HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » У каждой женщины есть право на секрет.


У каждой женщины есть право на секрет.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://www.ellegirl.ru/images/th/2000/853a/bc9f/500@258@853abc9f567e3d24b4e415aca1be79be-YzcwNWE3ZThkNg.gif
НАЗВАНИЕ:
У каждой женщины есть право на секрет.
УЧАСТНИКИ:
Tobias Morgan & Inés Olivares
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ:
Осень 1441 года | Таверна «Жемчужина»

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ

У меня есть тайна,
Можешь ли ты сохранить ее?
Клянись, что эту тайну ты сохранишь,
Лучше спрячь ее у себя в кармане,
Забери ее с собой в могилу.
Если я открою её тебе, значит, я уверена, что ты
Никому не расскажешь об услышанном,
Потому что двое могут хранить тайну
Только в том случае, если один из них мертв.

Кто бы мог подумать, что обыденное посещение таверны может обернуться так неожиданно «благоприятно»? Жить или не жить? А что бы вы выбрали, если ли бы на кону стояла ваша тайна? Тобиасу Моргану предстоит сделать один из самых сложных выборов в своей жизни. Но решится ли он открыть свою тайну той, в чьих руках находится его выздоровление?

Отредактировано Inés Olivares (2017-05-06 16:41:03)

+5

2

На этой неделе Быку улыбнулась удача, и он взял хорошую добычу. Как только команда сорвала куш, разменяла награбленное на звонкие монеты, и когда все было поделено между членами экипажа, дружная братия двинулась в близлежащую таверну "Жемчужина". - Эй! А вы видели эту.. Ну.. Кудрявую такую там, в таверне? Хороша деваха! Так и уложил бы ее на лопатки! - Толпа загоготала, вспоминая милое личико то ли владелицы заведения, то ли одной из барышень, исправно приносивших ром. - Нет, рыжая бегает с огромными сиськами! Вот куда нужно нырять! - И вновь гул о всех красотах тамошних барышень охватил группу уже подвыпивших пиратов, что целенаправленно шли как следует отметить и нажраться до потери памяти. В общем, сегодня ночь обещала быть горячей, как ни крути. - Эй, Тоби! - Морган повернулся к старпому, сдерживая на губах ехидную улыбку и чуть приподняв левую бровь. - Рассуди, как капитан - какая баба лучше: у которой сиськи, что аж в руки не помещаются, или у которой морда по смазливей? - Каждому свое. - Этот ответ, увы, не был принят командой. - Ну а тебе какой хочется засадить? - Усмехнувшись и расправив пятерней волосы на макушке, капитан сделал большой глоток грога из бутылки, после чего ответил - Мое сердце, друг, отдано той шлюхе... - Ну конечно! У нее и сиськи, и лицо ничего! - Вновь заржав, часть команды завалилась в таверну, оповещая о своем приходе и неминуемом веселье. - Всем ром за мой счет!
Усевшись за длинный стол и начав пировать, они, казалось, не вели счет всему тому, что получили накануне. Им не успевали преподносить ром, и почти каждая женская задница успела ощутить на себе истосковавшуюся по тепле и ласке моряцкую ладонь. Музыканты играли сегодня достаточно хорошо, чтобы то и дело парочка голосов заводили превеселую шанти. Пожалуй, выручку таверна получит неплохую. Но какая пирушка обходится без драки? Гулянка бывалых моряков подходила к концу. Кто-то успел заснуть прямо за столом, один даже повалился со стула на пол, да там и остался. Музыканты на мгновение стихли, взяв небольшую передышку. В таверне установилась легкая степень затишья, когда разговоры еще ведутся во всю, но уже не так громко и открыто, как прежде. Дверь распахнулась, в помещение вошли пятеро. Морган взглядом проводил незнакомцев, улавливая силуэты, но не стараясь запоминать каждого. Старпом пододвинулся поближе - Видишь этих? - Ну... - Кишки кальмарьи... Вечно только и делают, что ищут от кого подсрачники получить. - Тобиас тихо рассмеялся, вновь осматривая новоприбывших. Те уселись невдалеке, искоса посматривая на команду Быка. Их взгляд, вздернутый ромом и неудачным днем, испепелял всю команду, заостряя внимание на Моргане. - Ну, раз так любят, от чего же и нам не помочь господам, да не раздать? - В шутливой форме прохрипел Тоби так, что услышал только старпом. - Видел я тут эту Корову.. Или как там та посудина называется? - Тобиас повернулся в сторону пятерых, ведь не смотря на шумиху, их голоса были отчетливо слышны на всю таверну. Гримаса на лице в миг изменилась, перестраиваясь на волну холодной злости. - Вонючая и гнилая, как задница старой портовой шлюхи! - Они заржали, привлекая к себе все больше внимания. Атмосфера накалялась. Пара мускулов на лице капитана дернулась, предрекая скорое начало потасовки. Часть команды, которая еще могла различать звуки и силуэты, сжала рукояти сабель, выжидая последние секунды, косясь на Моргана. - Что ты там проскулил про задницу своей мамки? - Все еще удерживая в одной руке чарку с ромом, а второй нащупывая верную саблю, Тобиас ощерился, предполагая исход бойни. Разумеется, такого наглого поведения не стерпит ни один уважающий себя пират. И как бы пьяны ни были моряки, их руки остаются тверды до последнего. - А ты не расслышал, зелень подкильная? Что ты - дерьмо из ниоткуда, что твое корыто! - Тут же сосуд с недопитым ромом с грохотом встречает поверхность стола, и около шести стульев, издавая противный лязг, отъезжают прочь, высвобождая еще стоявших на ногах членов команды "Дикого быка".

+3

3

Три радости на свете мне даны,
И я люблю их преданно и верно;
Для счастья мне все три они нужны,
Зовут их — женщина, игра, таверна.

Чем может занять себя пират в совершенно непримечательный осенний день, когда корабль временно пришвартован в порту? Заглянуть в местную таверну – лучший вариант, чтобы скоротать время и поразвлечь свою истосковавшуюся по веселью душу. Интриги, скандалы, новые шрамы – все это можно найти с лихвой абсолютно в любом заведении на Тиле, стоит лишь заглянуть. Но Инес даже далеко идти не надо было, чтобы найти приключения и увлекательное зрелище. По счастливой случайности, она родилась в семье, которая обладала замечательной таверной под названием «Жемчужина». Так что каждый день, который она проводила на суше, девушка являлась свидетелем увеселительной программы разного рода. То пираты не поделят смазливую официантку, которую когда-то на работу привела Инес, и устроят рыцарский турнир в пиратском стиле. Естественно, о рамках приличия и дуэли один на один можно забыть. То проскользнет нелестное слово о судне другого капитана. И, о боже, какое совпадение! Этот капитан как раз сидит за соседним столом. Не стоит объяснять, чем заканчивается эта история? Кровь, хардкор, кишки на люстре – все это входило в культурно-развлекательную программу, правда, по особо важным праздникам. В обычные же дни обходились скромным мордобоем без особого членовредительства.
- Инес, у нас ром заканчивается, - произнесла симпатичная рыженькая официантка, выныривая из-за барной стойки.
- Так попроси Карлоса, - произнесла Инес, кивая в сторону высокого и крупного мужчины. – Он тебе бочку одной рукой прикатит, стоит лишь улыбнуться.     
В то время, пока Инес не странствовала вместе с капитаном Риккардо Оливейра, девушка работала в семейной таверне, помогая официанткам и страхуя матушку. Бывали дни, как сейчас, когда Эбигейл покидала заведение еще утром, ссылаясь на какие-то крайне важные дела. Инес эти дела прекрасно знала, но претензии не выставляла. Так вот. В эти дни Инес брала бразды правления в свои руки, командуя и распоряжаясь в таверне так, как ей вздумается. Естественно, над персоналом, ибо над пиратами шефствовать у нее вряд ли бы получилось. Возможно, если бы они были в менее пьяном виде и в более сговорчивом состоянии, тогда - да. А так…
- Хозяйка, рому! – прогрохотал голос с дальнего столика.
Вздрогнув от неожиданности и сфокусировав свой взгляд на заказчике, Инес нырнула за барную стойку, где заполнила кружку оставшимся ромом. Подхватив выпивку, девушка направилась к клиенту, огибая другие столики. Такой поход был как квест на выживание. То кто-то попытается схватить тебя и увлечь на свои колени, жалуясь на то, что истосковался по нежной женской коже. То кто-то обязательно шлепнет тебя по заду, считая это своей первостепенной задачей. То нужно увернуться от занесенного кулака, когда назревает драка. Но сейчас, благо, все было более-менее спокойно. Подойдя к нужному столу, Инес с грохотом поставила чарку с ромом и улыбнулась пирату.
- Мигель, ты в курсе, что скоро пропьешь тут не только свою печень, но и свое корыто? – произнесла девушка, громко смеясь. – Твои долги скоро превысят самовлюбленность моргардского короля!
- Ну что ты кипешуешь? – пробасил пират. – Будет тебе золото, зуб даю.
- Твои обещания напоминают мне слова той старой шлюхи в порту. Помнишь, которая о невинности своей рассказывает? – произнесла Инес, отходя от столика. – Не будет денег через неделю – не будет выпивки.
Не успела Оливарес вернуться к барной стойке, как к ней подлетела изрядно раскрасневшаяся официантка, следом за которой медленно шел уж больно довольный Карлос. Хитро улыбнувшись, рыжая бестия посмотрела на Инес, после чего кивнула в зал.
- Ты себе еще никого не присмотрела? – произнесла Кармен.
- Было бы из чего выбирать, - ответила Инес, но тут же отвлеклась от разговора, внимательно следя за теми, кто пожаловал в заведение.
А посмотреть было на что. Капитан фрегата «Дикий бык» собственной персоной, да еще в сопровождении своей бравой команды. Слышали, слышали. Тобиаса Моргана, как и других капитанов удачливых судов, обсуждают по сотне раз на дню. Причем, поверьте, совсем не в лестной форме. Да и сама Инес видела их неоднократно в семейном заведении. Правда, каждый их приход заканчивался очередным мордобоем, так что надо было держать ухо востро, а то мало ли. Как и ожидалось, команда «Дикого быка» вложила изрядную долю в выручку таверны, опустошив бочку рома, а то и больше. Инес обслуживать столик Быков не взялась, отправив к ним рыжую бестию – Кармен. Сама же наблюдала со стороны, предчувствуя какой-то подвох. Однако, кажется, женская интуиция подвела Инес в этот раз. Гулянье подходило к концу, а драки таки не было.
- Кажется, сегодня обойдемся без… - начала Инес, но так и не смогла договорить.

Совесть, дружище, у всех разная. Потому-то драка и происходит. Оба дерутся, и оба по совести!

Входная дверь громко распахнулась. В таверну зашли пятеро не сказать, что уж больно счастливых пиратов. Скорее, по их лицам можно было прочесть всю грусть еврейского народа. Внимательно проводив их взглядом и получив от них заказ, Инес нагрузила чарки с ромом на поднос и направилась к их столику. Выгрузив содержимое, Инес стала возвращаться на исходную, как получила громкий шлепок по своей филейной части.
- У тебя руки лишние? – прорычала девушка, резко разворачиваясь и занося поднос дня удара.
Но в пирате, видимо, проснулся инстинкт самосохранения. Он отшутился, склоняя Инес к некому подобию перемирия. Громко фыркнув и резко развернувшись, Оливарес отправилась назад к барной стойке, где снова заняла выжидательную позицию. Не нравилась ей эта компания. Ей богу, не нравилась. И, видать, не зря. Уже через некоторое время началась перепалка между двумя столиками: новоприбывшей компанией и командой быка. Дело набирало обороты.
- Не нравится мне это, - проговорила Инес, срываясь с места и направляясь в сторону разгорячившихся мужчин. – Взяли ноги в руки и вперед из таверны! Еще не хватало, чтобы вы мне мебель разнесли!
Со стороны новоприбывших донесся комментарий в сторону Инес о том, что мнение женщины никто не спрашивал, и ей вообще стоит идти лесом, причем пешком и так далеко, как только глаза видят. Девушка, конечно, все понимала. Ром, любимый капитан, романтическая обстановка для драки – но все это не давало повода им раскрывать рот в ее направлении.
- Вам зубы жмут? – произнесла Инес, обхватывая рукоять своей верной сабли. – Или петух в одно место клюнул? Допивайте свой ром и идите домой, сопеть в подушку.
Возможно, это и стало бы последней каплей в накалившейся ситуации, если бы не один опрометчивый поступок Кармен. Девушка, проходя мимо с полными чарками, спотыкается об резко выставленный стул и опрокидывает все содержимое своего подноса на новоприбывшую компанию. Такого рева в таверне Инес еще не слышала. Глава шайки, недолго думая, схватил Кармен за горло и стал трясти, угрожая расправой.
- Отпусти ее, пародия на обезьяну, - проговорила Инес. – Иначе тебе придется заказывать себе стальной крюк.
Но пират вместо того, чтобы отпустить девушку, отшвырнул ее в стену, после чего повернулся к капитану «Дикого быка» и провел пальцем по горлу, показывая, что перережет его. Обид пираты не прощают, а между двумя компаниями уже сложилась нелегкая ситуация. Инес в это же время подбежала к Кармен, внимательно осматривая ее. К счастью, серьезных повреждений у девушки не обнаружилось. Вывих, порез и несколько синяков – Кармен еще хорошо отделалась. Но это не успокоило Инес, которая хотела наказать наглеца за неподобающий поступок.

Отредактировано Inés Olivares (2017-05-06 17:23:23)

+4

4

Вдруг, откуда ни возьмись... К сожалению, не "ниоткуда не взялось", а очень даже взялось. Между двумя огнями встала девушка. Хрупкая на вид, очень даже миловидная. Тобиас замечал ее раньше в этом питейном заведении, но, право, никак не мог вспомнить кем она здесь приходится. И сейчас его блуждающий взгляд описывал внешность красотки: темные кудрявые волосы, пряди которых свисали аж до самых пышных грудей, грозный озабоченный взгляд, что действительно мог расположить того или иного пирата передумать вступать в драку в ее таверне, осиная талия и стройные ноги. Что вообще такая прелестная особа могла позабыть в этом богом забытом месте, посреди такого сброда, как Тоби, его команда, и вон те пятеро ошалевших бедолаг? И тут девушка открыла рот...
Чуть приподняв подбородок, Морган с высоты своего роста вновь облюбовал незнакомку. "Кракен меня утащи, да она еще та штучка!" И взгляд его был сейчас наполнен уважением и зарождающейся интригой, нежели чем-то гневным или прискорбным. Губы изогнулись в улыбке с толикой кровожадности. "Готов поспорить, если бы она попала на материк, то одним своим злым пристальным взглядом казнила бы всех королей." Однако, не смотря на такой напор со стороны девицы, капитан даже не думал убирать саблю. "Прости, дорогая, дело чести." И крепко сжимая "жену", Тобиас перевел взгляд на не перестающих дерзить пиратов. Хоть Тиль и славился своей демократией, женщины не у всех оставались в чести. Да, они могли спокойно находиться на кораблях и наравне со всеми брать другие судна на абордаж, но еще попадались моряки, что не чурались обласкать тем или иным словцом их персоны.
И как бы ни хотела пиратка свести на нет большую вероятность драки в таверне, ее было уже не избежать. Рыжеволосая бестия внезапно споткнулась и пролила дивный напиток на пятерых безмозглых остолопов, рискнувших посягнуть на честь Быка. Морган мог бы прямо сейчас впрячься за барышню и вспороть брюхо хряку, трясущему ее, но это не его забота. По крайней мере, ощущение, что моряк не осмелится нанести тяжкий вред здоровью простой девушке, которую, кажется, успели полюбить не только несколько членов Быка, но и другие постоянные посетители "Жемчужины", теплилось в душе капитана, и он еще за несколько минут до произошедшего понял, что этому куску идиота не выйти из таверны живым. Морган... Ах, безумный Морган! Его взгляд встретился с залитыми кровью глазами главаря вражеской шайки, с нескрываемым любопытством изучая жест недоброй воли, на что капитан лишь вновь улыбнулся, шумно выдыхая. Что, черт подери, может быть лучше старой доброй пьяной резни в таверне!? 
Вот, в приступе дикой злобы и не сдерживаемой ярости, соперник опрокидывает стол, что разделяет их обоих, со его всем содержимым. Ром выливается на деревянную поверхность пола, заливая его, словно море берег во время прилива. Тоби первым из его команды врывается в драку, парируя пару ударов. В его глазах загорелись безумные огоньки, и он не в силах отступить. Движения быстрые, резкие и опасные. Он как рыба в воде, знает как куда поставить ногу, предвидит последующие шаги противника. Их бой, не достаточно долгий но смертоносный, заканчивается тем, что, обманув врага, капитан Морган пропускает неповоротливое тело мимо себя, а там его уже порешают товарищи. Внезапно, мимо его головы пролетает почти полная бутылка. К счастью, она пролетает мимо, к несчастью, ее ловит головой другой член команды Быка в противоположном углу. Пять на пять, что ж, бой будет равным.
Бойня, как игра на музыкальном инструменте, всегда принимает совершенно разные обороты. А уж тем более драка пиратов. И пока по всему залу могут радужно разлетаться бутылки с ромом и стулья, в порыве тоски опрокидываться столы и досадно проливаться кровь, пока десяток горячих мужчин будут отстаивать свою честь, найдется кто-то, кто на одно мгновение прервет игру, оборвет песню. Например, взяв на себя второго противника, Морган яростным напором начал отодвигать его все дальше от остальной потасовки, не замечая, что где-то впереди сейчас мелькают две девушки. В миг Тоби еще одним обманным маневром обводит вокруг пальца моряка, тот спотыкается, задев табурет, и падает на пол. Но нога в тяжелом сапоге не заставляет себя ждать, как следует прописывая по ребрам местному задире. Он приподнимается на коленях и локтях, ведомый желанием выжить, но рука капитана Моргана не дрогнет и не позволит ему больше никогда обращаться с ним и его командой в подобном тоне. Тобиас нависает над ним сверху, словно седлает быка на родео, крепко хватает его за шевелюру и приподнимает бестолковую голову. Сабля острой стороной впивается в горло нерадивого моряка, перерезая плоть а за ней и гортань. И все это происходит на глазах у обеих девушек, к которым и обращен предсмертный взгляд пирата. Тело падает на пол, кровь застилает под ним все. Наконец Морган замечает испуганный взгляд рыжеволосой красотки, затем всматривается в горячую брюнетку. На ее личике нет страха, и хорошо. И правильно. Морган правым глазом подмигивает обеим, после чего встает, словно только что вышел из гальюна, и продолжает драку, как ни в чем не бывало.

+3

5

Драться можно только одним способом — грязным. Благородством и рыцарством в драке добьешься только одного — очень быстро умрешь.

Прелесть массового беспредела в том, что никто не обращает на тебя внимание, если, конечно, ты не привлекаешь его сам или об тебя элементарно не споткнулись. Но минус в том, что в тебя может прилететь все, что может поднять человек. И для этого не обязательно отсвечивать, чтобы словить что-либо своей головой.
- Кармен, слышишь меня? – проговорила Инес, легонько стуча тыльной стороной ладони по щеке официантки.
Дождавшись утвердительного кивка, ибо на большее Оливарес и не рассчитывала в сложившейся ситуации, пиратка начала осмотр своей подруги. Надо же было ей попасть под горячую руку именно этому отребью, да еще и таким способом. Первое, что решила «убрать» девушка, так это порез на лице подруги. Признаться, Инес не могла понять, как именно Кармен умудрилась рассечь себе щеку, ведь ничего колюще-режущего под рукой у нее явно не было.
- Порез не глубокий, - произнесла Инес. – Бедная моя девочка. Ничего, его кишки еще украсят полы этого заведения.
Приложив ладонь правой руки к щеке девушки, а левой – на вывихнутую кисть, Инес обратилась к силе, которая дремала внутри нее, призывая помочь ей. «Марис, великий морской повелитель, помоги мне». Закрыв глаза, девушка сосредоточилась, посылая через ладони часть своей силы, часть своего внутреннего магического резерва. До ее ушей доносился грохот, бранные речи и крики от тех, кто бесчинствовал в таверне. Но это ее на данный момент совсем не волновало. Сейчас для нее существовала только Кармен.

Глядя на беспредел, творящийся в мире, похоже, известный способ решения проблем – «око за око, зуб за зуб» еще рано отправлять на пенсию.

- Инес, - тихо произнесла Кармен, но так, чтобы адресат ее услышал.
Открыв глаза и сфокусировав взгляд на официантке, Инес проверила результаты своей работы. Порез затянулся, рукой рыжеволосая бестия свободно двигала, не ощущая какого-либо дискомфорта. Но тут лицо Кармен исказилось, выражая искреннее удивление, непонимание и… Страх? Переведя взгляд по направлению взгляда официантки, Инес опешила, ибо картина предстала эпическая. Прямо перед ними на своих четырех конечностях стоял задира, чьими внутренностями пиратка собиралась украсить полы этого заведения. И все бы было хорошо, если бы с ним не захотели расправиться раньше. Капитан фрегата «Дикий бык» решил взять инициативу в свои руки и воплотить жест противника в реальность, причем на нем самом же. Схватив его за волосы и приподняв голову, безумный Морган перерезает незадачливому пирату горло. Кровь хлынула рекой, попав и на самих девушек. Признаться, Инес этому моменту не обрадовалась, скривив лицо так, будто перед ней лежала туша протухшего зайца, которая воняла на всю округу. Стерев с лица кровь пирата, Оливарес подняла взгляд на Моргана, успев заметить, как он подмигнул и ей, и ее подруге.
«Какого черта?», - пронеслось в голове Инес, когда капитан удалился, продолжая выяснять отношение с оставшимися недоброжелателями. – «Хорош морской черт. Но разрази меня гром, если он это сделал не специально!».
Да, девушка с удовольствием смотрела на то, как безумный Морган производил смертную казнь. Справедливость восторжествовала, виновный наказан. Что может быть приятнее? И черт с ним, что не внутренности, а кровь окропила полы. А этот предсмертный взгляд, полный безнадежности и мольбы! Ах, как это прекрасно. На лице Инес стала расползаться довольная улыбка от одного только воспоминания этих молящих глаз.
«Так ему и надо», - пронеслось в голове Инес. – «Пусть благодарит богов на том свете, что конец застал его так быстро».
Хотелось бы, конечно, чтобы он помучался немного дольше, успев проклясть все те аморальные поступки, которые он совершал. Но судьба распорядилась иначе.
- Кармен, - произнесла Инес, поворачиваясь к официантке. – Ты…
Оливарес решила даже не продолжать речь, встретившись взглядом с испуганными глазами Кармен. Да уж… Поверг капитан девушку в шок, из которого потом ее еще нужно выводить. Но что с ней делать сейчас? Разборка набирала обороты, так что надо было поймать карательные органы в виде безумного Моргана раньше, чем он испарится, чтобы не платить за разгром. А ведь кто-то должен был компенсировать ущерб! И он первый в списке должников, раз уж собственноручно лишил жизни другого претендента на это звание. Отыскав глазами Карлоса и подозвав его жестом, Инес сдала в руки заботливого мужчины официантку, а сама поднялась, пытаясь отыскать в толпе нужную фигуру.

— Драка?! Где драка?! Здесь?!
— Чего? Чего тебе? Мы тут вообще-то заняты.
— Что?! Меня не интересуют ваши подростковые сопли! А ну быстро бейте друг друга!

- Только попробуй исчезнуть, - проговорила Инес. – Я тебя и на том свете найду. И пущу на корм рыбам, если не услышу звон монет в своем кармане.
Отыскав наконец-то нужного пирата, Инес направилась к нему, отпихивая всех, кто вставал у нее на пути. Но не думайте, что это было так просто. Некоторые амбалы были в несколько раз больше хрупкой девушки, так что приходилось приложить немало сил, чтобы пробраться через них. Спустя несколько минут, Инес смогла все же достигнуть своей цели.
- Готов расстаться с золотом? – произнесла Инес, сравниваясь с Морганом. – Вы разнесли половину таверны!
Возмущению Инес не было предела. Какого черта надо было разносить половину зала потехи ради? Нет, чтобы выйти на улицу, как нормальные люди, и решить все свои разногласия.
«И только пусть попробует зажать золото», - пронеслось в голове девушки. – «Риккардо на него натравлю».
Только Инес собралась продолжить гневную тираду, как возле ее головы пролетел чей-то кинжал, оставив тонкую полосу на щеке. Вот это номер. Повернувшись в сторону, из которой предположительно было брошено холодное оружие, девушка увидела мужчину, который с ревом несся на нее. Перехватив рукоять сабли, девушка вытащила свою «помощницу» как раз вовремя, чтобы предотвратить удар пирата. Звон от соприкосновения двух сабель раздался в ушах. Недолго думая, Инес наносит противнику удар с ноги, пришедшийся в живот, после чего подлетает к нему и вонзает саблю в грудь. Из горла пирата раздался последний вздох, который сопровождался непонятным рычащим звуком. Достав из груди саблю и стряхнув с нее кровь, резким взмахом руки, Инес снова поворачивается к безумному Моргану.
- Мы не договорили, - произнесла девушка. – Ты должен мне много золота, а есть ли оно у тебя? Твоя команда разнесла пять столов и чертову кучу стульев, не говоря уже о том, что залили кровью все заведение!
И как раз в этот момент один из команды «Дикого быка» «красиво и грациозно» приземлился на деревянный стол, разрушив его к чертям.
- Шесть столов, - произнесла Инес, нанося удар ногой пирату, который подобрался к ней слишком близко, отправляя его от себя в противоположном направлении. – И учти. Натурой я не принимаю.
  Да… У Инес сердце кровью обливалось, когда она видела, как разрушают то, что создавали они с матерью. Конечно, особой любви к таверне она не испытывала, но все же это было ее родное. Но что сделает в этой ситуации Морган? Расплатится по счетами или…?

Отредактировано Inés Olivares (2017-05-06 17:24:17)

+3

6

И разбивая головы своих врагов о пол, о стены, о бутылки с ромом, команда Быка, кажется, совсем не задумывалась о том, какой величайший вред наносит сейчас таверне. Разбитая мебель, конечно, не была предметом диковинной роскоши, но и не являла из себя заплесневелые старые пни да наспех скроенные столики. Добротная и крепкая, она крайне хорошо подходила для драки в замкнутом пространстве. И Дикие не раз заводили здесь бойню, просто напросто от того, что хороший алкоголь ударял им по мозгам, горячил кровь и пьянил мысли. Любой неправильный жест, расцененный, как знак дурного словца в их сторону, сразу же поднимал шум и гам, тела вставали со стульев и начиналось веселье. Наверняка, заправлявшие этим местом дамы успели возненавидеть всю команду целиком, включая их несносного капитана, однако мало ли таких же веселых пьяниц и задир на всем Тиле?
Справляясь с еще одним незадачливым пиратом из вражеской команды, Тоби внезапно заметил, как к нему пробирается темноволосая девушка, да, та самая, что не так давно пыталась выставить их всех на улицу. Парируя удары, уворачиваясь от летающих мимо предметов, капитан пытался уследить за ее проворной фигуркой, но тщетно. Он был слишком увлечен дракой. И вот, в очередной раз максимально сближаясь с недругом, капитанский сапог как следует зарядил в его живот, отталкивая от себя пьяного матроса. Тогда то Морган вновь взглянул на прекрасную особу, выслушивая ее претензии к поведению пиратов в таверне. - Всего половину? - Усмехнувшись напел Морган, затем обратился к Быкам - Теряем хватку, черти! - Наконец его собственный соперник встал и даже приготовился вновь отражать атаки, замахиваясь саблей, но тут Тобиасу прямо в левую руку прилетает кинжал. Негромко вскрикнув, капитан успевает увернуться от вражеского оружия и метнуться в сторону, предоставляя себе немного времени для обдумывания ситуации. Кинжал вошел не поперек в предплечье, а градусов на тридцать по отношению к кожному покрову, тем самым разрезая как можно больше мышц. Боль не сразу начала заполнять рану, а скорее разбегалась с осознанием полученной травмы. Словно бы лезвие ножа было раскалено и постепенно изнутри нагревало плоть. Теперь левая рука отказывалась работать и хоть как-то держать оружие. Поэтому, отложив саблю на еще целый стол, Морган свободной рукой вынул лезвие из руки, следя неотрывно исподлобья за врагом. Горячая кровь заструилась вниз, обхватывая длинную руку пирата. И, кажется, первые капли даже успели спуститься на пол, разбиваясь о твердь дерева. Морган крепко сжал рукоять кинжала, вглядываясь в озлобленную фигуру моряка. Хотя сейчас и сам он выглядел скорее как загнанный в угол зверь, не желающий сдаваться, нежели обычный человек. Когда матрос сделал рывок в сторону Тоби, капитан еще раз увернулся и, достав правой рукой запустил тот самый кинжал в голову недругу. Мужчина успешно словил его и упал на пол, больше не в силах подняться. Капитан крепко сжал рану на предплечье, немного хмурясь. Его рубашка уже окрасилась в алый цвет, и вот пятна только начали проступать на рукаве камзола. - Вот ведь угораздило...
Тут снова подоспела девчушка с новой порцией тирады в адрес нерадивых Быков. Выслушивая ее, Морган, тяжело дыша, снова позволил себе съязвить - Шесть столов? Малышка, шесть столов - еще не предел! - Он рассмеялся, оскаливая ряд зубов, хотя за этим безобидным смешком уже затаилась боль, что произрастала из руки. Наконец, забрав свою саблю со стола, откуда ее еще на редкость никто не успел стащить, он вновь принял оборонительную стойку, всматриваясь в потенциальных противников. Впрочем, его взгляд еще раз метнулся к миловидной барышне, вспоминая ее предложение расплатиться за весь бардак. Конечно, после сорванного куша он мог не просто оплатить мебель и все то, чего они не разбивали, но даже выкупить всю таверну. Однако зачем ему таверна, если ею он руководить не собирается. Лучше уж починить корабль и закупить на него новые паруса да пушки, нежели питейное заведение, где каждый вечер очередная шайка пиратов будет подобно им громить все подряд. И все же так быстро распрощаться с деньгами Морган не мог. - Ты ведь прекрасно понимаешь, что здесь только половина нашей вины. - Тут мимо них пролетел стул, не затрагивая обе фигуры. Тоби посмотрел на пьяного матроса, что запустил предмет мебели. Нет, он точно был не из команды Быка, да и вообще, похоже, он оказался совершенно не моряком, а фермером, которому наскучило просто так сидеть. - Если не четверть... - Вовремя заметив саблю, Тоби парировал удар целой рукой и продолжил отбиваться от противника. Перед капитаном сейчас оказался мужчина средних лет, но хоть и плотного телосложения, однако же достаточно проворный и быстрый. Отражать его напор оказалось куда тяжелее, чем предполагалось. Девушку, в свою очередь, тоже занял какой-то засранец. И они оба временно не могли продолжить разговор. Кровь струилась не останавливаясь по руке, сильно беспокоя хозяина. "Нужно уже заканчивать с этим дерьмом." И его мысль, казалось, возымела материальное продолжение. Оппонент, обманным маневром, пропустил капитана Моргана за себя, вспарывая саблей его левый бок. Капитан устремился к столу, чтобы под его рукой была хоть какая-то опора. Из горла вырвался протяжный негромкий хриплый стон. Он на секунду остановился у стола, и вместе с ним остановилось время. Такой глупый и неуместный проигрыш... Взгляд метнулся к противнику, что выжидал свою жертву. Зажмурившись, Тоби все же развернулся, прижимая правую руку к левому боку. Неужели ему не свезло в эту ночь?  В толпе не осталось его товарищей. Он оказался один на один с жаждущим расправы над виновником в смерти друзей. Взгляд вновь обратился к владелице таверны, что была занята своим делом, но тут же вернулся к моряку. - Ну что, сукин сын? Постоим да подождем, пока мачта сама тебе в задницу засунется? - Выпалил Морган, пытаясь заставить пирата зашевелиться. Сабля выпала из его руки и со звоном приземлилась на пол, объявляя о поражении Безумного капитана. И пока оппонент замахивался в надежде лишить Тоби жизни, тот вытащил пистоль и сделал один единственный выстрел. Пуля резво достигла цели, поражая моряка, вскоре после чего пират и пал. В таверне на мгновение воцарила абсолютная тишина. Зло наказано, добро восторжествовало!
Капитан выронил и пистоль. Тот лишь глухо приземлился на поверхность пола, словно тоже умер, как и некоторые в эту долгую ночь. Дрожащая рука еще раз прикоснулась к боку, не желая верить в то, что тело сильно ранено. Но горячая кровь, растекающаяся по телу вниз, быстро доказала обратное. - Вот пришел и твой конец, Морган! - Выкрикнул кто-то из толпы. Тоби даже не обратил внимание на бедолагу. К нему в следующий же миг подлетел кто-то из команды, кажется, то был боцман. - Держитесь, сэр! Сейчас мы быстро доставим вас на корабль и там... - Я не дойду. - Прервал его Морган и оперся о плечо друга. - Лучше иди и распорядись о выборе нового капитана, Боб. - В глазах начало мутнеть, а ноги подкашивались, не желая больше держать тело. Он почти свалился, если бы не крепкая рука боцмана.

+2

7

Как бы ни было больно, отплачивать долги надо сполна.

Вы только посмотрите, каков наглец! Ему предъявляют претензии, выставляют счет за испорченное личное имущество, а он смеется и говорит, что это они просто потеряли хватку. Интересно, а если бы все были в подходящей «форме», то разнесли бы таверну к чертовой бабушке, разобрав ее по кирпичику? Хотя… С другой стороны, что ожидала Инес от кучки пьяных пиратов, которые нашли себе увеселительное мероприятие? В идеале, конечно, хотелось бы достучаться до оставшихся кусочков совести, но это было практически нереально, учитывая натуру собравшегося контингента.
- Согласна, черти, - произнесла Инес. – Но это не освобождает вас от ответственности.
Что бы ни говорил капитан «Дикого быка», а прощать такую крупную сумму она не собиралась. Скорее, собиралась струсить столько, сколько получится, учитывая материальное состояние быков. Сначала девушка планировала разделить оплату ущерба между виновниками торжества, но, увы, сейчас это не получится. Капитан вражеского лагеря был побежден Безумным Морганом, а его бравая команда вот-вот испустит последние вдохи. Трагическая картина, не правда ли?
- Кто виноват, что ты убил того, кто больше всего был должен? – фыркнув, произнесла Инес, не смотря в сторону пирата. – Долги мертвого теперь на тебе. А по долгам нужно платить.

Но каждый день за спиной я ощущаю злобу,
И каждый день — это драка за последнее слово.

И почему под руку лезут всегда так не вовремя? Пытаешься договориться, заключить сделку, а какая-то зелень подкильная так и норовит тебе все карты спутать неожиданными, но предсказуемыми атаками. Вот и сейчас одно тело довольно больших масштабов выплыло прямо перед Инес, размахивая своей саблей, как сумасшедший. Сначала девушка немного удивилась, ибо был странен тот факт, что ее противник вообще может на ногах стоять, судя по исходившему от него перегару. Отойдя чуть в сторону и подстроив подножку, Оливарес коварной задумкой отправила своего противника на покой, ведь он с грохотом рухнул на пол, на котором, кажется, и уснул. Но не прошло и несколько секунд, как на горизонте нарисовался другой оппонент, но уже в более боевом состоянии. Присмотревшись, Инес поняла, что он не входил ни в одну из враждующих команд.
«Стадный инстинкт? Стали подтягиваться неравнодушные?», - пронеслось в голове девушки. – «Ничего. И этих вылечим пинком под зад».
Противник не заставил себя долго ждать, начал нестись в сторону девушки. Что ж ей так сегодня везет то? Нет, чтобы день прошел обыденно и скучно, в привычном монотонном режиме? Отразив атаку мужчины, девушка замахнулась и нанесла удар слева, оставив глубокую рану на левом боку мужчины. Взвыв, как стадо бешенных тюленей, жертва бросилась на Инес с новой силой, нанося ожесточенные и менее точные удары, стремясь попасть хоть куда-то. Отступая назад, девушка не заметила, как у нее под ногами оказалась пустая бутылка из-под рома. Споткнувшись и упав на пол, девушка быстро откатилась в сторону, уворачиваясь от колючего удара сверху. Ей повезло, что вовремя среагировала, а то словила бы лбом острие сабли. Развернувшись к противнику, Инес лукаво улыбнулась, заметив, что сабля противника застряла в деревянных полах таверны. Неужели и на ее улице перевернулась фура с пряниками? Но радоваться не стоило так рано. Осознав, что попытки вытащить саблю бесполезны, мужчина с пустыми руками кинулся на девушку, при этом издав какой-то победный крик.
«Дайте кто-нибудь красную тряпку», - пронеслось в голове девушки.
Решив, что лучше в данной ситуации вовремя увернуться, Инес подалась вправо, но наткнулась на пирата, который отпихнул ее на исходную позицию. И это стало неприятным сюрпризом. Мужчина, который успел набрать скорость, пока бежал в сторону Инес, сбил девушку с ног, навалившись сверху. Сказать честно, ощущения так себе. Приятного мало. Во-первых, ты падаешь на пол, отбивая себе все выпуклые части тела и кости. Во-вторых, на тебя падает немаленькая туша, из-за которой становится сложно дышать. Попытавшись спихнуть с себя это тело, Инес нарвалась на кулак мужчины, удар которого пришелся по левой скуле, мазнув при этом по губе. Неприятно. Проведя языком по нижней губе, девушка ощутила сладкий металлический  вкус. Разбитая губа, как мило. Вскоре маленькая струйка побежала по подбородку. Противник не собирался останавливаться, занося руку для очередного удара. Но в этот раз  удача действительно оказалась на стороне девушки. Старый знакомый, Мигель, решил отплатить по долгам, правда, свинцом. Как вы уже догадались, противника пристрелили, причем в грудь и со спины. Да, подло, но зато Инес оказалась цела. Правда, она в очередной раз оказалась в крови противника, что уже было совсем неприятно.
- Мигель, я прощаю тебе все предыдущие долги, - проговорила девушка, стирая кровь тыльной стороной ладони. – А теперь вытащи меня отсюда.
Как ни крути, а самостоятельно Инес бы выбраться не смогла, учитывая, сколько весит дохлая туша. Но, благо, Мигель не стал торговаться или требовать что-то еще, и просто сбросил с девушки ее противника, при этом помогая ей подняться. Да… Окончание дня выдалось тяжелым, но, благо, драка подошла к концу. Оглянувшись по сторонам, Инес заметила, что все уже вальяжно переговариваясь, что-то обсуждая и весело смеясь. Видимо, делились впечатлениями и количеством убитых противников. Как говорится, мерились, у кого больше. Теперь можно было выдохнуть и вернуться к тому, что она начала энное количество минут назад – взимать плату за причиненный ущерб. Быстро найдя капитана «Дикого быка» в толпе, Инес направилась к нему, собирая все мысли в кучу, чтобы качественно аргументировать свои претензии.

Покатится время и снова уснешь сама
Будет поздно, но ты не захочешь кричать одна

«Что-то мне он не нравится», - пронеслось в голове Инес. – «Бледный, как моль».
Даже на расстоянии девушка заметила бледность капитана и слабость, которая выражалась в пошатывающемся положении. Неужели хваленный Безумный Морган так быстро выдыхается, что такая драка отнимает у него много сил? Но тут кто-то из толпы выпалил о неблагоприятном исходе этого вечера для Моргана, о смерти. Подойдя немного ближе, Инес застала интересную картину, во время которой Тобиас  говорил о смене власти на корабле, о смене капитана. Сначала девушка посчитала, что послышалась, но дальнейшее внесло ясность в слова мужчины.
- Какого черта тут происходит? – произнесла Инес, наблюдая за тем, как боцман подхватывает своего капитана.
Быстро окинув взглядом Моргана, девушка заметила, как с кончиков пальцев левой руки стекают капельки крови, а на камзоле начинают проявляться кровавые пятна. Вот те на. Приехали. Подойдя ближе и отдернув камзол с левой стороны, чтобы было видно под ним плечо, Инес выругалась, ибо увиденное ей не понравилось.
«И когда он успел получить такое ранение?», - проскользнуло удивление в мыслях.
Опустив взгляд чуть ниже, Инес заметила, что на боку красовалась не сильно глубокая полоса, которая, к сожалению, до сих пор кровила. Вдвойне неудачная ситуация для самого капитана.
- Он прав, - проговорила Инес, внимательно всматриваясь в повреждения. – До корабля он не дойдет, померев в собственной крови.
И тут перед девушкой встал вопрос. Оставить все, как есть, и дать капитану отправится на поклон к Марису или помочь ему, чтобы еще немного помучился? С одной стороны, он ей был безразличен, как человеку, но интересен, как медику. Но это еще не давало повода, чтобы рвать, извините, задницу, залечивая его раны. Вряд ли услышишь слова благодарности, что бы ты ни сделал. С другой стороны, нужно было кого-то на деньги развести, чтобы перекрыть потери мебельной составляющей. Да и просто было его жалко, как человека. Так глупо умереть? Инес не хотелось бы, чтобы ее конец пришел так глупо и без героического обоснования.
- Тащите его наверх, если хотите сохранить ему жизнь, - проговорила Инес, кивая боцману и еще одному члену команды, который успел подойти. – За мной. Нести аккуратно, чтобы не потревожить левую сторону, иначе руки вам повыдираю. Остальные уберите за собой эту дрянь!
Последнее предложение девушка проговорила, обращаясь к остальным присутствующим, при этом пнув мертвое тело, показывая свое отношение. Ускорив шаг, Инес отправилась наверх, следя за тем, чтобы троица за ней следовала, не отставая.
- Принеси теплую воду и чистые тряпки, - скомандовала девушка, заметив, как Карлос выглядывает из комнаты. – Если не будет теплой воды, тащи холодную. И захвати бутылку рома!
Завернув в свою комнату и открыв дверь, чтобы сопровождающие могли спокойно пройти за ней, не цепляясь и не тревожа своего капитана, Инес направилась к столу, на котором у нее стояли снадобья.
- Укладывайте его на кровать. Осторожно и с должной заботой, - произнесла девушка, отыскивая нужный пузырек. – Разденьте его, чтобы я не теряла на это время. И далеко не уходите, будете держать, чтобы не вырвался.
А сейчас ей необходимо было найти нужные снадобья и отвар, чтобы хоть немного поддержать жизненные силы капитана, пока будет обрабатывать раны. Ведь двое мужчин смогут раздеть своего капитана без помощи девушки? Смогут. Вот и вперед, ведь Инес и так предстоит приложить много усилий, чтобы не дать Тобиасу отойти в мир иной.

Отредактировано Inés Olivares (2017-05-05 21:27:40)

+2

8

Кинув тяжелый взгляд на подлетевшую владелицу питейного заведения, Тоби лишь чуть поморщился, когда она одернула половину камзола. Его глаза внимательно всматривались в девушку, в ее поведение, в выражение лица и даже подмечая то, как она говорила и что. "Надо же..." подумал он, переводя взгляд на толпу, что собралась в этой таверне в злосчастную ночь "... неужто остался в этом чертовом мире кто-то, у кого еще есть душа?" Он искренне хотел поднять левую руку, дабы прикоснуться к ее шелковистым вьющимся волосам, просто чтобы удостовериться, что она не сон, что все это не сон, и что он сам либо не спит, либо еще не мертв. Но рука лишь безвольно болталась, спуская копной бесполезных мышц да костей, пульсируя болью. И жалость к себе лишь разбудила по началу злость и ярость. Волкодав хотел было оттолкнуть всех подальше и уйти тихо помереть, забившись в корме фрегата, но светлая мысль рассекла глупый порыв, успокаивая так и не возникший шторм внутри.
Уже еле держась на ногах, Морган в компании двух верных членов собственной команды, поплелся наверх, поддерживаемый крепкими руками, пускай и пьяных, товарищей. Вступая каждый раз на новую ступень, капитан все сильнее чувствовал себя в объятиях холодной дремоты, сознание старалось выскочить из головы, как скользкая рыбина пытается выскользнуть в пучину моря, пока ты держишь ее за хвост, поэтому нужно было себя отвлечь. И вот, вступая очередной раз на новую брусчатую перекладину, Тоби улыбнулся, и улыбка его была преисполнена веселья и глупой усмешки, то ли над собой, то ли над сложившейся ситуацией. Боб, приметив это недоразумение, лишь буркнул под нос - Щеришься, Морган? - Запинаясь, но не падая, капитан тяжело вздохнул и прохрипел в свое оправдание - Забавно выходит, не находишь? - Но боцман не то, что не понимал почему его товарищ такой веселый в час собственной смерти, но и не хотел вникать в то, что скажет он дальше. - Я тут вспомнил, что так и не допил ром. Вот ведь дерьмо... - Второй пират, Грег, поддался искушению улыбнуться, рассматривая впереди идущую девушку. - Я же говорил, что хороша чертовка! - Морган лишь рассмеялся, растрачивая жизненные силы с непринужденной легкостью. Ситуация доходила до абсурда: он вот-вот сыграет в ящик, но заглядеться на женскую упругую попку был обязан. - Неисправим... - Тебе бы помолчать... хоть немного. - Но еле волоча ноги по коридору в сторону комнаты, Тоби вновь покосился на боцмана - А не спеть ли мне песню? О любви! - Черт тебя задери, во истину безумен Морган! - Взвыл Боб, занося тело капитана внутрь комнаты.
Но как только Тобиас услышал слова девушки о том, что эти двое должны его раздеть, внутри все сжалось. Не смотря на разрастающуюся боль, на состояние не стояния и крайне большую вероятность сгинуть в ближайшее время, раскрывать все свои карты он не желал. Столько лет упорной работы, чтобы сейчас за пару минут все узнали о том, что под мужским камзолом и просторной рубашкой скрывается женское тело. Вот уж нет. Присев на кровать и сощурившись от боли, закрывая глаза, Морган застыл. Руки Боба потянулись к окровавленному камзолу, и в этот же момент Тобиас яростно взглянул на боцмана, процедив сквозь зубы - Оставьте нас. - Оба пирата остановились, переглядываясь. - Не глупи, Тобиас, давай сюда свое тряпье! - Но скрежет зубов и крепкая правая рука, впившаяся в руку боцмана, начали разуверять двоих, что капитану нужна посторонняя помощь. - Я сказал оставьте нас! Я сам способен раздеться. - Слова словами, и нужно было доказать свою правоту на деле. Тогда он оперся правой рукой о край кровати и приподнялся, находя в себе последние силы, собирая всю волю в кулак. Кое-как устояв на месте, всмотревшись в фигурку девушки глазами, полными необъяснимой угрозы, чтобы она молчала, он заставил двоих удалиться из комнаты, закрывая за собой дверь плотнее. Конечно, Боб еще успел посетовать на то, что капитан уж совсем выжил из ума, и что если он сдохнет, то это только к лучшему, но слова его не были лишены нарочитой злобы и лжи. И сразу после того, как Быки удалились, Морган плюхнулся на кровать. Лицо исказилось от боли, послышался хриплый кашель.
- Тебе может показаться все это чрезмерно глупым, но поверь... есть... - Взгляд потерялся в полу, пока прерывистое дыхание заходило болезненными стонами. Кажется, Тобиас потерял мысль, которую сейчас наедине хотел поведать этой девушке. Он лишь вскинул взгляд на нее, полный мольбы выслушать его до конца, понять то, что он пытается донести. - Есть кое-что, что всем знать не нужно. - Правая рука стащила тяжелый камзол, Морган остался сидеть в плотной рубашке, штанах и сапогах, как дверь снова распахнулась, и в проеме показался мужчина ранее не знакомый капитану, но, очевидно, являвшийся работником таверны. В его руках были тряпки, ведро с водой и ром. Собравшись, прекратив издавать богомерзкие стоны, Волкодав злобно покосился на мужчину. - Я попрошу Вас покинуть эту комнату. - Прозвучало, пускай, слишком вежливо для пирата, но в совокупности с повелительной интонацией и испепеляющими глазами это выглядело как приказ рядовому матросу на палубе Дикого быка. Правда, влияние девушки на обычного работягу всегда было куда больше, чем какой-то приказ любого вошедшего в бар капитана. Поэтому Тоби посмотрел на нее, дабы спросить у владелицы один единственный шанс остаться наедине и сказать ей что-то очень важное и личное либо умереть в муках на ее постели. Оставив все нужное, незнакомец удалился, наконец вновь оставляя их вдвоем. Морган поднял на девушку глаза, полные боли и отчаяния, на них даже, кажется, начали наворачиваться слезы. Но крупинки не смели скатываться по щекам, а лишь увлажняли зелень его глаз.
На мгновение в комнате воцарилась тишина. Где-то часы отсчитывали последние минуты жизни капитана Моргана и то, как он бездарно растрачивает их в нерешительности попросту отдаться в руки этой прекрасной женщины, что сжалилась над его бренным телом и решилась помочь. Что вообще могло так терзать душу мужчины, чтобы он выгнал всех и каждого, а теперь терпел не унимающуюся боль как снаружи, так и внутри себя? - Послушай, - начал он, вновь теряя взгляд в полу, - это все очень сложно и... - но тут вся его фигура напряглась, каждый мускул сократился, пока тело переживало волну острой боли. Пот проступил на высоком лбу, жар, казалось, охватил все тело целиком, от чего бескрайнее ощущение холода сковало безумца. Голова закружилась, и он откинулся на кровать, сжимаясь в очередном приступе. Но раскрыв глаза и посмотрев на девушку, словно на посланного Богами спасителя, он прохрипел - Ты должна сохранить мою тайну! - А дальше агония захватила власть над смертным человеком, не ведавшим прежде страха перед собственной кончиной. Пожалуй, он и сейчас не столько боялся умереть, сколько боялся того, что умрет Тобиас Морган, и перед всей толпой предстанет тело обычной женщины, которая была вынуждена притворяться кем-то другим ради того, чтобы просто жить. Он боялся того, что все узнают в нем Габриэллу Стокс.

+2

9

— Они согласились на лечение?
— Конечно, мы же врачи. Они [пациенты] верят всему, что мы говорим.

«Черт, да где эти клятые лекарства? - пронеслось в голове Инес, когда она перебирала пузырьки один за другим, внимательно смотря на названия, которые сама лично выводила на них. – Ну почему, когда надо, ничего не найдешь?»
И, правда, закон подлости всегда действовал так, чтобы поиски нужного предмета затягивались, чтобы человек не мог найти то, что ему было нужно, желанно именно в этот момент. Естественно, человек при этом злится, роняет все из рук, ругается и тратит свои нервные клетки абсолютно зря. Инес не стала исключением. Выругавшись и схватившись за следующий сосуд с лекарством, девушка не заметила, что поставила прошлый пузырек на самый край стола. Естественно, он не смог удержать равновесие, быстро спланировав на пол, разлетевшись на множество маленьких осколков. Переведя взгляд на пол, где уже вовсю растекалось лекарство, Инес присела и взяла бумажку, на которой немного кривым почерком было выведено название.
«Твою ж мать, - выругалась девушка, осознав, что только что разбила нужное ей снадобье. – Руки мне нужно повыдирать».
Но, к счастью, Инес, она смогла найти еще один пузырек с отваром буквально через несколько секунд, как продолжила поиски. Отлично, одно лекарство было найдено. Отвар поможет Тобиасу поддерживать жизненные силы, пока девушка будет заниматься своим профессиональным делом. Повернувшись, чтобы оценить работу подчиненных капитана «Дикого Быка», она, к сожалению, для себя отметила, что раздеть мужчину они так и не смогли. Вот и как доверять после этого сильному полу важные задачи? Провалят задание, даже толком и не взявшись за его выполнение. Хотя в данном случае, как поняла Инес чуть позже, вся соль была в капитане, который категорически отказывался, чтобы его раздевали  подчиненные.
- Хочешь, чтобы я лично тебя раздела? – проговорила Инес, следя за разворачивающимся цирком по перетягиванию то ли капитана, то ли камзола. – Это не последняя твоя встреча с женщиной, поэтому можешь не награждать меня такой честью.
Но то, что произошло дальше, заставило Инес зарычать от злости. Какого черта этот Безумный Морган творит? Сам лично решил стянуть с себя камзол, при этом встав на ноги? Да, упертости капитану не занимать, тут девушка могла отдать ему должное. Но зачем терзать свое тело, что-то доказывая подчиненным? Да, они беспокоятся, да, они хотят помочь, яро следуя указаниям девушки, стараясь раздеть капитана. Еще несколько приказов с угрозами – и они убрались бы из комнаты, сверкая при этом пятками. Но нет же! Надо было геройствовать и показывать, какой Морган сильный и независимый мужчина. Еще при этом и саму Инес сверлил взглядом так, будто хотел убить на месте, если она, хоть слово, да скажет. 
- Браво, я аплодирую стоя, - проговорила Инес, наигранно похлопав в ладоши, когда двое мужчин скрылись за дверью. – Теперь твои раны с новой силой кровят, а мне ты прибавил работы. Или ты хочешь отправиться к Марису? Может, тогда мне не стоит тебя лечить? Если кто-то мне еще раз мне скажет, что Тобиас Морган – умный и рассудительный капитан, я с уверенностью заявлю, что он - настоящий глупец.
Да, Инес злилась, но злилась не на взгляд или показательное выступление. Она злилась на то, что капитан поступил неблагоразумно, потревожив раны, которые, возможно, на тот момент могли уже чуть меньше кровить. Но теперь они наверстают упущенное, лишая капитана драгоценной алой жидкости. Посмотрев внимательно на Тобиаса, который успел сесть, начиная постанывать от боли, Инес фыркнула и отвернулась, отыскивая остальные пузырьки. К слову, она смогла найти все, что ей было нужно: отвар, настойку из гвоздики травянки и мазь из смолы мирра с добавлением тысячелистника. На данный момент девушке не хотелось поворачиваться и вступать в диалог с капитаном, ибо нужно было подготовить все необходимые снадобья для использования.
«Глупым? Это может показаться глупым? – фыркнула она на свои мысли. – Это и есть настоящая глупость!»
Дверь отворилась, заставив девушку резко повернуться и посмотреть на того, кто вошел. Карлос нес ведро с водой, чистые тряпки и бутылку рома. Отлично, хоть кто-то из присутствующих мужчин смог толково справиться с поставленной задачей. Только Инес собралась открыть рот, чтобы поблагодарить Карлоса и высказать следующие указания, как ее опередил Тобиас, мягко попросив мужчину выйти. Где это видано, чтобы какой-то посетитель распоряжался личным персоналом хозяйки таверны в ее личных покоях? От наглости Инес даже потеряла дар речи, переведя взгляд на Безумного Моргана. Во взгляде капитана, как показалось, проскользнула мольба, граничащая с безысходностью. Или это ей показалось? Переведя взгляд с Тобиаса на Карлоса, а затем, вернувшись к первому, девушка все же решила, что следует остаться одним, иначе она никогда не приступит к лечению незадачливого пациента.
- Карлос, поставь ведро у кровати, тряпки положи на тумбочку, туда же поставь и бутылку, - спокойно произнесла Инес, сверля взглядом капитана. – И оставь нас одних, пожалуйста. Посмотри, как там Кармен. Ей сейчас нужна помощь больше, чем мне.
Естественно, мужчина беспрекословно послушал Оливарес, не забыв окинуть неприятным взглядом Моргана. Естественно, а вам было бы приятно, если бы вам мягко указывали на дверь? Причем совершенно левые личности. Нет, конечно. Вот и Карлосу это не понравилось, хотя он и не посмел это открыто выразить словами или действиями, а только лишь взглядом. Стоны Тобиаса становились все неприятнее на слух, что заставляло вспоминать, какого черта он тут забыл. Взяв со стола необходимые снадобья, Инес повернулась к капитану и тут же встретилась взглядом с его глазами. Право, девушка на минуту опешила, ибо не ожидала увидеть взгляда полного мольбы с наворачивающимися при этом слезами. Естественно, он не позволит им пролиться, но сам факт их присутствия заставлял девушку удивляться и не верить своим глазам. Неужели даже хваленный Безумный Морган способен молить о чем-то? Неужели и ему свойственны слезы?

Только тайна позволяет нам жить, только тайна.

- Тайна? – произнесла Инес, пытаясь отогнать от себя наваждение, вызванное взглядом капитана. – Единственный секрет у мужчины – размер его члена, который они вечно преувеличивают. Поверь, в штаны к тебе лезть я не собираюсь, так что и тайна раскрыта не будет.
Подойдя к кровати и поставив флаконы на тумбочку, Инес склонилась над Морганом, которому становилось все хуже. Прикосновение ладонью к щеке, затем ко лбу. Жар. Инес снова выругалась, хватая тряпку, которую принес Карлос, и разрывая ее на несколько частей. Окунув один из кусков в холодную, как оказалось, воду, девушка быстро сложила его в несколько раз и положила на лоб мужчине. Это должно было хоть немного остудить его, хоть немного понизить температуру. К сожаления, сейчас большее для ее снижения она сделать не могла, ибо боль будет нагонять градусы вне зависимости от стараний девушки.
- Сейчас кое-что выпьешь, - произнесла Инес, откупоривая пузырек с отваром. – Да, будет неприятно, но не вздумай выплевывать.
Приподняв голову мужчины, девушка потихоньку вливала содержимое флакона, следя за тем, чтобы капитан выпил все до последней капли. Уже через несколько минут ему должно стать легче, он должен почувствовать, как силы потихоньку наполняют его тело. Естественно, полноценный жизненный резерв она не сможет ему восполнить обычным отваром, но пополнить силы явно должно. Дальше, посмотрев на окровавленное плечо и попробовав оттянуть рубашку, девушка поняла, что так просто у нее ничего не получится. Кровь успела засохнуть, схватившись и прилипнув к рубашке. Увы, отдирать сейчас ткань от раны наглым образом не стоит, ибо не факт, что это не усугубит ситуацию. Намочив второй кусок ткани, девушка стала смачивать окровавленный участок, желая разбавить водой застывшую кровь, чтобы с меньшими потерями отодрать рубашку от раны. И у нее это получалось. Переведя взгляд на лицо капитана, она увидела, что его глаза закрываются, он потихоньку уходил в небытие, в царство Морфея, из которого мог уже не вернуться. Оставив тряпку на боку, где красовался второй след от раны, Инес не очень сильно, но ощутимо, постучала ладонью по щеке мужчины.
- Не спать. Не хватало мне, чтобы ты окочурился раньше времени, - громко произнесла девушка. – Рассказывай мне что-нибудь. Можешь считать, можешь бредить о красивой женщине, которую имеешь прямо в этот момент. Но не вздумай молчать.
Самым плохим исходом было то, если бы Тобиас потерял сознание. Поверьте, в такой ситуации он может и не вернуться обратно в сознательное состояние. Дождавшись, пока капитан откроет глаза, девушка продолжила свое занятие. Чуть приподняв рубашку в местах ранения и убедившись, что ткань свободно отходит, девушка быстро разорвала рубашку, уверяя себя в том, что капитан сможет купить себе новую, а вот поднимать его для того, чтобы стянуть ее аккуратно, лучше не стоит.

Женщина я или не женщина?!
— Не разобрал.

И тут, уж поверьте, пришло время удивляться. Раскрыв широко глаза и внимательно переводя взгляд с груди капитана на его лицо, Инес не могла понять, что она сейчас видит. Перед ней сейчас была настоящая женская грудь, причем, простите, довольно красивая женская грудь. Но как? Перед ней же мужчина? Или все-таки нет?
- Женщина? – только и смогла проговорить Инес, все так же находясь в шоковом состоянии.
Если Тобиас – женщина, то зачем ему скрывать свою половую принадлежность от собственной команды? Зачем ему вести себя, как мужчина? Зачем ему обманывать всех вокруг, надевая широкую одежду, чтобы никто, не дай бог, не смог оценить его грудь? Вопросов было слишком много, а ответов, как полагала Инес, она сейчас получит крайне мало. Но зато теперь было понятно, почему Тобиас не дал своим подчиненным его раздеть. Боялся, что раскроется такая пикантная правда? Откашлявшись, Инес все же взяла себя в руки и нагнулась над раной, внимательно ее осматривая. Пусть он и оказался женщиной, но от ее замешательства Тобиас мог лишиться жизни. Благо, повреждения были не столь катастрофичны, как казались на первый взгляд, да и кровь лилась не так сильно, как в самом начале. Но это, естественно, не меняло того факта, что повреждения были серьезными, пусть и не смертельными, и нуждались в срочном лечении. Это радовало. Переведя взгляд на рану на боку, девушка вздохнула от облегчения. Она оказалось еще более «легкой», чем предыдущая. Схватив с тумбочки пузырек с настойкой гвоздики травянки, Инес стала выливать понемногу жидкость на раны, причем так, чтобы хорошенько их смочить. Для тех, кто не знает, стоит уточнить. Настойка из гвоздики травянки используется в медицине как антисептик и болеутоляющее. Положив левую ладонь на правое плечо, а правую – на бок, девушка внимательно посмотрела на капитана.
- Тебе придется многое мне объяснить, - тихо произнесла Оливарес.
Вернувшись к процессу, Инес закрыла глаза и начала тихо бормотать себе под нос, взывая к великому Марису, чтобы он помог ей, чтобы поделился с ней своей силой, ведь собственного магического резерва ей хоть и хватит, но не достаточно, чтобы полноценно затянуть раны. От ладоней стало исходить тепло. Нежное, обволакивающее, успокаивающее. Тепло, которым сопровождалась настоящая магия. Потихоньку отдавая свои силы, свой внутренний резерв магического потенциала, девушка делилась ими с капитаном, чтобы залечить его раны. И сейчас не было важно, мужчина перед ней или женщина, сейчас было важно, чтобы Тобиас не отправился к Марису раньше времени. Хотя… Может, капитана зовут вовсе и не Тобиас Морган? Возможно, но ответы на все свои вопросы девушка все равно узнает позже, ну а сейчас остается надеяться, что ей хватит сил.

Отредактировано Inés Olivares (2017-05-06 17:15:36)

+2

10

Это всегда увлекательно - танцевать со смертью. Лежать на одре, изнемогая от боли, жажды и холода одновременно, пока чья-то ледяная костлявая рука томно проходится по лицу, минуя проступившие капельки пота. И ты практически ничего не видишь, но ощущаешь буквально как становишься на один шаг ближе к Дьяволу. Нет. Не на один. Один шаг равен одной секунде. И они утекают как вода сквозь пальцы, забирая с собой блеск из глаз и даже лоск волос, оставляя после себя лишь слезную мутную пелену и седину. Но Тоби не намеревался сдаваться Смерти. Не сегодня. Его волосы и без того были белы, а глаза, залитые зеленью дикого огня, слишком сильно пылали, так что госпоже нечего было ему предложить. И он отчаянно хватался за все волоски, до которых мог дотянуться, дабы выкарабкаться из пропасти и вновь поднять на своем корабле черный флаг.
Резкий запах пробудил капитана от состояния легкой дремоты. Он чувствовал, как чья-то рука, уже не костлявая, но теплая и нежная, аккуратно приподняла его голову. Глаза приоткрылись, всматриваясь в чудный силуэт, и да разгневаются все Боги, если это не так, но Морган видел, как по контуру головы девушки, точнее ее пышных кудрявых волос, распростерся свет, нимбом обнимая ее лик. Неужели это и есть тот самый свет в конце туннеля? Мягкое свечение прикасалось к ее щекам, стекая по ним вниз, заливая краской бархатистую кожу. И в глазах, нарочито сердитых и серьезных, играли отблески, заманивая любого путника в пучину этих самых глаз. С пересохших губ хотели было слететь какие-то слова, но не нашлось их в груди капитана. Он мог лишь созерцать посланницу небес, сошедших к нему ради спасения не только тела но и души? И все-таки правая рука дрогнула, приподнимаясь с постели в попытке развеять мираж помутившегося сознания. Однако не суждено было тому случиться, и горький отвар, преподнесенный этим ангельским созданием, прикоснулся к губам Тобиаса, коварно проник внутрь и устремился ядовитой змеей вниз, вызывая отвращение и рвотный рефлекс. И все же выпив до дна жидкость, покорно заглатывая все до последней капли, Морган невольно расслабился, закрывая глаза. Его голова мирно упокоилась на подушке, не в силах больше приподняться с нее. И лишь ощущение присутствия этой горячей ядовитой змеи где-то внутри не позволяло ему покидать сознание но оставаться на грани, наблюдать в больших глазах существа таинственные огоньки, наблюдать за переливами красок по ее чешуе и за длинным тонким хвостом, что слегка подрагивал, издавая странные звуки. Она медленно и верно вводила Тоби в транс, а он лишь поддавался ее шипению.


Моросил промозглый осенний дождь. Тяжелые свинцовые тучи никак не хотели покидать небо, но лишь сильнее стягивались, норовясь поливать землю еще несколько дней. И от того на душе всегда было тоскливо и холодно. Габриэль сидел подле ног своей матушки, всматриваясь в то, как по окну вниз сбегают мелкие капли. Они догоняли друг друга, обгоняли, словно играли в свою незатейливую игру. И он тоже хотел выбежать на улицу, порезвиться вдоволь в возникшей из-за дождя грязи и лужах, но матушка была категорически против. Она вечно твердила о том, что ее сынишка может заболеть, а то и вовсе умереть от какой-нибудь страшной болезни. На коленях мамы покоился теплый алый плед из шерсти, а в руках был платок, и она что-то сосредоточенно вышивала на нем, пока ее губы двигались, нашептывая либо проклятия, либо молитвы. Сладко потрескивал огонь в камине, из последних сил стараясь создать приятную атмосферу в их скромном жилище.
- Мам? - Прозвенел в тишине детский голосок. Женщина лишь подняла глаза на сына, перестав на мгновение вышивать и причитать кого-то про себя. - Почему другие ребята называют меня странным? - Что ты имеешь в виду? - Явно не желая продолжать разговор, матушка вновь обратилась к шитью, больше не поднимая глаз на Габриэля, а лишь выдумывая, чтобы такого сказать, чтобы он поскорее отвязался. - Они говорят, что я не тот, за кого себя выдаю. И что я не... - Хватит! - Нервно прошипела женщина, и взгляд ее в этот момент пропитался злобой и болью. - Я уже столько раз тебе говорила, чтобы ты не слушал этих глупых мальчишек! Они не знают, о чем говорят! Они всего лишь жалкие дети своих жалких родителей! - Габриэль потупил взгляд в пол, пытаясь выудить в своей маленькой голове хоть какие-то слова, чтобы оспорить речь матери, но так и не смог ничего найти. - Прости, мам... - лишь прошептал он, отворачивая голову от нее.
На самом деле, она прекрасно видела обиду, затаившуюся в душе сына, ведь он частенько был гоним толпой ребятишек просто за то, что его мать имела не самую лучшую репутацию. Правильно говорят, что за все грехи своих родителей расплачиваться будут дети. И не выдержав душераздирающего молчания, женщина отложила в сторону платок, встала с кресла и опустилась на пол к сыну, укутывая и его и себя теплым алым пледом. На обе фигуры бросал яркие отблески огонь, что пытался отогреть родственные души в этом промозглом мире, что распростерся по другую сторону пледа. - Послушай меня, дорогой. Я должна что-то тебе рассказать. - Габриэль молча поднял взгляд больших зеленых глаз на матушку, внимая каждому ее слову. - У нас с тобой есть один секрет. Общий секрет. И ты должен не просто пообещать мне, но поклясться, что никогда и никому о нем не расскажешь. - Нахмурившись, мальчик еще некоторое время всматривался в черты лица матери, выискивая в них хотя бы тень шутливого настроения. Но его не было. Дрожь пробежала по юному телу, и с серьезным лицом, покивав головой, молодой Стокс ответил - Я клянусь. - Не описать словами то, что творилось в тот момент в груди матери. На ее таких же зеленых глазах наворачивались слезы, то и дело стремясь скатиться вниз по фарфоровым щекам. - Я очень сильно ждала твоего появления на свет и очень сильно хотела, чтобы появился мальчик. Ты ведь знаешь свою бабушку, она терпеть не может маленьких девочек, а это значило лишь то, что... Появись у меня девочка, мы бы оказались с ней на улице, нам бы не на что было жить! - Габриэль лишь нахмурился, не совсем понимая к чему клонит матушка, ведь у нее же сын. Так чего теперь переживать? - И когда ты появился у меня, я... В общем, на самом деле ты родился девочкой, моей маленькой и очень любимой дочкой!
Весь мир в то мгновение перевернулся с ног на голову. Как дочкой? Она ведь всю жизнь говорила о том, что Габриэль - ее сын. И воспитывала его, как мальчика. Брюки, короткие волосы, даже собственная маленькая шпага. Все, для того, чтобы стать мужчиной! И ливень с силой обрушился на маленькую фигуру. Крупные капли стекали с головы, падали на хрупкие детские плечи, заволакивали глаза так, что он почти ничего не мог различить, особенно близстоящий силуэт матери. Она была напротив, стояла в своем голубом платье с пышным подолом. И ее темные волосы, промокшие под ливнем, обволакивали лицо, пока с покрасневших глаз стекали крупные горячие слезы. - Габриэлла, моя маленькая Габриэлла! - Женщина упала на колени перед дочерью, обнимая ту, прижимаясь головой к ее маленькому тельцу и рыдая, что есть мочи, пока на их плечи обрушивался дикий ливень. И ветер. Он не унимался, а только становился сильнее, помогая холоду проникнуть под одеяния. - Простите меня, Боги! И ты, моя милая девочка, прости меня! - Матушка прижала свои ледяные ладони к щекам Габриэллы, в порыве просить, нет, умолять о прощении. - Однажды, моя дорогая, ты простишь меня! Ты обязательно поймешь все и простишь! - Но Тоби опустился на одно колено перед матерью, осторожно прижимая постаревшую женщину к своей груди, поглаживая ее по спине - Я уже простила тебя, мама.


Внезапный удар по щеке и громкий командный голос девушки заставил капитана выйти из состояния транса. Прекрасно слыша ее речь, но еще не до конца осознавая то, о чем она говорит, Морган открыл глаза, принимаясь рассматривать комнатушку. Боль вновь окутала его тело, но не было в ней уже прежней силы. Она лишь тяжким грузом лежала в области грудины, мешая лишний раз пошевелиться. Сознание неохотно возвращалось в голову, проясняя ее. И тут резкая боль пронзила тело, когда ткань наконец-таки отошла от ран. Мысль молнией разверзлась по черепной коробке, вынимания из недр памяти воспоминания о пережитом вечере. Капитан хотел было снова встать, так как это была единственная реакция организма на непредсказуемые действия девушки, и кубики пресса уже было напряглись и проявились под тонкой кожей, да только не смогли даже приподнять корпус. Теперь оставалось только следить за владелицей таверны глазами пугливо и с великой осторожностью, как смотрит дикое животное на человека.
Это всегда увлекательно - танцевать со смертью. В такие моменты открываются все самые потаенные желания, страхи, секреты. И когда девушка наконец раскрыла величайшую тайну Безумного Моргана, он почувствовал внутри лишь пустоту. Он всегда боялся, что узнавший о его половой принадлежности начнет высмеивать капитана, унижать, сравнивать со слабой девкой, потерявшей в голове Бога. Но... Ему стало в одночасье все равно. Даже на то, что она подумает. Он вспомнил, что является неплохим капитаном неплохого судна. Он прожил на этой земле уже тридцать с лишним лет, побывал во многих местах, испытал чувство любви, он убивал людей, и его самого уже почти убили, так что теперь все это стало не важным. И посмотрев очередной раз в глаза миловидной барышни, Морган подумал о том, что на самом деле он не должен ей ничего объяснять. Он никому ничего не должен. Но то, что она сделала ради него, что она вытаскивает какого-то постороннего человека с того света, говорило Волкодаву об обратном. Столько лет он хоронил в себе себя, хранил тайну, скрывался от всего мира, и, кажется, настал момент, когда он сможет наконец раскрыть свою душу, наполненную страхами и болью несбывшихся надежд.
- Ты знаешь, - наконец прохрипел его голос, - я столько всего не могу объяснить самой себе, что даже не знаю, как объяснить это кому-то другому. - Почувствовав облегчение по всему телу, вдыхая воздух полной грудью, Габриэлла уронила уставший взгляд на пол, словно бы чувствуя себя безмерно виноватой перед своим спасителем. - Я прекрасно знаю кто я, и, пожалуй, знала об этом всю жизнь, но все это время мне приходилось строить из себя мужчину, чтобы просто выжить. - За одну минуту мужское лицо бодрого неунывающего капитана лет тридцати превратилось в изуродованное шрамами лицо женщины, потасканной жизнью, уставшее и покрытое морщинами глубокими и не очень. - Я родилась на материке, в Хайбрее. Мать - вдова купца, ее свекровь - женщина, которая ненавидела маленьких девочек. И от пола наследника зависели как жизнь моей матери, так и моя. - На губах Эль проявилась грустная усмешка, а на уголках губ новые морщины. - Как видишь, ожидания не оправдались. Но, не собираясь сдаваться просто так, моя матушка решила воспитать меня как сына, чтобы выжить в этом мире и не умереть от вездесущих голода и болезней. - Взгляд переметнулся к девушке, всматриваясь в ее реакцию. - Наверное, ты хочешь спросить меня - какого черта я делаю, ведь Тиль свободен от предрассудков, здесь женщины имеют равные права! И да, это так. Но мне уже тридцать лет. Тридцать лет я строила из себя мужчину и даже не знаю, как быть женщиной. И, возможно, от того продолжаю жить мужицким строем. - Завидев на прикроватной тумбе бутыль с ромом, правая рука нашла в себе силы, дабы дотянуться до нее и взять ценный предмет с необходимой, по мнению капитана, жидкостью. - Марис меня задери, а я ведь даже не знаю как тебя зовут! - Наконец вся абсурдность ситуации прояснилась в голове, Стокс беззаботно улыбнулась. - От рождения мне дали имя Габриэль, то есть Габриэлла Стокс. Будем знакомы! - Она хрипловато рассмеялась, ибо ей больше ничего не оставалось делать. В таких ситуациях люди обычно смеются. И даже в зеленых глазах женщины вновь появились огоньки, показывающие неугомонный интерес человека к жизни, какой бы паршивой, странной и запятнанной она ни была.

+3

11

Всё ясное, обычное, простое,
Всё спуталось, и рухнули устои.

Как все-таки коварна и непредсказуема жизнь в своих решениях и действиях. В один миг ты можешь иметь все, можешь быть на гребне волны, получая абсолютную власть и состояние. А в другой… В другой ты можешь кормить червей, которые не будут смотреть на то, чего ты достиг в жизни. Перед смертью все равны. Как легко бравый воин превращается в безобидного и побитого щенка, теряя свой мужественный и могучий вид, стоит лишь встать перед костлявой на колени. А их серьезные и суровые лица? Как быстро с них сходит вся спесь, оставляя лишь гримасу обреченности. Как часто Инес видела ту грусть, ту отрешенность, которые жили в глазах людей, готовых вот-вот отдать душу Марису. Правда, жили лишь краткий миг, когда человек осознавал возможный исход. А сейчас? А что сейчас? Великий Морган лежит перед девушкой абсолютно не внушая того страха и ужаса, который проникал в душу многих пиратов, хоть раз его видевших. Знал ли он, что судьба повернется к нему своим пышным задом, мысленно забивая очередной гвоздь в крышку его гроба? Знал ли он, что когда-нибудь окажется столь беззащитным, будто на кровати сейчас лежал не Безумный, мать его, Морган, а испуганный юнец, который по глупости решил свести счеты с жизнью? Даже нет, беззащитная женщина, обреченная на раскрытие своего секрета. Нет, не знал. И, как полагала девушка, не надеялся выбраться из этой щекотливой ситуации, простившись с жизнью еще в основном помещении таверны. Но, видимо, придется Моргану еще нагрешить на этом свете, ибо Инес не собиралась так просто отпускать его на «отдых», безвозмездно делясь своей жизненной силой. Снова… На минуту девушке показалось, что это и есть ее предназначение – вытаскивать нуждающихся из лап костлявой, ведь она из раза в раз обманывала смерть, уводя из под носа очередную жертву. Лишь на несколько секунд рассмеявшись, девушка отогнала от себя ненужные на данный момент мысли. И вовремя, ведь Тобиас начал говорить… Или все же начала? Признаться, история тронула Инес, заставляя периодически бросать заинтересованные взгляды на своего пациента, то и дело ловя себя на мысли, что жизнь за Моргана решилась взяться намного раньше, чем она предполагала. Но, знаете, ей не было жалко капитана. И не из-за того, что она бесчувственная и скупая на эмоции, нет. Ни один человек не достоин такой эмоции, как жалость. Это унижение, плевок в душу, а не проявление чувств. Девушка была уверена, что Морган ждет от нее другого, что-то более весомое… Например, понимание. Ведь, согласитесь, не так просто открыть человеку свой главный секрет, причем тот, который хранил многие годы, который открыл… А скольким людям он его открыл? Или все же стоит говорить о Тобиасе в женском роде? Инес, теряясь в том, как обратиться к Моргану, решила сделать вид, что все еще увлеченно лечит женщину, хотя уже отдала нужное количество жизненной силы, чтобы залечить раны в той степени, в которой она могла. Естественно, до идеала не дотянет, да и не стремилась она к этому, ведь есть еще препараты, которые завершат дело. Главное, что теперь его жизни больше ничего не угрожает.

Женщина женщину скорее поймёт.

«Габриэлла? – пронеслось в голове девушки, когда капитан «Дикого быка» произнес свое настоящее имя. – Красиво. Но… Как?».
Габриэлла… Выпрямившись и стерев со лба пот тыльной стороной ладони, Инес посмотрела на… женщину. Она внимательно взглянула в глаза, обводя взглядом лицо. Сейчас, когда Безумный Морган открыл свое настоящее «Я», девушка начала искать в нем хоть какое-то напоминание о женщине, начала внимательно всматриваться, ища на лице женственные черты, ища то, что могло выдать в нем представительницу слабого пола. Если бы не грудь, которая явно выдавала половую принадлежность, то Инес и не подумала бы, что перед ней сейчас лежит Габриэлла, а не Тобиас… Хотя… На мгновение ей показалось, что лицо обрело гримасу уставшей женщины. Закрыв глаза на секунду и открыв их вновь, девушка осознала, что это было лишь плодом ее воображения. Или все же нет?
- Инес Оливарес, - произнесла девушка, смотря в глаза капитана.
И тут ее глаза зацепили то, что она упустила из виду. Тобиас схватил с прикроватной тумбы бутылку с ромом и теперь в меру своих возможностей тряс ею. И почему люди бывают так глупы в своих поступках? Сейчас ему… ей нельзя перенапрягаться. Сейчас, когда раны перестали кровоточить, а одна даже успела немного затянуться, следует воздержаться от нагрузок, пусть то и была лишь бутылка с ромом. Поднявшись и выхватив пузырь из рук Моргана, Инес снова поставила его на тумбу.
- Решил выпить раньше, чем следует? – произнесла девушка и тут же осеклась, осознавая, что снова обращается к Тобиасу, как к мужчине. – Нельзя поднимать ничего тяжелее стакана, пока я не разрешу тебе. Ты же не хочешь отправиться к Марису раньше времени? Если раны откроются, у меня не хватит сил, чтобы остановить кровь. Учти это.
Что с ней такое? Почему она так зла? Неужели неожиданный поворот событий так сильно сказался на поведении Инес? Она не могла понять, что выбивает ее из колеи, ведь ничего сверхъестественного не произошло. Переведя взгляд на свои руки, она фыркнула. Они были в крови. Подойдя к ведру с водой, девушка окунула в него руки, смывая алую жидкость, которая, казалось бы, намертво пристала к ее ладоням. Несколько минут – и Инес снова выпрямилась, подходя к тумбе и доставая из нее чистую чарку. Наполнив ее ромом, Инес протянула утварь своему пациенту, осознавая, что алкоголь сейчас ему не повредит.
- Я все же не могу понять, - начала Инес, садясь на кровать рядом с Тобиасом и подтаскивая к ней ведро с водой. – Тебе ни разу не хотелось ощутить себя женщиной? Ни разу не хотелось, чтобы меж твоих ног побывал мужчина?
Да, вопрос не тактичный, но задан был с полной серьезностью. Пусть и прошло уже достаточно времени, чтобы привести свои мысли в порядок, но в голове девушки еще царил беспорядок. Оказалось, что не так просто осознать тот факт, что Безумный Морган оказался женщиной. Но теперь становилось понятным, о каком секрете говорил капитан.
- Оказывается, у пиратов бывают и другие секреты, - произнесла Инес, проводя рукой по своему лицу. – Уж лучше бы у тебя в штанах был обрубок. Это легче осознавать.
Взяв чистый кусок ткани, девушка окунула его в воду, которая только-только начала отдавать светло-красным, почти незаметным, оттенком. Отжав его, Инес стала стирать кровь с тела женщины, чтобы в дальнейшем обработать раны. Аккуратно водя тканью по коже Габриэллы, Оливарес бросала на ее лицо заинтересованные взгляды, пытаясь понять, о чем сейчас думала ее пациентка.

Женщиной не рождаются, ей становятся в умелых, тёплых, добрых, нежных и ласковых мужских руках и теплых объятьях.

- И что? – произнесла Инес. – После того, как встанешь на ноги, убьешь меня?
  Да, на первых порах капитан проявил дружелюбие к девушке, но Оливарес не спешила отвечать ему тем же. Не следует доверять тому, кто не доказал тебе свою лояльность. Инес не исключала возможности, что Тобиас лишит ее жизни, чтобы его тайна не оказалась известна всему миру. Или все же Инес вызвала хоть крохотное чувство веры? Может, ее поступок расположил к ней капитана, обезопасив при этом жизнь девушки? Да и она не собиралась раскрывать этот секрет, не собиралась открывать миру настоящего Тобиаса Моргана, оставив эту возможность самому капитану. Ведь если он захочет, то станет женщиной, если же нет… Мужчина из него тоже неплохой получается. Улыбнувшись, девушка посмотрела на Габриэллу.
- Женщиной не рождаются – женщиной становятся, - проговорила Инес. – Если ты захочешь, то можешь ей стать. Но хочешь ли ты сама этого?
  Она не была уверенна, что Тобиас сможет превратиться в Габриэллу, полностью переменив свою жизнь. Привычки так просто не искореняются, а что-то новое навязать невозможно до тех пор, пока живо старое. Посмотрев в глаза женщины, Инес тяжело вздохнула.
«И что мне теперь делать?  – пронеслось в ее голове, когда она внимательно посмотрела в глаза женщины. – Обзаведусь другом, приятелем, врагом… или?».
Инес не окончила свою мысль, ибо не хотела этого. Да, она осознавала, что сейчас лечит того, кто впоследствии может попытаться лишить ее жизни… Но ей хотелось верить, что судьба на нее имеет более выгодные планы.

Отредактировано Inés Olivares (2017-05-13 17:53:45)

+3

12

Закрывая глаза и чувствуя то самое приятное облегчение, тепло и снятие боли, Габриэлла усмехнулась в своих мыслях. Черт подери, кто бы вообще мог подумать, что все так обернется? Что ее жизнь а теперь еще и секрет будут зависеть от девушки - владелицы таверны "Жемчужина"? И приоткрыв веки, наблюдая за спасительницей, Эль подумала о том, что этот мир держится на секретах и женщинах, ибо нет ничего страшнее чем эти две вещи.
- Будем знакомы. - все тем же хрипловатым тоном протянула Стокс, удерживая на тонких бледных губах улыбку. Но вот бутылку с ромом ей удержать не удалось, так как Инес быстро перехватила ее, начиная вдобавок ругаться. Тихо рассмеявшись на такую бурную реакцию, женщина приподняла обе руки, как то делают люди под дулом пистоля, - хорошо-хорошо, здесь ты капитан! - и закусив губу, чтобы хоть на секунду унять чувство жажды, она лишь вздохнула. На самом деле в ее голове витало столько мыслей, а вот на язык ничего сейчас не ложилось. Вроде бы и хотелось много чего рассказать, чем-то поделиться, показать себя той, кем являешься. Но ведь это совершенно посторонний человек, которому, возможно, и дела-то нет до секретов какого-то там Моргана с его отсутствием тыкательной принадлежности. И на какое-то время в комнате воцарилось неловкое молчание, как показалось Эль. Оливарес сжалилась над своей пациенткой, передав ей сосуд с живительной влагой. Ром быстро устремился вниз к желудку, утоляя жажду. Но ничего, наверное, сейчас не могло утолить возникшие разного сорта чувства в груди капитана. Ну а последующий вопрос так и вовсе выбил женщину из колеи спокойствия и адекватных мыслей. Задорно вглядываясь в красивые глаза Инес, Габриэлла чуть не подавилась ромом. Она быстро прикусила сгиб указательного пальца, чтобы не засмеяться в голос, но теперь лишь издавала сдавленный хриплый смех, больше похожий на предсмертный храп лошади, чувствуя при этом, как безжалостно начинает болеть бок, но не в силах остановиться. - О, моя жизнь немного увлекательней, чем ты думаешь! - Наконец прекратив смеяться и вытерев накатившиеся от безудержного смеха слезы, Стокс сделала еще пару глотков рома и отставила чарку, понимая что крайне мешает девушке "работать".
Но какой бы веселый настрой ни полыхал в груди адским пламенем, всегда существовало что-то, что могло его потушить в один единственный миг. - Да. - Кротко ответила Стокс, окончательно стирая с лица улыбку и все признаки веселья. - Лучше бы у меня был обрубок. - Эти слова... Нужно ли говорить, что они задели за живое? За то, что еще осталось от гордости? Той, которая жила внутри так давно, еще в холодном и сумрачном Скайншире, которая вылезала из-под кровати по ночам и терзала ум. Отводя взгляд в сторону, дабы не сметь вновь посмотреть на девушку, Эль могла показаться бесчувственной в этот момент. Ее лицо, не выражающее ничего кроме усталости, под тусклым светом казалось мраморным изваянием. И даже глаза, наполненные скорее воспоминаниями сухими и безжизненными, нежели какими-то мыслями, лишь равнодушно всматривались в пол. Так часто бывает. После гребня волны лишь резкий обрыв - падение вниз. Это происходит с настроением, с жизнью, с судьбами. Но никогда не стоит отчаиваться. Вот и сейчас, Тоби лишь пытался собраться, отнестись полегче к произнесенным словам. Взять себя в грубые мужские руки. - Я не пират. Я - пиратка. И даже в наше время это две разные вещи. - Хотя слова были произнесены так же холодно и твердо, сомкнувшиеся веки капитана могли говорить о том, что он успокаивает возникший внутри шторм. Прядь относительно длинных светлых волос с макушки упала на высокий лоб, придавая задумчивый вид.
- А у меня есть повод? - слегка откашлявшись, Тоби продолжил все тем же холодным тоном - Нет, я не буду тебя убивать, если ты разрешишь закурить. - В каждой шутке есть доля шутки. И всматриваясь в пояс своих штанов, не находя на них заветного мешочка с трубкой, он тихо выругался, хмурясь. "Опять оставил в каюте." - Честно говоря, ты не выглядишь как человек, который продает секреты. Да и просто разбалтывает их направо и налево. - Этот вывод можно было сделать хотя бы из тех фактов, что Инес - владелица таверны, которой до сих пор не оторвали голову даже за просто так. Чтобы содержать целое питейное заведение одного ума мало. Понадобится еще как минимум хитрость. - Тем более, из тебя выходит неплохой врачеватель. Так за какие заслуги тебя убивать? - Но слегка прищуренный взгляд и нехороший блеск в глазах таки легли на девушку. - Я лучше возьму тебя в рабство на свой корабль. Там тебе уж точно не с кем будет секретничать, да и я всегда буду рядом. И поверь, моя тяжелая рука не брезгует наказывать за неподчинение. - Тут же левый уголок губ вздернулся в ехидной улыбке, предательски выдавая несерьезность слов и грязную шутку. - Ладно, не обижайся, милая. Это была длинная ночь, и нам обеим нужно отдохнуть. - Голова плюхнулась на подушку, предоставляя все тело в пользование Оливарес. - А еще мне нужно расплатиться за мебель и выпивку. Марис их всех задери! Сколько я тебе должна?
Грудь Габриэллы мерно вздымалась, наполняя легкие неизменным воздухом Тиля. - На самом деле, для того, чтобы стать женщиной, нужно найти человека, для которого захочется ею стать. - Зеленые глаза всматривались в потолок, вылавливая в нем мысли, пока женщина продолжала разговор. - Не смотря на то, что мне всю жизнь приходилось строить из себя мужчину, я влюблялась! О, и не раз! - Отчетливый голос, который могли слышать только они вдвоем, разбегался по комнате, наполняя ее своим жизнелюбием и силой, волевым настроем и капелькой романтизма. - Я тебе даже больше скажу! В конце концов, мне уже нечего скрывать... У меня был муж! - Габриэлла улыбнулась, вспоминая родное лицо близкого человека. - Мы познакомились с ним, когда служили в кавалерии в Хайбрее. Высокий, статный, с кудрявыми черными волосами! И глаза.. Какие у него были глаза! Как лед голубые и гордые. - Сердце внутри забилось сильнее, а перед Эль вновь возник ее мужчина на вороном жеребце. - Пожалуй, это был один из самых моих безумных поступков за всю жизнь... Я... решилась признаться человеку в том, кто я и какие у меня к нему чувства. - Она на мгновение замолкла, словно бы вспоминая тот момент из жизни. - Я не рассчитывала на понимание и была готова к самому худшему. А худшее - это смерть от голода, холода и людей на материке. Но рискнув, я обрела великое в жизни счастье. Он ответил взаимностью и мы поженились. - По словам Стокс все выглядело так легко и просто, но она то помнила, с каким трудом ей доставались каждые минуты жизни в те времена, и какой отрадой стал ей муж. - Ну а ты? Я ни разу не слышала, чтобы у тебя был муж, и чтобы он храбро вступался за такую красавицу, как ты! - Чуть приподнявшись, Габриэлль внимательно всмотрелась в силуэт новообретенной знакомой. - Каким местом ты женщина больше, чем я? - Этот вопрос прозвучал совсем не как напор или угроза, и в нем не было ни капли агрессии, но он наоборот был настроен на поддержание беседы о женщинах таких, какими они представали перед всем миром.

+1

13

Тяжкие мысли – мысли сухие,
Мысли без воли – нецарственный путь.

На секунду девушка задумалась… Все те же вопросы ее тревожили, все те же вопросы заставляли мысли ходить вокруг, да около. А почему она собственно сейчас тратит свои силы и время? Почему она помогает тому, кого видит от силы несколько раз в месяц? И то в нетрезвом виде. Зачем она вызвалась ему помочь? Внимательно посмотрев в лицо женщины, она пыталась найти ответы, которые, к сожалению, находиться категорически не хотели. Казалось бы, что она никогда не сможет понять мотивов, так и терзая себя вопросами и догадками, которые будут возникать в сознании из раза в раз, как только перед глазами будет появляться Морган. Когда-то давно отец рассказывал девушке, что есть встречи, которые подстраивает судьба, что каждый человек попадается на пути не просто так... Может, встреча с Морганом тоже несет свой смысл? Может, это тоже не просто так? Тяжело вздохнув, причем не только от сожаления, но и от усталости, Инес вернулась к процессу, продолжая стирать кровь с кожи своего пациента.
- Капитан? – девушка усмехнулась, по-доброму посмотрев на собеседника. – Если бы я была капитаном, то ты уже пошла бы по трапу на корм рыбам. Надо же! Так не ценить чужие труды! Еще попрыгай на кровати, как дитя малое.
Пусть со стороны это выглядело, будто Инес ругала Эль, но это не так. В ее голосе отчетливо слышались веселые нотки. Она, скорее, забавлялась, шутя таким способом и наблюдая за реакцией. Хотя, признаться, ей действительно не нравилось, что женщина слишком сильно напрягает свое тело, которое не успело толком восстановиться. Да что уж там говорить! Оно вообще не успело восстановиться. Даже раны и те не до конца закрылись, грозясь с минуты на минуту снова раскрыться, если кое-кто не будет вести себя как примерный пациент.
- Будто угорь в одно место залез! – произнесла Оливарес, не теряя шутливую нотку в голосе.
Состроив неприятную гримасу, которая, естественно, портила красоту ее лица, Инес выполоскала тряпку, после чего начисто прошлась по телу женщины, заканчивая убирать с него следы крови. Удовлетворенно кивнув, она выбросила тряпку в ведро, а затем встала с кровати и подошла к тумбе. Перебирая баночки со снадобьями, девушка искала два пузырька, которые ей нужны были в этот момент. Во-первых, стоит еще раз обработать раны перед тем, как покрывать их мазью, поэтому точно понадобится настойка гвоздики травянки. Во-вторых, так как раны закрылись не так хорошо, как того хотела девушка, то на них стоит нанести мазь из смолы мирра с добавлением тысячелистника. Это должно помочь ускорить естественный процесс заживления, да и чуть облегчить боль, которая, естественно, еще раздавалась во всем теле. Найдя нужные пузырьки, Инес вернулась на то место, где недавно сидела, склонившись над женщиной.

На сердце обида, а на лице улыбка.

Не обратив внимания до этого, девушка уловила изменение в настроении своего пациента, осознав, что в этом есть и ее вина. Не стоило говорить резкие фразы, которые ущемляли Эль, как личность. Но что тут поделаешь? Инес не видела грани в словах, всегда вываливая то, что думает.
- Я не хотела задеть тебя, - произнесла она, не поднимая глаза на лицо женщины. – Не каждый день встретишь женщину, переодетую в мужчину, тем более капитана успешного корабля.
Возможно, Инес стоило лучше просить прощение, но она не знала, как это правильно сделать. Да и до конца не понимала, чем именно могла задеть женщину, ведь ничего особо страшного она не сказала. Внимательно осматривая раны, она пыталась отогнать от себя мысли, чтобы меньше на них зацикливаться.
- Пират, пиратка, - начала девушка. – Перед Марисом все равны.
Она не считала, что разница в поле может быть настолько существенна, чтобы ее выделять. Если ты пират, то ты пират. Не важно, женщина ты или мужчина. Во время абордажа никто не будет смотреть на это. Просто всадят саблю меж ребер и отправят за борт, чтобы не было возможности из последних сил отомстить обидчику. Инес скорее возмущал тот факт, что Эль прятала себя настоящую под личиной Безумного Моргана, забывая о том, что является женщиной. На Тиле не обязательно прятаться, не обязательно хранить такой секрет, закрывая свою душу на замок. Хотя… У каждого свои причины, свои мотивы и желания. Если Габриэлла хочет быть мужчиной, не имея возможности или желания стать женщиной, то почему бы и нет? Не Инес ее судить, не ей пытаться что-то изменить. На данный момент нужно просто смириться с фактом, отогнав все ненужные мысли на задний план. Да и не ей жить двойной жизнью, а Эль. Ей же и усмирять естественные желания организма. Проведя по лицу ладонью, Инес глубоко втянула воздух, заполняя легкие до краев, а после спокойно выдохнула. Открыв пузырек с настойкой гвоздики травянки, она залила раны содержимым.
- В рабство? – рассмеялась она. – Риккардо этого не оценит. Я уже хожу под его парусами. Но ты можешь попробовать меня переубедить.
Девушка понимала, что это была шутка, которая должна была сгладить некую неловкость между ними. Она и сгладила, заставив и Инес весело рассмеяться. Право, было очень забавно услышать эту версию. Девушка даже представила себя в роли пленницы, заточенной в трюме. От этого она рассмеялась еще больше, чуть не выронив при этом пузырьки со снадобьями. Последней каплей стало лицо Риккардо, которое всплыло в ее сознании. Стоило только представить гримасу, которая на нем всплыла бы, если бы из-под его носа увели лекаря, который числился за его кораблем. Взяв себя в руки и успокоившись, Инес открыла пузырек с мазью, чтобы обработать раны. Благо, она сделала ее жидковатой, так чтобы не пришлось затрачивать много сил, чтобы выудить ее из флакона.

Кто дает в долг — нищает; кто берет в долг — разоряется.

- Внизу ты говорила иначе, отказываясь платить за беспорядок, - сказала Инес, пытаясь подсчитать нанесенный ущерб. – Так как ты убила ту… зелень подкильную, то придется платить и его часть. Конечно, можешь приказать своим ребятам, чтобы те обчистили их кошельки. Мертвым золото все равно не понадобится. А сколько должна мне… Я не успела оценить ущерб. Но не бойся, я обязательно заставлю возместить все до последней монеты.
Оливарес была удивлена. Причем удивлена не тому факту, что Морган решил рассчитаться по счетам, а тому, что она не успела оценить стоимость ущерба. Да, все происходило довольно быстро и оживленно, заставляя находиться в постоянном действии. Да, пострадала еще и Кармен, которой Инес уделяла больше внимания, чем сломанным столам. Но это не повод, упускать из-под носа важные детали. Оправдывать себя можно долго, выискивая вину в каждом, но не в себе. Мысленно обругав себя, девушка пришла к выводу, что сразу же, как закончит с Морганом, отправится подсчитывать потери имущества.
- Красавицу? – девушка удивленно посмотрела в лицо Габриэллы. – Так думаешь только ты и те, кто уже залил свои зеньки ромом. Но ты права, у меня нет мужчины. От них одни неприятности.
  Стоит посмотреть на тот сброд, который периодически приходит в таверну, чтобы полностью разочароваться в мужчинах. Стоит лишь глянуть на то, как они теряют достоинство, растекаясь бесформенной тушей на полу, извергая наружу то, что они успели выпить. Нет, она не могла представить, чтобы рядом с ней оказался некто-то подобный.
- Тебе повезло с мужем, - произнесла Инес, мягко улыбаясь женщине. – Не каждая может найти свое счастье, пусть и недолгое.
Пусть даже на время, но она ощутила то настоящее женское счастье, за которое другие бы убили. Да, она ощутила на себе искреннюю любовь, ощутила, что нужна, что любима. Инес таким похвастаться не могла, хотя, признаться, испытывала искреннюю симпатию к своему капитану, но ее нельзя было назвать любовью. Скорее, она просто видела в нем то, что другие не видели, разводя не самые благоприятные слухи. Возможно, когда-нибудь она и найдет того, кто сможет растопить ее ледяное сердце, но сейчас… Сейчас на примете не было никого, кто хоть немного бы волновал ее сердце. После последних слов улыбка сползла с лица Оливарес, заставив задуматься.

Всякая женщина – змея, всякая змея – женщина.

«А на Тиле разве можно найти женщину?», - пронеслось в голове Инес.
- А у меня грудь больше, - произнесла девушка, как-то хитро улыбаясь.
Выудив мазь из флакона, она нанесла ее на рану, которая находилась на плече, стараясь размазывать ее толстым и ровным слоем. Закончив с этим повреждением, она перешла к обработке раны на боку. Все ее движения были осторожными, нежными.
- А как ты понимаешь, что женщина это женщина? – задумчиво произнесла Инес. – Для мужчин главное, чтобы была грудь и дыра меж ногами, а остальное… Кому оно надо?
В чем выражается женственность? Какой должна быть женщина? И как ее отличить от мужчин? Никто не будет смотреть на твой внутренний мир, всем будет видны только половые признаки, которые тебя и определят к тому или иному роду. Но что об этом думает Эль? Инес было интересно услышать ответ на этот вопрос, поэтому она с ожиданием смотрела на свою собеседницу, закончив с обработкой ран, при этом закрывая пузырек с мазью.

Отредактировано Inés Olivares (2017-05-21 17:12:35)

+4

14

- О, ты знаешь... Меня воспитывали в таком мире, где женщина должна быть смиренна и покорна. Где ее отрада - это дети да муж, который может приходить пьяный под утро после борделей или вовсе не приходить... А может приходить и избивать жену до полусмерти, списывая это на воспитательные меры. И при этом всем женщина должна любить этого скота и его детенышей вечно кричащих и вечно ноющих ублюдков, точь-в-точь как их папаша. - Габриэль недовольно скривила лицо, искренне презирая все, что только что сказала. - Но самое противное - это то, что она не смеет подать голос против воли мужа. Хотя находятся редкие гордые девушки, не позволяющие принижать себя... - Она на мгновение замолкла. - Таких обычно сжигают. - Закрыв глаза и вновь поморщившись, но уже от боли, Стокс напрягла свое тело невольно, сжимая челюсти до скрипа. - Так вот меня всегда учили, что женщина - есть друг человека, что она лишь тень за плечом мужа. Но согласись - все это бред! - Раскрыв зеленые глаза, Эль сначала задумчиво посмотрела вверх, изогнув светлые брови, затем опустила взгляд на девушку, сидящую перед ней и старательно залечивающую раны. - Как женщина может быть смиренна и покорна, когда внутри нее обитает целая стихия? Когда она - есть море или огонь, всепоглощающий и всепожирающий, каких не видал свет? Есть женщины, подобны ветру, их походка легка и воздушна, глаза наполнены огоньками жизни. И их запирают в темнице, заставляя воспитывать спиногрызов, заставляя придерживаться строгих рамок и канонов веры. Есть женщины, подобные грозе, и сила внутри таких не иссякает с годами. Но даже таких убивает мрак и замкнутое пространство. Конечно, я видала и тех женщин, которым в радость эта мука. Но то лишь бледное подобие настоящей женщины, живой и волевой! - Слегка осклабившись, пиратка сделала большой вдох, затем гневно выдохнув. - И на самом деле - это дар Богов, что мать решилась воспитать меня такой, какая я сегодня. Не многие способны вырваться из плена материковых цепей. Ты знаешь, там обитают лишь холод и безумие. Но здесь! Здесь настоящая жизнь! Такая, которую мы и заслуживаем! Мы зарабатываем деньги тем, чем умеем и хотим, а не чем под руку подвернется. Мы не обязаны выходить замуж за уродов и козлов, и рожать им детей! И если ты считаешь, что здесь жизнь куда опаснее, чем там, на материке... То это не так. Мужчины везде пьют одинаково, просто "там" принято считать что здесь все черти и чудовища, живущие во тьме. Но ведь ты и сама знаешь, что это не так. - В порыве воодушевления Габс привстала на локтях, забывая о ранах и боли, что до сих пор простиралась по телу, мелкими импульсами впиваясь в серое вещество. Но ее глаза в данный момент наполнились искрами не безумия, а отваги и желания жить и заниматься тем, чем она занимается сейчас. Можно ли было сказать, что слезы вот-вот сорвутся с прежней зелени глаз и, упрекнув хозяйку, бросятся вниз по щекам? Пожалуй нет, но глаза ее явно увлажнились. Это была душевная рана, которая не заживет никогда. Ни время, ни море не залижут ее, и никто никогда не исправит прошлого. Поэтому сейчас, найдя отраду в Инес, в той, с кем Стокс познакомилась ближе совершенно недавно, она изливала ей душу. - Здесь такие же люди, как и везде. Но именно на Тиле мы можем сражаться наравне с мужчинами, мы можем управлять кораблями и скакать на коне, черт возьми, по-мужски! - Однако сейчас женщина осеклась. Она умолкла, укладываясь на постели в прежнее положение. Бок снова разболелся с прежней силой, хотя и не кровоточил более. Оливарес оказалась достаточно хорошей целительницей, не допустившей не только смерть, но и осложнения. - Прости, что все это сейчас сказала тебе... я... Я не знаю, что именно на меня нашло. - Эль устало вздохнула, хмурясь, вспоминая где стоял ром. - Боги, забудь все, что я тебе сейчас наговорила. Это лишь бредни старой уставшей женщины. Забудь, дорогая. Оно ни к чему.
Внезапно раздались грубые удары в дверь. И этот стук Тобиас узнает, наверное, из миллиона. - Эй! Эй Тоби! - Пьяный голос старпома буквально скулил с той стороны двери, будто то был пес, которого не пускали в комнату, пока в ней пировали хозяева, и все заветные косточки и объедки со стола достанутся наглому коту. - Скажи мне, друг... Ты либо сдох, либо уже оприходовал эту красотку!? - Затем прозвучал еще один стук, и тот явно был куда громче и настырней, чем первые, словно бы постучали чьей-то головой. - Ауч! БОБ, ТВОЮ МАТЬ ЗАДЕРИ! - Тоби закатил глаза, затем посмотрел на Инес. - Не обращай внимания, эти двое как напьются, так все... - За дверью началась пьяная возня старпома и боцмана, которые пытались выяснить, кто же из них должен первым узнать как у капитана продвигаются дела. Пару раз кашлянув, приводя свой голос в порядок, Морган громко и злобно рявкнул - Я ЕЩЕ ВСЕХ ВАС ПЕРЕЖИВУ, ЧЕРТИ ПРОКЛЯТЫЕ! А НУ ЗА РАБОТУ! КТО ПАЛУБУ ДРАИТЬ БУДЕТ!? - И пускай ни старпом, ни боцман этим делом не занимались, однако оба подорвались и куда-то умчались со всех ног, то и дело иногда не доставая ногами до нужных ступенек лестницы и скатываясь с нее в пьяном угаре. - Так и живем. - Волкодав наконец достал чарку с ромом и сделал желанный глоток, которого так не хватало ранее. Затем он протянул сосуд Инес, предлагая выпить. - Промочи горло, получше будет. Вижу же, что ты тоже вымоталась. - И наблюдая за действиями девушки, капитан припоминал весь сложившийся разговор. Он думал о том, что именно и как ей проболтал... Ох уж этот длинный язык. И вспоминал, что говорить девушке не стоило сегодня. - И да, как же тебя занесло на служение к Оливейре? Знаю я этого... кхм... барона, будь он проклят. И знаю еще, что ничего хорошего от него никто не ждет. - Но тут, шкодливо улыбнувшись, Тоби вскинул левую бровь и прохрипел - Ты знаешь, мне бы понадобился такой врачеватель на корабле, как ты! По той же ставке, что получает старпом. И уж поверь, я куда надежней, чем твой Риккардо! - За дверью, однако, вновь раздались шаги. Тобиас нахмурился, переводя задумчивый взгляд на стену, пытаясь вслушаться в шорохи. Больше всего он боялся, что кто-то узнает о его маленьком секрете... И от того, приподнявшись на локтях уже в который раз за этот вечер, капитан замер в ожидании следующего трупа от его пистоля.

+2

15

Возможно, эта встреча станет для нас чем-то большим, чем мимолетное знакомство. Ведь в будущем она может принести нам то, что мы и ожидать не смели.

За долгие годы, которые девушка провела в роли врачевателя, ей попадались разные пациенты. Одни уже прощались с жизнью, отказываясь пить, есть, дышать, двигаться, чем дико раздражали Инес. Первое правило выздоровления – желание пациента излечиться. Если нет желания – нет шансов на то, что человек выживет. Правда, и таких ставили на ноги, вбивая в голову, что нельзя так просто отказаться от того, что было дано природой. Другие – предавались панике, боясь заглянуть на тот свет, крича, моля о том, чтобы их спасли. Огонь в таких людях, конечно, горел, но трепетал так, что вот-вот мог затухнуть. Другое дело такие пациенты, как Эль, которые просто хотели жить. Они готовы к смерти, но и от жизни так просто не отказываются, цепляясь за любую возможность остаться на этом свете. Внутри них огонь горел ровно, позволяя все чаще опускать весы жизни в свою сторону. Сейчас, внимательно слушая все, что произносила женщина, Инес улыбалась, ведь ей нравилось, когда люди стремились к чему-то, не желая отдавать душу раньше времени.
«Ты еще переживешь нас всех, если будешь осторожнее», - пронеслось в голове девушки, когда она в очередной раз наносила слой мази на раны.
Слова женщины вызывали интерес у Инес, ведь она часто слышала рассказы о представительницах прекрасного пола за горизонтом от матушки, которая когда-то росла именно так, как и они. Только здесь она почувствовала себя по-настоящему свободной, решая все самостоятельно, а не следую приказам семьи, которые, если честно, часто шли вразрез с мнением Эбигейл. Там, откуда она родом, никто не беспокоился о том, что думает юная леди, решая все за нее и строя жизнь так, как выгодно другим, но не ей. Инес часто слышала в словах матери радость, ведь здесь она была счастлива. Тут не нужно преклоняться и молчать в присутствии незнакомых, но титулованных личностей, не нужно было засовывать свое мнение и слова глубоко в филейную часть тела. На Тиле женщина могла быть свободной, решая все за себя, следуя тем мечтам, которые жили у нее в душе, а не в корыстных планах кого-либо.  Признаться, Оливарес и представить себе не могла, что когда-нибудь оказалась бы на месте тех несчастных, прогибаясь чужой воле. Нет, эта жизнь не для нее, а те несчастные… Нет, это по истине несчастные женщины, которые, увы, не знают другой жизни, чтобы оценить правильно свое положение. Они счастливы, занимая определенное место и растя мелких спиногрызов? Учитывая то, что поведала Эль, этот расклад намного лучше, чем отправиться на костер за неповиновение.
- Страшная судьба на континенте  - родиться женщиной, - произнесла Инес, заканчивая с обработкой ран. – Уж лучше быть портовой шлюхой, чем безвольной куклой в руках похотливого кобеля, не имея возможности возразить. Как они могут так жить? Неужели они никогда не хотели почувствовать вкус свободы? Здесь хотя бы можно свободно врезать мужику, если он позволит себе лишнего, да и выбирать , с кем спать, тоже можно самостоятельно. Если, конечно, не напился до беспамятства. Тут уж с кем попадешь, с тем ночь и проведешь.
После последней фразы девушка рассмеялась, представляя, как занятно бывает проснуться в чужой постели с неизвестным мужчиной. И хорошо, если в постели! Можно же очнуться в сене, на холодных каменных улицах, в борделе, таверне. Зато сколько приключений! Не теряя улыбку, девушка внимательно посмотрела на Эль. Нет, она определенно начинала ей нравиться, так что, возможно, это их знакомство принесет что-то большее, чем долгий разговор.

Мало ли, кто и что думает, ведь главное то, что о себе думаем мы сами.

- Пусть считают, что мы черти, исчадия морские, поднятые Марисом, чтобы забирать их души, - произнесла девушка, омывая руки в воде, дабы смыть с них вязкую мазь. – Чем меньше они будут лезть в нашу жизнь, тем спокойнее будет у нас на островах. Да и в море пусть боятся нас встретить! Мы заберем их жизни и пустим корабль на дно!
Снова звонко рассмеявшись, девушка провела влажной рукой по лицу, немного освежаясь. Все-таки раны капитана «Дикого быка» выжали из нее много сил. Хорошо, что она еще держится, не падая в обморок, хотя, признаться, голова начала кружиться, вызывая внутри рвотные порывы. Нет, нужно научиться правильно распределять внутренний резерв, чтобы не остаться с носом в ситуации, когда от ее умений будет зависеть жизнь не только пациента, но и ее самой.
- Трудно забыть то, с чем согласна, - произнесла девушка, перебирая тряпки, ведь нужно было теперь перевязать раны. – Если ты боишься, что я расскажу кому-то о том, что здесь слышала, то можешь выдохнуть. Не вижу смысла в глупых сплетнях.
Карлос, к счастью, принес не только мелкие ошметки ткани, но и целую, которая подошла бы и в роли простыни. Примерившись, как лучше ее изодрать, чтобы получились годные бинты, девушка хотела было разделить тряпку на несколько кусков, как вздрогнула от стука в дверь. Она не ожидала, что кто-то может захотеть их сейчас потревожить, особенно, те, кто сам еле на ногах держался, напившись до состояния не стояния. Улыбнувшись еще шире после слов старшего помощника Эль, девушка посмотрела на женщину, представляя, как бы она могла ее оприходовать. Право, ради такого Инес, возможно, пошла бы на эксперименты! Или она чего-то не знает о своей пациентке? Возможно, в штанах она сможет найти очередной сюрприз? Хотя, нет. Хватит на сегодня сюрпризов, ведь может же остаток дня пройти более-менее спокойно? Командным голосом Безумный Морган отправил подчиненных подальше от комнаты, чем вызвал у девушки тяжелый вздох облегчения. Меньше всего ей хотелось, чтобы эта парочка оказалась в комнате, отпуская сальные шуточки в сторону ее самой.
- И что ты им скажешь? Поведаешь интересную историю о том, как мы кувыркались с тобой в постели? – произнесла девушка, снова примеряясь к ткани. – Уверена, что они будут ждать от капитана подвигов даже в состоянии, когда его жизнь висит на волоске.
Уставившись на чарку, которую ей любезно протягивали, девушка не могла решить, стоит ли ей пить или нет. Возможно, следует довести дело до конца, перевязав раны, а там уже можно и расслабиться, напившись до такого состояния, чтобы просто отрубилась. Сейчас, когда по всему телу распространялась усталость, хороший сон был необходим, чтобы самой не отправиться на поклон к Марису, свалившись, скажем, с лестницы и переломав шею в трех местах. Взвесив все за и против, Инес все же взяла предложенный сосуд, тут же сделав несколько маленьких глотков. Что ни говори, а приятно было ощущать, как тепло от пряного напитка распространялось внутри, прибавляя хоть и немного, но силы.
- Риккардо спас мне жизнь. Оказывается, он не такой, каким его выставляют. Почти, - произнесла девушка, делая очередной глоток. – Меня с ним связывают не только звонкие монеты, но и долг. Не думаю, что ты сможешь сделать так, чтобы он окупился сам по себе. Хотя, признаюсь, твое предложение заставило меня задуматься. Умеешь же говорить, чертяка языкатый.
Возможно, если бы она не должна была Риккардо, то перешла бы на борт «Дикого быка», прекрасно себя чувствуя под предводительством такой же женщины, как и она сама. Да и тот факт, что Инес знала секрет Безумного Моргана, играл бы девушке только на руку. Она, естественно, никому не рассказала бы, но ведь Морган не может быть уверен в том, кого знает от силы несколько часов? Но, увы и ах, кровный долг намного дороже, чем богатства, которые она могла получить на службе у другого капитана. Поставив чарку на прикроватную тумбу, Инес все-таки оторвала первый длинный кусок ткани, чтобы начать финальную процедуру.
- Осталось только перевязать твои раны, - произнесла девушка, вставая с кровати. – Тут тебе придется мне помочь. Нужно будет сесть, чтобы я спокойно могла со всем управиться.
Казалось, что Эль не слушала Инес, внимательно смотря на дверь. Прислушавшись, девушка услышала шаги, звук которых до этого упорно игнорировала. Недолго думая, она схватила большой кусок ткани, который не успела разорвать на остальные полоски для перевязки, и накинула на женщину, резко поворачиваясь к двери, которая в этот момент распахнулась. На пороге стоял Карлос, внимательно смотря на хозяйку.
- Кармен уснула, - произнес он, переводя взгляд на Эль, тело которой, благо, было скрыто тканью. – Тебе нужна помощь?
- Нет, Карлос, спасибо, - произнесла Инес, с опаской смотря на пациентку. – Осталось совсем немного. Лучше посмотри, чтобы парочка из его команды нас не беспокоила. От стука в дверь я нервничаю.
Молча кивнув, мужчина тут же покинул комнату, затворив за собой дверь. Громко выдохнув, девушка опустилась на кровать, переводя дыхание. Сердце безжалостно отбивало в грудной клетке быстрый ритм, ведь еще чуть-чуть и тайна Безумного Моргана могла бы выплыть, благодаря стараниям Карлоса. Нет, сам бы он не стал распространять слух, но обязательно бы поделился с Кармен, которая уж точно бы проболталась в один прекрасный момент. Не со зла, а, скорее, забыв о том, что это все же секрет. Отдышавшись, девушка снова повернулась к пациенту, внимательно посмотрев на него.
- Ты когда-нибудь была так близка к провалу? – произнесла она, снова вставая с кровати. – А теперь садись. Только медленно и осторожно, чтобы не потревожить раны. Будем заканчивать с твоим лечением, ибо я сама еле на ногах держусь.
Признаться, Инес уже начало пошатывать из стороны в сторону, ведь усталость накатывала все больше и больше, заставляя силы покидать девушку. Еще чуть-чуть, и она могла бы вообще рухнуть в обморок, если перестанет держать себя на «плаву» благодаря хорошей силе воли. Оставалось чуть-чуть – это грело мысли девушки, ведь скоро она отправится в страну грез, возможно, даже упав на кровать рядом с той, которая в будущем может стать ее подругой.

Отредактировано Inés Olivares (2017-08-10 14:27:15)

0


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » У каждой женщины есть право на секрет.