HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ; » Они готовились к войне...


Они готовились к войне...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://68.media.tumblr.com/87a2d3752aa183f2f6cb9358b9b09014/tumblr_o7g17j20iQ1uv80u9o3_250.gif

https://68.media.tumblr.com/4a74f77291b9a58be40589dbec25cc8f/tumblr_ogjaozvgFg1vgf5r3o7_400.gif

НАЗВАНИЕ
Они готовились к войне...
УЧАСТНИКИ
Bjorn Wegarde, Tam Wallace
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Фэр-Айл, тронный зал; 13.06.1443
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Весть о заключении мира с Хельмом быстро облетела Фйель. И пока одни праздно веселились по этому поводу, наиболее деятельные и дальновидные лорды и лэрды, чтящие старые обычаи и хранящие верность королю и старым Богам, провели переговоры в стенах наиболее надежной и безопасной твердыни на черной скале. Не успели переговоры закончиться, как хозяин Черного Замка поспешил в столицу, дабы заручиться поддержкой короны в свершении неотложных приготовлений. Но пойдет ли король на встречу своим верным вассалам или же уже слишком поздно искать его помощи?

+1

2

Несмотря на долгий и утомительный путь от Черного Замка до столицы, могучий лэрд был полон сил. Его кровь кипела и бурлила в венах от нетерпения и предвкушения. Еще бы, многие поколения Вегардов мечтали о том, что может вот-вот произойти, а Бьёрн может стать прямым участником грядущих перемен. Исполнение старинной кровной клятвы, что не дает покоя душам всех умерших Вегардов, что может быть более волнительным? И плевать на риск, он сделает все необходимое, вплоть до того, что он был готов пожертвовать своей жизнью, лишь бы положить начало отмщению за клан Дорхакрейгов и смыть тот позор, что были вынуждены терпеть Вегарды все это время. Единственное, чего не хватало отважным сынам горного королевства, чтобы вцепиться петерианцам в глотки - поддержка короля Тэма или, хотя бы, чтобы он не встал на защиту тех самых петерианцев.
Многие лорды на собрании в главном чертоге Черного Замка высказывались за то, чтобы не озвучивать свой план, так как тогда у врага появится возможность подготовиться. Но благоразумие взяло верх, так как за благие деяния не хотелось оказаться предателем, тем более, что врагом был не король и не государство, а иноверцы и их ярые приспешники Бьеи. Бьеи... Всякий раз как лэрд вспоминал этот дом, в мыслях или вслух, ему так и хотелось смачно сплюнуть. И, как правило, он себе в этом не отказывал, в Черном Замке у него даже была своя плевательница с нацарапанным на ней гербом проклятых Бьеи. Но в этот раз ему придется сдерживаться, не будет же он плеваться посреди королевского замка, а заветную плевательницу он дома оставил.
И вот он, гордый сын фйельской земли, быстрым шагом маршировал в направлении тронного зала. Сегодня-то он во что бы то ни стало поговорит с королем. И пусть хоть сами Боги решат занять весь тронный зал и пообщаться с королем, но Бьёрн Вегард получит наконец-то столь долгожданную аудиенцию у короля. Раньше ему мешали то переговоры короля с орлевинцами, то попытка Комнола убить Айлеса, то покушение на самого короля, то тинг и подготовка к нему... Словом, всегда находились дела, которые не давали королю времени на встречу с одним из наиболее верных ему подданных. Но не в этот раз. И пусть неожиданный визит лэрда-тролля разгневает короля, но они поговорят.
По пути к тронному залу лэрда встретил один из слуг короля, который как раз и объявляет Его Величеству о следующем визитере. Завидев великана, бедолага трижды изменился в лице и заметно побледнел, попытался остановить несущуюся рыжебородую гору, мол одет он неподобающе, да и назначено ли ему? Да и почему он не сдал оружие страже или, хотя-бы, не отправил его в покои для гостей вместе со слугой? Но Бьёрн не удостоил того ответом, лишь молча сгреб того в охапку и потащил к заветной двери. Бьёрн был одним из немногих, кто мог себе позволить заявиться к королю при оружии и дело было не в том, что он герой войны или входил в совет короля Тэма. О нет. Причина была до смешного проста и незаурядна. Просто всем был известен дикий нрав рыжебородого великана и его нечеловеческая силища, а потому большинство просто боялось оказываться на его пути, не то чтобы потребовать у него сдать оружие.
Остановившись у входа в тронный зал, Бьёрн приоткрыл дверь и затолкал в проем слугу, после чего принялся поправлять на себе одежду. Как бы то ни было, а он к королю сейчас зайдет. Сняв со спины щит с фамильным гербом и поудобнее взяв его в левую руку, Бьерн открыл дверь и вошел в тронный зал.
- Герой битвы у Первого Перевала, лэрд Черного Замка, Деккетарр, Бьерн Вегард, - объявил слуга, пока сам лэрд-тролль пересекал тронный зал.
Остановившись в пяти шагах от трона, на котором восседал король Тэм, Вегард опустился на колено и оперся щитом о пол, при этом стукнув правым кулаком по щиту, как того требовал старый почти забытый ныне обычай преклонения колена перед королем.
- Древо и камень, государь! Лэрд Черного Замка, твой знаменосец и верноподданный, Бьёрн Вегард, сын Стига Вегарда, потомка первого кровного преемника Черного Замка Дунгада Вегарда, сына Торнвальда Вегарда и Марон Дорхакрейг, смиренно просит об аудиенции, - склонив голову на грудь, отчеканил грозный великан, как того и требуют традиции установленные еще со времен короля Завоевателя, но потерянные при Нерешительном короле.

Отредактировано Bjorn Wegarde (2017-06-10 18:47:59)

+1

3

Около месяца минуло с тех пор, как младший Уоллес, браня всех вокруг и старшего брата в особенности, отправился в Хельм презентовать свою собственную персону с праздничными ленточками как залог нового многообещающего мира с самым большим королевством. Если Роланда ничего не задержало по пути, к настоящему моменту он должен был уже прибыть в столицу. А зная его нрав и склонность решать все вопросы сходу, незабываемое свидание двух не самых желанных принцев тоже должно было состояться. Тэму лишь оставалась гадать успели ли они породниться в этот решающий миг или местный любитель-серпентолог все-таки не пришелся по вкусу заморской девице из рода Найтонов. Король отлично помнил в какое бешенство пришел Роланд, когда Его величайшее Величество северных козлов осмелилось предложить ему, Его свободолюбивому варварскому Высочеству, породниться с хельмовской знатью в накрахмаленных рубахах. Еще чуть-чуть и Роланд бы сам оплевал с ног до головы Тэма ядом вместо своих чешуйчатых питомцев. И тогда уж никакая заборная травка Альдис не вытащила бы короля с того света.
Но кого было еще предлагать? Комнол в ссылке, а потому его невеста как эстафетная палочка была передана Айлесу. Мысль о том, чтобы сосватать одну из своих дочерей Тэм отмел напрочь. Слишком не спокойно сейчас было в Хельме и слишком сильно он их любил. Какой же отец так легко расстанется с дочерьми. Оставался брат. Вот ему бы не помешало расстаться со статусом холостяка и обзавестись новой матерью для своих крох. По крайней мере таким образом думал Уоллес-старший. И не важно, что Уоллес-младший мог быть в корне с этим не согласен. Северный король лучше знает.
Так что пока вестей от брата не было, приходилось заниматься приземленными вопросами на своей собственной аудиенции. Аудиенции для короля занятие вообще неблагодарное. Сидишь себе на одном месте, сидишь и слушаешь, что ни визитер, так точно недовольство или жалоба. Приходится разгребать все это дерьмо. Изредка кто зайдет, порадует старого короля Тэма. Может какой вражеский отряд не на тот перевал в гости зашел или … В общем шутки, шуткам, но все мы знаем какое важное дело делает король каждый день сидя в своем тронном зале.
Так и сейчас, отчасти предаваясь мыслями о возможном ходе выполнения братского поручения, отчасти, вникая в слова стоящего перед ним человека Уоллесу приходилось регулировать порядок в своем королевстве. Порядок, который оказалось легко нарушить шумом снаружи.
— Если это все, вы можете идти. Я поручу своим людям отправиться в ваши земли и урегулировать вопрос с церковью, — видимо удовлетворившись ответом, либо просто хотя бы тем, что простому смертному удалось так близко лицезреть своего правителя, да еще и заговорить, человек поклонившись удалился. И как раз вовремя стоит сказать, помедли он еще минуту и обязательно бы столкнулся в коридор с тем, с кем не каждый прожженный вояка желал бы встретиться даже в мирное время. Тэм склонил голову в боку, закрыл глаза и потер лоб. Хватит на сегодня.
— Эрскан, скажи, что прием на сегодня окончен, — Тэм вздохнул и уже готов был встать с трона, но осекся, взглянув на своего слугу.
— Простите, Ваше Величество. Но визитер уже здесь, — мужчина поклонился. А Тэм вздохнул поглубже, дабы настроиться перед очередным гостем. — Герой битвы у Первого Перевала, лэрд Черного Замка, Деккетарр, Бьёрн Вегард, — одновременно с регалиями в зал вошел и их хозяин. Если долго не видеть Бьёрна, то очень тяжело потом приходится привыкать к такой махине в помещении. Благо у Тэма была фора среди всех остальных, этот самый великан хорошо служил и глубоко уважал своего правителя. Потому Уоллес был последний, кому стоило задумываться об опасности рядом с ним.
— Лэрд Черного Замка, приветствую вас в Фэр-Айле, — Тэм кивнул великану в знак почтения, которого у того был хоть отбавляй по отношению к этой персоне, и жестом руки призвал его встать. — Храбрый Бьёрн, сын Стига Вегарда, поведайте мне, что за причина могла привести вас в мой замок, —Вегарды всегда чтили древние традиции и на них всегда можно было положиться в любом вопросе. Поэтому если главе их дома что-то понадобилось от короны, корона в лице Тэма обязательно постарается это выполнить. Только если просьба не переходит границы дозволенного.

Отредактировано Tam Wallace (2017-06-17 20:58:37)

+1

4

Получив позволение встать, Бьёрн выпрямился и поднялся с колена, после чего еще раз склонил голову в ответ на обращение короля. Вегарды хоть и были грозными воителями, но в то же время начисто были лишены амбиций и жажды возвыситься над другими. Титулы их не манили, а земля их интересовала исключительно с хозяйственной точки зрения, ведь людей, что им служили, нужно было прокормить. Потому эпитет, коим король наградил Бьёрна, был воспринят лэрдом как наивысшее признание его заслуг перед короной на поле боя.
- Мой конунг, - хоть Вегарды и слывут неотесанными дикарями, но правил обращения к королю не забывали и не меняли их на завезенные с дерьмовой низины, именуемой Хельмом, - Прости, что потревожил твой покой и смел явиться на твои глаза с прошением, словно деревенский попрошайка, но выбора у меня не было. Я не умею говорить красиво и витиевато, так как меня не учили врать и притворяться, а потому, если мне будет позволено, мои слова будут прямы как древко копья и остры как мой Диссикйере.
Если он и хотел преуспеть в этих переговорах, то ему стоило сразу же дать понять королю, что извиваться он не станет и намерения его чисты. Еще бы, он же фактически должен сказать королю, что вот-вот вспыхнет Криггудерн* и это произойдет независимо от желания короля принимать участие во всем этом. Собственно, потому Бьёрн и решил, что начинать стоит с другой стороны вопроса, а именно - подготовки. Выждав кивок короля, коим он позволил ему продолжать, лэрд перешел к сути.
- В твои чертоги, конунг, меня привели три вопроса. Первый вопрос - просьба отца. Второй - управленца. Третий - верноподданного короны и сына фйельских гор. Первые два вопроса не являются секретом и их могут слышать все присутствующие, - при этом он окинул взглядом слуг, стражников, королевского писаря и вельмож, что пришли послушать, - Но третья просьба не для чужих ушей и я уверен, что конунг захочет, чтобы здесь не осталось тех, кто не должен услышать мои слова.
С этими словами он взглянул королю прямо в глаза, словно пытался прочесть его мысли, будто пытался высмотреть в нем что-то. Взяв поудобней щит, хозяин Черного Замка решил перейти к сути своих просьб. Время короля и его внимание дорого, а потому нет нужды утомлять его длинными паузами и разглагольствованием.
- Не так давно, моей жене приснился сон. В нем она увидела погребальный костер. Но не мое тело возлежало в погребальном драккаре, а тело моего старшего сына и наследника Свенна. С тех пор, как я узнал от нее об этом сне, я лишен покоя. Как известно, Свенн - состоит в личной гвардии ныне изгнанного принца Комнола Уоллеса и по сей день находится подле него. Даже после тинга, на котором было раскрыто вероломство Комнола, мой сын не смог покинуть службу, так как это сочли бы дезертирством. Если я напишу Свенну письмо и попрошу его вернуться в Черный Замок, он все равно не сможет уйти, так как для этого сам Комнол должен отпустить его, а он этого не сделает, лишь бы насолить мне. Единственный способ вернуть сына - указ короля, коим тот освободит моего сына от службы Комнолу и обяжет его вернуться в Черный Замок. Знаю, для многих лэрдов честь прислуживать дому Уоллесов и моя просьба вызовет негодование. Вегарды всегда помнят о чести, но мало чести в том, чтобы прислуживать тому, кто не погнушался пойти на братоубийство ради власти. Надеюсь, конунг, ты не станешь сердиться за то, что я так высказался о своем бывшем воспитаннике и твоем сыне и вернешь моего сына домой.
Начал он с самой безобидной просьбы. У короля тоже есть дети и страх за родную кровь и плоть ему не чужда, а потому Бьёрн верил в то, что король выполнит эту просьбу не смотря на то, чем закончится эта аудиенция. Вновь опустившись на колено и склонив голову, могучий великан принялся ждать решения короля по этому вопросу, который без преувеличения можно было назвать вопросом жизни и смерти. Если Свен пострдает, а сам Бьёрн падет в битве с петерианцами, судьба дома Вегардов окажется на волоске, так как будет зависеть сразу от целой кучи голов, включая его супругу, брата, матери и малолетнего Рейдара, который даже меч в руках не удержит, о многочисленных родственниках можно даже не упоминать.

*

Криггудерн (с фй. - Война Богов) - в древних фйельских легендах эта война происходила задолго до создания Богами человека и велась между самими Богами и различными чудовищами, что намеревались уничтожить Богов и все то, что те уже создали. В настоящее время - священная война против петерианства на фйельской земле. Была провозглашена на тайном собрании лордов и лэрдов-панагистов в главном чертоге Черного Замка и скреплена клятвой у Дорхакрейгового Древа что находится во дворе Замка.

Отредактировано Bjorn Wegarde (2017-06-25 20:23:04)

+2

5

Королю всегда доставляло удовольствие общение с любым представителем дома Вегардов. Они чтили традиции и помнили древние устои королевства тех времен, когда для сыскания милости Богов с усердием возводились языческие идолы по всем землям Северных гор. Много зим с тех пор сменили друг друга. Якшание с южными соседями преобразило жизнь и уклад горного народа, как многим может показаться, в более цивилизованную форму. Однако этой позиции придерживался не каждый. Что до Вегардов, то они и вовсе кажется игнорировали весь этот «людской прогресс», предпочтя законсервироваться в тени былых времен на своей земле. От того столь редкие встречи с Бьёрном вызывали в Уоллесе-старшем неподдельную гордость за свое прошлое и в тоже время легкую грусть, что времена бравых здоровых вояк, что не страшились ни вражеского оружия, ни огромного полчища уходят в лету.
— Бьёрн, ты знаешь, мой замок для тебя и твоей семьи всегда открыт, - углы рта приподнялись и сдержанная улыбка отразилась на лице господина. — А я выслушаю любую твою речь, по нраву она мне или нет.
Кивок и вот уже лэрд спешит оправдать свои слова. Без лишних слов сразу к делу. Не удивительно. Вряд ли можно было бы ожидать от такого великана, что он захочет лишний раз обсудить какие дивные этим летом расцвели цветы в саду Фэр-Айла или сколь интересные шляпки нынче в моде украшают головы придворных дам.
Король внимательно слушал своего подданного, не желая упустить и буквы. Любое слово может иметь значение. Любое слово может изменить ход истории. Даже в казалось бы таких незначительных государственных делах.
— Но третья просьба не для чужих ушей и я уверен, что конунг захочет, чтобы здесь не осталось тех, кто не должен услышать мои слова.
Услышав последнюю фразу Тэм прищурился и устремил пронзительный взгляд на воителя. Повисла тишина. Впрочем она была вскоре нарушена грозным голосом правителя, что приказал освободить тронный зал и никому не входить, пока лэрд Черного Замка не покинет помещение. Стража замешкалась, уставившись на великана. Идея оставить королевскую персону наедине с вооруженным Троллем не казалось им самой разумной. Но их господин и сам был далеко не ласковый и заботливым всеотцом, чтобы перечить его словам. Посему с молчаливым неудовлетворением и большой неохотой они покинули зал и закрыли за собой тяжелые деревянные двери, за которой уже вовсю продолжалась длинная и, видимо, хорошо подготовленная речь лэрда.
Потирая в задумчивости правой рукой небритый подбородок, король внимал словам Бьёрна. Упоминание о Комноле заставило челюсти сомкнуться еще сильнее. Желваки на скулах напряглись. Кто бы знал, какое разочарование постигло короля на том тинге. При чем не за одного, а сразу за своих отпрысков, которых он сам спустил бы пташкой с горы в тот самый день, лишь бы больше не видеть как они позорят семью. Тогда Тэм впервые осознал свое упущение в воспитании своих детей, которое можно было объяснить только одним. Но было ли оно исчерпывающим? Этот вопрос не оставлял в покое Уоллеса последний месяц.
Лэрд Черного Замка произнес заключительную реплику и склонился. Напряженное молчание повисло в воздухе. Король уставился куда-то вдаль, поверх Бьёрна и думал о Комноле и его будущей судьбе. Он с силой разжимал свою левую руку, снова сжимал в кулак, снова разжимал и перебирал костяшки пальцев.
Вегард сковырнул гнойную рану Тэма, что и без того не давала забыть о себе. «Братоубийство» резануло слух мужчины лучше любой стали и от дружелюбия не осталось и следа. Когда король наконец-то соизволил ответить, голос его был сух и вместе с тем резок. Все говорило о том, поднявшаяся тема ему была не по нраву. Однако он не Бог, а всего навсего король. Люди не должны сортировать свои просьбы на только приятные.
— Твой сын хорошо послужил моей семье, Бьёрн,и послужил бы еще лучше, если бы остановил тогда Комнола. — Я понимаю твои опасения и мотивы просить у меня о такой услуге. Мне стоило позаботиться об этом раньше, но я отказывался признавать то, что совершил мой сын, — как любой другой отец, Тэм до последнего будет стараться найти оправдания своему ребенку. Но может ли он еще исправить ситуацию? По крайней мере постарается предотвратить ее ухудшение.
— В ближайшее время я отдам распоряжение о расформировании личной гвардии Комнола и формировании новой, без возможности продолжения службы предыдущих хускарлов. Свенну и остальным будет запрещено оставаться рядом с принцем. Твой сын должен будет вернутся в Черный Замок. Если я удовлетворил твою просьбу, то перейдем ко второму вопросу. 

Отредактировано Tam Wallace (2017-07-07 15:53:24)

+1

6

Голос короля был сух и тон его отдавал сталью. Еще Король-Мицар считал Комнола разочарованием семьи, о чем упомянул в том письме, когда уведомил Бьёрна о том, что сослал в его замок принца-убийцу в воспитательных целях. Разумеется, что после тинга при короле не стоило и упоминать имя его младшего сына, но коль пока еще он был связан с именем Свенна, у Томрера не было выбора. Он прекрасно знал Комнола, знал, на что тот способен и что как только разгорится пламя Криггудерна, Комнол отправит на плаху всех, кого заподозрит в поклонении старым Богам. И даже дружба не остановит его от решимости казнить Свенна. Как и всякий отец, Бьёрн ставил жизнь своего ребенка выше своей собственной, а потому был готов на все, чтобы сон Соньи не оказался вещим. Когда король закончил, сердце лэрда-тролля наполнилось радостью, так как скоро его сын сможет вернуться домой.
- Славься великий конунг! - стукнув кулаком по щиту, воскликнул лэрд и поднялся на ноги.
Второй вопрос был куда более значителен, так как касался не только лично самого Вегарда и его лэнда. Проблема эта возникла совсем недавно, почти сразу после тинга и эта проблема задела многих лордов и лэрдов. Во время тайных переговоров в Черном Замке, собравшиеся единодушно пришли к выводу, что за всем стоит ни кто иной как лорд Ворст, чье влияние заметно росло. Но могучему великану стоило взвесить все то, что он собирался сказать, дабы заведомо не настроить короля против себя. Резкость и несдержанность ему придется приберечь до третьей просьбы, от которой будет зависеть судьба королевства.
- Знамя с Древом на камне не единожды вздымалось над полями сражений. Мои воины доблестно бились везде, где были нужны самые бесстрашные и грозные бойцы. Многие из них сложили свои головы за отчизну и о их отваге уже слагают саги. Молодые воины уже рвутся занять места падших в строю щитов, дабы снискать себе не меньшую славу. Однако, я столкнулся с проблемой. В моем лэнде полно храбрых мужей, что готовы взяться за оружие по первому зову, но оружейни дома опустели больше чем на половину. Мне нечем вооружить рекрутов. Также, мой лэнд исправно собирал продовольствие для обоза и снабжал им передовые отряды наших славных войск. Но сейчас наступил мир с Хельмом и я должен восполнить еще и запасы продовольствия, чтобы в случае плохого урожая, мои люди не умерли с голода. Зерно и сталь, вот то, чего не хватает моему лэнду.
Лэрда слегка передернуло, так как он подошел к самой щепетильной части прошения, так как ему не только нужно было четко изложить суть проблемы, но еще и сдержаться, чтобы не начать плеваться, так как упоминаний ненавистных ему Бьеи будет предостаточно.
- Обычно, в таких ситуациях, как и предшествовавшие мне лэрды Черного Замка, я прибегал к бартерной торговле, выменивая излишки тех или иных товаров на те, которых мне не достает и многие поколения такой обмен был выгоден всем. Но сейчас, многие мои старые партнеры и сами находятся в таком-же положении, что и я. Те же, что готовы совершить обмен, не могут этого сделать по самым разным причинам. Мой тесть, лэрд Брием, был готов снабдить меня достаточным количеством зерна в обмен на медовуху, но его караван так и не смог добраться до моего лэнда, так как обнаружилось, что все кратчайшие переправы через реку Ливет повреждены. Он попытался пройти длинным путем, через королевский тракт, но на пол пути обнаружилось, что мешки с зерном продырявлены и половина зерна просто растряслась по дороге, а в том что осталось, завелись крысы. Мой дядя, Магни Полурослый, лорд Тордаррох, отправил мне караван с оружием, но на подступах к Мару его караван развернули по приказу лорда Мара. Одновременно с этим, караванщика задержала инквизиция по подозрению в ереси.
Его правая рука все сильнее сжималась в кулак. Костяшки пальцев белели, а между ними вздувались вены. Кровь лэрда медленно закипала от ненависти. Казалось, еще немножко и его просто разорвет изнутри, так сильно терзал его сдерживаемый гнев. И тем не менее, он нашел в себе силы, чтобы продолжить.
- Ни я, ни мой тесть, ни дядя, не являемся глупцами, как и не являемся детьми. Мы все проверили. Как оказалось, караванщика моего тестя подкупили и тот лично продырявил мешки и подбросил в телегу нескольких крыс. Лорд Тордаррох настаивает на том, что его человека схватили как раз из-за того, что его не смогли купить, а потому просто схватили под надуманным предлогом. Я провел переписку с другими торговыми партнерами и выяснил, что они также не могут спокойно вести торговлю. Кто-то саботирует экономический потенциал отдельно взятых домов, - не петерианских, разумеется. У них как раз все хорошо!
Сунув руку в поясную сумку, лэрд принялся упорно в ней копаться, пока на свет не были извлечены письма, заверенные гербовыми печатями домов отправивших эти письма. Разумеется, письма и их содержимое было подлинным и среди них не хватало лишь письма, которое было написано в соавторстве с Полурослым и Ангусом Локлейном, адресованное пострадавшим лордам и лэрдам, в котором те приглашались на тайные переговоры в Черный Замок.
- Тордаррох, Арнульв, Варди, Аргайл, Каэр Лох, Чисхолм, - начал перечислять лэрд Черного Замка, - Это не полный перечень лэндов, торговля с которыми искусственно затрудняется. Очевидно для того, чтобы оставить эти лэнды в их нынешнем захудалом состоянии из-за затрат на войну с Хельмом. Мой конунг, прошу тебя отправить в означенные лэнды торговые караваны под королевскими стягами, во главе с надежными и проверенными людьми, дабы помочь твоим подданным оправиться от последствий прошедшей войны. Изучив эти письма, ты сможешь понять, кто из твоих вассалов в чем нуждается.
Единственное, о чем умолчал лэрд Черного Замка, было то, что лорд Арнульв чьи товары "пропадали" а потом оседали в руках сомнительных личностей, отправил по их следам своих людей. Один из них выследил ублюдка, саботировавшего передачу соли в Арнульв из Черного Замка, тот как раз вернулся в лэнд Бьерна, чтобы отследить очередной караван дома Вегардов. Ублюдка схватили и пытали, тот признался, что работал на другого человека, а тот, по некоторым источникам, кормился из рук лорда Ворста.
И вновь великан опустился на колено и принялся смиренно ждать волю короля.

Отредактировано Bjorn Wegarde (2017-07-09 17:26:04)

0

7

Бьёрн Вегард не был словоохотлив. Однако его краткие реплики и сопровождающие действия, что восходили к далеким традициям, говорили о благодарности красноречивее самого хозяина. Этакий шарм северного народца, доказывающий что те могут не только вонять, но и почести отдавать. Да и как король Тэм не одобрял процесс обливания восторженными слюнями полы его тронного зала при перечислении всех родных до н-ного коленя, что благодарны решению вопроса. Вопроса, с которым не в силах справиться простые смертные, зато одним мановением руки разберется их местный «святой».
Лаконичность и прямота Бьёрна заставились великана без промедления перейти к следующему вопросу. Это увело навалившиеся грузом мысли Уоллеса-старшего от неродивого сына. Хмуриться при выслушивании очередных проблем в государстве, которое вопреки казалось всем его стараниям, старалось назло развалиться, вошло в привычку Тэма.
— Северное королевство и корона благодарны вашему дому за верную поддержку королевства в войне с Хельмом, —  слова приличия, что с детства учился выговаривать любой король, дабы у его подданных никогда не возникло сомнения, что король ценит их помощь. Помощь, которая вообще-то является обязательной. Но памятуя о заслугах Вегарда, сия реплика не должна была прозвучать как простая формальность. Не хватает зерна и стали? Если бы после каждой войны глава государства с рвением кидался заботиться обо всех пострадавших семьях и восполнять их утраченные запасы никакая казна не выдержала бы сердобольность своего короля. К чему тогда весь этот монолог? Вегард хоть и слыл великаном, малоумие, а как следствие и неспособность обеспечить свою землю всем необходимым, за ним не наблюдались. От того все это вызывало недоумение у Уоллеса.
— Каким образом вы справлялись с этой проблемой раньше? И что мешает сделать это сейчас? — он перебил Бьёрна, предчувствуя чуть ли не пятой точкой, которой надобно было уже затечь от столь долгого воссидания на заветном стуле, что за этим стоит что-то еще. Слишком серьезно выглядел его вассал. Слишком недалекой звучала просьба из уст столь высокопоставленного лица.
Так оно и есть. Судя по последующим словам могучего сына дома Вегардов дело обстояло куда серьезнее и грозило перерасти в масштаб государственного, если не искоренить сейчас на корню. Проблемы с бартарной торговлей ставят по удар экономическую стабильность многих лэндов. Даже если не брать во внимание материальные положение жителей этих земель, которым удавалось выживать и при худших условиях, то игнорировать риск для налогообложения и королевской казны, от которой зависело процветание целого государства недопустимо для любого разумного правителя.
Кроме того, все это слишком сильно отдавало гнильцой. Ведь даже ребенок усомнился бы в простом стечении обстоятельств. Его люди не самый развитый народ, но дороги строить они умели, впрочем как и сшивать мешки, и оберегать свой товар от ненавистных любому земледельцу грызунов. Как оказалось, ни Вегарду, ни всей его родне, это тоже не виделось рутиной. И покуда лэрды не смогли разобраться сами, придется вмешиваться лорду.
Слуга передал в руки королю письма, которые по заверению великана свидетельство о торговой диверсии. Тэм бегло осмотрел листы. На них отчетливо виднелись печати домов Тордарроха, Арнульва, Варди, Аргайл …
— И вы не выяснили кто за этим стоит? — сомнительно, что найдя посредников, северные мужи, что обычно яростны в своем гневе, не нашли дергающих за ниточки. — Торговые караваны для твоего лэнда и еще нескольких значимых домов я велю сопроводить королевских гвардейцев. Это должно урегулировать вопрос на первое время. В последующие разы вы можете воспользоваться королевскими знаменами, — королевские стяги считай оберег, везде бери с собой и получи +80 к защите. — Мой камергер проконтролирует, чтобы лэнды могли беспрепятственно обмениваться товарами между собой и наладить свое хозяйство. Так же впредь, я хочу, чтобы он незамедлительно узнавал обо всех проблемах, что случаются на дорогах, с дорогами и в близи от них, если это влияет на внутреннюю торговлю, — Невидимка помедлил, — вредительства в своем государстве я не допущу,— последние слова прозвучали чрезмерно жестко, будто сам Бьёрн получил от короля предупреждение за случившееся.
Кто-то в тени возомнил себя лучшим кандидатом на престол, раз так активно занялся внесением корректив во внутренней политики. Только Тэм с детства не любил делить власть и тем более терять контроль над ситуацией.

+2

8

- Славься великий конунг! - вновь грянул громоподобный голос великана, разносясь эхом по тронному залу, вместе со стуком кулака по деревянному щиту.
Разумеется, король был в гневе. В его королевстве кто-то пытается править по своему усмотрению и без его согласия. Ведь как иначе назвать тот факт, что кто-то саботирует внутреннюю торговлю между верными слугами короны? Предательство. Именно так и скажет всякий разумный человек. И хоть Бъерна многие принимали за недалекого человека, что только и умеет, что топором махать да слуг гонять, но на деле ему хватало ума, чтобы понимать картину в целом и видеть, что происходит в королевстве.
Король пообещал выполнить просьбу своих подданных, от чьего имени и выступал в настоящий момент Томрер. Настал черед последней просьбы и Вегард от чего-то медлил произнести ее, как и дать ответ на вопрос короля. На переговорах, когда Бьерн вызвался добровольцем, чтобы придти к королю и рассказать о решении лордов и лэрдов, его друг Ангус Локлейн, предупредил его о том, что из тронного зала он выйдет либо в направлении выхода, либо в цепях его отправят на плаху. Бьерн не боялся смерти, не боялся, что его казнят. Единственное, чего опасался великан, что его дом назовут домом предателей и всю его родню казнят, а старая клятва так и останется невыполненной на веки вечные.
- Мой конунг, мы выяснили, что все следы тянутся в Ворст. Мы не можем доказать, что лорд Ворста лично замешан во всем, а потому и не можем притянуть его к суду тинга. Но чаша нашего терпения уже переполнена... - пальцы были сжаты так сильно, что можно было расслышать хруст кости, - Очевидно же, что Бьеи рвутся к власти, а потому всячески пытаются ослабить тех, чья верность короне не вызывает сомнений.
Все еще стоя на одном колене, опираясь щитом о пол, Бьерн на несколько минут замолк, подбирая каждое слово, что он собирался сказать. Не потому что боялся, а потому что хотел чтобы король увидел все так, как видели ситуацию лорды-панагисты. От чего-то в голову пришло старое пророчество от странствующего друида, которое тот дал его деду много лет назад. Вспомнив эти слова, лэрд-тролль понял, что должен сказать.
- Мы долго брели во тьме, мой конунг. Змеи заполонили это королевство и смрад их яда чувствуется даже во дворце. Но искра уже вспыхнула и разгорелась пламенем Криггудерна. Мой конунг, возглавь нас. Вместе, мы выжжем этих змей прежде, чем истечет срок перемирия с Хельмом.
Поднявшись с колена, великан посмотрел королю прямо в глаза. Было видно, как кипела кровь Вегарда, как в нем бурлила ненависть к петерианцам и вера в то, что король поддержит староверов.
- Час пробил. Наш час пробил. Довольно с нас чужой веры, чужих обычаев и чужого уклада жизни. Пора нам возродить те времена, когда нас берегли наши Боги и никто и помыслить не мог о вероломстве и предательстве. Пора отплатить за тех, кого убили ради чужой веры.

0


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ; » Они готовились к войне...