Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Tell me, where we draw the line?


Tell me, where we draw the line?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sf.uploads.ru/t/whEdW.gifhttp://s3.uploads.ru/t/F1bk2.gif
НАЗВАНИЕ
Tell me, where we draw the line?
УЧАСТНИКИ
William Higarden, Joseph Higarden
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
9 января 1443 года, графство Йелоншир, Хайбрэй
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Джозеф Хайгарден собирается отправиться в столицу, чтобы принять участие в королевском совете. Однако в Йелоншир неожиданно приезжает Уильям Хайгарден, которого граф не видел уже несколько лет. Казалось бы, воссоединение двух братьев - это радостное событие, однако так ли оно на самом деле?

Отредактировано Joseph Higarden (2017-04-18 22:13:40)

0

2

Эшмарк. Столица графства Йелоншир, родовое гнездо дома Хайгарденов.
Зима этого года была особенно тяжёлой. И не только потому что сама территория располагалась на севере региона, но скорее повлиявшая на всех война. Сначала с Фйелем, а затем и внезапны конфликт с Орллеей, заявившей о своей независимости едва только стоило королю покинуть этот мир. Конечно, свой отпечаток накладывался и на людей, которым предстояло как и всегда жить и преодолевать возникающие трудности. Несколько лет назад Уильям отправился отсюда в описках собственной судьбы и становления своей жизни и вот пришло время вернуться назад, тем более что вскоре в столице должен собраться королевский совет и он намеревался отправиться туда для того что бы как и всегда защищать своего короля от возможных конфликтов или заговорщиков. Забавно, многие могли бы назвать его ручным псом Эдуарда, однако это было не так. Многие не знали настоящей картины происходящего и об этом могли узнать лишь немногие.
Едва только закончилась война и у Уильяма появилась возможность распоряжаться своим временем по своему усмотрению, он сразу же отправился туда, где провёл, по его мнению, лучшие годы своей жизни. Путешествие заняло не мало времени и сил, кошель изрядно исхудал за последние месяцы, однако теперь наконец можно было вздохнуть куда свободнее, потому как уже скоро показались знакомые очертания ландшафта, что всегда окружали и будут окружать Эшмарк.
Медленно проходя по извилистым дорогам, Уильям направил коня в сторону крепости, что находилась на небольшой возвышенности, окружённая весьма добротной и высокой каменной стеной. Жизнь здесь всегда кипела: солдаты тренировались и следили за порядком на своих постах, кузнецы занимались оружием или подковами для лошадей, конюшие ухаживали за лошадьми, и между ними время от времени бегали пажи или слуги. Всадника узнали ещё издалека, после чего кто-то из дозорных отправился сообщить о внезапном госте хозяину крепости, Джозефу Хайгардену, главе дома и графу Йелоншира.
Стоило Уильяму пройти через открытые ворота внутрь, как сразу же попал под пристальное внимание, потому как далеко не каждый день видишь перед собой объявившемуся спустя несколько лет сводного брата своего господина.

- Вот уж не ожидали вашего появления, милорд, - к всаднику сразу же подошёл один из конюших, принимая поводья коня, обращаясь к нему с явным удивлением, - вашему брату сообщили что вы погибли в прошлом году в одном из сражений, а вы вот... Живы.

- У врагов просто не хватит солдат для такого как я, - спрыгнув на землю, ответил ему Уильям, явно находясь в приподнятом настроении, даже слегка похлопав мужчину по плечу, - им придётся собирать целую армию на одного меня. Согласись, это было бы слишком не практично, верно? Сделай всё что необходимо, завтра утром я выезжаю в столицу. Джозеф здесь?

- На сколько я знаю да, милорд. У себя в кабинете. За животину не беспокойтесь, уж я за ней присмотрю.

Убедившись в том что у благородного животного будет всё необходимое, Уильям поправил меч на поясе, одёрнул плащ и направился прямиком в саму твердыню, главное здание что являлось не только цитаделью крепости, но и всем необходимым для жизни и функциональности. Там, пройдя через крыло стражи, а затем и слуг, он и остановился перед дверью, что служила надёжной защитой в случае самых непредвиденных событий. Медленно переступив через порог открытой комнаты, Уильям наконец оказался перед своим братом, что находился около массивного стола, на котором лежала широко раскрытая карта всего региона.

- Джозеф... Полагаю, не ожидал встречи? - тон голоса был беззлобным, скорее безэмоциональным, хотя и было видно что ему скорее всего было приятно видеть своего родственника живым и здоровым.

+1

3

Хотя Йелоншир и находился на самом севере герцогства Хайбрэй, зимы здесь не отличались суровостью. Горы, расположенные на севере, отчасти помогали сдерживать холодные, продувающие насквозь ветра, поэтому жители графства не страдали от сильных и изнуряющих морозов. Однако недавняя война с Фйелем сильно ударила по экономике региона, хотя бы потому что королевство было близким торговым партнером Йелоншира, который долгие годы поставлял туда местный лес и вооружение. Конфликт мог длиться годами, нанеся непоправимый урон экономике земель, однако завершился также неожиданно, как и начался. Конечно, теперь нужно было попытаться возродить нарушенные связи, а также продать излишек продукции другим регионам. Лесники и кузнецы нередко жаловались ему в своих письмах о том, что склады их переполнены, а продукция лежит без дела и портится. И теперь, когда казалось бы, жизнь в Йелоншире вот-вот наладится и пойдет своим чередом, приходит весть о том, что Орллея намеревается отделиться. Поставлять туда свои товары теперь тоже временно было нельзя. Однако получив вести о скором совете в Хайбрэе, Джозеф надеялся, что конфликт можно решить быстро, если вовремя принять решительные меры.
Настроение графа полностью отражало текущую ситуацию и было, мягко сказать, не слишком хорошим. Поэтому когда в его кабинет, запыхавшись, вбежал один из слуг, он был готов услышать все что угодно.
- Что случилось, Маркус? - спросил Джозеф, пытаясь держать тон своего голоса безмятежным и безразличным, - Полагаю, повод серьезный, раз ты решил ворваться ко мне в кабинет, не дожидаясь, пока я тебя приглашу. Выкладывай, зачем пожаловал.
- Ваш брат, милорд, - Маркус видимо торопился, поэтому сильно запыхался и говорил теперь отрывисто, жадно глотая воздух, - Прибыл только что к стенам Эшмарка.
- Он сказал, что ему нужно? - спросил Джозеф. Вот уж верно выражение, что беда не приходит одна. Граф не видел своего сводного брата уже несколько лет, а в прошлом году и вовсе начали ходить слухи, что Уильям погиб в одной из битв. Будь Джозеф хорошим братом, он наверняка бы отправил своих слуг разузнать о судьбе своего родственника или хотя бы попытаться отыскать его останки, чтобы отправить и захоронить их в родном склепе. Вот только Хайгарден весьма посредственно относился к родственным связям, поэтому он предпочел проигнорировать слухи. В конце концов его вообще мало волновало жив его брат или мертв, пока тот не появлялся ему на глаза.
- Мне не удалось поговорить с ним, милорд, - ответил Маркус, - Только заприметив его, я сразу же отправился известить вас.
- Весьма благоразумно. Спасибо за сведения, Маркус, ты можешь идти.
Джозеф дождался, пока слуга скроется за дверью, а после поднялся с места. Он медленно прошелся по периметру своего просторного кабинета, раздумывая, зачем Уильяму понадобилось возвращаться домой. Граф не сильно удивился, узнав, что его сводный брат жив. Люди постоянно выдумают какие-то новые сплетни, такова их натура, Джозеф же предпочитал верить только подтвержденным фактам, а тела Уильяма он так и не увидел. Все, что ему остается теперь - это хотя бы попытаться быть гостеприимным с человеком, которого он считал виновным в смерти его матери. Сколько лет было бы отпущено Анне Свон, если бы не этот выродок, появившийся в один из дней на пороге их дома? Конечно, в первую очередь стоило винить отца, который не смог совладать со своей похотью, но теперь его нет. Уильям же - живое напоминание о тех событиях, поэтому видеть его перед собой вновь Джозефу совсем не хотелось. Однако не все в жизни складывается так, как мы желаем.
Уильям не заставил себя долго ждать. Не прошло и получаса, как он оказался на пороге его кабинета.
- Я слышал, что ты умер, Уильям, - неспешно произнес Джозеф, переводя свой взгляд с карты, лежавшей на столе, на брата, - Ходили слухи, что тебя убили в одном из сражений. Не припомню в каком именно. Признаться, я сначала хотел отправить своих людей, чтобы они отыскали твое тело и похоронили в семейном склепе. Но потом подумал, что истинный воин должен быть погребен там, где его убьют, - тон его голоса по-прежнему был спокоен и безразличен, однако на лице его появилась легкая ухмылка, - Впрочем, я вижу, судьба к тебе благосклонна. Позволь поинтересоваться, зачем ты пожаловал в Эшмарк? Не сочти за грубость, мы всегда рады видеть тебя, просто гость ты нечастый, поэтому я смею предположить, что ты прибыл сюда с какой-то целью. Присаживайся, - Джозеф движением руки указал на кресло, стоявшее напротив стола, - Может быть желаешь вина или чего-нибудь из еды?

+2

4

- Эта земля просто полнится от различных слухов, - спокойным тоном ответил Уильям, принимая приглашение и садясь напротив, - Я бы не отказался что-нибудь выпить, всё же путь сюда был весьма долгим и не прошёл без определённых последствий. К слову, сожалею о твоей утрате. Когда это случилось? И из-за чего? Впрочем, наверняка тебе тяжело об этом вспоминать, поэтому можешь не отвечать. В конце концов я проделал весь этот путь не поэтому. На самом деле было действительно тяжело.  бы даже сказал жарко, - словно бы вспоминая недавние события, Уильям несколько изменился  в лице, но продолжил всё так же спокойно и размеренно, - ты правильно поступил, Джозеф. Я, как видишь, жив, а кроме пыли твои люди ничего бы не нашли, да и вряд ли бы вернулись домой, ещё и неизвестно когда. Если вдруг интересно, это произошло примерно в этом районе, - Уильям показал пальцем на границу между Хельмом и Фйелем, недалеко от местечка Трансуол, - вот там и должен был прерваться мой жизненный путь, если бы не помощь некоего Ричарда Колдуэлла, капитана королевской гвардии. К слову, - Уильям сел удобнее, запрокинувшись и положив ногу на ногу, - он отметил меня и потому завтра я отбываю в столицу. Судьба дала мне шанс стать одним из королевских гвардейцев... Быть в столице, прямо рядом с королём и защищать его, - данную фразу он проговорил с определённой долей благоговения и гордости, тем более что многие прекрасно знали о его верности и лояльности короне, - кстати говоря благодарить за это я должен именно тебя, Джозеф.

Пребывание в месте, которое стало для тебя домом и где, хоть и не всегда, к тебе относились с определённой заботой и вниманием, вызывало определённые мысли и навеивало множество воспоминаний. Похоже, пришло наконец время поговорить братьям максимально откровенно и открыто, ведь от части эта встреча могла повлиять и на весь род Хайгарденов в целом, а Уильям считал себя благородным человеком и благодарным за возможность внести свою хоть частичную лепту, исправляя от части и прошлые свои грехи, содеянные не только из-за рождения и своего статуса. Поэтому набрав в грудь побольше воздуха и выдохнув так, словно бы избавляясь от тяжёлого бремени, Уильям решил продолжить и перейти к теме, уже давно преследовавшей его.

- Прежде чем приступить к этому разговору, хотелось бы спросить тебя как отреагировала Элен на мою "помощь", которую я оказал её дочери, нашей племяннице. Наша сестра наверняка написала тебе про то как я поступил, когда в последний раз был в Лирэфии, на балу где Лукреция "вышла в свет". Наверняка она описала меня как страшное чудовище, что продолжает нарушать все законы гостеприимства и ставя под сомнение древние традиции одним своим видом, верно? Я не виню её в этом, но вот в чём суть... - здесь Уильям несколько прищурился, как бы уточняя сам момент и его значимость, - неужели она думала что я оставлю маленького ребёнка на растерзание всей этой публике, которая так страстно ждала появления девочки в зале? Что мне оставалось делать? Разумеется я вступился за неё самым естественным образом и сопровождал её в от вечер. Жаль что нам с Элен не удалось увидеться, нам бы наверняка нашлось что сказать друг другу. Ты можешь сказать что мне не понять этого потому что у самого нет детей, но знаешь что я тебе хочу сказать на это? я решил положить конец разгульной жизни и наконец остепениться. От части из-за благодарности нашему отцу, который не вышвырнул меня с матерью за дверь, а наоборот приютил. Прости... - здесь он резко остановился, решив что задел брата за живое и дальше говорить об этом не следует, - Не смотря на наши разногласия я одинаково отношусь к вам и в равной степени уважаю своих брата и сестру, ведь вы всё-таки мои родственники. Знаешь, война меняет людей. Стоит разок оказаться на волоске от смерти и приоритеты сразу меняются. Я действительно решил что пришло время измениться и внести свой вклад в развитие, чёрт возьми, нашей семьи. Что скажешь об этом?

+1

5

- Здоровье Лилиан никогда не отличалось особенной крепостью, - ответил он, взмахом руки подзывая своего подчашего, - Пленение нашей дочери сломило ее и без того слабую натуру. Подайте нашему гостю бокал вина, будьте любезны. Заодно и мне налейте, - он отвлекся, обращаясь к подошедшему слуге, но уже через мгновение продолжил говорить так, словно рассказывал о недавней охоте, а не о смерти жены, с которой прожил бок о бок большую часть своей жизни, - Такие несчастья случаются. Время от времени.
Он принял бокал из рук виночерпия и сделал небольшой глоток, обдумывая сказанные Уильямом слова о его благополучном спасении и новом назначении. Нельзя сказать, что он был рад услышать о них, однако и особого раздражения они у него не вызвали. Его брат уже давно живет своей собственной жизнью, а его воинские заслуги наконец-то были замечены короной. Наверное, стоило порадоваться за своего брата, хотя бы потому что теперь он будет реже появляться в Йелоншире. С другой стороны - стоит Хайгардену приехать ко двору, и ему придется наблюдать Уильяма практически повсеместно, а это довольно сомнительное удовольствие.
- Значит мне стоит поблагодарить некоего Ричарда Колдуэлла за твое спасение? - он ухмыльнулся, сделав глоток вина, - Обязательно сделаю это при первой возможности, - Надо же, оказывается, его брат действительно мог бы благополучно умереть, если бы не капитан королевской гвардии. Печально, конечно, но неисповедимы пути Господни. Опыт общения с братом показал Джозефу, что избавиться от него не так просто, как может показаться на первый взгляд. Возможно их судьба сложиться так, что Хайгардену придется всю жизнь терпеть эти нахальные и бесцеремонные появления незаконного отпрыска своего отца. Может ему стоило перестать исполнять обещания людей, которых не оправдали его ожиданий. Тогда он бы без проблем смог избавиться и от Уильяма, и от Освальда при необходимости.
- Понятия не имею, о чем ты говоришь, - сказал он, отвечая на длинную речь Уильяма по поводу какого-то происшествия, случившегося в Лирэфии, - Нынче мы не состоим в переписке ни с Элен, ни с Адриано. Думаю, нет необходимости объяснять причины? - упоминать в этом и без того малоприятном разговоре еще и плененную Роуз ему сейчас хотелось меньше всего. Впрочем, в список неприятных тем можно было благополучно отнести всю семью Грациани.
Нашей семьи... Признаться, Джозеф чуть не поперхнулся, услышав эти слова от своего ненаглядного братца. Надо же, мало того, что у него хватило наглости заявиться к нему на порог без всякого предупреждения, так теперь он еще и возомнил, что Джозефу есть до него хоть какое-то дело. Сделав небольшой глоток вина, Хайгарден удивленно приподнял брови, с изумлением взглянув на сводного брата.
- Прости, Уильям, но я бы на твоем месте не торопился вносить вклад в нашу семью, - медленно проговорил он, делая акцент на слове "наша", - Все-таки, я думаю, ты понимаешь, что ты бастард. Был им и остаешься, несмотря на то, что отец когда-то узаконил тебя. Ты вполне можешь создать собственную семью, но частью нашей никогда не будешь. Я надеялся, что ты осознаешь реалии своего положения. Прискорбно осознавать, что я ошибался, - он выдержал мимолетную паузу, чтобы перевести дух. Джозеф говорил совершенно спокойно, однако подобная выдержка далась ему нелегко. Несмотря на наглое поведение Уильяма, показать свое раздражение граф не мог. Холодное равнодушие - единственное, что может увидеть Уильям, взглянув на брата. Если будет чуточку проницательнее, чем обычно, то может быть поймет, что ему тут не рады и никогда рады не будут.
- Так значит, ты решил жениться, - продолжил Джозеф, поглядывая на дно своего бокала, где еще оставалось немного вина, которого хватило бы еще на пару глотков, - Уже выбрал себе подходящую невесту? Если нет, то мы вполне может поискать девушку, соответствующую твоему статусу, в землях Йелоншира. Думаю, незаконнорожденных отпрысков у местных баронов предостаточно. Вряд ли ты можешь рассчитывать на большее.

+1

6

Конечно, Уильям был человеком прямолинейным и особо не отличался опытом совместной семейной жизни по причине того что попросту не был женат, однако подобное равнодушие со стороны Джозефа вызвало у него весьма сильное негодование. Как можно говорить о своей супруге, которая покинула этот мир, на столько отдалённо и без какого-либо интереса? Это ему было совершенно непонятно и вряд ли когда-то будет ясна такая позиция, в конце концов он не знал как складывались их отношения и потому не ему судить своего брата, который к тому же был ещё и на десяток лет старше него самого. Поэтому сам рыцарь попытался думать о чём-то другом, тем более что им было что вспомнить и затронуть.

- Этот человек действительно достоин того что бы его уважать. И далеко не только потому что я обязан ему жизнью. Пока в окружении короля находятся такие люди, Его Величеству точно ни что не угрожает. По крайней мере если говорить о явных врагах, которых можно увидеть с ходу, не прибегая к различным интригам. И нужно сказать, - Уильям сделал глоток, - прекрасно вино, Джозеф - отметив про себя его великолепный вкус, и продолжил, однако уже не так как то требовалось, едва только его брат закончил свою речь о том кем же в действительности является сам Уильям и что действительность всего действительно такова как он только что услышал, - знаешь, я прекрасно понимаю что здесь мне совершенно не рады и вряд ли мне удастся когда-нибудь изменить своё положение, по крайней мере в данный момент это совершенно невозможно. Но скажи мне, по твоему от одной только чистоты крови следует судить о человеке и заранее ставить на нём крест? За это время что я пробыл в сражениях неизвестно где, поверь мне,  видел всякое. И знаешь что я тебе скажу? Никогда не следует делать о человеке мнение пока не увидишь его сущность. Я понимаю что здесь не поле боя и сейчас не война, нон мне никогда не понять всего этого, уж прости, - ссориться с Джозефом, в особенности здесь, в месте где вырос сам Уильям, он не хотел, хотя и пытался донести до него эту казалось бы простую истину относительно всего того что думает сам по отношению к разделению людей по сословиям только по их рождению и социальному статусу, однако ему никогда не нравилось высшее общество, по крайней мере по части самих простых человеческих чувств и эмоций, а уж все интриги, сопутствующие всему этому и вовсе были больше его понимания. Вот почему ему гораздо привычнее быть среди простых солдат, которые не гнушаться говорить то что думают о ком бы то ни было, - ты, конечно же, прав. Прав во всём, без сомнений. Я действительно погорячился, видимо, а потому надеюсь что мы забудем об этом недоразумении с моей стороны.

Вопрос брака был для Уильяма так же весьма актуальным и чуть ли не первостепенным, а потому как бы там ни было, своими мыслями он хотел поделиться со своим братом. По крайней мере узнать его мнение будет не лишним, тем более что он может дать какой-нибудь дельный совет, безусловно. Тем более что не смотря на то как к нему относился сам Джозеф, можно было надеяться хотя бы на то что слова о браке могли бы возыметь хоть как-то и пускай мимолётно, но попытаться вызвать в нём хоть толику внимания по отношению к самому себе. Но было ещё кое-что, о чём Уильям собирался поговорить с графом Йелоншира. И это касалось непосредственно самих земель, в особенности Зелёного Холма.

- Перед тем как мы закончим, хотелось бы решить ещё кое-что. Перед тем как отправиться в столицу я был в крепости, которая досталась мне, Зелёный Холм, и хочу сказать что в течении следующих нескольких сезонов уменьшатся поставки дерева. Я думаю,
нам следует немного повременить с этим и дать природе восстановить свои запасы. Никогда не думал что стану когда-нибудь разбираться в экономике и вести дела целого города...
- с этими словами он слегка усмехнулся, сделав ещё глоток, после чего продолжил более серьёзным тоном, - а ещё, Джозеф, я хочу когда-нибудь стать бароном. Знаешь, война и правда меняет людей, а так... - Уильям хотел продолжить, сказать что если это случится, то его брат будет вынужден обратить на него внимание, пусть не как родственник, но как минимум как сюзерен, вассалом которого может стать рыцарь короля. И это имело для него большое значение, - Не беспокойся, я постараюсь появляться в Эшмарке исключительно по делам, касающимся положения дел. Или присылать людей. Как бы то ни было, но я всё-таки надеюсь что когда-нибудь ты признаешь меня своим братом. Это действительно важно для меня. И я хочу что бы ты это знал.

Во многом можно было упрекнуть Уильяма Хайгардена, особенно за его дерзость и наглость в определённых вопросах, но не смотря на прямоту своих суждений, он привык говорить обо всём максимально искренне. Тем более что в душе он действительно надеется на то что титул может помочь ему добиться признания со стороны Джозефа. Это было средством для достижения цели, хотя и не совсем стандартным.

- Разреши спросить тебя, - перед тем как закончить разговор и передохнуть, Уильям хотел узнать ещё кое-что, больше скорее из интереса, нежели в практических целях, - что ты думаешь о ситуации с Орлеей? Хотелось бы узнать мнение не человека, который занимает какую-то определённую должность при дворе, но своего брата, хоть ты и не разделяешь этого определения. А ещё, разрешишь мне занять какую-либо комнату и отдохнуть? Я отправлюсь в столицу завтра утром.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Tell me, where we draw the line?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC