Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Воспоминания особенно объединяют души


Воспоминания особенно объединяют души

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

«Если однажды меня не окажется рядом с тобой, запомни: ты храбрее, чем подозреваешь, сильнее, чем кажешься, и умнее, чем ты думаешь. И еще кое-что – я всегда буду с тобой, даже если меня не будет рядом».

http://s7.uploads.ru/cq3DF.gif


НАЗВАНИЕ
Воспоминания особенно объединяют души
УЧАСТНИКИ
Lucrezia Graziani, Arthur Worcester
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
16 сентября, 1443, Авелли.
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Казалось, совсем недавно они встречались при похожих обстоятельствах, боясь смотреть друг другу в глаза, подбирая слова, втайне желая отбросить условности и просто поговорить как брат и сестра. Колесо совершило очередной оборот, вновь показав, что любит неожиданные повороты. Вновь неопределенность, вновь страх. Но этот разговор будет другим.

+1

2

Теплая орллевинская осень началась с довольно громких событий, которые потрясали палаццо Авелли и всю столицу герцогства своими масштабами. Первым из таких событий стал суд над лордом Трэверсом Данквортом, графом Элвершира, который был обвинен в покушении на бывшую герцогиню и казнен через отрубание головы. Дом Грациани, что выступал основным обвинителем, был удовлетворен подобным исходом, пусть некоторые шепотки о том, что наказали далеко не всех зачинщиков, все еще слышались среди придворной знати. Тем циничнее было то, что спустя несколько дней в Авелли прогремела пышная свадьба, устроенная в большинстве своем на деньги графа Лореншира - лорд Бьяджи и леди Грациани обвенчались в главном соборе столицы и звуки пиршества разносились далеко по городу. Когда рекой текли вино и деньги мало кто заметил, что порой улыбка невесты становится немного натянутой и неестественной, особенно когда граф Лореншира громогласно поздравлял новую пару. Лукреция не могла до конца забыть то, что ее детей забрали, а отец в попытке доказать ее неправоту ударил ее и никакая пышность свадьбы не могла заглушить этого. В большинстве времени новоиспеченная графиня Кьетшира уделяла время своему новому мужу и держала голову и подбородок чуть выше, чем следовало бы. Ей нипочем слухи, она все еще сильна и все еще может всем противостоять, тем более что теперь есть с кем. Когда в ночном небе Авелли взрывались салюты и за мужем и женой закрылись двери на его немой вопрос она ответила согласием. Просыпались они в тесных объятиях друг друга, не желая верить, что это свершилось само собой.
Еще одним событием, что потрясло Авелли и заставило шептаться людей в столице и палаццо был произведен арест графини Элшира по обвинению в ереси, вместе с ней были арестованы трое элширских баронов. Действия суда инквизиции против знати были не самым частым явлением, а столь массовое событие и вовсе стало народным достоянием. Все, кому были предъявлены обвинения, находились в добром здравии, но поиск доказательств собственной невиновности сам по себе был унизителен. Было ли Лукреции жаль эту женщину и ее лордов? Нет, особой жалости она не испытывала, но и распространение слухов не очень жаловала. С тех пор, как она переехала в роскошное палаццо лорда Бьяджи и неуверенно стала называть его домом ей снова нужно было учиться вспоминать каково быть хозяйкой чего-либо.
Последнее событие потрясло всю Орллею - пять дней назад герцог Андрес Найтон был найден мертвым. Факты событий тщательно скрывались, но все же это громогласно обсуждалось везде, где только можно. Адриано Грациани и Артур Уорчестер немедленно созвали совет лордов, но на их сбор нужно было около трех недель. Свалившаяся в одночасье на лорда-протектора ответственность за принятие решений за все герцогство могла бы здорово подавить Артура, но леди Грациани надеялась, что он справится. Куда жальче было Марию - она не успела еще вкусить все плоды брака, лишь смогла забеременнеть, о чем было объявлено широким массам и сейчас должна была выдерживать все происходящее напряжение. Для всех настало нелегкое время, которое с учетом обстоятельств должно было только усилить свое влияние. Но для кого-то, в частности для Лукреции, оно могло стать временем для упущенных возможностей.
Среди десятков страждущих узнать о судьбах Орллеи для нее нашлось отдельное время и не только потому, что она была теперь графиней и женой казначея - потому что она все еще оставалась его сестрой. Теперь леди Грациани не скрывалась и не горбилась в палаццо, боясь услышать что-то, что заставит ее плакать - горе объединило всех. Только в голубых глазах леди Грациани не было ни единой слезинки.
- Ваше Сиятельство. - легкий кивок головы в дань церемониалу, прежде чем Лукреция смогла подойти ближе, пока все лишние люди кроме стражи куда-то испарялись.
- Артур, - уже мягче, нежнее и сострадательнее, когда тонкие пальчики аккуратно сжимают ладонь кузена и словно отдают им свое тепло и заботу.
- Как ты? Как Мэри? - сложно и устало, вот все, что он может ей ответить. Беспокойство явственно отражалось в глазах графини и хотелось обнять, утешить и забрать боль... А может и поделиться собственной. Что бы ни случилось между ней и герцогом Орллеи за последние несколько месяцев она вовсе не желала ему смерти. Помнится, она сама взывала к ней и вот теперь Создатель словно принес наказание и испытание воли и силы. Что будет с Орллей?
Что будет...
... с ними?

+1

3

Ничего в этой жизни никогда не идет по плану. Никогда и ничего. Жизнь любит подкидывать сюрпризы именно в те моменты, когда ты меньше всего их ожидаешь. Когда ты расслаблен и уверен, что контролируешь ситуацию. Все начнется с мелочи, на которую ты даже не обратишь внимание, списав на случайность. Но обычно такие случайности вовсе не случайны – они тянут за собой и другие такие случайности, образуя огромный снежный ком, летящий на тебя и лишь набирающий скорость в процессе полета. Его не остановить, не уменьшить. Все, что ты можешь сделать, придавленный им, выбираться или замерзнуть насмерть.
Артур Уорчестер, вмиг став из номинального лорда-протектором первым лицом в герцогстве, предпочел первый вариант. Возможно, если бы все произошедшее касалось лишь его самого, он бы позволил проблемам похоронить себя, но сейчас на кону стояло нечто большее, чем жизнь одного отдельно взятого мужчины. В партии разыгрывалось будущее не только Орллеи, но и всего королевства. Сейчас лишь от того, насколько правильно будут выложены на стол карты, зависело начнется ли в Хельме очередная бессмысленная война.
Встреча с канцлером во многом помогла графу расставить приоритеты и определить для себя круг требующих скорейшего разрешения вещей. Да, Адриано не был слишком доволен решениями племянника, но не мог не отметить их рациональность. Война не была нужна Орллее – она была нужна Андресу и исключительно ему. Уорчестер, как, наверное, и многие политические фигуры на доске, догадывался, куда все идет, но не мог напрямую противопоставить себя герцогу, женатому на его сестре. Сейчас же, когда амбиции герцога, найденного 5 дней назад мертвым, как надеялся Артур, были удовлетворены, можно было подумать о народе.
Сегодняшний день Артур посвятил встречам со всеми, кто хотел переговорить с графом, задать ему вопросы о будущем и высказать свои пожелания. К обеду Уорчестеру казалось, что в его голове гремит гром и куда-то в мозг ударяют молнии. Впрочем, список тех, кого граф ожидал увидеть, не приближался и к середине. Из груди мужчины вырвался тяжелый вздох, и он невольно потер виски пальцами, когда в дверь снова постучали.
- Милорд, к Вам Ее Сиятельство Лукреция Грациани и барон…
- Пригласите Ее Сиятельство и передайте барону, - Артур, поколебавшись мгновение, вдруг хмыкнул, - а также всем остальным, что я смогу принять их завтра.
Да, безусловно, графу предстояло слишком много работы по сворачиванию политики бывшего герцога, и главным в этом было убедить все оставшиеся шахматные фигуры поддержать его, но едва ли он сейчас мог быть действительно кому-то полезен.

Прошло три месяца с момента их последней встречи, и Артур был искренне рад встретить кузину. Поднявшись из-за стола еще раньше, чем девушка вошла в кабинет, он ответил на приветствие и, улыбнувшись, поднес руку Лукреции к губам.
- Рад тебя видеть, - в голосе графа были лишь теплота и искреннее участие. – Честно сказать, ты сейчас спасла меня от мучительной смерти в этом кабинете.
Уорчестер, пожалуй, не смог бы объяснить, откуда в его голосе взялась эта веселость. Может быть, таким образом организм пытался бороться со стрессом, хотя пора бы было давно привыкнуть. Впрочем, на секунду взгляд графа снова стал абсолютно серьезным, пока он пристально рассматривал девушку, отмечая положительные изменения: с лица сошла бледность, волосы вновь искрились на солнце, словно огонь, какими Артур помнил их с детства.
- Вижу, брак с графом Кьетшира пошел тебе на пользу, - мужчина повел рукой в сторону стоящего неподалеку кресла, предлагая девушке присесть. - Я… - он снова усмехнулся, обводя глазами кабинет. - Скажем так, эта комната станет местом моего жительства на неопределенный срок. Мария... - голос графа стал на порядок ниже, а по позвоночнику прошла дрожь, когда память услужливо подкинула ему события двухдневной давности.
Бледная как полотно Мария, узнавшая о смерти супруга. Кто-то из придворных дам позвал лекаря, и тот пытается привести потерявшую сознание герцогиню в себя. Артур уговаривает сестру поесть, напоминая о совсем еще маленьком ребенке. Артур практически силой выводит девушку на прогулку, вновь апеллируя к заботе о ребенке. Ругающийся лекарь и абсолютно бесцветные глаза Марии. Артур сходил с ума, Артур беспокоился и корил себя, ведь это он был виноват, именно на нем лежит ответственность за случившееся. И разговор утром 14 сентября. Разговор, пошатнувший мир лорда-протектора, разговор, после которого Артур не был уверен, может ли доверять хоть кому-то. Разговор, после которого он никогда не сможет доверять сестре. Но Лукреции не стоит знать об этом, еще слишком рано.
- Ей сложно, - он ограничился этой ничего не означающей, расплывчатой фразой и поспешил перевести тему. – Я написал домой, - голос дрогнул, - Джордж приедет сюда. Я был не самым лучшим отцом в последнее время, - «Да, а еще ты не был хорошим мужем. Никогда». Смерть Дейны все еще не отпускала Артура. Он давно перестал сражаться с мыслями, приходящими ночью, когда он пытался уснуть, позволяя им грызть себя. В глубине души он надеялся, что когда-нибудь призрак жены отпустит его. Возможно, раньше, чем сведет его с ума.
- А ты? Как тебя приняли в Кьетшире?
Стук в дверь – слуга быстро расставил на небольшом столике рядом с креслами легкие блюда, сервируя на две персоны. Благодарно кивнув, не успевший, да и не хотевший позавтракать Уорчестер, вновь перевел взгляд на сестру, ожидая ответа.

Отредактировано Arthur Worcester (2017-12-04 01:29:56)

+1

4

Все было точно так, как она предполагала - Артуру пришлось несладко, как несладко пришлось и Марии. Лукреция прекрасно помнила, как через два месяца после свадьбы на Андреса было совершено покушение на галеоне во время праздника Дня Моря, но сейчас, когда неведомый недоброжелатель довел дело до конца, все оказалось куда хуже. На плечи лорда-протектора упало управление мятежным герцогством, которое в последнее время было настолько неспокойным, что будоражило чуть ли не всех и каждого. Лукреция могла понять горе девушки и искренне сожалела, что ей пришлось это испытать, жалела она и Артура, который сейчас будет разбираться со всем, что происходит в герцогстве и принимать решения, но... Андреса она просто не могла пожалеть. После того, как он передал ее детей графине Элвершира, леди Грациани не смогла простить этого предательства. Даже публичное оправдание всех Грациани перед двором герцога этому не помогало.
- Не представляю каково тебе, Артур. - Лукреция послушно грациозно опустилась в кресло и села прямо, как подобает знатной леди, с явной тревогой посматривая на кузена.
- Но могу представить, каково Марии, - слишком много смертей было кругом и от этого шла голова, а еще в воздухе повисал вопрос - кто же будет следующим? Кому будет выгодна новая смерть? Кто хочет занять место у власти и окончательно разодрать Орллею на куски? Леди Грациани не знала об этом, подозревала только, что сейчас еще рано говорить о чьей-то безопасности.
- Буду рада видеть племянника здесь, ему давно пора быть рядом с тобой, - трагедия, случившаяся в семье Артура, заставляла ужаснуться всех, ведь ничто не предвещало беды. Лукреция посмотрела на Артура, раздумвая на секунду, стоит ли напоминать о несчастье, но все же произнесла
- Мне ужасно жаль, что так получилось с Дейной. Если только захочешь поговорить...
Они были откровенными друг с другом и пусть и щадили чувства каждого, но ведь любой из них мог подойти и утешить второго, знал, что его слова искренни и мог принять любую реакцию. Если бы Артур пролил слезы - Лукреция бы позволила ему это сделать и никому бы не рассказала, не дала бы этому выйти куда-то еще. Чтобы как-то отвлечь кузена, леди Грациани стала отвечать на его вопрос о ее новой семейной жизни.
- Я еще не бывала в Кьетшире, увы. Хотела уехать после суда и свадьбы, чтобы побывать там с мужем, но... Сейчас и ему не отбыть и я хочу остаться здесь рядом. С его семьей у меня неплохие отношения, сестра вполне благосклонна, сын ведет себя чудесно... Только с младшей дочерью пока проблемы, но она еще ребенок и я надеюсь, что она привыкнет и... - было то, что все же омрачало ее радость и не давало веселиться в полной мере помимо смерти герцога. Ее дети, ее младенцы находились в лапах Селинды Найтон и если раньше Андрес был гарантией того, что с ними ничего не случится, то теперь детей не стало и что делать - леди Грациани не имела представления. Разве что...
- Ты знаешь, что мои дети сейчас у графини Элвершира. Это была воля Андреса. - после смерти бывшего супруга она вполне могла называть их "мои". У Андреса не осталось родственников по мужской линии, а Лукреция была их ближайшей кровной родственницей и могла бы ими распоряжаться.
- Но я не хочу, чтобы они оставались там. Сама я не могу приехать туда и силой забрать их, отец тоже не может, но ты... - Артур был в своей власти и в своем праве и это требование могло бы дать леди Грациани необходимые полномочия.
- Я хочу попросить тебя не как лорда-протектора, а как брата. Артур... Помоги мне. Я не могу потерять их, не могу жертвовать ими. - тонкие пальцы леди сжались в кулаки, словно она была готова вырывать своих детей из лап графини прямо сейчас.
- Ты же знаешь, что ее муж уже покушался на меня и детей. Не исключено, что она была с ним заодно, так что... - она не договорила и закусила губу, заставляя свои эмоции не выходить наружу, равно как и подозрения. Сейчас они были здесь вовсе неуместны.

+1

5

- Моя голова – как большой, отлитый из меди, колокол, - усмехнулся Уорчестер, взяв с тарелки фрукт. Есть все еще не хотелось, более того, при взгляде на еду внутри графа поднималось что-то протестующее и намекающее на не очень благоприятные последствия приема пищи. Артур с некоторым скепсисом рассматривал яркий, определенно, сочный кусочек апельсина, но усталость и раздражение сделали свое дело: поморщившись, мужчина все же съел фрукт, чувствуя, приятный, с легкой кислинкой вкус. Пожалуй, от апельсинов действительно ничего не будет.
- Любой, даже самый легкий и незаметный удар, превращается в глубокий резонирующий звук, - с чего вдруг его потянуло на метафоры? Он справится, обязан справиться, вопрос лишь в том, чего это будет ему стоить.
Лукреция смотрела с искренним участием, кажется, действительно хотела помочь брату, и тот ценил такие редкие минуты спокойствия. Как скоро кто-то еще захочет воспользоваться слабостью герцогства, проверить выдержку и знания нового лорда-протектора? Приходите, граф будет рад всем без исключения, в очередь только встаньте. Артур медленно выдохнул. Нужно было взять себя в руки. Выдержал же ты разговор с Марией два дня назад? Сумел должным образом обсудить дела с Адриано? Что с тобой творится сегодня? Кажется, первоначальный шок после смерти герцога и откровений сестры проходил, и теперь, чувствующий себя как никогда одиноким, граф терялся. Нет, он знал, что нужно сделать, знал даже, как это делается, знал, что может обратиться к дяде в случае возникновения хоть каких-то проблем, но все это было каким-то автоматическим, механическим. Мысленно Артур все еще пытался поставить камешки-остатки своего мира на свои места, недоумевая, почему фигуры не совпадают.
- Только надеюсь, что двор не испортит его, - мысли о сыне оставались светлыми, пусть и невольно тянули за собой темные липкие чувства вины: как ты уследишь за герцогством, если не смог помочь даже собственной жене и матери твоего ребенка? – Впрочем, мне будет гораздо спокойнее, если Джордж будет неподалеку.
Лорд-протектор, пожалуй, теперь мог понять беспокойство Лукреции, как никто другой. Сейчас, когда его отец резко стал первой фигурой в герцогстве и намеревается сломать все то, что так упорно строили орллевинцы под командованием Андреса, Джордж мог стать орудием мести, мог расплачиваться за поступки отца, ведь достать ребенка куда проще, чем находящегося под охраной и способного за себя постоять лорда. «Андреса же достали…». Он не хотел говорить о Дейне, не хотел даже пропускать мысли о ней за возведенную в голове стену. Не так-то просто смыть кровь невиновного с рук, не так-то просто избавиться от всепоглощающего отчаяния. Вот так вот люди уничтожают даже тех, кто их любит. «Что же мы можем сделать с теми, кого ненавидим?»
- Детям всегда сложно принять нового человека. Их эмоции еще искренни. Дай им время, и я уверен, оба будут в восторге от тебя, - он не юлил, говоря абсолютно открыто, словно сейчас и он сам был таким ребенком. – Тебя невозможно не любить. В тебе нет фальши, нет злобы, нет ярости. Ничего, что оттолкнуло бы ребенка. Напротив, ты несешь свет, - Артур улыбнулся. Да, и ему в том числе. После разговоров с кузиной всегда становилось легче, он находил где-то внутри силы, о существовании которых раньше и не подозревал. Возможно, Лукреции и сейчас удастся справиться со звоном?
Он вздрогнул. Удар был слишком сильным, слишком ярким, слишком… Селинда Найтон. Женщина, принимающая плату кровью. Женщина, так легко нашедшая общий язык с герцогом. Женщина, в чьей крови течет кровь Найтонов.
«Лукреция не должна знать». Мысль резко вытеснила все остальные, разметав по углам до лучших времен. Когда граф соберется с силами разобрать все темные ниши своего разума. Уорчестер только моргнул, убирая из глаз любые доказательства поднявшейся в глубине бури. Он оставался абсолютно спокойным внешне, не позволяя себе ни малейшего жеста.
- Прости, я должен был озаботиться этим сразу же и отправить письмо еще три дня назад, - он лишь надеялся, что его власти действительно хватит, чтобы противостоять графине Элвершира. - Я отдам все необходимые распоряжения, и Франческо и Клариче вернутся к матери. Ты сможешь воспитывать их сама. Полагаю, граф Кьетшира не будет против? – сейчас тишина в голове казалась оглушающей. Ни единой лишней мысли, ни единой эмоции – полная противоположность себе еще двадцать минут назад. Когда ты возьмешь себя в руки, Артур?
- А Адриано? Что сказал он?
Два дня назад граф Лореншира не затрагивал эту тему, очевидно, понимая, что есть куда более насущные, но сейчас, когда недоверие к графине Элвершира возросло в несколько раз, пожалуй, спешить все же стоило.

+1

6

Лукреции кусок не лез в горло. В другое время она бы с удовольствием перекусила в компании кузена, но сейчас она рассеянно вертела в руках ягоду винограда и никак не могла сосредоточиться. Слишком многое произошло за последнее время, чтобы все сразу уложилось в голове и ничего не беспокоило. Но все же леди Грациани заставила себя обращать внимание на все слова кузена... и на все недосказанности. Так, на ее слова о Дейне Артур вовсе не отреагировал, а сломано бы даже не услышал, но Лукреция решила, что пока он не хочет затрагивать эту тему. А вот придворные интриги...
- При дворе штрафы за клвету все еще действенны, поэтому сейчас Джорджу будет здесь спокойнее. - хотя кто знает, как отнесутся к сыну лорда-протектора? Если с дороги убрали герцога, то и до всей его семьи подавно могут добраться. Думал ли об этом Артур? Или же предпочел положиться на дальнейшее развитие событий? Все же герцогиня тоже находится под ударом, как и ее нерожденный ребенок, сейчас возможно буквально все. Но нет, леди Грациани не пытается воззвать Артура к панике. В конце-концов, сын действительно должен находиться рядом с отцом, ем более в такое нелегкое время.
Неожиданное заявление о том, что она непременно понравится детям Эмилио заставляет девушку на мгновение растерянно улыбнуться. Артур видел ее со стороны и Лукреции порой казалось, что он представляет ее лучше, чем она есть. Что бы он сказал, узнав, что она состояла в отношениях с мужем его родной сестры? Мотивы, причины и обстоятельства были неважны - был важен факт того, что это происходило. Но Лукреция считала, что все свои грехи молодости она уже отмолила и заплатила за них сполна. То, что ей пришлось пережить за последние полгода действительно было кошмарным и даже счастливый конец всех ее бед все еще омрачался такими факторами как смерть герцога, нависшая угроза над Орллеей и конечно же противостояние между графскими семьями. Как нужно было к этому относиться?
- Я надеюсь, что так и будет, Артур, пусть я и вряд ли смогу заменить им мать, но постараюсь стать добрым другом. - а заодно и проверит, как умеет воспитывать детей, все же собственных тоже придется... Верно? Ответ Артура вызвал у нее заметный вздох облегчения. Чуть побледневшее личико леди Грациани со вдохом приобрело краски и у нее едва не закружилась голова от такого поворота.
- Ох, Артур... Я даже не думала... Спасибо тебе... Спасибо... - леди Грациани ощущала, что дрожит. Неужели... Неужели ее дети вернутся к ней? Ладони девушки стиснули ладони лорда-протектора.
- Ты не представляешь, сколько это для меня значит! Лорд Бьяджи был готов принять их с самого начала и теперь он тоже будет не против, что мои дети будут со мной... Ох, Артур, ты не представляешь... - неожиданно графиня Кьетшира резко замолчала, когда Артур заговорил об Адриано. Лукреция медленно разжала руки кузена и отстранилась, какое-то время раздумывая, говорить или нет, но все же решилась.
- Мой отец, он... Когда забирали детей, он не стал противиться этому. Он считал, что знатным домам не нужно воевать между собой и потому, когда Андрес распорядился отдать детей под опеку леди Найтон, он не стал противостоять. Я попросила его вмешаться, но.. - кончики пальцев Лукреции задрожали и стали холодными, как лед. Воспоминание о том, как тяжелая оплеуха опустилась на ее щечку заставила девушку непроизвольно вздрогнуть.
- Отец не стал действовать в этом отношении. Поэтому... Я не просила его. Я не знаю, в каких отношениях сейчас он с графиней Элвершира, но думаю, мои доводы не убедили бы его и... ты знаешь... после развода мы мало с ним разговаривали, а когда я возразила против того, чтобы детей забрали, он... он... - Лукреция боялась расплакаться, но ведь они всегда были откровенны с кузено.
- Он ударил меня, Артур. - сдерживаемая обида непроизвольно вырвалась наружу и Лукреция испуганно прикрыла рот рукой, но слова уже вырвались и их было не вернуть.

+1

7

Сейчас Артур знал, что сделал хоть что-то априори правильное. Что может быть лучше, чем вернуть детей их матери? И маленьким Франческо и Клариче, и Лукреции будет спокойнее и проще, если они будут вместе, если семьи не будут разделены, если детство будет радостным и счастливым. Уорчестер находился в должности первого правящего лица в герцогстве только несколько дней, и вопросов было куда больше, чем вместе взятых ответов. Хотелось бы знать, куда идти дальше, как точно не ошибиться и поступить во благо всей Орллее. Увы, показать могло только время, которое сейчас, словно уговаривая подождать еще чуть-чуть или же наоборот издевательски утекая сквозь пальцы, бежало слишком быстро. Он напишет письмо графине Элвершира сегодня же и добьется того, чтобы его маленькие племянники были возвращены в семью. К счастью, граф Кьетшира готов был принять детей супруги от первого брака. Признаться, Артур был удивлен. Он не мог сказать, что хорошо знал Эмилио Бьяджи, но полагал, что тот не потерпит в своем доме других детей. Но казначей смог удивить, и это добавляло ему очки в глазах лорда-протектора. Пожалуй, на этот раз Адриано не ошибся с выбором. Уорчестер искренне желал сестре счастья, надеясь, что со временем девушка сможет отпустить призраков прошлого и жить, дыша полной грудью. Свежий ветер принесет перемены всем.
Лукреция была рада, и Артур радовался вместе с ней. Он не смог, да и не стал сдерживать улыбку, возникшую на лице, когда графиня стиснула его руки. 
- Вы будете вместе, и тебе больше ничего не надо будет бояться.
Счастье скоротечно и всегда следует ловить его за хвост, пока оно еще здесь. Вот и сейчас вопрос про Адриано был абсолютно точно лишним. «Зачем надо было..?». Укорив себя мысленно, лорд-протектор чуть склонил к плечу голову. Апельсин вновь отказывался лезть в горло, а мысли о правильности словно подернулись дымкой. За спокойствие придется бороться. И кто знает, через что придется пройти в его поисках? По плечу ли нам эта битва?
Артур мог понять, почему дядя не выступил против герцога, почему не вмешался, когда младенцев забирали под «крылышко», о, теперь Артур знал, женщины, которой Уорчестер не доверил бы и жизнь певчей птицы, но ударить свою дочь? Всегда сдержанный граф Лореншира? Какие бесы ведут войны в голове Адриано Грациани? Безусловно, он боялся и боится за судьбу Беатриче Вентури, безусловно, идти наперекор герцогу решился бы только безумец, к коим нельзя отнести канцлера, но он мог, разумеется, мог преподнести все иначе. Зачем причинять новую боль той, кто и так прочувствовал ее во всех красках? Нахмурившись и потемнев лицом, лорд-протектор покачал головой, встал из-за стола и, сделав шаг вперед, обнял кузину, обхватив за тонкую талию одной рукой и отводя волосы с лица второй.
- Никто из нас не идеален… - чуть слышно выговорил он, тщательно взвешивая и подбирая слова. – Я никогда не мог назвать Адриано Грациани сентиментальным, но и не мог предположить, что он поднимет на тебя руку. Но не вини его, ладно?«Создатель, почему самое сложное всегда выпадает мне?» - Твой отец и сейчас находится не в простом положении. Нас всех поджидает суд, и от его исхода слишком многое будет зависеть, слишком много заинтересованных в разных вещах сторон там будет. Часто эмоции берут над нами верх, когда мы уже не можем им противиться, и тогда мы совершаем поступки, о которых будем жалеть. Он не скажет тебе, но, думаю, он пожалел об этом ударе в то же мгновение, потому что ты его дочь, и он любит тебя. И, разумеется, он любит твоих детей. Уверен, не заговори сегодня со мной об этом ты, он бы сам поднял эту тему. И Адриано, и я, мы хотим покоя и тишины для Орллеи. Мы хотим, чтобы герцогство процветало, чтобы у людей была возможность жить. В первую очередь это касается наших семей. Так уж вышло, - граф улыбнулся и погладил сестру по голове, - что на тебе наши дороги пересекаются. Мы сделаем все, чтобы ты наконец была счастлива и могла не беспокоиться ни за свою жизнь, ни за жизнь детей. Так что поговори с ним, прости его. И не забудь пригласить нас с Джорджем в гости, когда Франческо и Клариче подрастут, - последнее Артур говорил уже, усаживая Лукрецию за стол и протягивая ей целую виноградную гроздь.
Как бы ни было тяжело, какими бы сильными ни были твои эмоции, быть сильным правителем означает заботиться прежде всего о благе своих людей. Ставить их интересы во главе, ратовать за их благополучие. Именно это отличает благородного правителя от эгоистичного труса, заботящегося лишь о себе. Уорчестеру не было легко, нет: уже несколько ночей граф не мог спать спокойно, его дни были поглощены мыслями о нескончаемых проблемах, требующих решения, но несмотря на все это, он готов был бросить все свои силы, чтобы сейчас сделать счастливой сестру.

+1

8

Лукреция силилась сдержать эмоции и удержать их под контролем, но все равно тяжелый вздох сорвался с ее губ, когда она услышала слова Артура, пусть объятие и слегка смягчило ее последние слова. Да, безусловно, кузен был прав относительно ее отца, но простить его так просто и так быстро она просто не могла пусть и понимала все, что сейчас с ним происходит. Повернув голову и приласкавшись к ладони, она на мгновение крепче прижалась к Артуру, прежде чем он отпустил ее и усадил обратно за стол. Волнение постепенно проходило, пусть ощущение обиды на отца какое-то время все еще оставалось в ее сознании.
- Ты прав, Артур, мне стоит снова поговорить с ним и попробовать вернуть все то, что было... Но простить так сразу я не могу. Я не сразу смогла простить его в первый раз, не так быстро получится сделать это и во второй. Может быть, время вылечит нас обоих, но... Я думаю, не раньше, чем Орллея сможет вздохнуть свободно. - пусть леди Грациани и слегка приободрилась от слов кузена, мрачная угроза, все еще висящая над каждым из жителей герцогства, все еще витала в воздухе.
- Я знаю, тебе сейчас нелегко и приходится от многих выслушивать одни и те же вопросы и произносить одни и те же ответы, но не спросить не могу. Что будет со всеми нами дальше? Ты знаешь, что можешь быть откровенным со мной. Я не так долго участвовала в судьбе герцогства, но у меня все же болит душа за него и за будущее мира, в котором все мы будем жить. - мира ли? За последнее время герцог стремился к противостоянию, которое вряд ли можно было бы назвать мирным. Все амбиции, благородные призывы и слоганы пропаганды все еще звучали и так просто отнять их у народа и властьимущих не получилось бы. Герцогство устало от ожидания, которое более чем за год сильнее всего отразилось на простом народе, который ни в чем был не повинен. Сможет ли смерть герцога исправить подобное? Сможет ли Артур справиться с этим?
- Все это так неожиданно пришло к тебе и я могу только догадываться, что ты сейчас чувствуешь. Но знай, если тебе понадобиться моя помощь... Все, что будет в моих силах — я исполню. Ради тебя и нашего дома, ради всех нас. - Лукреция устала от лозунгов, которые сменялись один за другим как менялись и цели в герцогстве. Устала от несправедливости и творящемся вокруг унынии. Хотелось, чтобы все просто закончилось и больше никогда не начиналось, чтобы она обрела, наконец, покой. Но покой мог бы быть только в том случае, когда никто из членов ее семьи не будет участвовать в попытке вернуть Орллее былое величие и жертвовать чем-то ради блага герцогства. Увы, дом, к которому она принадлежала, даже после развода с герцогом не перестал быть влиятельным, а значит опасности и происшествия продолжат происходить. Они могли бы создать свой мир, но получилось бы это с влиянием стольких факторов сразу?
- Просто знай, что я всегда буду рядом, вне зависимости от того, где я нахожусь. - еще одно обещание для члена семьи Уорчестеров. Она обещала когда-то и быть рядом с Мод, но что случилось с ней сейчас? Теперь обещает быть с Артуром, отчаянно надеясь, что в этот раз будет лучше.
Прошу тебя, Создатель... Прости нас всех.

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Воспоминания особенно объединяют души


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC