Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » HELM AU: MIAMI`2015; » Возможно...


Возможно...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s019.radikal.ru/i605/1709/4f/65cd8afa7f0f.gifhttp://s011.radikal.ru/i318/1709/6e/83457382c8e8.gif

НАЗВАНИЕ
"Возможно... возможно?"
УЧАСТНИКИ
Риган Виндзор & Аделина Миддл
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
20 июля 2016 года
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Жесткий прут не способен гнуться - при избыточном давлении он ломается. Так же и с некоторыми людьми, на долю которых выпадает слишком сильное давление жизни в виде моральной нагрузки. Риган Виндзор  никогда не считал себя человеком, который способен к душевной адаптации и сейчас осознал это как никогда полно. Только мужчины обычно решают эту проблемы перегрузки алкоголем, адреналином и женщинами, считая непозволительным сидеть на кровати с коробкой конфет и реветь под слезливый фильм. Однако в его случае даже выпадение из привычного ритма жизни может обернуться печальными последствиями, и на этот случай всегда есть люди, которые готовы это не допустить любыми средствами.

[NIC]Adelina Middle[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i622/1708/c6/5e55e281358a.jpg[/AVA]

0

2

У кого начальство впадало в неожиданный запой, понял бы сейчас Аделину на все сто пятьдесят процентов, потому что именно это произошло с ней, и все бы ничего, Риган не слишком привносил в атмосферу офиса мир и благодать, но только с таким выпадением из процесса оный обещал вообще встать.  К сожалению, на эту рыжеватую ирландскую бестию было слишком много завязано, и маховик производственного процесса крутился без сбоев лишь тогда, когда Риган Виндзор был собран и работоспособен. А с этим последнюю неделю оказалась проблема: поначалу никто не насторожился, у босса случались непредсказуемые отъезды на несколько дней, так что это было вполне нормой, но Аделина почувствовала нехороший холодок по спине, когда шеф не отвечал ей на смс уже в течение трех дней, потому что заподозрила самое худшее, не находя иных причин такому молчанию.  Она уже вполне серьезно подозревала, что Виндзор не случайный свидетель в операциях криминального мира, а вполне так себе активный соучастник, и это было поводом уже маякнуть в ФБР, но почему-то мешкала. Наверно, не хотела проколоться, ведь ребята там быстрые, борзые, тут же приедут «Пасти» клиента, а клиент тоже не дурак, сложит два плюс два, и плохо придется уже ей самой. Конечно, в мешке в лес, может, и не вывезут, но работы можно лишиться, а если не работы, то доверия, и тогда найти реальные доказательства станет почти невозможно. Ее к ним просто никто не подпустит….
Однако, после нервных дерганий, запитых чашкой крепкого кофе, она решила связаться с Кайлом, лучшим другом Ригана, который, к тому же, выполнял разъездную работу для компании, и, оказалось, не прогадала. Кайл с характерным юморком, к которому она уже успела привыкнуть, сообщил ей, что господин Виндзор никуда не ездил, а бесстыже завис на загородной вилле. Даже повод якобы благородный – душевно устал, нужно отдохнуть, а в простонародье – бухает наш босс всю неделю почти. И вряд ли по благородному и в одиночестве, к сожалению, он не британец, а ирландец, а это значит, что там много, может, слишком, выпивки и, потенциально, еще и эскорт-дамочек, к которым, как подметила Аделина, старый знакомый обращался слишком часто, по ее скромному усмотрению. Она совсем не находила в этом ничего противоестественного, когда у человека проблемы с тем, чтобы найти себе девушку, но ни дураком, ни уродом Виндзор не был, и все это больше походило на бегство от обязательств, что, опять-таки, сильно шло в разрез с его образом, поскольку за эти полгода она успела сполна оценить тот факт, что, при всем своих недостатках, ответственности Риган не боится. Тогда что? Страх? Страх привязанности? Вот это может быть более реальным, если вспомнить недавнюю историю с этой рыжей ирландкой.
Ее Додж проехал арку ворот, оказавшись на дорожке, посыпанной мелким гравием, и под шорох камней под колесами прокатился до парадного подъезда, где уже стояло такси. Левая бровь женщины удивленно изогнулась, гадая, зачем в такую рань Виндзору понадобилось такси, но вопросы задавать было некому, поэтому она просто подъехала и припарковалась на свободном месте. Взяла сумочку, захлопнула дверь и, активировав сигнализацию, что давно стало привычкой, направилась к входной двери, которая, на удивление, распахнулась прямо перед ее носом, выпуская на свет дневной слегка помятую и явно с похмелья (а еще, со сна или, точнее, напротив, бурной ночи с малым количеством сна) расфуфыренную мамзель, которая смерила Аделину презрительным взглядом и, пошатываясь, двинулась к машине такси. Миддл проводила ее скептическим взглядом, с тонкой усмешкой на губах, после чего толкнула двери и вошла.
В холле царил полумрак, видно, что хозяин если и встал, то совсем недавно. Служанка, отлично ей знакомая, увидев гостью, с ней спешно поздоровалась, но, будучи  прекрасно вымуштрованной, вопросов задавать не стала.  Зато на вопрос Миддл ответила с легким колебанием – где мистер Риган? В спальне. Ну где же ему еще быть, мысленно фыркнула женщина и двинулась на второй этаж, где, как ей было известно, спальня и находилась, потому что планировка этого места была схожа с планом основного дома. Уверенно толкнув дверь в комнату, она с порога едва не споткнулась о туалетный столик, с которого тут же рухнула початая бутылка виски. Успев подхватить беглянку, она изрекла, ставя ту обратно, еще не видя, в комнате ли хозяин дома, но чувствуя, что здесь:
- Риган, алкоголь в этом деле еще никому не помогал, и я не думаю, что ты станешь первым, кто внезапно познает его целительную силу. Сколько ты уже выпил? – и, отбросив сумочку на кресло, повернулась в сторону постели.[NIC]Adelina Middle[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i622/1708/c6/5e55e281358a.jpg[/AVA]

0

3

Обычно так и проходили вечера – выпивка и девушки. Им платили за то, чтобы они украшали общество, утоляли потребности и не капали на мозги, и те с этим справлялись. Как правило. Но в эту неделю первые попытки Джона привезти двух или трех красавиц окончились внезапным провалом. Риган, залив в себя в первый же вечер как и во второй под литр виски, впадал в настолько необъятную меланхолию, что с дамами товарищу приходилось разбираться самому, получив на то полное одобрение хозяина. Джон не оплошал, конечно. Стуки спинки кровати о стену несколько ночей не давали выспаться прислуге, но сам Виндзор ничего не слышал и не видел, поскольку спал беспробудным сном каждую ночь, когда не шатался пьяным привидением по имению.  Он совершенно не находил объяснения своему состоянию из тех, что его устраивали бы. А из тех что не устраивали – отказывался принимать.  Но его желание или не желание свыкаться с фактами никаким образом не влияли на его состояние, достигшее крайне депрессивной отметки. Риган почти был готов признаться самому себе, что сломался. Или надломился как минимум….
Звучащий укоризненно голос пробился в разум сквозь густую пелены алкогольных паров, еще не выветрившихся из крови. Поначалу мужчина решил, что ему это снится и недовольно застонал, натягивая на голову подушку.  Но это не помогло – голос продолжал звучать и болезненно отдаваться в барабанных перепонках ударами гонга. Стянув подушку и раздраженно отшвырнув ее в сторону, Риган развернулся под легким бабуковым одеялом на спину и замер так, раскинув руки по бокам. И только вместе с тревожащими глаза лучами света, проникшими через ресницы до него вдруг дошло, что голос этот не был сном. Он звучал отчетливо наяву и даже слишком близко, и это сподвигло немедленно поднять веки. Прищурившись, он мутно разобрал перед собой вдалеке серо-голубые оттенки потолка, потом напряг шею и заставил едва подчиняющееся тело поднять голову  от простыни, чтобы посмотреть по сторонам.
И едва не подскочил. Прямо перед кроватью, в нескольких шагах от него стояла как всегда безукоризненно выглядящая и довольно бодрая Аделина Миддл. Какой контраст являл ее строгий образ с ним, валяющимся на мятой постели и едва прикрытым одеялом, под которым он, очевидно – не слишком одет. По крайней мере если судить по тому факту, что рубашки или футболки на нем нет. Впервые за всю неделю он почувствовал одновременно прилив необъяснимой радости от ее вида и в тоже время  чувство такого же необъяснимого и мучительного стыда за свой собственный вид. Точно таким образом он мог уронить себя в ее глазах, как будто рубашка и брюки гарантировали неприкосновенность делового образа.
- Аделина? – задал вопрос и сам себя укорил за его глупость и несодержательность. Разумеется, Аделина. Она была слишком нестандартна, чтобы ее можно было с кем нибудь хоть перепутать, даже с сильного похмелья. И скривился уголками рта в такт этой мысли, закрывая глаза и роняя тяжелую голову обратно на постель. – Я не знаю… много. Я кажусь тебе наверно отвратительным, да? – короткая усмешка. – Но я не алкоголик, Эдди… - впервые за эти тринадцать лет он вслух назвал ее давним уменьшительно-ласкательным прозвищем и сам этого даже не заметил. В мыслях он почти всегда к ней так обращался, в этом было что то теплое и родное. Будто возвращался в прошлое. Но вслух не делал этого еще ни разу, вот и сейчас на автомате сказал, а считал, что подумал.  – Просто как то гадко на душе…. – она вызывала в нем непонятное доверие, ей хотелось рассказать о том, что нельзя рассказать никому. Он даже Бенито не признался в истинных причинах ухода в этот отрыв, а ее присутствие сейчас так и подначивало нетрезвую голову вывалить всю информацию. А еще лучше сделать это, уткнувшись ей лбом в колени, пока ее тонкие изящные руки бережно будут гладить его волосы….  Картина в мечтах представала славная, он даже успел ей совсем по наивному растрогаться, но пришлось напомнить, что хладнокровная и сдержанная леди Бёртон скорее оттолкнет его, чем станет нянчиться. Надает по щекам хлестких пощечин, приводя в чувство – или еще что. Но будет требовать собраться и работать, вряд ли у нее проснется желание теперь с ним возиться. Раньше не просыпалось. Даже после всех проблем…. Уперевшись руками в кровать, он напряг мышцы пресса и сел.  Убедился, что пижамные брюки все таки надел перед тем, как отрубиться и вздохнул с облегчением. Было бы слишком невыносимо еще  и просить ее подать ему что то, чтобы прикрыться хотя бы с нижней части туловища. Ссутулившись и уложив руки меж вытянутых ног, поднял взъерошенную голову и посмотрел печально на помощницу.
- Зачем ты приехала? Загнать меня в офис, да? – туда ему честное слово, меньше всего сейчас хотелось. А куда хотелось больше всего – то вслух даже боялся озвучить.

0

4

Разумеется, я, - согласна кивнула женщина, поджимая губы, потому что картина перед ней открывалась довольно-таки забавная. Босс раскинулся на кровати, которая, при всей своей ширине, была в крайне помятом состоянии, отчего можно было подумать, что здесь резвилось человек десять, но, к своему счастью, Аделина никогда не росла в пуританских нравах, да,  и собственно, хоть десять, хоть пятьдесят, если уважаемый мистер Виндзор по своему здоровью еще способен себе позволить такие игрища. –  Нет, скорее я готова сказать, что вижу перед собой человека, явно перебравшего накануне, судя по его виду, - невозмутимо отпарировала она его попытку вызвать жалость. Манипуляция в чистом виде, на которую у нее не было ни настроения, ни времени, а потому, спокойно отыскав взглядом на ночном столике более-менее чистый стакан, взяла его, наполнила из графина водой, потом, порывшись в сумочке, выудила шипучую таблетку аспирина и бросила ее в воду, наблюдая, как лекарство, наподобие щампанского, начинает растворяться в ней. И едва не уронила стакан, услышав хорошо знакомое прозвище из прошлого, но удержалась, только и реакции, что ресницы быстро задрожали на несколько мгновений.  –  Нам всем бывает гадко, Риган,  и это, конечно, объясняет желание надраться, но, - убедившись, что лекарство растворилось, она, цокая каблучками по паркету, прошла к кровати и протянула руку, выставляя прямо под нос боссу стакан с аспирином.  –  это нормально, когда это один вечер, и в нем одна бутылка виски. Но не когда ты зависаешь у черта на куличках на неделю, в обнимку с алкоголем и шлюхами. –  Тонкие брови дрогнули, сдвигаясь к переносице, и тон голоса внезапно стал мягче, но с укоряющими нотами. Чуть поправив вышитое покрывало, она деликатно присела на краешек, складывая руки одна поверх другой на коленях. – Я не хочу тебя обидеть, Риган, но как специалист могу тебе сказать: это неправильно. Ты уже не молодой мальчик, а таким образом жизни быстро измотаешь последнее здоровье. Конечно, - она задумчиво покачала головой, -  вас, ирландцев, так просто не свалишь, но это уже не в первый раз, -[/b{ и забрала из его рук стакан, чтобы поставить на прикроватную тумбочку.[b]
- Забрать тебя в офис было бы чудесно, но сегодня пятница, если ты помнишь, а в таком состоянии от тебя будет мало толку, - тяжело вздохнув, женщина хлопнула себя по коленям и встала, мысленно явно придя к какому-то решению.
  – Лучше я спущусь вниз и прикажу приготовить завтрак пожирнее, а тебе стоит собраться и встать, чтобы посетить ванную, пока она будет его готовить. И если потом вы, мистер, будете в состоянии здраво соображать, то мы с вами обсудим кое-какие дела, которые требуют вашего серьезного осмысления, - она всегда переходила на официально-деловой стиль, когда хотела напомнить ему основы их взаимоотношений и вернуть разум в нужное деловое русло. Один из договоров требовал тщательного осмысления, и необходимо заставить этого алкоголика посвятить грядущие выходные именно этому, чтобы в понедельника с утра офис уже получил заключение, и работа могла двинуться дальше.
Она предпочитала не смотреть на него, говоря это, потому что вид у начальства и впрямь был такой несчастный и замученный, что, против всякой воли, в ней просыпалось природное сострадание вместе с добродушием, призывающие не тормошить человека, а обнять, утешить, выслушать, дать какой-то дельный совет, разобравшись в проблеме, которая гложет и не дает покоя.  А еще трудно было не замечать на коже слишком характерные шрамы, которые может оставить только огнестрельное оружие, и так хочется спросить, неужели на службе все они были получены? Конечно, Аделина не была хирургом, но ей казалось каким-то внутренним чутьем, что некоторые из них явно не десятилетней давности, а гораздо более свежие. Вот хоть бы это, на левом плече, кажется только совсем недавно затянувшимся…. Она уже была уверена, без доказательств, правда, в его отношении к миру криминала, но сейчас начинала невольно задумываться о том, неужели Риган Виндзор сам лично участвует в перестрелках? Какой  ему в этом прок, неужели не хватает людей, или не хватает адреналина? Тогда его проблемы действительно глубже, чем кажется, и женщина все же невольно произнесла, с состраданием подняв взгляд на его лицо и слегка коснувшись пальцами упрямо выставленного острого подбородка хозяина дома.
- Ты не думал, что пора все-таки обратиться к психологу? Хороший специалист мог бы тебе помочь... в этом всем.

0

5

Продажные женщины никогда не рассматривают клиента, это он точно заметил за годы сотрудничества с ними. Наверно стараются избежать неприятного образа в голове в момент соития, или просто не хотят запоминать партнера, как нечто ненужное. И к этому привыкаешь, потому взгляд на своей коже сейчас вызывал чувство неловкости. Он знал, что она его рассматривает. Видел. Аделина кажется никогда не демонстрировала привязанности к имитации ложного стыда, ее взгляд всегда был прямым, если она куда то смотрела. И не было попытки его замаскировать – и сейчас не появилось. Она скользила по нему взглядом и он видел, поднимая свой на ее лицо, как движутся под тонкой кожей век ее глазные яблоки. Риган отчетливо поймал себя на мысли, что ему некомфортно – потому что впервые за долгое время было страшно.
Я боюсь не взгляда. Я боюсь не оправдать ожиданий. Ты чертовски верно подметила, как впрочем и всегда, что я не молод. И моложе не становлюсь. И уж тем более не выдержу сравнения с собой двадцатичетырехлетним. Тогда я был худощавее и более изящным. Рельефность мышц пресса и груди была более, не знаю как сказать, упругой. Кожа свежее. И вообще… нет, даже сомневаться нечего – с тем собой мне больше никогда не потягаться. Наверно, когда я в костюме и гладко выбрит, причесан – я чувствую себя комфортнее, потому что мне кажется, что мой образ…. Пристоен. Деловой стиль всегда спасает, когда сомневаешься. Трудно наверно восхититься помятым полуголым типом тридцати шести лет от роду и с недельного похмелья. Волосы взъерошены. Щетина. Да… явно не мужчина твоей мечты.
От этого чувства стало безотчетно сильнее желание спрятаться в привычную раковину. Но он выглядел бы полным посмешищем, если бы бросился прочь с кровати в гардеробную, как только она приблизилась. И все же в ее действиях была забота, и это было приятно. Он покорно взял и выпил воду, до дна стакан опустошив. По горлу приятно прошлась прохладная волна, и хотя головная тяжесть не отступила, все равно пришло чувство облегчения. Пройдет полчаса, может час и лекарство подействует, и все это кончится. К тому же при мысли о завтраке о себе напомнил желудок, крайне взбудораженный тем, что уже давно нормально не питался. Но риган все же не смог удержать себя в руках до конца и напряг плечи, будто пытаясь втянуть в них голову. Спрятаться как черепашка.
- Что? – он уставился на нее с выражением полнейшего непонимания в глазах. Ярко-синяя радужка сейчас казалась серой, а широкие светлые брови сильно сдвинулись к переносице, опустившись внешними краями почти к самому уголку глаз.  – Ты… серьезно? К психологу? – он попытался спрятать собственную заминку за смехом, но вышло как то рвано и слишком резко, неестественно. – Я не могу не напомнить, что место штатного психолога у меня занято. Зачем мне другой? Или все так плохо, что миссис Бёртон отказывается заниматься клиентом? – он пытался выставить эти слова шуткой и смеялся, произнося, но смешно ему не было. Напротив, появилось какое то ощущение давления в районе грудной клетки. Это в самом деле прозвучало неприятно. Риган готов был согласиться с ее ранним утверждением о том, что это уже перестает быть нормальным, но в ее устах это прозвучало, как приговор. Он отказывался соглашаться с тем, что все настолько плохо, но куда больше отказывался обращаться к какому то другому специалисту. В конце концов, это даже смешно  - именно за этим заводят в компании в штат психолога – для помощи сотрудникам. Всем сотрудникам.
- Если ты считаешь, что все со мной так плохо, почему ты не предлагаешь мне поговорить с тобой? Или как вы там ведете прием? – да, он вспылил. Перехватил резким движением ее запястье, заставляя убрать руку от своего лица, но вместе с тем и делая невозможной любую попытку отойти прочь. Стиснул со злости довольно крепко, но она сама была виновата – зачем провоцировала? Голос звучал зло и раздраженно, зато ни тени былого смущения.

0

6

От неожиданности жеста женщина пошатнулась и вынуждена была присесть вновь на край кровати, чтобы не завалиться прямо на начальство, что выглядело бы, мягко говоря, двусмысленно, войди кто в этот момент в комнату. Но все, сесть пришлось слишком близко, иначе стальные пальцы Ригана угрожали оставить на запястье огромный синяк, и, чтобы избежать боли, приходилось пожертвовать правилами.
- Не злись, - хотя в ней самой тут же вспыхнула агрессия, в ответ на яростные нападки, в совокупности с рукоприкладством, но Ада напомнила себе, с кем разговаривает, и удержала их, говоря мягко и ласково. И дело ведь даже не в том, что мистер привык к безоговорочному подчинению; она успела подметить, как мрачно сходились к переносице его брови, когда в офисе кто-то осмеливался хоть косвенно оспаривать его решение или приказ. Дело теперь было в совершенно ином, никак не связанном с его рабочими привычками; она применяла все это время все доступные ей уловки, все техники, чтобы подобраться как можно ближе, чтобы стать той, кому он будет безоговорочно доверять, и могла бы теперь поднимать бокал с шампанским за успех, но ведь у этого была и обратная сторона. Быстрее, чем кто-либо мог предполагать, она получила место личной помощницы, которое прежде в компании просто не существовало, отчего сразу же пошли шепотки о том, что мадам психолог удачно запрыгнула в постель к боссу. Хотя по их офисным взаимоотношения никто не мог найти подтверждения этой сплетне, но она-то знала, что слух жив и до сих пор. Более того, уже приобрел много вариаций. Кто-то особенно изобретательный даже дополнил его версией о том, что она имеет ребенка от босса и поэтому в ее руках большой рычаг давления, и это смешило ее прежде, но последнее время начало почему-то печалить. Не из- за глупых сплетен, на них она давно приучилась не реагировать внутренне, не только внешне, но совсем по иному.
Аделина никогда не считала себя коварной злодейкой, не хотела считать, напротив, верила, что ее призвание – помогать людям. И избавить мир от мафии, помогая ФБР, это не только способ вернуть работу, но и возможность помочь тем, кто страдал от беззакония этих типов.  Вот только, находясь так близко, трудно продолжать делать вид, что сам Риган – не человек, а просто некая фигура на шахматном поле. Он уставал, расстраивался, переживал, радовался, и это уже не удавалось оставить за ширмой, выставленной для собственного душевного спокойствия.  То, с какой легкостью он начал ей доверять, слушаться и ждать поддержки, все четче поднимало в душе противоречия, потому что, желая помочь другим людям, теперь недостаточно было просто сделать дело и похвалить саму себя; теперь нужно было признать, что, помогая кому-то незнакомому, она должна холодно и бесстрастно предать одного конкретного, открывшегося ей, как другу, человека. Именно поэтому она тянула, ничего не рассказывая, не сообщая на базу, потому никак не могла договориться со своей совестью.  Обида на него никогда не была столь велика, чтобы оправдываться ею, и  женщина начинала ощущать, что попала в собственную ловушку, из которой нельзя выбраться, сохранив все. Ей придется выбрать, и, вероятно, очень скоро.
- Не злись, - снова повторила она ему, бесстрашно глядя в полыхающие вспышкой гнева потемневшие глаза, и старалась улыбаться естественно, но все равно что-то внутри шептало о бесстыжем лицемерии.  – Я лишь предположила, что, раз ты не говоришь со мной о своих душевных трудностях, возможно, это связано с тем, что имеется дискомфорт, возникающей из-за нашего общения не как клиент-специалист. Если же ты захочешь поговорить со мной – я вся в твоем распоряжении, как говорится. Ну, право, Риган, - добавив в голос игривости веселья, которого совсем не чувствовала, она использовала свободную руку, что поправить легким касанием пальцев пряди его взъерошенных волос, убирая их со лба назад. – Не будь же таким вспыльчивым, это плохо отражается на нервной системе. И я, честное слово, скоро затребую с тебя дорогой и массивный по мароккански браслет, чтобы хоть как-то скрывать синяки на запястье. – Она кивнула на свою руку.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » HELM AU: MIAMI`2015; » Возможно...