь взглянула на Эдварда. Видимо, она не сильно верила в возможности графини понести впервые в её без малого тридцать три года, а уж тем более благополучно выносить или родить. 
- В любом случае, стоит поберечься и выждать некоторое время. Побольше отдыхать, исключить всяческие волнение, принимать настойки что я вам оставляю... Через месяц можно будет уже судить наверняка. – беспристрастно подытожила Клоди, не утруждая себя обнадёживать графиню. Попрощавшись, она в сопровождении Рашиды покинула покои, оставляя супругов наедине.
Быть может, это было вполне правильным: не давать тщетных надежд. На самом деле Роксанне не объявили чего-то такого уж плохого, но она заметно приуныла. Уверенность в своём положении как-то поблекла, а в глазах мужа она чувствовала себя теперь чуть ли не обманщицей.

+1

33

Сомнения графини был вполне обоснованными, учитывая совсем маленький срок, на котором выявить беременность практически невозможно. Однако, она ждала этого так долго, что не стала бы обременять себя (да и меня тоже) бессмысленными надеждами, если бы не чувствовала присутствия кого-то третьего. В это я верил, а потому, на все сомнения супруги, которые возникли явно от нежелания меня обмануть, я ответил лишь доброй улыбкой, после чего поцеловал Роксанну в висок. Никто не скажет точнее женщины. В это мне уже пришлось убедиться.
И все же я настоял на осмотре. Притом не столько для того, чтобы подтвердить сам факт беременности, сколько для того, чтобы убедиться в полнейшем здравии леди Аррен. В Хайгарден приехала повитуха по имени Клоди, которая, несмотря на весьма специфический характер, ассоциировалась у меня исключительно с самыми замечательными моментами в моей жизни. Рождение Роланда, рождение Норин… В этой женщине я не сомневался, потому по ее же первому требованию покинул покои графини, предварительно, в знак поддержки, поцеловав супругу в щеку. Пока проходил осмотр, я позволил себе отвлечься на некоторые дела. Даже пообщался с Томасом, но об истинной причине прихода Клоди, которую он тоже знал, пока не рассказывал. И вот, как раз в процессе беседы о делах насущных, к нам подошла Рашида. Кивнув другу, я незамедлительно отправился в покои супруги, пусть и не ожидал услышать какого-то определенного ответа. Роксанна сидела на кровати. Клоди, в присущей ей манере, отчиталась только передо мной. И мне этого показалось чудовищно мало. Бросив супруге что-то вроде «я сейчас», я вышел следом за прислугой.
- Клоди! – окликнул я повитуху, которая еще не успела скрыться. Женщина остановилась и повернулась ко мне лицом. - Я бы хотел услышать более четкий ответ.
- Каких ответов Вы ждете на такой ранней стадии, милорд? – вполне справедливо заметила Клоди, но увидев строго выражение моего лица, тут же глубоко вздохнула и продолжила. Она любила факты, свои предположения высказывала неохотно, но именно они всегда оказывались правдой.  - Я могу судить лишь по симптомам и обстоятельствам. Если опираться от этого, то Ваша супруга, скорее всего, беременна.
- А как ее общее состояние? – этот вопрос интересовал меня ничуть не меньше. Если предположить, что Роксанна, действительно, беременна, сможет ли она выносить этого ребенка, учитывая возраст и то, что все это впервые?
- Леди Аррен абсолютно здорова, - успокоила меня Клоди, а после даже одарила улыбкой.
Сообщив повитухе о том, что отныне она будет наблюдать графиню Бэйлора, я кивнул и вернулся в покои. Леди Аррен все еще сидела на кровати. Ее глаза, сияющие от радости на террасе, начали потухать, явно заполняясь новыми сомнениями. Я же, напротив, не сомневался, и наглядно демонстрировал это. Улыбнувшись так и не вставшей с постели жене, я медленно подошел ближе и как-то задумчиво провел пальцами по ее щеке. Если все это правда, то почему именно сейчас?
- Неважно, кто и что говорит, Роксанна, - с мягкой улыбкой протянул я, продолжая поглаживать щеку супруги и попутно просто любоваться ее лицом. -  Главное, что ты чувствуешь сама. Так чувствуешь ли ты, что носишь моего ребенка? Если да, значит, так оно и есть.
Глубоко вздохнув, я наконец-то отвлекся, но лишь для того, чтобы налить в кубок немного воды и вновь вернуться к супруге. Я присел рядом на край кровати и протянул ей кубок. Неужели она не чувствует? Неужели она позволит сомнениям испортить столь знаменательный момент? Впрочем, правда это, или лишь плод воображения, моего отношений к ней ничто уже не изменит. Хотелось, чтобы жена и это тоже понимала.
- Как тебе Клод? Интересная женщина, знаю. Но она мастер своего дела, потому я попросил ее приглядывать за тобой. Мне нужно отлучиться. Боюсь, меня не будет в Хайгардене допоздна. А вот тебе нужно отдыхать, - после этих слов я забрал у супруги уже опустошенный кубок, а после окинул взглядом покои. – Если вдруг заскучаешь, мои покои в твоем распоряжении.
В очередной раз улыбнувшись, я наклонился и поцеловал Роксанну в щеку. Иногда приятно возвращаться в не пустую постель.

+1

34

- Ты уезжаешь? Опять? - наконец-то оборвала молчание Роксанна, торопливо положив ладонь на его предплечье. Ей казалось, что она только что обрела мужа, а он опять убегает. Ведь они так долго не были наедине, не говорили...и все эти новости, эти мысли! Быть может, в глубине души, леди Аррен боялась попросту оставаться наедине со своими размышлениями, своими сомненьями, которые наверняка надоедливым роем будут кружить в её голове невзирая на её попытки отвлечься. Только его присутствие, его прикосновение могло самим волшебным образом дарить спокойствие и она сейчас так в этом нуждалась…
Конечно, такое поведение не выглядело достойно. Она была не маленькой девочкой и прекрасно понимала это и уже успела пожалеть, что не сдержалась. У Баратэона есть свои дела, а с ней ничего такого не происходит, что требует его присутствия.  Вздохнув, Роксанна приказала себе успокоиться и убрала руку.
- Понимаешь, я уверенна…я верю, что это так.  Моя одежда…и это утренняя слабость…А ещё...я не могу объяснить это. Просто я знаю…- попыталась оправдаться перед мужем Роксанна, но произнесённые слова показались ей же неубедительными.  Странное дело, будучи мыслями они выглядели куда более правдоподобными, но не сейчас…уже нет. Не была ли её вера лишь чувством того, что так и должно быть? Много лет она надеялась, но даже потеряв надежду наверняка подсознательно всё так же хотела ребенка. У неё появился любимый мужчина, отношения…так не дорисовало ли её воображение, для полноты картины, ещё и малыша?
- Знаешь, не надо никому говорить об этом…пока. Не хочу, чтобы все…- не договорив, Роксанна прикусила губу и отвернулась. Как всё-таки это сложно. Слишком много эмоций и они берут верх. Вздохнув, Роксанна отпила ещё воды, поставила кубок на место и решительно поднялась.
- Пожалуй, я тоже займусь своими делами. – решила сменить тему Роксанна. Обернувшись к мужу она постаралась как можно более искренне улыбнуться ему. Вышла вполне бодрая улыбка, хоть и слегка виноватая.
- Знаешь, у нас там стена восточная треснула. Мистер Свонн сказал, что к осени она потечёт и…и…какой ж он занудный! – внезапно отклонилась она от рассказа и рассмеялась. Не стояло расстраивать мужа перед поездкой. Она видела его настороженный взгляд и не хотела его отпускать таким.  Впрочем, графиня совсем не хотела его отпускать, но намерена была поступить иначе, поэтому проследовала к своему шкафу, уверенно распахнула дверку и принялась выбирать себе платье (не в халате же ей быть оставшуюся часть дня!)
- Он всё ворчит и ворчит, что она обязательно потечёт. Невозможно отделаться просто! "Ваше Сиятельство, серебро вычищено, бельё привезли, на ужин кролик,... но стена потечёт!" - произнесла она шутливо понизив голос и копируя манеру произношения старика, в то же время как её пальцы ловко перебирали наряды.
- Пообещай, что не будешь задерживаться… - наигранно-капризно потребовала она на минутку отвлёкшись от процесса и, высунувшись из-за открытой дверки шкафа, вопросительно взглянула на мужа.
Хотелось, чтобы всё было как раньше, а иначе от ожидания подтверждения можно сойти с ума…

+1

35

- Все будет хорошо, Роксанна. Я тебя ни разу не подводил, так, может, и в этот раз не подвел, м? – внезапно пошутил я, дабы хоть немного развеять сомнения жены.
Пожалуй, такие отношения были для меня чем-то непривычным. Когда хочешь быть рядом, поддерживать, когда это, действительно, нужно. Раньше все было проще. Дела имели первостепенное значение. Приоритетное. Никто не смел возражать. Никто не смел возмущаться. Жена ждала меня в Хайгардене столько, сколько было нужно, и по возвращению встречала без лишних вопросов, с должным радушием и приветливой улыбкой. Норма. Сейчас же я не был уверен в том, что могу позволить себе проявить такое же равнодушие и к леди Аррен. Но и изменить привычный образ жизни, вот так сразу, тоже невозможно. Требовалось время. Да и дела не терпели отлагательств.
В поведении графини, несмотря на улыбки и даже смех, я видел не то разочарование, не то беспокойство. Оставалось лишь глубоко вздохнуть и молча наблюдать за действиями супруги, которая, кажется, всеми силами старалась отвлечься от подобного поворота событий и предстоящего одинокого дня. Но я ничего не мог с этим поделать, разве что оказать должную поддержку сейчас и подбодрить. Потому через пару минут я все же встал и медленно подошел к леди Аррен, которая все еще подбирала наряды. Дабы немного успокоить жену, пытающуюся отбросить навязчивые мысли о неудаче, я провел ладонью по ее спине и, как только Роксанна повернулась ко мне лицом, улыбнулся.
- Я хочу, чтобы ты придерживалась советов Клоди. Потому давай поступим так. Позволь заняться всеми этими вопросами леди Нортон. Я скажу, что тебе нездоровится. Поверь, она с удовольствием пообщается со Свонном. Ты же поспишь, отдохнешь, а я вечером приеду и…, мы что-нибудь придумаем. 
И вновь на моем лице улыбка. Возможно, устрою какой-нибудь сюрприз выспавшейся днем супруге! Что угодно, лишь бы она не чувствовала одиночества или, что еще хуже, не думала, что вчерашних слов я не услышал. Услышал, от того отвлекался на дела с тяжестью на сердце, но был готов искупить свою вину. Вечером. И переживать ей вредно. Покой нужен, - дополнило сознание. Улыбнувшись собственной же мысли (даже надежда вызывала исключительно радостные эмоции), я глянул на гардероб супруги и кивнул в сторону алого платья, которое почему-то привлекло мое внимание. Этим жестом я помог Роксанне определиться с выбором, если, конечно, она прислушается к этому безмолвному совету. Но было и еще кое-что. Одна идея неизменно порождала другую. Графиня могла использовать свое время не только для отдыха, который, так или иначе, начинает надоедать. Старые воспоминания пришлись весьма кстати.
- Если вдруг тебе будет нечем заняться, то я дам тебе задание, - загадочно улыбнувшись, протянул я, после чего обхватил графиню уже обеими руками и прижал к себе, смыкая пальцы в замок за ее спиной. - Помнишь свой самодельный календарь и наш спор на том острове? Я старательно делал вид, что забыл об этом, ведь ты выиграла. Потому потрать свободное время, обдумывая тот самый вопрос, честный ответ на который хочешь услышать от меня. Как тебе?
Тихий спокойный вечер и немного откровений. Это не совсем то времяпровождение, к которому я привык, но ради супруги готов периодически делать исключения!

+1

36

Не смотря на то, что слова графа "я тебя ни разу не подводил, так, может, и в этот раз не подвел" были в полной мере шутливыми, Роксанна отметила про себя, что доля правды определённо в них была. Уж кто-кто, а граф всем своим видом (и не только) вселял довольно твёрдую надежду, на то, что он-таки "мог".
- О, нет, ты не понял. Мне совершенно не сложно! - тут же заверила его Роксанна, слегка покраснев. Не хватало ещё чтобы он подумал, что леди Бэйлор ленивая или неуважительно относиться к почётному взрасту управляющего. Да и перекладывать на плечи леди Нортон задачу тоже не очень хотелось: наверняка та будет иметь на этот счёт свои соображения и явно нелестные относительно невестки.
- Тем более я уже распорядилась. Как только мистер Свонн найдёт рабочих он меня известит и скажет приблизительную сумму затрат. Ну пожалуйста, Эдвард…мне же целый день скучать… Обещаю кирпичи не таскать! – повиснув на шее шутливо заверила она мужа и, чмокнув в губы, одарила вредной улыбкой.
Проследив за взглядом Эдварда она остановилась на алом платье и, вытащив его из шкафа, задумчиво погладила великолепный шелк. Оно было сшито в лучших гасконских традициях, а потому, из-за достаточно облегающего силуэта и глубоко выреза, одним из первых сошло с дистанции. Хранила его Роксанна в надежде на то, что вернётся к своим прежним формам (когда ещё грешила на сладкое), ибо теперь вырез смотрелся уж слишком...откровенно.
- Это на меня теперь мало… – слегка смутившись призналась Роксанна и с легким вздохом повесила наряд обратно. От грустных мыслей её отвлекло внезапное предложение Баратэона и его объятья (впрочем, по важности события можно было смело менять местами).
- Было бы несправедливо с моей стороны умолчать тот факт, что проиграли мы оба, ведь я ставила на «послезавтра», а покинули остров мы в ту же ночь. Но мне очень хочется заполучить это право на вопрос, поэтому…– соблюдая интригу, она сделала вид, что обдумывает как ей поступить, хотя на самом деле решение уже приняла. – У меня встречное предложение: ты задашь такой вопрос мне, а я тебе. Как тебе?
Роксанне не хотелось отпускать мужа, хоть время давно уже пришло. Она явно задерживала его своей болтовнёй и тем самым, сама того не желая, отодвигала и момент его возвращения в Хайгарден. Всё же признавшись себе в этом, Роксанна неохотно разомкнула свои объятья.

+1

37

Удивительно, как все может измениться всего лишь за один день. Еще вчера мы не находили общего языка, лишь отстраненно приветствовали друг друга. Сегодня же, графиня вполне свободно прижималась ко мне, целовала, наше общение всем своим видом демонстрировало близкие супружеские отношения. Если можно так назвать то, что между нами происходило. И мне нравилось. Эта непринужденность и простота, с которой можно было подойти к жене и обнять ее. Месяц назад такое казалось невозможным. Для меня, по крайней мере.
- Ладно. Но не более того. Иначе в следующий раз запру тебя в покоях и стражников приставлю, - усмехнулся я, поддавшись на жалобные уговоры жены. Пусть она сомневается в своем положении, а мне рисковать совсем не хочется.
Лишним подтверждением беременности послужило то самое платье, внимание на которое я невольно обратил. Леди Аррен осторожно заметила, что оно отныне ей не по размерам. Мне оставалось лишь  улыбнуться, а еще я случайно бросил мимолетный взгляд на грудь Роксанны. Жена прекрасна, с какой стороны не посмотри… А ведь только начало.
- Ничего. Пусть кто-нибудь съездит в город и купит тканей. Тебе быстро сошьют новое, - протянул я, нехотя оторвавшись от соблазнительного вида.
Мне нравились атлантийские наряды, пестрящие изысканностью, но гасконские радовали глаз еще больше! Более открытые, более свободные, в них не нужно было прилагать никаких усилий для того, чтобы разглядеть всю красоту Роксанны Аррен. Потому особенно ценны такие наряды были вот в такие моменты, моменты уединения, когда никто не тревожит и не разделяет удовольствие от этих видов со мной.
- Только наоборот, - тут же кивнул я, соглашаясь, но только при условии, что сначала вопрос задает леди Аррен, и только потом – я. – Договорились!
Я не просто так затеял этот спор. На тот момент был один вопрос, задать который при обычных обстоятельствах мне не представлялось возможным. Сейчас же он потерял свою актуальность, мы стали гораздо ближе (если это так называется), однако, никогда не помешает узнать друг друга лучше. В общем, вопрос у меня был, а вот фантазия леди Аррен была куда более непредсказуемой. Мне оставалось лишь гадать и морально настраиваться. Ну а пока что меня ждали неотложные дела. Разумеется, возвращаться к ним было непросто, я все еще чувствовал свою ответственность перед супругой, а еще неумолимое желание остаться. Но ничего не поделаешь. И хоть жена разомкнула объятья, я все равно вновь обхватил ее руками и крепко поцеловал в уголок губ.
- Помни об отдыхе, Роксанна, - проговорил я, уже стоя в двери, и только после удалился. 

Несколько встреч и объезд города, во время которого я успел пообщаться с несколькими бэйлорширцами. Было приятно услышать о том, что жизнь налаживается, пусть люди и не расслаблялись, готовясь к любому развитию событий в королевстве. Казалось, дела занимали все мои мысли, но это не совсем правда. Нашлось место там и леди Аррен. На протяжении всей поездки, Томас был со мной, мы разговаривали, шутили, несколько раз я порывался поделиться с другом всем произошедшим, но столько же раз и осекался. Роксанна просила молчать. Но как же трудно скрывать свою радость от друга. Не только радость от новости о возможном прибавлении в рядах Баратэонов, но и просто… радость.
Вернулись мы не так поздно, как я предполагал. По дороге через двор я встретил садовника, но поприветствовал его лишь кивком. Проще сделать вид, что ничего не произошло, нежели смотреть на его синий нос и вспоминать, как занес над ним свой кулак. И ведь ничто уже не напоминало о тяготах прошедших дней, только несколько человек (тот самый Робин и Анна, которые ожидали отбытия в Хатфилд) в Хайгардене раз за разом возвращали меня к тем событиям. Конечно, измены не было, просто остался осадок после таких несправедливых обвинений и моей «слепоты».
- Лира! – окликнул я нашу экономку, как только добрался до второго этажа. Женщина тут же развернулась ко мне лицом. – Я хочу, чтобы завтра кто-нибудь отправился в город и накупил тканей. Самых лучших. Хорошо, если с утра.
Ничего не сказав, экономка лишь покорно кивнула. Я же развернулся и направился в сторону покоев. По правде говоря, не терпелось увидеть леди Аррен! Только при ее виде я в полной мере осознавал тот факт, что все происходящее – реальность.

+1

38

- Пожалей этих несчастных стражников… – хитренько сморщив нос, шутливо проворковала она, неотрывно глядя в глаза Эдварда. Нет, это определённо прекрасный день! Какой он…самый-самый…
Роксанна с огромным удовольствием наслаждалась вниманием мужа, стараясь не подпускать грустных мыслей. Она и подумать не могла, даже в самых смелых фантазиях представить, что Баратэон может быть таким. Слегка покраснев, она вспомнила как тогда, на острове, граф язвительно обозначил её отношение к их браку словами «бедная девочка, отданная замуж за жестокого деспота», со стыдом признавая, что от правды он был не так уж и далёк. Год назад, в глубине души, Роксанна действительно считала себя чуть ли не принесённой в жертву благополучию Атлантии, и сейчас, купаясь в его нежности и ощущении абсолютного счастья, графине было откровенно стыдно за те мысли.
- Договорились. Хорошо, не волнуйся, буду отдыхать. – заверила она мужа, проводив его хоть и слегка опечаленным взглядом, но с бодрой улыбкой на лице.
- Будь осторожен...

Слуги не знали когда граф вернётся и оттого не стали разжигать свечи в его покоях, и оттого единственным источником света в сгущающихся сумерках сейчас была свеча принесённая леди Бэйлоршир с собой. Сделав пару шагов вглубь, Роксанна остановилась небольшим пятнышком света среди комнаты и как-то неуверенно оглянулась вокруг, привыкая к полумраку.
Графиня никогда не замечала до этого насколько его покои огромны и неприветливы, а ещё…загадочны! Быть может, причиной такому обманчивому суждению послужило лишь плохое освещение, или тот факт, что леди Бэйлоршир никогда не бывала здесь без мужа, да и вообще наведывалась сюда не часто, но её не покидало чувство, что она делает что-то недозволенное. Это здорово подстрекало живой интерес, который то и дело прорывался сквозь пелену легкой тревоги.
Всё в его покоях было с точностью до наоборот, не таким как у Роксанны. И шкафы, и мебель и кровать …С интересом разглядывая окружение, графиня задержала свой взгляд на скрещённых под небольшим щитом саблях. Оружие выгодно украшало стену, подчеркивая принадлежность покоев к истинно-мужским и без труда привлекало взгляд. Заинтересовавшись, Роксанна подошла ближе и принялась с интересом изучать вычурный рисунок на рукоятях и щите, мысленно восторгаясь искусностью мастера.
Не удивительно что вскоре ей показалось этого мало и захотелось непременно подержать такую саблю в руке. Казалось возьми такую и самым волшебным образом сможешь прочувствовать как это: быть пиратом или отважным воителем! Воровато оглянувшись на входную дверь, Роксанна торопливо сомкнула пальцы на рукояти и попыталась достать саблю, но та не поддалась. Подергав туда-сюда и легонько пошатав, графиня заглянула под щит.  Убедившись, что сабли настоящие, Роксанна решительно поставила свечу на столешницу стоящего рядом шкафа и с удвоенной силой вцепилась в рукоять. Теперь это уже было делом принципа!
Но то ли кузнец предвидел, что однажды в покои графа влезет некая рыжеволосая леди с нездоровым интересом, то ли силёнок все же не хватало – сабля не поддавалась. Она заманчиво шаталась в креплении, чуть-чуть высовывалась, но тут же застревала, поддевая собой другую. Роксанна пробовала и так и сяк, и была уже готова бросить затею, но в тот же миг, раздосадовано дернув в последний раз, она услышала жалобный скрежет…
Вскрикнув, Роксанна еле успела отскочить в сторону, когда конструкция рухнула на пол. Ошарашенно сжимая отвоёванную саблю (она напрочь позабыла зачем она ей сдалась и что она там повоображать хотела!), графиня проследила испуганным взглядом за укатившимся щитом. Описав какой-то неуверенный полукруг, извещая при этом о случившимся набатным звоном, щит остановился аккурат посреди покоев.
Из ступора графиню вывел звук стремительно приближающихся шагов по коридору. Подавив в себе желание воспользоваться заведомо провальной идеей - спастись бегством через террасу,-  Роксанна бросила саблю и подбежала к кровати. Торопливо сбросив туфли, она прямо в халате юркнула под одеяло как раз в тот момент, когда дверь открылась и одарила мужа неподдельно-испуганным взглядом.
В её идеальном плане " я тут не при чём" был лишь один маленький недочёт - свеча, которая так и осталась освещать место преступления.

+1

39

Признаться, я чувствовал сильную усталость, потому был рад спокойному времяпровождению с женой, несмотря на то, что предстоящие откровения вызывали совсем другие эмоции… Это же твоя жена. Возможно, она носит твоего ребенка. С ней нужно быть честным, - направляясь к покоям, мысленно твердил себе я, ведь до того не славился особой открытостью. Разве что с Томасом вел себя иначе. Продолжив свои рассуждения, я и забыл о том, что разрешил леди Аррен ждать меня в моих же покоях. Увидев супругу в постели, я остановился, но быстро сориентировался, и хотел было улыбнуться (приятно, что она воспользовалась этим разрешением), но тут взгляд коснулся беспорядка, который разнообразил пол помещения. Я посмотрел на валяющиеся предметы, потом перевел взгляд на стену, которую они должны были украшать. Что здесь произошло? Но за ответом далеко ходить не пришлось. Выражение лица супруги, которое она всеми силами пыталась сделать непроницаемым, выдало ее целиком и полностью (ну и горящая свеча немного помогла). И как же хорошо я успел изучить эту женщину!
- Привет. Я вернулся, - с какой-то загадочной улыбкой протянул я, чем давал понять, что совсем не злюсь за порчу моего имущества, а после медленно прошел к сабле и поднял ее. Пожалуй, единственное, что могло заставить чуть-чуть рассердиться, так это вес оружия. Роксанне следует беречь себя. – И что же произошло? Наводила здесь порядок? Помимо стрельбы из лука, решила обучиться фехтованию? Или я тебе уже настолько надоел?
Держа в руках саблю, я засмеялся с собственной же шутки, а после аккуратно положил все рухнувшее оружие на стол. Несмотря на весьма непринужденное настроение, мне и вправду было интересно, что же так привлекло внимание Роксанны. Просто из любопытства. Я даже не сомневался в том, что частично разгромленные покои – дело исключительно ее милых рук. Но мы еще успеем об этом поговорить. У нас целый вечер впереди, если, конечно, я не усну раньше времени. Ибо вымотался. Глубоко вздохнув, я вновь улыбнулся, чем выдавал своего доброе расположение духа (пусть мои вещи и оказались на полу), а после медленно подошел к постели и наклонился к жене. Как же непривычно видеть ее здесь, в покоях, которые некогда принадлежали только мне. Они и сейчас мне принадлежат, но впервые мне захотел с кем-то их разделять.
- Я пойду умоюсь, а потом ты расскажешь мне эту интересную историю, - усмехнувшись, я коснулся губами губ супруги, и только после удалился в другое помещение, где меня уже ждала теплая вода.
Умылся я достаточно быстро. И даже немного взбодрился, что гарантировало мне, как минимум, несколько бессонных часов.  Вышел уже будучи в халате, зажег свечи у кровати и потушил ту, которая стала свидетелем преступления. Как только все приготовления были завершены, я стянул с себя халат и улегся рядом с супругой. Повернувшись на бок, я подпер голову рукой и улыбнулся Роксанне, безмолвно предлагая ей начать беседу. Хотя спустя несколько секунд, в первую очередь, решил все же поинтересоваться другими вещами.
- Как ты себя чувствуешь? – все-таки несколько дней не самого лучшего состояния волновали меня куда сильнее. Но это не значит, что я забыл про сабли! – Как день провела? Надеюсь, ты вняла моим просьбам и, в основном, отдыхала.
И даже интересно, что за вопрос могла придумать супруга. Мне куда сложнее, ибо на подобные размышления времени совершенно не было. Оставалось уповать лишь на свою скромную фантазию и умение импровизировать. Есть ли вопросы, которые не совсем уместны при наших будничным беседах?

+1

40

- Без изменений. – вздохнув с облегчением, ответила Роксанна на заботливый вопрос мужа о её самочувствии. На самом деле это была хорошая новость, ведь на таком малом сроке явными могли быть лишь нехорошие изменения в состоянии. Те, о которых лучше было не думать.
- Мистер Свонн все-таки нашел кому чинить стену. Они завтра начнут устанавливать леса, так что, думаю, скоро этот вопрос будет решен. – охотно посвятила мужа в особенности своего времяпровождения Роксанна, подсознательно оттягивая момент, когда придется все-таки объяснить, что здесь произошло.
Быть может, Роксанна поначалу и собиралась соврать(решить наверняка у неё не было времени). Сказать, что она совершенно не причастна к случившемуся, всего лишь невольный наблюдатель погрома, но сейчас, глядя на его дружелюбную улыбку и добрый взгляд, явно изменила решение. Она же думала, что Баратэон разозлиться - было за что....Никто не любит когда его вещи трогают без разрешения! Оттого и приготовилась защищаться. А ещё было очень досадно, что всё это произошло при первом же его приглашении. Это же как первое впечатление – запоминается надолго! Конечно, ей не хотелось, чтобы он пожалел о своём решении, ведь так было больше возможностей увидеть его. А ещё в такие моменты не приходилось терзать себя мыслями с кем он и где, когда не приходит к ней, да и вообще это было просто здорово...быть вот так рядом с ним…
- Я только подошла посмотреть, честное слово…- произнесла Роксанна всё же подтвердив свою причастность. Глядя честным взглядом на выжидающую улыбку графа, Роксанна чуть-чуть помолчала и неохотно добавила – А потом потрогала...просто потрогала рукоять...
Прошло ещё несколько секунд безмолвного противостояния многозначительно-выжидающей улыбки мужа и «честного» взгляда леди Бэйлоршир держащей оборону под натянутым до подбородка одеялом.
- Хотела узнать каково это: такую держать… – наконец-то выдохнула она, несчастно взглянув на мужа. Больше ей было не в чем признаться на этот счёт. Разве что похвалить кузнеца изготовившего этот хитрый крепеж сабель со щитом (чего не скажешь о том, кто непосредственно прибивал всё это дело стены…) Желая покончить с этим разговором, Роксанна сдвинула одеяло и стащила с себя халат, оставаясь в ночной сорочке. Положив его на стоящий рядом стул, графиня снова укрылась и вопросительно посмотрела на мужа.
- А как твой день прошел? – примирительно спросила она, но враз как-то встрепенулась, приподнялась и суетливо накрыла рот Эдварда ладошкой, не дав ему ответить.
- Только это не тот вопрос. Этот не в счёт, да? – с улыбкой уточнила она, напомнив ему о их уговоре выполнить условия заключенного ещё на острове пари.

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Ревность – поэзия недоверия [х]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC