HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»


«Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

«Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»

17 октября 1443 года ● таверна «Три якоря», Рамий, о. Монти-Пайтон

Вергилий Торбьера, Селия Торбьера, Мисти Торбьера, Камал

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Может ли знание стать силой или же убьет своего владельца? Вскоре после визита Камала Селия решает показать ему ту самую таинственную печать, которую просил достать ассасин Мустафа, и за коей также охотились орллевинцы. Необходимо ведь выяснить, для чего артефакт может быть нужен, и как лучше поступить с ним в сложившихся обстоятельствах – кому-то отдать или же себе оставить. Однако все планы рушатся. Некто покусился на жизнь Мисти, она тяжело ранена и уповает лишь на то, что брат и сестра, обладающие даром санации, спасут её от гибели. Только вот во время процесса исцеления что-то идёт не так. Виной ли тому то обстоятельство, что при нападении убийцы Мисти случайно вступила во взаимодействие с печатью, даже не подозревая об этом, или дело в чем-либо другом?

дополнительно

● След от печати на теле Мисти значительно ослабил применяемую к ней магическую силу. Догадаются ли игроки, что это связано с печатью и как применят полученные знания - решать им.

0

2

Много хлопот и много мыслей.  Завертелось. Перемены, опять перемены. Впрочем, опыт подсказывал, что это вовсе и не плохо - что-то менять. Ведь в прошлый раз  сложилось неплохо. Селия  хотела бордель - она его получила. Да, со всем, что к этому полагается, но ведь получила же. Из обычной проститутки сделалась хозяйкой, выросла в собственных глазах. Теперь её ждёт неизвестно что, но кто сказал, что это к худшему?
Определённый страх перед неизвестностью, конечно, был, но и приятные чувства тоже грели сердце.
Торбьера прибирала в своей комнате, раскладывала вещи, прикидывала, что ей может пригодиться самой, а что можно было бы отдать сестре или кому-то из девочек. Но все действия женщины были какими-то механическими. Всё потому, что есть у неё одна вещица, с которой пока не ясно как поступить. Быть может, давно уже нужно было отдать её ассасину и благополучно забыть. А может... может она настолько ценная, что не стоит выпускать её из собственных рук?
Селия не выдержала натиска собственных мыслей и подошла к своей широкой кровати. Вот уже несколько месяцев тайник не пустовал. Хозяйка таверны наклонилась и залезла рукой в ту самую дырочку в матрасе, где ещё в июле была спрятана печать. Довольно примитивный тайник как у самого простого люда, но работал. Так что иногда, чем проще, тем лучше. От людей статусом чуть повыше ждут иных секретов.
Вот пальцы нащупали прохладный металл, и артефакт был извлечен на свет божий. Торбьера повертела печать в руках, глянула на неё и в тени и на солнце. И что в ней такого особенного? Для чего подобная штука нужна. Как применять? Печатью ведь отпечатывают, верно? Может окунуть в какой-нибудь краситель и отпечатать на бумаге да посмотреть, что из этого выйдет?..
Надо всё-таки посоветоваться с Камалом. Как только он придёт. Наверняка он знает что-нибудь полезное об этой вещичке. Или же просто взять и прижать её к руке? Может, она волшебная какая-нибудь? Или ритуальная...

Торбьера уже замахнулась, уже приготовилась вдавить металл в собственную кисть и посмотреть на замысловатый узор, но ничего не успела. В дверь весьма настойчиво постучали. Шустро бросив под подушку артефакт, женщина пошла отворять.
- Что-то срочное? - Вскинула брови Сеси.
В дверях стояла женщина, ответственная за разлив напитков. Её владелица борделя увидеть рядом со своей комнатой никак не ожидала. Они совсем мало общались.
- У нас кончается ром, хозяйка, а поставщик прислал пацанёнка вместо бочонков. Цену повышает и отказывается продавать по прежней.
Блондинка нахмурилась. Иметь дело с торгашами пищей и выпивкой не её задача в заведении. Так с какой радости беспокоить Селию, когда надо теребить Лупе?! Уговор есть уговор. Каждая выполняет свою часть работы.
- Разве это не дело Долорес?
- Конечно, госпожа. Но её не будет до самого вечера, она ушла на другой край города. Никто не ожидал срыва поставки. Если к середине дня бочонки не подвезут, мы столкнёмся с огромными проблемами. Вы же знаете, как пираты не любят ждать. Поговорите уж со стариком Наморадо. Не далеко ведь он живёт. Уломайте.
Красивым женщинам он не отказывает.

Торбьера скривила губы и цыкнула языком.
- Ну ла-а-а-адно. Раз уж дело безотлагательное, сейчас и схожу.
Оттесняя собой работницу, Селия вышла из комнаты и заперла дверь на ключ. Она не стала задерживаться, чтобы снова спрятать печать в тайник. Под подушкой незаметно, запасной ключ на крайний случай есть только у Мисти, возвратится Сеси быстро. Волноваться совершенно не о чем. Можно даже заодно заскочить к портнихе и забрать свой заказ.

+1

3

Загадочная улыбка, томный взгляд, кажется, этот матрос уже готов подойти к ней и предложить хорошую цену за час или два. О, как он смотрит, даже жарко становится. А какие плечи!  Но тут кто-то дёргает Мисти за рукав и ей приходится повернуть голову. Парень тут же теряет интерес и лапает взором другую ночную бабочку, а потом уже и не только взором. Вот ведь! Сорвался с крючка. Досадно. Ведь кроме шикарных плеч у пирата был и толстый кошель.
- Чего надо, а?! - Не  смогла сдержать раздражения Торбьера. Она почти даже рыкнула от злости.
- Простите, к кому я могу обратиться по поводу работы. Оказывается, одернула её очередная девица, ищущая наживы. Надоели они уже. И так конкуренток достаточно. А эта была длинноносая какая-то и бледная больно. Чахлая – одним словом, может даже больная чем. Отшить бы её сразу, но у Мисти нет таких полномочий. Всё решает сестра и это глупо. Селия ведь откажет девке, ну жабе ясно. Но неееет, надо же лишний раз будет высказать, что она тут главная по девахам и нельзя самим отправлять восвояси просящихся в "Три якоря". Никому нельзя, даже сестрёнке родной и то нельзя, а то начнутся шепотки, что к ней особое отношение. Ой, да и пусть бы начались. Чего такого-то? Все всегда своих родственников да знакомых на тёплые места продвигают и ничегошеньки не стесняются. Сел утверждает, что таким образом она о Мисти заботится, чтобы девочки её не обижали да не трогали, чтоб никто не посмел ей навредить ничем. Не хочет, мол, отравленной найти или прирезанной в один прекрасный день.
Какая сердобольная, ты на неё посмотри. Да одной ли заботой она руководствуется? Ой, ли, ой ли. Трусит, что притесню или что авторитет её авторитетский подорву.
К сожалению, именно такие мысли кажутся нам больше похожими на правду. Охотно верим в плохое, с трудом – в хорошее.
И что, например, с того, что у Мисти у одной есть ключ от комнаты сестры? У Сеси, зато есть ключи от каждой комнаты заведения и от самого борделя – тоже, разумеется.
– К хозяйке борделя обратиться. К мамаше. Не понятно, что ли? Или ты из дурынд? Я, по-твоему, на сутенёршу похожа? Путана считала, что не похожа ни капельки, что слишком хороша ещё собой, чтобы её сразу за маман принимали с порога, хотя в самой должности ничего плохого и зазорного не видела, конечно, даже наоборот.
– Я… -  осеклась девчонка. Ещё и заика никак?
Но нет, не настолько убогим было это создание женского пола.
– Не разбираюсь особо, кто есть кто. Потому и спросила. Вы мне тут самой красивой показались и умной.
Хоть льстить умеет, какой-никакой плюс.
– Трать время на таких дурёх, как ты. Мисти оторвалась от стены. Приказывать никому она тоже права не имела. Придётся самой топать и звать сеструлю.
– Ладно уж, стой тут, а я схожу за хозяйкой. Но за это мне полагается скромное вознаграждение. Ты хоть на счёт такого в курсе, я надеюсь? Мисти протянула ладонь в ожидании хоть какой-нибудь платы за то, что посетительница лишила её верного часового заработка. Длинноносая замялась
– Не знала. Да у меня и нет почти ничего.
А всё же медячок оказался в ладошке путаны. Совсем плохо дело.
– Так уж и быть. Жди тут. – Скривилась Торбьера и отправилась на поиски Селии.
Она не знала, что старшая сестра покинула бордель, ведь Сеси воспользовалась чёрным, а не парадным входом. Мисти посмотрела везде, где могла бы быть Сеси, и пришла к выводу, что та у себя в комнате. Однако дверь была заперта. Сначала Торбьера постучала.
– Ты там спишь, поди, а?! Вставай, к тебе пришли тут! Никакого ответа, тишина.
– Можешь молчать и вредничать, а я захожу. Вот и пришла пора ключиком запасным воспользоваться.
Замок щёлкнул, Мисти вошла в комнату. Но Селии действительно не было.
– И куда подевала… «сь» Торбьера уже не успела пробубнить, её рот заткнули большой шершавой ладонью. Она просто не заметила притаившегося в коридоре человека и была за невнимательность наказана. Путана не успела ещё опомниться, а уже оказалась на кровати. Подушка слетела на пол. Незнакомец, с лицом наполовину закрытым темным платком, сжимал шею Торбьеры так, что говорить она не могла и едва дышала. Да ещё что-то больно давило ей в спину, что-то неприятно-холодное и твёрдое.
– За свои преступления каждый должен платить, – произнёс мужчина прямо в ухо Мисти. Она не понимала о чем он. Что имелось в виду. И спросить не могла. Только широко открывала глаза и хрипела. Незнакомец мог бы уже ее придушить, но, видимо, он посчитал, что такая смерть для девицы будет слишком лёгкой. Отняв одну руку от шеи проститутки, убийца вынул кинжал и вонзил его в живот Мисти. Затем он отпустил шею полностью, соскочил с девушки. – Помучайся теперь.
Оставив рядом с истекающей кровью Торбьерой какой-то листок бумаги, мужчина выпрыгнул прямо в окно. Или не выпрыгнул, а залез на крышу. Мисти не могла этого видеть, она пыталась вспомнить, как закричать, как позвать на помощь. Собственная кровь пугала её, руки подрагивали.
- Аааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!!! – Наконец вырвалось из глотки.
Послышался топот ног, какие-то тревожные возгласы. Может быть, среди пришедших была и Селия, Мисти уже не понимала.

Отредактировано Misty Torbiera (2018-01-07 22:28:40)

+1

4

Вергилий не так часто навещал сестриц, несмотря на то, что жили они теперь не так уж и далеко, а Верг больше не болтался но нескольку месяцев на корабле вместе с морскими волками. Несмотря на тот нелицеприятный случай с кражей личной печати Фоирчерна Остергарда, немного побитый жизнью и неизвестными злоумышленниками Вергилий смог каким-то образом откреститься от своей причастности к этому делу и остаться при пиратском бароне. Происходило что-то непонятное вокруг семьи Торбьера и конечно же, это не осталось незамеченным. Только вот в итоге три месяца тишины и никто больше не пытался второй раз как-то на них подействовать, значит, все было в порядке?
Вальяжной походкой зашедший в таверну-бордель Верг сестер не застал, зато какая-то ночная бабочка попыталась его охмурить. Взглянув на нее своим презрительно-брезгливым взглядом, Верг отодвинулся как можно дальше. Все остальные путаны радостно хохотнули. Верг был своеобразной процедурой посвящения у новеньких - каждый раз кто-то пытался его охмурить. Пока получилось лишь у одной да и то, потому что Вергилий был сильно пьян и перепутал ее с Кармен. Только когда та отозвалась сладким мурлыканьем "называй меня как тебе угодно", то Верг резко протрезвел и теперь в нетрезвом состоянии в "Три якоря" не приходил. Сугубо только по делу.
Сегодняшним делом было обсудить с Селией некоторые дела Остергарда. У наместника Золотого Руна были большие виды на Рамий и ему нужны были кое-какие сведения от прибывших клиентов. Может, кто-то чего-то уже успел нашептать, кто же знает. Вергилий не особо вникал в это, ему было куда интереснее стащить кусок вяленого мяса нахаляву и зажевать одно из яблок, пока он шел по направлению к комнате сестрицы. На первом этаже он ее не увидел и, не особо спрашивая, решил поискать на втором.
За дверями второго этажа недвусмысленно скрипели кроватями, доносились ахи и вздохи, где-то слышались игривые повизгивания и грязные ругательства. Одним словом - бордель. Верг уже почти дошел, когда в коридоре раздался нечеловеческий вопль, мало похожий на вопль удовольствия. Торбьера замер на месте, стоны в помещениях разом прекратились, а крик никак не прекращался. И Вергилий ни за что не пошел бы в сторону вопля, но крик раздавался из комнаты сестры. Проститутки начали в панике выглядывать из помещений, а Верг неловко взмахнув руками, все же заставил себя двинуться в сторону комнаты Селии.
- Всем сохранять спокойствие! - каким-то тоненьким голоском произнес Вергилий и решительно зашагал. В комнате ему стало дурно, когда он увидел валяющуюся на кровати Мисти, у которой конец крика превратился в какое-то бульканье. На животе у нее была кровавая рана, которая (как показалась Вергилию) уже показывала внутренности сестры. Собравшись с мыслями и захлопнув двери перед кем-то любопытным, Торбьера одним прыжком подскочил к кровати и стал звать сестру.
- Мисти! Слышишь меня? На меня смотри! - непроизвольно девушка прижимала к животу руки и ему с большим трудом удалось отнять их и зажать рану своими. Обычно кровотечение удалось останавливать, магически он даже нащупал поле раны и перерезанные сосуды, но... Отчего-то магия не протекала свободно сквозь пальца и Вергилий запаниковал.
- Что за?... - кровь продолжала течь по его рукам и парень схватил полотенце, зажимая рану.
- Мисти! Не отрубайся только! Держись, ну! - хлопнула дверь и Верг, извернувшись, заметил Селию.
- Сел! тут что-то странное творится! Я не могу никак кровь остановить, помоги! - Вергилий учил сестру врачевательству и применению способностей. Может быть, что-то произошло и он не может теперь исцелять? Но сестра-то тогда может! Ощущение страха заставляло руки неметь, а мысли путаться. И непонятно было что из этого сильнее - страх за жизнь Мисти или страх потери магии.

0


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Опыт — огромная сила. Пострашнее магической.»