Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «Тиха атлантийская ночь»


«Тиха атлантийская ночь»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

«Тиха атлантийская ночь»
4-5 мая 1443 года ● ночь ● пустынный тракт в Глостершире
Сахи ад-Дин, Адриана Баратэон, Норин Баратэон, Камал
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Леди Сахи не политик, леди Сахи - жена, мать и просто женщина. Женщина, которая будет поддерживать мужа своей покойной сестры, регента Генриха Найтона даже в трудную минуту. Атлантия кровоточит восстаниями крестьян в деревнях, забастовками гильдий в городах, ропотом военных. Бунт на флоте стал еще одной алой точкой на карте полуострова - половина флота, стоящего в Анде ушла под флаг Орллеи и ходят опасения, что это не последнее испытание. Умные люди понимают, что в происшедшем нельзя винить только моряков, кто-то из высшего сословия стоит за всем этим. Кто? Предположений строилось множество. Этим вопросом задавалась и Сахи. На днях она получила любопытное письмо, из которого следовало, что к событиям в Анде приложила руку небезызвестная Ада Данаос. Можно ли верить этим слухам? Не в силах разобраться сама, Сахи решила показать письмо маршалу Баратэону и направилась к нему в Латиф. Адриана и Норин Баратэон встретили баронессу в пути. Леди спешили проведать брата и отца и искренне обрадовались компании. А следующей ночью на их кортеж было совершенно нападение. Разбойники - явление уже привычное на атлантийских трактах. Люди, потеряв во время чумы все, чаще и чаще становились на путь грабежа. Охрана благородных дам была готова положить свои жизни на их защиту, но к счастью, вовремя на помощь пришел отряд солдат, которые быстро навели порядок. Капитан отряда Камал изъявил желание лично удостовериться в безопасности женщин на оставшемся пути. А заодно узнать подробности того, что заставило леди Моррисии столь торопиться в Латиф и, если понадобиться, изменить ее решение любыми способами. Удивительно только, как слаженно они сработали, словно по команде, что заметила леди Норин. Она успела поделиться наблюдениями с тетушкой, прежде чем их представили капитану. Какие выводы сделает проницательная Адриана Баратэон?

Дополнительно.

● Нападение разбойников было организовано также Камалом по приказу братства Нэшер.
● Леди Адриана и леди Норин выступают в роли непредвиденных свидетелей, о которых Камал изначально не знал. Из дам только леди Норин видела само нападение.
● В письме, которое везет леди ад-Дин нет прямых доказательств вины Ады Данаос, но предположения от надежного источника. Услышит ли их граф Баратэон зависит от убедительности лже-капитана.
● Игра начинается с нападения разбойников.

Музыка

0

2

Кортеж баронессы двигался медленно и до Латифа еще оставалось приличное расстояние. Если бы Мурад знал, по какой причине его жена решила оправиться в толь неспокойное время в туда, то наверняка бы остановил ее.
Но леди ад-Дин была достаточно разумной чтобы оставить истинную причину своего путешествия в секрете от самых близких и предпочла солгать едва ли не впервые своему мужу. По причине того, что она так и не посетила Глостершир и Бэйлоршир в дни свадебных торжеств кралась причина того, почему леди Сахи решила нанести визит их соседям - так считал Мурад Асван, благословляя супруга на долгий путь.
По причине того, что небезызвестная Ада Данаос, поведение которой сама женщина считала порой непростительно вольным и которая могла, по слухам, сотворить заговор из ничего, баронесса предпочла переправить попавшее ей в руки опасное письмо, показавшееся ей любопытным и таившим в себе намеки на нечто весьма опасное, к более сведущему человек и потому Сахи решила испросить совета Эдварда Баратэона, опасаясь доверять свои подозрения и эту улику почте.
Письмо, отправленное несколькими неделями ранее ко двору графа Бэйлоршира, было двойным: одна записка была адресована юной Адриане Баратэон и леди Норин с новостью о визите и некоторыми легкомысленными деталями, а вторая, более развернутая и крепленная личной печатью Сахи Ад-Дин, была адресована Эдварду и описывала истинную причину приезда баронессы Асван.
С тяжелым сердцем женщина покидала детей и родную Мориссию, но с каждой милей ее уверенность в правильности поступка крепла. Увы, она не была искусным и искушенным политиком, не плела интриг и не строила заговоры, но она была матерью и женой, сестрой и дочерью и пережив страшные дни чумы, жена Мурада Асвана совершенно не хотела терять с таким трудом обретённый мир. Пускай Хельм и раздирали распри , войны и мятежные графы и разбойники, пускай не было покоя даже ее Генриху, но то было их делами, коими Сахи не интересовалась больше, чем следовало. Ее письма на север были полны вопросов о племяннице и благословениям Найтону и его молодой жене, но никак не советами как править или советами о том как править. Но в случае с Атлантией на ней лежала священная обязанность помогать если наследству ее детей грозила опасность. Пускай муж и не предавал тому большого значения или же просто хорошо скрывал эти тревоги, сама леди ад-Дин, вынужденно став участником большой игр, не могла оставаться в стороне, когда в ее руки попало это письмо. Сахи должна была, нет, обязана была испросить совета и предпринять меры!
Пускай это рассердит Мурада Асвана и его советников, пускай это было опасно для нее самой, но не было силы способной остановить мать, жаждавшую оградить будущее ее детей от посягательств врагов.
С такими мыслями эта скромная женщина отправлялась в земли Глостершира и прижимала ладонь к корсажу, где было скрыто загадочное письмо. Ее кортеж двигался достаточно быстро как для весеннего бездорожья, но получив приказ оставить госпожу в Латиф как можно скорее и при этом желая избежать встречи с разбойниками, все еще гнездившимися в лесах и оврагах, ее стражники и возницы предпочитали и асами не мешкать, так что отсчитывая дни , атлантийка с надеждой всматривалась в пролетавшие за занавесками пейзажи, стараясь узнать родные места.
В скором времени они выехали на земли ад-Динов и получив передышку и ночлег в доме ее брата, отрытом по его просьбе для сестры, сменив лошадей и отдохнув, кортеж жены барона Асвана двинулся дальше и наконец пересек границу Глостершира.
Резвы атлантийские скакуны несли их все дальше и дальше, пока волею судьбы карету баронессы не остановили две совершенно неожиданные гостьи..
Сахи и не заметила, как за размышлениями о произошедшем дрема сморила ее и веки отяжелели от мерной качки, позволяя баронессе погрузиться в сладкий сон после долгих дней пути и тревог. Голоса Адрианы и Норин медленно растворились и только свет маленькой масляной лампы не давал миледи окончательно отдаться сну, балансируя на грани сна и дремы. Еще немного, совсем-совсем немного.

+2

3

Они отправились в путь еще до рассвета. Адриана слегка устала от поездок по Гасконии в начале года, но несмотря на это, долго в Бэйлоре она усидеть не смогла - радость от рождения еще одного племянника так захлестнула ее, что едва узнав об этом, она быстро засобиралась в дорогу. Вскоре к ее сборам присоединилась и Норин, изрядно истосковавшаяся по отцу, которого в последний раз видела только зимой, когда тот забирал ее из Хайбрэя. Вскоре вещи были собраны - и вот, сейчас две леди Бэйлоршира находились в экипаже, уносивший их все дальше и дальше от Хайгардена, который без Эдварда и Роксанны уже не кажется таким уютным и родным.
Получив приказ двигаться как можно осторожней, для безопасности пришлось двигаться по южной границе Глостершира на запад, а потом уже направляться на север в столицу графства по основному тракту. Именно на западе Адриана и Норин встретились с Сахи ад-Дин, что тоже держала путь к графу. Для бэйлорширских леди встреча не была неожиданной - еще находясь в Хайгардене Адриана получила письмо от своей доброй подруги, посему твердо решила встретить ее в пути, хоть и потратила на это чуть больше времени, а вот саму леди ад-Дин не предупредила - совершенно не было времени написать ей ответ. Однако ни Адриана, ни Норин совершенно не сомневались в том, что мориссийская гостья будет рада их компании - слишком уж тепло прошла их встреча, да и на предложение двигаться дальше вместе молодая женщина быстро ответила согласием.
Возбуждение и непонятная тревога сначала не давали Адриане уснуть, но вскоре она уже откровенно клевала носом, убаюканная размеренным покачиванием экипажа и однообразием окрестного пейзажа за окном. Ее сладкую дремоту прервала племянница, все не умолкавшая по поводу ожидающей ее встречи с отцом и мачехой, поэтому пришлось занять ее разговором; леди Мориссии же всю дорогу сохраняла беспристрастный и почему-то взволнованно-усталый вид, но тревожить ее своими расспросами Адриана не стала, хоть и очень хотела. До Латифа оставалось ехать всего ничего, и все три леди находились в предвкушении встречи с верным союзником, отцом и братом.
- Леди Сахи, как здоровье вашего супруга, детей? - участливо спросила Адриана, увидев, что сон покинул леди ад-Дин, и теперь стоило поговорить с ней и задать те вопросы, что мучали ее с самого начала их встречи. Тогда мысли были заняты совершенно другим, - все здоровы? Жаль, что они не смогли поехать с вами - понимаю, время для путешествий небезопасное, но надеюсь, когда-нибудь вы посетите нас вместе со всей вашей дружной семьей, - леди Баратэон быстро улыбнулась и откинулась на спинку сидения, прислушиваясь к едва заметному птичьему пению за окном - даже на лесной дороге вечером их было почти не слышно.
Через какое-то время наступила тишина - настолько глубокая, что можно было отчетливо услышать тяжелое дыхание лошадей и скрип колес. Это сбивало с толку и даже слегка пугало - обычно с такого затишья и начинается настоящая буря, но Адриана до последнего старалась не выдавать своих опасений и держалась стойко, мягко улыбаясь своим спутницам и пытаясь отогнать от себя тревожные мысли, коими почти всегда была забита ее голова. Однако, стоило экипажу резко остановиться посреди дороги, да еще и в такой поздний час, она едва не вскрикнула от неожиданности - ком стоял у нее в горле, поэтому Адриана была не в силах произнести хоть слово. А для начала стоило бы узнать причину остановки; да будет милосерден над ними Отец-Создатель, ничего плохого не произошло.

Отредактировано Adriana Barateon (2016-12-25 17:59:01)

+2

4

Экипаж внезапно дернулся и остановился.

Сквозь дымку дремы, которая окутала миледи ад-Дин в этот поздний час в дороге, женщина все же не смогла не ощутить перемены: убаюкивающее покачивание внезапно исчезло, а рывок заставил ее обмякшее тело встряхнуться на мягком сиденье и подслеповато моргая, баронесса сонно принялась озираться по сторонам. Все также покачивалась над их головами масляная лампа, все также тонко пахло сандалом и лавандой от устилавшего сиденья покрывала и подушек, но к этим привычным изысканным ароматам примешалась запах ночи, дороги и леса.
А главное - звук копыт стих, сменившись звуками приглушенного перешёптывания и мужских голосов, доносившихся снаружи. И голоса эти звучали не слишком-то дружелюбно.
Бросив вопросительный взгляд на свою спутницу, Сахи наивно ожидала, что Адриане известна причина остановки, но судя по встревоженному виду сестры графа Бэйлоршира, она пребывала в таком же неведеньи и искала объяснений у мориссийки. Тесная внутренность экипажа на несколько минут погрузились в неловкое молчание, но хорошо воспитанные гасконские дамы непривычным были к истерикам и шумном выяснению причин остановки. За исключением, конечно, Мерве, которая могла бы учинить скандал еще три минуты назад, но благо это сумасшедшей с ними не было, а значит Адриана и Сахи замерли как мышки перед приближавшейся кошкой и ни один волосок, казалось, не дрогнул на их головах с момента остановки.
Так что оставалось им делать? Медленно выпрямившись на сиденье, Сахи неловко протянула руку к дверце, отгибая край занавеси, и попыталась прослушаться к тому, что говорили снаружи - но, несмотря на безветренную погоду, сделать это оказалось совершенно невозможно. Слова и предложения сливались в единый невнятный шорох и только по интонации женщина могла сделать вывод о том, что происходило. Но увы, она-то и ввергала Сахи ад-Дин в сомнения и тревогу, ибо была она угрожающей и грубой. Их явно остановили не с самыми добрыми намерениями.
- Адриана, не двигайтесь, - стараясь не производить слишком много шума, чтобы не выдать себя и не привлекать пока внимания находившихся на дороге людей, жена барона Асвана крепко сжала похолодевшие пальчики миледи Баратэон, не только чтобы приободрить девушку, но и чтобы привести свои нервы в порядок. Выходило пока скверно ибо сердце в груди госпожи билось сейчас как птичка в клетке и казалось, что звук его частых и громких ударов можно было расслышать с десяти шагов.
Голоса же неожиданно стихли, а затем она услышала совсем рядом с запертыми дверцами, окна которых были задернуты тяжелыми кожаными занавесками, призванными защищать путешественников от холодного ветра и палящего зноя в дороге. Смуглая рука баронессы метнулась обратно на сиденье, прочь от занавеси.
- А кто там? -и в этом "там" Сахи в оцепенении осознала, что имелась в виду именно их карета.
Отчаянно побледнев, женщина провела языком по пересохшим губам, силясь что-то шепнуть сопровождавшей ее молодой девушке, но голос отказал ей и баронесса так и замерла, моля Небеса защитить их от неизвестной угрозы.

+2

5

Когда до прибытия в Латиф оставалось, казалось бы, совсем немного - несколько миль, пол дня пути - их экипаж остановился. Адриана поднялась на подушках и обернулась, чтобы спросить у кучера причину внезапной стоянки, однако услышав за пределами незнакомые мужские голоса, сжала губы в тонкую линию и медленно присела обратно. Нужно было бы повернуться к леди Сахи, но она так и застыла, не в силах сдвинуться с места, и побелела словно мел.
Из минутного оцепенения ее вывел тихий шепот атлантийки, когда та сжала ее руку, пытаясь успокоить. В этот момент Адриана почувствовала, как сердце сделало бешеный скачок, и бессознательно прижала свободную руку к груди, словно пытаясь его унять. Затем медленно опустила ладонь на подушки, пытаясь найти за ними спрятанный кинжал, взяла его в руки и поняла, что даже это не смогло унять в ней дрожь.
Адриана вряд ли сможет его применить, как бы ни хотелось. Не хватает ума. Не хватает практики. Не хватает банальной смелости.
Сидеть в карете просто так, не зная, чего ожидать, было невыносимо. Это было тяжелей, чем столкнуться с опасностью лицом к лицу. Из-за нарастающей с каждой минутой паники в голову не лезли никакие мысли. Кем могут быть эти люди? Что им нужно? Как много вопросов и как мало ответов на них!
- Как вы думаете, если бы они хотели нас убить, они бы уже это сделали? - Адриана старалась говорить ровно и тихо, понизив голос до шепота, как и сама Сахи. Возможно, эта мысль была вполне себе уместной - действительно, если бы внезапные незнакомцы на дороге хотели ограбить двух молодых женщин, обесчестить или убить, они бы медлить с этим не стали. Тогда, может, нет смысла переживать и дергаться зря? Однако, они не знали, какие у них могут быть планы, поэтому расслабляться раньше времени не стоило.
Теперь эта карета казалась ей клеткой, где дальнейшая судьба и вообще будущее (теперь уже призрачное) Адрианы и Сахи решались без их непосредственного участия.
И как неудачно в этот раз все сложилось! Обычно с ними ездило гораздо больше вооруженной охраны, и сейчас девушка боялась, что какого-то десятка всадников для их защиты не хватит - наверное, кортеж бы не остановили, если этих людей было бы меньше. Действовали они неспешно, никакой сутолоки - явно подобные ситуации были им привычны. Да только вот леди Сахи и самой Адриане эта ситуация действовала на нервы, и чем дольше они сидели молча, пытаясь хоть как-то разобрать слова за дверцей кареты (все эти перешептывания, разговоры, вопросы и восклицания в конце-концов сливались в непонятный гул), тем больше увеличивался их страх.
Ах, если бы можно было сейчас каким-нибудь неведомым чудом перенестись в Латиф, укрыться там, спастись от всего этого! Очутиться возле Эдварда, прижаться к нему, выплакаться, поведать ему все, что сейчас происходит. Леди Баратэон явно не совладает с собой, если пробудет в этой карете хоть еще немного, продолжая томиться в ожидании непонятно чего.
- Нас ведь должны спасти, правда? Если есть, от кого спасать... - еле слышно, одними губами произнесла свою мысль девушка. Одной рукой сжав руку Сахи, другой она прижала юбки, чтобы они не шелестели, ибо от испытываемого ужаса начинали дрожать даже колени.

Отредактировано Adriana Barateon (2017-02-09 20:51:08)

+2

6

-Стоять,- седобородый мужик сидел на поваленном дереве так, словно он это дерево приволок со своей родной деревни и оно было только его. Личным деревом Седого Ормузда - так его прозвали. Ормузд был крепок. Несмотря на седую бороду и бритую голову, скрытую под меховой шапкой, он не выглядел немощным стариком. Скорее, рано поседевшим мужчиной. Поверх грязного халата была надета чешуйчатая кольчуга, на поясе покоился любимый, проверенный многими стычками, ятаган. А в руках он держал мощный арбалет. Такой не зарядишь без ворота, но латника он прошибет насквозь. Если попасть. По краям дороги высыпало еще полтора десятка различного вида "молодцев". У пары из них в руках были вилы. Однако смешными они могли показаться только если не знать, на что способно боевое быдло. Вооруженное боевое быдло. Так небрежно называли рыцари простых солдат и ополченцев.
Старший сопровождения несомненно мог видеть по меньшей мере с пяток арбалетов. А это значило, что в течение мгновения сопровождение благородных дам может сократиться ровно вдвое. Хотелось договориться миром.
Ормузд слез с бревна и кивнул понимающе. Никуда-то им не деться.
-Ну, давай за проезд, коль ты тут старший. Мы люди отчаянные, но добрые. Кошели соберете да ехайте с миром. Жизни ваши нам ни к чему.
Тот проныра, назвавшийся Аллу, не соврал. Богатая добыча. Но внимание "доброго" работника ножа и топора привлекла колыхнувшаяся занавеска.
-А там кто?- вновь наставляя арбалет в сторону всадников, уточнил Ормузд, кивая в сторону кареты. Уточнил громко и отчетливо.

Камал выбрался из кустов, разводя ветки и шебурша, как медведь в моргардском малиннике. Он мог бы выбраться заметно тише, но не стал этого делать. Слишком многое зависело от деталей.
-Так, рубаки, слушай команду - по коням. Нашли говнюков.
Всадники, одетые, как патрульные гвардейцы, гвардейцами и являлись. Точнее, считали себя ими. Специальным отрядом, охотящимся за насолившим барону Мориссии. Очень изрядно насолившим. И платили им, как и настоящим гвардейцам. Руководил ими капитан Камал. Периодически, на привалах, капитан пропадал в зарослях, но возвращался к концу трапезы и без устали двигался дальше.
-Давайте через лес. Атакуем по команде.

Ормузд показал на дверь и один из "вилоносцев" двинулся к двери. Дорогу им хотел преградить один из воинов, охранявших карету, но арбалетный болт в брюхе заставил того передумать.
-Стоять, я сказал,- чуть громче произнес главарь банды, неспешно перезаряжая арбалет и вкладывая на ложе еще один болт, явно наслаждаясь бессилием охраны. Ормузд был садистом. И, по чести сказать, слова своего не держал. Правда, об этом мало кто мог рассказать. И тот прохвост должен был сейчас валяться в овраге с перерезанным горлом.. Как его бишь? Наннош?- А где Фахир?- почуяв неладное, вдруг спросил он.

Все произошло быстро. Очень быстро. Едва за шторкой показался смазанный силуэт и дверь начала плавно открываться, раздался стон. Потом невнятные крики, приказания, сухие щелчки тетивы. Спустя несколько мгновений краткой, яростной и кровопролитной схватки, все стихло, кроме стонов недобитых и ржания лошадей.
Женщины могли слышать, как кто-то подъехал верхом и спешился. Раздался деликатный стук в дверцу.

Камал спешился, усмехаясь. Да, все получилось даже лучше, чем он рассчитывал. Гвардейцы перебили разбойников, которые перебили личную охрану благородных особ.
Деликатный стук в дверь костяшками кулака.
-Не беспокойтесь, кем бы вы ни были, вам ничего не угрожает. Позволите открыть дверь?
Всадники из отряда Камала стаскивали тела людей по разные стороны от тракта, разделяя мертвых негодяев и мертвых героев.
-Единого Отца ради, не пырните меня и не пристрелите,- убийца осторожно принялся открывать дверь. Говорил он на тумуувском, который в равной степени был распространен как в островном государстве рабовладельцев и гедонистов, так и в землях весьма аскетичных атлантийцев.

+1

7

Скрипнула на петлях каретная дверца и голос по ту сторону не показался знакомым. Леди Сахи не знала по голосам прямо всех своих сопровождающих, но этот голос, да еще говоривший на тумуувском, языке соседней Балморы, еще больше развеивал сомнения в том, что намерения человека по ту стороны были добрыми. Крепко сжав во влажной ладони небольшой кривой кинжал, миледи с замирающим сердцем позволила дверце приоткрыться больше - нехорошие предчувствия обуревали благородную даму на счет того, сможет ли она защитить свою честь и честь Адрианы от посягательств, нападавших, но в последний момент баронесса все же передумала пускать в ход усыпанный каменьями кинжал. Даже с ее скромным опытом по части обороны госпожа ад-Дин осознавала всю скромность боевой мощи и этой больше церемониальной игрушки, подарка Мурада на случай необходимости. Необходимости больше разрезать скрепляющий письмо шнур, чем разрезать плоть и убить.
-Единого Отца ради, не пырните меня и не пристрелите, - деликатно и с равной доли опаски произнес некто по ту сторону и дверца,наконец, вольно вильнула в сторону и ночь вторглась в карету.
Скромный свет лампы , висевшей под потолком, не позволяла досконально рассмотреть лица,но Сахи заметила в сумерках какие-то знакомые мундиры.
- Ради Отца и Матери, незнакомец, позволь нам проехать с миром, если не желаете мне зла, - пряча  в складках кафтана свое оружие, миледи ад-Дин пододвинулась ближе и свет лампы осветил ее лицо. Сверкнули в скромном свете драгоценности и золотое шитье на темно-красном одеянии и жена барона Мориссии попыталась заслонить собой фигуру Андрианы Баратэон , все еще сидевшей в укромном уголке.
- Назовитесь, незнакомцы, что вам нужно от двух скромных женщин, держущих свой пути в Латиф? Почему нас остановили, ради Отца Всемогущего?
Письмо, хранимое в потайном кармане, зашитом в одежде, обожгло госпоже мысли и она задрожала, когда глаза, немного пообвыкшие к темноте, выхватили численное преимущество  незнакомцев над теми, кто сопровождал картеру баронессы. С сомнением в сердце женщина прикинула сколько человек из числа ее свиты могли им противостоять, если, конечно, они уже не были мертвы и если еще способны были обороняться. Честь жены Мурада Асвана и ее спутницы, честно говоря, сейчас были отданы на милость этих головорезов и толко молитвы, возносмимые к небу, могли ыб уберечь двух женщин от ужасной участи. Не стоили  ли плыть морем - припомнились ей слова одной из служанок, которые госпожа отвергла с таким пренебрежением, но теперь не показавшейся ей такими уж грубыми. Хотя там их могли погубить пираты или шторм, но пустынные дороги Атлантии после чумы были вряд ли безопаснее просторов Черного Тракта.  Но решение было принято и теперь за него следовало отвечать, а потому борясь с нарастающей тревогой и дрожью во всех членах, баронесса ад-Дин медленно опустила одну ногу на каретную ступеньку и замерла, удерживая равновесие руками, упиравшимися в стенки кареты. Конечно, слабым извинениям были ее слова при блеске ее дорожного наряда, но мужчины, кажется, немного удивились пассажирке и миледи могла только уповать на то, что кто-то мог узнать в ней жену властителя Морисссии и по крайней мере не надругаться над ней, потребовав у супруга или Эдварда Баратэона солидный выкуп. Или же..
Всеми своими молитвами миледи сейчас была на стороне варианта ниспосланного вооруженного разъезда, которые патрулировали дороги неспокойных графств и баронств и который мог быть ниспослан им во спасение.
Но пока Сахи медленно обвела взглядом тех, кто окружал карету и находился в поле ее видимости и . наконец, остановила внимательный взгляд на человеке с широким лицом и темной бородой, обрамлявшей его лицо. Судя по всему именно он говорил на тумуувском и обращался к пассажирам.
- Кто Вы, добрый господин, назовитесь, - мягко произнесла миледи, словно говорила с испуганным ребёнком, и посмотрела незнакомцу прямо в глаза.
- Я не могу говорить с призраком, если Вы ,конечно, не он..

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «Тиха атлантийская ночь»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC