Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Vagabond vol.3 «Вор на трафальгарской площади»


Vagabond vol.3 «Вор на трафальгарской площади»

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://66.media.tumblr.com/7094fa492f01cc8b34528d45c4950e08/tumblr_mxg1kmMmuK1rjtndlo1_500.png
НАЗВАНИЕ Vagabond vol.3 «Вор на трафальгарской площади»
УЧАСТНИКИ Kamal, Lester Fosseler, Kristiana Larno
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ Хайбрей, площадь перед Храмом, начало марта 1443
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ Последнее время Лестер Фосселер и Кристиана Ларно старались чаще появляться в свете месте. Точнее, Лестер старался, чтобы его заметили в сопровождении светской дамы, дабы примелькаться. Когда они чинно прогуливались подле Храма, на их пути появился весьма нежданный гость из прошлого Лестера…

+1

2

-Держи вора!
Нищий бежал по городу, то и дело расталкивая толпу, оставляя в тех местах одежды, где он прикоснулся к кому-нибудь, грязный след. Следом, расталкивая уже более грубо, бежало трое солдат. Стражи правопорядка преследовали преступника, своровавшего очень дорогой перстень у одного знатного коллекционера всяких редкостей. Грязная хламида, представляющая собой что-то среднее между мешковидной рясой монаха и обносками на годовалом трупе, болталась на теле оборванца, скрывая его телосложение и особенности фигуры. Старомодный худ из шерсти, принявшей грязно-серый цвет, лоснящийся и блестящий от засаленности, болтался на голове. Нищий пнул городского дурачка, ковырявшегося в носу, отчего тот резко повернулся, размахивая руками и возмущаясь, надувая зеленые пузыри носом. Один из стражи врезался в него, остальные двое догоняли нищего.
Было позднее утро. Март. Довольно прохладно для ранних моционов, однако весеннее солнце начинало греть хоть сколько-нибудь после зимней стужи. Хотя Камал поставил бы сотню серебром, что в столице эти морозы ощущались не столь люто, как, например, в предгорьях. Пар вырывался вместе с дыханием. Ему не сложно было скрыться от преследователей, но тогда терялся сам смак воровства. Если верить некоторым обрывкам знаний, в этом перстне есть скрытый механизм, который открывает пространство под полированным опалом. В нише же должен быть рецепт какого-то невероятного отвара. Авантюра была сомнительной, но Камалу уже до пятен в глазах надоело резать чирьи на тощих задницах ремесленников, а так же втирать мазь от боли в пояснице толстобрюхим торговцам.
Он вдруг остановился и обернулся к страже, вытянув руки ладонями вперед, пытаясь остановить их. Измазанное в грязи и саже лицо сложно было узнать еще и потому, что Камал кривил его в гримасе, как будто либо просраться не может, либо удар вот-вот хватит.
-Стойте, стойте, все, не могу больше..- он сгорбился и оперся плечом о стену.- Не могу..- серые глаза при этом внимательно осматривали переулок, на котором он оказался, а рука нащупала мешочек с перцем на поясе. Некоторые уличные забияки использовали песок для того, чтобы бросить его во время драки своему оппоненту. Камал же носил на своем поясе целое состояние. Мешочек с перцем. Атлантийский жгучий красный перец буквально выжигал глаза. Жестоко, но эффективно. Вдруг взгляд наткнулся на чинно прогуливающуюся пару. Они явно не собирались заходить в этот проулок, были одеты очень и очень добротно.
"Быть не может..."
-Хотя чего ж не могу?- пробормотал он, сыпанув перцем по глазам одному из стражников, что подошли для того, чтоб отпинать нищего, а второму поднырнул под дубинку и пальцем надавил под ухо. Оба закричали, однако если первый ослеп, то второй, справившись с коротким приступом острой боли с ругательствами и криками побежал догонять прыткого оборванца.
Камал же выбежал из проулка, повертел головой и побежал в направлении прогуливающихся господина и госпожи. Поравнявшись с ними, он толкнул в плечо проходившего навстречу мужчину с плетеными корзинами, после чего толкнул герцога плечом, отчего тот вынужден был наскочить на леди. На этом злоключения не прекратились. Нищий запнулся и повис на Лестере Фоселлере, которого знал, как Николаса. Если быть более точным, то Камал одной рукой уцепился за плечо камзола, а второй - за пояс, подкладывая тому перстень. Найти одного человека в городе не столь уж и сложно. Хрюкнув, Камал поднялся и побежал прочь, теперь уже отрываясь от погони.

+2

3

Glass Heart Hymn by Paper Route
Город просыпался от первых лучей солнца. В поисках божьей благодати господин Фосселер со спутницей отправились в ту часть Хайбрея, которую было принято считать самой уединенной, и в тоже время самой полной пересудов.
- Словами не описать, леди, как я рад, чтобы Вы согласились сопровождать меня. - обратился Лестер к Кристиане, которую всё это время крепко держал под руку, будто она его пленница. Сиял он так, будто чинно гуляет с самой очаровательной нимфой столицы, а вел как последний солдат, поймавший в свои лапы женщину.
- Только рядом с Вами город сумел очаровать меня.
Почему Кристиана вновь согласилась на приглашение экс-герцога оставалось загадкой даже для него, но всё шло по плану, так что переживать не о чем. Кристиана никогда не давала немедленных ответов, но всегда шла на уступки. Женское сердце, мягкое как воск.
Лестер ехидно добавил:
- И Хайбрей все больше благоволит мне, когда Вы здесь...
Сейчас о них ходили подозрительные слухи, но они были совершенно не обоснованными. От одиноких Лестера и Кристианы не требовали ни публичного раскаяния, не помолвки, подобные отношения ни на что не обязывали, но притягивали любопытные взгляды, что рождало ажиотаж. Двор был так падок на сплетни и слухи, а Лестер желал стать центром общего интереса. Как только о нем заговорят, его положение значительно укрепится.
Так, болтая, они подошли к дороге ведущей из храма во дворец. Здесь было множество слуг, многие из которых прислуживали при дворе, работали на вполне определенных господ, и, конечно, доносили до них всё, что видели.
- Похоже, что придется пробираться через самую глубь. Надеюсь, Вас не затруднит? - как леди Кристиану могло это затруднить, если Лестер буквально тащил ее за собой. Мужчина шагал быстро и уверено, а девушка едва поспевала за ним.
Слуги и работяги с удивлением взирали на мужчину и его спутницу. Площадь наполнялась торговцами и просто зажиточными горожанами. Лестер был приучен к такому шуму, но девушку это могло смутить. Оба они были разодеты совершенно не так, как здешние жители. Лестер был в ярком кафтане, усыпанном драгоценными камнями, как попугай. Леди Кристиана была одета не менее прелестно, мужчина глядел на нее без наигранного очарования. Они были красивой парой, и это бросалось всем в глаза. Пара шла по тропе прямо к небольшому фонтану, но неожиданно Лестер пожелал сойти с дороги и еще раз пройтись под окнами горожан, в тени величественного строение в центре площади. К ним тянулись жадные руки попрошаек, в миг все они получили по монете от экс-герцога. Величественное шествие длилось долго, пока ее не прервали какие то крики. Вмиг все взгляды переметнулись туда, вглубь переулка, подле входа в который застыли Лестер и Кристиана.
"Держи вора, держи вора!" - доносилось оттуда. Казалось бы, ничего особенного. Мало ли обезумевших бедняков в Хайбрее, но Лестер вдруг нахмурился. Он увидел приближающегося к нему мужчину, но тут же перед богато одетой парой выросло двое стражников.
"Попался, мерзавец!" - проорали они, но не так быстро... Как по волшебству оба были поражены ароматной, удушающей пылью, что вор небрежно кинул им в лица. Стража расступилась, теперь ничто не стояло на пути между несчастным воришкой и дворянской парой. Лестер отстранился к каменной стене и невольно потянул девушку за собой. Но вор опять оказался быстрее. Он налетел на мужчину и обхватил за пояс. Лестер хотел оттолкнуть негодяя, но лицо вора было так близко, что можно было разглядеть каждую морщину. Конечно, он узнал его. Чертов Зигизмунд! Что здесь делает этот пройдоха? Неужели проделал весь этот путь, чтобы отобрать у старого друга кошелек?
- Будь я проклят! - только и успел на выдохе сказать он, когда старый знакомый уже пролетел мимо них, так нахально задев спутницу Лестера. Наконец Фосселер разжал руку и толпа зевак и стражников разлучила их с Кристианой. Это дало мужчине время, чтобы пошарить по карманам своего кафтана, убедиться, что кошель на месте, а заодно найти одну весьма интересную вещицу.
- Милорд, вы в порядке? Ничего не пропало?
- О нет, не волнуйтесь. Держите вора!
Лестер злорадно ухмыльнулся, как улыбался только тогда, когда и сам был разбойником. Его глаза сияли. Он нашел свою спутницу и взял ее за руку.
- Надеюсь, госпожа, Вы никуда не торопитесь, потому что я не могу сопроводить Вас во дворец, но и оставить здесь одной не представляю возможным. - говорил он уже на ходу, устремившись куда то в глубь грязных улиц. Он не был уверен, что женщина слышит его слова, но так случилось, что Лестеру не было до этого дела. Все его мысли были уже далеко отсюда, далеко даже от Хайбрея, далеко от его нынешней жизни. Его накатила волна воспоминаний, что при нынешнем положении было куда важнее, чем всё остальное. Забавно, как мы хватаемся за прошлое, когда практически ничего из него не помним.
Они долго блуждали по вонючим подворотням, расталкивая попрошаек и бедняков, кухарок и шлюх. Когда уже солнце находилось наш самыми крышами жалких лачуг, Лестер остановился перед дверьми жалкого заведения, именуемого "Гордый петух", пристанище скитальцев и воров, пьяниц и проходимцев. Он был уверен, что найдет Зигизмунда именно здесь, а куда ему было еще найти?
Из кабака, чугунная вывеска которого изображалась в виде петуха, стоящего на одной ноге, доносилось пение и смех. Пара спустилась по ступенькам вниз, в зловонный, пропитанный трубочным табаком и разнообразными соусами зал. В далека виднелась стойка, за которой меланхолично пересчитывал монеты хозяин заведения, а за его широким задом виднелся вход на кухню перед приоткрытую дверь.  На жаровне медленно крутились вертела со скудной закуской: тощими цыплятами, обильно политыми жиром.
Пару встретили недобрыми взглядами, но Лестера это ни чуть не смутило. Он оглядел зал, нашел нужный столик и устремился к нему. Стол стоял у самого окна, на нем был кувшин вина и всё.
- Ну здравствуй, дружище. Жаркий выдался денек. Ничего не потерял в этой суматохе?

+2

4

- Словами не описать, леди, как я рад, чтобы Вы согласились сопровождать меня.
Кристиана сделала умиротворенное и доброжелательное лицо. А что ей оставалось делать? она спросила регента, о ом, как стоит вести ей себя с бывшим герцогом и он пожелал, что бы эти отношения были миролюбивыми и дружескими.
Лестер не вызывал у нее жгучего приступа дружеских и доверительных чувств. Его им шипело на змеином языке и такая же напряженная дрожь прокатывала от размышлений о его персоне. Глаза его были холодны и совершенно безлики, в них не найти было ни тепла, ни отдаленной тени правды, которую хочется увидеть в собеседнике, раз идешь с ним под руку.
Это был не порывистый и необузданный Бойл. Не учтивый и всегда переполненный достоинства Генрих. Не хитрый и считавший себя повелителем всего Хайбрея Девантри старший. Не Томас, мурчащий и ласковый, как кот и такой же вороватый. И не Адемар необъяснимо положительный. Это был совершенно иной зверь.
Она попыталась сравнить Фосселера, придумать, на кого он мог быть похож. На языке снова зашипело его имя.
Еженедельная процессия в собор, это как праздничный выезд. дворяне одевают на себя все самое лучшее и пытаются уколоть своим превосходством друг друга.
Чаще всего леди Ларно сопровождал ее брат. Они обычно шли очень медленно, так, что бы максимально скрыть его хромоту. Так, что их могли разглядеть со всех сторон, до самых крючков на камзоле  и пряжек.
С Лестером же они шли куда быстрее, так что ее сопровождение из Кэти и пажа терялись где то сзади. Дера, своего личного телохранителя она не брала, ибо это давало бы понять, что Лестер не в состоянии постоять за себя и честь дамы.
- И Хайбрей все больше благоволит мне, когда Вы здесь...
Аха! А у нее больше не пропадают письма! По крайней мере, она постаралась обезопасит себя от этого!
- Вам совершенно не к лицу лесть милорд.
Кристиана устремила на него взгляд зеленых прищуренных глаз. На ней было выходное фисташковое платье из парчи с золотой вышивкой и меховая белая накидка, так как было все еще прохладно.
- Пока, я для вас ничего не сделала, как и вы для меня.
Она могла продолжит фразу, завершив ее словами про отсутствие доверия. Но, какое может быть доверие, когда на тебя смотрят такие глаза. А слова произносятся такими губами.
В достоинства леди Ларно никак не входило легкомысленность и доверчивость, особенно к мужчинам.
- Но, надеюсь, в один прекрасный день, я смогу назвать вас своим другом.
Почему она так сильно сомневалась в том, что говорила?
Между тем, городская суета прямо таки сгустилась вокруг них, выплескивая из своих пестрых недров какого то оборванца, который прямо таки заобнимал Лестера. Кристиана не успела и ойкнуть и что либо предпринять, как проходимец отпрыгнул и унесся сквозь толпу, куда то в переулок. На удивление ко всему, мужчина не продолжил чинно шествовать дальше с не под руку дальше к собору, а крепко завладев ее локтем, потянул ее куда то в след бродяге.
Совершенно не удобно передвигаться в пышном праздничном платье, с множеством накрахмаленных нижних юбок, да еще, когда ты совершенно не понимаешь зачем это!
- Милорд! Лестре!
Она попыталась одернуть и остановит разгоряченного мужчину. Бесполезно. Глаза его до этого холодные и беспристрастные заблестели, как и у того вороватого проходимца. Сумасшедший?
Кристиана не успела продолжить свои размышления, оказавшись в закоулке, когда мужчина нагнал того, кого преследовал. Она остановилась, ловя воздух ртом, совершенно не понимая, что происходит, озираясь по сторонам, в поисках своего сопровождения или еще хоть кого нибудь.

+2

5

-А я ему в ухо кулаком такой, чтоб не смотрел на мою Люси, как кот на свои яйца и облизать не порывался,- грубый гогот отребья, казалось, мог разорвать корчму в щепки, но та чудом не разваливалась. Тесная корчма просто вынуждала людей потакать соблазнам. Соблазнам нарушения заповедей, что не так уж и давно, если судить по меркам истории человечества, были озвучены. Самое сложное заключалось в том, что эти самые заповеди переплетались и перекликались со множеством законов. Только вот если за нарушение заповеди тебя не пустят в обетованную благодать, то за нарушение закона - и если тебя поймают, разумеется - кара приходилась вполне телесная. На Камала никто не обращал внимания. Очередной оборванец, таких здесь шестнадцать из дюжины. Хотя у Камала закрадывалось подозрение, что дальше дюжины сосчитать в силах лишь самые искушенные умы, присутствующие здесь.  Лекарь почесал шею, случайно зажал пальцами вошь и раздавил меж ногтей с характерным хрустом, больше похожим на щелчок. Благородные господа, присутствующие за соседним столом, продолжали изображать медведицу во время брачных игр. Иначе их хохот никак не ассоциировался у безродного сироты. Едва только забрезжила надежда, что на столе, кроме кувшина вина, окажется кружка пива, по вкусу больше напоминающую мочу смертельно больного старика, как предвкушение удовольствия от ее потребления сошло на нет.
-А ты умен, Николас,- с усмешкой произнес лекарь, растирая трупик вши меж пальцами, и слушая, как притихли разговоры вокруг.- Охренеть как умен. Припереться сюда в одежде, которая стоит столько, что тебя раз двадцать уже должны были зарезать по пути сюда, притащить с собой леди из тех, которых местные не насиловали даже в своих лучших снах. Готов поспорить на ночь с вашей служанкой, госпожа, что в ваших потаенных фантазиях вас насилуют полтора десятка немытых мужиков с гнилыми зубами и намотанной на чресла "гасконкой",- сифилис был не такой уж редкостью среди отребья, чья гигиена состояла из мытья под дождем и вытирания рук об одежду.- Иначе я не представляю, чем вас сюда заманил.. эээ.. Как бишь тебя теперь называть?
Мужчина небрежно взял в руку кувшин и отпил из него, крякнув, после чего почесал шею и попытался достать до середины спины. Кроме всех подобающих чувств и эмоций, Камал ощущал какое-то беспокойство, которое определил, как чувство нахождения рядом одаренного. Он не мог сказать, кто точно.. Точнее, мог сказать, кто именно обладал Даром, однако в этот раз чувство было значительно сильнее.
-Ты практиковался? Научился пользоваться своим... талантом?
Судя по затихающим разговорам, времени оставалось не больше, чем у монаха, решившего нарушить обет целомудрия, до первой порции сексуального удовлетворения. С минутку, не больше. После этого Лестера отметелят местные завсегдатаи, а над телом красавицы-спутницы страстно надругаются они же. Единственное, что давало отсрочку - оружие Лестера. Или Николаса?
-И да, госпожа. Предлагаю отдаться мне первому. Так вы хоть что-нибудь запомните..
"Если тебе не повезет и тебе оставят жизнь."
Камал очень надеялся, что Николас сейчас же ринется защищать честь дамы. Просто чрезвычайно на это надеялся. было бы жаль, если бы его убили в этой халупе до того, как лекарь заберет у него перстень.

+2

6

Мужчина наклонился над столом и внимательно вгляделся в лицо старого друга. Утомленный после долгой беготни, он нашел в его образе некоторое облегчение. Чертовски приятно встретить знакомое лицо после долгой жизни среди чужаков. В скудном освещении было сложно разглядеть черты лица, но Лестер все равно его узнал: узкий рот, обрамленный мужественной бородой, внимательный острый взгляд, морщины в уголках глаз и вьющиеся черные волосы. Он был уже не молод, но силен. Невольно Лестер искал взглядом нож или другое оружие, за которое мужчина мог сейчас держаться. А уж то, что он вооружен - это как пить дать.
- Старая бородатая шлюха, которую ты зовешь мамашей, подсказала где тебя найти, - хриплым голосом отозвался Лестер на реплику вора.
В корчме было на что поглазеть, но Лестер особо не пялился, и молился, чтобы леди Кристиане тоже хватило ума не поднимать глаз. За то время, пока он в столице, ему удалось выучить законы этих улиц: все нищие, бродяги и воры были равны перед своими главарями, и в тоже время совершенно независимы. Каждый добывал себе на пропитание тем, чем мог: кто-то попрошайничал, кто-то лил в уши богатых горожан сладкий мед об ужасах войны, о внезапной бедности, были и налетчики, бандиты с большой дороги. Каждый выдуривал деньги как мог. И каждый платил свою мзду тому, кто устанавливал порядки. А дальше - твоё дело. Каждый сам за себя. Вряд ли у них хватит умишка ополчиться против одного дворянина и его спутницы, а вот попытаться обчистить карманы по одиночке - в этом они сильны. Лучше сразу с этим разделаться. И если дело дойдет до кулаков, то вне этого богами забытого места.
Лестер оперся кулаками об стол. То, как мужчина расправился с мерзким насекомым заставило его поморщиться, но не вызвало отвращения. Он видел вещи и похуже. Бывший наемник откинул голову и беззвучно засмеялся:
- Лучше бы тебе не лезть к ней со своим корнишоном. - кивнул он через плечо в сторону Кристианы, - Откусит по самые бубенцы. Ты разве не знаешь, кто она такая?
Да, лучше бы даме не видеть всей этой мерзости. Лестеру хотелось верить, что она найдет в себе силы и подыграет.
- Ты не смотри, что она такая хорошенькая да холеная. - Он заложил руки на спину и покачал головой, - Перетравила пол  Дарингшира, слышал где это? - его голос стал громче не случайно. Пусть те, кто не устрашаться нападать на дворян, хотя бы испугаются мести ведьмы. Лестер хотел присесть за стол, но вид табурета его не впечатлил: шаткий засаленный деревянный огарок. Мужчина выругался и вновь навис над столом, опираясь на ладони.
- Да называй хоть чертом лысым, главное ты скажи мне, Зигизмунд. Ты действительно думал, что можешь вот так просто исчезать с чужим добром и понимай как звали?
Когда они виделись в последний раз, их окружали бродяги и убийцы, "Клыки" были самой отъявленной бандой Гасконии. Они убивали на заказ.  Это были подонки, для которых убийство было обычным делом. Впрочем, сейчас не сильно что-то изменилось, только вот Зигизмунд однажды их всех бросил, не желая делиться добычей.
- Ты думаешь, Великий Бастард похож на сучку? Скажи мне, он похож на сучку?
Мужчин в корчме было больше, чем женщин, а уж леди Кристиана явно выбивалась из здешнего колорита. Вдруг, какой-то малец, скорее всего сборщик милостыни, потянул свои грязные худые ручки прямо к платью богатой госпожи.
- Прошу Вас, леди, держитесь меня, я же просил! - Лестер мгновенно одернул девушку за руку и притянул к себе. Он так грозно глянул на мальца, что тот тут же отошел.
Лестер вытянул шею и плюнул на стол:
- Не говори при мне об этой ереси.
Ему пришлось резко обернуться, когда где-то позади раздался голос:
- Эй, кто эта женщина, она что, твоя?
В нескольких шагах от них стоял коренастый мужчина, одетый не слишком опрятно, а точнее - в лохмотья, но сапоги на нем были кожаные. Лестер отметил эту деталь. У него были мускулистые руки и волосатая грудь.
Бродяги завыли от радости, а Лестеру оставалось лишь корить себя за то, что привел даму в такое ужасное место. Но это было лучше, чем оставить ее там совершенно одну. Он наклонился, взял со стола кувшин и со всего маху швырнул в сторону бродяги, кувшин разбился об его голову. Это могло послужить сигналом к настоящей драке. Давно не приходилось разминать кулаки.
- Я не собираюсь с вами "танцевать", мне нужен только он! - мужчина ткнул пальцем в Зигизмунда, и вой притих. Кулаки чесались у многих, но впрягаться за кого то еще смысла не было.
- Так что, если ты не возражаешь, дружище, пойдем-ка прогуляемся, проветримся.

+1

7

В нос ударил непривычный для нее запах жизни низов столицы. То, с чем любой уважающий себя дворянин не желает сталкиваться. И даже приближаться на расстоянии трех метров. А она...она леди Кристиана Ларно, графиня Дарингшира стояла почти посередине этого вертепа! можно было представить, какое это было зрелище. Выходное парчовое платье, серебряная вышивка, меха...да одни жемчужные сережки в ее ушах стоили больше этого заведения!
Спина разом похолодела и одновременно намокла.
Кристиана инстинктивно прижала руку в перчатке к вороту меховой накидки, там под ней, как то сразу потяжелело и стало похоже на хомут трехрядное ожерелье из жемчуга, недавно привезенное ей из Орллеи. Вторая рука нырнула под накидку, найдя в складках платья, с силой ухватилась за рукоять стилета. Маленькое женское оружие, с которым она практически никогда не расставалась, помятуя ту встречу с разбойниками в Моргарде. Но вонзить острие, ей сейчас хотелось совсем не в бродяг, забулдыг и даже не в того, кого по всей видимости преследовал Лестер, а его самого, а если точнее, туда, куда она безоговорочно попадет...и попадала. Бедренная артерия.
-А ты умен, Николас.
Кристиана часто заморгала, еще сильнее сжав рукоять стилета. Матерь всего живого и мертвого Ангия! Вот чем занимался бывший герцог и как величали этого скользкого господина! Чего она еще не знает и что ей предстоит узнать?
Значит Николас...
Это имя просвистело на языке, как и его настоящее. Неприятно. Опасно. Зло. Всю жизнь ее окружают "не те мужчины"! Всю жизнь она хочет находится от них, как можно дальше, но богиня то и дело, продолжает испытывать ее на прочность! Хрупка ли она? Треснет, расколется, как брошенный оп пол глиняный кувшин, или прогнется, как ивовая ветвь до земли, а потом снова распрямится? Да, она напоминала ту самую плакучую иву на берегу реки. Тонкую, гнущуюся, но не ломающуюся.
Силясь, унять приступ тошноты, Кристиана обвела взглядом тускло освещенное помещение. Ничего радужного и убеждающего ее в том, что здешняя публика настроена благожелательно перед глазами не возникло. Надо было бежать!
Она сделала небольшой, неуверенный шаг в сторону выхода, где то там, в проулке ее ищут Кэти и Рик, и дой богиня, наведет их на мысль, что нелегкая занесла ее и Лестера в этот вертеп! Она точно выжила из ума! Как говорят, с кем поведешься, того и наберешься! Но, клеймить Фосселера сейчас было бесполезно и даже опасно. Она сама во всем виновата, дав втянуть себя в такое знакомство!
Стало неимоверно тяжело дышать. Минуты словно застряли как осы в меду и не двигались. Она слушала разговор Лестера и этого бродяги, через странный шум в ушах. Это кровь в ее венах неслась с невероятной скоростью, до того момента, пока Фосселер не притянул ее к себе ближе, удаляя от грязных рук мальчишки попрошайки.
- Прошу Вас, леди, держитесь меня, я же просил!
Ооооо! Она выскажет этому Николасу все, что она о нем думает! все о нем и о его поведении. И состряпает ему чудесный отвар после которого он сначала просидит на горшке трое суток не слезая...а потом снего медленно начнет сходить кожа! Как со змеи...только кровавая!
Кристиана послушно застыла рядом с Лестером, смотря холодным взглядом на этого...Зигизмунда.
- Предлагаю отдаться мне первому.
В ответ она одарила оборванца выражением лица на столько презрительным, что будь она настоящей ведьмой и умела бы пользоваться проклятиями, то, как выразился Лестер, его корнишон сейчас же бы позеленел и скукожился.
- Рискни... и мочится ты будешь потом только сидя.
Голос ее был таким же презрительным, как и выражение лица.
- Любого, кто потянется ко мне своими грязными руками, прокляну и остатки своей никчемной жизни он проведет испражняясь своими органами.
Изображать ледяное спокойствие было не то что бы легко... нет, конечно проще было бы устроить обычную женскую истерику с воплями и слезами, ну или упасть в обморок, а очнутся, когда все было бы законченно. Так, сделала бы почти вся женская половина населяющая королевский замок. Почему она не может, как все? Почему не может подчинится мужской воле и просто плыть по течению?
Просто не может.
- Мне нужен только он!
Серьезно?! Бывший герцог явно вел себя как сумасшедший! Вместо того, что бы уносить отсюда ноги по добру, по здорову, он еще хотел увести с собой еще и оборванца?! Чего только не увидишь в этом подлунном мире! Фосселер якшается с ворами и проходимцами, с отбросами города в замшелом трактире! Сейчас Кристиана была готова молится Создателю, если бы это ей помогло.
- Вы с ума сошли?
Тихо, сквозь зубы, процедила она мужчине.
- Надо уходить отсюда...немедленно.
Но она почему то была уверена, что Лестер ее не послушает. Этот блеск в глазах. Это выражение лица.
- Если вас не покалечат здесь...клянусь, я сама вас потом покалечу.
Добавила она, незаметно вынимая стилет под меховой накидкой.

Свернутый текст

Приношу извинения своим соигрокам, за то что пока не плюсую их посты. Простите, попросту никак. Пишу с такого древнего железа, что печатает оно и соображает как ХТишка. Как будет возможность, все исправлю.

Отредактировано Kristiana Larno (2016-07-29 16:04:34)

+1

8

- Старая бородатая шлюха, которую ты зовешь мамашей, подсказала где тебя найти.
-Так ты моя мама?- спросил, наивно глядя на Лестера, Сигизмунд.- У тебя всегда были проблемы с произношением моего имени, мамуля.
- Ты думаешь, Великий Бастард похож на сучку? Скажи мне, он похож на сучку?
Мужчина сделал вид, что размышляет. Похож ли он на сучку? Определенно, не похож. Однако после недолгих раздумий, Сигизмунд покивал в знак согласия с представленным выбором. Лекарь живо себе представлял, как воет этот дуболом, когда узнал о том, что добыча ушла в неизвестном направлении. Как кобель, лишившийся колокольчиков.
- Рискни... и мочится ты будешь потом только сидя.
-Тигрица,- усмехнулся лекарь, отпивая из кувшина и поводив в воздухе рукой, словно царапал. Если бы она действительно была маледиктом, способным проклясть, ни Николас, ни она так не верещали бы на всю таверну об этом.- Это был, мать его, мой кувшин!- вскочил с места бродяга, гневно смотря на Лестера и его подружку.- И он был почти полон. Надейся, что тебя упрячут в склеп, а не скормят собакам,- хрустнув шеей, произнес мужчина и указал в сторону выхода. Вино, по чести сказать, было весьма плохенькое. Однако, это была справедливая реакция человека, который перебивается с хлеба на воду. Ну и подумаешь, что в лесу неподалеку зарыт сундук, содержимого которого хватило бы на неплохой дом близко к "белому кварталу" и пару лет безбедной жизни со всеми этими белыми перчатками, камзолами с серебряными пуговицами и всем таким прочим. Назвался бедняком - забудь про мясо.- Давай, выпердывайся.
Под ногами что-то резко запищало, вор ругнулся и пнул попавшую под ногу наглую крысу.
-Дрянь, чуть сапог не прокусила..- пробубнил он на орллевинском, шикнув на крысу, которой показалось мало и она собиралась явно отомстить ноге, которая ее пнула.- Давай быстрее выходи, пока меня крыса не сожрала..
Когда они оказались на улице, Сигизмунд прошел мимо Кристианы, едва не коснувшись ее и готовый в любой момент отскочить, если она вздумает пырять его своей игрушкой. Хотя кому как не Камалу было знать, что убить можно хоть поросячьим хвостом. Было бы желание, терпение и некоторый навык.- Ad notam, ты не маледикт,- едва слышно произнес Сигизмунд и развернулся, становясь лицом к Николасу. Или как там его теперь звали?- Ты до сих пор не нашел учителя? Или..- убийца прищурился и бросил короткий взгляд на Кристиану.- У тебя есть кое-что мое. А еще ты выкинул кое-что мое. Ну и в довершение, я все же не прочь попытать счастья с этой ухоженный госпожой,- он подмигнул леди. Будь у него время и желание, он непременно нашел бы ключик от райских врат.- Вам стоит почаще бывать у моря,- добавил он.- И есть побольше овощей. Только не с глазурированных тарелок.
Камал не стал снимать худ с головы, потому как погода была весьма прохладная.
-Кто бы мог подумать.. Кто ты там.. Бывший герцог? Бывший герцог дерется с оборванцем.. Непременно расскажите об этом случае, леди. А за некоторое поощрение, я мог бы вам многое рассказать о наемнике Николасе..- он подергал бровью.- Приступим.

+2

9

- Бывший герцог, бывший галантный кавалер... - с циничной усмешкой продолжил мужчина. Лестер мог бы продолжать этот список еще очень долго, да только время было не подходящее. Он оглянулся на свою спутницу, пытаясь заглянуть в ее глаза. Тревога его была не наигранной, в отличии от сарказма. Ему следовало бы прислушаться к словам леди Ларно, к голосу разума, и уходить немедленно. А вместо этого он вовлек ее в еще большие неприятности. Сейчас его безрассудность бессильна помочь Кристиане, поскольку речь уже шла отнюдь не о ее кошельке и шелках. Может, стоило попытаться спрятать ее где-то внутри таверны? Или велеть бежать куда глаза глядят? Увы, такие мысли могли быть спасительными еще пару часов назад, но чуть слова сорвались с губ Лестера и назад дороги не было. Уйти сейчас и оставить старого друга "без внимания" было бы позором для честного разбойника. Если у разбойника вообще может быть честь. Одни придерживались неписанных правил, другие слышали только указы своего главаря. Но вечным было только одно - слухи! Как и при дворе короля Эдуарда, так и в трущобах, люди без устали мололи языками, разнося дурные сплетни, из-за которых некоторые могли лишиться головы, а кое-кто и репутации. Навскидку, Лестер мог зуб дать за то, что в столице как минимум сотня, а то и две разбойников, а разбойников еще больше. И они снуют туда-сюда, собирая на свои лохмотья не только дорожную пыль, но и свежие новости. Сколько из них сладостно во всех подробностях обсуждают выходку этого разбойника, что сейчас стоял перед Лестером? Подумать только, он вывез из Гасконии столько золота, оставив с носом Великого Бастарда, а ему за это даже глаз не подбили. Но то ли еще будет... - У меня теперь титулов больше, чем пуговиц на камзоле! Видал? Мужчина не упускал возможности похвастаться своим дорогим нарядом. С удалым видом, он выпятил грудь, дабы можно было разглядеть качество его яркого кафтана. Пуговиц, к слову, на нем почти не было, в чем и заключалась горькая ирония.
- А ты что ж, герцога испугался? "Оборванец". С тобой говорю...
Ироничный взгляд в одно мгновение сменился на враждебный и неприязненный. Он хмуро уставился на Зигизмунда поверх грязных сальных волос, который ниспадали прямо на лицо и глаза мужчины. Один конец его плаща был завязан вокруг его широких плеч, а длинные концы предусмотрительно были заправлены в сапоги из кожи. Руки Лестера сжимались в кулаки, словно он собирался тот час же врезать старому другу. Он вдруг почувствовал прилив злобы и уже было вознамерился рвануть к Зигизмунду и задать ему взбучку. Все его намерения отражались на лице, поскольку за последние пол года Лестер  плохо научился сдерживать свои истинные чувства. Он мог бы достать из-за голенища сапога узкий кинжал, даже чувствовал, как один конец уперся в голенище. Но кое-что его останавливало. А вернее, кое-кто. Зигизмунд назвал ее тигрицей, но Лестер не был уверен, что у этой кошки есть настоящие острые как бритвы, когти. В Гасконии у каждой, даже у холеной дочери дворянина были коготки, а вот Кристиана свои не выпускала.
- Говорят, кто старое помянет - тому глаз вон. Как думаешь, лишить тебя правого или левого? - будто стараясь выиграть время, снова начал разговор Лестер. Их взгляды скрестились. Лестер спиной чуял, что вокруг стали осторожно собираться невольные зрители. Кто-то выглядывал из окна, кто-то стоял за дверью.  А самая нежелательная зрительница беспокойно вздрагивала и, наверное, читала про себя молитву.
Последовало непродолжительное молчание, бешенство Лестера постепенно унималось.
- Ладно, - вздохнул он, опуская руки, - я понял. Левый, так левый.
Воспользовавшись коротким замешательством, он одним шагом приблизился к Зигизмунду и широко отведя руку, со всего маху заехал ему по лицу, целясь прямо в глаз, а затем отскочил назад, укрывая лицо.

+2

10

Обмен любезностями, а точнее нелицеприятная брань, которой обменивались эти двое, один из которых был когда то герцогом...о Богиня, где он вообще мог такого набраться, не вызвали у Кистианы ничего кроме о полуулыбки. Слыхала она и изворотливые фортеля, закрученные в такую атлантийскую вязь, что голова начинала кружится от глубины смысла того, куда и как посылают.
Эти же "сучка" и "бородатая шлюха" не трогали ее сердце и голову ни сколько. Но всеобщая атмосфера, весьма грязная, щекотливая, не подобающая ни ее статусу ни Лестера заставляла ее брезгливо морщится и упрямо вскидывать острый подбородок, делая ее похожей на строптивую, норовистую кобылу. 
Оказавшись на улице, давшей хоть какой то глоток свежего воздуха легким леди Ларно, которые словно бы склеились от этого смрада. Ну как вообще люди и помещение могут так вонять!? Что для этого надо делать с собой? Натираться козьим и собачьим дерьмом? Кристиана прикрыла рот и нос рукой ладонью в расшитой атлантийским бисером замшевой беленой перчатке, стараясь унять дурноту, которая просто подкашивала ее с ног, однако другой рукой вся так же сжимая стилет.
Но и на улице светопреставление не закончилось совсем. Мужчины, если их можно было так назвать, ибо отличались они друг от друга, оборванец и герцог, разве что богатой и очень красивым платьем первого и чистым, надушенным запахом от него. В его плече хотелось уткнутся, как в спасительный носовой платок.
Проклятье! Сколько же это будет продолжатся! Почему просто нельзя уйти! Почему нельзя удалится, как полагается любому уважающему себя лорду, да еще имеющего при себе обязательство защищать честь не самой последней дамы. Но нет, мужчины сейчас думали только об одном, как, словно всклокоченные петухи нахлобучить друг другу как можно больше. Чем они и зянялись.
Вы видели когда нибудь, как герцог дает в лицо простолюдину? Нет, не белыми чистыми перчатками, с поджатой губой от отвращения, а по настоящему. С азартом, крепко сжатым кулаком, словно его учили этого с детства, как надо поучать непослушных слог, а не па выписывать на паркете и гарцевать на самом дорогом коне.
- Оу!
Это все, что смогла выдавить из себя графиня, смотря на то, как Лестер Фосселер смачно дал по лицу оборванцу. Признатся, где то, в глубине души, леди Ларно самой это понравилось, что разом окрасило ее довольно бледный от дурноты цвет лица в красный румянец. Ничего не меняется в этом подлунном мире. Нет ничего притягательные, чем схватка двух самцов.

+1

11

Николас слишком много болтал. Причем болтал так, чтобы дать время приготовиться к его выпадам. Это не было отвлекающим маневром, когда человека забалтывают, а потом пыряют ножом в бок. И Сигизмунд усмехался. Николас был хорошим рубакой, он умел драться. Но именно, что драться. Если и был когда-то изящным бойцом, то порастерял свое изящество за полгода, что прошлялся с Бастардом. Ха. Тоже прозвище.. Великий Бастард. От претенциозности громилы Сигизмунда разбирал смех. И от его недальновидности. Управляет шайкой бандитов, а все туда же, доверяется незнакомцам. И отказываться от того, что плывет тебе в руки было не в мировоззрении Камала. По мере хода речи, шутливая улыбка спадала с лица лекаря, а глаза сощуривались, готовясь к драке. Камал видел, что человек сильнее и массивнее его, однако долгая жизнь и обучение у лучших в своем деле прямо вещали - чем больше комод, тем громче упадет и тяжелее его поднять. Ну и убивать бывшего герцога у Камала причин не было. Хотя и не сказать, чтобы это было такой уж сложной задачей.
Предсказуемый удар кулаком по скуле был сильным, однако лекарь чуть повел в сторону головой, смягчая удар и делая вид, что неумело закрывается, продолжая движение, он крутанулся вокруг своей оси и, чуть подпрыгнув после короткого подшага, ударил пяткой ниже ребер Лестера, как раз в навершие кинжала, пользуясь тем, что тот закрыл голову, после чего убийца подскользнулся и перекатился назад по грязной мостовой, пачкаясь еще больше. Он закрыл руками лицо, пока перекатывался, чтобы не получить с ноги по хлебальнику.
Оказавшись на ногах, лекарь быстро потер ладошкой скулу, по которой прошелся кулак бывшего герцога.
-У тебя никогда не получалось драться нормально. Думаю, даже леди могла бы отделать меня сильнее. Полагаешь, Великий,- смешок,- Бастард сделает тебя герцогом? У этого дуболома мозгов не хватит объегорить людей Кеннета,- все же удар оказался сильнее, чем рассчитывал Камал. Скула стремительно набухала кровью, сильная гематома..- И ты станешь его куртизанкой, Николас. Он будет батрачить на какого-нибудь лорда, а после - хендожить тебя в своей опочивальне..
Расчет был прост. Вывести неуравновешенного Николаса из себя, чтобы тот действовал, как осьминог.. Заполз в кувшин, из которого не выберется.
"Ну, давай, покажи, на что способен.. Надолго дыхания хватит?"

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Vagabond vol.3 «Вор на трафальгарской площади»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC