Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ

ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ
текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » «Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»


«Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

«Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»

17 октября 1443 года ● таверна «Три якоря», Рамий, о. Монти-Пайтон

Вергилий Торбьера, Селия Торбьера, Мисти Торбьера

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Может ли знание стать силой или же убьет своего владельца? Вскоре после визита Камала Селия решает поэкспериментировать  с той самой таинственной печатью, которую просил достать ассасин Мустафа, и за коей также охотились орллевинцы. Необходимо ведь выяснить, для чего артефакт может быть нужен, и как лучше поступить с ним в сложившихся обстоятельствах – кому-то отдать или же себе оставить. Однако все планы рушатся. Некто покусился на жизнь Мисти, она тяжело ранена и уповает лишь на то, что брат и сестра, обладающие даром санации, спасут её от гибели. Только вот во время процесса исцеления что-то идёт не так. Виной ли тому то обстоятельство, что при нападении убийцы Мисти случайно вступила во взаимодействие с печатью, даже не подозревая об этом, или дело в чем-либо другом?

дополнительно

● След от печати на теле Мисти значительно ослабил применяемую к ней магическую силу. Догадаются ли игроки, что это связано с печатью и как применят полученные знания - решать им.

0

2

Много хлопот и много мыслей.  Завертелось. Перемены, опять перемены. Впрочем, опыт подсказывал, что это вовсе и не плохо - что-то менять. Ведь в прошлый раз  сложилось неплохо. Селия  хотела бордель - она его получила. Да, со всем, что к этому полагается, но ведь получила же. Из обычной проститутки сделалась хозяйкой, выросла в собственных глазах. Теперь её ждёт неизвестно что, но кто сказал, что это к худшему?
Определённый страх перед неизвестностью, конечно, был, но и приятные чувства тоже грели сердце.
Торбьера прибирала в своей комнате, раскладывала вещи, прикидывала, что ей может пригодиться самой, а что можно было бы отдать сестре или кому-то из девочек. Но все действия женщины были какими-то механическими. Всё потому, что есть у неё одна вещица, с которой пока не ясно как поступить. Быть может, давно уже нужно было отдать её ассасину и благополучно забыть. А может... может она настолько ценная, что не стоит выпускать её из собственных рук?
Селия не выдержала натиска собственных мыслей и подошла к своей широкой кровати. Вот уже несколько месяцев тайник не пустовал. Хозяйка таверны наклонилась и залезла рукой в ту самую дырочку в матрасе, где ещё в июле была спрятана печать. Довольно примитивный тайник как у самого простого люда, но работал. Так что иногда, чем проще, тем лучше. От людей статусом чуть повыше ждут иных секретов.
Вот пальцы нащупали прохладный металл, и артефакт был извлечен на свет божий. Торбьера повертела печать в руках, глянула на неё и в тени и на солнце. И что в ней такого особенного? Для чего подобная штука нужна. Как применять? Печатью ведь отпечатывают, верно? Может окунуть в какой-нибудь краситель и отпечатать на бумаге да посмотреть, что из этого выйдет?..
Надо всё-таки посоветоваться с Камалом, когда он снова приедет... и если приедет. Наверняка он знает что-нибудь полезное об этой вещичке. Или же просто взять и прижать её к руке? Может, она волшебная какая-нибудь? Или ритуальная...

Торбьера уже замахнулась, уже приготовилась вдавить металл в собственную кисть и посмотреть на замысловатый узор, но ничего не успела. В дверь весьма настойчиво постучали. Шустро бросив под подушку артефакт, женщина пошла отворять.
- Что-то срочное? - Вскинула брови Сеси.
В дверях стояла женщина, ответственная за разлив напитков. Её владелица борделя увидеть рядом со своей комнатой никак не ожидала. Они совсем мало общались.
- У нас кончается ром, хозяйка, а поставщик прислал пацанёнка вместо бочонков. Цену повышает и отказывается продавать по прежней.
Блондинка нахмурилась. Иметь дело с торгашами пищей и выпивкой не её задача в заведении. Так с какой радости беспокоить Селию, когда надо теребить Лупе?! Уговор есть уговор. Каждая выполняет свою часть работы.
- Разве это не дело Долорес?
- Конечно, госпожа. Но её не будет до самого вечера, она ушла на другой край города. Никто не ожидал срыва поставки. Если к середине дня бочонки не подвезут, мы столкнёмся с огромными проблемами. Вы же знаете, как пираты не любят ждать. Поговорите уж со стариком Наморадо. Не далеко ведь он живёт. Уломайте.
Красивым женщинам он не отказывает.

Торбьера скривила губы и цыкнула языком.
- Ну ла-а-а-адно. Раз уж дело безотлагательное, сейчас и схожу.
Оттесняя собой работницу, Селия вышла из комнаты и заперла дверь на ключ. Она не стала задерживаться, чтобы снова спрятать печать в тайник. Под подушкой незаметно, запасной ключ на крайний случай есть только у Мисти, возвратится Сеси быстро. Волноваться совершенно не о чем. Можно даже заодно заскочить к портнихе и забрать свой заказ.

+1

3

Загадочная улыбка, томный взгляд, кажется, этот матрос уже готов подойти к ней и предложить хорошую цену за час или два. О, как он смотрит, даже жарко становится. А какие плечи!  Но тут кто-то дёргает Мисти за рукав и ей приходится повернуть голову. Парень тут же теряет интерес и лапает взором другую ночную бабочку, а потом уже и не только взором. Вот ведь! Сорвался с крючка. Досадно. Ведь кроме шикарных плеч у пирата был и толстый кошель.
- Чего надо, а?! - Не  смогла сдержать раздражения Торбьера. Она почти даже рыкнула от злости.
- Простите, к кому я могу обратиться по поводу работы. Оказывается, одернула её очередная девица, ищущая наживы. Надоели они уже. И так конкуренток достаточно. А эта была длинноносая какая-то и бледная больно. Чахлая – одним словом, может даже больная чем. Отшить бы её сразу, но у Мисти нет таких полномочий. Всё решает сестра и это глупо. Селия ведь откажет девке, ну жабе ясно. Но неееет, надо же лишний раз будет высказать, что она тут главная по девахам и нельзя самим отправлять восвояси просящихся в "Три якоря". Никому нельзя, даже сестрёнке родной и то нельзя, а то начнутся шепотки, что к ней особое отношение. Ой, да и пусть бы начались. Чего такого-то? Все всегда своих родственников да знакомых на тёплые места продвигают и ничегошеньки не стесняются. Сел утверждает, что таким образом она о Мисти заботится, чтобы девочки её не обижали да не трогали, чтоб никто не посмел ей навредить ничем. Не хочет, мол, отравленной найти или прирезанной в один прекрасный день.
Какая сердобольная, ты на неё посмотри. Да одной ли заботой она руководствуется? Ой, ли, ой ли. Трусит, что притесню или что авторитет её авторитетский подорву.
К сожалению, именно такие мысли кажутся нам больше похожими на правду. Охотно верим в плохое, с трудом – в хорошее.
И что, например, с того, что у Мисти у одной есть ключ от комнаты сестры? У Сеси, зато есть ключи от каждой комнаты заведения и от самого борделя – тоже, разумеется.
– К хозяйке борделя обратиться. К мамаше. Не понятно, что ли? Или ты из дурынд? Я, по-твоему, на сутенёршу похожа? Путана считала, что не похожа ни капельки, что слишком хороша ещё собой, чтобы её сразу за маман принимали с порога, хотя в самой должности ничего плохого и зазорного не видела, конечно, даже наоборот.
– Я… -  осеклась девчонка. Ещё и заика никак?
Но нет, не настолько убогим было это создание женского пола.
– Не разбираюсь особо, кто есть кто. Потому и спросила. Вы мне тут самой красивой показались и умной.
Хоть льстить умеет, какой-никакой плюс.
– Трать время на таких дурёх, как ты. Мисти оторвалась от стены. Приказывать никому она тоже права не имела. Придётся самой топать и звать сеструлю.
– Ладно уж, стой тут, а я схожу за хозяйкой. Но за это мне полагается скромное вознаграждение. Ты хоть на счёт такого в курсе, я надеюсь? Мисти протянула ладонь в ожидании хоть какой-нибудь платы за то, что посетительница лишила её верного часового заработка. Длинноносая замялась
– Не знала. Да у меня и нет почти ничего.
А всё же медячок оказался в ладошке путаны. Совсем плохо дело.
– Так уж и быть. Жди тут. – Скривилась Торбьера и отправилась на поиски Селии.
Она не знала, что старшая сестра покинула бордель, ведь Сеси воспользовалась чёрным, а не парадным входом. Мисти посмотрела везде, где могла бы быть Сеси, и пришла к выводу, что та у себя в комнате. Однако дверь была заперта. Сначала Торбьера постучала.
– Ты там спишь, поди, а?! Вставай, к тебе пришли тут! Никакого ответа, тишина.
– Можешь молчать и вредничать, а я захожу. Вот и пришла пора ключиком запасным воспользоваться.
Замок щёлкнул, Мисти вошла в комнату. Но Селии действительно не было.
– И куда подевала… «сь» Торбьера уже не успела пробубнить, её рот заткнули большой шершавой ладонью. Она просто не заметила притаившегося в коридоре человека и была за невнимательность наказана. Путана не успела ещё опомниться, а уже оказалась на кровати. Подушка слетела на пол. Незнакомец, с лицом наполовину закрытым темным платком, сжимал шею Торбьеры так, что говорить она не могла и едва дышала. Да ещё что-то больно давило ей в спину, что-то неприятно-холодное и твёрдое.
– За свои преступления каждый должен платить, – произнёс мужчина прямо в ухо Мисти. Она не понимала о чем он. Что имелось в виду. И спросить не могла. Только широко открывала глаза и хрипела. Незнакомец мог бы уже ее придушить, но, видимо, он посчитал, что такая смерть для девицы будет слишком лёгкой. Отняв одну руку от шеи проститутки, убийца вынул кинжал и вонзил его в живот Мисти. Затем он отпустил шею полностью, соскочил с девушки. – Помучайся теперь.
Оставив рядом с истекающей кровью Торбьерой какой-то листок бумаги, мужчина выпрыгнул прямо в окно. Или не выпрыгнул, а залез на крышу. Мисти не могла этого видеть, она пыталась вспомнить, как закричать, как позвать на помощь. Собственная кровь пугала её, руки подрагивали.
- Аааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!!! – Наконец вырвалось из глотки.
Послышался топот ног, какие-то тревожные возгласы. Может быть, среди пришедших была и Селия, Мисти уже не понимала.

Отредактировано Misty Torbiera (2018-01-07 22:28:40)

+1

4

Вергилий не так часто навещал сестриц, несмотря на то, что жили они теперь не так уж и далеко, а Верг больше не болтался но нескольку месяцев на корабле вместе с морскими волками. Несмотря на тот нелицеприятный случай с кражей личной печати Фоирчерна Остергарда, немного побитый жизнью и неизвестными злоумышленниками Вергилий смог каким-то образом откреститься от своей причастности к этому делу и остаться при пиратском бароне. Происходило что-то непонятное вокруг семьи Торбьера и конечно же, это не осталось незамеченным. Только вот в итоге три месяца тишины и никто больше не пытался второй раз как-то на них подействовать, значит, все было в порядке?
Вальяжной походкой зашедший в таверну-бордель Верг сестер не застал, зато какая-то ночная бабочка попыталась его охмурить. Взглянув на нее своим презрительно-брезгливым взглядом, Верг отодвинулся как можно дальше. Все остальные путаны радостно хохотнули. Верг был своеобразной процедурой посвящения у новеньких - каждый раз кто-то пытался его охмурить. Пока получилось лишь у одной да и то, потому что Вергилий был сильно пьян и перепутал ее с Кармен. Только когда та отозвалась сладким мурлыканьем "называй меня как тебе угодно", то Верг резко протрезвел и теперь в нетрезвом состоянии в "Три якоря" не приходил. Сугубо только по делу.
Сегодняшним делом было обсудить с Селией некоторые дела Остергарда. У наместника Золотого Руна были большие виды на Рамий и ему нужны были кое-какие сведения от прибывших клиентов. Может, кто-то чего-то уже успел нашептать, кто же знает. Вергилий не особо вникал в это, ему было куда интереснее стащить кусок вяленого мяса нахаляву и зажевать одно из яблок, пока он шел по направлению к комнате сестрицы. На первом этаже он ее не увидел и, не особо спрашивая, решил поискать на втором.
За дверями второго этажа недвусмысленно скрипели кроватями, доносились ахи и вздохи, где-то слышались игривые повизгивания и грязные ругательства. Одним словом - бордель. Верг уже почти дошел, когда в коридоре раздался нечеловеческий вопль, мало похожий на вопль удовольствия. Торбьера замер на месте, стоны в помещениях разом прекратились, а крик никак не прекращался. И Вергилий ни за что не пошел бы в сторону вопля, но крик раздавался из комнаты сестры. Проститутки начали в панике выглядывать из помещений, а Верг неловко взмахнув руками, все же заставил себя двинуться в сторону комнаты Селии.
- Всем сохранять спокойствие! - каким-то тоненьким голоском произнес Вергилий и решительно зашагал. В комнате ему стало дурно, когда он увидел валяющуюся на кровати Мисти, у которой конец крика превратился в какое-то бульканье. На животе у нее была кровавая рана, которая (как показалась Вергилию) уже показывала внутренности сестры. Собравшись с мыслями и захлопнув двери перед кем-то любопытным, Торбьера одним прыжком подскочил к кровати и стал звать сестру.
- Мисти! Слышишь меня? На меня смотри! - непроизвольно девушка прижимала к животу руки и ему с большим трудом удалось отнять их и зажать рану своими. Обычно кровотечение удалось останавливать, магически он даже нащупал поле раны и перерезанные сосуды, но... Отчего-то магия не протекала свободно сквозь пальцы и Вергилий запаниковал.
- Что за?... - кровь продолжала течь по его рукам и парень схватил полотенце, зажимая рану.
- Мисти! Не отрубайся только! Держись, ну! - хлопнула дверь и Верг, извернувшись, заметил Селию.
- Сел! тут что-то странное творится! Я не могу никак кровь остановить, помоги! - Вергилий учил сестру врачевательству и применению способностей. Может быть, что-то произошло и он не может теперь исцелять? Но сестра-то тогда может! Ощущение страха заставляло руки неметь, а мысли путаться. И непонятно было что из этого сильнее - страх за жизнь Мисти или страх потери магии.

+1

5

С какими же всё таки мразями бедняжке Лупе приходилось иметь дело! Старик Наморадо вымотал Сеси все нервы. Женщина была готова вышибить из него дух. Скупердяй! На кой морской черт ему деньги в таком возрасте?! И печень больная и почки и на баб уже не стоит! Семьи даже нет! (А ведь потому и нет, что жмот последний) Нееееет, мы как дракон из сказки будем сидеть на своей куче типа золота, а на деле на куче говна именуемого гордым словом "характер"! Едва-едва сошлись на промежуточной цене между адекватной старой и баснословной новой. Возможно, у Долорес вышло бы намного лучше, ведь она здесь давно живёт. Но для этого пусть сама идёт и по новой сбалтывается со старым пердуном. Главное текущая проблема решена и выпивку сегодня привезут. Сеси сделала, что могла, даже обаяние и женские чары в ход пустила. Тьфу. Мерзость. Невероятно сложно мило улыбаться, когда внутри пылаешь от негодования, но Торбьера справилась. Зато после сняла стресс у недавно объявившейся в Рамии хорошей швеи. Пираты не так чтоб особо владели навыком шитья, зачастую снимали одежду с трупов или доставали из сундуков на захваченных кораблях. А тут - красотища. Не два, а целых три новых платья. Синенькое, красненькое и другое. Настолько вот портниха вдохновилась хорошей фигурой Торбьеры. Ну и замечательно! Селия долго крутилась около зеркала, восхищаясь и собой и искусной работой мастерицы. Это же надо - и красиво и не слишком пошло. Талант. Ладно-ладно, пора и домой. Расплатилась, поблагодарила, забрала свои свёртки и довольная пошла в таверну, почти позабыв о бессовестном торговце. Когда Торбьера уже почти подходила к месту, её едва не сбил с ног какой-то странный тип, скрывающий своё лицо. Он на бегу толкнул Селию плечом, и один из её свёртков с одеждой упал на землю. Но бордель-маман не успела даже обругать мерзавца, как того и след простыл. Всё это, конечно, Сеси не понравилось. Возможно тот грубиян обычный вор, но вот то, что физиономию его скрывал платок или что-то такое, Торбьера почти не успела разглядеть, наводило на совсем уж не хорошие мысли. Мужик мог вполне оказаться убийцей. Очередным ассасином из братства, например. Не то, чтобы они Селии теперь повсюду чудились, и всё же...
Женщина быстрее затопала в "Три якоря", будто уже чувствовала неладное. Беда, какая-то беда произошла и вставала комом в горле,  и становилось труднее дышать, а сердце в непонятном смутном испуге стучало чаще.  И предчувствие не обмануло. Гости борделя притихли, не было привычных жарких стонов, на идущую к своей комнате Селию бросали странные взгляды. В одних читалось сочувствие, в других - презрение типа «так вам и надо».  Двери её покоев оказались с какой-то стати распахнутыми, хотя она точно запирала их на ключ, уходя. Конечно, замок – это всего лишь замок, а не непроходимый ров с опасными ядовитыми тварями. Ну что теперь и сюда конвой нанимать? А хватит ли средств на такую усиленную безопасность?
Торбьере было страшно заходить, она на мгновение перестала дышать, но всё же преодолела себя. Картина пред ней предстала ужаснейшая. Окровавленные простыни и на полу кровь. Сестра лежит то ли живая то ли мёртвая, над ней склонился Вергилий, чьё лицо уже раскраснелось, будто от физического перенапряжения. Брат приказывал Мисти держаться. Селии едва самой не сделалось плохо, даже живот болезненно скрутило. Она понимала, какую боль испытывает её сестра, она сама когда-то пережила что-то подобное. Но ведь Вергилий уже рядом и он неплохой лекарь!  Спасёт! Но тут брат замечает её  - замершую от ужаса и просит помочь.
Селия встряхнула головой, зажмурилась, и снова открыв глаза, ринулась к постели. Кровь сочилась из глубокой раны, делая сестру всё бледнее. Если это не прекратить в ближайшее время, Мисти может погибнуть.
– Так, что мне делать, что? Вместе одновременно?
Сеси положила свои руки рядом с раной, не на неё саму, зажатую сейчас полотенцем, чтобы не причинить боль и не занести инфекцию. Вергилий также продолжал свои манипуляции.
Кто же мог так варварски поступить с Мисти и Мисти ли была целью? Ни Сеси, ни Верг пока не обратили внимания на записку. Селия сама в итоге раскраснелась от напряжения. Магия определёно текла сквозь её пальцы, она ощущала энергию и покалывания, боги слышали молитвы и давали сил, но их было недостаточно, словно всё волшебство утекало в какую-то дыру, минуя собственно цель.
– Да что же это такое, Вергилий! Да как так может быть?! – орала Торбьера от ярости.
– Такое, что правда случается?! Ты сталкивался?! А мать говорила что-нибудь?! Что нам делать, она так умрёт! Я не хочу потерять её! А это ещё что?
Тут взгляд всё же упал на письмо и она схватила его окровавленными пальцами.
Бордель-маман поспешно развернула и принялась читать вслух послание.
Вы прекрасно устроились на мои денежки,
Только забыли отдать мне что-нибудь взамен,
Поэтому я выбрал сам в качестве компенсации жизнь.
Процветания! М.О.

– Марио?!  Верг! Это Марио… Кто бы мог подумать? Но как, как он сделал, чтобы мы не могли её вылечить?! Твою ж…

+1

6

Выходя в море, Вергилий научился многому, в том числе и собираться в особо сложных ситуациях, когда после боя лежит с двадцать тяжело раненых и с тридцать легко раненых тел и всех обязательно надо исцелить. Тогда ему помогали матросы и Верг умудрялся после абордажей поднимать всех на ноги и потому его за очередную язвительную фразочку не сбрасывали за борт. Вот и сейчас, когда одна из сестер умирала на его руках и магия не помогала, а Селия злилась и никак не могла собраться и вместе с ним исцелить рану, Верг нашел в себе силы собраться и громко и четко произнести.
- Дверь закрой. - зеваки им сейчас точно были не нужны. Про Марио он услышал, но пока не придал этому значения, это не было первостепенно.
- Значит, он нас нашел... - нельзя было отвлекаться, нельзя было думать об этом, на первом месте все еще была Мисти.
- Кракеновая задница, сучий потрох, - выругался Торбьера и поднял сестру на руки, перекладывая ее на пол. При этом какая-то непонятная штука буквально "отлепилась" от ее спины и покатилась по полу. Вергилий мельком заметил ее и машинально запомнил, но затем снова отвлекся.
- Тише! О нем потом. Не сможем магией, значит придется шить... Тащи ром и суровые нитки! Быстрее, а то кровью истечет! - к счастью, у Верга был обширный запас знаний не только по лечению припарками, но и по вправлению переломов и латанию ран у моряков. На всех магии не хватит, приходилось выкручиваться. К счастью, сестра оказалась довольно расторопной и Верг отнял полотенце от раны.
- Да что ж так сочится... Давай ром и прижми здесь пальцами! Вот так... А теперь держи руки и голову, чтобы не дергалась, будет больно. - он с трудом разжал зубы Мисти и насильно влил туда ром, а затем плеснул на рану и сел прямо на ее бедра, чтобы удерживать ноги.
- Сейчас. Потерпи. - с губ Мисти сорвался стон и мычание, она все ощущала и периодически выныривала из своего забытья. Верг исследовал кровоточащую рану, убедился, что из сестры не вываливаются внутренние органы и что хоть они и частично иссечены, но все же глубоких ран нет, примерился, а затем закрутил нитку и безжалостно воткнул ее в женское тело, прокалывая кожу. Затем стал стягивать края раны и снова проколол кожу. Работал он быстро и аккуратно, захватывая и перетягивая и кровоточащие сосуды. Периодически приходилось наливать на рану ром, чтобы смыть кровь и удерживать сестру, чтобы не навредила себе еще больше. Наконец, завязав узел. Верг утер пот со лба и коснулся раны.
- Марис всемогущий, помоги... - выдохнул он и ощутил, как сила толчком влилась внутрь.
- Что за...? - Вергилий пару мгновений непонимающе смотрел на свои руки, а затем снова быстро приложил их к ране, чтобы "прощупать" внутренние органы и залечить раны там.
- Сила?... Я ее чувствую. Не в полном объеме, но... Дай-ка. - не предупреждая, он ниткой царапнул Селию по руке и тут же прикоснулся к ней, залечивая ранку. Кожа немедленно затянула царапину и снова осталась чистой и белой.
- Может, что-то было на ноже? - неуверенно спросил он, обессиленно привалившись спиной к стене и освобождая Мисти от плена.
- Надо ее перенести... - Верг пытался отдышаться и уложить все в голове, но пока ни дьявола морского там не укладывалось.

+1

7

Селия послушала брата и прикрыла дверь, впрочем, не было в том крайней нужды. Зеваки хоть и были, но быстро уходили, одни сменялись другими. Клиенты ведь пришли полюбоваться целыми женскими прелестями, а не разрезанными. Проститутки же переносили ситуацию на себя, что и их могут также приукрасить и спешили прочь от неприятного зрелища и страшных мыслей, кого-то и попросту мутило от вида и запаха крови. И что характерно, конечно,  для равнодушного к чужой боли общества, никто не предлагал ни свою помощь, ни чужую - позвать ещё кого-либо сведущего в целительстве и травничестве, например. Только смотрели, кто молча, кто «шу-шу». Ну и ладно, ну и идите вы все куда подальше все!
А Марио оказался настоящим ушлепком. Кто бы мог подумать? Нет, он никогда и не казался небесным созданием и творил много нехорошего, но в восприятии Торбьеры, сутенёр являлся больше жадным до денег мошенником, нежели хладнокровным убийцей – мстителем. Неужто их с братом маленькая шалость могла разжечь настолько сильный огонь ненависти? Ну, ограбил бы «Три якоря» в ответ, раз уж хотел зуб за зуб.  Делов-то. А он покусился на жизнь члена её семьи! Притом почему-то именно на непричастного, по сути, к ограблению. Быть может, Ортега больше всего задело именно предательство Мисти? Ведь она казалась ему, чуть ли не идеальной сотрудницей – верной, преданной, прилежной. А может, покушались вовсе и не на неё, а на меня? Недаром же она валяется тут, в моей комнате. Ох, Мисти… Сеси закусила губу. – Зачем же ты пришла сюда? Зачем я вообще доверила тебе ключ? Досадная ошибка. И впрямь, если бы нож воткнули  в плоть Селии, то, вероятнее, она проще бы исцелилась, и это было бы куда справедливее в целом. Это нельзя просто так спустить Марио с рук. Но да, как свести счёты они подумают потом, сейчас же важнее всего спасти жизнь младшей сестрёнки. С каждой секундой шансы на благоприятный исход уменьшались, поэтому Торбьера больше не отвлекалась на посторонние мысли и постаралась сосредоточиться на деле.  Всё, что попросил Вергилий, женщина незамедлительно подала, благо далеко бегать за таким не пришлось, всё и так имелось в комнате. Бедная-бедная Мисти, как же она страдала. Врагу не пожелаешь таких мук. Пришлось на совесть придерживать её, чтобы сестра не навредила сама себе ещё больше лишними неуклюжими телодвижениями. Ведь каждое лишнее содрогание вызывало ещё больший поток крови. Селия шептала много утешительных слов Мисти, пока Верг зашивал рану, понимая впрочем, что слова тут не такие уж лекари, но, по крайней мере, сестрёнка должна была чувствовать, что её любят, ей помогают изо всех сил и она им нужна. Пускай по жизни в семье Торбьера между отпрысками были нелады, недопонимания, даже стычки и злоба и всё-таки в глубине души они дорожили друг другом, любили друг друга, и никто никого не хотел вот так просто в один миг потерять, каких бы гадостей они не говорили о родных в благополучное время.
Мисти то невнятно бредила, то проваливалась в сон. Селии было страшно, что сестра в её руках в итоге обмякнет и перестанет дышать, пока Вергилий вышивает страшный узор суровыми нитями. Но вот грубая лекарская работа оказалась закончена. Затем брат замешкался, засуетился, зачем-то поранил саму Селию и тут же вылечил крохотную царапинку, и ничто ему не помешало. Значит, однозначно, дело было не в том, что их магия вдруг взяла и из вредности перестала работать совсем. С магией было всё в порядке. Селия незамедлительно присоединилась к Вергилию, хотя её потенциал был и меньше, но тут ясное дело, вместе эффективнее. Женщина обращалась к богам и ощущала, что через её руки идёт поток, но словно что-то всё ещё мешало и не весь поток доходил до цели, а лишь тонкая его струйка, если хоть какими-то словами можно описать процесс исцеления. Торбьера быстро начала ощущать усталость, становилось и дышать как-то труднее и на пот прошибало, но она и брат, продолжали, несмотря ни на что пробиваться своей энергией к поражённым органам сестры.
В итоге оба выдохлись в конец, но Мисти задышала ровнее и по некоторым другим признакам, ей явно было лучше.
Селия скептически мотнула головой и отмахнулась от предположений брата. Они стали бережно перекладывать Мисти обратно на кровать. Сестре теперь требовался отдых и покой, ну и присмотр, конечно.
- Да никакой это не нож, на клинки обычно яд наносят. Ты слыхал когда-нибудь о яде, который блокирует магию?  Мне вот не доводилось. Есть у меня иная догадка. Но это не точно...
До сей поры Торбьера отстраняла мысль о том, что печать упала и укатилась, сейчас же, когда буря поутихла, начало приходить понимание, что здесь может быть что-то не чисто. Теперь же Сеси нагнулась и, приметив металлический артефакт, подняла его, а затем протянула на раскрытой ладони перед Вергилием.
- Помнишь, как на нас наезжали и искали какую-то важную печать? Потом поутихло всё. Так вот я становлюсь всё увереннее в том, что эта штуковина именно она и есть. Сегодня утром я как раз хотела поизучать её имела неосторожность оставить не там, где надо, меня срочно вызвали по одному делу. Не думала, что кто-то заберётся в мою обитель и комнату запирала на ключ. Когда мы приподнимали Мисти, ты ведь тоже заметил, как печать отлипла от её кожи, и нам вскоре стало легче её лечить…
Чувствуешь связь? Ирония судьбы какая-то. Я, конечно, могу просто выдумывать, пытаясь найти вообще какой-то смысл в этой глупой печати, но… Что скажешь?

+1

8

вергилий ощущал слабость из-за интенсивного использования магии. Ничто не дается просто так и при подобном расходе сил эт было вполне естественным состоянием. После того, как они с Селией переложили Мисти на кровать, Вергилий плюхнулся рядом на пол и сделал то, что в жизни творил довольно редко - приложился к бутылке с остатками рома, хлебнув не морщась, будто это была вода. Перепутанные мысли прояснились, внутренности согрелись да и общее состояние стало немного лучше. Чуть помедлив, он передал бутылку Селии и изрек.
- Значит, Марио. Думаю, стоит рассказать об этом Остергарду. То, что мы ограбили бордель, конечно, не самая лучшая репутация, но, может быть, но сможет защитить нас от убийц? Сначала чертовы орллевинцы, теперь это вот... - он кое-как переел дух, отбросил со лба светлые волосы, обнаружил, что испачкал и кровью и сморщил свой длинный тонкий нос.
- Мы многое не знаем о ядах, сестра. Кто нас учил магии? Меня учила мать, а ее знания шли только в определенную сторону, а вот в ядах она не особо разбиралась. Даже Грэйс, квартирмейстер с "Огневого", знала куда больше. Кто знает, может он заказал какой-нибудь особенный... Кто же знал, что ты ведьма? Кто знал, что я окажусь рядом и смогу помочь? Не настолько же хорошо он все рассчитывает. - несмотря на принятый ром и мелькающие мысли, которые Верг не хотел держать в голове, а сразу же делился ими с Селией, предположения его все еще были какими-то дикими и в какой-то степени не очень разумными.
А вот слова Селии...
Верг снова нашарил бутылку и отхлебнул еще рома. А затем еще и еще. Он довольно быстро пьянел и потому поспешил отставить ее в сторону подальше от себя и мотнул светловолосой головой, чтобы Сеси убрала ром подальше с глаз. Предположение сестры казалось диким, но вместе с тем... В нем был какой-то особенный смысл... И опасность.
- Так эта печать все еще у тебя? - в глазах Вергилия мелькнуло выражение тревоги и он немедленно поднялся, подхватив печать и начиная вертеть ее в руках.
- Это та штука, что я стащил у Марио. Ты оставила ее у себя?! А ты не думала, что он пришел именно за ней и свалил просто потому, что Мисти обнаружили? - и после всего случившегося Селия все еще оставила это у себя!
- Те верзилы с материка... Если их навели на нас и они искали это, то Марио тоже мог искать. Если они поняли, что ты отдала им не то, что требовалось, они могли сдать наше местонахождение и тогда... - Верг стал нервно ходить вперед и назад, сжимая в руке металлическую печать. Если все так, как говорит сестра, тогда им грозит опасность еще хуже смерти. Они могли просто потерять магию. Мысли кавардаком прыгал с одного места на другое и то, что приходило Вергу на ум, заставляло его нервничать все сильнее и сильнее, словно он был готов сорваться и наорать на Селию, но вместо этого он быстро подошел к ней и, схватив за руку, поднял с пола и повел к столу со свечой. Там он зажег ее и стал нагревать на ней печать, но не накаливая докрасна, а лишь слегка прогревая. Затем закатал рукав и протянул руку Селии ладонью вверх.
- У нас есть только один способ проверить это. Поставь отпечаток, как у Мисти а затем попробуй меня исцелить. Если ничего не получится - значит ты права и мы должны избавиться от этой дряни. Ну? Давай. - Вергилий терпеть не мог боль, но если эти нападения продолжатся, то жить им останется недолго и он хотел решить проблему сейчас, пока адреналин кипел в венах, а ром притуплял чувство опасности и страха.

+1

9

-Разумеется, я оставила столь ценную вещь у себя. - Процедила Селия.
-  Или ты считаешь, что нужно было её просто отдать любому, кто попросит, даже не понимая, а что это, собственно говоря, такое? Пускай даже и не бесплатно, а за большие деньги. Это не наркота, не побрякушка, не табак, не выпивка. Это нечто странное для того, чтобы быть настолько ценной вещью, за которую платой может стать сама жизнь. Я не думала, что всё кончится вот так... Если ты меня хоть как-то знаешь и хоть, что-то обо мне понимаешь, Вергилий, то для тебя не должен быть полной неожиданностью тот факт, что я готова на риск и всегда надеюсь при этом на удачу и позитивный исход событий. Вполне возможно, что это была не месть за воровство как таковая, что это лишь прикрытие. Но пока у нас нет этому доказательств.
Братец вскочил на ноги и нервно передвигался по комнате, а Селия огляделась по сторонам.   - Да и не слишком похоже на то, что в моей комнате рылись и что-то искали. Если где-то и видится бардак, то это мой бардак. Мой бардак в моём борделе - это нормально, дорогой, - заключила Торбьера, и хотела было что-то ещё добавить, но Верг крепко схватил её за руку и насильно поднял с пола и притащил к столу. Воск заструился вниз по поверхности зажжённой свечки, на которой брат подогревал артефакт.
Что же, способ проверки, наверно, не хуже, чем окунуть в чернила, как изначально сегодня хотела сделать сама Сеси. Однако на термин "избавиться" Торбьера помотала головой.
- Я вовсе не говорила, что мы должны избавиться от этой вещи. Мы должны понять, как её использовать, а уже затем решить, какая от этого НАМ может быть польза. Вот как я думаю.
С этими словами женщина с силой надавила печатью на кожу Вергилия, так, чтобы отпечаток вышел достаточно глубоким и чётким, и чтобы каждая линия и чёрточка ощущалась под пальцами, если водить по этому узору. Нельзя сказать, что от такого действа Верг получил сильнейший ожег, хотя, наверняка, поцелуй тёплого металла не был слишком приятным. Чтобы чётко понять, возможно ли провести лечение нужна была настоящая рана, посему Торбьера достала свой довольно острый кинжал и порезала брату пару пальцев. Пустяковое дело для санатора. Однако когда Селия попыталась применить свои способности, у неё действительно ничего не вышло. И ведь странно. Она усердствовала, обращалась к богам и чувствовала, что тратит свои силы. Усталость наступила быстро. А значит, не её способности как таковые утратились, а что-то их блокировало, не пропускало к помеченному печатью Вергилию.
- Уф, это бесполезно, - отступилась женщина, - проще уже перевязать и подождать, пока всё само собой заживёт.  Не получается добраться до самих ран.  Я будто на твёрдую стену натыкаюсь, бьюсь об неё головой, выматываюсь, а толку нет, вся энергия уходит непонятно куда, в пустоту, в дыру, в воронку.  Не знаю, как ещё это всё описать. Уж не настолько твоя сестра бездарна, чтоб не совладать с порезами подобного уровня. Тут явно есть закономерность. Примерно тоже я ощущала, когда мы только что пытались помочь Мисти. Кажется, в этом и есть разгадка? Как считаешь? Блокировка магии… Интересно, только санаторской? Или так можно заблокировать атаки маледикта? Верг… от этой штуки нельзя просто так взять и избавиться… её надо изучать. Она может оказаться невероятно полезной! Я понимаю, что она опасная, – Селия обернулась на чудом спасённую Мисти.
– Но в руках врагов, она может оказаться ещё опаснее.

+1

10

Быстрый порез пальцев заставил Вергилия сморщиться - не то, чтобы ему под хмельком было очень больно, он просто не очень воспринимал вид собственных неэстетических порезов. Сестра тем временем попыталась хоть как-то воздействовать собственным колдовством, но у нее ничего не выходило. Обычно Верг при присутствии родственной магии ощущал нечто приятное, но сейчас не было ничего. Совсем ничего. Он протянул ладонь, пытаясь исцелить собственные раны, но не преуспел в этом. Потому болезненно скривился, взял одну из неиспользованных тряпок и перевязал оба пальца, чтобы остановить кровь. Позже он сам вылечит их, когда оттиск печати сойдет с кожи.
- Значит и ты не можешь лечить и я тоже не могу... Ну-ка... - он попытался магически воздействовать и на Селию, но тоже не получил никакого результата. Магия не ощущалась. Вообще. И это здорово заставляло нервничать, потому Верг сердился и посматривал на Сеси с явным неодобрением.
- И каким образом ты собираешься ее изучать? Ловить ведьм и обывателей и просить помочь с изучением этой штуки? А не слишком ли много народу будут знать о ней? Тогда мы подвернем себя куда большей опасности. Уж лучше бы ты отдала ее орллевинцам! - в сердцах бросил Верг, который хотел схватить печать и выбросить ее подальше.
- В руках врагов? Скоро в их руках окажемся мы, если не избавимся от этой штуки. Не знаю как тебе, а мне моя жизнь дороже. И ее жизнь, - он указал на сестру, лежащую на кровати
- Тоже. Твоя мне тоже дорога, поэтому нам следует не изучать ее, а выбросить в море, утопить, сжечь... Переплавить? Тогда никто не достанет ее, просто не сможет. Или... - Верг на какое-то время задумался, а затем покачал головой, видимо сомневаясь в собственных мыслях. Идеального решения, устраивающего абсолютно всех, у него не было. Как ни крути, кто-нибудь останется недоволен, но природное упрямство не позволяло, чтобы недовольным оставался Вергилий.
- Мы могли бы передать ее доверенному лицу, чтобы ее спрятали, но мы снова раскроем кому-то эту тайну. Я не знаю, как правильно следует поступить, но я точно не хочу, чтобы кто-нибудь еще пострадал. Нам не следует изучать эту штуку, пока она не принесла ничего полезного. Даже как оружие... Не будешь же ты на потенциальную ведьму ставить клеймо? - увы, Вергилий был слишком недальновиден, чтобы извлечь хоть какую-нибудь пользу из этого сомнительного мероприятия и теперь упрямился, как молодой барашек.
- В общем, я все сказал. Я не хочу изучать эту гадость и не стану помогать тебе в этом. И лучше бы держать ее подальше от твоего дома. Я не хочу в один день вернуться и увидеть здесь пепелище, - Верг решил, что немного припугнуть сестру будет хорошей идеей и теперь насупленно и грозно смотрел на нее с высоты своего роста.

+1

11

Перед глазами плыло. Пятна разрастались то чёрным, то алым. Дикая боль выворачивала наизнанку. Кричать больше не было сил. Непроизвольно руки ложились на раненое место и становились красными и липкими. Движения тех, кто входил в комнату, смазаны, а голоса - глухи и неразборчивы, словно в ушах у путаны была вода, не пропускавшая весь спектр звуков.
- Тити! ...шишь фигня? На ... ...три!
- Тити! Всех рубай... только! Не...ржи, ну! - Вот в какую кашу превратились для женщины слова Верга. Смешно да не очень.
Однако, паники нет, ощущения враждебности окружения - тоже. Сознание ускользает и его трудно "ловить", но, кажется рядом брат и сестра. Да и кто ещё мог бы здесь оказаться?
Только недолго Мисти оставалась в моменте "здесь и сейчас", глаза не закрывала, но ничего не видела. Мозг пытался защитить её от мук и страданий, периодически отключая настоящее и возвращая в прошлое.
Вместо стен и потолка комнаты Селии теперь было голубое небо с пушистыми облаками, а постель обернулась мягкой ароматной травой. Рядом лежала молодая ещё мать и тоже, зажав в зубах длинную травинку, созерцала красоту облаков разных форм и размеров - картина из детства. Послеобеденный отдых и фантазирование - что на что похоже. Вот оно оказывается это как, когда жизнь перед глазами проносится... Но тут мать на что-то осерчала и ударила дочь в живот. Стон... Обстановка поменялась.
И вот вместо просторов природы возникла обивка стен в "Яме", вместо матери рядом лежит отвалившийся и уснувший после "дела" пират. Он что-то бормочет, поворачивается и тоже бьёт несчастную Мисти в живот.
Вскрик...
Дальше череда разномастных клиентов. Они появлялись и исчезали стремительно, никакой чёткости образов, ни одного конкретного лица. Руки, губы, торсы. Ощущения от прикосновений. Истинные или ложные? Кто тут разберёт? На самом деле, конечно, её и трогали и гладили и шептали что-то невнятное. То ласкали, то били, то всё вместе. Больно...всё равно больно. То провал, то галлюцинация, то выплывание в реальность. Глотку обожгло ромом, рану - тоже обожгло.
Невольно сорвался очередной стон с губ - какой-то чужой, будто не её.
Иная картина. Грех и секрет. Мисти "помогает" сожительнице Марио избавиться от его ребёнка... Та тоже бьёт её в живот. Уже предсказуемо.
А потом всё же средняя Торбьера проваливается в кромешную тьму. Ничего больше не существует и не существует сама путана.
Неизвестно сколько длиться эта чернота. Когда падаешь в обморок или отключаешься от невыносимой боли времени тоже не существует. Для тебя - это лишь мгновение "ничего", для других могут пройти долгие часы.
Потихоньку Мисти начала приходить в себя, ощутила свет. Глаза открылись и старались сфокусироваться на чем-нибудь. Боль ещё ощущалась, но уже не требовала полного отстранения от реальности. Слова с губ не шли. Женщина могла лишь помычать или издать какой-то ещё простой звук, дабы привлечь внимание горячо беседующих о чем-то родственничков. Вникнуть в разговор Торбьера и не могла и не хотела. Ею руководили сейчас более эгоистичные желания - получить ещё порцию помощи и заботы.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » «Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»