Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ

ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ
текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Бунт без корабля


Бунт без корабля

Сообщений 21 страница 26 из 26

1

НАЗВАНИЕ
Бунт без корабля

http://s3.uploads.ru/RGozw.gif

УЧАСТНИКИ
Hector Berg & Ronnie
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Тиль, Рейн / 20 июля 1446 г.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
С кем проще поладить: с вооруженной до зубов командой вражеского корабля или с собственным строптивым подростком-сыном? Первых можно перерезать, если быстрой будет рука и крепким - удар верной сабли. А со вторым как быть? Договариваться? Вот тут уже сложнее. Особенно если мальчишке только предстоит узнать, что перед ним - тот самый героический родитель, которого он прежде отродясь не видел.
Ну что, салага, кто кого?

+1

21

Я перепугался до смерти, когда отец явно забыл о самоконтроле. И здесь уже дело было даже не в челюсти. Гектор приложился к голове целиком, что чуть ли не раздавил её, как арбуз. И будь у меня возможность, то я нашёлся с ответом, однако длань отца в этот момент всё ещё плотно прилегала к моим устам.
Был миг, когда мне показалось, что сейчас все мои зубы покинут корабль и распрощаются навсегда с капитаном Ронни. А затем… Затем меня швырнули, словно половую тряпку. А полёт был схож с падением птенца из гнезда. К счастью, птенчик не разбился, но громко взревел, когда круглая штуковина прилетела по ноге. Она причинила боль, которая не стояла рядом с только что ушибленной головой, пострадавшим ухом и челюстью.
Все мои действия в первую минуту, две после знакомства с посудиной походили на ритуальный танец. Когда же я угомонился, то расслышал вопрос Берга, но с ответом торопиться не стал. От улыбки родителя (станет веселей) подступила тошнота. Гектор выглядел, как морской дьявол. Глаза от злости ярко-красные. Кажется, выключи свет и они будут святиться . Зубы? О, клянусь, благодаря улыбке, что их оголила можно рассмотреть клыки. А из ноздрей вот-вот и пойдёт пар, сопровождаемый свистом.
Я понял сразу: с нечестью шутки плохи. Но... Но попытаться перехитрить можно.
-Я подыгрывал тебе, - как-то тихо прозвучали мои слова. А затем пират приблизился, и моё тело предательски дрогнуло. Однако он прошёл мимо, а ваш Ронни с облегчением вздохнул, потому как отец буквально через два шага приземлился на колченогий стул, который под ним заскрипел. 
Заскрипел… Да, кто-то, то есть что-то может только это. Я, к счастью, не такой. Мой протест редко бывает скромен. Но, вероятно, сейчас его лучше вообще не проявлять. Хотя удержаться сложно.
-Да, сэр, - без удовольствия произнёс я. – Наведу, - сказал с усмешкой. – Можете не сомневаться, - вымолвив последнюю фразу, инстинктивно увернулся и отскочил в сторону. – Да наведу я порядок! Чего ты взъелся? Прости, - испуганно. – Не смотри на меня так, - более спокойно произнёс на этот раз. – Ты страшный, когда вот такой… - неожиданно для самого себя признался отцу. – Словно чёрт. Тебя ещё никто так не называл? Ну, быть может, немного по-другому. Чёртоподобный, чертёнок, - скривился, а после рассмеялся. Внушительный вид родителя и «чертёнок» явно не вязались. Разве, что его так могла в шутку, возможно, и не в шутку назвать охочая девушка. Фу… Избавьте меня от этих представлений.- Чертополох, - добавил к перечислению, не имея представления о самом слове. - Чертяга?

Я заметно приуныл, когда огляделся. В уборке лавки старика ничего весёлого не предвиделось, но быстро сообразил, что про качество родитель ничего не говорил, поэтому уголки моих губ заплясали, а я принялся раскидывать вещи на предполагаемые места. Какое-то время и на полу остался только один элемент.  За его жизнеспособность сильно сомневался, однако за поручение отца принялся. 
Тело продолжало ныть и мне приходилось посылать его со своими жалобами куда подальше. В мыслях звучали ругательства, а на лбу выступил пот. Я не сомневался, что Краб станет дополнительной причиной боли в моей спине. Этого старикашку явно бы не оставили без внимания дикари, что едят человеческое мясо. Ох, да им целую стаю можно накормить.
Наконец тело хозяина лавки оказалось в углу. Я даже посадил его. Кажется, надёжно. Но, если свалится, то это не мои проблемы.
-Кляп, верёвка или так помрёт?
Дело было сделано и мне не терпелось посмотреть, что находится в отдельном помещении. Ноги меня как-то на удивление оживлённо понесли к лестнице, которая была в углу. Однако дойти до новой цели так и не удалось.
-Ах, да. Весло, - сказал я, когда отец притормозил меня. – Уверен, что оно там. Здесь при уборке его не обнаружил, – солгал, так как хотел поскорее достигнуть новой цели.
Ничего не вышло. Гектор заставил повторно и тщательно всё проверять в лавке. Но, вероятно, моя ложь оказалась истиной. Здесь вправду ничего не было. По этой причине я мог справедливо обидеться, что, кстати, и сделал.
-Я же сказал, - нарочито обиженно вымолвил, когда поиски не увенчались успехом. – Оно там, - указал на лестницу и уверенно к ней зашагал.
Пусть только попробует остановить на этот раз. Сам у меня здесь всё восстанавливать по пылинкам будет.
Комната оказалась маленькой и на удивление вместительной. Также в ней ощущался уют, который в принципе не удивлял.
-Весло! - радостно закричал я. – Вот оно, - указывал на тёмный угол комнаты, в котором от предметов оставались лишь очертания. Спутать с чем-либо другим или придумать того, чего нет при таком свете не составляло труда.  – А ты мне не верил. Или хотел поиздеваться?
Да... Теперь точно дурень. Кто ж раньше времени радуется? В углу оказалась лопата, но не предмет, который стоило найти и отнести к плотнику.
-Но я точно его там видел. Быть может, среди другого хлама? Его много в углу. То есть рядом с ним.

Отредактировано Ronnie Berg (2018-03-16 00:48:28)

+1

22

Пляска огонька в темнеющем полумраке завораживала: запалив свечу, Гектор добрых две минуты сидел без движения, гипнотизируя взглядом язычок пламени на фитиле. Краем сознания он улавливал шорохи и звуки суеты, которую устроил юнга, его бурчание и комментарии, которые спокойно можно пропускать мимо ушей: опыт общения с сынишкой уже доказал, что болтать тот горазд много и часто не по делу. Целее будет, если научится держать язык за зубами чаще, чем высказываться вслух.
Но этот мудрый урок папаша Берг приберёг на будущее, а пока - моргнул, встряхнул головой и повернулся, вперив неотрывный взгляд в лицо мальчишки. Одна из его реплик всё-таки добралась до сознания старпома, и тот медленно расплылся в улыбке
- Страшный я, говоришь? Ну, тут не каждый согласится. То есть, бывает, конечно, по-разному, - ухмылка пирата становилась всё шире, голова опускалась ниже, и взгляд исподлобья только набирал выразительности. Хрипло хохотнув, Гектор вдруг потянулся, взял со стола разогретую свечу, легко разломил твердыми пальцами оплывший воск и вытянул горящий фитиль. А потом тряхнул головой, сбрасывая на лицо длинные пряди темных волос, и ловко вплёл в них восковую нить. Запах жженого волоса не заставил себя ждать, как и тонкая струйка дыма, поднявшаяся откуда-то из-под спутанной гривы пирата.
- А если вот так, похож я на морского черта? - Новый яростный оскал и пылающий фитиль, как предполагал сам Гектор, добавили его виду исконно дьявольских черт. Судя по выражению лица Ронни - так оно и было. Расхохотавшись от души, окончательно расслабляясь в покое и сытости, старпом беззаботно махнул рукой на юнгу и закинул в рот очередной ломоть свежеиспеченного хлеба. Его взгляд приобрел задумчивое выражение и неспешно переполз на распростёртого у ног старика. - Так вот что я скажу, сынок: человек он так себе. Скверный, знаешь, человек. А вот пекарь - очень даже! Попробуй, как закончишь, - пальцы опять отщипнули от буханки, и, ухмыляясь с полным ртом, Берг искренне добавил: - Это ефли фто-нибудь офтанетфя. Пофорафивайфя пофыстрей! - потом проглотил выпечку и для пущей доходчивости повторил еще раз: - Поворачивайся, говорю, побыстрей, а то хлеба не останется.
Может, некоторые вещи до юнги доходили не сразу, но за время общения с отцом одно правило он усвоил твёрдо: лучше всё улавливать с первого раза и не заставлять Гектора повторять лишний раз. Тогда становится сильнее соблазн использовать дополнительные средства убеждения и подкреплять слова трёпкой непонятливого сынишки за шиворот, рукав или уж что там попадётся.
Не меняя своего положения, Берг наблюдал за перемещениями Ронни, который кое-как расчищал беспорядок в пекарне, и решил развлечь его просветительской беседой. К тому же, тот сам задал вопрос.
- Называют меня по-разному. Все прозвища тебе знать не обязательно, но чаще всего кличут "Чертякой", тут ты не промахнулся. Только, - указательный палец старпома командно устремился кончиком вверх. - "Чертя - Ка". Через "к". Не как "теле - га" какая-нибудь. Мотай на ус, пока я добрый.
Усмехнувшись (и правда) даже добродушно, Гектор нашарил на столе кувшин с водой, по привычке принюхался - не протухла ли, как в трюмном бочонке, - опрокинул его залпом, а потом утёр губы тыльной стороной ладони и поднялся из-за стола, выпрямляясь во весь свой рост. Голову пришлось наклонить, чтобы макушкой не приложиться о потолочную притолоку.
- Верёвка... - Берг задумчиво повторил за юнгой, оглядывая лишенного сознания грузного старика, а потом пожал плечами и с явным удовольствием потянулся. - Ну давай верёвкой его обвяжи, что ли. Так-то он меня знает, рука не поднимется во сне прирезать. Но оставлять свободным тоже не стоит - осмелеет ещё, как очнётся. Умеешь же морские узлы вязать? Боцман научил, наверняка? - Он прищурился и вдруг подумал, что это будет самым подходящим способом провести время с сынишкой: живо представил, как двое мирно усядутся бок о бок, и отец научит своего отпрыска вязать морские узлы, потуже утягивая верёвкой тушу несговорчивого пекаря. Но эти мысли быстро отступили: недоуменно изогнув левую бровь, пират проследил взглядом за мальчишкой, который деловито зашагал в угол комнаты. Берга отвлек восковой фитиль, который продолжал тлеть в волосах, и пока старпом вытягивал его и тушил, успел потерять Ронни из поля зрения.
- Вот и разбирайся с хламом сам, копайся в нем хоть до рассвета. Верёвку заодно найдёшь... Только тише будь и приказ капитана выполни, остальное я знать не хочу, - и Гектор широко зевнул.
Темнота давно сгустилась в углах комнаты, а сейчас ползла и к середине - явный признак, что пора вздремнуть. Бросив фитиль на стол, Берг направился в ту часть комнаты, где давно приметил кровать с добротным туго набитым матрасом - как оказалось на ощупь, внутри была даже не солома, а настоящее гусиное перо. Предвкушающе сверкая глазами, фйелец снял с бедра свою саблю, вынул из-за пояса пистоль, сбросил сапоги и с наслаждением разлёгся на постели. Ростом Краб был заметно ниже Берга, поэтому ступни всё же свисали с края лежанки, но в целом моряк давненько не устраивался на ночлег с таким царским удобством.
Он закрыл глаза, ещё раз смачно зевнул и опустил руку, чтобы на ощупь сунуть саблю под матрас.
- Малый, эй! - Гектор на миг затих и прислушался, ожидая какой-то реакции от Ронни, но век не размыкая. - На рассвете выдвигаемся, будь готов. Я всё, в отбой. Разбудишь - стукну. Всё, бывай.

