HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Никакой политики. Лишь старомодная месть.


Никакой политики. Лишь старомодная месть.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2s3g2.gif http://funkyimg.com/i/2s3g4.gif
●    ●    ●    ●   ●    ●    ●    ●    ●    ●
НАЗВАНИЕ
Никакой политики. Лишь старомодная месть.
УЧАСТНИКИ
Edward Barateon & Samira Arren
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Атлантия, Латиф / конец мая, 1443 год
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
— Иногда мне кажется, что мы самая плохая семья в городе.
— Может нам стоит переехать в город побольше? (с)

●    ●    ●    ●   ●    ●    ●    ●    ●    ●
Семейные встречи — это не только трогательно и мило, но и невероятно полезно. История о том, как спадают ненужные маски, плетутся интриги и крепнут родственные отношения.

Отредактировано Samira Arren (2017-04-23 17:42:57)

+2

2

Прошло уже достаточно времени с момента нападения, чтобы я полностью окреп и приступил к выполнению своих обязанностей с куда большим рвением, нежели было раньше. Уж пока не знаю, кто стоял за этими нападениями, но если целью было убийство или уничтожение духа – заказчик сильно просчитался. Трех стрел оказалось мало. Я начал действовать еще решительнее. И если до того Атлантия не сильно ощущала присутствие гасконского советника на своих землях, сейчас все изменилось. Я был намерен найти предателей, и открыто давал это понять. Пусть ждут и опасаются. В спешке люди всегда совершают ошибки. Помимо всего прочего, я начал поиски союзников, верных не столько короне, сколько идеям и стремлениям юго-восточного герцогства. Одним из таких союзников я всегда считал дом Тайланов, который, благодаря связям с Арренами, можно было считать родственным. Я не был тесно знаком с графом Аджманшира, но сейчас был намерен исправить это досадное упущение. Сегодня его ждут новости. Впрочем, все новости подождут. Пока я стоял на входе дворца Арренов в Латифе, в ожидании не столько союзников, сколько родственников, желающих поздравить нас с леди Аррен с рождением первенца. Ожидалось, что граф и графиня прибудут только через несколько дней. Однако утром мои гвардейцы сообщили, что процессия Аджманшира пересекла границы города. Что ж, мы были готовы достойно принять наших гостей, пусть леди Аррен во дворце на данный момент не было (должна вернуться чуть позже, гостей все-таки не ждали). Как только послышался рокот копыт, я тут же сомкнул руки за спиной и выпрямился, встречая прибывших гостей в привычной мне серьезной манере, при исконно воинской осанке и подаче. Как только карета остановилась, я тут же подошел ближе. Однако, к удивлению, там я увидел только Самиру Аррен – сестру Ильхана. Тем не менее, ничуть не растерялся, и лично подал руку, помогая даме выбраться на свежий воздух.
- Графиня, - поприветствовал я родную тетушку Роксанны, после чего улыбнулся и наклонился, коснувшись губами ладони гостьи. Судя по тому, как засуетились приехавшие с процессией прислужники и гвардейцы, кроме самой Самиры, больше никого ждать не приходится. – Как давно мы виделись с Вами. Вы ничуть не изменились, только похорошели. Добро пожаловать в Латиф! – полагаю, Самира была тут, и не единожды. Но, так или иначе, она уже давно является гостьей на землях, где родилась. С этими словами, я улыбнулся и указал рукой на вход во дворец. Попутно кивнул своим прислужникам, чтобы помогли с вещами. - Вы рано, мы ждали вас только через два дня. Увы, леди Аррен сейчас нет. Она вернется чуть позже, а пока что честь развлекать Вас оказана мне. Ваш супруг задерживается?
Я был знаком с Мурадом Тайланом лишь поверхностно, но и благодаря тому, что слышал, умудрился сложить весьма добрые впечатления об этом человеке. Проведя не один день на флоте, я успел оценить, с каким уважением о нем отзывались моряки. Это и послужило причиной приятия важного решения. Впрочем, об этом потом. Граф Аджманшира дисциплинированный человек, уверен, если бы он по каким-то причинам не смог приехать и вовсе, к родственникам, к маршалу и первому советнику, – он бы сообщил своевременно, и лично извинился. А пока оставалось извлечь выгоду и из того, что в итоге оказалось по факту. Самира Аррен. Казалось бы, примерная атлантийская жена, следящая за поместьем и детьми. Однако если верить некоторым источникам, женщина эта была не так проста. И сейчас я молился Создателю, чтобы информация, которая поступала мне от моих людей, оказалась верной. Как никогда сейчас мне нужны ее связи и ее поддержка. И именно поэтому тот факт, что мы оказались сейчас наедине, ничуть не огорчал.
- Вы верно проголодались с дороги? В малом зале накрыли скромный стол. Перекусите и пойдете отдыхать. Для Вас выделили лучшие гостевые покои, - уже направляясь в сторону малого зала, вполне доброжелательно произнес я. Опять же, этот дворец, принадлежащий Арренам, Самире должен быть знаком. Хотя бы из детства. Тем не менее, как услужливый хозяин, я позволял себе указывать даме дорогу.  – Рад, что вы все же изъявили желание навестить нас. Как раз собирался написать пригласительное письмо. Но очень вовремя пришло ваше. Нам есть о чем поговорить. Но все по порядку. Сперва трапеза!

+1

3

Самира Аррен не любила море. Слишком бурное, слишком непокорное, слишком бездонное. Они не поладили еще в детстве, когда безобидная я прогулка на лодке, в коею завлек её брат, обернулась несчастьем, как следствие девичьей непоседливости и неловкости. Даже спустя годы женщина помнит, как соленая вода захлестывала её с головой, а ледяной холод окутывал каждую клеточку тела, утягивая на темное дно. Если бы не Ильхан, где бы она была сейчас? Если бы не Ильхан, не пришлось бы и жертвовать красивым платьем, но разве думаешь об этом, находясь на волос от гибели? Нет, он был для нее исключительно спасителем, а море не стало добрым другом, заставляя любоваться своей красотой издали. Не мудрено, что прибрежный Латиф никогда не пользовался расположением младшей Аррен. Не мудрено, что она предпочитала далекие провинции, полные зелени и цветущих садов морскому воздуху и свежей прохладе. Но чем сильнее были прошлые притязания, тем сильнее была ностальгия Самиры в настоящем. Жизнь совершила нелегкий кульбит, отразившийся на и без того бледном лице графини полотнецкой бледностью. В глазах поугасла былая искра, на душе запеклась рваная рана кровавой коркой. Смерть детей пошатнула столпы уверенности женщины и заставила оглядываться, искать помощи где-то позади, потому как путь вперед порос страхом и терновыми ветками сомнения. Они не давали сделать шагу, они цепляли ноги, распарывали в мясо каждый шаг. Они не давали опомниться и не давали забыть. Впервые за столь долгое время она чувствовала себя настолько растерянно, настолько беспомощно, что бежала прочь от самой себя; искала утешения в воспоминаниях.

Самира Аррен не любила море, но именно у моря искала опоры. Сначала в родном графстве, потом, поддавшись уговорам супруга, там, где провела всю свою юность. Преследовавший свои цели, Мурад убедил жену, что смена обстановки несомненно пойдет ей на пользу, а общение с племянницей и недавно рожденным внуком, благотворно повлияет на эмоциональное состояние. Она и не возражала особо, беспокоясь только о состоянии самого графа, что еще недавно был в лапах чумы, и сына, которому, на время их отсутствия придется принять ответственность за Аджманшир, а ведь и он едва-едва оправился от смертельной болезни. Мучавшаяся больше месяца от неизвестной хвори, о себе Самира совсем не думала, но сняв, наконец, траур собралась в путь. Её карета выдвинулась в сторону границы с Глостерширом раньше, чем ожидалось, но едва ли кто-то стал возражать против этого. По благовидным предлогом графиня отбыла из Аджманшира без супруга, но всем было ясно, что эти пару дней нужны ей как воздух; привести в порядок мысли, чувства. Внутри все еще бушевал нестерпимый огонь утраты и разъедал мечущуюся душу. Горло все еще сдавливали пальцы болезненного отчаянья. О, нет, Самира Аррен не любила море, но именно у моря она искала утешения.

Латиф совсем не изменился с той поры, как она была в этих краях последний раз. Все те же дороги, все те же улочки, которые удалось узреть беглым взглядом. По конец пути женщина утомилась и без особого рвения глядела в небольшое окошко, пообещав себе, что обязательно прогуляется по городу, как только будет возможность и время, а пока хотелось верить, что для Роксанны с её достопочтенным супругом, ранний приезд не станет обременительным. В любом случае, Эдвард Баратэон был весьма учтив и встречал её со всей своей благородной выдержкой, не забывая о хороших манерах и хорошем тоне, помогая ступить из кареты на землю. Сжав его ладонь чуть сильнее, чем оно того стоило, Самира успела сделать глубокий вдох и оправить юбку платья, прежде чем встретиться с проницательным мужским взглядом, — Граф, — женщина едва склонила голову и бледные губы искривились в слабой улыбке. Тихого смешка почти не было слышно, но в глазах можно было прочесть каплю доброй иронии, — Виделись мы с Вами, действительно, давно, а свои навыки льстеца Вы так и не подтянули, — был ли смысл искать умысел в дежурных фразах? Был ли вообще смысл в этой показной учтивости? Порой это так тяготила и сейчас Аррен не могла дождаться, когда можно будет сбросить не нужную маску и спокойно выдохнуть. В конце концов, она приехала в родной город, пусть и в качестве гостьи, а граф Бэйлоршир, хоть и был знатным человеком, но являлся ей родственником. Весь этот моцион можно сократить до пары фраз о погоде, опустив прочую ерунду, — Надеюсь, я не сильно смутила Вас своим приездом? — вернув себе руку, женщина споро заправила выбившуюся прядь волос обратно в прическу и не спеша проследовала за хозяином сей встречи, — Мой муж едва оправился от болезни. Мне хотелось лично проверить, как здесь все… — увы, она была не в том состоянии, чтобы искать поводы и причины, но Эдвард не был глупым человеком, как показалось Самире, и должен был все понять. Может, позже, в более доверительном беседе, она поделится с ним тем или иным, но сейчас не было в этом абсолютно никакого смысла, — Не подумайте, что я не доверяю, Вам, граф. Мне так спокойнее, — без ложного лукавства, — Он будет к сроку. Будьте уверены.

Их путь пролегал через коридоры и залы, которые были ей знакомы, словно два пальца, но ведомая за графом, словно овечка, графиня кивала головой и не позволяла себе излишне крутить головой, удерживая на лице полуулыбку. Еще в начале пути она скинула в руки своей служанке расписную накидку и жестком руки указала следовать за остальной прислугой, дабы избавить себя от лишней суеты вокруг. И так достаточно, — Вы быстро освоились, — без  всякого упрека подметила женщина. Любое владение не должно оставаться без присмотра, от того отрадно, что Глостершир не впадет в смуту, ежели что, — Приятно видеть, что ставка Ильхана сыграла. Признаться, мой брат совсем не умеет играть в политику. Даже удивительно, что на его пути появились Вы, — чего скрывать, в некоторых вопросах её брат был абсолютным тюфяком, идущим на поводу у окружения. На месте Баратэона мог оказаться кто угодно, посуливший блага и счастье его дочери, и кто знает, как бы сложилось в том случае. Пути Всевышнего неисповедимы. Кто знает, что уготовил нам отец-создатель? — Благодарю, — приняв помощь  в предоставлении стула, Самира поудобнее устроилась за столом и подождала, пока граф займет свое место, прежде чем продолжить. Серые глаза сверкнули в свете  солнечных лучей из окна, — Я так и не поздравила Вас с рождением сына. Надеюсь, небеса даруют ему долгую жизнь, а Вам благость.             

Отредактировано Samira Arren (2017-05-15 20:34:22)

+1

4

- Льстеца? Оскорбляете, графиня. Я говорю чистую правду. Но ничего, мы с Вами еще плохо знакомы. Вскоре Вы узнаете, что я достаточно прямолинеен. И лесть мне не присуща, - только по особым поводам. И глазом не моргнув, тут же улыбнулся я Самире, после чего провел пальцем по бороде, и указал ей дорогу к поместью. Что плохого в учтивости? Особенно если вызвана та не столько манерами, сколько уважительным отношением к гостье и искренним восхищением! Не имея склонности недооценивать женщин, я с интересом слушал те редкие сплети, что доносились о графине Аджманшира. И если кого-то они пугали, меня побуждали разгораться любопытством и искать подтверждение всем словам. Сегодня этим и займемся. – Я ни сколько не сомневаюсь в Мураде Тайлане, графиня. Именно поэтому оказываю ему такое доверие. Значит, будем ждать. Мы найдем, как себя развлечь.
Сомкнув руки за спиной и улыбнувшись уголками рта, я двинулся вперед, показывая графине места, которые и без того должны были быть ей знакомы. Как только мы оказались в коридоре, я заметно сбавил темп, позволяя женщине вырваться вперед. Вести самой. Вести и попутно осматривать стены, которые, несомненно, не единожды радовали ее своим гостеприимством в детстве. Вскоре мы дошли и до малого зала, в котором, в честь прибытия знатной гостьи, накрыли небольшой, но довольно разнообразный по трапезе, стол. Стояло вино, притом, как из бэйлорширских, так и из местных погребов. Прислужницы поспешно заканчивали все приготовления. Азиз, управляющий поместьем, лично разлил вино по кубкам. Наконец-то мы остались одни. Я уселся на свой высокий стул с подлокотниками. Как и положено: по-хозяйски. Словно это место, это поместье, всегда было моим. Чувствовал я себя здесь уверенно, вне всяких сомнений. И если поначалу атлантийская атмосфера была чужда мне, я скучал по дому (несмотря на то, что Бэйлоршир был яркой золотой серединой между западом и востоком, впитав в себя все самое лучшее и впечатляющее от обеих культур), сейчас ситуация определенно изменилась. Привык быстро, и так же быстро научился пользоваться собственными привилегиями, как зять графа Глостерширского и первый советник герцога. Да, скромным я определенно не был. Да и стоило ли? Союз между Арренами и Баратэонами был заключен и для того, чтобы Глостершир оказался в надежных руках.
- Что-то мне подсказывает, что Вы недооцениваете своего брата. Ильхан – достойный человек и, поверьте, он сразу рассмотрел все преимущества этого союза, - улыбнулся я графине. Довольно непривычно слышать критику женщины в сторону мужчины. Тем более что касалось политики. Я знал Ильхана, мы всегда  с ним вели активную переписку, и едва ли он заслуживал подобный укор. Напротив, здравые мысли этого человека и сохранили Глостерширу его прежнюю жизнь, даже несмотря на все невзгоды, из-за которых многие регионы Атлантии оказались на грани нищеты. – Благодарю Вас за поздравление, миледи. За Эмира Баратэона! Новоиспеченного виконта Глостерширского, – с этими словами я отсалютовал гостье кубком. Слишком важный тост для того, чтобы отказаться выпить. О присвоении Эмиру титула виконта знали совсем немногие, официальное представление наследника этих земель было еще впереди. После этих слов я сделал несколько глотков вина, и тут же почувствовал знакомые приятные нотки. Бэйлорширское. Поставив кубок на стол, я вновь облокотился о спинку стула, и посмотрел на Самиру. – Ваши прямолинейные рассуждения лишь подтверждают все те слова, которыми Вас не стесняясь описывают в Аджманшире и за его пределами. Не удивляйтесь. Я же первый советник герцога. Моя обязанность все знать, - тут же отметил я, предотвращая поток потенциальных вопросов. Не от каждого услышишь такие откровения, но уж я умел выуживать нужную мне информацию. И особенно был приятно узнать, что Аджманшир в руках надежных людей. Что касается и графа, и графини. Не то, чтобы я сомневался в семье Роксанны, однако… Доверяй, но проверяй. – Так насколько Вы ориентируетесь в происходящем, м? В регионе. В государстве. Прошу Вас, будьте откровенны. Сейчас Вы говорите с родственником, который всего лишь хочет узнать Вас получше и найти точки соприкосновения. Для приятно и интересной беседы! Увы, разговор о вышивании или о чем-то подобном, я поддержать не смогу.   

+1

5

Разговор плыл плавно, неторопливо, без резких скачков и внезапный поворотов. Самира терпеливо выдерживает паузы, заполняя их эмоциями и жестами, граф отвечал тем же, прочно удерживая нить в своих руках. Они никуда не спешили, от того Аррен довольно лениво осматривала знакомые стены, цепляясь взглядом за, казалось бы привычные, но давно забытые мелочь, задерживала взгляд на слугах, пристально улавливая каждое чужое движение, и, что самое главное, без особого стеснения разглядывала самого Баратэона, первый раз оказавшись с ним в подобной уединённой обстановке. Грех не воспользоваться шансом, когда он сам плывет к тебе в руки. Грех не изучить того, кто достался тебе в союзники. Визуализация никогда не играла последней роли. Особенно для графини Аджманшира, — Я слишком хорошо знаю своего брата, — женщина чуть прищуривается, в понимающем жесте склоняя голову набок, — И никоим разом не сомневаюсь в его разумности, — в иных качествах — да, но ведь они встретились не для того, чтобы перемывать косточку бедному хозяину здешних земель? В конце концов, капля такта в Аррен присутствовала и переступать лишнюю черту она не собиралась, — Раз уж он обрёл такого сильного и надёжного защитника, значит не так безнадежен, Мне остаётся только порадоваться.

Граф Бэйлоршира не просто излучал уверенность — он пылал ею. На его благородном лице, черты которого атлантийцы бы возвели в разряд эталонных, не было ни тени сомнения или беспокойства, а твердый взгляд, должно быть, заставлял переживать многих собеседников. Будь Самира моложе лет на десять, возможно потерялась бы под этой пристальностью, но опыт и годы играли свою партию, прикрывая тылы и не давая чувствовать себя загнанной в медвежий угол. Подобное встречалось подобным и графиня не пыталась скрыть свою натуру за наигранной атлантийской покорностью. Подобным она займётся через пару дней, когда прибудет достопочтенный супруг, а пока можно дать себе маленькую вольность, — За виконта Глостершира, — мягкий с хрипотцой голос вторит графскому тосту, а растянутые в улыбке губы касаются резного бокала. Вино ароматное, пряное. Небольшой глоток тут же оседает на языке терпимо послевкусием. Самое то для разнообразного на выбор стола. Она не голодна, но не отказывается отведать кусок мяса, оставленный на её тарелке служанкой, минутой ранее скрывшейся в сумраке комнаты. Но едва ли еда сможет отвлечь от беседы, что с каждым витком набирала свой ход.

Да ну что вы, граф. Слухи о моей персоне слишком преувеличены, — хорошие, плохие — Самира слышала всякое, но на то они и слухи, чтобы обрастать нелепицей и небылицами. Аджманшир был более чем лоялен к своей графине, в Глостершире её тепло приветствовали, но за этими пределами были другие земли. И не трудно было представить, что за разговоры стояли за фамилией Тайланов, — Можете все смело делить на два, — лукавство — не большой грех, и его женщина скрывала за елейной улыбкой. Тут главное уметь читать между строк и видеть совсем иной смысл за привычными словами и фразами. Это начинало приобретать интересные очертания, превращаясь из простого разговора во что-то более заманчивое. В конце концов, в вышивании и она была не сильна, а уж поддерживать разговор о подобном — и подавно не умела. Благо, это останется её страшной тайной. Не пристало благовоспитанной даме сознаваться в огрехах собственного воспитания.

Эдвард, — отбросив в сторону остатки жеманности и излишнх церемоний, Самира с нерушимым спокойствием продолжила нарезать кусок мяса на маленькие кусочки. Нож царапал по дну тарелки неприятным металлом, а взгляд с завидным вниманием созерцал это действо, — Я люблю охоту, — и нет, это не попытка узнать друг друга поближе и не минутка откровений, как может показаться на первых секундах, — Но вы слишком долго целитесь, — слишком, для человека слухи о целеустремленности и настойчивости которого бегут впереди него самого, — Я доверила вам свою племянницу, — не пустые и громкие слова, достаточно хоть немного знать Аррен и её отношение к детям (племянники менее любимыми не являлись), — Полагаю, и вы можете довериться мне, — а вот это уже задел для более близких отношений. В конечном счёте, они теперь являлись семьёй. Это что-то да и значит. Разве нет?

+1

6

На слова о слухах я лишь усмехнулся, но отнюдь не спешил следовать советам леди Аррен. Так ли она проста, каковой хочет казаться? Очень надеюсь, что нет. Ибо связи и опыт, коими, согласно тем самым слухам (вернее, донесениям, слухи-то разные ходят), эта женщина обладает, поможет не только мне, но и ее мужу, как только тот приступит к своим новым обязанностям. И все же я не спешил. Не торопился, ибо хлебнул на этих землях сполна. Не то, чтобы я не доверял семье своей супруги, но, что касается Самиры Аррен, то знал я ее, увы, не так хорошо, как хотелось бы. От того эти промедления. От того такой длительный подход, который, казалось, постепенно начал утомлять женщину. Она даже обратилась ко мне по имени, от чего я, отставляя кубок в сторону, посмотрел на нее удивленным взглядом, но тут же улыбнулся уголками губ. Как это… по-семейному.
- Учитывая нынешнюю ситуацию, миледи, в некоторой осторожности нет ничего дурного. Стрелять нужно метко. Иначе рискуешь промахнуться, - спокойно, с легкой улыбкой на устах, протянул я, после чего налил себе еще немного вина. Особенно если учесть, что последние события с неудавшимся покушением произошли именно на землях Атлантии, в моей осторожности и вовсе нет ничего удивительного. Нужно знать и понимать, кому ты раскрываешь столь важную информацию.
Но сейчас проверить невозможно. И в данной ситуации мне предстояло просто принять решение: готов ли я довериться тетке своей супруги или же лучше отстраниться? Готов ли сделать шаг вперед, или так и сидеть с кубком вина в руке, но без должной поддержки и информации. При таком раскладе все становилось очевидным. Не забавы ради я выбрал Мурада Тайлана в качестве нового адмирала атлантийского флота. Полностью доверившись этому человеку, я не могу оскорбить недоверием и его супругу. Которая еще и родственницей мне, в каком-то смысле, приходится. Потому в какой-то момент уста мои вновь растягиваются в улыбке, я делаю несколько глотков вина и, облокачиваясь на спинку стула, решаю все же продолжить нашу беседу. 
- Вы знаете, чем займется Ваш муж после официального назначения? – наконец-то серьезно интересуюсь я, и это явный признак того, что мы наконец-то перешли к делу. Прицелился. И выстрелил. - Ему будет поручено вести расследование относительно событий в Анде. Слышали об этом? Конечно, слышали, - тут же кивнул я, ведь такое событие не могло обойти стороной графства, прибрежные города которых так же находились под защитой кораблей, базирующихся у Анда. Но вот корабли ушли, был поднят бунт, и известия об этом донеслись до самого центра Гасконии, что уж говорить об Аджманшире. С такой-то хозяйкой. – И явно слышали о том, чей след там прослеживается. Как бы горько ни было, но пока что все говорит о том, что бунту поспособствовали свои же. Атлантийцы, - я намеренно замолчал, давая Самире возможность обдумать эти слова. Атлантийцы, псевдо-патриоты, а как она отнесется к тому, что ее соседи повинны в таком преступлении? Будет защищать? Отрицать? Или осознает, насколько то событие повлияло на обороноспособность атлантийских берегов и поможет уличить истинных предателей? – Знаете, я в Атлантии относительно недавно. Еще не успел обзавестись…ммм… связями. Широкими связями, - я улыбнулся и развел руками, словно демонстрируя ту самую широту связей. Не сразу подобрал правильное слово. Связей со знатью у меня хватало, я говорил о связях, что крылись гораздо глубже. Информаторы, осведомители – те люди, на чьей информации и построены большинство подозрений. Нет, они были, конечно, да только не в том количестве, в котором хотелось бы. В этом плане, судя по слухам, Самире равных нет. Эта женщина либо уже знает все и обо всех. Либо может узнать.  – Но Вы живете в Атлантии всю жизнь. И у Вас на этом поприще успехом явно больше. Я бы хотел, чтобы Вы помогли своему мужу. И мне, - после этих слов я встал со стула и направился в сторону Самиры, прихватив с собой при этом кувшин с вином. Остановившись у женщины, я слегка наклонился и, услужливо вновь наполняя кубок вином, продолжил: – Я бы не хотел обвинять невиновных. Но и виновных без наказания оставить не могу. Всех, кто к этому причастен. Поэтому, если Вы сможете хоть как-нибудь мне помочь…, я этого никогда не забуду, - как только кубок наполнился, я тут же убрал кувшин и перевел свой взгляд на леди Аррен.

Отредактировано Edward Barateon (2017-06-29 02:04:35)

+1

7

Он ей нравился. Нет, ей определенно нравился Эдвард Баратэон в этой его убедительной твердости, решительности и подходах к делу. Не было в нем и толики лишней суеты или изрядного показушничества. Он выдавал на суд зрителя то, что имеет и был уверен в собственных словах, в собственной правде, а это, порой, подкупало куда больше громогласных заявлений. Мужчина умел вести игру, знал за какие ниточки дергать; он ступал мягко, но настойчиво, чем не мог не вызвать восхищения даже в такой ухищренной натуре, как Самира. Она любила умных людей. Она любила людей, которые знают чего хотят и добиваются поставленной цели, а цели, как ни крути, у всех одни. Власть и деньги, — Наш разговор не уйдет дальше этих стен, Вы же понимаете, — Аррен чуть расправила плечи и позволила себе коснуться лопатками резной спинки стула, — Иначе все это не имеет смысла, — доверие вещь хрупкая. Особенно теперь, когда нож в спину может вонзить самый близкий. Осторожность не была в осуждение, наоборот поощрялась и едва ли она могла всерьез упрекнуть человека, что с присущей ему вальяжностью и грацией попивал вино. Наблюдать за ним было еще интереснее, чем слушать, но суть дела быстро достигла своего эпицентра, раскрываясь подобно вкусу хорошего вина: постепенно, — Говорят, Вы хороший стрелок. Уверена, не промахнетесь.

Мурад частенько ставил ей в упрек излишнее любопытство и фривольность в отношениях, не присущую женщинам Атлантии. Еще чаще он ставил её на место, что было далеко за пределами политики, серьезных разговоров и мужских дел. Она не считала себя плохой женой, но это нежелание строго действовать прописанным нормам, являло некий камень преткновения, который, несмотря на прожитые вместе годы, все еще маячил меж  ними, напоминая о дурном Арреновоском нраве и воспитании, которое в небольшой степени перешло детям. И пусть она не считала своего супруга глупцом — глупцы долго не живут  — пускать на самотек дела графства намерена не была, уверенная, что если бы не её дражайшая персона, несомненно, Тайлану пришлось бы очень не просто; в первые годы, сейчас — на протяжении более двух десятков лет Аррен шла рука об руку с человеком, которому давала брачные клятвы. Есть вещи, что со временен не теряют своей актуальности, — Предполагаю, — пространно отзывается графиня, стараясь лишними словами не отрывать Баратэона от течения мысли и не показаться изрядно осведомленной в делах, что до её любопытного носа идут окольными путями. Кто владеет информацией  — владеет миром, и того небольшого мирка, где Самира чувствовала себя вольной птицей, было вполне достаточно, чтобы не погрязть в рутине домашних дел и глухом незнании. У нее действительно были люди в разных уголках Хельма и родная Атлантия этими людьми была более, чем богата. Другой вопрос — цена.

Вам нужны шпионы, милорд? — короткий смешок прервался широкой елейной улыбкой и темноволосая на мгновение прервала трапезу, аккуратно отложив столовые приборы, — Я правильно Вас понимаю? — чума, раскачавшая родные земли дала почву тем, кто до сего не осмеливался высовывать голову из песка. За недовольство, прокатившееся среди атлантийцев, расплатился флот и если раньше Аджманшира это касалось лишь косвенно, то теперь, когда граф должен принять на себя новые полномочия, дело приобретало более, чем личный, оборот, — Моя помощь зависит от того, сколько Вы готовы за нее заплатить, — тонкие женские пальцы проходятся по краю кубка, растягивая красную каплю по резному рисунку, словно растягивая время по оси возможных вероятностей. Спрашивать с хозяина Бэйлоршира — уж больно нагло; при всей своей наглости, до конца графиня идти была не намеренна, — Впрочем, Вы мне нравитесь, Эдвард, — прервав короткое молчание, она подхватила со стола вино, оставив лишние инсинуации, — Думаю, мы сможем решить эту проблему, — вино после мяса немного горчило, — По-семейному.             

Отредактировано Samira Arren (2017-09-08 16:18:46)

+2

8

Отчасти я понимал, что мои действия едва ли понравятся самому Мураду Тайлану. Просить помощи у его жены, вовлекать ее во все это, женщину, в Атлантии с ее то строгими принципами, правилами и традициями – неслыханная дерзость! Однако в той игре, которую я затеял, важна была именно тонкость. Тонкость, на которую такой прямой и жесткий человек, как граф Аджманшира, был попросту не способен (нет, это никак не преуменьшение его достоинств, даже напротив, просто каждый хорош по-своему). Зато способна была его супруга. Если верить информации людей, которые служили мне вот уже на протяжении многих лет. От того этот разговор, от того эта встреча.
- А слухи не врали…, - с улыбкой на устах произнес я, ни капли не скрывая того, что Самира целиком и полностью права. Шпионы. Живя в Атлантии всю свою жизнь, у этой женщины было достаточно времени для того, чтобы обзавестись надежными связями. Чтобы понять, кому можно доверять и как.  И так уж вышло, что мы вроде как родственники, так почему бы не помочь друг другу на условии взаимности?
То как мы перешли делу, а графиня, не стесняясь упомянула про плату мне, несомненно, нравилось. С деловыми людьми всегда можно договориться. Улыбнувшись уголками рта, я потянулся за своим кубком, в котором еще было вино. Сделав несколько глотков, я глубоко вздохнул и задумчиво посмотрел куда-то в сторону, словно действительно раздумывал над платой за столь важную услугу. Несмотря на последующие заверения Самиры в том, что с этой проблемой мы разберемся. Платить нужно за все.
- Я прекрасно осознаю тот факт, что ценная информация стоит немало. Не сомневаюсь, что нам удастся договориться. В конечном счете, дело касается не только моих личных интересов. Если мы сможем выявить предателей и доказать их вину, спокойнее будет и Аджманширу в том числе.
Верил ли я в то, что говорил? Определенно. Верил. Знал. Пока по территории Атлантии ходят люди, с твердым желанием и убеждением в необходимости чинить бунты на собственных же землях – страдать будут только те, кто рядом. Впрочем, интерес леди Аррен крылся не только в благополучии самого Аджмашира, которое может и не пошатнуться (как-никак, а управляется графство стальной рукой). Теперь выявление предателей можно было назвать делом семейным. Ведь именно адмиралу поручалось это серьезное расследование. По, сути, я просил у Самиры помочь собственному мужу! Но… осторожно, тонко, за его спиной. Если все получится, успех этот будет принадлежать исключительно Мураду Тайлану. А я ведь еще готов и приплатить немного. 
- Я слышал, у Вас небольшие затруднения с золотыми шахтами, - осторожно начал я, задумчиво обводя кончиками пальцев золотой кубок, стоящий передо мной. Взгляд мой, такой пристальный, при этом откровенно касался глаз леди Аррен. - Разве это не иронично? Обнаружить залежи золота, но не иметь возможности добывать его из-за последствий чумы. Как насчет такой платы? Лишь частично, разумеется.
Чума, валуном прокатившаяся по территории Атлантии, мгновенно лишила эти богатые земли, пожалуй, одного из самых ценных ресурсов – людей. Людей, которые могли бы выращивать скот, заниматься хозяйством, торговлей, а так же добывать различного рода камни и металлы. Золото, например. Цены на рабочую силу взлетели, и я был готов помочь с этой существенной проблемой. Как доброжелательный родственник.
- Конечно, это нужно обсуждать с Вашим мужем.  Но я… не хуже других знаю, насколько влиятельно слово женщины, даже для самого упрямого и властного мужчины. Потому искренне надеюсь, что Вы поддержите нашу инициативу, и лорд Тайлан примет широкую ладонь помощи Бэйлоршира в этом деле. Мы разделим траты. И разделим доход. Справедливо. Как Вы там говорили? Мы же родственники, и обязательно договоримся, - словно в закреплении этих слов, я поднял свой кубок, который был уже наполнен отличным атлантийским вином. А после отсалютовал леди Аррен, и сделал несколько глотков. - Что же до моей личной просьбы непосредственно к Вам…, полагаю, Вы уже поняли, что о сути данной беседы Вашему супругу лучше не знать. 

Отредактировано Edward Barateon (2017-12-07 22:40:38)

+1


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Никакой политики. Лишь старомодная месть.