Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Море выходит замуж [x]


Море выходит замуж [x]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://www.vatikag.com/screenshots/filess10/1376502506-screenshot-www.wallpaperg.com.jpg

НАЗВАНИЕ
Море выходит замуж
УЧАСТНИКИ
Lucrezia Graziani, Andres Knighton
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Авелли, Орллея / 22 октября, 1442
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
В Авелли существует причудливый праздник, связанный с морем и историей города. Пока герцог и его знать отслуживают утреннюю мессу, жители города собираются у набережной дабы встретить величественный галеон "Арвьера", входящий в гавань. Герцог и свита поднимаются на борт корабля, и под гул залпов береговой артиллерии выходит в открытое море, где герцог проводит обряд обручения с морем, прося попутного ветра и прочих ништяков. После этого на галеоне проходит маскарад, с играми и конкурсами, а к вечерк "Арвьера" вновь возвращается в город. Особенный этот праздник для бедных жителей города ещё и тем, что половину гостей на борту церемониального судна составляют простые незнатные жители столицы, которых выбирают по жребию. Прекрасная возможность устроить покушение на герцога!

Дополнительно

— Квест начинает с восшествия герцога и герцогини на судно.

+3

2

Совсем скоро будет уже два месяца с тех пор, как Лукреция стала герцогиней и около месяца с тех пор, как она узнала, что станет матерью. Обручение с морем было одним из важных событий в Орллее и впервые после свадьбы ей предстояло выйти вместе с мужем на нечто массовое и показательное. Волнение не покидало юную герцогиню с самого утра, когда они находились на утренней мессе. Опасения в том, что она сделает что-то неправильно, неверно и тем самым подвергнет Андреса насмешкам за свою супругу терзали девушку и с огромным трудом она заставляла себя держаться, как герцогиня, а не как перепуганная леди, которую впервые вывели в люди. Раньше Лукреция любила внимание и старалась быть в его центре, но теперь ей не простятся милые огрехи, которые можно было бы считать очарованием юности и излишнее внимание к ее персоне точно ни к чему. Но как уйти от него, когда ты - молодая жена герцога Орллеи, к которому максимально приковано внимание? Поэтому Лукреция держит подбородок поднятым, смотрит вперед и держится за руку мужа, но если ей взглянуть в глаза, то там можно увидеть периодические волны паники.
Но нет, все проходит хорошо, и леди Арвьершира уже менее напряжена, когда они садятся в карету и направляются к пристани, чтобы взойти на галеон. Только тогда можно тихо выдохнуть, расслабиться, опустить плечики и превратиться в ту девушку, которая несмело вкладывала руку в ладонь еще жениха, пока их связывали тканью.
- Я думала, я не справлюсь. - легкое прикосновение к руке в поисках поддержки и чтобы успокоиться. месса была только началом праздника, день и вечер буду долгими, им предстоит провести целую церемонию. Правда, на маскараде ее лицо будет закрыто маской и, возможно, она станет менее приметной, но надеяться на это не приходилось. Держать себя в руках, постоянно, держаться, показывать, кто ты...
- Надеюсь, что праздник пройдет достойно и что я тебя не подведу. И те, кто будет помогать тебе - тоже. - они приближаются к пристани и Лукреция делает вдох настолько глубокий, насколько позволяет шнуровка затянутого лифа. Ну вот и все.
Герцог подает супруге руку и леди Арвьершира осторожно ступает на землю. Не упала, не подскользнулась, не сделала что-то не так. Вместе они поднимаются на борт "Арвьеры", которая вскоре должна отплыть от пристани, следом за ними идут знатные дворяне, а еще дальше - незнатные жители столицы. И для каждого ты должна быть радушной хозяйкой праздника и не быть обузой для мужа, которому предстоит вскоре сложная церемония. Создатель, как сложно быть герцогиней! В то время, как остальные предаются веселью ты не можешь делать этого.
Как сложно быть взрослой.

+2

3

Обручение с морем - дивный и древний праздник, появившийся ещё незадолго после основания Авелли (носившей некогда имя Арвьеры). С распространением петерианства праздник одно время был под запретом из-за религиозной подоплёке - раньше, когда в Орллее был распространен панагизм, этот обычай предполагал принесение щедрых даров Марису, морскому богу и покровителю мореплавателей, а на маскараде все наряжались в олицетворяющие языческий пантеон маски. Возродить эту дивную традицию удалось только после достижения компромисса с Церковью - приношение жертв было заменено на утреннюю мессу, обручение происходило в антураже церковного обручения, но маски божеств и их атрибуты остались. Несмотря на достигнутое соглашение с церковниками, они не жаловали обручение с морем и предпочитали делать вид, что нет никакого праздника, обычный день недели с небольшим торжеством в честь уходящей осени и наступлении зимы. Это устраивало всех, и мирян, жадных до зрелищ, и церковников, не устающих твердить о своих постулатах.
- В этом наряде вы прекрасны, миледи. Впрочем, как и всегда, - с улыбкой обратился Андрес к жене. Последние годы этот праздник обходился без герцогини - скоропостижно скончавшаяся мачеха Андреса была последней жемчужиной этого шествия. И вот, спустя долгое время, на Арьверу взойдёт не один лишь герцог со свитой. Образ Лукреции был одновременно прост и лаконичен - она играла роль Марисы, женского воплощения морского бога. Голубое пышное платье со складками, напоминающими бушующие волны Вдовьего Моря, призваны были контрастировать на фоне строгого тёмно-синего костюма Андреса. Долгая месса длилась целую вечность, пока епископ не закончил возносить хвалу Создателю и не без раздражения отпустил герцога и герцогиню, с трудом скрывая своё отношение к празднеству. Найтон ехидно улыбнулся ему в ответ, будто насмехаясь над неспособностью старого пердуна запретить обручение и пристыдить.
- Не переживай, у тебя всё прекрасно получается, - Андрес взял ладонь жены в свою, пока они выходили из собора под возгласы собравшихся горожан и знати. В такой миг можно было бы решить, что герцог пользуется тотальной поддержкой своего народа, даже несмотря на репутацию предателя и клятвопреступника, которую он заработал своим намерением выйти из состава Хельма. Может быть орллевинцам не было дела до его тёрок с королём, а может они и сами были не против получить собственное национальное государство, без необходимости оглядываться на хайбрэйцев или гасконцев. Король Хельма занимал своё место в одном из трёх герцогств, там был его двор, его свита и все важные и значимые события проходили там. Не мудрено, что жители другого герцогства хотят почувствовать гордость за свою родину и видеть больше торжеств, праздников и знаменательных событий, которые немыслимы при заграничном короле. Может и так, а может они просто радовались празднику и наслаждались зрелищем. Кто-то мог бы сказать, что простолюдинам нет дела до пышных нарядов и богатых украшений знати, что они скорее возненавидят их за расточительство, чем будут приветствовать и радостно кричать. Однако, всё это празднество было не для знати, праздник был посвящен городу и его жителям - винодельни круглый день будут разливать свои напитки за счёт казны. Естественно, пускать финансы на самотёк никто не был намерен - знать, присутствующая на церемониальном галеоне, платила огромные деньги за право участвовать в представлении, и этих денег хватило для умеренных возлияний горожан в порту. В отличие от других праздников, на этом не было принято пить не в себя - иначе можно пропустить возвращение галеона в порт и пуск фейерверков, освещающих ночное небо.
- Поверь, всё пройдёт как надо, - в прошлый раз ведь прошло как надо. Андрес уже возглавлял этот праздник в прошлом году, с достоинством исполнив все обряды и даже не забыл ни одного церемониального шага. Погладив руку женщины, герцог вышел из кареты и помог Лукреции, после чего они поднялись на борт "Арвьеры". Девушка в маске Аврии протянула Андресу трезубец - атрибут морского бога Мариса. По прибытию вечером в порт трезубец нужно будет отдать другой девушки, с маской Вейлы - так на церемонии передаётся преемственность света и мрака, чередующих друг друга ежедневно.
- Bonis auspiciis*, - галеон начал свой путь в открытое море, под народный гул, песнопения и лозунги. Когда судно оказалась на приличном расстоянии, капитан корабля отдал приказ - 44 24-фунтовых пушек разом дали залп. Через пару мгновений береговые орудия отсалютовали в ответ, произведя несколько десятков одновременных выстрелов. Пожалуй, сегодняшний праздник позволяет береговой охране сохранять форму, а пушкам - не ржаветь со временем. Авелли не подвергалась нападению с моря уже много десятков лет, оставаясь эдакой тихой гаванью даже в эпоху пиратских налётов и грабежей.
- Господа, - Андрес обратился к присутствующим с палубы, - Дамы, - кивок в сторону нарядных женщин в масках различных женских божеств, - Предлагаю начать с церемониального танца. Две пары будут выбраны в качестве поверенных в предстоящей церемонии бракосочетания, - удар трезубцем и музыканты начали неспешно наигрывать весёлую песенку. Герцог уселся на богато украшенный стул, Лукреция должна была занять место рядом. С их помоста был виден весь корабль, с танцующими людьми внизу.


* - При хороших предзнаменованиях, т. е. в добрый час. 

+1

4

Лукреция смогла достойно подняться на корабль, но все равно вздрогнула, когда раздались залпы из пушек и с трудом сохранила на лице непринужденную полуулыбку для публики, которая могла их видеть. Прохладный морской ветер шевелил складки пышного платья, а легкая качка палубы под ногами невольно заставляла вспомнить о том, как позорно она упала в воду с собственного брига после их свадьбы. Главное не приближаться к борту и не быть в одиночестве, ничего не забывать и поддерживать мужа, хотя он прекрасно справляется и без нее. Поддержка герцога ощущалась даже без физического прикосновения и леди Грациани велела себе перестать бояться и сосредоточиться на празднестве. Она грациозно опустилась на стул рядом с мужем и стала наблюдать за танцующими парами.
Любопытно, что даже видевшей и танцующей множество танцев Лукреции не сразу можно было понять, кто же из гостей - благородный лорд а кто - сын купца или ремесленника. Лица скрыты масками и невозможно увидеть лица, руки скрыты перчатками и не сразу можно оценить их грубость, только одно платье могло быть менее роскошным, чем другое... Впрочем, было кое-что, что можно было заметить - те, кто попал на празднество в первый раз, слишком сильно старались и были напряжены, но ведь герцогиня должна была быть одинаково благосклонна ко всем? Постепенно, улыбка леди Лукреции становилась шире, а сама она чувствовала себе менее напряженной и даже склонилась к своему мужу, чтобы обратить внимание на некоторые пары.
- Посмотри, как здорово танцует вон та пара, - она взглядом указывает на девушку в желтом платье с темными волосами и молодого человека, который держит  ее так бережно, будто даже боится дышать.
- Им так весело. - как бы она сама хотела упорхнуть прямо с помоста и врезаться прямо в гущу танцующих, чтобы всколыхнуть их и завертеться вместе с ними!
- И вон та тоже - украдкой указывает она на уже немолодую пару. Они напротив, держатся с большим достоинством, но их движения столь синхронны и величественны, что их тоже нельзя не выделить среди остальных.
- Было бы здорово, если бы мы выбрали их. Олицетворение молодости и будущего и олицетворение мудрости и спокойствия. - после танца герцогу и герцогине нужно было вручить для поверенных условные дары, которые они первыми приносили морю. Женщинам - цветы, чтобы всегда сопутствовала удача, а мужчинам - хорошее вино, которое следовало выплеснуть за борт, дабы на этих землях не проливалась кровь. Герцог и герцогиня приносили в дар золотые беррины. Лукреция вручала условные атрибуты и вино мужчинам а Андрес - женщинам.
Лукреция взглянула на мужа и снова перевела взгляд на танцующую толпу. Они должны были вместе выбрать тех, кто будет участвовать в церемонии, но леди Арвьершира остановилась все же на тех двух парах и теперь чуть улыбалась, словно спрашивая позволения выбрать самой.
- Можно? - она не знала, чем будет обоснован выбор супруга и доверялась собственной интуиции.

+1

5

Танцевали все очень старательно, пытаясь попасть в такт мелодии и выделиться среди остальных, ведь всем хотелось принять непосредственное участие на церемонии. Андрес мог безошибочно определить добрую половину присутствующих: типичная маска Вейлы у Беатриче, неуклюжие движения Гаспара, вечно заигрывающий Лоренцо. Все они были частыми гостями на этом прекрасном празднике и уже давно перестали создавать иллюзию тайны, даже одеваясь в самые замысловатые костюмы.
- Да, они действительно хорошо танцуют, - с улыбкой ответил Андрес, наклоняясь к жене, чтобы лучше слышать её голос. Музыка была громкой, ведь в открытом море городская суета или неуёмная природа не приглушали звуки арфы и лютни, а местная публика отличалась высоким уровнем культуры, не имея привычки шуметь почём зря. Даже та половина, что набиралась из горожан, вела себя крайне достойно и усердно старались соответствовать другой, знатной половине.
- Весело всем, это же праздник. Надеюсь, ты тоже находишь это увлекательным? - спросил герцог у жены, держа её свободной рукой. Танец был действительно завораживающим и чарующим, а все танцоры, даже такие неуклюжие, как Лоренцо, старались всё делать в такт музыке. Сам Андрес ненавидел танцевать столько, сколько себя помнит, стараясь избегать участия в подобных торжествах или же находить важные дела, как только герольд объявлял о начале танцев. Единственным исключением была Селин, которая обожала танцевать и всегда сильно обижалась на своего покровителя, если он отказывал ей или того хуже - сам не предлагал. Теперь в когорте танцоров пополнение - о танцевальных способностях Лукреции знают ещё с того времени, когда она была фрейлиной при своей кузине, вряд ли она теперь резко откажется от этого занятия, особенно когда всё внимание публики законно будет обращено на неё.
- Интересная аллюзия, - с улыбкой ответил Найтон, вставая со стула и хлопая несколько раз в ладоши. Потребовалась целая минута, чтобы танец затих, музыканты перестали играть и все обратили свои взоры на герцога.
- Мы выбираем вас, - Андрес протянул ладонь в сторону первой пары, которую Лукреция нарекла отражением молодости и будущего, - И вас, - другая ладонь указала на вторую пару, мудрость и спокойствие. Впрочем, даже сквозь их маски Андрес узнал в молодости Селин, в будущем - Лоренцо. Остальные двое были ему не знакомы, хотя чутье подсказывало, что они из горожан, по крайней мере женщина точно.
- Перед началом венчания, мне бы хотелось внести новшество в этот дивный праздник, - Андрес протянул руку жене, побуждая её встать со стула и встать рядом.
- Как вам известно, последние годы этот праздник мой отец возглавлял в одиночку, как и я в прошлый год это сделал сам. Теперь Орллеи есть герцогиня, а у моря - Мариса, - он поднёс руку Лукреции к губам и поцеловал её, как бы выражая своё почтение и радость, - Думаю, никто не будет против сыграть ещё один танец, но на сей раз всем вместе, - в ответ герцогу разразились аплодисменты согласия. Кивнув музыкантам, Андрес вместе с женой спустились с помоста и выстроились в ряд с другими - девушки с одной стороны, мужчины - с другой. По правую руку от него стоял Лоренцо, которого герцог незаметно толкнул локтем, на что получил как бы случайное наступление на ногу. Оруженосец беспечный.
Начался танец со сближением обеих рядов, поклон мужчин, реверанс женщин, после чего пары соединились и начали кружиться по широкой палубе галеона.
- Прости мне мой никчёмный танец, я никогда не любил это дело и откровенно не умею, - с улыбкой сказал Найтон, подметив, что за сегодняшний день слишком много улыбается, совсем нетипичное дело для него. Надо полагать, Лукреция за месяц успела в корне поменять своего мужа, даже если вовсе не планировала это делать. Раньше будни Андреса скрашивала разве что Селин, вовлекая своего покровителя в детские игры, пакостя и заставляя задумчивого герцога отвлекаться от важных государственных дел из-за очередной шалости.
- Мой учитель танцев в своё время сказал мне, что я танцую как лошадь, - продолжил самобичевание Андрес, всё же показывая себя не хуже остальных танцующих здесь мужчин, - Селин мне говорила, что я танцую словно в доспехах, и это правда - на меня в танце без слёз на глазах никто не может посмотреть. Надеюсь, твоё очарование спасёт нас от этого позора, - небольшой смешок и танец продолжился, однако же в очередном витке к их паре подбежал паж. Поначалу Андрес не обращал внимание на его попытки отвлечь герцога, но, в конце концов, парню удалось остановить пару.
- Милорд, вас срочно ищет леди Беатриче, - сказал парень. Беатриче? Неужто что-то случилось, какое-либо происшествие? Тайный советник попусту герцога не вызывает и не отвлекает даже от развлечений.
- Она вас ждёт в каюте и попросила прийти одному, дело крайне деликатное и предназначено только для ваших ушей, - Андрес кивнул пажу, после чего тот спешно убежал.
- Прости, жена, мне нужно отлучиться ненадолго. Но оставить тебя одну я не могу, без твоего танца мы посрамим честь Орллеи, - с улыбкой обратился Андрес к Лукреции, стараясь сгладить углы и не расстроить девушку. Схватив Лоренцо за руку и оттащив от случайной девушки, к которой этот прохвост опять в очередной раз катил шары, герцог соединил их руки:
- Лоренцо составит тебе хорошую пару в танце, но я скоро вернусь и вновь отобью тебя у него, - поцеловав руку Лукреции, герцог поспешил в каюту. Закрыв за собой двери, он увидел сидевшую спиной к нему девушку в костюме, внешне напоминающим костюм Беатриче. Сочетание красного и чёрного, её любимых цветов.
- Что случилось? Паж сказал, что у тебя есть важное ко мне дело, - Андрес снял маску, положив её на стол. Дышать через неё было сложно, особенно в замкнутом пространстве, каким является каюта. Девушка безмолвно встала и повернулась лицом к герцогу, ведя себя необычной странно. Вместо ответа она лишь кивнула ему, но ему ли? Сзади кто-то набросился на Андреса, пытаясь скрутить ему руки, после чего девушка вынула кинжал из рукава и занесла над головой.
- Смерть ублюдку, - проговорила она шепотом, направляясь к герцогу. Попытка неизвестного провалилась - высвободив руку, Найтон ударом отбросил от себя нападавшего и увернулся от кинжала, хотя девушке таки удалось задеть его.

+1

6

Лукреция не смогла сдержать улыбки, когда супруг одобрил ее выбор и указал именно на те пары, о которых говорила ему она. С улыбкой она увидела милую Селин и вечно вертлявого Лоренцо, а вот вторая пара была ей вовсе не знакома. Молодая герцогиня уже готова была взять в руки бутафорские атрибуты, которыми нужно было бы наградить предполагаемых свидетелей бракосочетания с морем, как вдруг Андрес побуждает ее подняться со своего места и встать перед всеми гостями. Его слова и поцелуй руки заставили Лукрецию смутиться и покраснеть, но то, что он даст возможность для нее станцевать, заставило девушку воспрянуть духом и очаровательно улыбнуться. Если Андрес был хозяином этого праздника, то она была его хозяйкой и им вместе стоило показать остальным, чего они стоят. Легкими шагами она спускается с помоста и встает рядом с Селин среди остальных девушек, становясь одной из элементов праздника.
Леди Грациани приседает в изящном реверансе, а затем ладони супругов соединяются. Если Лукреция умеет танцевать едва ли не лучше всех среди присутствующих, то Андрес, увы, талантами не блещет. Но все же он верно повторяет все движения, что с его бывалым ранением не так-то просто и вызывает лишь ее ответную улыбку.
- Поверь, ты зря считаешь себя плохим танцором, - она подныривает под его руку, делая один поворот в танце, а затем кружась вокруг супруга, чтобы затем он быстро положил руку на ее талию и закружил.
- Тебе вовсе не за что извиняться. Мне нравится танцевать с тобой. - или, скорее, нравится ощущение его близости и даже то, что на нее смотрят, не вызывает смущения. Смотрите, все смотрите, какая супруга у вашего герцога и как она его достойна! С лица рыжеволосой девушки не сходит улыбка, пока они вдвоем кружатся в танце на палубе галеона и кажется, что мира вокруг не существует...
... Однако существующий мир настойчиво напоминает о себе в виде пажа, что слишком назойливо требует внимания герцога. Извинившись, Андрес покидает супргу, буквально вручая ее своему оруженосцу. Улыбка на лице леди Арвьершира блекнет, но все же она справляется с собой и вежлио улыбается своему новому партнеру по танцам, пусть укол ревности к той, к кому ушел Андрес, больно пронзает девичье сердечко. Лоренцо танцует стремительнее Андреса, игривее и гибче и вскоре Лукреция увлекается танцем с ним, но вот музыка заканчивается, а герцог все еще не появился. Герцогиня чувствует, что теряется, ведь без мужа ей нельзя продолжить церемонию, но все же справляется с накатившим волнением и звонко объявляет.
- Жители Орллеи! Пока мы не начали церемонию, думаю, стоит воздать должное будущей осенней винналии. Кто из вас еще не успел попробовать лучшее орллевинское вино, прежде чем мы принесем его в дар морю? Ведь море должно получить самое лучшее! Кто сможет оценить всю его прелесть?
Под веселые выкрики из толпы выбрались несколько людей, среди них и горожане и лорды, которые самолично хотели попробовать из каждой бочки и сказать какое же вино - лучшее, а также несколько девушек, которые вызвались это вино приподнести.
- Начинайте! - хлопнула в ладоши герцогиня и под веселый гул мужчины стали пробовать вино, а Лукреция твердо поймала пажа супруга за руку.
- Лоренцо, мне необходимо найти Андреса. Я уверена, его что-то задержало. Помоги мне и приведи меня к нему. Быстрее. - лицо леди Грациани было строгим и серьезным, судя по всему, она сильно беспокоилась и была готова оторвать мужа от чего угодно. Молодой человек неохотно кивнул и они вдвоем скрылись в толпе в поисках герцога.

+1

7

Казалось бы, вот и финал - против здоровенного мужика и женщины с кинжалом у Андреса не было ничего - ни меча, ни хотя бы палки, которой можно было бы отбиться. Тонкая струя крови ринулась по рукаву, но герцога сейчас волновала вовсе не эта пустяковая рана, а перспектива получения очередной раны, возможно, смертельной. Ни у одного правителя никогда не было всеобщей поддержки, завоевать любовь всех невозможно, но не каждого пытаются убить, а точнее забить в кулуарах, словно бешеного пса. Кто знает, что произошло бы дальше, не ворвись в помещение Лоренцо, а следом за ним - Лукреция. Вот уж кого-кого, а жену Андрес увидеть здесь никак не ожидал. Едва-ли оруженосец решил из большой любви кинуться на поиски господина, куда вероятнее, что герцогиня его заставила. Выходит, ей привиделось, что с мужем что-то случилось или просто свезло пойти погулять в каюту? Как бы там ни было, Найтон был крайне рад их приходу, а точнее приходу Лоренцо - тот сразу же набросился на амбала, как обычно не разбираясь ни в обстоятельствах, ни в ситуации - сначала бей, потом спрашивай. Герцог терпел такую импульсивность своего оруженосца именно для таких случаев, когда необдуманные действия Лоренцо буквально спасают ситуацию, ведь атаковавшие герцога мужчина и женщина не были готовы к ланкаширскому пушному зверьку. Недолго думая, Андрес выхватил кинжал из руки упавшей дамочки и помог оруженосцу повалить до конца мужчину, приставив кинжал к его горлу. Открытая дверь и шум привлекли внимание нескольких стражников, которые подоспели уже к финалу этой небольшой потасовки.
- Свяжите их, допросим на суше, - скомандовал герцог, отдавая кинжал оруженосцу, - Ты молодец, - добавил он вслед, взъерошивая волосы Лоренцо. Теперь уже лохматый оруженосец кивает в ответ, вытирая лоб от пота и осматриваясь по сторонам. Теперь неминуемо придётся несколько месяцев выслушивать о том, какой он молодец и как он спас будущее Орллеи и всё это от него самого, и только попробуй не согласиться, этим же кинжалом убьёт. Обернувшись, Андрес протянул не раненную руку Лукреции, подзывая её к себе.
- Спасибо, - прошептал он ей на ухо, обнимая. Почему прошептал? Это звездный час Лоренцо и негоже портить ему радость, хотя герцогу очевидно, кто надоумил его поискать сюзерена.
- У вас кровь, - пробормотал оруженосец, заметив красную струю у опущенной руки. Не мог промолчать или подумал, что Андрес сам не знает о том, где у него кровь?
- Ничего, это всего-лишь царапина. Довершим церемонию, потом лекарь осмотрит, - раздраженно ответил Найтон, покидая каюту вместе с женой. Взяв лежащий на ближайшем ящике кусок ткани, герцог вытер ладонь и кисть, стирая следы крови, после чего повернулся к Лукреции.
- Кажется, не всё ещё свыклись с бастардом у власти, - тонкая улыбка скрывала досаду и вполне понятную - одно дело, когда читаешь презрение в глазах вельмож, слушаешь обвинения и ехидные шутки, другое - когда на тебя охотятся и пытаются убить. Является ли это неумелой попыткой короны решить проблему с расколом, идейного сподвижника короны или это внутренние враги? Генрих едва-ли опустился бы до такого, это было совершенно на него не похоже, а зная его тягу к удержанию власти в своих руках, едва-ли кто-то из его окружения мог бы посметь такое сотворить, рискуя быть казненным за ослушание. Выходит, вариант только один - кто-то из орллевинцев, но кто? Очевидно, не простой народ, который уже давно свыкся с герцогом, ведь у них было для этого не один десяток лет. Кто-то из знати? Это было бы странным, ведь все они летом поддержали Андреса в его намерении, с чего сейчас кому-то желать ему смерти?
- Готова закончить церемонию? - отойдя от неприятных размышлений, спросил Найтон жену. Не время было сейчас думы устраивать, люди ждут и промедление может вызвать подозрения, какое уже вызвало отсутствие части стражи и закрытый проход в каюту, где до этого можно было уединиться на время.

+1

8

Кажется, это был тот случай, когда легкая ревность Лукреции к мужу и нехорошее предчувствие заставили ее отправиться на поиски Андреса и взять с собой Лоренцо. Герцогиня заметно побледнела, когда увидела, что именно им удалось предотвратить и как оруженосец бросился на защиту своего господина. Леди Грациани же ничего не смогла сделать, лишь крикнуть нескольких стражников и отойти в сторону от входа, чтобы ее не смогли нечаянно толкнуть или снести. Пленных увели, Лоренцо возгордился собственным поступком, а девушка же смогла очнуться от ужаса, когда Андрес привлек ее к себе и прошептал слова благодарности. Лукреция доверчиво прильнула к мужу, ощущая его живое тепло, успокаиваясь и осознавая, что все закончилось. Кажется, закончилось...
- Ты ранен? - тихо и тревожно спрашивает леди Грациани, заглядывая Андресу в глаза, когда они выходят из каюты и супруг раздраженно вытирает кровь со своей руки. Герцогиня искренне беспокоится о здоровье мужа и готова прервать церемонию ко всем чертям и сбежать с ним с галеона вплавь, только чтобы убедиться, что все в порядке. Нет, разумеется для мужчины этого всего лишь царапина, но Лукреция все равно ощущает беспокойство.
- Лучше скажи, как ты себя чувствуешь. Если готовили покушение, то клинок может быть отравлен и... - девушке становится немного дурно и лишь морской воздух не позволяет ей ослабеть.
- Давай поскорее закончим церемонию и ты покажешься лекарю? - девушка аккуратно сжимает его ладонь, стараясь, чтобы герцог ощутил ее теплую живую поддержку.
- Я готова. - пусть голос и дрогнул, но она должна держаться, нельзя сейчас подводить народ.
В их отсутствие затеянная Лукрецией легкая игра, которая скрасила заминку, подошла к своему концу и знатоки прекрасных вин лично указали на те бочки, что будут вылиты в воду для того, чтобы завершить обряд обручения с морем и начать пир на галеоне. Как же трудно ровно держать спину и улыбку на лице, когда твое сердце бьется чаще от волнения и тревоги! Но она должна это сделать, на них смотрят сотни глаз и все с нетерпением ждут окончания церемонии. Лукреция старается, чтобы ее ничто не выдавало, но все равно ладони чуть подрагивают, пока она вручает мужчинам вино, а Андрес вручает женщинам цветы. Рука об руку они медленно идут к носу корабля, рассекающего волны и оказываются лицом к лицу со стихией, которая шумит и пенится морской водой и бросает в лицо ветер. Рыжие волосы герцогини взметнулись вверх, обрамляя ее голову золотом, которое так же стояло перед ними в небольшом сундуке.
Им следовало закрыть церемонию и герцог и герцогиня в один голос, громко, произносят слова обручения.
- Пусть возвращаются к женам мужья, а к детям отцы, о море. - девушки бросают в воду огромные венки с цветами, а следом за ними за борт бросают цветы все желающие женщины.
- Пусть не проливается кровь на наших кораблях, о море - мужчины льют вино за борт, ассоциируя его с последней кровью, что должна омывать корабли. Малодушничать и не выливать нельзя - не будет удачи. Потому никто не старается утаить свою чарку.
- Море, мы обручаемся с тобой в знак нашего истинного  и вечного господства! - герцог и герцогиня приподнимают сундук и монеты, звеня, падают вниз, в морскую бездну, последний раз сверкнув блестящими боками. Церемония заканчивается и галеон взрывается громкими аплодисментами. Затем продолжается праздник, на котором можно самозабвенно есть, пить и танцевать, отмечая сегодняшний день.
Лукреция же сжимает ладонь мужа и чуть наклоняется к нему, обеспокоенно шепча
- А теперь давай пойдем и поищем лекаря. Пожалуйста. - она снова видит алые струи, которые заметно, даже несмотря на то, что герцог сжал ладонь.

0

9

Беспокойство Лукреции, однозначно, трогает сердце Андреса, но невзирая ни на что давать повод кому-либо из гостей что-то подозревать, а тем паче провоцировать панику - было бы безответственно. Паника на корабле - дело весьма страшное, поскольку деваться здесь особо некуда, несмотря на то, что они были на большом галеоне, способном вместить более тысячи человек. Предположение о яде оказалось весьма здравое, но сейчас думать об этом нельзя - нужно закончить церемониал и уже потом думать о лекаре, иначе неминуемо пойдут пересуды, все начнут задавать вопросы. Поднявшись на помост, Андрес отчасти отстранился, дав жене совершить большую часть всех церемоний, пока её муж стоял в стороне. Больше в руке нарастала, пару раз даже появилась неприятная судорога. Когда бездействие герцога было замечено публикой, он положил ладонь на открытый сундук с золотом (само собой, только его верхушка была набита настоящим золотом, все, что ниже - подделка) и взял несколько монет. Совсем скоро они окрасились в алый цвет и море получило не только обманчивое вино, которым люди старались умаслить богов, не важно чьих, но и настоящую жертву - кровь и золото. Кровь и золото - девиз одного древнего дома, чьё название Найтон успел забыть, хотя минутой назад без особых проблем вспомнил бы. Кажется, несущественная рана таки оказалась куда серьёзнее, чем мужчина хотел верить, но виду он по прежнему не подавал. Пусть все подумают, что герцог захворал, чем что на него было совершено покушение.
- Кажущаяся слабость очень скоро становится настоящей, - ответил Андрес, улыбаясь тем гостям, с чьими взглядами он встречался, - Нельзя давать повода для паники, - пусть он и чувствовал себя хуже, однако бежать в лекарю, размахивая кровавой десницей, он не станет. Достаточно уверенно, пусть и не так, как обычно, Найтон прошёл сквозь толпу, держа под рукой свою супругу, после чего взошёл на помост. Люди вокруг танцевали, пили и ели, слуги шныряли туда-сюда, разнося самые разные блюда и угощения, не раз и не два случались и кое-какие неприятные казусы, быстро замятые стараниями стражников. Увы, люди по своей природе плохо уживаются в тесном пространстве, именно поэтому каждый строит свой дом, а знать так и вовсе прячется за высокими стенами, окружающих их палаццо, в отдельных этажах, если не отдельных замках. Корабль, каким бы большим он не был, представлял собой живой муравейник, где каждый третий имел какие-то тёрки с "вот тем справа" и каждый хотел насолить другому. Уже несколько раз Андрес замечал, как кто-то кидал под ноги танцующим мелкие шипы и хохотал, когда на них наступали, иначе же, изрядно напившись, начинали вести себя чрезмерно распущенно и вовсе не по статусу и обществу - таких стража быстро вылавливала и тихо уводила, пока не началась лавина. А что до моря - море, видать, приняло дары и было необычайно спокойным, даже волны едва виднелись в лунном отблеске. Вскоре им предстоит вернуться обратно в порт и там уже осмотреть рану, допросить нападавших и начать строить догадки и предположения о том, кто мог покуситься на жизнь герцога, будто этот список не займёт дюжину свитков, начиная от короны Хельма и заканчивая внутренними недоброжелателями.
- Завораживающий вид, не так ли? - спросил жену Андрес, вставая по правый борт и всматриваясь в одинокий остров на фоне морской луны. Если верить рассказам, когда-это этот остров был частью большой суши, однако с течением времени был оторван и выведен в море. Может и так, а может очередная байка - орллевинцы любили придумывать байки, легенды, романсы и прочие красивые рассказы, которые позже подавали в виде спектаклей, представлений, стихов и песен и так всё время. Чем бы ни были богаты другие земли, Орллея богата своими людьми, ведь талантливых среди них было больше, чем среди остальных - так думал Найтон и наверняка так мог думать любой правитель земли, здесь речь не идёт о беспристрастной оценке. Ну а если взглянуть на настоящих жителей запада, достаточно оглянуться и посмотреть на то, как пару сотен людей никак не могут найти общий язык хотя бы на один вечер - в этом вся Орллея. Как были города-государства, так и остались, если не в политике, так в умах и сердцах людей уж точно. Находить подход к каждому из них, достигать компромисса и взаимовыгодного соглашения - вот задача герцога Орллевинского и с этой задачей справлялись все, коль уж герцогство не успело распасться на те ошмётки, из которых тысячу лет назад было собрано.
- Неужели мне придётся окружать себя рядами стражников, которые должны защищать меня от врагов? Когда мой собственный народ стал мне врагом? - пожалуй, ответа Андреса не особо ждал, ведь едва-ли Лукреция знает его. Скорее риторический вопрос, преисполненный великой горечью оттого, что всем быть мил нельзя и при любых действиях и решениях найдутся те, кто готовы покуситься на своего лидера, не говоря уж о тьме наёмников, чьи головы не озадачены такими дилеммами - те убьют родную мать, если им хорошо заплатить.

+1

10

Несмотря на то, что ранен был супруг, а не она, Лукреция ощущала куда большее волнение. Андрес не относился к своему ранению беспечно, но он был прав - нельзя было сеять панику и чтобы гости заметили страх в глазах юной герцогини. Леди Грациани вместе с герцогом Найтоном прошли сквозь толпу и вновь поднялись на помост, с которого открыли праздник. Герцогиня заметила, что мужу стало хуже, но на потеху толпе не могла впасть в панику и начинать причитать вокруг него, тем более, что Андрес держался достойно. Праздник продолжался своим ходом, после церемонии люди предавались веселью и обратили бы внимание на герцогскую чету только если бы они вмешались в процесс и вновь присоединилась бы к танцам, распитию вина и распеванию баллад. Воплощение Мариса и Марисы на обручении находились чуть поодаль и если Андрес обращал внимания вовсе не на те вещи, Лукреция же не забывала о его ранении ни на секунду. И почему мужчины боятся выглядеть ранеными и ослабевшими!
- Да, зрелище довольно прекрасное. В Лифэрии нет своего порта, лишь каналы. Чтобы увидеть море мы приезжали в Верону, но и там маленький порт и торговые корабли - много не увидишь. А здесь... - герцогиня следит за взглядом мужа туда, где находится остров, затем переводит взгляд в ту сторону, в которой находится порт Авелли. Город сегодня не спит и в наступивших сумерках весь берег вдалеке усеян огнями.
- А здесь другая красота и даже другой воздух. - герцогиня легкими шагами подходит чуть ближе и осторожно касается здоровой руки супруга.
- Даже если ты будешь самым лучшим, добрым, мудрым, справедливым правителем - всегда будут те, кому не понравится то, что ты делаешь, - возможно, Андресу не нужен был ответ на этот вопрос, но Лукреции все же хотелось сказать то, что она думает. Галеон медленно разворачивался в сторону порта и теперь плыл в противоположном направлении.
- Мой отец всегда старался сделать для графства много хорошего. Строил храмы, открывал школы, помогал людям искусства... Казалось бы, что он хороший человек, но некоторое время назад на него напали разбойники. Просто потому, что он граф. А ты тот, кто держит в руках всю Орллею. Нельзя быть хорошим для всех. - Лукреция смотрит на мужа неожиданно серьезно, и уже не кажется радостной воздушной девочкой, что танцевала с ним на палубе.
- То, что сегодня произошло, еще не значит, что ты делаешь что-то неправильно. - ласковая ладонь касается щеки и нехитрая ласка приносит успокоение.
- В конце-концов ты узнаешь, кто эти люди и зачем они совершили поступок и поймешь, почему может возникнуть недовольство. И я надеюсь, что такого больше не произойдет. - огни Авелли приближаются и Лукреция ждет, когда можно будет снова сойти с палубы и отвести уже супруга к лекарю. Его вид заставляет ее заметно волноваться и принимать меры.
- Но сначала мы узнаем, все ли с тобой в порядке. - ее тонкие брови хмурятся, пока девушка смотрит на рану.
- Андрес, ее нужно хотя бы перевязать. - откуда эта упрямость в тоне, которая не терпит возражений?

+1

11

- У Лирэфии другие преимущества, - мягко ответил Андрес на слова жены о родном городе, - Я, как и многие другие, искренне восхищаюсь красотой лоренширской столицы и твоим отцом, который смог эту красоту сберечь и преумножить. Авелли никогда не сможет стать таким же рубином на карте Орллеи, - казалось бы, обычная лесть, но даже лесть может оказаться правдивой. Авелли не славится своими красотами, как и прилегающие земли. Да, этот остров на горизонте был красив, но он не является частью города. Пересекая городскую черту, гость видел дикий винегрет всего и вся – старые здания возле новых, суетливое население, духота, запах рыбы. От мысли о последнем герцог рефлекторно сморщил нос, настолько ему приелся этот запах уже за пятнадцать лет службы на флоте и чуть ли не ежедневному походу в порты и верфи, что даже мысль вызывала неприятное ощущение.
- Но ведь не на каждого правителя покушаются, и не каждый это переживает спустя лишь год, - с тоской отметил герцог, переводя взгляд на жену. Да, можно сказать, что большинству везёт иметь хорошую стражу или просто-напросто покушения не принято придавать огласке, однако смысл не меняется – не успев должным образом себя показать, Найтон уже спровоцировал чей-то гнев, притом достаточный, чтобы кто-то решился поднять против сеньора оружие.
- Я всегда был готов к осуждению и не единожды видел презрение в глазах собеседников, но не думал, что презрение может перерасти в такую ненависть. Как ни странно, я надеюсь, что это покушение было организовано кем-то из знати, кто недоволен моими решениями, а не знак того, что мой собственный народ ополчился против меня, - Андрес всё же старался не унывать от этих мыслей и приобнял жену, когда та подошла ближе. Корабль расправил свои алые паруса и начал медленно разворачиваться, больше напоминая ленивого медведя, с трудом переваливающегося с одного бока на другой. Галеоны некогда были чудом инженерной мысли, ходячими крепостями и по сей день «правят морями», ведь в любой битве с их участием шансы даже самых крепких фрегатов резко сходят на нет. Один галеон может противостоять десятку фрегатам, если за штурвалом будет опытный капитан, а за пушками – ответственные канониры. Не раз и не два Найтон видел их в боевых условиях и лицезрел, как даже подавляющее численное превосходство врага разбивалось о огневую мощь этих монстров и пусть «Арвьера», на котором они сейчас плыли, уже своё отслужила и теперь выполняет исключительно церемониальные функции, если её подготовить и оснастить как следует, снарядить опытной командой и дать штурвал матёрому капитану, она может устроить переполох и сослужить добрую службу орллевинскому флоту. Год назад герцог не подумал бы о таком, но сейчас, учитывая то, куда идёт политика королевства и на какой путь встала Орллея, неволей начинаешь рассуждать о применении любых сподручных средств, вплоть до высадки моряков на берег и их использование в пешем наземном бою, лишь бы численное преимущество врага не стала решающим фактором.
- Твой отец не просто граф, - с ехидной улыбкой ответил Андрес, - Вот уж кому следует опасаться нападения, так это ему. Успеху орллевинского лиса многие завидуют, чем богаче человеком и чем влиятельнее, тем больше у него недругов и желающих позариться на его добро. Но всё же делай разницу между нападением разбойников и целенаправленной попыткой убийства. Едва-ли напавшие на меня хотели поживиться здесь золотом, они скорее наёмные убийцы, подосланные кем-то, - и невольно в мыслях начали перебираться варианты того, кто же мог это сделать. Легче всего объяснить это происками политических врагов, нежели союзников, а ведь и под маской союзника может скрываться враг, что не единожды подтверждает история. Не хотел Найтон наспех обвинять кого-либо или строить догадки раньше времени, покуда нападавших не допросят, а гвардейцы не проведут тщательное расследование – кто эти люди, как они попали на корабль, откуда родом, где были последние дни. Всё это будет проделано с одной целью – узнать мотивы и выйти на их покровителей, ведь коль они не из знати, кто-то должен был им устроить всё это, а если они из тех счастливчиков, кто смог по жребию попасть на корабль, тогда это кто-то может быть из знати, способной повлиять на результат жребия. От одной этой мысли становилось дурно, ведь таким образом нить можно довести до самых приближенных людей Его Светлости, а это прямая дорога к паранойи.
- Мы, - поправил Андрес жену, - Мы те, кто держат Орллею в руках, - пожалуй, прошло ещё слишком мало времени для Лукреции, чтобы она начала себя отожествлять с новой ролью, которую играет уже более месяца.
- Но это громко сказано. Орллея всегда противилась крепкой власти и моя власть как никогда слаба. Если где-то герцог является правителем, в Орллее герцог скорее уж председатель совета графов. Знать слишком привыкла к советам по поводу и без, да и мои предшественники предпочитали перекладывать ответственность за принятие решений на совет, нежели отвечать самолично. Надеюсь, мне удастся это исправить централизовать запад, в противном случае мы и дальше будем крутить советы и ничего не решать. На местном уровне советы – благо, я не спорю, но на государственном уровне – скорее уж вред, поскольку редко какое сборище может прийти к единогласному мнению, некоторые просто подпадают под влияние и предпочитают промолчать, в то время как их терзают сомнения. Думаю, несмотря на то, что все мои вассалы поддержали меня в стремлении объявить независимость Орллеи, среди них есть те, кто против этого решения, но под влиянием большинства были вынуждены промолчать и кивать в такт, - долгий пассаж на политическую тему появился буквально из ниоткуда и герцог тут же поспешил исправиться, как осознал, что это было лишним в этот вечер:
- Прости, что рассуждаю сейчас о таких вещах. Небось почувствовала себя в роли своего отца*, - с усмешкой пробормотал Андрес, пока Лукреция взялась рассматривать его ранение. Мужчина скорчил уставшую рожицу, мол, «опять». Всё верно, он был из той самой породы, кто предпочитал не придавать большое значение ранам и плохому здоровью, но только когда это касалось его самого. Не умеет герцог беречь себя и лишь силами богов и вмешательством других людей, для которых он был небезразличен, Найтону удалось дожить до не самого юного возраста.
- Это не первая рана в моей жизни, Лукреция. Она не настолько глубокая, чтобы о ней переживать, до берега я доживу, - с улыбкой ответил Андрес, умиляясь, как жена хлопочет над этой раной, словно её муж был маленьким непоседливым ребёнком, безалаберным и безответственным.

*

Да ну не может быть, правда? хдд

+1

12

С готовностью Лукреция прильнула к своему супругу, слушая его неторопливую речь о том, что происходят в Орллее. Когда она стала его женой, то и не подозревала, что великая любовь таит в себе подобную опасность. Они обручались во имя взаимной симпатии, которая заставляла их растворяться в нежности и каждой счастливой секунде, но леди Грацианибыла предепреждена о том, что вместе с тем, что она выходит замуж за любимого мужчину она берет на себя большую ответственность. И все же - она не испугалась и постаралась принять это и постараться соответствовать новой роли, которую теперь приходилось исполнять. За неполные пару месяцев она вместе с элемозинарием несколько раз выходила в народ, чтобы оказать милость горожанам Авелли. Лукреция старалась привечать каждого и, кажется, Адриано Грациани получил большой хлесткий удар, когда мог увидеть несколько крестьянских девочек, которые носили в волосах дорогие ленты, которые привозили из самой Атлантии для нынешней герцогини. Но Лукреции уже было пора повзрослеть и оставить эту часть беспечной юности, как легкие ленты в волосах. Кажется, одна из них до сих пор хранится у Андреса?
- Отец старается сохранить наследие для потомков и ему это вполне удается. И все же, несмотря на твои слова, мне нравится Авелли. В твоих руках может произойти все. -девушка улыбается и поворачивает голову уложив ее на плечо мужа. Однако же, время улыбок проходит, когда Андрес продолжает тему о ненависти, что привела к сегодняшнему  происшествию.
- Но ведь ты же знаешь, что ничем не заслужил такой нелюбви народа? - герцогиня поднимает подбородок, встречаясь взглядом с мужем.
- Среди знати всегда больше соперников, чем среди простых людей. Может ли случиться так, что все это было подстроено? Разве ты за год успел обидеть кого-то настолько сильно, чтобы он специально добивался места на галеоне и свершал такое действо? Мне казалось, вендетты закончились четыреста лет назад. - ее тон успокаивает и старается настроить мужа на мирный лад, но все равно ощутимо вздрагивает от слова "убийство".
- Конечно, он не просто граф, он приближенный к тебе человек. Это тоже накладывает определенные обязательства и отпечаток. Уверена, не один знатный человек хотел бы оказаться на его месте, - как и на месте Лукреции любая орллевинская леди старше 14 лет. А что, если и ее когда-нибудь захотят убить, чтобы занять ее место? От этой мысли девушке сделалось не по себе, но кто-то из них двоих должен был не поддаваться возможной панике? Определенно, не беременная жена герцога, но раз уж она взялась играть роль той, кто успокаивает и поддерживает, то следовало не опираться на собственные чувства. К тому же об Андресе она привычно думала больше, нежели о себе.
- Давай вначале узнаем о том, кто это был и каковы были его цели, а уже потом будем размышлять о причинах? - мягко попросила она супруга. Лукреция была согласна поддерживать его когда угодно и в чем угодно, только вот, в силу юности и неопытности не всегда могла подобрать верные слова.
- Мы держим, - повторила она с легкой улыбкой. Лукреция, увы, не походила на сильную правительницу с волевыми решениями и твердым взглядом, скорее она была добрым ангелом, который готов приютить и дать свою непосредственность и теплоту ради благополучия. Очаровательная юность и яркость могли если не удержать, то смягчить и леди Грациани вовсю пользовалась этим.
- Я не против того, чтобы ты говорил мне о том, как все устроено. В конце-концов, я должна поддерживать тебя в решениях и помогать советом. Я не мой отец, я не столь мудра, но обещаю тебе, что я обязательно научусь этому и буду не просто твоей любимой женщиной и матерью твоего сына, но и той, что даст тебе подспорье в делах герцогства. - кажется, в этот момент ее осанка сделалась идеально прямой и в глазах сверкнул огонь, что некогда горел во взгляде Элен Хайгарден, незримой опорой Адриано Грациани. Лукреция всегда мечтала о том, что будет похожа на мать - смелую, решительную, волевую и... незаметную. Каждый мужчина воспринимал ее лишь как супругу орллевинского лиса, но мало кто знал, сколь много она значит для него... значила. Мысль о Беатриче Вентури слегка омрачила разум юной герцогини, но снова она постаралась совладать с собственными эмоциями.
- Хорошо, - кажется, в ее голосе прорезаются легкие нотки ворчливости. - Ты уж постарайся!
Неожиданно, небо над ними озаряется и Лукреция поднимает голову вверх, глядя на то, как над ними взрываются фейрверки, ознаменующие окончание праздника. Леди Грациани завороженно следит за ними и в ее небесных глазах отражается совсем детский восторг от происходящего. На галеоне слышатся восторженные вскрики и все следят за яркими вспышками. Никто не смотрит на них в этот момент и герцогиня, приподнимаясь на цыпочках, обнимает герцога за шею и целует его в губы, словно Марис и Мариса обручаются навеки в морской пучине, сохраняя свою любовь навека.
- Спасибо тебе за этот праздник, - выдыхает Лукреция ему в губы.
- Мы обязательно найдем тех, кто попытался навредить тебе. - пусть она сделает это не своими руками, но обязательно этому поспособствует. Никто не посмеет нарушить великую любовь.

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Море выходит замуж [x]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC