Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Простые сложности [х]


Простые сложности [х]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://savepic.net/7069547.gif
НАЗВАНИЕ
Простые сложности
УЧАСТНИКИ
Edward Barateon, Roxanna Arren
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Бэйлоршир, Бэйлор-Палантир/15 августа, 1442 г
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Прошло совсем немного времени с того дня, как графиня Бэйлор узнала о своем положении и сообщила об этом мужу. Несмотря на то, что состояние это все еще ждало подтверждения, ни у лекарей, ни у домочадцев уже не возникало сомнений в истинной причине произошедших перемен. Именно в такое время до Хайгардена доходит письмо от Гарольда Баратэона, в котором он приглашает правящее семейство Бэйлоршира в Палантир, на свой праздник. И тут возникают первые сложности: лекари сомневаются, стоит ли леди Аррен отправляться в дорогу. Граф с ними спорить не намерен. Однако у каждой женщины есть свои методы убеждения…

+3

2

Будни текли своим чередом, плавно приближая Бэйлоршир к осени, а Роксанну к одному из самым значимых событий в её жизни...
Всё чаще, сквозь тревожное ожидание, во взгляде графини проступала трепетная уверенность в происходящих с нею изменениях. Роксанна расцвела, и её положение, даже без заверений лекарей, стало очевидным для окружающих. Интересное наблюдение медленно, но верно просачивалось в самые отдалённые уголки служебных помещений Хайгардена, будоража сознание прислуги и жителей поместья, порождая живые обсуждения и дискуссии по поводу нюансов этого события.
Наивно полагать, что все в полной мере разделяли восторг Роксанны и Эдварда по этому поводу.  Нет, конечно, радующихся было гораздо больше, но едва ли их легко было отличить от втайне недоумевавших, а то и вовсе негативно настроенных к подобным изменениям в размеренной жизни четы Баратэонов...
А пока слуги чесали языки сплетнями, Роксанна встречала каждый новый день с улыбкой и живым блеском в глазах.  Движения её стали плавными, осторожными, изменилось так же и её поведение и пристрастия. Графиня всё чаще стала уединяться в саду, не желая ловить на себя любопытные взгляды и в то же время стараясь пребывать как можно больше свежем воздухе. Единственным человеком, которому она была по-прежнему искренне рада, теперь был только Эдвард. Даже Рашида то и дело нарывалась на недовольство графини своей суетливостью и чрезмерной заботой. Один лишь Баратэон своим нерушимым авторитетом и несомненной любовью к ещё не родившемуся ребенку, оставался вне поля повышенной капризности графини, но сейчас он был занят и поэтому графиня была здесь…
Залюбовавшись буйством гортензий, Роксанна отложила в сторону книжечку, которая ещё минут назад занимала всё её внимание, и привычным жестом положила руку на живот. Август был довольно жарким, но здесь, в тени зелёной беседки, солнечные лучи лишь изредка проникали сквозь густую растительность и оттого было  приятно свежо. Вдыхая ароматы цветов Роксанне внезапно почуялся тонкий аромат винограда и сразу же до безумия захотелось съесть гроздь налитой солнцем ягоды. Графиня даже нетерпеливо заерзала на месте, но потом вздохнула и укоризненно взглянула на свой живот, снова накрыв его ладонью.
- Да ты привереда, малыш – шепотом произнесла она, успокаивающе его поглаживая. – Не думаю, что здесь так рано мог он поспеть…

Отредактировано Roxanna Arren (2015-08-06 21:42:43)

+1

3

Для меня мало, что изменилось с момента отбытия Анны. Разве что слухов прибавилось, да только касались они уже совсем другого - того, что радовало куда больше. Пусть прошло совсем мало времени, однако мало, кто из лекарей уже сомневался в положении графини. Даже Клоди, которая никогда не бросалась домыслами и предположениями, лишь сжимала губы, молча подтверждая наши самые смелые желания. Мы все еще молчали, положение леди Аррен не разглашалось и даже Робитэйл, которому так же ничего не сообщили, обстоятельно обходил слово «беременность», хотя советы и рекомендации давал как раз именно для этого состояния. В общем, все складывалось удачно. Что же касается меня, что я вновь погрузился в дела графства, сомневаясь в том, что в голове леди Аррен есть место каким-либо мыслям обо мне. В ожидании своего первенца она была счастлива. Наверное, это и занимало сейчас всю ее голову. Непривычные мысли, непривычные ощущения. И это радовало, этого достаточно. Я и сам все еще до конца не верил в то, что в очередной раз стану отцом. Удивительные эмоции, которые трудно описать. Даже леди Нортон, если и не изменила своего отношения к графине, то уж точно попыталась прикрыть его ширмой вежливости и обходительности. Роксанна Аррен подарит еще одного Баратэона, и моя матушка, несомненно, радовалась этой вести. Слуху, вернее.

Сидя за своим столом, я изучал документы казначея, который уже составил смету расходов на починку восточного крыла Хайгардена. Обыденные дела. В этот момент в покои вошел управляющий поместьем и положил на мой стол письмо из Палантира. Я был рад получить весточку от брата, потому быстро приступил к чтению. Проклятье, как я мог забыть! Из-за всего случившегося за последнее время, из моей головы вылетело весьма торжественное событие: праздник Гарольда -  день, когда он появился на свет!  Вот, что значит плохой брат. Тем не менее, я лишь порадовался приглашению барона и, разумеется, тут же велел отправить свое согласие. Настроение тут же приподнялось, меня ожидали несколько дней веселья и зрелищ. В честь таких праздников, в столице военного мастерства традиционно проводился турнир. Весьма занимательно! Возможно, мне снова посчастливиться поучаствовать и даже победить. Улыбнувшись этой мысли, я позвал Томаса и велел ему собираться. За Томасом вошел и мистер Свонн.
- Френсис, передай графине о том, что барон Сазгарда приглашает нас в Палантир, - быстро проговорил я, и уже опустил голову, дабы вновь приступить к чтению, но тут управляющий поместьем закашлялся. 
- Но…, милорд, - как-то неуверенно протянул он, чем вынудил вновь обратить на него внимание. Несколько секунд молчаливого перекидывания взглядами, и тут до меня доходит: в этот раз все непросто. Обходительный Френсис, как и все в этом поместье, просто деликатно обходит стороной всем известный факт, который привнес свои изменения в наши обычные будни и простейшие действия.
Вот что…, - протянул я, смотря куда-то в сторону и задумчиво почесывая бороду. – О приглашении леди Аррен сообщи, но сразу отметь, что я хочу услышать мнение лекарей и повитухи.
Собственно, пусть Свонн и избегал прямых высказываний, он все прекрасно обо всем  знал, да я и не пытался ничего от него скрывать, ведь только зная правду, можно хоть как-то сдерживать распространяющиеся слухи. Почувствовав доверие, Френсис слабо улыбнулся и быстро удалился из моих покоев, дабы найти леди Аррен. Я же вновь  вернулся к смете. День сегодня относительно спокойный, без встреч, от того я и разместился за рабочим столом в своих покоях.

Отредактировано Edward Barateon (2015-08-07 20:41:15)

+1

4

Заслышав предупредительное покашливание, Роксанна торопливо убрала руку с живота и, поправив автоматическим жестом шаль, недовольно покосилась в сторону нарушителя её покоя. Им оказался управляющий и раз уж он стоял здесь значит дело было действительно незамедлительной важности и срочности. Впрочем, о важности можно было смело поспорить. Мистер Свонн был паталогически педантичен и предельно скрупулёзен во всем, что касалось Хайгардена.  Если прибавить к этому факту достаточно почтенный возраст поместья и его размеры – можно смело было утверждать, что заботиться о Хайгардене можно было денно и нощно и всегда нашлось бы что сделать ещё, чем он и успешно занимался.
Нет, конечно, Роксанна уже успела полюбить Хайгарден. Он не казался ей чужим и уж тем более ей не было лень, просто…Сейчас ей было сложно сосредоточится на обыденных вещах не успев вдоволь насладится новыми ощущениями, оттого и разговоры о хозяйственных нуждах всё меньше будоражили её интерес.
- Прошу простить что побеспокоил Вас, миледи, но Его Сиятельство просил известить, что пришло приглашение от барона Сазгарда. В нём Его Милость высказывает надежду что вы изволите воспользоваться его предложением и посетите Палантир…- привычно размеренным голосом произнёс управляющий.
Что ж, признаться, весть была более чем неожиданной и  доброй. Роксанна даже позабыла своё недовольство и искренне улыбнулась Свонну. Она и вправду засиделась и с радостью отправилась бы в небольшое путешествие. Радовал так же и тот факт, что там графиня наверняка не будет ловить на себе этих липких заинтересованных взглядов, а ещё проведёт своё время с мужем. Уж там у него не будет возможности навесить на себя кучу дел! – предвкушала добрые изменения Роксанна, но радостные рассуждения перебил опять-таки тот управляющий.
В отличии от первой, вторая часть сообщения напрочь угасила улыбку и снова заставила посмотреть на него недовольно. Графиня почувствовала себя обманутой, жертвой какого-то жестокого розыгрыша, где человеку что-то вручают, дают порадоваться и тут же отнимают, потешаясь над его доверчивостью. Ведь она уже успела столкнуться с лекарскими запретами и это сулило крах её надежд на это путешествие! Казалось, дай им волю и они заколотят ставни, двери, укутают её в десять одеял и заставят так лежать вплоть до рождения ребенка!
- Это лишнее. Я прекрасно себя чувствую. – тут же сухо заметила Роксанна, хотя прекрасно понимала, что управляющий в этом всём роли не играет. Не ему предстоит принимать решение, не ему выносить вердикт. Роксанна спохватилась и бросила беглый взгляд в сторону двора. Нужно торопиться, успеть первой…
- Меня ждут дела. – коротко бросила она застывшему в ожидании распоряжений старику, на что он ответил ей поклоном, и стараясь сохранять неторопливость в движениях ,направилась к воротам сада.
Сколько он меня искал? Сколько прошло времени? Оно могло прийти ещё рано утром. Может быть они специально временили мне сказать! ... – лихорадочно соображала Роксанна, торопливо шагая к кабинету мужа. Впрочем, все мысли разом утратили свою актуальность как только Роксанна переступила порог. Робитэйл был уже здесь и судя по тому, как задумчиво взглянул на неё муж, хорошие новости на этом заканчивались.
- Ваше Сиятельство… – Роксанна поприветствовала мужа реверансом, а лекаря кивком, после чего смиренно сложила руки на уровне талии. – Мистер Свонн принёс мне прекрасную весть и я спешу высказать свой восторг по поводу предстоящей поездки…

Отредактировано Roxanna Arren (2015-08-07 18:49:08)

+1

5

Прежде, чем лекари осмотрят графиню и вынесут свой вердикт, я хотел послушать соображения Робитэйла. Его советы, его рекомендации. Мужчина не заставил себя долго ждать. Появившись буквально через несколько минут, он лишь пожал плечами и высказал все то, что мне доводилось слышать еще когда леди Невилл вынашивала Роланда. Итак, что же я узнал: графиня Бэйлор абсолютно здорова. Однако ее положение требовало особого внимания и ухода. Расстояние от Бэйлора до Палантира совсем небольшое, день-два пути. Однако, по мнению Робитэйла, при такой теплой погоде и постоянному времяпровождению в карете, даже это неминуемо вызовет дискомфорт у беременной женщины.  Но не только неудобства стали главной причиной подобного отношения Робитэйла к поездке. Он в принципе считал, что леди Аррен стоит сидеть в Хайгардене, больше отдыхать и ни о чем не тревожиться. Полный покой и никаких вылазок. Мне оставалось лишь нахмуриться. Столько запретов, что мне остается лишь запереть жену в ее покоях вплоть до рождения ребенка! Разумеется, уже имея определенный опыт, я понимал, что многие опасения – напрасны. Но к этому стоило привыкнуть, лекари всегда будут следовать нелепому принципу «о чем не знаем – то лучше исключить». А вот совет по поводу дорожных неудобств, я воспринял серьезно. Звучало вполне резонно, а рисковать здоровьем супруги и нашим будущим ребенком мне совсем не хотелось.
Робитэйл хотел продолжить, но в этот момент двери покоев распахнулись, и в помещение вошла супруга. Выглядела она так, словно Свонн так не успел ничего сказать о лекарях и предстоящем осмотре (который уже и не требовался, впрочем, после убедительных наставлений Робитэйла). Управляющий, к слову, зашел следом и тут же, посмотрев на меня, пожал плечами. Что ж, раз не послушала Френсиса, придется слушать меня. Кивком я безмолвно велел всем присутствующим покинуть покои. Наконец-то мы с леди Аррен остались наедине. Дабы не портить ее замечательное настроение, я так же улыбнулся и встал из-за стола.
- Роксанна, я очень рад тебя видеть, - сперва поприветствовал я графиню, раз уж она ничего не смогла сказать. Стоит начать издалека, и я задал вопрос, который леди Аррен слышала каждый день: – Как ты себя чувствуешь сегодня?
После этих слов, сомкнув руки за спиной, я подошел ближе и глубоко вздохнул. Судя по всему, Роксанна не горела особым желанием давать ответ. Куда больше ее интересовало другое. Что ж, я продолжал улыбаться, выглядел вполне себе спокойно, ведь не видел в происходящем ничего из ряда вон выходящего. Некоторые лишения были неизбежны. Я и сам сожалел о том, что проведу столько дней без супруги, но ничего не поделаешь. Жена в надёжных руках. Адриана и даже леди Нортон, которая с энтузиазмом восприняла новости и вероятной беременности невестки, точно не дадут ей заскучать и всегда будут рядом, если это потребуется. 
- По поводу поездки не спеши. Успел Френсис сообщить или нет, но я ждал слова лекарей. Робитэйл посоветовал тебе остаться в Хайгардене. Так будет лучше и спокойнее. Я же вернусь всего через две недели. Только не расстраивайте, тебе нужно беречь себя. Как-нибудь пригласим Гарольда и его семью в Бэйлор, - в очередной раз улыбнувшись, я подошел еще ближе и заботливо поцеловал супругу в лоб.

+1

6

На этот раз ни добрый взгляд, ни заботливая улыбка мужа, ни его поцелуй не смогли решить возникшую проблему. Точнее, проблемы особо-то и не было, хотя графиня так не считала. Взгляд Роксанны всё отчетливее наполнялся обидой, а капризный изгиб губ, казалось, напрочь решил позабыть, что такое улыбка.
- Но ведь ты же знаешь… - растерянно произнесла Роксанна, продолжая внимательно следить за мужем, как будто ждала от него очередных пакостей на своём пути. - Им бы лишь хлопотать да пичкать лекарствами. Они даже не верили во всё это! А теперь, когда всё становиться ясно, они…
Роксанна осеклась. Чувства приблизились к опасной отметки накала и грозились вот-вот прорваться наружу, сметая всякую надежду на взаимопонимание. Сжав кулаки, графиня старалась изо всех сил совладать с ними. Она понимала, что эмоции только усугубят, но ничего с собой поделать не могла. Ей казалось, что её маленький мир счастья раздирают на куски. Как он может вот так уехать, оставить её одну? Оставить их одних, среди всей этой лже-заботе и пристальных взглядов?!
Почему он уезжает, почему не хочет брать меня с собой?! – уже вовсю скулила обида, напрочь отбрасывая лежащие на поверхности очевидные факты. Теперь ей стало казаться что это ни что иное, как чуть ли не чётко спланированный план по избавлению от обузы «беременная жена».
Да, пока изменения в её внешности были только в лучшую сторону, но не решил ли граф позаботиться о своё будущем, не привезёт ли оттуда ещё одну Анну?! Да и эти вечные докторские предостережения...и о близости в том числе! Быть может, граф решил не брать на себя такую ответственность и прислушался к ним? Да они определённо желают, чтобы я умерла от грусти и тоски!
- Вы…Вы бросаете меня, так и знайте! – внезапно выпалила Роксанна, одарив мужа разгневанным взглядом. – Оставляете меня на произвол лекарей, которые делают всё возможное, лишь бы я чувствовала себя глубоко несчастной, выдавая это за мнимую заботу о ребёнке! Не удивляйтесь если я умру от тоски и избытка лечения ещё до Вашего возвращения! Но Вы развлекайтесь, ни в чём себе не отказывайте!!!
Почувствовав, что задыхается от сжавшей горло обиды, Роксанна рывком высвободила предплечье, на котором всё ещё лежала ладонь мужа (похоже, граф попросту забыл её убрать опешив от такого поворота событий) и бросилась к двери.

Спустя всего несколько мгновений графиня уже лежала на своей кровати и, уткнувшись в подушку ревела. Она жаловалась на мужа, который её бросает и не любит, злых лекарей, вездесущих слуг, мир, который её не понимает, не желая подарить даже виноград когда ей этого захотелось и на то, что она плачет, хотя плакать ей нельзя!

+1

7

-… заботятся о твоем здоровье, - тут же сам закончил фразу леди Аррен. Пусть порой предостережения врачей казались чрезмерными, а иногда даже и абсурдными, некоторые из них вполне обоснованные.
По лицу жены было несложно различить нарастающее недовольство. Ни моя улыбка, ни мое неподдельное спокойствие были не в силах предотвратить неминуемого срыва, вот только я думал, что все будет куда мягче. Несомненно, поведение леди Аррен вызвало удивление. И этого я не скрывал. Никто еще не позволял себе разговаривать со мной в подобном тоне. Еще с первого опыта, я знал, что женщины при беременности бывают раздражительными, вот только леди Невилл никогда не обременяла меня своими капризами или прямолинейностью. Роксанна же напоминала пылающий вулкан. И все же я молчал, ничего не говорил и даже не пытался переубедить супругу. Спокойствие, лекари советовали ограждать ее от нервотрепки и переживаний, - голосило сознание, и только эта мысль вынуждала меня лишь терпеливо слушать. Разумеется, слова графини были абсурдными. Разве представляет турнир какой-то интерес для женщины? Разве что пиршество пропустит, но то всего один день. Так стоила ли эта поездка таких громких слов в мой адрес?
Все так же молча я провел взглядом удаляющуюся леди Аррен. Злость всегда сменяется глубоким разочарованием. Осознавая это, я не мог остаться равнодушным к чувствам супруги, мне не хотелось, чтобы она на меня обижалась и, что еще хуже, терзала себя мыслями о каких-то развлечениях. Но ведь и поделать с этим я пока что ничего не мог. Ее первая беременность, в таком возрасте… Пылинки с нее сдувать нужно, а не по городам соседним возить! В общем, как бы тяжело не было, а именно эти рекомендации лекарей я все же решил исполнить. А на сегодня дал леди Аррен время свыкнуться и немного успокоиться. Потом поговорю с ней.
- Стража! – рявкнул я, возвращаясь к своему рабочему столу. – Позовите мистера Свонна.
Управляющему поместьем было дано распоряжение подготовить все к моему отбытию. Отправиться в Палантир я планировал через день, а завтра стоит провести время с супругой и нашим еще не родившимся ребенком. Улыбнувшись грядущим перспективам, я вновь устроился за столом и повторно перечитал письмо брата, а после продолжил изучение сметы по восстановлению Хайгардена.
Около часа я провел в своих покоях, потом решил прогуляться по саду с Томасом, с которым поделился своими впечатлениями и переживаниями по поводу здоровья графини. У меня не было сомнений в том, что Адриана и леди Нортон составят Роксанне прекрасную компанию (они тоже должны ехать, но матушке не здоровится, а Адриана ее не оставит), но  так же попросил остаться и капитана моей гвардии. Дабы было кому остерегать Роксанну от опрометчивых поступков! Мало ли, что взбредет в голову беременной женщины. Верхом прокатиться, по городу погулять. Рядом должен быть человек, который сможет сказать «нет». К тому же, за последнее время, я впервые оставлял супругу одну на такой длительный срок. Я должен быть уверен в том, что она в безопасности. А кроме Томаса, никому другому эту ответственную роль я доверить не могу. Конечно, прошли те дни, когда графине могла угрожать какая-то опасность, но все же…
- Кстати, что насчет тканей? Их привезли, как я просил? – друг тут же кивнул. Хоть это и не его обязанности, он всегда и все знал. – Прекрасно. Завтра покажу их Роксанне. Думаю, она найдет, чем себя занять.
Мы распрощались, и я вернулся в свои покои. Встав около зеркала, я задумчиво провел пальцами по бороде. И все же изменилось многое… Даже Хайгарден, казалось, стал совсем другим. Ярче.

+1

8

Она лежала уже больше часа и изучала балдахин над своей кроватью в поисках ответов на терзающие её вопросы. Впрочем, среди малополезных «почему он это делает?», «у него есть другая?» и прочих эмоциональных отголосков были и вполне рациональные. Точнее, одна: «что делать?» Не удивительно, что ответ всё-таки нашёлся. Стояло вернутся в недалёкое прошлое и оказаться вновь в своей спальне после удачного обольщения графа. Ну конечно же!  - буквально подскочила от собственных мыслей Роксанна. Ответ был очевиден. Ничто так не способно размягчить стальной характер графа, как…желание! И она сделает это снова, только как после всего, что наговорила…
***
- Достаточно воды. -  внезапно скомандовала графиня, не дав вылить в ванну половину из принесённого джентри ведра. – Оставь.
Рашида слегка недоуменно взглянула на подопечную, но спорить не стала. В конце концов, это была не самая странная просьба, которую доводилось ей слышать от не в меру раскапризничавшейся графини (то же желание искупаться чуть среди дня чего только стоило.) Конечно, Рашида никак это не могла связать это желание с полученной Роксанной информацией, что Баратэон сейчас как раз находиться в своих покоях. План созрел сам сбой.
Дождавшись пока джентри вольет в ванну розовое масло, Роксанна сбросила халат и медленно погрузилась в тёплую воду. Как и стояло ожидать, глубина оказалась недостаточной. Вода доходила чуть выше талии, не в силах прикрыть всё, что находилось выше. Поджав колени, Роксанна обхватила их руками и пристально взглянула на джентри.
- Вот что, Рашида…яблоки…да, я хочу яблок! – торопливо заговорила она, не сбавляя указательного тона в голосе. -  Иди принеси мне из кухни два, а лучше три…только никому не поручай! Они не знают какие я люблю! Выбери те, белые с красным бочком. Только не очень крупные, а то пока доем весь сок вытекает…А потом сходи узнай как там Серхат. Проверь свежее ли сено ей положили. Будешь возвращаться – постучи, я отвечу тебе…не хочу пугаться когда откроются двери… я хочу полежать в воде, расслабиться.
Получив очередной нелепый указ, джентри оставалось лишь вздохнуть и отправиться на поиски тех самых яблок, в существовании которых она не была уверенна, как и в том, что графине ей удастся угодить.
Немного понежившись в теплой воде, давая возможность Рашиде достаточно отдалится, Роксанна окинула нетерпеливым взглядом стоящее на полу возле ванны ведро с водой. Аккуратно выбравшись из воды, она придвинула рядом стоящий стул и переложила полотенце со спинки на сиденье. Зачерпнув из ведра полный кувшин воды, графиня разместила его поверх полотенца и вновь забралась в ванну. Несколько мгновений она сидела не решаясь воплотить задумку, а потом, глубоко вдохнув, дернула что есть сил за край полотенца...
Медный кувшин с глухим звоном ухнул на пол и покатился расплёскивая воду куда-то в сторону двери. Даже Роксанна не ожидала, что получится сколько шума и воды, поэтому её вскрик получился вполне натуральным. Вцепившись в борт ванны она сквозь учащённое сердцебиение услышала шаги за дверью и толком не успев сообразить «что-ей-делать-если-это-не-он», с неким облегчением увидела в дверном проёме встревоженного мужа.
- ...я...я хотела взять полотенце, а на нём стоял кувшин… – сдавленно прошептала она, прикрывая грудь рукой, а второй показывая в сторону лужи. Она поймала себя на мысли что и вправду слегка напугана. В большей степени из-за осознания что сотворила это всё нарочно и всей постыдности ситуации в которой она находилась.
Нет, ты не должна, действуй или всё пропало!! Больше возможности не будет!! – завизжал прагматизм придавленный внезапно обрушившимся стыдом и графиня встрепенулась.  Она медленно поднялась из воды и, сделав нарочито не очень успешную попытку прикрыть наготу руками, оглянулась в поисках полотенца.
- Полотенце…оно совсем мокрое… - растерянно произнесла Роксанна разыскивая взглядом свой халат, который (конечно же) оказался на кровати. Ловя на себе жаркий взгляд мужа, который то и дело жадно соскальзывал вниз (кратковременное воздержание от плотских утех давало о себе знать), Роксанна вздохнула и, залившись румянцем от собственной хитрости, робко попросила:
– Поможешь мне? Я боюсь поскользнутся на мокром полу…

+2

9

Близился поздний час, когда я наконец-то завершил все дела и написал ответное письмо брату (захотелось все же сделать это самостоятельно). Разговор с леди Аррен я решил отложить на завтра, потому поспешно переоделся и улегся в теплую постель. Закрыв глаза, я попытался расслабиться и уснуть, однако моему отдыху не суждено было состояться. Резкий шум вынудил меня резко привстать. Недостаточно громкий для того, чтобы бить тревогу, но и недостаточно тихий, чтобы проигнорировать. Мне показалось или это был голос Роксанны? Разумеется, рисковать я даже и не собирался. Напротив. Быстро поднявшись с постели, я натянул халат и быстрым шагом направился к покоям супруги. Ночные стражники, стоявшие около ближайшего угла, даже не шелохнулись. Неужели это слышал только я? Отпираю дверь. Первым делом, смотрю на постель, но не нахожу в ней графини. Затем поворачиваю голову влево и… буквально замираю.
- Ясно, - кратко протягиваю я. Вполне простая и невинная причина снимает тревогу и вновь дает волю моей фантазии, моим мыслям, которые целиком посвящены леди Аррен.
Все не может быть просто так. Женщина, которая стесняется даже испачканной одежды, не может настолько непринужденно вылезти из ванны, будучи полностью обнаженной. И я бы наверняка задумался об этом, если бы в этот момент вообще мог думать. Поджав губы, я завороженно наблюдал за нерасторопными движениями Роксанны. Отчерчивал взглядом каждый изгиб ее соблазнительного тела, от вида которого меня так резко бросило в жар. Насколько же она прекрасна. А эти золотые локоны…, - единственное, что крутилось в моей голове, когда я с особой жадностью смотрел уже на грудь супруги (одна рука плохо справлялась с ролью ширмы), затем на бедра и красивые ноги. Даже дыхание сбилось и сердце забилось быстрее. Не удивительно, что я не сразу расслышал слова графини. 
- Да, конечно, - наконец-то опомнился я, после чего медленно, явно справляясь с нахлынувшими чувствами и ощущениями, подошел к постели и взял халат супруги.
Как бы я не пытался выглядеть стойко и хладнокровно, пожалуй, все равно не получалось. Леди Аррен без труда могла угадать, что за мысли заполонили сейчас мою голову и отказываются ее покидать. Глубоко вздохнув, я приблизился к жене настолько, чтобы не спеша надеть на нее халат. Все это время я неизменно смотрел в ее глаза, которые идеально дополняли образ, сведший меня с ума буквально за несколько секунд. Халат скрыл все прелести, но не лишил меня представлений. Все еще не в силах говорить, я провел кончиками пальцев по щеке Роксанны, по ее волнистым локонам, а затем склонил голову и аккуратно дотронулся руками до ее талии. Тут же почувствовался приятный аромат, исходящий от супруги. В такой момент осознаешь только одно: пленен. Окончательно и бесповоротно.
Конечно же, при подобных обстоятельствах, меньше всего на свете хочется разговаривать. Но недопонимание, которым закончилась наша сегодняшняя встреча, вынудило меня все же объясниться. Взяв супругу за руку, я провел ее к постели и побудил присесть на край. Сам сделал тоже самое. Только вот полностью сосредоточиться на разговоре, увы, не вышло. Так или иначе, я вспоминал прекрасную картину, для описания которой подходящих слов до сих пор не находил. Кровь кипела, чувства требовали выхода, я не мог отказать себе в удовольствии дотронуться до бархатной кожи супруги. Слишком велик соблазн. Слишком близко сидела она.
- Ты должна знать, Роксанна, - тихо протянул я с мягкой улыбкой на устах. Я уже не просто смотрел, я любовался. А через несколько секунд все же наклонился и замер буквально в сантиметре от губ Роксанны, проверяя на прочность не то ее, не то самого себя. – Я очень хочу, чтобы ты поехала, - с этими словами я все-таки сдался. Дотронувшись ладонью до колена графини, я склонился еще ниже и поцеловал ее в шею. – Но не могу этого позволить, потому что переживаю за тебя и нашего ребенка. Долгая дорога, неудобства… Пойми, что теперь придется терпеть некоторые лишения. Это неизбежно.
Говорил я тихо и при этом не переставая осыпал шею и, снова оголившееся, плечо леди Аррен аккуратными и кроткими поцелуями.

+2

10

Не смотря на свой жаркий взгляд, внешне граф оставался абсолютно спокоен. Его выражение лица и сдержанность в словах заставили Роксанну слегка запаниковать. Казалось, ещё минута-две и он вообще покинет покои, прежде извинившись, что потревожил её в столь неловкий момент. Графиня чувствовала себя действительно неловко, сродни охотнику обустраивавшему ловушку и попавшему в её плен. 
К счастью, Эдвард слегка развеял волнения графини по поводу собственной привлекательности. Минута промедления после того как он помог надеть ей халат и нежное прикосновение уверило, что она на верном пути и Баратэона не оставил равнодушным этот небольшой аперитив. Приняв его руку, Роксанна поглубже запахнула халат, не желая показаться излишне откровенной, и осторожно ступая по мокрому полу, проследовала за ним к кровати.
Ситуация на ложе всё больше приобретала очертания однозначности, и мысли об этом будоражили кровь, как и волнительная близость мужа...Роксанне вдруг стало холодно и жарко одновременно. Путаясь в мыслях и ища поддержки графиня взглянула встревоженным взглядом в его глаза, но это оказалось роковой ошибкой - она тут же увязла в его серо-голубом взгляде преисполненном тягучего желания. Уловив тонким чутьем покорителя женских сердец, что жертва попалась, Эдвард тут же придвинулся ближе и приступил к более активным действиям.
Роксанна же изо всех сил постаралась сосредоточиться на его словах, а не на том, как его рука поглаживает колено медленно поднималась всё выше и выше. Леди Бэйлоршир понимала, что это именно тот момент, когда надо действовать, а иначе она овладеет им на час и потеряет на долгие недели!
Роксанна обвила шею графа руками, заставляя оторваться от своего плеча, заглянула в его глаза и тут же припала жадным поцелуем к его губам. Страсть играть не приходилось, а значит, это не было обманом в полной мере. Да, кувшин с водой опрокинула нарочно, но поцелуи, её прикосновения и желания были настоящими! Такие заверения казались вполне убедительными, поэтому она двигалась дальше не сдерживаемая муками совести…
- Вы же знаете, как искренне я нуждаюсь именно в Вашем присутствии, в Вашей заботе…- прошептала она на ушко мужу, чуть касаясь его при этом губами. Медленно проложив дорожку из легких поцелуев к шее Эдварда, Роксанна ловко проскользнула пальчиками под слегка распахнувшийся на груди халат мужа и почувствовала, как он вздрогнул ощутив это прикосновение. Не желая спугнуть его излишней напористостью, графиня не стала двигаться дальше, вновь взглянув в его глаза с неподдельной тоской и желанием.
- Что для меня несущественные блага, если я останусь без тебя…что для меня они, если я буду пребывать всё это время в постоянной тревоге?
Не встретив сопротивления, рука скользнула вниз, нежно поглаживая и невзначай распахивая тёмный шёлк его халата. Пальцы неслышно коснулись узла пояса, замерли на секунду и, усыпив бдительность мужа очередным страстным поцелуем, Роксанна потянула за его край, легко распуская преграду к его телу.
- Я докажу тебе…докажу, что они ошибаются в своих бессмысленных запретах…- отстранившись, жарко прошептала она и вновь прижалась к нему всем телом, единственной преградой к которому теперь была только влажная ткань её халата.

+1

11

Действия супруги лишь разжигали огонь, который и без того горел ярким пламенем. И если казалось, что желать эту женщину сильнее уже невозможно, с каждой секундой я все отчетливее осознавал ошибочность данного предположения. Яркие волосы, соблазнительное тело, очаровательная улыбка, прекрасные глаза и нежные губы – может ли быть кто-то лучше и великолепнее? И думать не стоит! Да мне и не нужно было. Ответом служили мои действия и ответная реакция на действия леди Аррен. Закрыв глаза, я с особым удовольствием наслаждался ее поцелуями, пытаясь расслышать и слова. Расслышал, но для того, чтобы окончательно осознать смысл, потребовалось время, ибо ладонь Роксанны уже коснулась кожи моей груди, и мне ничего не оставалось, кроме как глубоко вздохнуть. Даже несущественное, на первый взгляд, прикосновение вынуждало сердце биться сильнее и быстрее. Но жена остановилось, и это вынудило меня все же вернуться к сути нашей непринужденной и отстраненной беседы. Что ж, все оказалось куда сложнее. Оказывается, приятно осознавать, что ты кому-то нужен. Не только как отец, сын или защитник, но и просто… нужен. Непрерывно смотря в глаза супруги, мне вновь хотелось выказать свои тревоги, но мог ли я это сделать в такой момент? Нет. При этом взгляд мой был наполнен легким удивлением, с примесью понимания и, разумеется, желания. Вместо всех слов, я просто наклонился  навстречу Роксанне, и наши губы вновь соприкоснулись в сладком поцелуе. Моя ладонь вновь легла на ее колено, продвигаясь все выше, невольно задирая халат и, одновременно, лаская бархатную кожу. Однако супруга сегодня была полна сюрпризов. Почувствовал, как ладонь ее коснулась пояса, я отстранился, глянул сначала вниз, затем снова на Роксанну и улыбнулся, явно одобряя подобную инициативность!
Если пару минут назад у нас и был шанс остановиться, то сейчас я окончательно потерялся. Ни единой мысли о чем-то стороннем, никаких насущных дел и прочей обыденности (включая запреты). Ради того, чтобы этот момент не заканчивался, я был готов уже пообещать все. Хоть целый мир. На фоне этого поездка в Палантир, конечно же, выглядела совсем уж несущественно и мелко. Единственное, что я сумел сделать, так это тихо прошептать в губы Роксанны что-то вроде «хорошо, хорошо», после чего жадно поцеловал ее. Одна ладонь коснулась ее груди, в то время, как вторая, до того лежащая на колене, уже куда настойчивее скользнула выше. Я подался назад, и супругу побудил сделать тоже самое. Мои действия стали расторопнее, словно изменив решение, я облегчил душу и уже мог позволить себе взять все, чего только захочется, выплеснуть страсть и окончательно поддаться искушению. Оказавшись на постели, я все так же осыпал графиню жадными поцелуями, при этом задрав ее халат вплоть до соблазнительных ягодиц.  Вот же удивлюсь я завтра, когда вспомню свои слова. Как легко я поддался и изменил свое решение. Я – Эдвард Баратэон, чье твердое слово всегда являлось окончательным, потерял свою нерушимость в море нежности соблазнительной красавицы-жены! Вот только пойму я это завтра, а сейчас…, сейчас моя голова занята совсем другим.
Вскоре я все же вынудил себя оторваться от супруги. Встав с кровати, я и Роксанну потянул за собой. И вот она снова стоит передо мной, как и тогда, в самом начале, с одной лишь изменившейся деталью: в халате. Но это поправимо. Я одел, я и раздену. Поддаваясь этому твердому убеждению, я потянула за пояс халата, и взглядом проследил, как медленно одежда проскользила по нежной коже Роксанны. Как только халат оказался на полу, я вновь заглянул в прекрасные глаза супруги, дабы она видела не только желание, но и бесконечное восхищение, и только после наклонился и в очередной раз поцеловал ее. Проехавшись губами по плечу леди Аррен, я обхватил ее одной рукой и аккуратно уложил на постель, сам оказался сверху.
Графиня Бэйлора, моя жена и мать моего будущего ребенка. Не имея за спиной ничего, кроме родственной любви и дружбы, как же долго я шел к определению тех чувств, которые переполняли меня сейчас.

+1

12

Долгожданное согласие с трудом пробилось радостной мыслью сквозь плену охватившей её страсти (понадобилась даже несколько секунд, чтобы вспомнить с чём он соглашается). Разомлело улыбнувшись, Роксанна вновь была готова предаться ласками, но внезапно он встал с кровати и потащил её за собой. Уж не передумал ли? –скользнула мало похожая на действительность мысль, но в тот же момент она увидела улыбку, с которой смотрел на неё Эдвард, его взгляд. Отчего-то вспомнился тот момент, когда она дарила ему подарок на День Рождения. Конечно, не самое удачное сравнение, но что-то явно схожее с этим выражением было. Словно подтверждая размышления графини, Эдвард неспешно потянул за пояс, явно наслаждаясь процессом, и заставил халат упасть к её ногам.
Роксанна снова оказалась на кровати. Теперь, когда с отцом ей удалось договориться, самое время было подумать и о самом малыше…или хотя бы просто подумать. Ощутив, как к нежной коже внутренней части бедра коснулась разгорячённая плоть, Роксанна выгнулась, отстраняясь, и прерывисто вздохнув, встревоженно взглянула на мужа снизу вверх:
- Нет, постой…
Граф, казалось, вздрогнул от легкого прикосновения ладони к плечу как от удара молнией и замер неотрывно глядя в её глаза. Могла ли женщина причинить такую невыносимую муку отказав, когда всё тело до боли жаждало лишь одного? ... Определённо нет, а если и да, то не Роксанна точно. Сложно представить какое невероятное усилие пришлось приложить Баратэону дабы подчиниться этому легкому прикосновению ладони. Такому слабому, что, казалось, самым взглядом можно было одолеть этот барьер. Да что там…просто не заметить да и всё…Если бы только не одно «но». Видимо даже страсть не смогла полностью заглушить чувство беспокойства за состоянии супруги - вот что заставило его услышать это «нет».
- Не так…- всё так же неотрывно глядя в глаза мужа тихо попросила Роксанна и чуть усилила давление ладони на его плечо.  Баратэон неохотно поддался. Не убирая руки с его плеча, направляя, графиня уложила Эдварда на подушки, а сама осталась сидеть рядом. С нежной улыбкой она провела рукой по его щеке, опустилась поглаживающим жестом чуть ниже, к груди, а потом ещё ниже…
Ей никогда не доводилось видеть его вот так…свободно, во всей красе. Чаще всего страсть ослепляла их ещё до того, как супруги прощались с остатками одежды, а неизменное положение мужа оставляло графиню полагаться больше на чувства и воображение нежели то, что удавалось ей увидеть. Что ж…всё бывает впервой раз, так почему не сейчас? Снова встретившись со взглядом мужа, Роксанна слегка залилась румянцем, как будто извещая его о результатах своего наблюдения. Благо, это была не их первая близость, а иначе она наверняка задалась бы вопросом подходят ли они друг другу вообще. Лёгкая улыбка мужа явно гласила о том, что он не против подобного небольшого исследования собственного тела и это позволило графине слегка осмелеть.
Склонившись, она на подобии мужа остановилась так и не завершив поцелуй и скользнула жадным взглядом по его губам, а после снова заглянула в глаза.
- Хочу, чтобы ты знал, как ты дорог мне…- вкрадчиво прошептала она и тут же, прильнув в страстном отвлекающем поцелуе, в мгновение ока оказалась верхом, дерзко поменявшись с мужем ролями. Отбросив каскад огненных волос за плечи, она придержала их одной рукой, дабы они не мешали смотреть, а второй уперлась в его грудь не давая возможности пошевелится. С лукавой улыбкой Роксанна окинула горящим взглядом из-под опущенных ресниц распростёршегося под ней мужа. Её лицо по-прежнему украшал румянец, только это был уже не стыд, нет…леди Бэйлоршир явно вошла во вкус роли коварной искусительницы.
В такой позиции Роксанне было проще контролировать происходящее, хоть это и придавало ещё большей волнительности и без того пикантному моменту. Легким волнообразным движением она сорвала восторженный вздох мужа и так же неспешно продолжила… опровергать целесообразность жестких лекарских запретов…. 

+1

13

Трудно описать, что происходит с сознанием, когда в такой момент слышишь тихий протест. Внутри словно что-то обрывается. Прежний настрой пропадает, уступая место некому беспокойству (ведь супруга беременна, и это тоже стоило учитывать). Впрочем, несмотря на это, отвлечься от своих действий не так-то и просто. Нежная кожа супруги, ее чувственные губы…, тяжело отказаться от этого по первому требованию, однако я все же пересилил себя и свои чувства, слегка привстав и одарив леди Аррен вопросительным взглядом. Куда мне теперь девать себя и свои разожженные желания? Я уже было хотел поинтересоваться, что случилось и хорошо ли она себя чувствует, но как раз в этот момент леди Аррен внезапно дотронулась ладонью до моего плеча, что вызнавало на моем лице выражение удивления. Смятение было недолгим. Не принуждать же мне ее силой. Оставалось лишь поддаться движениям Роксанны, чуть ли не сжимая губы от напряжения, которому, судя по всему, не будет выхода сегодня. Хотя и так можно время неплохо провести. Главное, отвлечься, - успокаивал себя я. Не помогало. Ровно до тех пор, пока супруга не одарила меня своей очаровательной улыбкой, к которой невозможно оставаться равнодушным. Но это был не последний сюрприз. Стоило только ладони графини коснуться моей груди, а затем опустить ниже, я тут же глубоко вздохнул, а может даже и дернулся. Вот уж не привык к подобному вниманию, но это не значит, что я был против. Даже несмотря на то, что от этих прикосновений угасающее пламя желаний вновь начало раздуваться! Было даже интересно наблюдать за супругой, подмечать изменения на ее лице. Этот милый румянец, от вида которого я просто не мог снова не улыбнуться... Вышло так, что пока жена изучала меня, я, не без удовольствия, изучал ее.
В какой-то момент графиня вновь склонилось надо мной. Все произошедшее потом стало неожиданностью, но неожиданностью приятной, в очередной раз за сегодня лишившей меня мыслей и вообще какого-либо представления о реальности. И мне нравилось это ощущение. Хотелось даже еще. Полностью подчинившись инициативе леди Аррен, я лишь улыбнулся на ее лукавое выражение лица и эту игру с волосами, которая, признаться, будоражила ум еще сильнее! Впрочем, не только это. Соблазнительные виды открывались передо мной, потому, двигаясь навстречу супруге, я просто не мог отказать себе в удовольствии (да и ей тоже) дотронуться до ее ягодиц, груди или медленно водить ладонями по бедрам, по талии… Вскоре, промычав себе что-то под нос и уже явно не имея сил довольствоваться только этим, я все же поднялся, оказавшись в вертикальном положении, и сомкнул Роксанну в своих объятиях. Дыхание учащалось, становилось тяжелее, губами я прижался сначала к ее губам, а затем и к плечу. В такие моменты хочется высказать все. Рассказать, признаться. Но я молчу, а подступившая сладостная истома, растекшаяся по всему телу, напрочь лишила меня каких-либо мыслей на этот счет. 
К реальности я вернулся не сразу. Сидел, не двигался, по-прежнему прижимая леди Аррен к себе и пытаясь восстановить дыхание. Наконец-то мне удалось пошевелиться, я слегка отстранился и, запустив пальцы в яркие локоны Роксанны, улыбнулся ей.
- Скромная леди из Атлантии, - протянул я, после чего засмеялся и вновь крепко обнял супругу.
Через несколько секунд я аккуратно перевернулся, возвращая нас в более привычное положение: графиня на спине, я возвышаюсь над ней, упираясь при этом руками в постель, мы укрыты одеялом. Все еще глядя супруге в глаза, продолжаю молча улыбаться, а потом все же наклоняюсь и касаюсь губами ее ключицы. Только сейчас я понял, почему все произошло именно так (и я совсем не против, а кому не понравится, когда его ублажают?). Быть рядом нам никто не запрещал, однако лекарь достаточно ясно дал понять, что это все же нежелательно. Не потому что представляет реальную опасность для ребенка, а потому что… да он и сам не знал! Просто так. На всякий случай. Мало ли. Но могу ли я устоять перед такой женщиной, руководствуясь лишь этими призрачными и необоснованными предположениями? Собственно, сегодня ответ на этот вопрос был дан.
- Ничего не случится, - уже целуя живот графини, мягко протянул я. Уверен, она поймет, о чем речь. Сразу после этих слов я подтянулся так, чтобы лицо мое было на уровне лица Роксанны. Ладонь тут же коснулась ее щеки. – Всегда доверяй мне.
Улыбнувшись в очередной раз, чувствуя привкус настоящего счастья, удовлетворения и полнейшего насыщения, я вновь перевернулся на спину, а голову повернул к жене. Что ж, нарушать запреты даже интересно.

+1

14

Роксанна выгнулась и позволила рукам мужа беспрепятственно исследовать её тело, ласкать его, задыхаясь от восторга охвативших её чувств.
В унисон нарастающему напряжению, движения супругов становились всё более отрывистыми, торопливыми. Извиваясь в его руках, разгорячившаяся графиня Бэйлоршир сбилась с темпа, но муж тут же подхватил её, поднимая куда-то вверх, к пику наслаждения, вмиг довевши это безумие до предела. Графиня вскрикнула, забилась в руках мужа, а её стоны стали умоляющими, но он, казалось, этого не услышал этого, продолжая двигаться, пока сам не смог заполучить долгожданное облегчение.
Роксанна медленно приходила в себя в его крепких объятьях. Казалось, на какое-то мгновенье она всё же лишилась чувств от переизбытка эмоций и только сейчас начинала возвращаться в действительность полную великолепного ощущения невесомости тела. Слабо улыбнувшись на его шутливое замечание, лишенная поддержки его рук, Роксанна разместилась на подушках, медленно набираясь сил.
-  Могу быть такой…если ты захочешь… – с лукавой улыбкой, в тон замечанию, произнесла она ему, игриво упершись ножкой в торс графа, но не отталкивая при этом. Проводив взглядом ниже, она прикрыла глаза и расслабленно кивнула.
- Я верю. Я доверяю…
Несколько минут они лежали молча, не тревожа друг друга ни голосом, ни прикосновением. Первой нарушила устоявшуюся тишину Роксанна. Довольно потянувшись, как будто только что ей довелось искусить вдоволь сладостей, она вновь улеглась поверх мужа. С любовью глядя на лицо Эдварда, Роксанна принялась лениво водить пальчиком по его бороде. Сейчас она чувствовала себя абсолютно счастливой. Такой Роксанна, казалось, ещё никогда не была…да что там - она была в этом уверенна! Не смотря на охватившую её усталость после такой феерической разрядки, графиня нарочно отгоняла от себя сон, стараясь как можно дольше побыть с ним, любоваться его чертами лица. Ей хотелось всецело осознавать, что он рядом: слышать его, чувствовать, созерцать…На какой-то момент она бросила своё увлекательное занятие и, подтянувшись повыше, заглянула в его глаза.
- Я хочу родить тебе сына… – тихо прошептала Роксанна, с любовью обнимая и доверительно прижимаясь к нему всем телом. Это тоже будет их маленькой тайной.  Одной из…
Как ни странно, Рашида не вернулась. Если бы Роксанне хотелось об этом подумать, она могла бы предположить, что та неуёмная страстность, которая охватывала Роксанну в моменты близости, не оставляла места для догадок тому, кто имел неосторожность оказаться возле их покоев в этот пикантный момент (слишком уж однозначным были стоны, которые доносились из-за двери). Но Роксанна не думала об этом. Разве можно думать о таких пустяках, когда он рядом? ...

+1

15

- Весьма заманчиво, - с кривой ухмылкой протянул я, стоило только почувствовать, как ножка супруги коснулась торса. Это игривое настроение и та непринужденность, с которой себя вела леди Аррен – все это радовало и даже нравилось, на фоне того, как сдержанно она вела себя раньше. Как боялась, как закрывалась от меня.
Теперь у нас у обоих появилась возможность немного прийти в себя и привести мысли в порядок. Лично мне для этого требовалось время, слишком уж сильно взбудоражило ум наше сладостное времяпровождение. Все еще тяжело дыша, я молча смотрел куда-то в потолок, когда услышал шевеления со стороны графини. В одно мгновение супруга оказалась сверху, и я незамедлительно заботливо укрыл ее одеялом. После, прикрыв веки, оставалось лишь наслаждаться этими кроткими, но такими приятными, прикосновениями. Попутно я запустил руки под одеяло, потому пока графиня увлеченно водила пальцами по моей бороде, я делал тоже самое с ее спиной, невольно отмечая для себя, насколько же у нее нежная и гладкая кожа! И так я был готов провести хоть целую ночь. Никаких дел, никаких распоряжений или проблем. Ничего и никого, только этот маленький уголок спокойствия и, несомненно, абсолютнейшего наслаждения.
Казалось, лучше уже быть не может, но последующие слова леди Аррен и это предположение опровергли. Никогда еще мне не приходилось слышать подобных слов. Это все равно, что откровенно признание в каких-то сильных и теплых чувствах. Сперва взгляд мой был наполнен восхищением. Запустив пальцы в прелестные волосы супруги, я крепко обнимал ее, не в силах выказать свою благодарность за все сделанное и за все сказанное. Буквально через несколько секунд я побудил Роксанну слегка привстать, а сам, обхватив ее лицо руками, улыбнулся. Большой палец коснулся ее губ. Я по-прежнему молчал, лишь улыбка и взгляд выдавали всю ту теплоту, которую я испытывал. А что я могу сказать? Ни одни слова не способны передать мои чувства! Зато действия… Привстав, я аккуратно коснулся губами губ супруги. Кроткий поцелуй постепенно перерос в нечто большее. Я вновь провел ладонями по спине леди Аррен, а затем полностью обвил ее тело руками, как можно крепче прижимая к себе во время этого сладостного поцелуя. Мы остановились, но объятий своих я не размыкал, вдоволь наслаждаясь этой близостью и не без удовольствия вдыхая чудный аромат волос Роксанны.
Правду говорят, лишь в сравнении истина познается. Моя жизнь казалась мне хорошей и интересной. Не лишенной удовольствий, изысков, достатка и комфорта. В принципе, так и было, но лишь с одной стороны. Всем этим я довольствовался в тени, а сейчас словно солнце яркое появилось, разбавив всю эту картину разноцветными красками и светом. Интересно, покажусь ли я дураком, если скажу ей об этом сейчас? Абсурд ведь, – мгновенно пролетело в голове, ведь чувства и мысли, настолько непривычные и неведомые мне ранее, требовали немедленного выхода. И все же, как и прежде, я решил промолчать. Как раз в этот момент за дверью послышались чьи-то шаги, отвлекшие от насущных мыслей и побудившие вспомнить недавнюю историю. Историю, о которой мне всегда будет напоминать тонкая линия на ключице – отпечаток клыков волка. Будем считать это наказанием за не веру в жену!
- Хорошо, что Робин уехал. Иначе завтра точно уже говорили бы, что ты его снова принимаешь в своих покоях, да еще нагло не скрываешь этого, - после я засмеялся с собственной же шутки и еще крепче обнял жену, прижимаясь при этом губами к ее макушке. Врятли наше времяпровождение могло остаться неуслышанным для тех, кто случайно оказывался рядом. – Прости, ты, наверное, уже хочешь спать.
Улыбнувшись, я провел ладонью по ее волнистым волосам. Лично мне не хотелось, чтобы эта ночь заканчивалась, и уж точно не хотелось, чтобы леди Аррен возвращалась на  свою сторону постели. Собственно, это и не нужно было, немаленький, такую хрупкую женщину выдержу. Не говоря о том, что никакое одеяло не сравнится с такой соблазнительной грудью. Тепло. Приятно (мягко говоря). Что может быть лучше? Если и засыпать, то только в таком положении! А сон неизбежен. Но ведь это далеко не последняя ночь. Будут еще. Много ночей! Успокаивая себя этой мыслью, я все же пожелал Роксанне доброй ночи и, глубоко вздохнув, закрыл глаза.

+1

16

Реакция графа на её признание была более чем красноречивая. Она искренне радовалась с упоением отвечая на поцелуй и надеялась, что сможет это сделать. Для него, для себя, для них. Мечты о семейной идиллии когда их станет на одного больше всецело поглощали её, были яркими, будоражащими, обещая превратить и без того прекрасную жизнь (ведь она любила и это уже преображало её жизнь) в настоящий рай на земле.
Радостные мечты, щедро перемежованные легкими прикосновениями, преисполненными нежности улыбками и взглядами, оборвались звуками шагов за дверью. Повернув голову, Роксанна испугалась, что Рашида всё ещё может вернуться (хоть и допущенное с её стороны промедление указывало на обратное). Хоть бы не вошла! -  с замиранием сердца подумала графиня подтянув одело повыше. Конечно, такая ситуация была бы более чем неловкой и наверняка потянула бы за собой ещё и недовольство супруга в связи с тем, что она разрешает подобные вольности прислуге. Рашида действительно часто входила без стука если на то была своя необходимость. Примером, иногда ей доводилось будить любящую поспать подольше Роксанну, дабы та не выглядела в глазах жителей поместья ленивой или нерасторопной, либо же вносить воду…  Конечно, Роксанна могла возмутиться по этому поводу и иногда даже делала это, хотя в глубине души прекрасно понимала, что строго запретить этого не стоит. В противном случае графиня могла превратиться в вечно опаздывающую и потерявшею свой безукоризненный внешний вид даму.
Хотя, что есть безукоризненный вид?... – лениво подумала Роксанна вновь откидываясь на подушки, когда опасность вторжения в её покои миновала. Действительно, забавно. Сколько стараний она прилагает каждый день чтобы нравиться ему, а когда настало время решительных действий не потребовалось ничего: ни украшений, ни одежды, ни замысловатых причёсок. Как оказалось, больше всего ему нравиться именно их отсутствие…
Кивнув мужу, скрывая за слегка растерянной улыбкой румянец (она прекрасно понимала на что тот намекал), Роксанна разместилась между мужем и одеялом и закрыла глаза.
- Полагаю, им бы не довелось заблуждаться, Ваше Сиятельство. Слуги наверняка бы узнали голос своего хозяина… – покраснев ещё больше, тихо ответила она, не открывая глаз. Таким образом Роксанна тонко намекала, что в этот раз графу так же не удалось сохранить хладнокровие в некоторые, особо напряжённые, моменты их близости. Роксанна посчитала это своеобразной похвалой и почувствовала даже некоторый интерес в том, чтобы изучить эту тему ещё более детально. Не просто отдаваться в его руки и получать наслаждение, а дарить его, приносить ему. Ещё до недавних пор ненужные, полученные на уровне женских сплетен знания теперь пробуждались в её сознании и, плотно переплетаясь с невероятным желанием и страстностью, выплескивались в несвойственные ей порывы (что, собственно, и довелось испытать сегодня на себе Эдварду). Чувствуя его поддержку, одобрение и опытность, Роксанна раскрывалась с новой стороны, всё меньше оглядывалась на сковывающие её предрассудки по поводу позволительности подобных действий с точки зрения морали. Во многом этому помогало и ощущение абсолютного единства с ним. Сейчас, нежась на его груди, обнимая, Роксанна ощущала себя единым целым с ним, так же, как и со своим не родившимся ребёнком. Она слышала стук его сердца, его дыхание и полностью растворялась в этих звуках, незаметно для самой себя уходя за тонкую грань между сновидениями и действительностью.
- Добрых снов, Эдвард…

+1

17

Роксанна достойно ответила на мой комментарий, и мне не оставалось ничего, кроме как так же рассмеяться. Пылкости во всем происходящем между нами хватало. Обладая такой женщиной просто невозможно держать свои чувства при себе! Лишнее подтверждение правильности своих выводов. И я бы, несомненно, продолжил этот забавный разговор, если бы не поздняя ночь.  Продолжая кончиками пальцев поглаживать спину Роксанны, чья близость была так мила и приятна (если так вообще можно сказать об ощущениях, которые дарило прикосновение ее кожи!), я попытался уснуть, но получилось это не сразу. Все те же чувства, еще не конца угасшие ощущения, а так же бесчисленное количество мыслей – все это слилось воедино в один момент и на несколько часов лишило меня какой-либо надежды на сон. 

Яркие лучи солнца пробились сквозь окно в спальню графини и вынудили меня лениво распахнуть веки. Промычав себе что-то под нос, я повернул голову в сторону, словно желал взглядом своим испепелить источник утреннего беспокойства. Впрочем, буквально через пару секунд, когда сознание наконец-то восстановилось и вернулось к реальности, я даже улыбнулся. Утро ведь великолепное! Графиня хоть и невольно сползла с меня ночью, однако все равно сохранила нерушимую близость, обняв и положив голову на мою грудь. Собственно, как делала и всегда. Даже во сне еще никогда не промахивалась. В очередной раз улыбнувшись, я аккуратно провел ладонью по волосам Роксанны, и явно не спешил покидать постель. Хотелось дать себе хотя бы несколько минут, дабы вдоволь насладиться этой картиной (графиня была достойна любования) и этими ощущениями, которые я по-прежнему считал чем-то новым для себя. Впрочем, делать это можно хоть целую вечность, времени всегда будет недостаточно, потому я все же нашел в себе силы покинуть постель. Медленно и осторожно освободившись от объятий жены, я выскользнул из кровати, быстро натянул на себя халат и направился к выходу на террасу, дабы открыть дверь и впустить в покои немного свежего воздуха. День обещал быть великолепным! Солнечно. Тепло. Погода словно передавала настроение хозяев этих земель.
Положение солнца говорило о том, что утро уже давно не раннее. Нечасто я позволял себе просыпаться столь поздно. От мыслей насущных меня отвлекла карета, стоящая у ворот. К моему отбытию уже явно готовились. И тут я вспомнил: Ах да, вчера же я пообещал ей…, - от этой мысли оставалось лишь усмехнуться. Все-таки уговорила! И путь к отступлению отрезан. Женщины коварны. Робитэйл будет явно не в восторге. Но, в конечном итоге, лишь мое решение определят все.
Вскоре я вернулся к постели и прилег рядом с графиней, которая все еще сладко спала. Опершись о локоть, я аккуратно провел кончиками пальцев по щеке супруги, а так же убрал локоны, свисающие с ее лба. Желая сделать пробуждение Роксанны мягким и спокойным, в какой-то момент я наклонился и коснулся губами уголка ее губ. Она пошевелилась. Я улыбнулся. А после медленно провел пальцем по ее спине. Ровно так же лениво, как и я еще совсем недавно, Роксанна наконец-то открыла глаза.
- Доброе утро, - добродушно поприветствовал я графиню, прикрывая ее спину одеялом. Я дал жене несколько секунд для того, чтобы окончательно пробудиться. – Раз уж тебе все-таки удалось вытянуть из меня обещание, можешь приказывать начинать подготовку к отъезду.
Все еще не в силах поверить своей податливости, я в очередной раз ухмыльнулся и, предварительно крепко поцеловав Роксанну в щеку, встал с постели и направился в свои покои, чтобы переодеться (все-таки оставаться вчера у графини не планировал, кроме халата ничего и брал). Впереди нас ожидало короткое путешествие и достаточно увлекательное времяпровождение! Где-то в глубине души, я даже радовался, что поддался: прекрасная возможность провести столько времени вдвоем. Или, вернее, втроем. До сих пор непривычно думать об этом.

+1

18

Казалось, ещё мгновенье назад она чувствовала, как пальцы мужа нежно касаются её спины, и вот уже надоедливые солнечные лучи пытаются отогнать сладкое забвение. Недовольно поморщив носик, Роксанна отвернулась от источника света, ища спасительный полумрак, а её пальцы привычным жестом скользнули по пустой подушке рядом. Ну вот, опять...- сквозь сон побилось недовольное, разочарованное.
Привычка графа спешить с самого утра по делам явно не устраивала Роксанну и неизменно вызывала недовольство с её стороны. Да и что это вообще за привычка: покидать постель?! Не в меру разсобственничавшаяся Роксанна хотела, чтобы рядом он был всегда и не менее! Так и не оформив свои претензии на Баратэона во что-то более конкретное, графиня вновь задремала.
В следующий раз её разбудил уже легкий крен перины в сторону мужа, и вскоре пальцы графа вновь коснулись её нежным поглаживающим жестом. Всё ещё упрямо сохраняя сон, губы Роксанны дрогнули в лёгкой улыбке под поцелуем, а ладонь вновь легла на шёлковое тепло его халата. Теперь у неё было всё для счастья поэтому вставать необходимости не было как таковой…
Впрочем, и эта гармония продлилась не очень долго. Пожелав доброго утра, граф, под недовольный вздох Роксанны, вновь проявил свою дурную привычку покидать её в самый неподходящий для этого момент (собственно, существование «подходящего момента» как такового для такого действа было под огромным вопросом).
Принесённая им весть, напомнившая о том с чего начиналась эта незабываемая ночь, всё же заставила Роксанну распахнуть глаза и лениво потянутся. Да, всё-таки этот день обещал стать прекрасным!
Вместе с Рашидой в покои Роксанны пришла суета. Ведь времени было так мало! Пока служанка торопливо паковала наготовленные  вещи, джентри спешила закончить с причёской леди Бэйлоршир.
- Рашида, ну давай побыстрее! ... – в который раз недовольно протянула Роксанна, особо не утруждая себя угрызениями совести, что именно она и послужила виной допущенному промедлению. Да что там…если бы не она – вообще ничего этого не было бы! Кто уговорил бы графа? Рашида...или, может, мистер Свонн? Нет, только мне под силу это! – вовсю прихваливала себя Роксанна. Впрочем, её мысли то и дело крутились возле обстоятельств заключения этого «уговора» зажигая на её щеках еле заметный, здоровый румянец. Да уж, граф, несомненно, имел талант способствовать цветущему виду своей жены…Наконец-то, когда с приготовлениями было торопливо завершено, Роксанна торопливо направилась во двор.
Все провожающие и участники поездки были уже здесь, и графиню это вполне устраивало. Приняв руку мужа, она одарила всех сдержанной улыбкой, хотя сейчас ей хотелось просто-таки показать всем язык в знак того, что она победила их всех. Всех, кто не хотел этой поездки для неё и убеждал в этом Баратэона. Последнее слово осталось всё же за ней и осознание этого лелеяло гордыню графини Бэйлоршир.
Особо во всем многообразии лиц выделялось кислое лицо Робитейла и не менее поджатое леди Нортон. Им Роксанна улыбнулась почти лучезарно и попрощавшись как велели тому манеры направилась с карете. Оказавшись внутри, Роксанна отметила про себя что просто так её все же не отпустили. Кто-то велел притянуть сюда перину и замостить ею сидения. Коротко улыбнувшись этому новшеству, Роксанна уселась поверх подушек и легонько вздохнула. Казалось, только сейчас она начала осознавать насколько великолепен был этот день! Вместо того, чтобы отрывать от сердца мужа, провожая его в поездку, она отправиться вместе с ним и теперь проведёт время со своими самыми любимыми: мужем и сыном…

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Простые сложности [х]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC