HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » Достигай цели подобно гребцу - повернувшись к ней спиной


Достигай цели подобно гребцу - повернувшись к ней спиной

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://68.media.tumblr.com/bcd5f8774186f7915167ad54b27a678e/tumblr_oakub3vPsq1rmlawno3_r3_250.gif
НАЗВАНИЕ
Достигай цели подобно гребцу - повернувшись к ней спиной
УЧАСТНИКИ
Андрес Найтон, Алеандер де Анж
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Собор Святого Ангела, Авелли, Орллея / 23.08.1443, вечер
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
После визита в замок Конкордии герцог решает встретиться с епископом Элшира - кардиналом Алендером де Анжем, занимающим в курии Его Святейшества пост вице-канцлера. Когда "светские" методы воздействия исчерпываются, настаёт время прибегнуть к проверенным временем "церковным" и в этом хорошим подспорьем будет духовенство, пользующееся большим авторитетом в западном герцогстве, даже в недавно опальном графстве северо-востока.

+1

2

День близился к своему завершению, но, как это обычно бывает, столица западного герцогства буквально только начинала свою бурную жизнь. Собор Святого Ангела, располагающийся в центре города, возвышался над просторной главной площадью, где люди расхаживали туда-сюда, переходя из одной части города в другую, суетливо занимающихся своими делами. Пребывая под впечатлением от замка, а точнее от того образа, который сложился в воображении и который ещё предстояло воплотить в будущем, Андрес с неохотой вернулся в пока что действующую резиденцию, куда более скромных размеров, пусть и более привычную (а может потому и обыденную), он разобрался с несколькими делами, не терпящими отлагательств и отправился в центр города с небольшим сопровождением. По возвращению в столицу из Ланкашира Найтон уделил особое внимание ситуации с Элширом, ожидая признания вдовствующей графини в намеренном политическом саботаже, что вкупе с очевидно роялистскими воззрениями её баронов заставляют герцога искать пути решения сложившейся ситуации. Кайлан Хорнли, благоразумно отказавшись от поста наместника, был чуть ли не единственным, кто мог бы обеспечить постепенное возвращение опального графства в лоно западного герцогства, но если даже он не справился – едва-ли это под силу кому-то другому. В то же время молодой епископ, назначенный летом в качестве духовного главы этой епархии показал себя намного лучше, если верить рассказам Джованни. Естественно, гасконское происхождение прелата смущало герцога, но, выбирая между гасконцем-графом и гасконцем-епископом Андрес непременно предпочтёт второго, ведь Церковь, в отличие от светской власти, менее чувствительна к национальности и разговаривает на одном языке.
Спешившись, герцог поднялся по ступенькам и зашёл в уже отлично знакомый просторный зал, в конце которого его и должен был ждать кардинал. Встреча, назначенная на поздний час должна стать вехой в плане по перестройки Элшира и его реинтеграции, его Епископ играл не последнюю роль в этой пьесе.
- Ваше Высокопреосвященство, - Андрес кивнул кардиналу, поцеловав перстень на его руке, - Благодарю, что так скоро смогли встретиться и сразу предложу прогуляться за стенами собора. Такие прохладные вечера большая редкость для конца лета, грех будет упускать такую возможность, - улыбчиво предложил герцог, жестом руки предлагая выйти во внутренний двор, сооруженный с боку для тех, кто не хотят сидеть на площади, битком забитой людьми.
- На днях я прочёл ваш трактат в пользу отмены целибата и нахожу аргументы, изложенные в нём, весьма убедительными. Думаю, на предстоящем соборе с участием моргардского духовенства вы сможете найти немало сторонников своих идей, если их должным образом поддержит Его Святейшество и паства, - как и в случае со светской дипломатией, важно заранее узнать побольше о собеседнике. С феодалами это просто – их достижения и занятия лежат на поверхности, а за день при дворе можно узнать практически всё обо всех, с духовенством же сложнее. Они не победами на турнирах и не подвигами на полях сражений кичатся, а богословскими текстами, трактатами и воззрениями на роль церкви в жизни. Андрес уже привык читать время от времени работы наиболее видных князей церкви, тем паче что в церкви Барончелли их не так уж и много, потому пусть и поверхностно, но был знаком с трудами Алеандера. Своей же похвалой он не столько пытался польстить, сколько намекнуть на то, что может посодействовать тому, чтобы его идеи получили должную огласку и в светском обществе. Казалось бы, зачем это кардиналу, ведь решение всё равно принимает духовенство? Духовенство связано с паствой, как и паства с духовенством, если общество будет активно обсуждать эти идеи, разве смогут церковные круги обойти её стороной? А если общество одобрит эти идеи?
- Надеюсь, первые месяцы жизни в Орллее вам пришлись по душе? Наверное нелегко начинать новую главу своей жизни с такой неоднородной массой, которая скопилась в Элшире. Графство, политически разобщенное и жители, стоявшие на перепутье, терзаемые долгом между двумя светскими правителями и двумя духовными лидерами, - естественно, речь шла о выборе между Хельмом и независимой Орллеей, к которой Андрес предпочёл приплести и выбор между Клетом и Барончелли, что не так уж и далеко от истины. Барончеллизм не признаётся в Хельме и едва-ли жителям графства разрешили бы исповедовать его вопреки официальной позиции Рейниса и королевского совета Хельма.

P.S.

В нашем последнем отыгрыше Барончелли предложил Алеандеру написать трактат в поддержку своих идей, посему позволил себе упомянуть его. Если Алеандер не публиковал/не писал его - сообщите, перепишу этот момент.

+1

3

При более подробном рассмотрении столица Орллеи оказалась и не такой уж и плохой. Может дело лишь в том, что Алеандер постепенно привык тому, что он стал ее частью. В глазах посторонних он все еще был чужаком, гасконцем, прибывшим в совершенно другое герцогство со своей конкретной целью. Те месяцы, которые он пробыл на должности епископа Элшира и вице-канцлера, кардиналы во всю шептались за его спиной, перемывая ему кости с такой силой, которой позавидует самая неистовая морская волна, омывающая берега Орллеи. Церковник молча переносил все слухи, гуляющие по коридорам резиденции и на собирающихся временами заседаниях. Он лишь делал свою работу так же трепетно, как и раньше. Только теперь Алеандер служил не Клету, а Пию. Разница, как оказалось, не такая уж и большая на самом деле. Должность библиотекаря рейниских архивов пусть и не такая почетная, зато спокойная. Сидишь себе в полу-пустом зале, занимаешься исследованиями, иногда чтением и контролем остальных твоих подчиненных. Только вот Алеандер не жалеет, что обменял пыльную, в прямо смысле, работку на более нервную. Ведь когда на него смотрели остальные кардиналы вовремя консисторий, он испытывал ощущение собственной возвышенности над остальными. Их глаза были полны некой зависти к должности, что он получил. Вице-канцлер это самая желанная для любого кардинала, да и вообще любого церковнослужителя, должность при понтифике, даже если тот не особо настоящий. Алеандер потому и хочет чтобы в глазах народа он стал избранным, а может, если получится защитить Пия на соборе, и самым что не есть единственным. Любовь к власти прочно закрепилась за плечами Алеандера, характер которого, между прочим, стал сильно меняться и далеко не в лучшую сторону. Жажда денег, наживы и могущества, а еще чувство избранности, крепко схватили его в свои черные когти. Кроме этого у Анжа проявилась самовлюбленность и эгоистичная натура, скрытая до поры до времени. Он научился контролировать свои эмоции, скрывая настоящие за показной маской благочестия, холодности или безразличия. Вместе с племянницей Его Святейшества, постепенно ковыряясь в отчетах и архивах, Алеандер нашел особенно "благочестивых" епископов и нагло, жестоко, выставил их "козлами отпущения". Все они понесли заслуженное наказание. Таких еще много, потому это лишь, как считал кардинал, попытка запугивания и проявление власти Джованни Барончелли. Один раз кардиналу пришлось подловить другого и приставить к его горлу кинжал, но только лишь потому, что Алеандеру надоело слушать бредни захудалых стариков, завидующих его молодости и неуемной энергии. Закончив в епархии Элшира с пропагандой населению истинных учений барончеллизма, как стало модно называть новое течение, кардинал Анж приехал в Авелли в отчетом для Его Святейшества. Предстояло еще несколько дней провести в столице чтобы уладить все формальности и заодно опубликовать свой труд, касающиеся отмены целибата, через секретариат. К тому времени большая часть богословского мира уже была в курсе о чем писал кардинал, а многие и прочитали. Алеандер постарался вложить в свой труд все, о чем его учили в университете, ведь от этого зависело реализуют его идею или нет. На третий день своего присутствия в столице, мужчина собрался было прогуляться по ней, но получил послание от герцога. Делать нечего, пришлось отменить свои планы. И вот церковник теперь ожидает прибытия Его Светлости в самом великолепном и самом прекрасном соборе Орллеи - Святого Ангела. В жаркий летний день находится в его стенах сущее наслаждение. Снаружи царит палящий зной и духота, даже лошади, когда идут задыхаются от каждого шага, что уж говорить о людях. Лишь вечером заметно похолодало. За это время Алеандер успел по хозяйничать в соборе и дать подзатыльники мальчишкам-служкам. Остановившись посреди зала, повернувшись спиной ко входу, он разглядывал фрески, любуясь их красотой и невольно вспоминая в голове их дату создания. Один из уроков в богословской семинарии был посвящен как раз архитектуре церковных сооружений. Лишь невольные шаги сзади заставили кардинала обернуться назад. Герцог пожаловал собственной персоной. В глаза Алеандер никогда его не видел, но не особо удивился увиденному. Правда ему казалось, что Андерс Найтон выглядит как тощий, почему-то лысый, избалованный властью человек. Почему-то именно такая картинка сложилась в голове епископа. Человек, который подошел к нему был гораздо лучше, чем эти преставления.
—  Ваша Светлость —  поприветствовал кивком головы герцога кардинал и протянул свою руку, украшенную перстнем, для поцелуя. - Вечер действительно обещает быть прохладным. Не имею право отказать вам в прогулке.
Конечно, ведь уже конец августа, а значит скоро придет время осени и листья начнут опадать, а там и дожди нагрянут. Медленным шагом, чуть в сторону от герцога, заложив руки за спину, Алеандер прошел во двор. На оранжево-сиреневом небе уже появилось несколько звезд. Народу в саду совсем не оказалось.
—  Интересуетесь богословскими трудами и пока еще трудами не святых деятелей церкви? —  задал вопрос Андерсу епископ, остановившись около скамейки, но не думая присаживаться. Определенно ему было приятно, что такой человек как герцог припомнил его труд, кстати, далеко не первый в жизни. Тем более герцог мог и подсобить в этом. Только не просто же так он этого сделает и такая услуга имеет свою определенную цену. Алеандеру нужна была отмена целибата, но только потому, что он хотел официального сына, которым смог бы гордится и протолкнуть на духовную стезю. Хотя, смотря на герцога, Анж стал задумываться. Ведь перед ним стоит человек знатной крови, но бастард. Так же могло быть и с его сыном. Напрямую спрашивать что же надо герцогу от вице-канцлера Алеандер не решился. А вот и вопрос об Элшире, который задать Найтон имеет полное право. Ситуация сложная, но на самом деле не особо тяжелая, как ее рисуют.
—  Достаточно трудно, но вполне терпимо. С Божьей помощью я справлюсь. Некоторые бароны относятся с пренебрежением к барончеллизму и все еще следуют за опальной графиней, Хельмом и Рейнисом. Не могу отвечать за высшую власть в графстве, но мирные жители и простые люди на стороне Его Святейшества и... —  сделав паузу, Алеандер спокойно продолжил, словно намекнув на свою помощь —  Вашей Светлости
Не зря же епископ раздавал хлеб, муку, продовольствие и оказывал всяческую помощь жителям графства с именем Его Святейшества и герцога Найтона. Это возымело нужное действие. Кроме этого Алеандер познакомился с тремя баронскими семьями и завел с ними теплые отношения.

Отредактировано Aleander de Anje (2017-09-18 19:51:33)

+1

4

Андрес улыбнулся на вопрос собеседника, сходу же отметив – кардинал явно не страдает заниженной самооценкой. Тщеславие, как оказалось, свойственно не только придворным, но и служителям Церкви, так что глупо было бы проигнорировать это и не пощекотать самолюбие Его Высокопреосвященства.
- Меценатство нынче популярная вещь, Ваше Высокопреосвященство. Пусть боги не наделили меня знаниями, достаточными для ведения дебатов и написания трактатов на богословские темы, однако они наделили меня неплохим состоянием и высоким положением, которые я считаю нужным потратить для поддержания начинаний пока ещё не святых деятелей церкви, - улыбчиво ответил Найтон, как всегда с намёками. Подкупы, договоренности и соглашения – все они заключаются не так, как это видит обыватель. Не может один влиятельный человек прийти к другому и предложить ему сделку – ты мне это, я тебе то, всегда должно быть некоторое заигрывание, полуслова и очертания, как если бы рядом сидел сторонний человек и слушал беседу, ища коррупцию. Герцог был абсолютно искренен в своих намёках – он с радостью обеспечит безоблачную жизнь видному прелату церкви, если тот поможет ему в осуществлении щепетильных дел. Почему именно прелат, а не вассал, солдат или наёмник? Потому что у всех троих перечисленных лишь мечи да титулы, в то время как служитель церкви обладает властью духовной, а она, в свою очередь, открывается доселе закрытые двери. Простой пример – светскому правителю нужен легальный повод сместить неугодного человека, в то время как церковь может это сделать и без формального повода, ведь обвинения в ереси куда легче сфабриковать, и они менее формализованы, чем законы светские. Быть союзником с Церковью – лучшее решение, практические идеальное, особенно для правителя Орллеи, где население истово верующее и набожное.
- Увы, и мне пришлось слышать о неподобающем поведении некоторых баронов Элшира. Меня безмерно радует, что вашими стараниями паства Элшира осознала свои ошибки и повернулась лицом к истинному понтифику, - и сеньору, само собой, но это оставим за кадром. Подойдя к скамейке, герцог тоже предпочёл остаться на ногах, скрестив руки на груди и переведя теперь взгляд на лицо своего собеседника.
- Скажу откровенно, Ваше Высокопреосвященство, ситуация в Элшире наносит большой урон не только делам Церкви, которая страдает каждый раз, как видный сеньор не обращен в истинную веру, но и дела нашей будущей страны. Своеволие и вольнодумие смешались с корыстью и жаждой наживы, масштабы которых только растут. Мне и представить было трудно, что родная мать может публично, на глазах дюжин людей утверждать, что её родная дочь таковой ей не является, и всё ради чего? Ради власти и денег, ради чужого короля, чей отец предал высокие идеалы богобоязненного короля и ради чужого Папы, тонущего во лжи и лицемерии, предаваясь недостойному образу жизни и нарушающего все заповеди, оставленные нам святым Иоанном, - естественно, лишь в половину сказанного Андрес действительно верил, однако покуда они с кардиналом не закадычные друзья, выкладывать совсем открытую правду было бы в высшей степени глупо, суть он наверняка уловил и смог отделить зёрна от плевел.
- Мы ведь с вами в чём-то похожи. Как и вы, я ратую за благо своих людей, лишь с той разницу что вы радеете за сохранение духовного, за то, чтобы люди жили под сенью истиной веры и неукоснительно следовали заповедям, дабы обрести блаженность после смерти и избежать тягот чистилища, я же пекусь о благосостоянии земном, о том, чтобы наши люди более не страдали из-за безалаберности чужого правителя и смогли посвятить себя служению богам, своим повседневным нуждам и прочему. Клевета вдовствующей графини наносит урон нам обоим в равной степени, Церкви и государству, и в наших общих интересах исправить это, покуда не поздно. Вы, как епископ Элшира, обладает безусловным влиянием и властью на его землях, пользуетесь симпатией паствы и поддержкой народных масс. Возможно, вы бы могли рассмотреть возможность ареста нелояльных нашему делу баронов и привлечению их к церковному суду за распространение ереси и за поклонение ложному наместнику богов на земле? Дело это, безусловно, деликатное, но я с радостью наделю вас светскими полномочиями и предоставлю своих людей в довесок вашим, дабы обвиняемые не могли сослаться на защиту светских судов, - истинный правитель не тот, что кричит с высоких трибун, а тот, что шёпотом добивается поставленных задач. Попытка ареста баронов герцогом может быть воспринята как нарушение достигнутых договоренностей, тогда Элшир может взбунтоваться, а в Хайбрэе справедливо обвинять герцога запада в нарушении данного слова, но если это сделает служитель церкви? Андрес не может приказывать епископу, тем паче кардиналу, он лишь может подчиняться воле Святой Матери Церкви.
- Безусловно, если их вина будет доказана, - Андрес чуть склонил голову вперёд, как бы намекая, что их вина должна быть доказана, - Их земли будут конфискованы. Половина из них может достаться Церкви в вашем лице, Ваше Высокопреосвященство. Пусть этим они расплатятся перед пострадавшими сторонами их гнусного обмана, - Церковь никогда не против прибрать земли к рукам, а герцог, в свою очередь, никогда не против отдать часть земли в её распоряжение, ведь кто как не монастыри выступают лучшими работодателями. Монастырские земли дают лучший урожай, а их сокровищницы обеспечивают работой и едой не одну крестьянскую семью, в отличие от лордов, скупых на оплату труда рабочим. Ну и, конечно же, немалую долю прибыли от этих земель получит сам епископ, как глава Церкви в конкретном диоцензе.

+1

5

—  Кому как не Святой Церкви заниматься благотворительными делами, Ваша Светлость. Ведь меценатство всегда было неотъемлемой ее частью. Даже в самые тяжелые и неспокойные времена "мы" помогали людям. —  поделился своими мыслями с герцогом кардинал, утвердительно кивнув головой. - Впрочем и светская власть никогда не оставалась в стороне и поддерживала церковь когда ей требовалась необходимая помощь, а как известно, церковь не любит слишком долго находится в должниках.
Алеандер внимательно окинул взглядом мужчину стоящего перед собой. У него, нет сомнений, нарисовались большие планы в далеко идущее будущее. Не для кого уже не секрет, что Орллея не просто так захотела независимости. Барон желает быть графом, граф же мечтает стать герцогом, ну а герцог - королем. Отделение герцогства от Хельма это первый шаг Андерса Найтона сделанный в сторону короны, что водрузит когда-нибудь на его голову Его Святейшество. Для церковника уже было не секретом для чего герцог помог опальному кардиналу, выгнанному из Рейниса и сбежавшему под крыло мятежной Орллеи. Все это звенья одной цепи. Пию не стать было понтификом в Орллеи без поддержки герцога, и чтобы придти к этому выводу не нужно быть великим мыслителем.
—  Здесь не только моя личная заслуга, Ваша Светлость. По приезду в епархию меня весьма тепло встретили. Святые отцы проявили благоразумие и выступили единогласно за поддержку Вас и Его Святейшества. —  своими словами Анж имел в виду то, что священники в Элшире с удвоенной силой взялись исполнять его поручения, когда стало известно, что если они это сделать откажутся, потеряют не только возможность служить в духовном сане, но и попадут на костер инквизиции. Ведь епископа поставил сам понтифик, верховный князь церкви и блюститель Святого Престола, проявить непослушание значит пойти против самой церкви.
—  Истинно так. Временами люди забывают о том, кому они обязаны своим рождением и жизнью. Что именно Святой Иоанн спас их души, очистив их от скверны, но предав себя мучительной смерти.
Всю жизнь Анж почитал Иоанна гораздо сильнее, чем Создателя и Мать. Иногда они отходили на задний план, и он даже не думал о них. Святой Иоанн казался Алеандеру ближе всего к людям. Он пришел в эту жизнь человеком, он и умер как человек, не сделав для себя исключение.
Больно смотреть на то, как человек сам себя разлагает посредством ложного учения и отрицания настоящего. Мы должны дать шанс людям спастись в лоне истинной церкви, а если это сделать невозможно, то уберечь хотя бы душу, очистив ее. Мы не должны допустить растления умов "наших" юных созданий - детей, потому угрозу мы уничтожим собственными силами.
Бароны своими мятежами баламутят не только воду в округе, но и умы их поданных. Этого нельзя допустить. Заразу нужно уничтожить пока тело не прогнило с конечности. Обычно уже пораженную часть тела нещадно отсекают. В голове Алеандера постепенно начали появляться образы тех, на кого он мог тыкнуть пальцем и сказать одно слово "еретик". Учение барончеллизма заметно отличалось от рейниского и с уверенностью можно привлечь любого, кто отрицает новые догматы или не признает их.
—  Безусловно я займусь этим. —  неожиданно легко согласился на предложение герцога Алеандер, сделав выдох и посмотрев в сторону креста, изображенного на одной из стен собора, а затем перевел взгляд вновь на человека перед собой.
—  Я давал баронам шанс признать Его Святейшество, но они исчерпали его. Значит вы даете мне своих людей, а я выискиваю за что привлечь мятежников к еретическим течениям. Вы знаете, что за это им будет? —  вкрадчиво задал вопрос Андерсу вице-канцлер. Ведь за еретизм предусматривается одно - сожжение.
—  По этой причине я прошу вас, как пролетариат Церкви, оставить право их семьям сделать свой выбор и не лишать земель и имущества детей. Мы бы могли приставить к каждому из них одного из наших доверенных пастырей, а они бы в свою очередь взрастили новое поколение, поддерживающее вашу власть и власть ваших будущих детей.

Отредактировано Aleander de Anje (2017-09-18 20:05:55)

+1

6

- Мы с супругой тоже хотим внести скромный вклад в развитие богоугодного дела. В частности, под патронажем Её Светлости будут открыты новые приюты, не говоря уже о возведении нового крыла для Собора Святого Ангела и постройки нового собора, - ответил Андрес, понимая, что Церковь в лице её прелатов всегда хочет монополизировать благотворительность, ведь это та река, откуда проистекает народная любовь. Пусть герцог не может взять на себя вообще всю благотворительность на западе, не иссушив казну, принимать участие в наиболее крупных и значимых акциях в собственной столице – не только обязанность, но и большая польза.
- Не скромничайте, Ваше Высокопреосвященство. Паства следует за пастухом, вы указали тамошнему духовенству и народу правильный путь и кому как не вам почить на лаврах за богоугодное дело, - с улыбкой ответил Найтон, ничуть не пытаясь скрыть собственную же лесть. Насколько эта похвала заслужена и что раньше было – назначение кардинала епископом в опальном графстве или осознание местным духовенством приоритетов – вопрос спорный и малоинтересный, всему хорошему делу нужно конкретное лицо и этим лицом может стать Алеандер де Анж, гасконское происхождение только подчеркнёт символизм подобного выдвижения. Если даже из далекой Гасконии духовенство поддерживает барончеллизм, а тем паче из значимой семьи в церковной иерархии, это определенно повод и другим задуматься над тем, что новая вера имеет не только право на жизнь, но и может играть главенствующую роль в перианстве, а не остаться придатком, как сейчас происходит с другой конфессией внутри Святой Матери Церкви. У барончеллистов есть Инквизиция, у них есть данактийский орден, а вскоре, стараниями Андреса, и тэлерийский орден. Что у клетистов? Рейнис, чувствующий угрозу военного вторжения в том случае, если он займёт неправильную позицию в будущих конфликтах между западом и Хельмом.
- И наша общая задача – напомнить им и не дать забыть. Думаю, вы разделяете моё мнение, что Его Святейшество поступил крайне мудро, сделав акцент на персоне нашего Спасителя, которого с таким кощунством стараются предать забвению в Рейнисе. Безусловно, клетистам невдомёк, что святой Иоанн жил в этом городе и проповедовал его жителям, что поклонение ему есть в сути своей признание права первенства за Арвьерой, а вовсе не за Рейнисом, возникшим многим позже, - даже отбросив пропаганду и политику, Андрес был по-человечески рад тому, что нынче за Арвьерой и её собором закреплён главенствующий статус в Орллее, а вскоре будет и в Моргарде. Каким образом Рейнис превратился из орллевинской провинции в центр духовности всего цивилизованного мира, минуя многовековую историю Арвьеры и её главенствующую роль для всех петерианцев? Здесь дюжины мест, где жил и где умер Иоанн, здесь была переведена первая Книга Света, тут петерианцы с оружием в руках отстаивали своё право на существование и здесь они воздвигли величественный собор во славу богов, и лишь благодаря тому, что четыреста лет назад король Хельма решил подмазать перианцев и отторг им часть территории, не игравшей доселе значимой роли в петерианстве, Рейнис теперь зовётся центром веры, а некоторыми даже священным городом. Не был он никогда священным в глазах орллевинцев, подобную сказку можно втереть другим, но не тем, в чьих жилах течет кровь современников Иоанна, которые даже если не сознанием, то нутром чуют, что священным городом имеет право называться лишь один.
- Вы абсолютно правы, Ваше Высокопреосвященство. Новое поколение имеет все шансы родиться и вырасти в лоне истинной церкви, быть причастными к той церкви, которую нам завещал Иоанн, а вовсе не той, которую сделали лжепророки и бюрократы. Ради сохранения чистоты душ наших детей мы все обязаны защищать нашу веру и избавляться от ереси в наших рядах и в этом Церковь сможет всегда найти поддержу и понимание в глазах светской власти, - Андрес знал, что подобным потворством может разбудить нечто ужасное – гонения Инквизиции воистину могут достигать устрашающих масштабов, но что ему остаётся? Противиться этому значит противиться воле Церкви и ставить под угрозу само предприятие под названием «барончеллизм», а коль остановиться нельзя – лучше возглавить, пусть и не в первом ряду. Пока Джованни Барончелли занимает пост Великого Инквизитора, герцог уверен, что этот орден не нанесёт ущерба ни его политике, ни его планам, когда же придёт время другого лидера – тогда и можно будет размышлять о целесообразности поддержки намеченного курса. Найтон планирует воспользоваться этим временем затишья, дабы укрепить собственный авторитет в стенах Церкви, и всё для того, чтобы в нужный момент составить достойную конкуренцию возможному прелату, который поставит под угрозу политику герцога. Амбициозный план, но вполне осуществимый, если подбирать правильных людей и заручаться поддержкой молодого церковного клерка, который сохранит свои позиции при жизни Андреса.
- Их ждёт праведный суд, Ваше Высокопреосвященство. Если они не откажутся от своих еретических учений, пусть огонь отделит их души от греховных тел, и они воссоединятся с богами на небесах. Что же до их семей – боюсь, гнилые семена не могут дать здоровый урожай, как бы мы не старались. Так мы рискуем пригреть у груди ядовитых змей, однако детей и родственников, безусловно, нужно попытаться спасти, - да и убийство детей никогда не было в чести у народа и истории, начинать новую главу церкви с сожжения невинных детей крайне негативно скажется на репутации новой веры.
- Думаю, Церковь может взять их на попечение, дабы они могли молитвами и службой богам вымолить спасение душ своих родственников, однако оставлять им земли и титулы было бы крайне недальновидно. Это создаст опасный прецедент, ведь многие увидят, что можно верить в ложные учения, а в случае обвинения – отречься от них и сохранить своё положение. Допускаю, что вскоре начнётся парад подобных отречений, когда человек, держа правду глубоко в себе, будет лукавить для спасения мирских благ. Пусть все знают, что единожды опороченный в ереси человек более не заслуживает доверия мирского, но может заслужить прощения в священных стенах Церкви, - прекрасное политическое орудие, с помощью которого можно будет смещать любого неугодного, если подобная практика войдёт в привычку жителей и знати. Впрочем, недалек тот день, когда начнутся массовые доносительства и ложные обвинения, поэтому обвинения подобного толка должны быть инициированы высшей светской и духовной властями, иначе хаоса не избежать. Когда Андрес не захочет разглашать собственное участие, он может прибегнуть, к примеру, к другу-кардиналу, в чьей набожности никто не сомневается, а также в искренности – деятельность де Анжа в поиске и разоблачении коррупционеров и взяточников в стенах Церкви уже известна в Орллее, даже более того – Андрес ею похвастался на совете с Моргардом, указав на то, что барончеллизм активно борется с этим досадным явлением в собственных стенах, в отличие от гниющего Рейниса, пригревшего людей всех мастей и любой нравственности.   
- Если вы согласны с моим мнением относительно земель и титулов еретиков, как вы смотрите на то, дабы создать нечто абсолютно новое – мост между светской и духовной властью, их показательный симбиоз? Безусловно, я не о себе говорю, я говорю о вас – хотели бы вы получить часть земель Элшира не только как епархию, где вы будете вершить духовный суд над паствой, но и как графство, где вы, от лица Церкви, займёте пост первого князя-епископа, обличенный и светской, и духовной властью. Не сочтите это взяткой или подкупом, я лишь хочу сказать, что в нынешнем положении я в отчаянии – кого бы я не назначил наместником в этом графстве, никто лучше служителя Церкви не справится с тяжелой задачей по возвращению жителей и знати тамошних земель в лоно Церкви и Орллеи, и, что важнее – удержать их всех от повторного предательства. Безусловно, как светский правитель вам нужно будет платить налоги с тех ремёсел, которые связаны с мирянами, зато огромный доход от епархии и графства вы сможете употребить во благо Церкви, давая пример всем прочим светским правителям – строя монастыри, основывая приюты, своим личном примером благочестия и смирения побуждая всех прочих стремиться к добродетели. Разумеется, как мой вассал, вы получите право участия в советах знати и будете представлять интересы Церкви. Действовать же во вред Церкви и против её устремлений я, безусловно, вас никогда не попрошу, - иными словами, первый церковник, наделенный светской властью, должен улучшить политический климат, ведь церковники жадны до денег и роскоши, но не до светских титулов. Принимая из рук Андреса скипетр, князь-епископ наверняка сочтёт нужным поддержать решения и предложения герцога в политических кругах, а его голосом Церковь сможет усмирить самых непреклонных вассалов.

+1

7

Молча выслушивая герцога, Алеандер думал о том, что и сам успешно занимается благотворительностью в Элшире. Он загорелся идей построить собор Святого Иоанна в столице графства, и собирает деньги, привлекая меценатов. Пока собрали не так много, но по ведь и патерианство, а затем и барончеллизм не сразу строился. Понадобиться лет десять, а может и двадцать, прежде чем собор поднимется во всей своей красе. Анж был намерен дожить до того момента и собирался ждать сколько потребуется. Большую часть средств, полученных от благотворителей, он вкладывает в постройку приюта Святого Иоанна, хотя его и таким словом сложно окрестить. В планах кардинала было построить нечто новое. Не просто приют для детей, но и школу, где будут обучать малышей различным наукам, что дадут им шанс выбиться в люди.
Пусть будет так, но дети не должны отвечать за грехи своих отцов или матерей. - возразил на заявление герцога Найтона церковник, немного поморщившись. Его всегда смущала политика уничтожения всех и вся за любые провинности. Если человек совершил проступок, ему нужно дать шанс изменится, пусть даже совсем маленький и единственный. Наказание обязательно должно последовать, но не самое суровое из всех. Алеандер считал сожжение самый жуткой и невероятно мучительной казнью. Если кто-то из баронов ей подвернется, кардинал был намерен подавать прощение о милости к еретику и добиться того, чтобы до костра приговоренного удавили с помощью веревки. Это лучше же, чем гореть заживо. Зверствами и жестокостью барончеллизм не распространить, а его уже пора продвигать за границы Орллеи. Хельм обязан узнать, насколько новое учение идеально. Помолчав немного, подставив лицо свежему вечернему ветру, кардинал подал голос. — Предлагаю сделать так, Ваша Светлость. Женщины отправятся в монастырь замаливать грехи своих мужей или вернутся к своим родителям и семьям, что у них были до замужества, а детей я заберу себе на воспитание. Взращу их как ростки, попавшие под пагубное влияние отравленного дождя, но потянувшиеся к солнцу, чтобы скинуть пелену скверны со своих листков.
Двоих или троих Алеандер может взять себе на воспитание, дать им образование, новую семью, шанс вновь пробиться в знатные слои населения, минуя грехи своих отцов.
Только если это будут совсем дети, желательно даже младенцы. Подростки мне не нужны. Они могут оказаться слишком мстительными за своих отцов, потому решать, что делать с юнцами вы будите сами.
В данный момент кардинал не представляет на кого указать или обвинить в ереси. У него есть в уме список мятежных баронов и он достаточно длинный и у всех у них дети разного возраста. На кого падет первый взмах руки? Сложно сказать прям сразу, не думая. Алеандер должен подумать над своим решением или может сам Андерс Найтон укажет первого.
Может у вас уже есть подозреваемые в признании еретического учения, то есть клетизма, Ваша Светлость? Скольких человек вы планируете обвинить?
А вот и новое название для некогда главенствующей религии, а теперь превратившиеся в одну из ветвей еретизма. Церковник точно уверен, что в Рейнисе барончеллистов в свою очередь называют еретиками. Конечно епископ понимал, что герцог не хочет запачкать ручки и пытается загородиться церковью, но ведь он готов заплатить за эту грязную работенку, осталось лишь сойтись в цене за нее. Алеандер выполнит все, что ему скажут, но за это должно быть заплачено сполна. Прикрывшись церковью он исполнит волю герцога как подобает и избавит его от опальных баронов, официально названных еретиками. Они же не признают барончеллизм, признанный во всей Орллеи, значит скоро к ним придет в дом инквизиция. Для остального народа, принявшего нового понтифика и течение, церковный суд будет не только официальным и правильным, но и так же уместным и справедливым. Никто не посмеет возмутиться, ведь все по закону. Услышанное поставило Анжа вначале в некий ступор, вызванный удивлением и переизбытком информации. Стать властителем целого графства? Князем-епископом? Да еще первым во всем Хельме. Да это плата, за которую еще и сдачи давать придется обратно. Алеандер готов это сделать и в будущем. Герцог будет поддерживать его, а он - Его Светлость. Через десяток лет, может быть чуть больше, да хоть через два десятка, Найтон может стать ступенькой кардинала к Святому Престолу. В Рейнисе Алеандера бы ждало "правление" под стопой Клета, пыль книжных полок и наплевательство других иерархов. А теперь он может не только заткнуть остальных кардиналов и епископов за пояс, но и показать из под сутаны огромный и большой...кукиш, своему брату графу Анжа даже из самого Элшира. Молодой кардинал добился того, чего остальные старики даже не могли и подумать. На правах князя-епископа Алеандер может набирать армию под свою власть, а затем этой же армией поддерживать Церковь и власть на землях, данных ему под надзор. Кроме этого он имеет право участвовать на совете. Политика меньше всего интересовала кардинала, потому он готов делать все, что ему скажет герцог. Как Алеандер поддерживает папу Пия, так и поддержит Его Светлость. 
Я верный служитель Церкви и Его Святейшества, а он очень ценит вас. Если уж он доверяет вам, то я могу с уверенностью поддерживать вас. Разве я могу предать того, кто оценил мои достоинства и возможности, накормил и обогрел своим святым теплом? Как я не могу предать Церковь, так я не смогу и предать вас, если только вы не предадите меня или Его Святейшество. — бросил в ответ Андерсу без страха вице-канцлер. Раз он пришел сюда и стоит перед Его Светлостью, то нет смысла юлить и изворачиваться.
Миряне обычно скрепляют договоры рукопожатием. — хмыкнул скептически кардинал и протянул свою руку, украшенную кольцами на двух пальцах из пяти.

Отредактировано Aleander de Anje (Сегодня 10:44:30)

0


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » Достигай цели подобно гребцу - повернувшись к ней спиной