Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Лживых образов парад [х]


Лживых образов парад [х]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://38.media.tumblr.com/tumblr_lu7hs6r4VJ1qeha15o1_250.gif http://38.media.tumblr.com/tumblr_lu7hs6r4VJ1qeha15o2_250.gif
http://38.media.tumblr.com/tumblr_lu7hs6r4VJ1qeha15o3_250.gif http://38.media.tumblr.com/tumblr_lu7hs6r4VJ1qeha15o4_250.gif

НАЗВАНИЕ Лживых образов парад
ТЕМАТИКА Альтернативный абстрактный Хельм
УЧАСТНИКИ Лукреция Грациани, Фредерик Ларно
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ Графство №, осень 1441 года, вечер
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ Осенний вечер расцветает яркими красками, ведь в доме господина № в графстве № сегодня богатый прием и мало кто знает какое там может замышляться преступление.

+1

2

Пышный званный вечер. Начищенные люстры сверкают словно тысячи звёзд, белоснежные скатерти в трепетном предвкушении застенчивой невесты ожидают свидания с тончайшим фарфором, который достают только для особо торжественных случаев, зеркала... Нет, в этом доме вы не встретите ни одного. Однако вычурность убранства замка всё равно очевидным образом бросается в глаза и заставляет даже самых искушенных критиков умолкнуть при созерцании этого ослепительного изящества.
     Среди прибывающих мало помалу гостей, чинно предлагая напитки и закуски на дорогих золотых блюдах, грациозно снуют в расшитых ливреях вышколенные лакеи. Их спины безупречно прямы, а лица под слоем пудры с нарочито яркими румянами кажутся мертвенно бледными. Один такой юноша склоняется в низком поклоне, приветствуя хозяина дома, когда тот еще раз спускается, чтобы окончательно убедиться, что приготовления проведены согласно его личным подробным распоряжениям. Сегодня в его доме ожидается бал-маскарад, на который приглашены множество важных особ, сильных мира сего, и графу не хотелось бы, чтобы что-то пошло не так, как он задумал. Фредерик прячет лицо под маской. Как и другие гости. Потому он не боится быть узнанным раньше времени. Тайна. Вот главный козырь этого вечера. Но если легкомысленные девушки благородных кровей сегодня жаждут скрыть под маской всего лишь своё желание окунуться в беззастенчивые игры с горячими кавалерами, то Ларно волнуют несколько другие намерения. "Впрочем", - граф надменно усмехается под маской своим мыслям, - "всё это только игра. Различны лишь куклы в умелых руках кукловода".
     Мужчина беглым взглядом скользит по собравшимся гостям, выискивая ту единственную особу, ради которой он и затеял весь этот маскарад, но пока не находит девушку среди гостей. Ожидание томит его сильнее, чем он мог бы представить. Тяжело вздохнув, Ларно берёт предложенный лакеем бокал с искрящимся от танцующих пузырьков золотистым напитком с протянутого подноса и, чуть пригубив вино, неторопливо направляется в сад. Там, при свете многочисленных зажжённых фонарей, опавшая листва, расцвеченная щедрой кистью осени, кажется сияет сама, вторя интерьерам его роскошного замка. Воздух прозрачен и свеж в это время года. Спокойствие природы понемногу передаётся и Фредерику. Прогуливаясь среди тёмных деревьев, которые как покорные слуги сложили к его ногам самое дорогое, что у них было, граф наслаждается предвкушением большой игры. Ему приятно сознавать, что именно сегодня он наконец сможет исполнить задуманное. Именно сегодня, когда полная луна вышла из дымки призрачных облаков и величественно благословляет его на успех.
     - Ваше приказание исполнено милорд, - в саду к Ларно обращается запыхавшийся юноша, который загнал несколько лошадей, только чтобы донести графу важное известие.
     - Прекрасно, Салим! - глаза Фредерика теперь блестят от возбуждения. Услышав то, что хотел, мужчина готов действовать. Он даже не смотрит в сторону уставшего юноши, которому пришлось немало перенести, для того чтобы получить одобрение хозяина. Не обращая больше внимание на слугу, Фредерик собирается вернуться к гостям.

Отредактировано Frederick Larno (2015-07-24 12:33:49)

+1

3

Осенний порыв ветра срывает листья с деревьев, кружит их в воздухе и опускает на землю. Они еще не успевают долететь до земли, потому что мимо них вихрем проносится девушка на коне и они вновь устремляются вверх от порыва воздуха. От быстрого галопа и бьющего навстречу ветра капюшон плаща слетает и являет миру волнистые рыжеватые локоны. Впрочем, когда путь тебе освещает луна и где-то слышатся завывания волков все, о чем ты молишь Создателя, поскорее добраться до места назначения, чтобы конь не споткнулся в такой темноте и миссия не закончилась бы, даже не успев начаться.
Наконец, небольшой лес заканчивается и открывается поле. Волки резко умолкают и теперь только тишина и замок вдалеке. Она еще успевала на прием. Лукреция закрыла глаза, заставила себя отдышаться и продолжила путь. Сегодня должно было свершиться правосудие.
Званый вечер был уже в самом разграе, когда на него прибыла еще одна гостья, которая постаралась как можно незаметнее проникнуть туда и смешаться с толпой. Нежная белая кожа покрыта слоем грима, скрывая ее истинную красоту, белая маска лишь подчеркивала неестественную бледность. Волнистые рыжие волосы горели в свете ламп и фонарей, падая на открытые плечи, белое платье лишь подчеркивало хрупкую фигуру. Лукреция старалась быть незаметной среди прочих гостей, но если нужно было, могла поддержать беседу и с легкостью поддерживала любую тему. Скрытые за масками лица мешали отыскать того человека, ради которого Лукреция явилась на прием и была вынуждена изображать скромную гостью. Несколько недель наблюдения за ним - и она уже знала его лицо, его походку, его фигуру. С кем он встречается, что делает и даже какого цвета он предпочитает камзол. Но сейчас все были равны, все были одинаковы и пока что поиски не увенчались успехом.
Утомленная поисками девушка вышла из душной залы, чтобы насладиться запахом отсыревшей листвы и неожиданно увидела того, кого искала. Сердце юной леди забилось чуть чаще, стоило лишь ей встретиться с ним глазами, а грудь на пару мгновений стала вздыматься несколько чаще, но всего лишь на несколько секунд. Девушка отвела взгляд и медленными шагами стала перемещаться к находящейся недалеко группе гостей, делая вид, что она собиралась идти именно к ним.
Сегодня ночью должно было свершиться возмездие, но сейчас предпринимать что-то было слишком рано и рискованно. Сейчас она собиралась подойти к нескольким стоящим мужчинам и поговорить о том, какой нынче чудесный вечер.

+1

4

Только он собирался покинуть сад, как навстречу Фредерику вышла юная девушка. Она вспыхнула перед мужчиной словно ослепительная молния посреди ночного неба. Так сияло в темноте меж деревьев её белое платье, так блестели её глаза под маской цвета первого снега, обрамлённой россыпью рыжеватых волос. Ларно в изумлении застыл на месте на пару долгих мгновений, а затем, собравшись с мыслями, решительно двинулся в сторону пленившей его гостьи. Он ещё успеет осуществить свой план, Салим в точности передал, как будет выглядеть сегодня графиня де Лир на его маскараде, а потому он не потеряет её в шумной толпе. "Костюм бравого солдата, что ж, довольно остроумно", - отметил про себя граф, - "он идеально подчеркнёт её девичью фигуру, делая эту аристократку ещё более бесконечно желанной в глазах мужчин..."
     Повернув на пол пути к задуманному, Фредерик направился сейчас к группе беседующих возле розового куста гостей. Кто-то из них, наверное, догадывался кто скрывается под плотным шёлком маски перед ними, а кто-то принимал желаемое за действительное и рисовал в своем воображении контуры милого лица, тогда как на самом деле видел лишь стразы и перья напротив.
     - Дивный вечер, неправда ли? Обращаясь якобы к другим, Ларно пристально изучал призрачный облик очаровательной незнакомки. Несколько мужчин остались к его появлению совершенно равнодушны, но у одного из них, с хрупкими плечиками под броским камзолом, который был явно велик юноше, обращая внимание на его женственную изящность, вырвался невольный вздох восхищения. Фредерик улыбнулся этой эмоциональной непосредственности, ему всегда было приятно вызвать чей-то восторг таким вот незатейливым способом, как простое присутствие.
     Девушка же, что вызвала интерес у него самого оставалась при этом совершенно спокойна и даже, пожалуй, излишне серьёзна для такого шумного праздника, где каждый мог найти развлечение себе по душе.
     - Не будет ли восхитительная красавица столь любезна, что попробует вместе со мной этого чудесного вина? - остановив проходившего мимо лакея, граф забрал у него два наполненных бокала и поставил на поднос свой, полупустой. Он склонился перед девушкой, галантно протягивая ей янтарный напиток.   
     - Вас что-то тревожит, сударыня? Отчего Вы так бледны? - чуть слышно добавил Фредерик, обдавая Лукрецию жарким дыханием, когда прошептал эти слова на самое ушко.
     Легонько поддерживая девушку под локоть, мужчина постарался увести даму от других гостей в сторону, чтобы остаться с ней наедине. Слишком заманчиво покраснели её маленькие ушки, когда он почти прикоснулся к ним губами, слишком пленительна была она сама, такая юная и воздушная в этом тяжёлом золоте осеннего вечера...

+1

5

Лукреция старалсь подавить в себе неожиданно возникшее волнение. В самом деле, ведь не каждый день сталкиваешьс я тем, кого тебе предстоит убить спустя какое-то время. Она не должна общаться с ним, она должна лишь подобраться к нему ближе, чтобы без всякого сожаления вонзить кинжал между лопатками или же привести в действие один хитрый яд. Был еще один запасной вариант на случай провалов, но пока она предпочитала действовать первыми двумя.
Но, как назло, хозяин дома заметил необычную гостью и подошел к ней, несмотря на то, что она старалась держаться ровно и пройти мимо него, но...
- Дивный вечер, неправда ли? - лишь на мгновение покрылись мурашками непокрытые плечи и чуть сжались в кулак пальчики в тонкой белой перчатке. Лукреция не ответила мужчине и даже не посмотрела в его сторону, обращая внимание на группу людей, которая могла бы послужить ей сейчас спасением. Она могла бы заговорить с ними и в дальнейшем наблюдать за мужчиной издалека... Но ее планам не суждено было сбыться.  Стараясь быть незаметной, она стала ярким пятном среди тех, кто вел себя весело и шумно.
Лукреция могла ускользнуть от мужчины, сославшись на неотложные дела, но вино заставило ее помедлить. Сейчас была отличная возмоэность применить яд и избавиться от этого человека.
- Уверена, что это вино столь же роскошно на вкус, как и сегодняшний прием. - ее дыхание слегка участилось, голубые глаза блеснули за маской и легкий выдох сорвался с ее губ, когда ее жертва оказалась совсем рядом так, что она могла даже чувствовать его запах. Один из двух бокалов оказался в тонких пальчиках, а второй в руках у мужчины. Теперь нужно было всего лишь проявить чудеса ловкости и бросить крупинку яда в бокал собеседника.
- Тревожит? - голубые глаза пристально взглянули в глаза, что скрывались за маской.
- О, нет-нет, разве нужно о чем-то тревожиться в такой прекрасный вечер? Это всего лишь иллюзия, маска. Ведь в этом истинная цель маскарада - создать иллюзию чего-то? - ее легкая милая улыбка способна согреть даже самое черствое сердце.
Они стали удаляться от группы людей, что ж, тем лучше. Мертвого хозяина обнаружат не сразу и не сразу поднимут тревогу. Только как заставить его отвернуться и прекращать обращать на нее внимание, когда все оно приковано именно к ней?
- А вы, милорд? Что заставляет вас бежать от всех людей сейчас с гостьей, чье лицо скрыто маской? Не любите шумную толпу? - сейчас самое время убедить его в своей очаровательной невинности, а затем выпустить когти прямо ему в горло. Луна отражается в дорогих бокалах и блестит в глазах юной незнакомки.

+1

6

Мимолётное увлечение оказалось для графа не таким уж безобидным. Ларно сам не понимал, насколько опасна может быть пропасть этих бездонных голубых глаз, так заманчиво сверкающих сейчас перед ним при свете полной луны. Девушка была слишком яркой, чтобы суметь застенчиво затеряться даже в шумной толпе маскарада. Не смотря на свой невинный облик, она не выглядела серой мышкой. Скорее, лучом света в царстве тьмы, феей среди смертных.. Тревожиться надо было графу.
     - Это всего лишь иллюзия, маска. Будь Фредерик обычным человеком, сердце его тут же сжалось под шквальным напором этого смелого взгляда. - Ведь в этом истинная цель маскарада - создать иллюзию чего-то? Ларно неотрывно смотрел на хрупкую девушку перед собой, и интерес его увеличивался с каждым мгновением, проведённым возле таинственной незнакомки.
     - Значит, на самом деле, Вы - злой гений, несущий мне смерть? - Их взгляды пересеклись, вырвавшись из-под покрова образов, которые ревниво скрывали их истинную сущность. Граф бросил фразу наугад, как обычно выкидывал на стол кости, всецело доверяя своей удаче и почти никогда не проигрывая. Он и помыслить не мог, насколько близок сейчас к истине. Смерть.. Что может это воздушное создание сделать ему? Яд не страшен таким, как он, а раны от стальных клинков затягиваются на теле быстрее, чем петухи успевают позвать на помощь солнце. Однако, та небывалая сила, которая таилась в девушке, была воистину разрушительной. И хотя где-то на краю сознания Фредерику уже открылось это, мужчина всё равно настойчиво продолжал прожигать чаровницу взглядом, полным желания и страсти. - ...Раз Ваше платье белее, чем пух ангелов, спустившихся с небес... - Чуть склонившись над девушкой, Ларно приблизил своё лицо в чёрной маске к её тонкому профилю, но девушка только улыбнулась в ответ, даже не отведя глаз. Улыбка поразила графа, она была такой невесомой, такой пленительно непосредственной, будто несомненно могла растопить собой всё зло мира разом, не вдаваясь в подробности тех бед, что порой поджидают юных девиц, явившихся на бал без сопровождения. Эта чистота настолько смутила Фредерика, что заставила его самого сконфужено опустить глаза.
     - А вы, милорд? Что заставляет вас бежать от всех людей сейчас с гостьей, чье лицо скрыто маской? Не любите шумную толпу? - Очевидно, увидев его смущение, девушка перешла в наступление, и тем самым позволила Ларно вновь обрести почву под ногами. Эта фраза вернула графу дар речи. Он ослепительно улыбнулся, как делал всегда, когда хотел понравиться, и пристально глядя на девушку, произнёс:
     - Что мне толпа, если рядом есть Вы?! Вам ли не знать, Прекрасная Маска, что сердца мужчин разбиваются одно за другим, когда Вы являете свою ослепительную красоту смертным. Я сражён Вами. Скажите, как Ваше имя, чтобы я мог повторять его на смертном одре, сломленный мыслями о Вашей недоступности, восхитительная богиня! Как мне называть Вас? Фредерик всегда был азартным игроком, и в этот раз он просто не смог не ввязаться в игру с той, что заставила его смутиться на какой-то короткий миг. Такого не бывало прежде. Девушка оказалась сильнее, чем граф мог бы предположить, едва увидев перед собой манящий тонкий стан и волнительные очертания чувственных губ. Он хотел обладать этим бриллиантом, и обладать им прямо сейчас.

Отредактировано Frederick Larno (2015-07-27 23:33:57)

+1

7

Вопрос жертвы едва не выбил Лукрецию из колеи. Ведь она и в самом деле пришла принести ему смерть. Но она заставила себя лишь тихонько рассмеяться в ответ на это высказывание и протянуть вперед тонкую ладошку в перчатке, не занятую бокалом.
- О чем вы говорите, милорд, разве эти руки могут кого-то убить? - она лишь продолжала мило и спокойно улыбаться в ответ на его призывный взгляд. Сейчас она в большей степени чувствовала себя жертвой, чем охотником, но ни в коем случае нельзя было показывать страх, ведь сопротивление лишь порождает большее желание завладеть драгоценным призом, который попал в руки графа.
Напористость и сладость речи, пристальный взгляд и легкое вино приятно кружили голову. Чего стоило Лукреции поддаться соблазну, забыться и окунуться в очарование вечера? Стать всего лишь женщиной, чье лицо скрыто за маской, чтобы наутро после приема она бы хранила его образ в глубинах своей памяти и иногда осторожно бы вспоминала. Но проблема заключалась в том, что Лукреция всегда помнила, кто находится перед ней, а граф Ларно этого не знал и не мог знать.
Поэтому Лукреция лишь с улыбкой легко и ненавязчиво высвободила свою ладонь из руки графа и ответила ему.
- Ваши речи так сладки, милорд, что моему сердцу впору бы остановиться и тогда на смертном одре окажусь уже я. Но, надеюсь, дама в черном все же не посмеет вмешаться и разлучить нас. - тихий смех прорезал ночную тишину. Сейчас Лукреция не могла от него никуда сбежать и они оба это понимали.
- Называйте меня так, как хотите, сегодня имена не важны до тех пор, пока не сорвут маски. А до тех пору могу ли я остаться для вас инкогнито? - она отступает на пару шагов и ее белое платье ярко выделяется среди темных деревьев, где снова слышится завлекательный смех. Она была в выйгрыше в обоих случаях - если он потеряет к ней интерес можно будет подобраться позже и незаметнее, а если нет... Что ж, оставалось действовать по обстоятельствам.
Лукреция ненадолго замерла спиной к мужчине, будто бы разглядывая полню луну в небе, подозревая, насколько все-таки привлекательно зрелище хрупкой наивно-доверчивой беззащитности, когда к женщине можно подойти со спины и не дать ей вырваться при случае.

+1

8

- ...разве эти руки могут кого-то убить? Ларно властно склонился над протянутой рукой, как будто великодушно принимал сейчас преподнесённую ему жертву, и нескромно коснулся поцелуем того места, где тонкая перчатка была уже бессильна скрыть аристократичную бледность шёлковой кожи девушки.
     - Эти руки могут свести с ума, и тогда жертва легко сможет покончить с собой сама. Мне кажется, я близок к тому, чтобы потерять рассудок. - Улыбнулся граф. Но незнакомка оказалась способной противостоять его очарованию и легко вызволила свои пальчики из его ладони.
     - Надеюсь, дама в черном всё же не посмеет вмешаться и разлучить нас. Разлучить нас? Фредерик удивлённо вскинул брови. Значит, девушка не против того, что они могут оказаться вместе? Слова смелой девочки совсем не вязались с тем образом беззаботной пташки, который она якобы простодушно демонстрировала окружающим. Это добавляло остроты его охоте и подстёгивало Ларно проникнуть за покров тайны, что окутывал загадочную участницу карнавала. Звонкий смех прозвучал как призыв действовать, и граф не собирался отступать. Мысли, волновавшие мужчину ещё совсем недавно, кропотливо выстроенные планы на этот незабываемый вечер, всё было сейчас перечёркнуто разом одним невинным смехом. Перед Фредериком была новая цель и всё остальное для него больше не существовало.
     - Я никому не позволю этого сделать, можете мне поверить, сударыня. В отдалении от графа послушно застыл слуга, который пришёл известить хозяина о том, что на праздник прибыла долгожданная гостья. Бросив на него быстрый взгляд, Фредерик закусил губу от досады, не зная, как ему теперь следует поступить, и снова безвольно вернулся к созерцанию манящей его удивительной гостьи.
     - Называйте меня так, как хотите, сегодня имена не важны до тех пор, пока не сорвут маски. А до тех пору могу ли я остаться для вас инкогнито?
     - Ваше желание для меня - закон, миледи. - Ларно куртуазно склонился перед дамой в вычурном поклоне, как если бы видел сейчас саму королеву.
     Девушка отошла на несколько шагов от графа и кокетливо повернулась к нему спиной, вызывая жгучее желание схватить эту играющую с ним ветреницу и показать ей насколько опасны могут быть игры с огнём. Она манила его слишком смело, рассеивая серебристый смех в ночи словно пьянящий аромат, который роняют цветы, привлекая к себе доверчивых мотыльков.
Ларно приблизился к ней со спины в два быстрых шага и, обняв властными ладонями хрупкие плечи, с силой прижал девушку к себе.
     - До тех пор, пока маски скрывают наши лица, равно как наши имена, они позволят нам быть ближе друг к другу, - выдохнул граф, чуть касаясь изящной шеи.

Отредактировано Frederick Larno (2015-07-28 14:55:32)

+1

9

Лукреции не стоило опасаться за то, что граф поведет себя непредсказуемо или как-то неправильно - он повел себя именно так, как она и ожидала. Бокалы вина улетели куда-то на землю или быты забыты где-то на скамье сада - к чему алкоголь, если опьяняет близость?
Правда, их все же попытались разлучить обстоятельствами встречи с кем-то и граф вполне мог не сделать решающего шага в ее сторону, но соблазн манящей гостьи оказался сильнее, чем соблазн уйти с кем-то, кто не давал никаких гарантий.
Лишь на несколько мгновений сильно забилось сердце, когда сильные руки прижали ее к себе, под прикосновениями графа кожа побежала легкими мурашками, а пульс стал частым и явным. С губ сорвался глубокий и немного поспешный вздох, заставляя грудь приподниматься. Все получалось и получалось правильно, нужно было лишь суметь противостоять чарам графа, не позволять ему затуманивать свой разум и помнить о деле. Подавшись чуть назад, Лукреция теснее прижалась спиной к его груди и откуинула голову чть назад, на плечо мужчины, открывая взгляду тонкую изящную шею, к которой можно открыто прикасаться.
- До тех пор, пока маски скрывают наши лица, равно как наши имена, они позволят нам быть ближе друг к другу, - его голос звучал в изящном ушке сладкой райской музыкой, в которой Лукреция позволяет себе чуть-чуть ненадолго раствориться.
- Но как только маски будут сорваны - вы больше не увидите меня, а я более не увижу вас. Вечер тайн, помните об этом. - к тому моменту, как он снимет маску своей случайной спутницы на вечер, Ларно должен быть уже мертв. Ее голос звучит тихо, пленительно и волнующе, несмотря на легкую дрожь в нем.
Тонкие пальчики одной руки нежно и ласково коснулись ладони, сжимающей ее плечи, вторае же рука взметнулась вверх. Туда, где была голова графа и так же едва ощутимо, невесомо, провела тыльной стороной ладони по его щеке, неприкрытой черной маской. В одно мгновение ее прикосновения были маняще-дразнящими, а в другое снова становились робкими и несмелыми, так что для графа, возможно, все еще было загадкой кто перед ним - случайная соблазнительница или все же невинная и ничего не понимающая жертва?

+1

10

Прикосновение сильных рук волновало юную аристократку ничуть не меньше, чем его самого. Склоняясь над оголённой шеей, открытой для жадных взглядов и нескромных фантазий, Фредерик видел, как забились, мгновенно отвечая на его объятье, тонкие веточки пульсирующих вен. Невольно сорвавшийся тут же с чувственных губ стон торопил графа, возвещая его о желании таинственной гостьи и дальше принимать недвусмысленные ласки. Ларно чуть заметно улыбнулся, довольный подобной горячностью дамы. Его ладонь спустилась с плеча на тонкую талию, заставляя девушку трепетать от движения сильных пальцев, и оказалась под вздымающейся в нетерпении высокой грудью. Чуть касаясь её, Фредерик хотел почувствовать весь жар страсти, с каждым мигом всё больше разгоравшейся в юной красавице. И лишь когда она сама подалась назад, откинувшись на плечо графа, мужчина обрушил на девушку истовые ласки. Пальцы его жадно стремились вобрать в себя пылкую девичью плоть, пьянея от прикосновений к нежной груди. Он с наслаждением вдыхал цветочный аромат обнажённой кожи, растягивая удовольствие от предвкушения обладания этим неожиданным призом, и, не спеша скользнув языком в приоткрытых губах по изогнутой линии плеча, сладострастно впился наконец поцелуем в грациозно подставленную незнакомкой шейку.
     - Но как только маски будут сорваны - Вы больше не увидите меня, а я более не увижу Вас. Вечер тайн, помните об этом. - Фредерик слушал слова девушки, томно прикрыв глаза, и мог только улыбаться в ответ на её удивительную рассудительность, утопая в эйфории собственных ощущений. Не увидит больше? Граф был властен одним движением остановить биение этой хрупкой жизни, чуть посильнее сдавив зубы на пульсирующей жилке. Впрочем, в любом случае, он вряд ли сможет доставить барышне - и конечно же себе - большее удовольствие, чем это спонтанное наслаждение первой близостью. Зачем же терзать друг друга скучным продолжением обоюдного сиюминутного порыва, обременяя себя никому ненужными условностями?!
     - Всё, что пожелаете, миледи... Голос звучал немного приглушённо, теряясь в языке, на котором говорило тело мужчины. Праздник был в разгаре, а потому редкие гости, разгуливающие по саду, как он справедливо полагал, были заняты исключительно собой, не обращая внимание на тех, кто мог позволить себе на какое-то время погрузиться в чересчур легкомысленное забытьё. Как только маленькая ручка приподнялась, чтобы коснуться щеки графа, он резко развернул девушку к себе и, придерживая её одной рукой за талию, а другой - притягивая к себе изящную головку, ненасытным поцелуем накрыл её пухлые губки.

Отредактировано Frederick Larno (2015-07-29 09:20:45)

+1

11

Ощущения опьяняющей близости и томной ласки заставляли забыть о той опасности, что таил в себе граф Ларно. К счастью, он предпочел так же, как и тонкая хрупкая и пламенная орллевинка, забыться во вкусе первого впечатления, иначе бы он уже осуществил свое черное дело и коварный план, после которого мог бы погибнуть. Самый сильный яд не смог бы подействовать на графа Ларно, но сейчас она сама могла стать для него сильнейшим ядом, она и горячая кровь, что текла в ее жилах. Но нет, граф не торопился и, признаться честно, Лукреции больше всего сейчас хотелось забыться и не думать ни о чем, отдаваясь в магию ночи.
Тихий стон сорвался с губ и тело еще несостоявшейся убийцы томно изогнулось в руках графа, прижимаясь к нему чуть теснее, чем того требовала крайняя степень приличия. Кожа горела от прикосновений, остужаемая прохладным воздухом осенней ночи, а тело отвечало на все действия мужчины, бесстыдно обнажая свои чувства и намерения.
Резкий разворот и вот уже она всего лишь на мгновение успела столкнуться с полыхающим взглядом, прежде чем их губы слились в жадном поцелуе. Ее загадка, ее показная недоступность и место, в котором все происходило, только подстегивало и без того торопливое случайное желание, которое двое людей не побоялись сиюминутно исполнить. Лукреция податливо подалась вперед, чуть теснее прижмаясь к мужчине, чтобы он смог почувствовать пыл и жар ее тела, которое как насмешливой преградой было скрыто лишь тонким платьем. Тонкие руки взметнулись вверх, одна рука обвила шею графа, вторая с дразнящей нежностью и легкостью продолжала осторожно касаться кожи щеки, чтобы потом подняться вверх и утонуть в волосах.
Теплые губы Лукреции слегка опухли от настойчивых поцелуев и в краткий момент разъединения тихий судорожный выдох сорвался с них, только делая момент острее. Пальчики одной руки в дразнящей едва заметной щекотке прошлись по шее, а затем обе маленькие ладошки спустились вниз, огибая очертания напряженных плеч, чтобы сквозь камзол почувствать такое же напряжение в широкой груди. На мгновение они ненавязчиво, словно бы нехотя, стараются пробиться под одежду, а затем так же быстро и ненавязчиво убираются.

+1

12

Удивительная покорность, с которой незнакомка отдавалась в его власть, подстёгивала Ларно действовать ещё напористей, ещё активнее. Девушка буквально таяла в его руках от желания, словно одурманенная какими-то колдовскими чарами. Лёгкие стоны то и дело срывались с губ, а пальчики бесстыдно скользили по шее и груди, даря его щедрыми ласками, погружая в водоворот страсти, из которого - вот ещё мгновение - и будет не спастись. Фредерику было лестно, что он настолько легко обворожил эту маленькую шалунью, однако внутренний голос, пока что способный пробиваться сквозь густой туман нарастающего вожделения, настойчиво твердил ему, что такой великодушный подарок скорее всего может оказаться весьма опасным. Что заставило девушку быть такой сговорчивой, почему она так послушно отвечает на его притязания?.. Уж не знает ли она в действительности, кто перед ней, чтобы подчиняться мужчине так смело? Может быть, она задумала отомстить ему за исчезнувшую внезапно подругу или пропавшую сестру? Ларно не хотелось останавливаться на половине пути, ведь девушка была так соблазнительно горяча, но глупые мысли упрямо лезли в голову.
     - Вы пришли на бал одна, Прекрасная Богиня, ведь так? - прерывисто дыша, граф произносил слова, продолжая покрывать поцелуями округлые плечи, извивающуюся шею, волнующе вздымающуюся грудь, упиваясь юностью и красотой ночной феи. - Никто не станет искать Вас? Мне бы не хотелось, чтобы наше блаженство было прервано на самой вершине... Неимоверным усилием воли Фредерик оторвался от девушки, чтобы, медленно подняв ресницы, посмотреть ей в глаза. Ему невыносимо хотелось наплевать на все запреты и приличия, чтобы испить эту прелестницу прямо здесь, на скамье сада, под всё ещё цветущим розовым кустом, благоухающим под стать таинственной Маски, но что-то удерживало графа от порыва поддаться искушению, заставляло его остановиться на мгновение и задуматься над происходящим.
     Резкий хруст раздавленного стекла - видимо мужчина ненароком наступил на один из бокалов, которые в мареве влечения были брошены в траву газона, - заставил девушку вздрогнуть. Эта внезапная робость, открывшаяся случайно графу, показалась ему до крайности милой. Фредерик не мог сдержать улыбку, видя как неподдельно испугалась его визави. Не дожидаясь больше ответа на свой вопрос, мужчина легко поднял барышню на руки и решительно направился с ней к ближайшей беседке.

+1

13

Сейчас просто хотелось поступить как истинная отчаянная женщина - забыть обо всем и свершить глупость, о которой можно будет вспоминать в одиночестве когда-нибудь. Но эта глупость должна была закончиться смертью и Лукреция не забывала об этом... Но нельзя сказать, что не забывала ни на минуту. Нет, главное опасность графа таилась в том, что он действительно мог заставить тающую в его объятиях женщину забыться и предаться порочному влиянию. Да и если ты станешь посекундно отвлекаться на то, как бы вовремя вытащить посеребреный стилет, умело спрятанный в прическе, то никто не поверит в твою искренность. Лукреция же... хм... отдавалась данному делу самозабвенно, чтобы попавший в ее объятия граф ничего не заподозрил. И, признаться, было немного лестно, что ей уделяется столько внимания, даже несмотря на то, что она знала, каким может быть продолжение, и что перед ней предшественниц не сосчитать.
Его голос заставил Лукрецию открыть затуманенные поволокой желания глаза и встретиться с его взглядом. Откуда-то возникла досада - ну какого черта он медлит? В его руках была желанная женщина, но он почему то сомневался, будто бы и не было других точно таких же. Интересно, а что было бы, если Лукреция внезапно "вспомнила" что она  пришла на бал не одна? Остановился бы Ларно или нет? Но она лишь пленительно улыбнулась ему в ответ, невесомо пробегая тонкими пальчиками по щеке и шее.
- Помните об анонимности и не беспокойтесь о другом, - чуть прерывающимся шепотом произнесла девушка. Граф сделал шаг и не ожиданно послышался какой-то хруст, щаставивший Лукрецию вдрогнуть и немедленно перевести взгляд туда, откуда мог пойти посторонний звук. Их заметили? Или рядом был еще кто-то? Немного растерянный взгляд быстро охватывал окресности. Лукреция мысленно обругала себя за панику, думая, что Ларно сейчас потеряет к ней интерес, но нет. Изящные ступни оторвались от земли, когда девушка взмыла в воздух, поддерживаемая сильными руками мужчины. Девушка тихо вскрикнула, обхватывая его шею руками, но не стала вырываться. Вскоре они оказались в полутемной беседке, которая скрывала от посторонних глаз и куда плохо проникал свет фонарей и луны, заставляя больше ориентироваться на ощупь и свои ощущения, нежели на зрение. Лукреция, словно напуганная происходящим, крепко держалась за Ларно, не придпринимая каких-либо активных действий. Казалось, что в тишине сада было слышно, как громко стучит ее сердце.

+1

14

Увитая виноградом беседка, затерянная в саду, словно бы застыла в ожидании гостей. Шёлковые полупрозрачные занавеси укрывали внутреннее убранство от лёгкого ветра и посторонних глаз, мраморные скамьи были устелены коврами, а пёстрые подушки заботливо выстроились в ряд, чтобы встретить желающих отдохнуть невесомым облаком.
Граф затушил единственный горящий светильник, который мог бы обнаружить присутствие посетителей, ступая под полог беседки со своей драгоценной ношей. Разлившая сразу же темнота стала преимуществом для Ларно, которому не нужно было много света, чтобы отлично суметь разглядеть малейшие детали на платье спутницы.
Опустившись вместе с девушкой на скамью, Фредерик горячими поцелуями заставил красавицу снова начать таять в его сильных руках. Пальцы скользили по ней, лаская, разжигая огонь нетерпеливого желания и мимоходом открывая для взора юное разгорячённое тело. Обнажив грудь девушки, Ларно в упоении припал к ней, вдыхая аромат чуть влажной от возбуждения кожи, чувствуя как громко бьётся объятое страстью живое сердце, как покрывается мурашками от настойчивого касания языком упругая гладкая кожа, как незнакомка выгибает спину, безвольно подаваясь вперёд на его истовую нежность.
Одной рукой удерживая у себя на коленях девушку, граф другой незаметно освобождал её от ненужных предметов туалета. Маленькие туфельки упали на пол с изящных ножек. Фредерик, взяв в горсть узкую ступню, любовно поцеловал каждый крохотный пальчик, а затем, с усилием поднявшись ладонью вверх по внутренней стороне бедра, резко стянул с ноги девушки ажурный чулок, заставив её невольно вздрогнуть. Второй чулок сползал под непрекращающиеся ласки мучительно медленно, заставляя трепещущую от волнения пассию буквально изнывать от желания. Припухшие губы жадно отвечали на поцелуи Фредерика, а руки, то взлетающие к волосам, то ныряющие мужчине под одежду, торопили его, понуждая к более откровенным действиям.
Избавившись от белья, рука графа скользнула между слегка раздвинутых бедер к средоточию женственности, вынуждая девушку извиваться от удовольствия. Пальцы мужчины двигались во всё нарастающем темпе, и он чувствовал как нежное лоно постепенно становится всё более влажным, источая дурманящий аромат водяных лилий. Не в силах больше сдерживать себя, Ларно обхватил девушку за талию двумя руками и посадил её себе на колени верхом. Она возвышалась теперь над ним как страстная амазонка. Очерчивая ладонями стройный стан, Фредерик провёл руками вверх и, склонившись на небольшой грудью снова обхватил губами напряженный ореол соска, играя с ним языком, а когда прелестница подалась к нему, не в силах сопротивляться жарким ласкам, Ларно одним движением сильных рук рванул затрещавшую под пальцами тонкую ткань и разорвал платье, всё еще скрывающее от него юное девичье тело. Довольный увиденным, Фредерик чуть заметно улыбнулся. На девушке оставалась только белеющая в темноте беседки маска и доходящие до локтя белоснежные перчатки.

Отредактировано Frederick Larno (2015-08-04 00:34:07)

+1

15

Лукреции было точно известно, что сегодняшней ночью кому-то из них предстоит не дожить до утра и она должна быть уверена, что не станет сегодня жертвой. Но для того, чтобы не стать жертвой нужно контролировать себя, а когда твое тело бесстыдно выгибается откровенным ласкам и радостно на них реагирует, разум затуманивается и отказывается воспринимать происходящее. Лукреция лишь старалась, чтобы ее тихие стоны не разносились далеко из-под покровов их тайного уединения. Судорожные вздохи, срывающиеся с губ в перерывах между поцелуями заставляли подниматься грудь, юное, разгоряченное напористыми ласками тело трепетало в руках мужчины. Она желала его, желала! В темноте ее избавленное от одежды тело белело в своей прекрасной наготе, но вот граф еще был скрыт от нее преградами одежды, что девушку не очень устраивало.
Лукреция настойчиво уперлась маленькими ладошками в грудь графа, заставляя того прилечь на широкую скамью. Все еще удерживаясь на нем верху, девушка склонилась над ним, задевая лицо Ларно выбившимися из прически рыжими прядями, которые змеями скользили рядом с ее головой и поцеловала его сама, горячо и желанно. Маленькие ладони какое-то время боролись с завязками камзола и наконец справились с ними, а вот рубашке повезло меньше - Лукреция все же была немного нетерпеливой.
Она могла убить его прямо сейчас, просто вытащить тонкий серебряный стилет и вонзить ему в шею или в грудь, но молодая убийца покрывала широкую мужественную грудь медленными дразнящими поцелуями, прикусив губами одну из темных вершин. Когда она спустилась к плоскому животу то даже, казалось, услышала утробное рычание. С брюками она расправилась так же ловко и тонкий шелк перчаток беззастенчиво прошелся по бархатистой поверхности неукрощенной плоти. Это была своеобразная власть над мужчиной, но ей недолго дали верховодить. Ларно, видимо тоже не желая сдерживаться, резко сел на месте и притянул ее к себе. Лукреция же, не желая больше дразнить мужчину и себя, опустилась вниз, тесно прижимаясь к мужчине бедрами и выгибаясь в его руках. Твердые башенки возбужденной груди уперлись в мужскую грудь плавно скользя по ней.

+1

16

В сумраке ночи, когда лишь глаза графа могли отчётливо различить очертания силуэтов, прекрасная незнакомка под белой маской походила на бесценную мраморную статую - так безупречны были линии её юного тела, что она напоминала богиню, снизошедшую с вершин, где подобает обитать небожителям, к простым смертным. Грациозная, исключительно складно сложенная, восхитительная в своей безукоризненности. Рыжие локоны обрамляли эту идеальную красоту, словно золотым багетом, подчеркивая исключительность её обладательницы. Ларно, затаив дыхание, любовался своей ночной гостьей.
Однако, девушка была прекрасна не только внешне. Властно она упёрлась своими ладошками в грудь Фредерика, заставляя его прилечь на скамью, и он не смел огорчить свою маленькую повелительницу отказом повиноваться. Проворные ручки быстро запорхали над одеждой, ловко справляясь с завязками и пряжками. А когда прелестница начала покрывать грудь мужчины жаркими поцелуями, слегка касаясь его кожи волнующими золотистыми прядями, граф понял, что не напрасно отказался ради этого блаженства от всех своих планов. Запрокинув назад голову, беззащитно подставляя незнакомке свою открытую шею, Фредерик погружался в океан наслаждения, совсем забыв о том, что подобная беспечность может оказаться весьма рискованной.
На его счастье девушка была слишком увлечена игрой тела, чтобы думать о чём-то еще. Избавившись от сдерживающей его страсть одежды, Фредерик резко выпрямился и, усадив богиню себе на колени, нетерпеливо вошёл в её дразнящие врата наслаждения. Сжимая разгорячённые бёдра своими сильными руками, он упивался девушкой, извивающейся на нём в неистовом танце. Словно опасная амазонка, она нависала над графом, то опускаясь вниз и погружая Ларно в немыслимые глубины блаженства, то приподнимаясь наверх и грозя свести его с ума, то тесно прижимаясь к мужчине бёдрами, то выгибаясь в его руках и откидываясь назад. Растрепавшиеся волосы, падали на аристократически бледную грудь, как будто стыдливо пытались прикрыть её наготу, и Фредерик ещё больше распалялся от этой игры воображения. Он жаждал обладать девушкой целиком, без остатка. Не оставляя и дымки неопределённости. Губы графа скользили по коже, отыскивая тёмную башенку возбуждённой груди и ловили её в свой плен, а язык чертил на ней замысловатые узоры.

Отредактировано Frederick Larno (2015-08-05 10:42:23)

+1

17

Возможно, стоило бы вспомнить о том, что она все же благородная леди, а не случайная прекрасная куртизанка, которая может потом без стыда пройтись в одной маске и чулках перед гостями, ибо платье было безнадежно порвано и восстановлению не подлежало. Но какая разница, если живым отсюда выйдет всгео лишь один? Лукреции не следовало забывать о том, почему она вообще пошла за графом, но как тут не забыться, когда ты находишься в руках умелого и опытного любовника, с которым не в силах сдерживаться? Стройное тело извивалось змеей в руках мужчины, с губ срывались стоны, прекращающиеся только когда их губы сливались в горячем влажном поцелуе. Мелькнула мысль о том, что можно было бы получить его в свою власть и манипулировать, как страшным оружием, но увы, эта мысль была моментально забракована.
Неизвестно, сколько продолжалась эта сладкая пытка любовной гонки, охлаждаемая лишь порывами весеннего ветерка, который иногда залетал в беседку, опытным любовникам можно бесконечно продлевать это ощущение... Но вот Лукреция неожиданно замерла, глядя ему в глаза и замедлила свои движения до мучительно-дразнящих. Так же медленно она поддела край перчатки и стянула ее с руки, то же самое произошло и со второй. Подушечки пальцев легко и ласково коснулись лица мужчины, и скользнули за спину. Движения из плавных вновь стали резкими, порывистыми, ускоряющими свой темп, на поцелуи уже не хватало дыхания. Девушка не позволяла графу отвлечься на что-то другое, кроме себя, чтобы он не заметил ее маленьких манипуляций. парализующее зелье, способное остановить зверя, действовало не сразу и находилось под ее ногтями. Одно из тех секретных орудий убийства, которые она смогла пронсти в замок через охрану. В пылу страсти Ларно не мог заметить, что что-то не так, а сейчас, на финале их любовного танца - и подавно. В какой-то миг напряжение стало невозможным и женское тело забилось в мужских руках на сладостном пике, тесно прижимаясь к мужчине. Маленькие ноготки с силой провели по взмокшей мужской спине, оставляя на ней крохотные ранки, в которые вскоре попадет парализующий яд и она сможет убить его совершенно спокойно. Но пока...
Порадуйтесь напоследок, граф... - мысленно произнесла Лукреция, целуя его в губы устало и сладко.

+1

18

Даже в этой неистовой скачке, Ларно ни на секунду не переставал ощущать, что перед ним истинная благородная леди, а не какая-нибудь случайная куртизанка - такой идеально нежной была её бледная безукоризненная кожа, так грациозно изгибалась тонкая шея, величаво двигалось её полное страсти тело. Фредерик, казалось, мог бесконечно наслаждаться обладанием ею, а поэтому мужчина не придал особого значения тому, что удивительная любовница вдруг решила незаметно снять и последнее, что на ней оставалось, лишая свои восхитительные пальчики невесомой преграды перчаток, отделяющей их от возможности прикасаться к партнёру без всяких тайн. Граф едва заметно усмехнулся этой предельно законченной теперь обнажённости. Между ними больше не было и тончайшей вуали недосказанности. Хрупкая ладошка девушки несмело легла на его лицо, и Фредерик восторженно ощутил трепет чуть влажной кожи. Воздушное прикосновение заставило мужчину сладострастно прикрыть глаза. Отвечая на утончённую ласку, граф прижал щекой маленькую кисть к своему напряженному плечу.
В следующий же миг движения наездницы стали вновь исступлёнными, резкими и порывистыми. Неудержимо наращивая темп, только что необычайно нежная красавица теперь яростно раздирала мужчине спину своими острыми коготками, не желая больше сдерживать напор распаляющего желания, приближаясь к финалу их любовного танца. Однако Ларно не собирался заканчивать сейчас их чудесную игру. Его руки скользнули по мраморным бёдрам чуть выше. Обхватив девушку за тончайшую талию крепкими ладонями, Фредерик приподнял любовницу над собой, а вслед за ней поднялся со скамьи и сам. Одним движением он развернул прелестницу к себе спиной и, поставив её на колени, продолжил танец, находясь теперь позади девушки. Свободные руки могли вдоволь ласкать её грудь, очерчивать напряжённую линию изогнувшейся в экстазе спины, касаться пальцами приоткрытых припухлых губ.
Проведя ладонью по изящной шее, Фредерик, предчувствуя надвигающуюся вершину удовольствия, бережно отодвинул примкнувшие к влажным плечам золотистые пряди волос. Один вид пульсирующих жилок, которые буквально светились для него жаром горячей крови в ночи на открывшейся белоснежной коже, заставлял графа терять над собой контроль. И когда он больше не мог себя сдерживать, сильной рукой мужчина резко притянул к себе за шею прекрасную девушку. Конечно же она не могла сейчас видеть, как хищно сверкнули в ночи проступившие из оскаленного рта клыки, как изнемогая от предчувствия приближающейся благодати, Ларно вонзил их в хрупкую шейку, и как погружённый в забытьё эйфории потом жадно пил её кровь, самую изысканную, что ему приходилось встречать прежде. Девушка была настолько хороша, что Фредерик, позабыв обо всех предосторожностях, вкусил слишком много драгоценной алой жидкости, до конца иссушив восхитительное хрупкое тело.
Всё ещё находясь в охватившем его тумане наваждения, Фредерик устало откинулся на воздушное облако мягких подушек, намереваясь лишь ненадолго отдохнуть от пьянящего блаженства, но яд, принесённый Лукрецией на своих безупречных ноготках уже начал действовать. Яд, смешанный искусным алхимиком с освященным жидким серебром, навсегда парализовал опасного зверя, причинившего столько зла миру. Герцогиня исполнила своё намерение и остановила чудовище. Знала ли она, что при этом ей придётся погибнуть самой?...

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Лживых образов парад [х]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC