Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ

ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ
текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Следует поддерживать сторону, находящуюся в более тяжелом положении


Следует поддерживать сторону, находящуюся в более тяжелом положении

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Следует всегда поддерживать сторону, находящуюся в более тяжелом положении."

10 октября 1443 года ● город-порт Масдар, Аджманшир, Атлантия

Марк Север, Самира Аррен, Грегори Блэкмор (ГМ)

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Следуя приказу командования, Марк Север со своей семьей отправляться в путь, через Синеводный пролив, подальше от чумы и смерти, которая уже начинает распространяться по всей Балморе. Вместе с ним пребывают 5000 легионеров, прославленных балморийский воинов. Успев до отбытия отослать ворона Лорду-коннетаблю Хельма, Марк получает разрешение от короны на размещение своих людей на территории Аджманшира. Там его добродушно встречает хозяйка, леди Самира Аррен, графиня Аджмашира, а так же помощник и официальный представитель лорда-коннетабля, барон Блэкмор. Станет ли иностранный легион частью военной мощи Хельма, или судьба его примет иной оборот? Все не так просто, как может показаться с первого взгляда…

+1

2

Корабли с символикой островной империи неспешно причаливали к берегам Атлантии. Не торопились балморцы от того, что пасмурная хмурая погода сопровождала беженцев на протяжении всего пути по морю. Надо сказать, это повлияло и на самих людей. Все выглядели весьма подавлено и столь же мрачно, сколь  те тучи, ползущие по небосводу.
Марк Север не являлся исключением. Его снова отправили на континент. Да, теперь он имел под боком родных матушку и сестру. Да, легионеры прославленного Шестого так же в полном составе направлены в Атлантию. Но сама мысль о том, что ему пришлось оставить родину в бедственном положении, не давала легату Северу покоя. Он почти не спал, мало ел, то и дело в одиночестве стоя в носу морского судна, перевозившего их.
Конечно, эта участь намного лучше той, что уготована предателям. Но новый император оказался персоной куда более дальновидной. Оказать помощь друзьям, которым она была обещана и при этом сохранить множество людских жизней от разрастающейся на острове эпидемии. Возможно, их пребывание на континенте останется не столь длительным, и Балмора вновь призовет своих сынов обратно. Марку хотелось искренне в это верить.

Те суда, что не вмещались в порт, причаливали к берегам. Люди обширным потоком высыпали на твердую землю. В порт города Масдар удалось вместить большую часть военных судов. Легионеры сходили на пристани, вынося с собой припасы и снаряжение. Центурионы и Трибуны руководили выгрузкой и построением. Легат хотел произвести наилучшее впечатление на себя и своих людей, несмотря на прескверное расположение духа.
Первый центурион отсалютовал, но замешкался перед тем, как доложить о готовности к общему построению.
- Построить людей на улице, за городскими стенами. Пересчитать и доложить о больных или немощных. При малейшем признаке болезни - изолировать. - Марк повернулся к боевому товарищу, заложив большие пальцы рук себе за оружейный пояс. - Место для лагеря выберем исходя из указаний местных властей. Свободен.- Север кивнул центуриону и зашагал по дощатой палубе к трапу. Легион всё еще готовился к смотру.
Спустя некоторое время, военные были готовы вместе с лошадьми и повозками выдвигаться за пределы города, дабы устроить смотр и пересчет. За ними, не торопясь, плелись рабы и семьи офицеров. Многотысячная вооруженная толпа медленно утекала из города, где так же медленно выстраивалась стройными рядами.
Наверняка, властям Атлантии уже доложили о прибытии людей Балморы. Оставалось только ждать и надеяться на наилучших исход переговоров.

Отредактировано Marcus Severus (2018-01-25 12:40:37)

+2

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/2BdnL.jpg[/AVA]
[NIC]Gregory Blackmore[/NIC]
[STA]Грегори Блэкмор, 34 года; барон Гилфорда, член совета лорда-коннетабля[/STA]
[SGN]---------------------------------[/SGN]

Кто бы мог подумать, что вскоре Хельм постигнет такая удача! Крайне цинично, конечно, отзываться подобным образом о смертях тысяч людей, но как еще можно обозначить такое количество свободной военной силы, которая внезапно оказалась в руках государства? Да, я, Грэгори Блэкмор, не славился сантиментами, и плакать по людям, которых я не знаю и о которых не слышал, совсем не намеревался. Во всем произошедшем, я видел небывалую ранее возможность, но лишь предстоящие переговоры покажут, удастся ли эту возможность использовать в своих интересах. Ведь, разумеется, все было совсем не так просто, как могло показаться. И лорд-коннетабль, человек, которому я удачно служу с конца августа, не зря продолжительное время тщательно обдумывал каждый шаг прежде, чем окончательно принять решение. Даже несмотря на то, что оно было одобрено регентом. Многотысячная чужеземная армия. Становится на территориях, переживших чуму, а значит пока еще не защищенных. Чего ожидать? Сдержат ли балморийцы слово, будут ли соблюдать заключенный договор, или сами воспользуются ситуацией, пусть в перспективе то дело совершенно бессмысленное? Но слово было сказано. И я незамедлительно ринулся в путь, сразу, как только получил приказ. Наделенный полномочиями, желающий отличиться перед новоиспеченным главнокомандующим, я с огромным энтузиазмом ждал встречи с человеком, который представлял интересы легиона. Хотя и не только с ним. Самира Аррен! По словам Баратэона, это тот человек, которому в отсутствии адмирала можно довериться. И который довериться воле своего родственника сам, если на то возникнет необходимость.
- Тут всегда жарко? – щурясь от яркого солнца, поинтересовался я. Не привык к такой погоде в октябре. Властвуя на землях, что расположены чуть севернее столицы, довольствоваться такой погодой в октябре еще не приходилось. От того и ехал в карете. Нужно было привыкнуть к нескончаемой жаре.
По пути к Масдару успевал рассматривать деревни, села, города и тамошние достопримечательности. Подумать только, одно государство, а ощущение, будто попал в совершенно другой мир. Уже пересекая вторую половину земель Бэйлоршира, стало заметно, насколько разняться пейзажи, и как одни культуры и особенности плавно перетекают в другие. И здесь, в Аджманшире, наконец-то почувствовался абсолют. Здания, одежды, даже люди казались другими, и я откровенно улыбался, пораженным такими различиями между севером и югом. Впрочем, быстро отвлекся, как только кучер сообщил о приближении к месту начального расположения легиона. Тут же поправил ворот своего дублета, желая произвести наиболее лучшее впечатления. И вот наконец-то карета остановилась. Не дожидаясь действий прислужников, я быстро сам отворил дверцу и бодро спрыгнул на твердую почву, со своей широкой улыбкой окидывая взглядом открывшуюся мне картину. На моем лице улыбка была всегда. На все я смотрел с причудливо-насмешливым взглядом. И это мне много раз помогало. Ну какое впечатление может создать такой человек? Самодур, не иначе! Прекрасно выстроенный поверхностный образ, который скрывал образованность, ум и хитрость. Все это становилось неожиданностью. Да что он может понять? – самодовольно ухмылялись те, кто становился  на пути. Ошибались. И в том было несомненное преимущество. Нет ничего хуже, нежели недооценить противника. Не только умственные его способности, но и способности по части обращения с оружием. А владел мечом я мастерски. Но так же мастерски это и скрывал. Чтобы потом удивить.
- Не каждый день такое увидишь…, -  окидывая взглядом впечатляющую картину, состоящую из тысяч балморийских легионеров, протянул я. И тут же двинулся вперед, ведя за собой небольшую колонну их вооруженной охраны. Флаги, которые возвысились за моей спиной, оповещали о том, что к легиону приближаются столичные гости. – Передайте легату Марку Северу о том, что к нему прибыл лорд Грегори Блэкмор, барон Гилфорда и представитель лорда-коннетабля Хельма, Его Сиятельства Эдварда Баратэона.
Несмотря на внешний безмятежный вид, эти слова я произнес как можно серьезнее, а затем, как только внушительного вида солдаты развернулись и двинулись на поиски своего командира, снова расплылся яркой улыбкой, словно получал удовольствие от одной только мысли, что я здесь, и исполняю волю высших государственных чинов. Что ж, командование не заставило себя долго ждать. И вскоре передо мной явился тот самый Марк Север, имя которого мне назвал Эдвард Баратэон. Увы, я не был закаленным профессиональным солдатом, что было особенно заметно на фоне присутствующих балморийцев. Статный Марк Север с прямой солдатской стойкой, и я, более расслабленный и непринужденный. Дисциплина и свобода. Баратэон вписался бы в эту картину, а вот я отличался. Впрочем, сюда меня прислали в заслугу за иные качества.
- Марк Север. Позвольте от имени короны и лично лорда-коннетабля приветствовать Вас на землях Аджманшира. Мы так же приносим свои соболезнования. Лично я никогда не сталкивался с «черной смертью», но жители Атлантии понимают, какое горе переживает сейчас Ваш народ. Позвольте представиться. Лорд Грегори Блэкмор, барон Гилфорда. И я уполномочен говорить от имени лорда-коннетабля Хельма, его Сиятельства Эдварда Баратэона. Правда, прежде чем мы начнем, предлагаю подождать леди Самиру Аррен, графиню Аджманшира. Неуважительно будет начать без хозяев этих земель, которые позволили нам сегодня здесь присутствовать, - и я в очередной раз ярко улыбнулся. Нахождение на землях Атлантии чужеземцев, целиком и полностью зависело от лордов и их позволения в каждом отдельном графстве.

Отредактировано Edward Barateon (2018-01-14 00:31:32)

+2

4

Самира Аррен была не из жалостливых. Сочувствующей — да, но это по её же разумению было совсем иным чувством. Многотысячный военный контингент из Балморы не были первыми искавшими на другом континенте защиты от мора. И до этого на территории того же Аджманшира появлялись те, кто мог позволить себе оплатить переправу и жизнь в ином государстве, но прибытие подобного масштаба, несомненно, поражало всякое воображение. Дурой графиня не была и понимала, что под этим решением куда больше политики, чем страха за свою жизнь, но отрицать чуму и её размах — глупо. Раны Атлантии, чьи земли болезнь покинула не так давно, еще гноились, от того именно атлантийцы как никто другой должны быть понять всю тонкость положения людей, ступивших с кораблей в порту Масдара. Да и сама она, похоронившая двоих детей, разве могла судить, оставаясь при этом стороне?

Письмо от графа Баратэона пришло уж больно запоздало. Следом последовала весточка от мужа, что был полностью поглощен делами и новой должностью, не пересекая границ родного графства уже с пару месяцев. Перечитав оба послания на несколько раз, женщина выстроила себе общую картину, но так и не обозначила свою позицию по этому вопросу. Её попросили — она не отказала, ей приказали — она сделала. Оставив в столице сына и послав вперед себя депешу наместнику Масдара, Аррен и сама двинулась в путь, рассчитывая успеть аккурат к прибытию легиона, и лично поучаствовать в вопросах размещения людей во избежание ненужных вопросов и инсинуаций. Она не часто лезла в дела графства столько открыто и нагло, предпочитая более тонкие политические игры, но полученное добро от мужа и зятя словно развязало ей руки. Ей дали карт-бланш на прямые действия, а этим было глупо не воспользоваться.

Наместник Масдара, лорд Халед (какой-то дальний родственник Мурада), был человеком приятной наружности и гнилой души. Вся его красота сбивалась пренебрежительной манерой держаться и суетливо себя вести, подобно загнанной крысе. Он лебезил перед ней только на людях (и Самира это знала), а за спиной кривил несколько смазливое лицо, выражая абсолютное неудовлетворение её персоной, как таковой (и это она тоже знала). Вот и сейчас, раскланиваясь в приветствиях, отвешивая комплименты и улыбаясь своей неприятной улыбочкой, в голове он имел совсем иные мысли на её счет. Сугубо патриархальных взглядов, Халед категорически не признавал влияние Аррен на Мурада, и считал её распустившейся девкой  (на её-то пятом десятке), но был слишком труслив, чтобы об этом говорить вслух. И вообще возражать. Уж больно теплым и насиженным был его место в городе, чтобы терять его из-за собственной болтливости.

Ваше Сиятельство, — лорд слишком рьяно кинулся к женщине, пытаясь доложить обстановку. От такой показательности, графиня едва ли не скрипнула зубами, переглядываясь с капитаном личной стражи, стоявшим чуть поодаль. Тот все понял и жестом заставил мужчину остановиться, делая полшага вперед, — Все корабли причалили, — продолжил Халед, еле сохраняя лицо и дистанцию, — Командир городской стражи доложил мне, что прибыл человек из Бэйлоршира. Ждем ваших указаний.

Поприветствуем гостей для начала, — едва заметно отмахнувшись от наместника, Самира обошла его кругом, так что он остался позади, теряясь в скромной колонне сопровождения из пары девиц, как требуют того правила, и охраны, — Этикет никто не отменял, — засеменивший следом лорд что-то пробурчал, но женщина предпочла не обращаться на это внимания, что и делает уже вот двадцать пять с лишним лет, — Реши вопрос с размещением людей. Пять тысяч — это не пара десятков, — негромко обратилась она к капитану, некогда бывшему в её охране еще мальчишкой, а теперь заслужившему полное её доверие и благодушие, — Рабы или нет, люди не должны ни в чем нуждаться. Вопрос на счет высшего командования я решу сама, — коротким кивком позволив тому удалиться, Аррен тут же переключила внимание на одного из офицеров, вызывавшегося сопроводить их. Лепет лорда где-то по правую сторону она по-прежнему не слушала.

Господа, прошу простить за ожидание, — оказавшись подле беседующих мужчин, графиня, попирая все правила атлантийского приличия, убрала с лица прикрепленную к прическе вуаль, откидывая её за спину, но все же склонилась в легком поклоне, как полагается местным дамам, почтительно опуская голову. Громогласное представление от одного из стражников она заблаговременно прервала и выпрямившись смогла разглядеть обоих господ, протягивая тонкую ладонь, — Вы, должно быть, лорд Блэкмор. Граф Бэйлорширский писал мне о вас, — сделав вполне однозначный акцент на последнем, явно намекая на совместное сотрудничество, Самира широко улыбнулась, — А вы… Марк Север. Верно? — чуть повернув голову, она окинула военачальника привычным цепким взглядом, который, впрочем, быстро смягчился, — Простите, не знаю вашего титула. Как я могу к вам обращаться? Надеюсь, путь до берегов Атлантии не доставил вам больших хлопот, а вы и ваша семья в добром здравии.

Отредактировано Samira Arren (2018-01-21 12:01:48)

+2

5

Солнечные лучи ярко отражались от полированной поверхности стального доспеха каждого легионера, создавая дискомфорт не привыкшим глазам. Когорты выстроились плотными рядами. У каждой свой аквилифер - почетный член когорты, держащий в руках длинный стяг с указанием номера когорты и символа шестого легиона. Вместо плащей этим людям служили львиные шкуры, головы которых почти полностью скрывали шлем своего носителя. Кому-то подобные традиции могут показаться варварскими, но это есть неотъемлемая часть Балморы. Пусть люди думают, что хотят.
Легат Марк Север расположился, непосредственно, перед первой когортой легиона. На своих двоих, он прохаживался меж рядами каждого боевого звена, придирчиво осматривая легионеров словно перед парадом. Кому ремень поправит, кого за плохо чищенный шлем отчитает. К Первой когорте требования были вдвойне выше, нежели к кому либо еще. Эти ребята являли собой отборную элиту из лучших воинов. Их ряды состояли из бывалых ветеранов, прошедших не одно вооруженное столкновение бок о бок с легатом. Каждого из них Север знал лично. Ростовые щиты легионеров стояли прямо перед бойцом. Раскрашенный в черный с позолотой щит являл на себе изображение лаврового венка в центре которого, весьма грозного вида, бычья голова.
Смотр был прерван молодым гонцом. Запыхавшийся парень отсалютовал легату:
- Господин, прибыли представители местной власти. Их уже ведут сюда.
- Хорошо. Долго ждать не пришлось. Веди.
Марк Север вышел на полянку, что находилась ближе к городским стенам, куда часовые уже сопровождали хозяев этой земли.
Легат шагнул навстречу и учтиво кивнул человеку назвавшимся Лордом Блэкмором. Едва тот успел договорить, упомянув некую Самиру Аррен, как прекрасная особа уже подходила к собравшимся мужчинам мимо легионерских рядов. Марк кивнул и ей.
-Приветствую вас, господин Блэкмор и госпожа Аррен. Я Легат Марк Север. Это - шестой легион Балморы. Мы прибыли по указу императора. Простите нам, что с пустыми руками. Сборы проводились в спешке, и никто не дал распоряжений захватить дары. Но мы что-нибудь придумаем.- Марк поправился и окинул взглядом каждого из присутствующих. Среди них не было того, кого он ожидал увидеть. - Не беспокойтесь, госпожа. Шестой легион проходил через множество испытаний. И преодоление моря в непогоду - не самое сложное из них. Я полагаю, нам многое предстоит обсудить. Можем пройти на один из наших судов, если не будет иных предложений?
Марк и сам собран полностью готовым к возможным боевым действиям. Чистый, расписной позолотой черный доспех, черный длинный плащ без рисунков, короткий меч на поясе в ножнах, шлем с фирменным гребнем из конского волоса.
-А где же господин Баратэон? Я надеялся на личную встречу с ним.

+1

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/2BdnL.jpg[/AVA]
[NIC]Gregory Blackmore[/NIC]
[STA]Грегори Блэкмор, 34 года; барон Гилфорда, член совета лорда-коннетабля[/STA]
[SGN]---------------------------------[/SGN]

Любой на моем месте мог бы почувствовать себя неуютно. Все такие статные, строгие, с яркой тенью непоколебимой дисциплины на лицах. Солдаты, иными словами. И не какого там мелкого гарнизона! А настоящая элита. И тут такой как я, со свободной и довольной улыбкой на лице. Однако во всем происходящем я видел не только выгоду, но и возможность блеснуть своими способностями, что, несомненно, будет оценено лордом-коннетаблем. А если уж там удастся пробиться, в совете, то кто знает, как далеко я пойду! В любом случае, мне оставалось лишь играть свою роль, удивляя серьезными и продуманными  поступками, которые зачастую были несопоставимы с безмятежным видом и образом легкомыслия, который я сам себе намеренно создал. 
- Женщины всегда опаздывают. Но когда видишь их – становится понятно почему. Ох уж эта Атлантия, - смотря в сторону приближающейся графини, сладко протянул я в сторону Марка Севера. Чуть погодя сделал шаг вперед, и протянул руки, дабы принять ладонь родственницы лорда Баратэона. Коснувшись тыльной стороны ладони губами, я снова выпрямился и посмотрел на леди Аррен. – Все верно, миледи. Лорд Грегори Блэкмор к Вашим услугам. Рад, что послание Его Сиятельства дошло до Вас раньше моей скромной процессии. Что ж, коль все в сборе, мы можем перейти к делу! – и снова в моих глазах играют задорные озорные огоньки. Словно все, что происходит для меня – ничто иное как очередная несерьезная игра. Своеобразное развлечение, к которому я отношусь с насмешливой улыбкой на устах. Опять же, исключительно образ. Я знал всю важность всего происходящего здесь, как и необходимость достойно представить свое государство и волю Баратэона перед строгим взором Марка Севера. – Неотложные дела вынудили лорда-коннетабля остаться в столице. Однако он выражал свое искреннее сожаление от того, что не может присутствовать здесь лично. Уверен, это зрелище ему бы понравилось, - и я махнул рукой в сторону легиона, вся грозность которого была хорошо заметна с этого холма. Сотни и тысячи славных воинов, и каждый знает, что делать и когда. Это ли не истинное наслаждение для глаза любого воина? Вот только я воином не был, потому как посмотрел – так и  отвернулся. А сразу после начал суетливо искать что-то в своем кармане за поясом. – Ах да…, прошу прощения, чуть не вылетело из головы! Лорд Баратэон просил передать Вам это лично в руки. Приветственное письмо, - и я протянул легату небольшой сверток, надежно запечатанный личной печатью лорда-коннетабля Хельма.   
Рукой Эдварда Баратэона, на листе, с учетом тех отношений, которые выстроились между двумя воинами во время их первой и пока единственной встречи, было выведено следующее послание:

Достопочтенный Марк, Рад приветствовать Вас на атлантийкой земле. Хотя мне искренне жаль, что причиной Вашего пребывания здесь послужили столь печальные события. Уверен, что Ваши родные земли быстро справятся и одолеют «черную смерть», ибо сила и упрямство балморийского народа известны даже в самых дальних уголках Фйеля.
Отдельно хочу попросить прощения за свое отсутствие. Для меня было бы честью снова встретиться с Вами и пожать Вам, умелому воину и полководцу, руку. Однако неотложные дела крепко привязали меня к столице. Вместо себя я посылаю лорда Грегори Блэкмора. Он уполномочен говорить от моего имени, и представлять мою волю. Доверяйте ему так, как доверились бы мне, ибо, несмотря на внешнюю взбалмошность, он действует исключительно в наших с вами интересах, в соблюдении тех договоренностей, которые были достигнуты между Балморой и Юго-восточным герцогством. Так же заранее представлю Вам леди Самиру Аррен, графиню Аджманшира, заслуживающую доверия не меньше, нежели лорд Блэкмор. Уверен, она окажет достойный прием Вам и Вашим воинам. Сожалею о том, что Вы наверняка не застанете ее уважаемого супруга, лорда Мурада Тайлана, ныне адмирала Атлантийского флота. Увы, так же, как и меня, дела его вынудили оказаться совершенно в ином месте. Но не сомневайтесь, лорд Тайлан является нашим ближайшим другом, который один из первых в Атлантии приказал открыть порты для жителей Балморы
Надеюсь, что все эти обстоятельства никак не помешают нам прийти к соглашению о расположении Вашего легиона, его содержанию и тем задачам, которые будут перед ним поставлены на период пребывания в нашем государстве.
Вы можете написать мне ответное послание, и смело передать его через лорда Блэкмора или его людей.
Желаю Вам и Вашим людям скорейшего возвращения домой. А так же, несмотря ни на что, надеюсь на нашу личную встречу.
С искренним уважением, лорд-коннетабль Хельма, граф Бэйлорширский, лорд Эдвард Баратэон.

- Надеюсь, мадам не будет против, если мы подымимся на борт корабля? Давненько моя нога не ступала на палубу! – с энтузиазмом малолетнего ребенка, заявил я, после чего резко развернулся и протянул свою ладонь леди Аррен. Хотя места лучше для своего рода переговоров найти трудно. С палубы корабля и обзор куда лучше, невысокий холм с его неровностями давал лишь частичное представление. – Обопритесь на мою руку, графиня. Уверен, Вам так же нечасто приходилось бывать на борту настоящего балморийского судна. Простите мне мое незнание, Марк Север, но как к Вам правильно обращаться? Привычные нам материковые милорд и сударь явно исключаются. Легат? Или, возможно, просто Марк Север?   

+1

7

Расположение Масдара делало его одной из главных стратегических точек графства, а, омывающее берега море, сглаживало засушливый атлантийский климат, что и вовсе превращало город-порт в прекрасное место для жизни. Вот только сама Самира с детства не любила море, а замужество за человеком, который этому морю посвятил всю свою сознательную жизнь, не прибавило этой любви ни на грош. Синие бескрайние просторы — совсем не то, что внушает доверия и годы, проведенные в молитвах, пока нога достопочтенного супруга не коснется твердой земли, лишь заострили острые углы. С травмами юности трудно бороться и без особой нужды Аррен никогда не приближалась к кромке большой воды ближе, чем на расстояние видимости. Сегодня случай иной и общую обеспокоенность внутренними страхами, женщина прятала за маской гостеприимства и учтивости, удерживая на губах легкую улыбку. Как ни крути, дела должны быть превыше прочих обстоятельств. Графиня никогда не позволяла чувствам властвовать над разумом.   

В Атлантии наслышаны о доблести воинов Балморы, поэтому я никоим разом не умаляю достоинств Вашего легиона, — мягко кивнув, она улыбнулась чуть шире, — Рада, что столько не близкий путь обошелся без лишних эксцессов, — увы, в такие неспокойные времена, кои одолевают земли Хельма ныне (особенно переболевшую и еще не оправившуюся от чумы Атлантию), нельзя ни в чем быть уверенным, даже если за твоей спиной многочисленная армия. Тем более, если за твоей спиной многочисленная армия.

Лорд Блэкмор предстал человеком приятной наружности с несколько легкомысленной манерой держаться, что для земель юга было в новинку. Встреться они с ним при иных обстоятельствах, без заочного знакомства через графа Бэйлорширского, Аррен приняла бы мужчину за несерьезного повесу, чьим словам нет большой веры, но Эдвард сделал акцент на полном доверии в данном вопросе, а о том, чтобы не доверять своему родственнику, после всего прочего, Самира даже не думала. На фоне «легкого» лорда, легат Марк Север наоборот, представлялся человеком внушительного нрава, что вызывало весьма занимательный контраст, выставляя встречу в еще большем интересом ракурсе.

Как господам будет угодно, — весьма покорно отозвалась графиня на предложение продолжить на борту судна, хотя внутри все неуютно сжалось, и без особого промедления приняла руку бароны, вцепившись в неё чуть сильнее, чем нужно. Пока гость ознакамливался с переданным лично из рук в руки письмом, Самира не упустила возможности отметить, — Полагаю, Вам было бы куда сподручнее вести разговоры с моим мужем, графом Аджманширским, но дела королевства не могут ждать. Возможно, я не обладаю достаточно компетентностью в некоторых вопросах, — покривила душой темноволосая, в привычной манере оставляя себя где-то позади мужских дел, — Но вполне способна решить насущные проблемы, до возвращения моего супруга.

Глубого вдохнув свежий прибрежный воздух, она вновь закрыла лицом полупрозрачной вуалью и слабым кивком головы велела девушкам оставаться на берегу, — Признаюсь честно, барон, я и на корабле атлантийского флота не бывала ни разу.

+1

8

Массивное деревянное судно с внушительным тараном на носу в виде бычьей головы называлось квадрирема. Оно в числе прочих главных судов стояло непосредственно в городской гавани. Парусных мачт на ней всего лишь две, как и самих парусов. Очевидно, основной движущей силой корабля являлись гребцы.
У самого трапа ведущего на палубу стояли двое крепких морских легионеров. Их круглые щиты окрашены в синее. Прочих людей осталось не много. Кто-то из состава команды налаживал тросы, проверяли количество припасов среди расставленных на причале ящиков и мешков. На самом судне же оставались только надсмотрщики и рабы под основной палубой. Но их невооруженным взглядом было сложно заметить, не спускаясь на уровень ниже.
Большую часть пути до корабля, Марк был поглощен чтением письма. Легат хоть и знал всеобщий язык хорошо, но некоторые слова все еще заставляли задуматься. В конце концов, письмо он вернул обратно Блэкмору и кивнул ему в знак согласия.
- Да, я обязательно составлю ответ, как будет такая возможность. Нам с господином Баратэоном нужно многое обсудить.
Марк позволил себе первым взойти на отдраенную до блеска деревянную палубу квадриремы и подал руку девушке, предлагая помощь как и полагается в таких ситуациях.
- Прошу за мной.- Легат указал рукой на широко натянутый тент у задней части судна. Там же несли свой дозор еще двое морских пехотинцев. Под тентом же прямо на полу разбросаны разнообразные удобства в виде подушек разных размеров и фасонов. По центру импровизированного "штаба" располагался круглый деревянный стол.
- Я полагаю, самым насущным вопросов у нас будет расположение моих воинов и поставка припасов. Хотелось бы так же определиться с поставленными задачами. Если легионеров ничем не занимать в течении долгого времени, они начнут отбиваться от рук. - Север без труда в полный рост зашел под тент, решив зря не тянуть время и перейти к главной теме встречи.
- Можете называть меня Легат или Марк. По вашему - легат это генерал. Так тоже вполне разумно - Добавил воин, чуть улыбнувшись обоим. Он явно старался показать все свое радушие и дружелюбие, хоть в голосе и поведении явно читались усталость и недовольство текущим положением дел.
- Согласно нашим законам, вступив на судно, вы взошли на территорию Балморы. Но прошу вас, располагайтесь как вам угодно.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Следует поддерживать сторону, находящуюся в более тяжелом положении