HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » АЛЬТЕРНАТИВА; » Мулен Руж


Мулен Руж

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s0.uploads.ru/4jPxK.gif

НАЗВАНИЕ
Мулен Руж

ТЕМАТИКА
Историческая

УЧАСТНИКИ
Selya Torbiera,  Kristiana Larno,  Nicollo de Lanza

МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
1920 год. Париж.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Что нужно для закрученной истории с "итальянскими страстями", ревностью, ненавистью к сопернице, приправленной духом чувственного флера вседозволенности, порочных страстей, сладких грез о мимолетной любви, в облаке разноцветных боа из страусиных перьев, завораживающих атласных корсажей и тончайших шелковых чулков?
Мулен Руж место, где осуществляются мечты... или разбиваются.

+3

2

http://se.uploads.ru/d2z8K.gif http://s1.uploads.ru/WMrUH.gif

ЭПОХА КАБАРЕ

Пусть свет, который сам пузырь,
Пускает пузыри -
Ночь хороша и вкось, и в ширь
До самой до зари.
И пусть, как шапки на ворах,
Горят огни реклам -
Ночь хороша и в пух, и в прах
По всем своим углам,
Где балом правит солнца тень
И зла не превозмочь -
Ночь хороша, и плох тот день,
Когда не в радость ночь.

Кристин уперлась со всей силы в трюмо, сожмурившись так, что ее хорошенькое личико стало похоже на сухофрукт. Трюмо жалобно заскрипело, как будто оно было не новым и не блистало своей темно вишневой отполированной поверхностью и не улыбалось круглолицыми ангелочками, обнимавшими овальное озеро зеркальной поверхности. Темные пышные попки амурчиков аппетитно отставленные в стороны наводили на греховные мысли, как и глубокое декольте корсажа Кристин, через которое, еще сантиметр и выглянут соски.
Что поделать... Кабаре создано не для эстетического услаждения глубокого и тонкого вкуса и возбуждения поэтического дара для написания од о любви к родине и матери, а для совершенно иных целей.
- Сильнее! Сильнее затягивай, я тебе говорю!
То ли прорычала, то ли простонала женщина, сдувая с накрашенного лица тяжелую, выбившуюся прядь.
Мадам Вернон, являющаяся камеристкой звезды Мулен Ружа Кристин Лерой уперлась в паркет, своими малюсенькими, как у японки ножками и с новой силой потянула за завязки корсажа.
- Куда сильнее то!
Тяжело дыша выдохнула она, словно занималась не туалетом танцовщицы, а таскала мешки с картошко на рынке Marché d’Aligre.
- У тебя, моя кошечка и так самая тонкая талия во всем городе.
Старушка с начесанной седой гривой умело затянула узел на спине и пододвинула к Кристин тарелку со фруктами.
- Ну хоть что нибудь сегодня поешь! В обморок же рухнешь на людях. Вон какая бледненькая.
И по матерински потрепала за щеки.
- С ума сошла?!
Танцовщица выпрямилась во весь свой рост, еще немного покачиваясь и пытаясь проверить на сколько глубоко она может вдохнуть воздух. Получилось не шибко. Хотя, для Кристин бесчеловечно сжимающие корсажи были совсем не в новинку. Еще пять лет назад ей манила головокружительная карьера балерины. Поклонение и овации настоящих ценителей искусства. Высокородных господ, пришедших послушать настоящую музыку и увидеть лебединую грацию танцовщиц, служащих Терпсихоре.
Кому сейчас служила Кристин? Она и сама не могла до конца ответить на этот вопрос. После травмы колена, закрывшей ей путь на большую сцену и к мечте, прибой, называемый роком, выбросил ее на задворки мира искусств. И если бы не его величество случай, быть бы ей какой нибудь продавщицей в магазине, приманивая своим личиком богатых джентльменов. Хотя... сейчас она приманивала уже не только одним личиком.
Женщина поправила складки алого платья. Совершенно не дневного, по меркам настоящих леди. Да, она и не была той самой леди, что прогуливались по утреннему Монмартеру, в колыхании перьев, под тенью своих роскошных шляп. Ее временем были сумерки. Когда шумный город чуть чуть затихал и озарялся таинственным светом разноцветных реклам и ароматом запретных страстей. Именно за этим стремились посетители Мулен Ружа, что бы отвлечься от серьезного быта и проблем и погрузится в кипучий и сладкий водоворот страстей, который создавали яркие, как южные птички, танцовщицы кабаре.
Так... что там у нее сегодня по плану...Маэстро подготовил очередную пьесу. И совершенно необходимо прокладывать себе дорогу дальше, а это значит, что непозволительно щелкать клювом и любое промедление приведет к тому, что самая сладкая роль будет занята. А Кристин была тщеславна, как Дьявол. И уж коль судьба вынесла ее на задворки того мира, то здесь уж пальму первенства она не отдаст никому!

+3

3

Блистательный Париж - город любви, развлечений, ярких огней и великолепных шоу. Здесь находится кабаре "Мулен руж" - сердце ночного города. Это огромное "доброе" сердце "любит" и молодых и старых, и бедных и богатых. Здесь девушки из низших слоёв или же побитые судьбой могут получить шанс возвыситься, став примами и покорив своими формами и откровенными танцами элиту.  Розы, растущие в кучах мусора. Каждая желает выбиться в люди. Таковой являлась и Сесиль Тортелье. Впрочем, фамилию свою она практически забыла, оказавшись в стенах заведения. К чему помнить, если ты из простого люда, из тех слоев, что едва сводят концы с концами. В основном все зовут её просто Сесиль. И да, теперь она прима. Ей 25, уже не совсем юная девочка, но и не увядающий цветок. Про таких говорят - самый сок. Подтянутое тело, упругие формы. Джентльмены предпочитаю блондинок, опять же. Начинала она, как и все, с наиболее примитивных танцев, где нужно в основном трясти юбками. Нужны деньги – соглашайся на всё. Задирать всё повыше - много таланта не требуется. Ни умопомрачительной пластики, ни изображения сложных эмоций. Улыбайся, поднимай всё, что можно и нельзя, визжи погромче. Авось на визг твой и хохотание кто-нибудь отзовётся да приманится. Да харьку не забудь поярче раскрасить, чтоб заметнее была среди прочих. Правда, по большому счету за толстыми слоями макияжа прятались как раз те, кто лицом не вышел. Хозяин кабаре набрал самых разных дамочек в угоду клиентам. Есть и пышечки и худышечки и с затуманенным взглядом и с чахоточным блеском в глазах. Выбирай по себе. И всё же большинству по душе была настоящая красота. А истинно красивых от природы мадмуазелей было чуть… Красивых и действительно талантливых – того меньше, всего двое. Они-то и стали примами. Сесиль и Кристин. Вдвоём, казалось бы, не тесно, но не тут-то было. Сесиль считает Кристин зазнайкой и капризулей. Слишком много мнит о себе эта королевка. Такую необходимо осаживать, чтобы знала своё место. Так что мелкие пакости стали обычным делом в их взаимоотношениях. Даже сейчас, например. Сесиль стоит на сцене в пустом зале, пока нет посетителей. Она разогревается. Вот-вот должен прийти маэстро. Не столь давно кабаре взяло курс на постановку качественных шоу и пьес. Нашлись и желающие ставить свои творения в этих стенах. Пошли слухи, что сегодня придёт замечательный автор. Правда или нет, а стоит быть готовой. Сесиль не стала наряжаться во всё самое вычурное. На ней был чёрный танцевальный наряд. Довольно откровенный, но не слишком пошлый. А вот Кристин, очевидно, вырядится, захочет прийти при полном параде. Ничего, наверняка, хоть одна шпилька да попадет в цель! Шпилька в прямом смысле слова. В нескольких платьях по несколько штук. Хорошо бы острие угодило в её мягкую попку. Будет забавно, если она подпрыгнет. А там авось и ногу подвернёт. Это выключит её из круга конкуренток хотя бы на время. Если пьеса окажется впрямь хороша, Сеси обязана получить там главную роль.

[AVA]https://i.yapx.ru/S1SN.jpg[/AVA]
[SGN]...[/SGN][NIC]Сесиль Тортелье [/NIC][STA]...[/STA]

+3

4

Не вынимая руки из кармана пальто, Николло – местные звали его на французский манер Николя – пересчитал монеты. Пожалуй, на фиакре можно сэкономить, кто знает, когда ему ещё выплатят гонорар за либретто… К тому же, в такую погоду – одно удовольствие пройтись! При каждом выдохе с его губ слетало облачко пара, брюнет подышал немного просто так – из любопытства, а затем двинулся вверх в сторону площади Пигаль. 

Англичанин не уставал удивляться Парижу. Он шел, мерно давя ботинками хрустальный снег. Не торопясь. Радуясь новому дню. И как водится в такие моменты, когда никакие тяготы не мешают мыслить, думал обо всём, что встречал на пути. Засмотрелся на молодую женщину, выпорхнувшую из парадного подъезда. Лёгкую, в облаке духов и меха, с золотым нимбом модной шляпки. И чуть не свернул шею, провожая шелестящий трен её платья. Усмехнулся двум дворнягам, сидящим у гастрономической лавки, свесив языки на бок. Их глаза-бусинки следили за мясником, что развешивал свежие куски грудинки на железные крюки. Один пес вдруг поднял зад с промерзлого тротуара, деловито обнюхал высокого прохожего, явно иностранца – иначе, чего он прогуливается с такой вальяжностью? И даже гавкнул. Писатель любил запоминать детали таких картинок – будничных, незатейливых. Чтобы потом вплетать их в нить своих рассказов. На другой стороне улицы слепая старуха продавала венчики роз того самого аристократичного пепельного оттенка, какой встречается только на полотнах старых мастеров. И где она только взяла их в январе! Ланц в три размашистых шага пересек булыжную мостовую и, вновь порывшись в карманах, вложил монету в трясущуюся руку торговки. Монету, которую он сэкономил на фиакре и которую зачем-то потратил на совершенно ненужный ему букет. «Dieu te bénisse, monsieur» - благословила цветочница. На вершине холма, одетая в белое, замаячила базилика Сакре-Кер.

Николло любил это место. Перекресток контрастов. В средние века на 130-метровую возвышенность Монмартра взбирались паломники, чтобы преклонить колено в бенедиктинском аббатстве Сен-Дени. А сейчас сюда со всего мира стекаются верующие в запретную любовь. Чтобы тоже преклонить колено… Но перед какой-нибудь античной богиней, рождающейся из пены кружев. Его новое сочинение тоже было на основе древнего мифа. И Ланц очень хотел, чтобы его поставили именно здесь – в «Мулен Руж». Красной мельнице, разрезающей своими крыльями небо Парижа. Постучав в дверь – право, Ник не знал, чем живет ночное заведение по утрам? – и не получив ответа, мужчина вошел во внутренний двор, а затем в сам клуб. Со столов были убраны скатерти, рогатые перевернутые стулья скопом громоздились в углу. На невычищенном паркете ещё мерцали блестки прошлого вечера. И во всем бальном зале – лишь один силуэт. Издали. Женщины.

- Bonjour, - с пока нетвердым французским акцентом, излишне грассируя. Писатель снял цилиндр, который в теплом помещении мгновенно покрылся бисеринками влаги. Да и от его ботинок стали растекаться талые лужицы. Почему-то в присутствии красавицы мужчина несколько оробел и, стоило ей приблизиться, брюнет не нашел ничего лучше, как протянуть тот самый венчик роз.

- Это... Это Вам.
[ava]http://s018.radikal.ru/i521/1711/c5/4a8d67125234.jpg[/ava]

Отредактировано Nicollo de Lanza (2017-11-27 23:33:05)

+3

5

http://s2.uploads.ru/0nmkE.gif

Мулен Руж, ах, Мулен Руж!
Сколько ты похитил душ!
Зал огромен, мест не счесть,
Всяк придти сочтёт за честь –
А за место в первый ряд
Ажно чёрт рядиться рад
!

В ожиданье волшебства
Все сердца стучат едва,
И со лбов стекает пот:
Вдруг сегодня повезёт
И красотки страстный глаз
Из толпы приметит вас?


Пестрая обертка заведения, одно название которого, вызывало не благоговейный трепет в области сердца, а где то чуть ниже, отдаленно напоминающее порхание бабочек в животе, однако ...еще ниже, даже в пасмурную погоду смотрелось вызовом всему Парижу, нет, даже всему миру.  Если говорить о мужском контингенте посетителей этого заведения. Разглядывать так близко и фантазировать на тему ног и округлых плечей, смотреть на то, как после выступления змеится капля пота по почти оголенной спине посыпанной блестками, придавая коже нереальность сошедшей с Олимпа сладострастной нимфе. Не это ли фантазии досточтимых джентльменов, стремящихся сюда урвать свой кусок тягостного и глубокого вздоха по какой нибудь танцовщице или певице, которая едва ли оценит и одарит вас своим вниманием, если в вашем кармане не бренчит.
Администратор, занимающий эту должность, прожженный во всех смыслах этого слова делец заготовил уже десяток новомодных и искрометных приветствий для писателя, и по словам молодого гения, способного обновить программу так, что она сможет не только расширить круг посетителей, но и привлечь более изысканные слои населения. Как считал сам Жуст - "больше лоска!"
Приветствовать молодую звезду Бюжо отправил двух своих любимых канареечек, как он их называл. По его мнению они были способны вызвать в писателе искру, бурю, безумие и закружив, раззадорить его фантазии, что бы он превзошел сам себя. Но, на самом деле, ему доставляло огромное удовольствие смотреть, как дамочки раздувают ноздри и начинают шипеть друг на друга, заходясь в самом древнем азарте соперничества, что было заложено еще древними Богами в каждую дочь Евы.
- Да поторопись же ты!
Зашипела на Кристин мадам Вернон, когда первая аккуратно поправила выпадающий тяжелый локон из прически.
- Придешь к шапашному разбору и останешься ни с чем!
Кристин напышенно вздернула подбородок.
- Это мы еще посмотрим.
И плавно заскользила из своих мебелированных комнат, ибо ей была отведена не просто малая гримерка с множеством столиков, где ютились девицы из массовки.
Актриса спустилась по боковой лестнице, по которой обычно с замиранием сердца и напряжением в других органах поднимались поклонники, желающие припасть к ручке, а то и к ножке. На начищенном до блеска полу еще лежали лепестки из розового пиона. Ее любимые цветы. Нет, не розы. Этих колючих бестий она не переваривала. Сметя подолом платья остатки былого праздник, все так же неспешно она миновала лестницы и коридоры, чинно отбивая каблуком ритм примы.
Притемненный зал не был освещен тысячью свечей и потому находился в полумраке и даже в нем она увидела у сцены знакомый ей силуэт Сесиль.
Боже... как примитивно... что ж до гола то не разделась? Кристин брезгливо поджала губу. Она до сих пор не считала, что кабарэ, это синоним публичного дома. Это обнаженная мечта ходящая по тонкой грани допустимого. Это игра с мужскими фантазиями...хотя, не только. Сногсшибательные танцоры в Мулен Руже тоже были, да и не только танцоры. и богатые дамочки, не желающие прозябать в тени и ведущие праздный образ жизни смотрели на этих красавцев, танцующих огненное танго так, что разгорался не только паркет под их ногами, но и бархатные сидения стульев под задницами зрительниц.
- Кристин Лерой.
Минуя Сесиль актриса протянула узкую ладонь незнакомцу и тут что то острое кольнуло ее в бок и она ойкнув, тут же одернув руку.
- Госпади, да что такое...
Засуетившись, зашарила пальцами по шву платья, пытаясь справится с неприятным ощущением и что то нащупав, наконец вытащила искривившуюся булавку.
Лерой глубоко выдохнула, стараясь сдержать яростный порыв и вернуть на лицо милую и доброжелательную улыбку, но какой к черту очарование, когда в боку неприятно садило и чесалось, а из пальца просочилась капля крови. О! Она догадывалась, кто тому виной!

Отредактировано Kristiana Larno (2017-12-02 10:22:39)

+3

6

[AVA]https://i.yapx.ru/S1SN.jpg[/AVA]
[SGN]...[/SGN][NIC]Сесиль Тортелье [/NIC][STA]...[/STA]
Плавно и медленно кружатся в танце
Тонкие руки, хрупкие пальцы.
Станешь ты белой пушинкою,
Ветром гонимой,
Необъяснимой, светлой печалью. (с)

Дополуденные часы в заведении были самыми тихими. Большинство отсыпалось после горячей ночи, полной алкоголя и развлечений. Кругом царил его величество бардак. Россыпи блёсток и конфетти, лепестки цветов смешались с крошками пищи и осколками битых бутылок из-под шампанского, лужицы самого напитка подсохли и стали липкими, собирая на себя пыль и волоски. Стулья в основном были закинуты на столы, но некоторые валялись в уголке. Это означало, что они как-либо сломаны и требуют ремонта. Неприглядно…  Изнанка феерии.
В то же время именно данный момент как нельзя лучше подходил для репетиции. Самое сложное в ремесле артистки - это петь и танцевать одновременно. На все ноты должно хватить дыхания, а движения следует исполнять чётко. За той красотой, что создают настоящие дивы, а не те, кто способен лишь оголять ноги и другие участки тела, стоит тяжкий труд и годы изнурительных тренировок. Ну, что же, пока есть немного времени, блондинка становится на исходную позицию и, плавно двигаясь в полумраке сцены, запевает песню -  это один из её любимых и уже довольно отточенных номеров, поэтому он подходит для начала.

Un zeste de felicite
Un temperament qui fait rire
Parce que tout peut bien arriver,
Le temps nous dit c'est plus facile
Si on met: un zeste de citron dans l'eau
Changer de gout sans changer l'hydre
La vie est belle pimentee, corsee
La vie qui pique
Qui pousse comme un champs de ble

Veni, Vedi, Vici
C'est de la chance aussi
Tout petit a petit
L'oiseau qui fait son nid, douillet
Veni, Vedi, Vici
Ma bonne etoile luit, je n'ai
Pas de mea culpa
J'suis bien la et j'aime ca

Движения, которыми сопровождалась сия песня, были довольно-таки плавными,  больше взмахов руками, прогибов тела.  Так что девушка получала удовольствие от того, что делает. Это только разогрев. Прима слышала, как скрипнули двери, но не собиралась прекращать петь и танцевать. Если пожаловал тот самый писатель, то тем даже лучше. Ведь он сразу посмотрит на неё за работой и оценит по достоинству привлекательность и профессиональные умения.  Тортелье была уверенна, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Это пускай Кристин рассказывает ему, какая она замечательная и выдающаяся, сколько всего умеет, как и где.
Сесиль завершила номер  плавным поворотом вокруг своей оси и остановилась, глядя сразу в глаза гостю. Мужчина был уже как раз около сцены.  Даже не верилось, что Жуст мог пригласить такого автора, да ещё делая из этого столько шума и посылая на встречу с ним сразу обеих прим.
Он был одет довольно... скромно. Почему-то Сесиль ожидала, что маэстро пожалует выряженный во что-то невообразимое. У творческих личностей часто в голове такое, что нормальному человеку не присниться во сне и под кайфом не явится. А хотя... Чего греха таить? Многие употребляли. Кто просто алкоголь в неумеренных количествах, кто кое-что посерьёзней. Иные же были обязаны за свое нестандартное мышление тому, что они "не такие" и их вкусы достаточно специфичны...
На фоне подобных мастеров слога молодой мужчина выглядел как-то, хм, даже мило и просто, что ли, а его трогательный подарок окончательно дополнял это впечатление. И это подкупало. Разумеется, в данный момент Тортелье ни коим образом не рассматривала вошедшего как персону, которой возможно реально увлечься. Кроме того, сейчас трудно было судить о его денежном состоянии. А это важно. Пьесы она пока тоже не читала, вдруг это бред сумасшедшего, тогда пусть Лерой хоть все роли там забирает.  Тем не менее, симпатию Сеси молодой человек уже завоевал. У него был такой взгляд.…  Как бы это сказать? Восторженный, пожалуй.
Акцент выдавал в нём иностранца. Принимая веночек из роз, девушка мягко улыбнулась
- Merci, monsieur  - сделала реверанс  Тортелье, но едва не была сбита с ног стремительно ворвавшейся в зал Лерой. Ураган Кристин? Или же лесной пожар? Алый…как пошло и банально. Но тем лучше. В нём как раз шпилек больше всего. Как ты предсказуема, канареечка…
Стоило труда немедленно спрятать ехидную улыбку, когда заносчивая танцовщица ощутила прелесть подарка Сесиль.
Кристин, mon Cheri, неужели в твоей гримёрке снова завелись блохи? Уже второй раз за этот месяц?! - Изобразила участие Сесиль, когда соперница заойкала и закрутилась, подобно собачонке, пытающейся поймать собственный вёрткий хвост. - Какое безобразие, необходимо проверить и перестирать все наряды, чтобы вымочить этих бестий в воде!

Отстранённая было девушка подошла чуть ближе к маэстро и Кристин и пожала плечами, косясь на последнюю, как бы подразумевая, что с той всегда что-то такое случается, а когда на свет была извлечена та самая булавка, принадлежащая Сеси, танцовщица тут же  нахмурилась.
- Ого, ты должна расторгнуть деловые отношения со своей портнихой. Должно быть, она стареет, раз забывает столь опасные мелочи, способные навредить твоей нежной коже, склонной к покраснению и всяческим аллергия. Ты должна беречь себя, дорогая. Может тебе пойти отдохнуть?  Булавка – это такой стресс…

+ перевод

Немного блаженства,
Веселое настроение,
Потому что все может произойти,
Время нам показывает, что легче будет,
Если бросить корочку лимона в воду,
Изменить вкус, не меняя основу.
Жизнь прекрасна, пикантна, насыщенна,
Жизнь — язвительна,
Она произрастает, как на пшеничном поле.

Пришел, увидел, победил
Мне еще посчастливилось:
Потихоньку
Птичка вьет себе уютное гнездышко
Пришел, увидел, победил
Моя счастливая звезда сияет
У меня нет чувства вины,
Мне нравится это, и здесь хорошо.

Отредактировано Selya Torbiera (2017-09-23 00:37:50)

+3

7

В кабаре французские приятели затащили Николя ещё в одну из его первых здешних ночей. Если ты не был в «Мулен руж», считай и Парижа не видел! С первой секунды заведение захватило все органы чувств писателя. Вокруг взрывались пробки от шампанского. Пахло пудрой, разогретой на коже танцовщиц, и звериным мускусным духом мужчин. Возбужденная, задыхающаяся от волнения публика не отрывала глаз от сцены. Женщины! Женщины! Женщины! Они были прекрасны. 

В блеске газовых рожков, под оглушительный аккомпанемент оркестра, взлетали пенные юбки. Умопомрачительная игра стройных ног, которые то сходились, то расходились, то обнажали кусочек плоти, затянутый в кружевные чулки, то вновь прятали её, то дарили надежду, то отнимали. И так до предела. До исступления. До последней ноты и оглушающего грома аплодисментов - «Браво!!!».

Десять пар глаз, двадцать, сотня… Но в зале не было другого такого же страстного зрителя, как Ланц. Впрочем, нет, не зрителя. Уже тогда мужчина был внутри этого чувственного буйства, жил в нём, творил. За столиком красного дерева писатель начал свою оперетту. Ту самую, с которой сейчас вернулся под сонные своды знаменитого заведения.

- Николло Ланц. – склонился и легко коснулся губами пальчиков сначала одной блондинки, затем другой. По глазам видел – ждали не его. Вернее, не такого. Как любой мужчина при слове «танцовщица кабаре» рисовал себе в голове даму изысканную, порочную, сластолюбивую… Так, кажется, и любая женщина при упоминании «писатель» представляла этакого фата. Со звонкой монетой в кармане, лёгкой шуткой на устах и новой забавой в уме. Какова же реальность?

Реальность была другой. Более сложной. Но не менее интересной. Николя уж точно не был разочарован. Разве что – чуть озадачен…

- Я искренне рад знакомству, леди. Хотя Жуст, - писатель имел в виду небезызвестного администратора заведения,

- Не предупредил, что меня ждут сразу две актрисы. – мысленно добавил: «и что придется выбирать». Вот так откровенно, хотя, скорее, беспечно озвучил Ланц. Зная бы, что случится через секунду, точно бы откусил себе язык.

За противостоянием двух дам гость следил растерянно. Конечно, он знал, что творится за кулисами родных ему лондонских театров. Такие же мелочные склоки, зависть, подковерные игры. Но там соперницы разили друг друга шпильками слов, а не натурально острыми металлическими орудиями…

- У Вас… кровь. Подождите, я помогу. – чтобы осуществить задуманное, брюнету пришлось сначала найти место, где оставить цилиндр и перчатки. Николя пару мгновений вертел головой, после чего примостил головной убор на краю сцены. Занырнул рукой под плотную шерсть пальто и вытащил чистый платок.

- Возьмите, пожалуйста. – вместе с белоснежной тканью драматург извлек и стопку листов, которые до этого он прятал у груди. На бумаге размашистым почерком читалось: «Orphée aux Enfers», opéra bouffe en deux actes».*

*«Орфей в аду», оперетта в двух актах».
[ava]http://s018.radikal.ru/i521/1711/c5/4a8d67125234.jpg[/ava]

Отредактировано Nicollo de Lanza (2017-11-27 23:55:21)

+3

8

http://s2.uploads.ru/z6Rar.gif http://sh.uploads.ru/QgKFe.gif

Женщины целуют друг друга при встрече, потому что не могут укусить.

Значит Николло. Кристин как то не ожидала увидеть столь скромный образчик мужского достоинства. Ни блеска совратителя и ловеласа в глазах. Ни улыбки сладострастной и дерзкой, дающей надежду о острой игре противостояния полов, которая должна зажигать женщину опытную. в "Мулен Руже" не было женщин не опытных. Даже самая свежая розочка и конфетка через пол года в вихре конфетки, музыки, откровенных нарядов и страстей превращалась в самую махровую, яркую и благоухающую розу, а порой и орхидею, не гоаоря уж о конфетках...
Итак. Перед ней был молодой мужчина. Опрятный. Среднего достатка. И ммм о моральных ценностях которого, пока не представлялось возможности узнать. Но, вот о его мечтах...
Однако... это жужащее чувство беспокойства под названием Сесиль. Она пищала в ухо, как надоедливый комар в ночи, и от нее и в правду возникал зуд, как от тех самых блох, про которых она сейчас вещала.
Выказывать свою слабость Кристин не любила. В балетной школе, движимая невероятным тщеславием и трудоспособностью она занималась по десять часов в сутки. Обливаясь потом. До изнеможения. Не испытывая жалости к себе и своему телу. Кабаре ни сколько не разбаловало ее отношением к себе. Нет, мужчины конечно разбаловали своим вниманием, но она осталась таким же трудоголиком и насильником над своим телом и духом. И потому относилась к себе с изрядной долей восхищения и самолюбования, не взращенной на пустом месте, а потому, что действительно считала. что она лучшая и достойная. Так что пусть Сесиль пищит сколько хочет. И кусается, как блоха. Разве слон обращает внимание на Моську? И как говорил Наполеон Бонапарт  "Когда неприятель делает ошибку, не следует ему мешать. Это невежливо."
Кристин покрутила булавку в пальцах и даже не посмотрев на крутящуюся вокруг нее Сесиль приколола ее себе на грудь.
- Не подходи тогда ближе La Belle. Это может быть опасно.
Через плече парировала она своей сопернице.
- У Вас… кровь. Подождите, я помогу.
Кристин запорхала ресницами, выражая крайнюю степень покорности и благодарности молодому писатель. Трогательно улыбнулась, отмечая мягкосердечность творца муз, принимая его платок.
- Это пьеса?
Потянулась она другой рукой к белоснежным аккуратным листам.
- Так о чем же поет ваше сердце?
Творцы очень трепетный народ и испытывают душевные метания и муки творчества, а так же очень боятся быть низвергнутыми в бездну непризнания!  Просто нежные фиалки на залитом солнце лугу. И важно дать показать, что ты восхищен! "Королева в восхищении!"
- Орфей в Аду?
актриса удивленно подняла бровь.
- Значит Эвредика. Я правильно поняла?
Взгляд женщины заскользил по списку действующих лиц. А губы тут же зашептали незамысловатый отрывок из одного из стихотворений современности.
Слышу, слышу шаг твой нежный,
Шаг твой слышу за собой.
Мы идем тропой мятежной,
К жизни мертвенной тропой.*

Действующих лиц довольно много. Кристин мягко улыбнулась.
- Так почему Орфей, маэстро?

* Использовано четверостишие из стихотворения Валерия Брюсова. Орфей и Эвредика.

Отредактировано Kristiana Larno (2017-12-02 11:06:35)

+1

9

Ах, как жаль было теперь, что знакомство с писателем проходило в столь ранний час да ещё в обществе Кристин. Николло ведь был весьма миловиден и, казалось, совсем не испорчен. Такой не позволит себе лишнего, не начнёт грязно приставать, дай лишь малейший повод. Так ведь? Или же первое впечатление обманчиво?  С этим мужчиной вполне можно было бы приятно провести время за ужином и ужином же и интересной беседой ограничиться.
Если бы он пришёл вечером да посмотрел выступление, потом за бутылочкой хорошего вина поведал о своих планах на шоу, изложил кратко сюжет постановки. (Или он предпочитает шампанское? Сама бы Сеси не отказалась бы от сладкого вермута) – вот было бы дело другое… Ну да пустое теперь прикидывать. Надо бы ловить нынешний момент. Но, кажется, Сесиль сама подпортила его. Ланц действительно оказался истинным джентльменом, учтивым, сочувствующим и, разумеется, носящим платок для того, чтобы  вовремя подать его расстроенной женщине или же слегка раненой, как это было с Лерой.
Кристин вряд ли не догадалась, что шпильки дело рук Тортелье, но виду не подала. На том спасибо. Презумпцию невиновности никто не отменял. Сесиль невинно хлопала ресницами.
– Какая всё-таки неприятность. А ранку бы обработать не мешало. Ты бы позвала свою прислугу - мадам Вернон.
Танцовщица и рада бы не приближаться к сопернице, как та рекомендовала, да только Николло передал Кристин не только платок, но и пачку бумаг. Сценарий оказался в руках Лерой! Какой кошмар! Нет-нет-нет, так нельзя!
Да и балерина явно уже начала применять свои чары. - Так о чем же поет ваше сердце?
Хах…
Тортелье слышала и название пьесы. «Орфей в аду» значит, любопытно.
– Действительно, о чём поёт сердце творца с родины Шекспира?
Сесиль приблизилась к Николло и положила свою ладонь на его грудь с левой стороны. Артистки кабаре не редко выражались рифмами. Это уже сделала Кристин, прочтя отрывок, соответствующий названию пьесы. Сесиль не могла позволить себе повториться, дабы произвести нужно впечатление. Посему блондинка с лёгким французским акцентом процитировала песню на родном языке Николло, полагая, что он способен оценить это.
Let me be part of it all
Share your dreams with me
You may be right, you may be wrong
But say that you’ll bring me along
To the world you see
To the world I close my eyes to see
I close my eyes to see
Every night I lie in bed
The brightest colors fill my head
A million dreams are keeping me awake
A million dreams, a million dreams
I think of what the world could be
A vision of the one I see
A million dreams is all it’s gonna take
A million dreams for the world we’re gonna make*

Рука девушки вернулась на исходную позицию, дабы чрезмерно не смутить вдруг Ланца.
- Признайтесь, греческий миф привлек Вас и любовью и трагедией, маэстро? Ваше сердце стучит так энергично. Вы хотите столь же сильных переживаний? Вам нужны эмоции? Эмоции окружающих? Эмоции актёров и публики? Как можно больше, потому что в них сама жизнь? А греческие боги так несовершенны, что приближает их к нам – простым смертным…
Сесиль пыталась угадать, надеясь обернуть себе на пользу как правоту так и ошибку.
– Ох, дорогая. Наверняка там не одна женская партия. Ведь тех же богинь в пантеоне да нимф пруд пруди. Прочти-ка вслух все роли, если тебя не затруднит, конечно.
– А второго экземпляра у Вас нет? – Обратилась Тортелье уже к Николло.

*Перевод

Дай мне быть частью этого всего
Раздели со мной свои мечты,
Ты можешь быть прав, а можешь ошибаться,
Но скажи, что ты возьмёшь меня с собой
В тот мир, который ты представляешь,
В тот мир, увидеть который я могу, закрыв глаза.
Каждую ночь я лежу в кровати
И самые яркие цвета наполняют моё сознание,
Миллион мечтаний не даёт мне уснуть.
Миллион мечтаний, миллион мечтаний
Я размышляю о том, каким бы мог быть мир,
Я представляю его перед собой
Миллион мечтаний — вот что будет нужно

[AVA]https://i.yapx.ru/S1SN.jpg[/AVA]
[SGN]...[/SGN][NIC]Сесиль Тортелье [/NIC][STA]...[/STA]

0


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » АЛЬТЕРНАТИВА; » Мулен Руж