Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ

ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ
текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «Дьявол, забери тех, кто придумал переговоры! ч. 1» [x]


«Дьявол, забери тех, кто придумал переговоры! ч. 1» [x]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

«Дьявол, забери тех, кто придумал переговоры! ч. 1»
15 мая 1443 года ● день ● Морбершир, Орллея
Редвин Аттвуд (ГМ), Джулиано де Пьяченца (ГМ), Себастиан Рид, Роберто Доматти (ГМ), Грэйс
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Когда крадёшь королевский галеон – будь готов к последствиям. Когда последствия нагрянули – скажи спасибо, что не вздёрнули. Однако стоило ли бояться смерти? Пиратский барон в заложниках – это вам не какой-то воришка с рынка, на которого и верёвки-то висельной жалко. Это самый настоящий золотой ключик к «морю чудес», на просторах которого пираты грабят и топят все корабли… кроме ваших. Это своеобразная панацея от пиратской заразы, которую, давайте смотреть правде в глаза, всё равно едва ли возможно искоренить навсегда. А раз искоренить невозможно, значит стоит попробовать с ней выгодно ужиться. Заполучив Гордона Фицроя, хитрые орллевинцы вызвали пиратов на переговоры о взаимовыгодном сотрудничестве и были весьма довольны результатом – на приглашение откликнулся сам Редвин Аттвуд, а значит их план уже наполовину удался.

Дополнительно.

● Пираты уверены в том, что они привезли на переговоры графа Артура Уорчестера для обмена пленными, но на самом деле это не так.
● Квест происходит параллельно второй части квеста и в дальнейшем они будут объединены.

Музыка

0

2

[NIC]Redwine Attwood[/NIC][SGN]____[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2k6bE.gif[/AVA][STA]Хранитель Кодекса Чести[/STA]
– Пленник останется здесь, под твою личную ответственность, – Редвин взглянул на капитана корабля, на котором ему предстояло совершить путешествие на территорию врага и на котором нынче вечером, накануне отплытия, собрались представители всех задействованных команд. Хранитель Кодекса, два барона и целый ряд капитанов окружили стол, на котором была развёрнута одна из подробнейших карт, которые только удалось достать. – Не выпускать и не освобождать ни под каким предлогом до тех пор, пока я не явлюсь за ним лично.
Тащить Уорчестера сразу с собой было настолько же опрометчиво, насколько брать с собой Блэра. Несмотря на значительные преимущества, которые он со своей командой мог бы обеспечить в случае необходимости вступить в бой, имелась довольно весомая причина, перекрывавшая все эти преимущества. Не так давно, по милости Фицроя, Кровавый Барон остался без корабля, и одному Марису было известно, как именно он решил бы свести с Крысобоем счеты.
– Я должен отправиться с вами, – нахмурился Ди Кастру, который видимо не планировал протирать портки в относительной безопасности, пока самое интересное достанется «Грешнику» и тем, кто отправится на переговоры. В любом другом случае переговоры – скука смертная, но только не сейчас, когда это – лишь пыль в глаза надушенным слизнякам.
– Нет, это важный пленник, и я хочу, чтобы следил за ним ты, – пристальный взгляд Аттвуда и не терпящий возражений тон заставил пирата коротко кивнуть. – Монтес, часть твоих отправятся на берег с нами и останутся у лодок. Если что-то пойдёт не так – подадут сигнал… – исполосанный наполовину шрамами, наполовину застарелыми татуировками гигант перечить и возражать не стал, лишь хмыкнул что-то утвердительное да почесал колючий подбородок. – Поэтому всем кораблям быть наготове. Неизвестно наверняка, действительно ли они настроены на мирные переговоры и останутся довольны возможным возвращением пленника или же это ловушка. Да и всегда остаётся вероятность, что нас раскусят. Так что, Барлоу, без фокусов. Сделайте всё тихо и без лишней шумихи.

***

Слишком много в их жизни стало Орллеи. Орллевинская девка, из-за которой они потеряли парочку хороших кораблей и не менее хороших капитанов. Орллевинский галеон, который достался им тоже ценой немаленькой. Вот, теперь ещё и орллевинская грязь на сапогах. Пираты шлёпали по размокшей от недавнего дождя дороге, следуя за своими проводниками в сторону тёмнокаменной фигуры высившегося форта. Как и было оговорено, небольшая группа матросов осталась у лодок, заняв охранную, а заодно и наблюдательную позицию, а их пиратская флотилия еле виднелась где-то в тёмной дали, нерасторопно покачиваясь на волнах, но вооружённая до зубов. Кроме «Грешника», который покинул Тиль чуть раньше, и на настоящий момент его команда уже должна была затаиться где-то неподалёку.
Вот, наконец, грязь и трава сменились досками, а затем и каменной кладкой. Ловя на себе подозрительные, боязливые, неприязненные и даже заинтересованные взгляды местных стражников и часовых, Редвин остался глух и слеп ко всему этому, лишь ладонь его неизменно покоилась на эфесе сабли. Но не все из пиратов стремились создать впечатление хладнокровного достоинства, в очередной раз подтверждая мнение о том, что гости из таких людей – не самые желанные.
Оставив внизу большую часть их процессии, пиратский король в сопровождении лишь семи человек поднялся в одну из башен, где их уже ожидали.
– Приветствуем вас, господа, – поднялся со своего места один из присутствующих – статный брюнет, который ему, Редвину, в сыновья годился. – И благодарим за то, что вы всё-таки согласились на эту встречу. Позвольте представиться – капитан Роберто Доматти, офицер орллевинского флота, – говорящий чуть склонил голову, а затем простёр руку, указывая на своего соседа. – Джулиано де Пьяченца, граф Морберширский. Нам поручено говорить от лица Его Светлости Андреса Найтона.
На лице Хранителя не дрогнул ни один мускул. Его свободная рука, та, что не была занята эфесом, легла на деревянную спинку. Раздался скрип отодвигаемого стула, после чего старый пират опустился на него. Он мог бы отпустить ехидное замечание на тему того, что со стороны Его Светлости было бы неплохо явиться на переговоры, инициатором которых он же и был. Что мог бы проявить каплю уважения, как, в свою очередь, сделал он, Пиратский король. Но, говоря откровенно, не в уважении со стороны пиратов было дело. Да и Редвину было наплевать, кто окажется по ту сторону стола. Цели у них были иные, а присутствие важной цацки в центре секретной операции привело бы к лишним проблемам. Послышался скрип остальных стульев, после чего по обеим сторонам от Аттвуда уселись Орхес, Барата и Рид. Ещё трое пиратов остались стоять за их спинами.
– Мы, однако, не видим среди вас графа Уорчестера. Он, стало быть, внизу?
Ах эти наигранные намёки – будто им ещё не успели доложить, что пираты не ведут за собой пленника.
– Вы получите графа Уорчестера в целости и сохранности, как только выскажете всё, что хотели высказать, и мы придём к взаимному согласию.

+4

3

В ожидании пиратов Джулиано был так погружен в свои мысли, что на время забыл обо всем происходящем. До него доносился плеск воды за окнами башни. В таком состоянии вполне можно наслаждаться неожиданной тишиной и тем, что некоторое недовольство еще не появившимися гостями постепенно отступало, но его раздумья бесцеремонно прервал неизвестно откуда взявшийся посреди зала Роберто Доматти. Поспешивший занять свое место подле графа, он известил, что Редвин Аттвуд со своими людьми, наконец, прибыл в замок.
- Кажется, остается только пожелать нам удачи, Доматти, - губы Джулиано тронула едва заметная холодная улыбка. Сказать честно, он вообще не ожидал, что когда-нибудь будет участвовать в переговорах от лица Андреса, к тому же - в переговорах с пиратами. Да будь его воля, он развернул бы их сразу же, стоило увидеть их корабли на горизонте у берегов Морбера. Жаль, нельзя - у его Светлости были совсем другие намерения по поводу пиратов: сейчас Орллее была нужна совершенно любая поддержка, и кто знает, может, пираты действительно могли бы стать хорошими союзниками. Но разве герцог не мог отправить на переговоры кого-то другого, а не Джулиано, который этих пиратов на дух не переносит? Тем более, он был полностью уверен в том, что после ситуации с принцессой Елизаветой эти чувства были полностью взаимны. Это был сильнейший удар по гордыне де Пьяченца, однако перечить Андресу он не мог.
Пришлось сделать более-менее приветливую мину и подняться с места, стоило офицеру представить его Аттвуду. Учтиво кивнув, граф указал пиратам на соседние свободные стулья и медленно опустился в свой, но одну руку инстинктивно опустил на рукоять меча за поясом, словно приводя себя в какое-то состояние боевой готовности. Конечно, в глубине души закралась мысль, что они успеют отрубить ему руку раньше, чем Пьяченца успеет достать его, но проверить все же стоило.
- Вы получите графа Уорчестера в целости и сохранности, как только выскажете всё, что хотели высказать, и мы придём к взаимному согласию, - дальнейшие эти слова пирата на вопрос Доматти Джулиано счел неслыханной наглостью - говорят так, будто пленный был только у них! Неужто им вовсе не нужен Фицрой? Однако никакого недовольства открыто морберширский граф высказывать не стал, лишь снова оглядел присутствующих и, перекинувшись взглядом с Роберто, вновь усмехнулся.
- Мы весьма рады, что именно вы первыми начали говорить о том, чтобы прийти к мирному соглашению. Надеюсь, никаких споров и конфликтов в процессе переговоров у нас не возникнет. Может, вина? - Джулиано говорил тихо, медленно, не обращаясь ни к кому из пиратов, словно говоря всем семерым. Он пытался вложить в словах всю наигранную искренность, но, кажется, делегация Аттвуда и сам пиратский хранитель вряд ли ожидают от графа какой-то теплоты и гостеприимства. Возможно, Пьяченца и должен гордиться тем, что сам пиратский глава пожаловал на его земли, но никакой особой заслуги в этом граф не видел.
- У королей, сеньор Аттвуд, немало забот, поэтому не думаю, что вы прибыли сюда лично только потому, чтобы провести обмен пленными, - не желая более ходить вокруг да около, обратился де Пьяченца к главе пиратов, - впрочем, мы действительно можем предложить вам немного больше, чем просто отдать вам вашего покорного слугу и получить назад графа Уорчестера. Его Светлость Андрес Найтон хочет пообещать вам, что не будет преследовать никого, кто захочет... - он на миг умолк, пытаясь подобрать менее оскорбительное для морских гостей слово, - одолжить провизии на всех кораблях, кроме орллевинских, - вытащив из-за пояса договор, он повернул его к пиратам так, чтобы можно было даже издалека различить печать Андреса.
- Но, естественно, это еще не все условия. Остальное озвучит вам офицер Доматти, а я лишь советую хорошенько над ними подумать, - сжав договор в руках еще крепче - пока других доказательств благонадежности у орллевинцев не было - он передал бумагу Роберто, сидящему рядом, словно передавая ему вместе с этим право говорить следующим.
[NIC]Giuliano de Piacenza[/NIC][STA]скажите, для чего вы завертели это колесо?[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/AXSUf.png[/AVA][SGN].[/SGN]

Отредактировано Demelza Myrcell (2017-01-08 18:34:13)

+3

4

- Может, вина?
Рид вновь метнул взгляд на кувшины, предусмотрительно выставленные в центре стола. Уж навряд ли их содержимое было отравлено – больно нетривиальный способ покончить с пиратами, - однако это был не тот случай, когда жажда до халявы могла застелить глаза. По правую руку от него, Орхес демонстративно вытащил зубами пробку из своей фляги и запрокинул голову, делая несколько больших глотков какой-то бурды, которую даже Рид бы пробовать не стал. Остальные присутствующие просто-напросто проигнорировали сие предложение.
Лёгким движением Себастиан выудил кинжал, острие которого тут же уткнулось меж деревянных волокон ребра края стола. Поворачиваясь, лезвие сверкало в свете горящих свечей, а пират, между тем, делая вид, что полностью увлечён этим занятием, внимательно слушал говорящего графа. Но вдруг тот замялся на полуслове, чем незамедлительно заставил Рида поднять взгляд. Остальные пираты тоже не оставили данную паузу без внимания. Добродушный с виду Барата в удивлении приподнял брови, Орхес замер, прищурившись на де Пьяченца. Даже позади послышалось какое-то движение. И только Редвин Аттвуд остался неподвижен, с неизменной хмурой маской дослушав речь противоположной стороны до конца.
Пергамент с красующейся на нём восковой печатью, казалось, притянул к себе взоры каждого разбойника, которые до этих пор все, как один, будто воды в рот набрали. Впрочем, когда документ «пошёл по рукам», помещение разрезал хриплый, почти свистящий смех Орхеса. Пират пихнул в бок Рида:
- Одолжить провизии, слыхал? – смех его превратился в хохот, который подхватила добрая половина его собратьев.
- Мы одалживаем не только провизию. На кораблях много чем можно поживиться, господа, – снисходительно улыбнулся Хоакин Барата под всеобщее веселье. А чего скрывать? Сколько бы тут все ни играли в вежливость, правду знал каждый.
Себастиана хоть тоже повеселило то, как граф (или кто он там был) вывернул свою речь, однако больше его интересовали прочие условия, о которых им только предстояло услышать. Они возвращают Фицроя, им возвращают Уорчестера. Они не набрасывают на шеи морских разбойников верёвки и не преследуют их, а их корабли остаются нетронутыми. Всё поровну, всё честно. Чего же им ещё нужно?
Капитан «Огневого» поднялся с места и обошёл стол, чтобы можно было дотянуться до кувшина и кружки. Плеснув себе вина, он неспешным шагом достиг окна.
- Двинь тазом, - бросил он стражнику, - надушено у вас тут слишком, - Рид прислонился спиной к оконному косяку, окунул кинжал в чарку и, выудив его обратно, поднёс к лицу. Запах был обычный, более того, вино казалось весьма добротным. Не поскупились.
- Какими же будут все условия? – Аттвуд был одним из немногих, кто не смеялся, но и никоим образом не воспрепятствовал реакции своих людей.
Окно удобно выходило на береговую линию, откуда хорошо просматривалась как их небольшая флотилия, так и лодки, оставшиеся под охраной нескольких пиратов.

+4

5

Садиться за один стол с пиратами даже для переговоров офицеру Роберто Доматти было немыслимо. Сначала они дерутся друг с другом на кораблях, а теперь они должны вместе пить вино и жать друг другу руки. Всего год назад Роб был одним из тех, кто доказывал Андресу Найтону что их кораблям нужна поддержка для того, чтобы бороться с пиратами. Раемпорт был сожжен из-за чумных кораблей, что приплыли со стороны Тиля и Орллея была готова дать отпор, а сейчас...
Разумеется обмен пленниками был лишь поводом для переговоров тем более что один из пленников был не настоящим. Фернандо Валенте здорово подставил себя, но ловкие умы обратили это себе во благо и теперь Орллея не очень-то рисковала, поскольку граф был всамделишным. По сравнению с лордами капитан корабля был никто, но для офицеров флота он был другом и товарищем и рисковать его жизнью из-за неверно проведенных переговоров не хотелось. Доматти не был мастером переговорного дела и злился на Андреса за то, что ему снова предстояло говорить и убеждать кого-то в то время как граф Морбершира тоже не самая лучшая поддержка. Однако же он попытался перехватить инициативу в свои руки и вернуть разговор в нужное им русло, когда пергамент с примерным текстом договора перекочевал наконец к нему. Теперь Роберто нужно было удержать на себе внимание пиратов и толкнуть речь такую же пламенную, какие он толкал, дабы смущающаяся красавица позволила поцеловать свое плечико. Плечики пиратов он целовать не собирался как и бороды и щеки и что-нибудь еще даже по большой пьяной лавочке но смысл был примерно тот же. Потому Роб, обведя пиратов взглядом, наконец начал свою пылкую речь, подхватив кубок с вином.
- Господа! - воззвал он к ним.
- Мы с вами живем на разных землях и воюем по разные стороны баррикад. Одни из нас промышляют разбоем а другие не приемлют его. Но это неважно. Важно то, что нас объединяет - любовь к морю! - скорее всего Пьяченца проклял его в этот момент за пафос и отход от темы, но Робу нужна была публика.
- Мы хотим предложить вам то, что не предлагал никто ранее. Вы не трогаете корабли орллевинского флота. Взамен этого мы беспрепятственно даем гарантию что каждый, кто пожелает ограбить хельмовские корабли будет защищен орллевинской короной. Никто не будет препятствовать вам пока вы не нападете на тех, кто позволил вам это. - Хайбрэй оттолкнул их когда они просили помощи пойти против пиратов. Теперь же они шли против Хайбрэя и не давали ему продохнуть в ответ.
- Глупо отрицать, что мы не сможем существовать друг без друга. Добычу нужно сбывать и не всегда это удается в пределах одного острова. Нам, свободным орллевинцам, запрещают свободную морскую торговлю. Но если мы не можем сделать этого - то почему мы должны защищать корабли которые препятствуют нашему делу? - Роберто приподнял пергамент и резко хлопнул им по столу.
- Но это еще не все. Каждый пират что примет наши условия и будет находится под нашей защитой может беспрепятственно войти в порт Орллеи и сбывать там свой товар... - Роберто сделал многозначительную паузу и ухмыльнулся.
- ... без уплаты торговых пошлин. Для нас это практически возобновление торговли. Для вас - расширение рынков сбыта. Что кажете, господа? - Доматти скрестил руки на груди и выжидательно взглянул на пиратов.

[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0012/ed/0c/4-1368471831.gif[/AVA]
[NIC]Roberto Domatty[/NIC]
[STA]капитан недальнего плавания[/STA]

+2

6

[NIC]Redwine Attwood[/NIC][SGN]____[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2k6bE.gif[/AVA][STA]Хранитель Кодекса Чести[/STA]
Редвин не любил высокопарных речей. Он любил, когда говорят по существу, а потому красочное вступление молодого офицера его не сильно впечатлило. Подобную песню о единстве в любви он мог бы спеть своей (или чужой) женщине. Женщины любят развешивать уши, как известно. Так что юнца могла постичь та же участь, что и предыдущего говорящего, чьи речи были встречены пиратским гоготом, но… Роберто Доматти вдруг начал говорить по делу. И пускай то, как он говорил, вызывало навязчивое желание криво усмехнуться, скривиться, поднять брови и просто-напросто фыркнуть, как это и сделал, к слову, сидящий рядом Орхес, куда важнее было то, что он говорил.
Пират опустил взгляд на непочтительно брошенный на стол пергамент и, пока Доматти завершал свою пламенную речь, так сказать, самым вкусным, размышлял над тем, как всё, однако, интересно повернулось. Приехали они с одной целью, но вернуться на Тиль могут сразу с несколькими результатами.
Повисла тишина. Обдумывал услышанное не один Аттвуд, однако именно его слова все ожидали.
- Позвольте взглянуть? – он кивком указал на документ, которым только что размахивали перед их носом.
Как только пергамент оказался в его руках, Хранитель, взломав печать, принялся изучать текст, который в общем и целом отражал то, что только что озвучили. Итак, им предлагали протекцию, возможность открытой беспошлинной торговли, свободное передвижение по орллевинским водам, а взамен…
- Мы не нападаем на ваши корабли – и всё? – провёл указательным и большим пальцами по своим усам Хоакин Барата и мягко улыбнулся. – Просто занимаемся своими привычными делами, осуществляем торговлю с вами и больше никак не пересекаемся?
- Именно так, - поднял было палец вверх Роберто, но затем вспомнил еще что-то и добавил. - Ну кроме того, что мы тоже не палим по вам из пушек, как только увидим, разумеется.
Послышалось несколько смешков среди пиратов. Офицерская живость их веселила.
- Ну и, разумеется, – Редвин, между тем, уставился, пожалуй, в самую интригующую строку документа, - взаимопомощь в случае военных действий? Вы, кажется, это забыли упомянуть ещё, – он поднял взгляд на представителей второй стороны, ожидая увидеть разочарование на их лицах. Надо же, попытка заманить алчных зверюг радужным будущим не совсем удалась. Однако легкомысленный и самонадеянный на вид Доматти вполне неплохо справился с возникшей ситуацией.
- Орллея гарантирует протекцию вашим кораблям, так что с вашей стороны мы также ожидаем поддержки в этом отношении.
Ситуация возникла интересная и неоднозначная, а потому никто из пиратов больше не спешил вмешиваться, ожидая реакции своего предводителя.
Если закрыть глаза на несколько моментов, то при нынешних обстоятельствах, что охватили материк и так или иначе влияли на острова, этот расклад был вполне перспективным. Один его знакомый, человек в общем-то неглупый, но ещё довольно молодой, как-то сказал: «Чёрт с ними, пусть собачатся там у себя на материке, нам это и на руку». Ослабленные войной государства куда проще атаковать, но войны всегда заканчиваются. И никогда не заканчиваются ничьей. Так что же ждёт тех, кто радостно кучковался у пробоин занятых битвой кораблей и потихоньку растаскивал содержимое трюмов? Мощные корабли, закончив палить друг в друга, обернутся против них. Проблема пиратства не зря называлась на материке «проблемой».
Тиль не был богат ресурсами для наращивания военной мощи – да, они были искусны в производстве оружия, а самые лучшие мореходы были именно среди морского народа, но их флот по большей части состоял из ворованных и захваченных кораблей, выстроенных на материковых верфях, где как раз было предостаточно ресурсов. Конечно, открытие Новых земель дало возможность организовать и собственное производство, но сколько же на это времени уйдёт? А Новые земли далеко. Поэтому вовремя заиметь заинтересованного союзника…
- Почему бы и нет, – наконец сказал Аттвуд, словно речь шла о выборе мяса к столу. – Думаю, в этом есть смысл, хотя некоторые нюансы необходимо подробнее обсудить с вашим герцогом. Тем не менее, я,  – Хранитель посмотрел на своих спутников – неизменно доброжелательного Барату, поджавшего губы Орхеса, на Рида, разглядывающего резной узор на кубке с вином, что держал в руках, – постараюсь донести его во всей полноте на совете баронов, который соберу по возвращении на Тиль.

+2

7

Доматти, ты сейчас нехило спас Джулиано от необходимости объяснять все условия пиратам, на этом тебе спасибо. Граф и сам отличался известной красноречивостью, но говорить с ними сейчас хотелось меньше всего, посему он пытался делать все по минимуму. Андрес сказал, что нужно передать им документ? Пожалуйста. Провести переговоры? Это дело пусть останется Роберто, пока Джулиано молча сидел, откинувшись на высокую спинку кресла, рассматривая людей напротив. Даже сидеть с ними в одном помещении было не комфортно. Отец-Создатель, и зачем он вообще на это согласился?! Неужели у герцога и вправду не было под рукой людей, более к ним лояльных? Думается, что ответ очевиден - не было. На орллевинских землях их вообще не особо жалуют, помнится, именно угроза со стороны Тиля и стала одной из причин всей этой каши с отделением, которую они заварили.
- Естественно, после решения, который вынесет ваш совет баронов, вы сможете лично встретиться с герцогом Найтоном и в личном порядке решить все интересующие вас вопросы, - слушая доводы Аттвуда, Джулиано старался сохранять невозмутимое выражение лица, однако в какой-то момент его охватили дурные предчувствия; слишком уж быстро они приняли все их условия, хоть и обещались подумать, но все же по Редвину было видно, что он настроен на все согласиться. Нельзя как-то поддаваться их увещеваниям и уловкам. Все соображения относительно маловероятного успеха этой кампании должны остаться при Джулиано и только при нем. Если так, его спасет только притворное неведение. Он будет делать вид, что совершенно ни о чем не подозревает, пока они не обнаружат своих истинных намерений и в один прекрасный момент будут вынуждены раскрыть все карты.
- Уверяю, что подобное соглашение выгодно обеим сторонам. Кто, как ни вы, должны понимать все преимущества сотрудничества со своими соседями, - возможно, он бы и продолжал свой разговор дальше, да только сказать уже было, по сути, нечего - все выложил как на блюдечке Доматти. Казалось бы, можно считать переговоры завершенными, да только в дверях неожиданно показался глава замковой стражи, привлекший внимание собравшихся. Спокойно кивнув ему, Джулиано жестом подозвал его к себе - судя по озадаченному лицу стражника, дело было серьезным и отлагательств не терпело. Граф не заставил его озвучивать причину такого столь неожиданного прибытия при всех, однако то, что мужчина шепнул ему на ухо, не на шутку озадачило его.
- Сеньор де Пьяченца, пленник сбежал, к тому же устроил такой дебош в камере напоследок, что мы не сумели послать за ним людей вовремя. Кажется, это дело рук оставшейся на корабле шайки пиратов, - какую-то секунду Джулиано молчал, пытаясь осознать услышанное. Точно, какой же он недогадливый. Весь этот цирк, фарс и прочее - лишь ловушка. Что вообще это тильское отродье себе позволяет?! Скрывать свою злость становилось все труднее, но внутренний голос настойчиво предостерегал графа от поспешного решения. Что бы он не предпринял в дальнейшем, нужно было действовать со всей осторожностью.
Вжав пальцы в подлокотники до побеления костяшек, Джулиано неотрывно смотрел на пиратов, буквально силой удерживая себя от того, чтобы в гневе не вскочить с места и начать размахивать мечом в разные стороны, кромсая их итак уже порядком осточертевшие рожи. Как вообще так получилось, что несколько человек смогли пройти мимо охраны, в этот день даже вдвое усиленной? В голове не укладывалось! Командир стражи, тем временем, ждал от него приказа. Нужно было сказать хоть что-то.
- Раз стеречь в казематах уже некого, пришли оставшихся людей к дверям. И не вздумай никого выпускать из этой комнаты без моего приказа, - граф сказал это достаточно тихо, однако он даже не сомневался, что и Доматти, и пираты услышали его. В комнате повисла тишина, которую сам же де Пьяченца вскоре и нарушил.
- Мне хочется задать собравшимся один вопрос: какова истинная цель вашего прибытия? - он поднял руку в предостерегающем жесте, призывая пока не перебивать его, и продолжил, - я понимаю, что успешным завершением переговоров можно было считать обмен пленными, однако вы решили обвести нас вокруг пальца и достать Гордона Фицроя незаметно? Что ж, тогда передайте ему, что в следующий раз ему лучше действовать куда аккуратней и не пытаться напоследок сжечь весь форт, - рука, теперь сжатая в кулак, опустилась на подлокотник, с шумом об него ударившись. Гнев уже перехлестывал через край. Через силу Джулиано усмехнулся, задумавшись и не пожелав выговорить все слова, накопившиеся ядом на языке. Стоит отдать должное, провернуть этот чертов фокус у морских волков получилось, так не бежать же за пленником через весь город, когда поймать его уже точно не получится? Приходилось думать, снова думать.
- Однако, ради будущего сотрудничества и единства, возможно закрыть глаза на это... недоразумение, - ожидали ли они, что де Пьяченца так быстро сдастся? Кто их вообще знает, - если, конечно, вы и сами не прочь разойтись как можно мирно. Граф Уорчестер, как вы сказали, прибыл вместе с вами? - печально улыбнувшись, Джулиано сделал жест рукой, призывающий додумать все мотивы сказанных слов об их пленнике. Плевать, что никакого Уорчестера с ними не прибыло - лишь горе-капитан Фернандо Валенте, однако стоило разыграть спектакль до конца. Тем более, особого выбора у пиратов не осталось - даже если они перебьют их с Доматти и решат сбежать, за дверью их удержат куда больше орллевинской стражи. И все же, подождать их решения стоило.

+2

8

ИТОГИ КВЕСТА
1. После небольшой потасовки Редвин Аттвуд согласился вынести на рассмотрение сотрудничество с Орллеей
2. Подставного Артура Уорчестера выдали обратно орллевинцам
3. Гордон Фицрой сбежал в неизвестном направлении вместе с несколькими членами команды
4. Пожар был успешно ликидирован
5. Пиратам была дана возможность беспрепятственно уйти

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «Дьявол, забери тех, кто придумал переговоры! ч. 1» [x]