HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Как тесен мир!


Как тесен мир!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://savepic.ru/13951354.png
НАЗВАНИЕ
Как тесен мир!
УЧАСТНИКИ
Lilian Caldwell, Kristiana Larno
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Хайбрэй, королевский замок | март, 1443
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Это так сложно...
Сделай вид, что счастлива, у тебя получится!
Ты переполнена ненавистью,
Это такая изнурительная игра...

Первый день всегда сложен, а первая встреча всегда решает многое. Особенно, дальнейшее отношение людей друг к другу.  Но что… Что если только на минутку вспомнить о том, что отец некой особы нагло переходил дорогу второй раз за разом? И что тогда? Что при встрече? Мышеловка захлопнулась? Расставлены паучьи сети? Или…

Отредактировано Lilian Caldwell (2017-05-10 16:26:24)

+2

2

А завтра начнётся новая жизнь. Не обязательно прекрасная и удивительная. Вовсе не обязательно. Но всё же новая. Всё же жизнь.

Рано или поздно любая птица покидает свое гнездо, отправляясь на новые приключения, на поиски своего личного места, своей семьи. Так и Лилиан покинула такой родной и любимый дом, отправившись в столицу, где должна была занять ответственную должность, которая, к слову, пользовалась неким уважением, да и попасть на нее было довольно сложно. На руку девушке сыграло то, что ее отец был лордом-камерарием малого совета, который, естественно, обладал довольно обширным кругом знакомств. Потянув за нужные ниточки и поговорив с необходимыми людьми, он смог пристроить свою дочь ко двору, обеспечив ей место фрейлины герцогини Леттис. Недурно? Даже очень недурно, если быть точными. Правда, Лилиан относилась к такому подарку двойственно, не имея возможности определиться, нравится ей это или нет. С одной стороны, она была счастлива, что сможет больше времени проводить с отцом. По крайней мере, она будет чаще его видеть, что уже огромный плюс после назначения. Также Лили могла открыть для себя много нового, отправившись на изучение в библиотеку во дворце, если, конечно, ее туда допустят. Согласитесь, очень заманчиво для девушки, которая стремится к знаниям. Да, отец часто приносил ей различные книги, делал дорогие подарки в виде уроков с опытными учителями, но здесь было намного больше возможностей, учитывая влияние и состояние герцога Найтона. Девушка часто задумывалась, насколько редкие книги можно найти в королевском архиве, да и могут найтись здесь интересные собеседники, которые своими рассказами пополнят знания и составят приятную компанию. Также стоит заметить, что, будучи приближенной ко двору, легче найти подходящую партию для брака. Все же хороший брак – гарант успеха не только девушки, но и ее семьи. Влияние, связи, благополучное существование – это все, что обязана иметь уважающая себя женщина. Но, естественно, не забывая о своей гордости и чести. С другой стороны, ей крайне не хотелось покидать семейное гнездышко, в котором она провела столько запоминающихся дней. Да и будет скучать за теми, кто стал для нее близкими. Ох, если бы не сын кузнеца, который вбил себе в голову какую-то глупую влюбленность, она сейчас сидела бы на ветви своего любимого дерева, мечтая о несбыточном будущем.
- Ждите здесь, - произнесла миловидна женщина, заставляя девушку выплывать в реальность.
Лилиан, поглощенная мыслями, совершенно забыла, что уже некоторое время следовала за другой фрейлиной, которая, к счастью, согласилась провести ее к леди Ларно, но, естественно, не без личной просьбы отца, который и привез свою дочь. Проводив взглядом путеводную звезду в этом огромном замке, Лили осмотрелась по сторонам, пытаясь понять, куда она успела зайти, витая в облаках и слепо следуя за женщиной. Но, к сожалению, ничего здесь не было знакомо. Да и что она хотела? Чужой замок, новое место. Тяжело вдохнув, девушка подошла к окну, из которого, естественно, и выглянула. Признаться, на минуту у Лилиан перехватило дыхание. Такого прекрасного парка она еще не видела. Складывалось чувство, что она попала на верхушку горы, откуда видна безграничная равнина, где зелень аж пестрит своими красками. Обилие деревьев и цветов заставляло улыбаться и желать спуститься, чтобы только дотронуться до них. Дома, естественно, был сад, но он не шел ни в какое сравнение с той сказкой, которая сейчас была перед глазами. Первым порывом было то, что Лили захотелось сбежать вниз, забыв обо всем, чтобы только погрузиться в эту природную красоту, но она понимала, что этого делать не стоит. К сожалению, жизнь при дворе накладывает некоторые ограничения, которые нужно прекрасно осознавать, чтобы не попасть впросак. Стоит лишь раз себя скомпрометировать, как смыть позор уже не сможешь даже кровью, причем своей. И все благодаря злым языкам, которые без перерыва будут создавать сплетни и слухи, совершенно не заботясь о чувствах жертвы. Обуздав в себе детские порывы, Лилиан отвела взгляд от прекрасной картины, которая так и манила из-за окна, чтобы больше не травить свою душу. Ей показалось, что прошло уже достаточно времени, чтобы вызвавшаяся помочь фрейлина за ней вернулась, но ее все еще не было. Решив, что так можно стоять и до утра, девушка двинулась вдоль коридора, внимательно смотря по сторонам. Как бы там ни было, а ей придется здесь жить, так что нужно изучать дворец, запоминая, что и где находится.

Тот, кто сплетни распускает,
Слово «совесть» знать не знает,
Но на злой его язык —
Свой найдётся клеветник.

«Куда же она успела подеваться? – пронеслось в голове девушки, когда она остановилась у поворота, соображая, куда идти дальше. – Не могла же она сквозь землю провалиться?».
И, правда, не могла. Это факт подтвердил голос, который донесся до ушей девушки. Она была полностью уверена, что он принадлежал именно той фрейлине, которая вызвалась ей помочь. Но… Но он был не один. Лили отчетливо слышала голос еще одной женщины. Правда, она не могла понять, кому он принадлежит, так как слышала его впервые. Подойдя ближе к углу, девушка прислушалась, не желая прерывать разговор, ведь он мог нести важность. Но, как оказалось, важность он составлял только для нее. Фрейлина говорила второй женщине о том, что привела выскочку, дочь лорда-камерария, с которой необходимо встретиться. Из обращения и слов «доброй» женщины, она поняла, что ее провожатая обращалась ни к кому иному, как к самой леди Ларно, с которой Лили и должна встретиться. Правда, слова, которые бросала в ее сторону фрейлина, не сильно радовали леди Кэролл. Выскочка? Ненужный элемент на службе? И что с того, что у нее не столь высокое положение в обществе? На первых порах хотелось выйти и объяснить женщине, что не стоит так отзываться о людях, которых, увы, не знаешь. Но здравый смысл останавливал, заставляя изначально успокоиться и выбрать более лояльную манеру поведения.
«Ничего, - понеслось в голове Лилиан. – Мы с вами еще встретимся во дворце, я вам обещаю».
Выйдя из-за поворота и подойдя к женщинам, Лили сделала изящный реверанс, опустив взгляд в пол. Сейчас, когда о ней нелестно отозвались, она должна показать себя с лучшей стороны, оставив приятное впечатление. Выпрямившись, Лили подняла свои глаза, внимательно посмотрев сначала на фрейлину, а затем перевела взгляд на саму леди Ларно. Признаться, все, что она слышала о ней раньше, уходило на задний план, ведь красота ее была великолепна. Казалось бы, что столь прекрасная женщина не может быть такой, какой ее выставляли всевозможные слухи.
- Леди Ларно, я рада предстать пред вами, - проговорила Лилиан, мило улыбнувшись. – Если я правильно поняла, то меня уже успели лестно представить, и я могу избежать пояснений? Я – Лилиан Колдуэлл. Надеюсь, я не буду доставлять вам беспокойство.
Переведя взгляд на вторую женщину, Лили лишь на секунду одарила ее неприятным, тяжелым взглядом. Но лишь на минуту. Она знала, что еще успеет уделить ей должное внимание, но не сейчас. Вернув доброжелательный и теплый взгляд, Лили снова посмотрела на Кристиану Ларно, ожидая, что она скажет, ведь еще предстоит ознакомительная беседа, которая обещает стать довольно интересной.

Отредактировано Lilian Caldwell (2017-06-23 23:00:24)

+3

3

Что входит в заботы обер-гофмейстерины королевского двора?
Кроме того, что оно считается верхушкой женской аристократической карьеры при королевском дворе и открывает самые заманчивые перспективы на связи и влияние на самые высокие чины и персоны королевского двора, оно носит массу забот и тревог.  Обер-гофмейстерина является самой старшей по званию придворной дамой. Обычно данную должность получала достаточно зрелая женщина, находящаяся в близких дружеских отношениях с королевской семьей. Однако, два года при дворе и непосредственно рядом с Генрихом Найтоном... Как и по каким причинам леди Кристиана Ларно заслужила такое внимание и уважение к своей персоне со стороны принца и герцога, по большей частью лежало за гранью познаний многих должностных и придворных лиц. Скромная и не сильно заметная женщина поначалу и яркая и почти властная, когда почувствовала свою силу и власть. Обласканная в последствии и принцессой Леттисс, она быстро вошла в роль и прямо таки зацвела. Обещание Генриха не выдавать ее без ее согласия замуж, развязало ей руки. Не стесняло больше строгими нарядами и Кристиана позволила себе начать красоваться. Как положено любой женщине, тем более столь высокого положения. В ход пошли дорогие ткани. Гасконский бархат, орллевинский шелк, хайбрейская парча. Кружево, производимое в ее родном Райтленшире, тончайший хлопок. Хорошо обработанные крупные гранаты, добываемые там же в Райтленшире, орлевинский жемчуг, атлантийская бирюза и яркий бисер. Все пошло в ход. Духи, благовония, изысканные прически. Кристиана в полной мере почувствовала себя женщиной. Без опаски оступится. Без боязни стать чьей то не по своей воле. Мало какая женщина имеет право на такое. Собственная свобода...это наивысшее счастье. Можно ли желать еще чего то?
В обязанности обер-гофмейстерины входило заведование придворным женским штатом и канцелярией принцессы Леттисс.  Обращением к леди Ларно должно было служить   — Ваше Высокопревосходительство.
Заботы к весне стали довольно ощутимыми и леди Ларно хотела подыскать себе расторопную. образованную и смекалистую девочку для различных поручений. что бы быстрее урегулировать вопросы "женского" двора. Она даже присмотрела себе одну из фрейлин Леттисс, в надежде, что та, начнет быстро улавливать все требуемое от нее... но... Девушка оказалась слишком мила и безобидна. но ей же нужна была маленькая, верткая и хитрая щучка, с острыми зубками. Наличие ума, образования, зубок и милого личика были основными параметрами отбора. Но данное сочетание оказалось практически невозможным. Уж слишком многого она хотела. Юность часто не сочетается с умом. Наличие ума с красотой. Образованность с зубами. Замкнутый круг какой то. По началу, Кристиане показалось, что создать "двор ее мечты" образованный, воспитанный, красивый, соответствующий ее представлениям, идея совершенно невозможная, ибо выдрессировать крицу и превратить ее в прекрасную белую атлантийскую цаплю, практически не возможно...но, подумав как следует, леди Ларно "засучила рукава" и принялась к давно закравшимся ей в голову преобразованиям. Орллевинские художники, поэты, менестрели, писатели, не давали ей покоя. Хайбрей должен быть пышнее! Краше! Богаче! И она добьется этого! Если бы при этом Кристиане не пришлось пристраивать тех, кто сам желал пристроить своих дочерей...
Колдуэлл... Вот уж настоящая заноза в виде маленького и такого едкого человечишка, желающего сунуть свой нос в любые дела.
Колдуэллы! казалось теперь они атаковали ее отовсюду! Не успела она дать по рукам их отцу, за чрезмерно бойкое внимание к своей персоне, решившего, что хвалить  и трогать ее тонко затянутую талию в корсаж одно и то же, Кристиана получила в награду встречу с его сыном, а теперь к ней в штат, точнее к Леттисс пропихнули дочь Джерарда!
Чтож... давайте разберемся, что это за птичка такая Лилиан...
Леди Ларно благодарно улыбнулась Карлотте Бонэм. Не смотря на то, что Кристиана точно знала, что эта девушка была любовницей бойла, она все равно держала ее подле себя. Зачем? С юности она заучила наизусть. что друзей надо держать по правую руку, а врагов по левую. еще ближе к сердцу, что бы точно знать. что они думают и делают. Здесь, при дворе, эта истина стала прямо таки девизом.
Я – Лилиан Колдуэлл.
Кристиана согласно кивнула. Не больше. чем требовало от нее положение и не останавливаясь, только слегка замедлив движение, продолжила свое шествие на женскую половину замка к залам, где обычно собирались фрейлины и проводили свой досуг.
Пока они шли, Карлотта наклонилась к Лилиан и прошептала. "Обращаться к леди Ларно следует - Ваше Высокопревосходительство. Говорить только после того, как она обратится к вам первой. Все это на людях и при дворе обязательно. В иных ситуациях все будет зависеть от того, как сложатся в дальнейшем ваши отношения ".
Женщин встретил довольно просторный зал крыла, недавно отремонтированного, перед приездом Леттисс. Новая мозаика на стенах, начищенный до блеска паркетный пол. Широкие окна, через который лился яркий свет.
Кристиана на ходу элегантно развернулась, продолжая скользить по паркету. Словно танцуя и слегка разводя руки  в стороны.
- В этом крыле обычно проходит весь день фрейлин. Посещать мужскую половину строго запрещено.
Кристиана строго посмотрела на Лилиан. С этого момента голос ее зазвенел так, что бы новоприбывшая поняла. Один неверный шаг и это станет началом ее конца.
- Фрейлиы не слоняются по дворцу без дела! Фрейлины показатель чистоты, благопристойности и воспитанности их принцессы. Принцесса Леттисс - высшая ступень положения женщины в королевстве... сейчас... до того, как король Эдуард обзаведется своей женой. Распоряжения принцессы не обсуждаются, а выполняются моментально и молниеносно, со скоростью стрижа, летящего в синем небе. Если принцесса сказала, что желает трапезничать, значит это ваша задача обеспечит ей в скорейшее время. Но самым главным, все же является способность предугадать то, чего она может захотеть. Предугадать желания первой леди Хайбрея ваша задача. Я достаточно понятно изъясняюсь?
Кристиана обвела взглядом миловидное лицо дочери Джерарда. Ну... хотя бы с лицом ей повезло. Про все остальное узнаем.. вот о некоторых вещах, в частности, вот прямо сейчас.

Отредактировано Kristiana Larno (2017-05-22 14:33:19)

+6

4

Я понимаю, ты несведущ в этикете, но вовсе не обязательно называть меня сэр. При обращении ко мне можно просто опуститься на колени и коснуться лбом земли.

Признаться, со столь знатной и высоко поставленной дамой Лилиан встретилась впервые, ибо все время проводила в уютном семейном поместье, где совершенствовала таланты и оттачивала ум, пополняя базу знаний. Как правильно себя вести? Что следует сказать? Как обратиться, чтобы не нанести оскорбление, случайно брошенным, но прекрасно услышанным словом? Какой глубины должен быть реверанс, чтобы удовлетворить самолюбие титулованной особы, показав при этом свое уважение и, как не странно, положение? Да, она помнила этикет, да, она знала, как должна была себя вести рядом с леди Ларно, но почему-то терялась, забывая все, чему она обучалась до этого. Возможно, виной была ее некая рассеянность, вызванная разлукой с любимым домом? Или, может, она опешила, увидев перед собой ту, о которой довольно много слышала? А, может, причина вовсе и не в этом. Зачем она заговорила первой, не дождавшись, когда обер-гофмейстрина обратится к ней? Зачем вышла из-за поворота, не дождавшись, пока женщина, как и обещала, представит ее графине? Хотела показать себя в лучшем свете, а допустила две ошибки, которые исправить было уже невозможно. Конечно, всегда был запасной вариант – улучшить впечатление дальнейшими действиями и словами, но тут главное не допустить еще более жестоких ошибок. Лилиан была уверена, что такая женщина, как леди Ларно, никогда не прощает провалов, особенно, если они даже и косвенно, но касаются непосредственно ее.
«Милая улыбка, покорный взгляд и прямая осанка, - пронеслось в голове девушки, будто напоминание. – Никаких вольностей, никаких лишних слов, никаких неподобающих действий».
Короткий кивок, незаинтересованный взгляд – и леди Ларно продолжила движение, правда, немного замедлив шаг, чтобы девушки могли поспеть за ней. Стараясь не отставать и не витать в облаках, Лилиан двинулась за ней, идя рядом со второй фрейлиной, которая начала любезно объяснять, как стоит обращаться к обер-гофмейстрине на людях. В очередной раз убедившись в своем промахе, Лили тихо вздохнула и с некой грустью во взгляде посмотрела на спину впереди идущей женщины, которая, к счастью, не могла сейчас увидеть ее глаз. Но судьба была благосклонна к дочери лорда-камерария, ведь леди не акцентировала внимание на том, что Лили немного некорректно повела себя, забывшись, когда предстала пред ней.   

Этикет создаёт атмосферу всеобщего уважения, когда каждый ценой свободы и удобств сохраняет своё достоинство.

- Я благодарная вам за помощь, - произнесла Лилиан тихо, чтобы слышала ее только рядом идущая женщина. – Разрешите узнать ваше имя?
Естественно, девушка не забыла одарить собеседницу самой милой улыбкой, на которую она была способна, ведь нужно заводить знакомства и, хм, дружбу уже с первых минут. Да, перед этим первое впечатление и поведение женщины не вызвали восторга и приятных эмоций у Лили, но, может, она станет для нее неплохим кладезем информации, ведь новичку без нее будет крайне тяжело. Как ни крути, а ей придется уживаться с другими девушками в стенах этого великолепного архитектурного строения. Услышав в ответ имя, Лилиан легко кивнула, и собиралась было сказать, что рада знакомству и надеется на дальнейшую более интересную беседу, как осеклась, так как услышала голос леди Ларно, которая начала объяснять, для чего предназначено это крыло. Повернувшись к ней, чтобы уделить все внимание только ее персоне, Лили на секунду распахнула глаза от удивления, но тут же совладала с собой. Грация графини поражала, вызывая явное восхищение ее движениями. Она будто плыла, а не ступала по паркету, абсолютно не чувствуя стеснение тем, что шла спиной вперед. Наверняка она уже знала дворец вдоль и поперек, что могла бы и с закрытыми глазами обойти всю его территорию. Посещать мужскую половину строго запрещено? Эта фраза вызвала легкую улыбку на лице девушки, ибо показалась довольно смешной. Неужели находятся те, кто готов рискнуть честью и девичьей чистотой ради того, чтобы понежиться в объятьях мужчины, который, о боги, не был твоим? К счастью, Лили не было это интересно, ведь она сюда прибыла не для того, чтобы опозорить семью, а для того, чтобы обеспечить свое светлое будущее, не собираясь накладывать пятно на честь отца и брата. Распоряжения принцессы не обсуждаются? Это тоже было ясно, как белый день, ведь кто такая Лилиан, чтобы спорить с первой леди Хайбрэя? Правильно, она та, кто должна ловить каждое ее слово, осознавать его и выполнять настолько быстро, насколько будет позволять физическая подготовка. А, порой, еще быстрее, прыгая выше головы, ибо так нужно. Никто не будет интересоваться, почему ты не выполнил поручение, почему не успел в срок – последует наказание, которое, право, придется совсем не по душе. Предугадывать желания принцессы? Вот здесь, конечно, Лилиан опешила, ибо ясновидением не обладала, да и герцогиню знала крайне плохо. Если быть совсем точным, то не знала вообще, а только слышала о ней и читала. И как тогда быть? Конечно, такая женщина, как леди Ларно, могла спокойно определить банальные желания титулованной особы, лишь взглянув своим опытным взглядом, но что делать той, у которой нет ни практики, ни соответствующего опыта?
- Ваше Высокопревосходительство, все ясно, как белый день. Могу заверить Вас, что посещать мужскую половину я не намерена, поэтому не принесу вам хлопот в этом вопросе, - начала Лилиан, усвоив урок. – Желание принцессы Леттис становится моим желанием, а ее нужда – моей. Распоряжения выполняются молниеносно и беспрекословно. Позвольте узнать, а каково будет наказание, если, не приведи Создатель, распоряжение будет не выполнено или фрейлина окажется в ненужном месте, позабыв о приличии? И есть ли еще запреты, чтобы знать их и не нарушать? Ведь я не хочу создавать Вам проблемы.
«Так же как и не хочу опозорить отца, очерняя его честь неподобающими поступками», - пронеслось в голове девушки, оканчивая предыдущую фразу, которая в отличии от этой была сказана.
Все это девушка произносила спокойным и ровным голосом, неспешно, но и не медленно. Она не была уверена, что именно такого ответа ждала леди, но решила, что он подойдет, как нельзя, кстати. Повторение услышанного разве не лучшая достоверность того, что все усвоено и учтено? А вопрос… Лучше ведь знать, что может ожидать, если, не приведи господь, звезды будут не на стороне девушки и она, не дай бог, оступится, совершив ошибку серьезнее, чем неправильное обращение при первой встрече. Хотя, порой, и эта ошибка может стать фатальной. 
- Прошу простить за мое любопытство, Ваше Высокопревосходительство, - произнесла Лилиан, осознав, что позволила себе немного лишнего. - Но я лишь прошу помощи у Вас, считая, что Вы сможете оказать ее толковыми советами, подкрепленными опытом и светлым умом.
Произнеся фразу, Лилиан присела в реверансе, склонив голову, а после снова выровнялась и подняла взгляд на женщину, но не стремилась с ней встретиться взглядом, ожидая, что она ответит, а, может, и как отреагирует. Но она не кривила душой, говоря о светлом уме и опыте графини. Лили считала, что на нее следует равняться. Леди Ларно та, кто заняла высшую женскую должность при дворе, та, кто знает устои в этих стенах лучше, чем кто бы то ни был. И только она может дать советы, которые действительно могут послужить во благо, так же как и ответить на вопросы грамотно и со знанием своего дела.

Отредактировано Lilian Caldwell (2017-06-23 23:42:38)

+2

5

Лилиан  Колдуэлл была достаточно мила. Нет, не только внешне. Она не вызвала никакого внутреннего протеста в нутри самой Кристианы. ну, так иногда бывает, вот смотришь на человека и понимаешь, что все твое нутро содрогается и протестует против него. Не понятно, по каким причинам, но протестует.
Перед леди Ларно стояло юная особа. довольно ухоженная, ибо совершенно понятно, сколько денег наворовал ее отец и он мог позволить для своего чада очень многое, но с другой стороны, по речам девицы, это не было зарвавшаяся, избалованная папина дочка, которую себе заранее напридумывала Кристиана и она была приятно удивлена.
Не смотря на то, что по слухам, Ричард получил всю нелюбовь отца, а Лилиан наоборот, всю любовь, перед ее глазами не взошло солнце, а дева, вполне реально понимающая свое положение и обязанности, по крайней мере пока те, что леди Ларно сейчас ей озвучила.
- Могу заверить Вас, что посещать мужскую половину я не намерена
О! Так говорят все фрейлины, а потом дуреют от мужского внимания, которого здесь, в королевском замке в изобилии, начиная от гвардейцев, заканчивая мотыльком Томасом Девантри, готовым любить и восхищаться каждой новой миловидной девой и кроме этого, запустить ей под юбку свои шаловливые ручонки. Да, что Девантри! Он не один такой! Низкорослый папаша Лилиан сам был такой и желал зажать кого нибудь в темном коридоре.
- Надеюсь ваш батюшка объяснил, что потеря чести для девицы, особенно в этом людном месте совершенно недопустима. И это не относится именно к физической потери.
Кристиана не стеснялась в подборе выражений. Нет, она не мать этой девушки и не ее отец и самое главное, вот здесь и сейчас объяснить ей все доходчиво и достаточно ярко, даже кое где запугать, ибо страх один из сильных сдерживающих средств для любого.
- Не важно... совершилось ли на самом деле ваше грехопадение. Важно то, какой опечаток оно после себя оставит. И если это был грязный слух, то он оставит на вас грязный отпечаток. И потому есть даже определенный список тех, с кем вам, как особе юной и неопытной не стоит пересекаться, не то что оставаться наедине.
Кристиана плавно заскользила по разноцветному блестящему паркету туда и обратно, продолжая рассуждать.
- Кардотта лично поделится с вами этим списком и своим опытом.
Стоящая в стороне девушка едва заметно покраснела, она прекрасно знала, про что сейчас говорила леди Ларно, намекая на ее связь с Людовико Бойлом. Но, Кристиана не могла озвучить это имя, не замарав тем самым себя, не выказав в этом деле своей заинтересованности. К тому же, ее воздыхатель, зная, что она теперь поставлена над всем женским двором стал гораздо осторожнее и перестал хаживать к этой милашке.
- Если у вас есть послание, которое вы должны передать на мужскую половину, не стоит мчатся туда самой, с развивающимися волосами и подолами, демонстрируя свой пыл и старания, это нужно сделать через пажа. 
- И есть ли еще запреты, чтобы знать их и не нарушать? Ведь я не хочу создавать Вам проблемы.
Кристиана на мгновение остановилась, бросив любопытный взгляд на девушку. И вправду любознательная. Чтож...так гораздо лучше.
- Никогда и не при каких обстоятельствах не оставаться с мужчиной наедине...
Леди Ларно хитро улыбнулась.
- Я думаю, мне не стоит объяснять почему? Кроме этого, покидать свои покои после означенного часа отхода ко сну, если это не желание принцессы Леттисс, которой что то понадобилось или не спится. О своем желании покинуть замок или отбыть в какое либо место должно только после сообщения вами камер-фрейлины и разрешения самой принцессы. У вас теперь нет своего личного времени, кроме того, что ранним утром или перед отходом ко сну. И еще кое что...
Женщина встала в радужный просвет оконного витража, который сделал наряд Кристианы похожим на радужные крылья перестрой бабочки.
- Любая подхваченная сплетня не разносится вами, как непреложная истина. Больше слушайте и больше молчите. Есть такие мысли, которые не должны покидать вашей миленькой головки.
Кристиана снова оценивающе посмотрела на Лилиан. Ну, просто образчик смирения... что ж, посмотрим, как дальше будет складываться ее судьба.
- Наверняка, у вас зародились сомнения с непониманием, чем это место отличается от монастыря?
Леди Ларно снова заскользила по паркету.
- Все очень просто. В монастыре вам не подыщут хорошего мужа. Там не дарят на все праздники дорогие подарки из казны двора. Там не учат музыке, танцами и пению. Не разрешают ходить в дорогих одеждах и принимать лучшую пищу. Поэтому ваше положение тут считается одним из самых удачным и бог знает, каких сил вашему батюшке потребовалось что бы утвердить вас в этой должности. Надеюсь, вы оправдаете его доверие и мечты.
Ну и мои тоже... В слух Кристиана этого не произнесла.

Отредактировано Kristiana Larno (2017-08-21 15:39:07)

+2

6

А новый день бросает тень,
Но ты еще живой.

Признаться, в этих стенах, стоя перед леди Ларно, занявшей высшую женскую должность в столь раннем, по меркам общественности, возрасте, Лилиан чувствовала себя неуютно, будто бы вообще была здесь чужой – чужеродным пятном на великолепной, сбалансированной и красочной картине. Грация, уверенность, ухоженность и природная красота обер-гофмейстрины подавляли, заставляя вспомнить, что этими качествами юная девушка с цветочным именем не обладала, по крайней мере, настолько, чтобы сравниться с белокурой леди. Да, Лили с детства учили манерам, вышколив до такой степени, что все правила этикета отскакивали от зубов. Порой, она даже во сне пересказывала то, что успела усвоить за день, при этом, как ни странно, даже не просыпаясь. Да, ее учили грации и танцам, сетуя на то, что она должна быть женственна, а не с луком по двору бегать. Ведь какому приличному кавалеру будет приятно смотреть на ту, что больше на юношу своими повадками похожа? Да, ее одевали, обували, приводили в порядок по распоряжению отца, чтобы девушка всегда выглядела на высоте. Но все это было чуждо девушке, ибо сердце тянулось к другому. Красивые наряды, лучшие игрушки, красивая обувь и украшения – все это не так радовало Лилиан, как возможность побыть наедине, на свежем воздухе, нашпиговав при этом мишень нескольким десятком стрел. Право, если бы можно было девушке поступить на службу в королевскую армию, она, не раздумывая, бросилась бы испытывать свои силы, показав, что все-таки кое-каким фокусам была научена, да и была бы ближе к брату, что тоже не может не радовать. Но тут… Чем больше она находилась в замке, тем больше она понимала, что ей придется сменить привычный образ жизни, чтобы хоть как-то вписаться в общую картину, не опозорив себя и семью. Вот только вопрос: «Как скоро она будет чувствовать себя здесь своей, а не гостем, который просто ошибся дверью». Придется отказаться от многого, что было ей дорого, чтобы открыть дверь в светлое будущее, которое может ее ждать. Тяжело вздохнув, девушка еще более внимательно посмотрела на графиню, которая в этот момент как раз заикнулась об отце, который, видимо, раз пять икнул. Ладно, может, четыре.
«Не поминай того, кого не хочешь встретить, право, - пронеслось в голове девушки, когда она дослушала фразу до конца. - Да и к чему здесь мой отец?».
  Лили сначала опешила, пытаясь понять, для чего было упоминать ее батюшку в разговоре, но потом тряхнула головой, отгоняя дурные мысли. Прикусив губу, чтобы не сказать ничего лишнего, ибо упоминание отца все же для нее было неприятно в таком контексте, ведь произнесено это было не сказать, чтобы уж слишком тактично. Объяснял ли ей отец? А какой родитель не будет беспокоиться о благополучии дочери, если от этого как-никак, но зависит благополучие и его самого? От действий Лили в первую очередь кто будет страдать? Правильно, отец. Он не для того нанимал учителей и часто проводил беседы с дочерью, чтобы она взяла и так просто рассталась с невинностью, подарив ее какому-нибудь дамскому угоднику, произнесшему несколько ласковых, приторно-медовых слов.
- Ваше Высокопревосходительство, хотелось бы поблагодарить Вас за заботу, - произнесла девушка тихим и ровным голосом. – Но Ваши опасения напрасны. Мой отец приложил много усилий, чтобы втолковать в мою юную голову то, чего я могу достичь, если буду себя правильно вести, соблюдая правила и сохраняя честь. Так же он осветил то, увы, совсем не светлое будущее, которое меня ждет, если я пойду на поводу у естественных желаний. Боюсь, что мне не по душе такой вариант, так что я, с вашего позволения, естественно, хотела бы посвятить свое свободное время занятиям и изучению местной библиотеки. Уверена, что это принесет намного больше пользы, чем бессмысленный флирт с тем, у кого на уме только шалости.
Лили надеялась, что это прозвучало не грубо, ибо она не хотела, чтобы так могло показаться. Она лишь сказала то, что думала здесь и сейчас, совершенно не собираясь тем самым вызвать конфликт.
«Не важно, случилось ли грехопадение? – вопрос сам по себе возник в голове, когда мысли чуть улеглись. – А если я чихну в присутствии мужчины? Это будет считаться за грех?».
Право, Лили много слышала о системе распространения слухов в замке, но не думала, что все настолько плохо. Стоит приблизиться к мужчине, так все начнут считать, что вы с ним спали? Стоит улыбнуться в ответ на остроумную шутку, так посчитают, что ты греешь постель этому молодому человеку по четвергам? Жестокий мир дворцовых интриг и слухов был поистине жесток. Это Лили должна была понять сразу, за что, конечно же, спасибо леди Ларно, которая учтиво указала ей на это. Да и покрасневшее лицо Карлотты говорило о том, что узнают даже то, что официально не афишировалось, да и разнесут, будто голуби, вести во все стороны.
- Ваше Высокопревосходительство, а, оставаясь наедине с пажем, я не буду вовлечена во слухи? – на лице девушки заиграла легкая улыбка, намекая на шуточный контекст. – Не посчитают ли дамы высшего света, что я уделяю ему слишком много времени, если выберу его в качестве собеседника?
Да, пажами обычно являлись юноши, даже юнцы, которые ну никак не могли быть причиной грехопадения, но Лили не могла устоять, чтобы не спросить, пусть леди и могла воспринять этот вопрос, как проявление глупости. Пусть так, но хоть настроение немного поднялось, после произнесения этой фразы.

— Кто она?
— Она фея. Сказочная фея.

«Нет, эта женщина явно умеет произвести эффект», - проскользнула мысль, когда девушка увидела прекрасную картину – фея наяву.
То это был крайне удачный ракурс, то ли освещение, но леди Ларно в этот момент напоминала настоящую сказочную фею, о которой когда-то рассказывали сказки в семейном поместье. Лили не исключала возможности, что эти рассказы были выдуманы непосредственно прислугой, но факт оставался фактом – одну такую фею девушка все же увидела, причем не во сне, а в трезвом уме и светлой памяти. Немного отойдя от увиденного, Лилиан снова чуть опустила взгляд в пол, раскладывая по полочкам то, что услышала.
- Любое, сказанное мной слово, может быть использовано против меня, будь то даже безобидная шутка? – произнесла Лили, удивленно смотря на собеседницу. – Я буду хранить все, что услышу, не выпуская слова дальше головы и памяти.
«Иначе эта самая голова может покинуть тонкую шею», - не без сарказма в голове прозвучала фраза.
- Мечты у каждого свои, Ваше Высокопревосходительство, - произнесла Лилиан, переступив с ноги на ногу, но так, чтобы это было практически незаметно. – Разве можно оправдать мечты другого человека? Скорее я буду воплощать в жизнь свою мечту, которая станет прекрасным дополнением к мечте моего батюшки. Меньше всего на свете, я хочу его подвести, поэтому, уж поверьте, я приложу все силы, чтобы не пасть в грязь лицом, очернив себя и свою семью.
Естественно, так же потеря чести косвенно коснется непосредственно леди Ларно, которая, увы, не уследила бы за девчонкой. Возможно, это как-то коснулось бы и саму принцессу, хотя, скорее, до нее информация о негодной фрейлине и не дошла бы, чтобы не печалить ее. К слову о принцессе. А какая она? Что предпочитает? Есть ли у нее особенности характера, которые нужно учесть? Все это хотелось знать, причем здесь и сейчас, дабы не оплошать впоследствии, наступив на огромные такие грабли.
- Ваше Высокопревосходительство, не сочтите за наглость количество вопросов, коими я вас осыпаю, - произнесла Лилиан, покорно склонив голову. – Я слышала, что принцесса Леттис – прекрасная женщина с великолепными манерами и открытым, добрым сердцем, которое может пленить каждого. Неужели столь светлая женщина может существовать в действительности?
Конечно, иногда стоит верить слухом, но нельзя им доверять на все сто процентов, проверяя факты так, как только можешь. В данном случае Лилиан решила воспользоваться беспроигрышным вариантом, спросив ту, кто знал принцессу не понаслышке.

Отредактировано Lilian Caldwell (2017-07-27 22:04:41)

+1

7

- Ваше Высокопревосходительство, а, оставаясь наедине с пажом, я не буду вовлечена во слухи?
Леди Ларно снисходительно улыбнулась.
- Среди лекарей существует расхожее убеждение, что до четырнадцати лет далеко не все молодые люди могут зачать и не все способны функционировать, как мужчины. Именно поэтому в пажах ходят до четырнадцати лет, а не по каким то другим соображениям.
Кристиана снова одарила девушку улыбкой, которая говорила о том, что ей придется очень многому научится и узнать.
- Паж, как и дряхлый старик, подобен беззубому ужу. Юлозит, а причинить вред не может. Потому подобное не сильно тревожит злые языки. Мальчики правда, как и старики очень любят подглядывать, это большее, на что они способны, но от подсматривания дети не зачинаются и не рождаются.
При этих словах леди Ларно предстал перед глазами, почему то, лысыватый и лучезарно улыбающийся отец Лилиан. Причем, что светилось ярче, улыбка старикана или его лысина, было не понятно. вторым вопросом, возникающим при этом, был, куда растерял старший Колдуэлл свои волосы. Что в случае с Ричардом, это была черная роскошная грива, что в случае с Лилиан, рыжая. Не иначе, по бабским подушкам растащил Так заявляла народная примета. Но сейчас, этот лысыватый ловелас был способен разве что подглядывать или выпрыгнув из какой нибудь засады ущипнуть даму за мягкое место. Поэтому леди Ларно не рассматривала редкие встречи с надоедливым стариканом в коридорах замка, как опасные. Кроме Ричарда и Лилиан у Колдуэлла не было иных детей. Не был он плодовит, как бык осеменитель, коим считался Эдвард Девантри, наплодивший с десяток детей. В общем, точно, как уж. Юлозит, а толку никакого.
- А вот с оруженосцами якшаться уже не стоит, ибо их возраст считается уже опасным для леди и ее чести. Опыта у таких юношей не много, зато прыти и желания, хоть отбавляй.
Кристиана вспомнила случаи, когда оруженосцы тайком проникали в покои каких либо дам при дворе, самоуверенно считая, что им за это совершенно ничего не будет. Они очень ошибались. Порка пяти десятью плетями, это было меньшее, что им грозило. 
- Потому домогательства такого рода стоит пресекать сразу же, если не желаете в своих покоях и в своей постели вечером обнаружить такое чудо, которое решило, что ваш задержавшийся на нем взгляд означает приглашение к себе на ложе.
Леди Ларно бросила мимолетный взгляд на Карлотту Бонем. Щеки той слегка порозовели. Это означало лишь одно. У девицы еще был стыд и она осознавала то, что Кристиана вполне осведомлена о их переписке с Бойлом. Кристиане же самой нравилось ощущать ту самую власть и нити воздействия на этот самый стыд девицы. значит, не все потерянно в ее случае. Значит она не окончательно подпала под его очарование и не до конца безвольная игрушка в его руках.
В иной другой ситуации леди Ларно нашла бы как компрометировать эту сладкую красавицу, но она ей была нужна. Нужна именно в статусе любовницы Бойла. А потом в статусе брошенной им дурочки. Ведь неужели она думала, что сможет удержать такого кобеля возле себя?
- Любое, сказанное мной слово, может быть использовано против меня, будь то даже безобидная шутка?
- Любое.
Бескомпромиссно сообщила девушке обер-гофмейстерина. Тон ее стал более тихим.
- Весь замок шепчется о том, что Анна Мирцел пала жертвой обольщения Эдварда Девантри, не смотря на то, что терять ей уже нечего. она была замужем и у нее уже есть дети. Но, значимость этой персоны, столь высока, что любое неверное слово в ее адрес может породить десяток слухов. И совершенно не известно, так ли это на самом деле. теперь ей приходится, как можно реже бывать на людях и сторонится общества, что бы слухи улеглись.
Кому на самом деле понадобилось марать имя Анны, стояло под большим вопросом. В первую очередь ей самой. По задумкам она должна была стать очередной женой Кеннета. Но дочь ее осталась бы здесь. При дворе, как дочь Чарльза и одна из наследниц. Анна. как любящая мать, которой она была на самом деле не хотела разлучатся с ребенком и сама могла спровоцировать вокруг себя такой скандал с согласия самого Девантри, что бы сделать себя бесперспективным товаром на рынке невест. Да. вот на такую тонкую игру способны сами женщины, лишь бы не достатся неугодным мужьям, благо анна уже не была девицей.
Сама Кристиана прибыв ко двору, распустила о себе слух. что она бесплодна. что бы отвадить от себя добрую половину ухажеров. Бездетные и желающие иметь детей, отвалились сразу же. Остались вдовцы имеющие наследников и просто охотчие до женских прелестей. Последние в конечном счете поняли, что им тоже ничего не светит, ибо леди Ларно захочет польстит своим вниманием павлинам в парке или разноцветным карпам, нежели, чем увивающимся за ней ухажерам.
– Я слышала, что принцесса Леттис – прекрасная женщина с великолепными манерами и открытым, добрым сердцем, которое может пленить каждого.
Кристиана довольно улыбнулась.
О! Дитя! Ты далеко пойдешь в своем красноречии! Так тяжелый, колючий и недоверчивый характер Леттисс еще никто не описывал.
- Принцесса весьма образованна, начитанна, утонченна и аристократична.
Парировала Кристиана Лилиан.
- Однако рассуждать о ее качествах при людно совершенно не стоит. это считается дурным тоном. Госпожа является образцом добродетели и лучшую хозяйку нам не найти.
Женщина прекрасно осознавала роль статусов при дворе и это являлось основой того, чему она должна научить молодую леди. Она может сколь угодно злословить о тех, кто выше ее наедине, но ни в коем случае не проявлять публичного неуважения к данной персоне. Это чревато ее собственным падением.

+1

8

И пусть ты учился и днями, и ночью,
Но нет совершенства, запомни, будь добр.
Попав в новый мир, где бывал лишь мечтами,
Придется стараться, учиться с начала.

Слова леди Ларно заставляли задуматься, причем крепко и надолго, что было непозволительно в данной ситуации, ибо нужно было ловить каждое срывающееся с ее уст слово, дабы не попасть в дальнейшем впросак. Лилиан прекрасно знала, что в стенах замка самый существенный запрет – взаимоотношения с мужчиной, если он не являлся твоим мужем или же сыном, естественно, с последним имелось в виду материнское отношение, а не то, о чем многие могут подумать. Да и с мужем выставлять отношения напоказ считалось дурным тоном, ведь все же мы находимся в высшем свете, а не в личных покоях, где можно было позволить себе многое. Пусть девушка и слышала все это сто раз из уст отца, но это не мешало ей внимательно слушать обер-гофмейстрину, еще раз наматывая несколько узлов на веревке памяти, чтобы уж точно это не ускользнуло от нее в самый неподходящий момент.
- Но любой мужчина может навредить добропорядочности женщины, если распустит свой язык в неподходящем месте, разве нет? И возраст тут совсем не важен. Даже тот, кто не может нанести физический вред, лишив девушку невинности, может навредить злым словом или каверзным слухом, разрушив образ, который строился годами, - произнесла девушка, осторожно подбирая словами. – Даже уж, который просто елозит, может оказаться причиной падения, причем, возможно, крайне болезненного.
Обычно именно те, на кого сложно подумать, оказываются теми, кто сдаст тебя с потрохами, причем за абсолютно несущественное вознаграждение. Даже сидя в семейном поместье, девушка слышала множество историй, причина возникновений которых была под большим вопросом, ведь было неизвестно, откуда узнали ту или иную деталь, представив ее на свет в виде сплетни или слуха. Нельзя недооценивать того, у кого есть глаза и уши, ведь неизвестно, что творится у него в голове.
«Всего лишь слово…», - пронеслось в голове девушки, когда она позволила себе буквально на минуту задуматься.
Она надеялась, что все сказанное ею не будет воспринято в штыки, так как произнесено, скорее, в виде рассуждения, чем в упреке или желании указать на незнание этой истины. Скажем так, непредвзятое мнение юной девушки, которая, наверно, мало кому доверяет по жизни, если не считать тех, с кем все же сближается. Информация об оруженосцах была воспринята серьезно, так как, признаться, Лилиан не горела желанием найти в своей постели неожиданный подарок в виде обнаженного мужчины. Во-первых, благо, она пока еще не знала, что с этим мужчиной делать. Во-вторых, сам факт вторжения в ее личное пространство раздражал, заставляя злиться заранее. В-третьих, это реальный позор, который оставит отпечаток, как клеймо, впечатывающийся в репутацию, будто след от раскаленного металла в кожу. Да, может ничего и не произойти, но дерзкий язык обиженного мужчины порой бывает намного опаснее, чем женский. Согласитесь, сплетни никто не отменял, а кто может распускать их лучше, чем представитель сильного пола, чье достоинство было оскорблено отказом? По телу пробежала дрожь от одного только представления, какое может оказаться будущее, если не держать мужчин на расстоянии. Нет, она не хотела скатиться так быстро, выставив себя посмешищем, да еще и очернив отца и брата, на которых явно, конечно, тыкать пальцем никто не будет, но вот шептаться за спиной, припоминая блудливую родственницу, с радостью начнут.
- Пресекать? Ваше Высокопревосходительство, а самоуверенных оруженосцев, которые позволяют себе большее, чем разрешено рамками поведения, наказывают? – этот вопрос очень интересовал девушку, так как ответ может сослужить хорошую службу, если, не дай Создатель, произойдет непредвиденное.
Бывает же такое, что молоденькую девушку могут выловить в коридоре, чтобы проявить, скажем, свою благосклонность, распустив руки и язык, рассыпаясь при этом в приторных комплиментах. Не каждая девушка сможет физически остановить здорового мужчину, особенно, если он что-то вбил в голову. Да, Лилиан прекрасно знала, что должна существовать система наказаний для данных случаев, но ей хотелось услышать это из уст леди Ларно, чтобы удостовериться в их правдивости. То, что пишут в книгах и рассказывают по углам, не всегда оказывается правдой, как показывает практика, ибо, например, на данный момент она ничего страшного не видела в обер-гофмейстрине, но слухи доходили разные. Переведя взгляд на вторую фрейлину, девушка улыбнулась краешком губ, подметив, как та в очередной раз покраснела. Видимо, данная тема касается непосредственно ее, раз вызывает такую реакцию.
«Может, она была замечена с мужчиной? Но тогда, что она еще делает при дворе?», - вопросы возникали сами по себе, заставляя чуть более внимательно смотреть на Карлотту.
Переведя взгляд с Бонем на леди Ларно, Лилиан вздохнула и провела рукой по волосам, будто поправляя прическу. Мысли, ах, родимые, что же с вами делать, когда нужно вас спровадить далеко, но ненадолго? Отогнав от себя вопросы, на которые она, может, со временем узнает ответ, девушка слушала то, что произносит обер-гофмейстрина дальше. Признаться, услышанное было довольно интересным, правда, интересность не в самом содержании слуха, а в том, кто его распустил. Все же Анна Мирцел была не обычной прислугой, жизнь которой в большинстве случаев никого не интересует.
- Я так полагаю, что мне не следует слушать эти слухи? И уж тем более не поддерживать беседу на эту тему? – произнесла Лилиан, пытаясь сделать вывод из услышанного. – Не все слухи правдивы, а вот тех, кто их распускает, думаю, не подпускают близко к себе, боясь того, что может выйти в люди что-то интересное.
Второй запрет при дворе – слухи. Конечно, можно их распускать, если правильно подойти к этому, выбрав нужного человека и время, являющееся подходящим для развития нужного сюжета. Однако, не стоит поддерживать беседы, которые компрометируют ту или иную даму, ведь в конечном итоге ты можешь погрязнуть в этом так, что потом не отмоешься, как бы ни старался. Слухи полезны, ведь их можно использовать в своих целях, да и для личной осведомленности это крайне полезная вещь, но стоит только слушать, но ни в коем случае не передавать дальше. Любая особа, за плечами которой скрыто множество тайн, будет ценить того, кто сможет эти тайны держать взаперти, не позволяя вырваться наружу.
- Прошу простить меня, если мои слова оказались неуместными, - начала девушка, немного покраснев. – Я не собиралась обсуждать качества принцессы, скорее, я просто хотела немного узнать о ней, ведь мне предстоит предугадывать ее желания и поступать так, чтобы не вызвать ее неодобрение.
Нет, она не собиралась обсуждать принцессу, как это делали бы на базаре в столице, размусоливая каждую черту характера, выискивая изъян и критикуя его. Лилиан мучило самое настоящее женское любопытство, которое, естественно, могло сыграть с ней злую шутку, если бы она при данных условиях оказалась бы в другом месте и перед другими людьми. Девушка для себя уяснила тот факт, что лучше не обсуждать кого-либо с другими людьми, ведь неизвестно, как могут быть перевернуты твои слова, если тот, с кем ты обсуждал, захочет их донести кому-то выше по статусу. Голову с плеч никто не отменял, хотя, признаться, при двое, как казалось девушке, распространены более гуманные методы расправы с неугодными.
- При дворе, наверно, сложно развеять слух, который уже успели распустить? – решив изменить тему, начала девушка, задавая вопрос, который, признаться, не так сильно ее интересовал, но ответ был тоже полезным на крайний случай. - Возможно ли отчистить имя? Или же опровергающие слухи только больше загубят испорченную репутацию?
  После слов об Анне Мирцел данная тема была вполне актуальна, ведь никто не застрахован от злых языков, даже Лили. Она знала, что рано или поздно возникнут слухи и о ней, которые будут распускать те, кому она придется не по душе. Так всегда происходит в обществе, где хотят показать себя в первую очередь, очернив другого, чтобы выглядеть на его фоне более выгодно. Да, она знала, но не была еще готова к этому, так как не сталкивалась с таким ранее. А если ты не сталкивался с этим ранее, то что нужно делать? Правильно, примерно определить для себя систему избавления от проблемы, чем девушка, к слову, и решила заняться.

Отредактировано Lilian Caldwell (2017-10-12 23:36:15)

+1

9

– Даже уж, который просто елозит, может оказаться причиной падения, причем, возможно, крайне болезненного.
- Хорошо, что миледи это понимает.
Кристиана сдержанно улыбнулась. Данные здравые размышления юной леди нравились ей. Если в таком возрасте в голове заложены представления о том что можно и что нельзя. И более того, не просто представлении, а тонкостями, а это уже совершенно иная и более высокая ступень, зачастую, совершенно недоступная многим девушкам ее возраста. Отчего то родители, привозя ко двору своих чад, но нисколько не заботясь о посвящении их, отчего юноши и девушки представали совершенно невежественные и неумелые.
По мнению леди Ларно, невежество было более страшным грехом, нежели все эти придуманные святыми отцами.
Не убей! Не убивать тех, кто жестоко истребил твоих близких? Не мстить насильникам матери или сестры? Не жаждать смерти убийце твоего ребенка? Нет, этого душа Кристианы понять никак не могла. И дальше точно так же по всем... и к каждому найдется десяток вопросов и сомнений.
Так почему невежество, делающее людей, похожих на собак, свиней, крыс и сорок не является смертным грехом?
- Пресекать? Ваше Высокопревосходительство, а самоуверенных оруженосцев, которые позволяют себе большее, чем разрешено рамками поведения, наказывают?
Разумные вопросы девушки доставляли удовольствие. Редко кто из фрейлин в первый день знакомства и беседы с лицом более старшим по возрасту, статусу и положению задавался такими тонкостями. И это не раздражало. Нет, в свете тех желаний. которые были у Кристиане в голове, эта девушка, не смотря на то, что она была дочерью Джерарда Колдуэлла вызывала у нее легкую улыбку удовлетворения.
- Наказывают. Если ты вовремя сообщишь о тех или иных его нарушениях или оскорбительных словах я имею права затребовать вплоть до публичной порки и удаления его от двора. Но, чаще всего такие вещи можно решить тихо. Без особого разглашения, обратившись к его господину.
Кристиана выдохнула, вспоминая несколько десятков подобных происшествий. все зависит от воли сюзерена. и в данном случае это тоже не мало важно. Вряд ли господин своего оруженосца обратит внимание на слова молодой фрейлины, но он несомненно не только прислушается, а будет ловить каждое слово обер-гофмейстерины, что бы не только иметь с ней добрые отношения, но не дай бог завести в ее лице врага.
- При любом недоразумении или неудобной ситуации немедля ищи меня и сообщай мне. И упаси тебя Барат с Сестрой, умалчивать какую либо ситуацию.
Леди Ларно вздохнула.
- Не стоит стеснятся или боятся. Нельзя замалчивать. ибо это может обернутся для тебя запущенностью. Понимаешь? Как ветряная мельница. ее потом не остановить. И лучше все пресечь и решить в самом начале, чем расхлебывать все потом, в более запущенном состоянии.
О чем она говорила или намекала? Да. о той же самой беременности. А что!? Это вполне себе реальность, случавшаяся очень со многими девицами. Ну случилось такое... но лучше решить этот вопрос, когда до живота еще очень далеко, нежели, чем решать проблему уже с округлившимся и заметным пузом. "Куй железо, пока горячо!"
- Я так полагаю, что мне не следует слушать эти слухи?
Кристиана согласно кивнула.
- И уж тем более не поддерживать беседу на эту тему?
Еще кивок. Умная девушка. Леди Ларно снова улыбнулась.
– Я не собиралась обсуждать качества принцессы, скорее, я просто хотела немного узнать о ней.
- Что бы во что то поверить или что то узнать, это нужно увидеть своими глазами.
Обсуждать качества принцессы являлось поведением недопустимым. Ни при ней, ни в ее отсутствие и коль скоро обер-гофмейстерина являлась хранительницей женской половины замка, она как никто должна была печься о статусе первой леди. И Лилиан должна понимать, что в любой ситуации Кристиана будет занимать сторону своей госпожи.  И она должна делать точно так же.
- При дворе, наверно, сложно развеять слух, который уже успели распустить?
- Не возможно.
Та же история старикана канцлера Девантри и Анным Мирцел. Была ли у них связь или нет, никто не сможет сказать, но слух запущен, раскручен и старик слишком часто посещал покои Анны. Вечерами. Один. Недопустимое сочетание.
- И это надо понимать в первую очередь. И это пожалуй самое главное. Пятно от ягод на белой сорочке не выводится никак. Как бы показывая Лилиан что беседа подходила к концу и все самое основное, она уже ей объяснила.
- Карлотта проводит в выделенные покои. Обстроишься и завтра утром. Рано утром... у покоев принцессы Леттис.

+1


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Как тесен мир!