+1

23

Разумеется, грандиозный план «Фитилёк» сынку пирата, то есть мне,  оценить не удалось. Я вообще не доходчив на подобные жесты, когда ком в горле чуть ли от испугу не попадает в дыхательные пути.
«Нашёл, когда веселиться, старый дурак», - сглотнул я, глядя на новый яростный оскал. – «Почему старый? Мой отец молод и полон сил…»
На старпома падал тусклый свет, а рядом изящно потянулась струйка дыма. Затем она стала растягиваться и заполнять пространство рядом с Бергом, словно туман. Да, красиво. В этот момент мне удалось оценить магические действия родителя. Зрелище завораживало и пугало одновременно; в нём было нечто невероятно зловещее.  В моей голове возникло множество идей с ответами на вопрос Гектора, однако что-то в Чертяке – причём отнюдь не его габариты – словно шептали: лучше помолчи, а то худо будет. Поэтому я, худосочный заморыш, прикусил язык и молча кивнул.
Пусть шутит. На сегодня с меня смертельного боя достаточно. И вообще… у всех есть свои странности. Но у отца их, вероятно, полный корабль и малая лодка. Что ж, придётся привыкать.
-…но чаще всего кличут «Чертякой», тут ты не промахнулся.
От удивления я аж чуть не поперхнулся; глаза же мои стали до неприличия крупного размера.
Ну, ничего себе! Папа врёт похлеще капитана Ди Сота. Подыграл, так подыграл. Чертякой его зовут. Ага. А меня сынишкой без умишка.
-Понял, отец. Не как какая-нибудь телега, а телеГггга, -  безобидно и весело бросил я.- Чертяка, - рассмеялся. – Через «к». Запомню.
-Вот и разбирайся с хламом сам, копайся в нём хоть до рассвета. Верёвку заодно найдёшь… Только тише будь и приказ капитана выполни, остальное я знать не хочу.
-Но, папа, - вымолвил с досадой. – Так нечестно. Я тоже хочу спать.
Но родитель меня уже не желал слышать, что и подтвердил своей последней фразой. Я же с обидой сказал себе под нос:
-Тысяча чертей. А я? На полу что ли должен спать?
Не будь я так зол, быть может, свалял дурака. К примеру, сказал бы: «Стукнешь за то, что на рассвете разбужу?» Поэтому ничего, кроме шмыганья носом Берг от меня не услышал. Если, конечно, вообще услышал.
Скоро отец уснул, и стены комнаты чуть ли не содрогались от его храпа.
Разбужу. Как же. Ага. Сам гляди,  половину населения перебудит. Я ещё о собственном сне беспокоился. Смешно. Никакая царская лежанка здесь не поможет.
Конечно, из-за обиды я преувеличивал. Если б не весло, то моментально уснул прям здесь на полу и проспал самым сладким сном. Хотя, быть может, не так уж и сладко. Ушибы дадут о себе знать, когда лягу на твёрдую поверхность, к Марису не ходи.
Глаза закрывались, мне же хотелось поскорее лечь спать, но я пересилил себя и ноги медленно поволокли моё тощее тело к хламу в углу. С неохотой я пошарил на ощупь, так как ничего практически уже не было видно. Копаться в вещах без свечи не имело смысла, поэтому мне пришлось совершить путешествие за артефактом в другую комнату и назад к барахлу.
Отлично. Нужно всё перебирать.
Я принялся за эту утомительную работу. Я перекладывал предметы на другое место - прошло время и у меня образовалось две кучи с хламом. Хламом, в котором удалось обнаружить верёвку, которой решил сразу же воспользоваться и связать Краба. 
Горбатый старик по-прежнему находился без сознания, что было подозрительно, но с другой стороны удобно для меня. Прежде чем наклониться к нему и начать вязать, я ткнул его ногой. Ничего. Что ж, свеча временно нашла себе убежище на полу, а мои руки принялись за конец. Он в секунды, словно змея несколько раз обвил старческое тело. После чего коренной и ходовой конец  соединились. Пару ловких движений и хозяин лавки был связан простым морским узлом.
Задание выполнено. Значит, возле Краба делать больше нечего. Подхватив свечу, поторопился обратно в комнату, где спал отец, и ожидала работа.  Ещё какое-то время мне приходилось перекладывать предметы. Всё это длилось до той поры, пока в комнате вновь не образовалась одна гора вещей, а не две. Последней вещью оказалось весло, которое после ковыряний не вызвало никаких эмоций.
Вероятно, мне стоит благодарить судьбу за то, что я отсидел ноги и за то, что, когда полетел вниз, саданул веслом по доске на полу. Раздался грохот, но, к моему счастью, отец не проснулся. Он лишь перевернулся на бок и перестал храпеть, а я с облегчением вздохнул. Вздохнул и чуть не присвистнул. За доской, клянусь, что-то находилось. Убрав весло и пододвинув поближе свечу, что стояла на полу, подцепил пальцами деревяшку. Она с лёгкостью поддалась и открыла передо мной тайник.
Какого морского дьявола. Что это? 
Я схватил вещь и пролистал. Там были записи и какие-то рисунки.
«Карты с пометками...» - пронеслось у меня в голове, а затем дошло, что моя челюсть уже давно тянется к полу. Гектор вновь пошевелился, а затем перевернулся на другой бок, что заставило меня со страху засунуть книгу-блокнот под рубашку и вернуть доску на место.
Было ли там что-то ещё? Не знаю. Я испугался и решил поскорее замести следы. Вернул малую часть хлама на прежнее место, взял шкуру зверя, которая имелась в комнате, и кинул её на то место, где собрался лечь спать. Задул огрызок свечи и устроился на своём месте. И, кажется, сразу же уснул.

+1

24

Подняться на ноги и от души потянуться, слушая, как с хрустом встает на место каждый позвонок... Хорррошо! Гектор зажмурился и от души зевнул, а потом расплылся в довольной улыбке и качнулся с носков на пятки. Ноги, которые оставались на весу из-за неподходящей длины лежанки, за ночь слегка затекли, но старпому давно не удавалось выспаться так славно, как сегодня. Обычно в первую ночь на берегу сон никак не шел, даже если доползаешь до постели усталый как черт - в каком бы портовом трактире ни пришлось заночевать и кто бы ни хихикал под боком, ощупывая горячими лапками обнажённое тело пирата. Не хватало качки и плеска волны, которые давно стали залогом прекрасного самочувствия и явным свидетельством того, что ты всё ещё жив.
Ночная тишина на суше наводила на мысли о том, что тебя уже зашили в парусину и отправили на дно морское, а туда Гектор как раз не торопился. Но вчера удалось заснуть без промедления, а наутро превосходно выспаться. И даже проснуться раньше, чем Ронни.
Потерев глаза, Берг пошире их раскрыл и огляделся. Юнга пристроился на какой-то шкуре в углу комнаты, свернулся креветкой и мирно сопел, положив ладонь под впалую щеку. Солнечный луч полз по его лбу, но тот даже не думал просыпаться.

При виде спящего сына Гектор даже удивился. Это ж надо. Не сбежал очертя голову после вчерашнего знакомства с папашей, не ускользнул под покровом ночи, не стал требовать себе лежанку, а тихонько устроился где придётся и остался рядом. Мужчина подошел к мальчишке и опустился на корточки у его головы, задумчиво разглядывая спящего. В широкой груди старпома вдруг разлилось подозрительное тепло; он даже ощупал ее рукой через распахнутый ворот рубахи.
Хороший парень, что ни говори. Бедовый, нелепый, дерзкий не по делу - да. Но, вообще-то... хороший.

От разглядывания безмятежного мальчишеского лица - на его скуле, кстати, расплывалось темное пятно от вчерашних отцовских оплеух, - отвлекли шорох и невнятный стон из другого угла. Гектор обернулся и встретился взглядом с выпученными глазами пекаря. Старик, видимо, очнулся еще ночью и все это время пытался освободиться от пут, но пальцы Ронни знали свою нехитрую моряцкую работу и узел затянули накрепко. Краб умудрился отползти от стены, к которой его вчера прислонили, и побагровел от натуги. Вздохнув, Берг поднялся с корточек и отошел к пленнику.
-  Чего ты кряхтишь, сына мне разбудишь, - миролюбиво буркнул фйелец, вынимая изо рта старика тряпку, которая служила ему кляпом. Тот незамедлительно рассыпался словами благодарности вперемешку с грязными ругательствами, которых Гектор от него не ждал. Вскинув бровь и усмехнувшись, он принялся развязывать узел, окончательно освобождая заложника.
А завязал-то правда толково. Иногда соображает.
- Ну уж знаешь, Гектор, ну уж это вот... чересчур... - грузный старик пытался отдышаться и с облегчением потирал затекшие запястья, когда оказался на свободе. Давнее знакомство со старпомом "Дикого быка" подсказывало ему, что теперь уж поздно возмущаться и кричать "караул": наоборот, если не прирезали сразу, то есть шанс спровадить незваных гостей и дальше жить в своей пекарне припеваючи.
В ответ пират только отмахнулся, скрутил веревку в кольцо и приладил к широкому ремню на своем килте - пригодится. После этого вернулся к столу, сел на место, которое облюбовал еще вчера, и отщипнул кусок хлеба от зачерствевшей за ночь буханки.
- Поесть мне дай, потом будешь ворчать. Если хочешь, чтобы мы ушли с миром, конечно, - он прищурился и ненадолго пригвоздил пекаря взглядом к полу - тот как раз пытался подняться на ноги и замер в полусогнутой позе. Но собрался с силами и все-таки встал, придерживаясь за стену, чтобы не уронить свою тушу обратно на пол.
- Так это, значит, твой сынок? Еще один, выходит? Их вообще у тебя сколько? - Берг пропустил мимо ушей сухой смешок старика и вместо ответа жестом указал ему на полку со съестными припасами, знай своё дело, мол, а не болтай. Но тот не унимался. - Я намедни точь-в-точь такого же в порту видел, какой-то матрос его шуганул, а так он пытался сеть с рыбой из лодки стянуть. Тощий как щепка. Ты только этого кормишь теперь, или по очереди?
- Я всех своих по Рейну соберу и к тебе приведу, будешь с ложечки каждого ублюдка кормить, если не заткнёшься, понял? - Рыкнул Берг, моментально заводясь. Острый взгляд опять хлестнул пекаря; тот ойкнул и замолк и вскоре молча выставил перед пиратом чарку и тарелку со шматом вяленого мяса, а потом добавил еще кусок какого-то пышного пирога с начинкой из рыбы. Гектор принялся за завтрак с завидным аппетитом и отвлёкся только в тот момент, когда из-за спины донесся грохот, оханье и сдавленная ругань. Он развернулся, хлопнул глазами и расхохотался в полный голос.
Остатки пирога Краб решил подогреть и подрумянить: выложил его на противень и собирался толкнуть в печь, но Ронни выбрал место для сна прямо под ней. Пекарю пришлось подойти вплотную и потянуться, но противень оказался тяжелым, вырвался из слабых рук и приземлился аккурат по ребрам мирно спящего юнги. Вдобавок ко всему сверху на него шлепнулся рыбный пирог. Ругательства выдал уже сам сынок, спросонья то ли дернувшись и пнув стоящего рядом Краба, то ли дернув того за ногу. Как бы то ни было, пекарь попытался отскочить, но неуклюже напоролся на стул и рухнул на него, завершая всю колоритную сцену.
Отсмеявшись, Берг стряхнул с усов крошки и махнул сынку чаркой, в которой плескался ром, слегка разбавленный водой по случаю раннего утра.
- Утро доброе, салага! Завтрак в постель! - Он опять расхохотался, наблюдая, как мальчишка пытается отлепить пирог от лица. - Ты какого черта весло плотнику не отнёс? Побоялся на улицу идти, когда стемнело?

+1

25

Может, я спал сладко на вид, однако сны мои были беспокойны. За всё то время, что пребывал в мире сновидений, успел повидать не один красочный сюжет, каждый, из которых годен для книги, коими балуют некоторых особ. 
Сначала ночные грёзы представляли лишь то, что произошло за день. Точнее обрезки минувшего знакомства с отцом. Обрывки были спутаны и в основном только напоминали о боли. Вероятно, этому поспособствовали ушибы, что давали о себе знать во время отдыха. Затем сны перестали напоминать реальные события и больше походили на мифы.
В одном из них Краб превратился в паука с огромной спиной, словно хлеб «Колобок» или подпорченный грейпфрут. Этот новый хозяин достигал человеческих размеров и ползал по своей лавке, перебирая маленькими жалкими, но сильными ножками. Он был быстр в отличие от старого себя. Он теперь пользовался для передвижения не только полом, но и стенами, и потолком. Это жуткое насекомое жадно собирало всё, что попадётся на пути в свой шарообразный горб. Горб, вероятно, представлял собой подобие печи, а то, что туда попадало, служило вместо дров и угля. И чем больше ресурсов эта тварь поглощала, тем мощнее работали её челюсти, а глаза полыхали жёлто-красным огнём.
С вещами в первой комнате Краб покончил, поэтому перебрался во вторую, где спал Гектор Берг и ковырялся в вещах я. За страшилищем тянулась слизкая полоса, которой, кажется, не настанет никогда конца. Кошмар пекарни перебрал быстро-быстро своими ножками по спящему старпому. Тот только хохотнул во сне от короткой щекотки и перевернулся на другой бок. А ползучий ужас тянулся ко мне своими отвратительными палочками. Я же схватил весло и замахнулся на громадное насекомое, но то, к моему сожалению, оказалось сильнее и выхватило орудие защиты, отправляя его в собственную топку. 
-Негодный мальщищка, - шептало существо. – Ты поплатищься за свои выходки, -шипело и  тянуло свою прочную слизкую соломинку ко мне дьявольское создание. Однако дотянуться так и не успело, потому что я заорал и оступился, летя куда-то в пропасть. Пропасть оказалась морем, в котором меня преследовал вражеский корабль.
-Хватайте его, - доносился с судна рычащий голос, который принадлежал крупному бородатому мужчине с хитрецой в глазах. Господин, однако, отличался от своих товарищей не только габаритами и особенностями речи, но и каким-то полосатым одеялом, что служило вместо брюк. – Не потопите дневник-карту вместе с мальцом. Чёрррртов гадёныш не утащит её на дно.
Я же грёб изо всех сил, но по-прежнему оставался на одном месте, что помогло стать лёгким  уловом. Меня тащили за шиворот по палубе корабля к грозному пирату. Когда же кинули к его ногам, то он носком сапога поддел и отшвырнул меня.
-Карррту, паскудник – рычал в наступлении пират и вытягивал саблю, которую вскоре занёс над головой. – Ты украл её у…-лезвие оружия неслось к моему горлу и…
Я подскочил с отборными ругательствами. И, вероятно, в первые секунды пробуждения мои руки успели дёрнуть старика за ноги, потому как Краб полетел вниз. Удивиться или насторожиться присутствием свободного хозяина лавки возле себя не успел, что объяснимо; когда вам по рёбрам прилетел противень, а лицо украсило то, что раньше называлось пирогом, рассматривать кого-либо с интересом вы не пожелаете. Скорее возникнет желание растерзать виновного в клочья.
К общему раздражению прибавился смех отца. Животик надорвёшь, он ещё шутить вздумал. Конечно, это же не его с утра необычайным образом угостили выпечкой.
-Завтрак в постель. Ха-ха, - раздражённо бросил я и собрал еду с лица, отправляя её прямиком в рот. Не пропадать же добру из-за чьих-то кривых клешней.  На старика лишь злобно покосился, но трогать не стал.
Я потёр рёбра и отыскал глазами посудину с водой. Какое счастье. Она действительно здесь была и уцелела при вчерашнем погроме. Это сыграло на руку, так как смог умыться. Вообще двинуть старику за неуклюжесть не мешало. И без него всё тело ныло, а теперь в рёбрах отдавала двойная пульсирующая боль.
-Думал, вместе пойдём. И…  - осёкся. Ещё чуть – чуть и с моих уст слетело бы признание, что я побоялся гнева отца. – Не важно. Сейчас этим займусь, - постарался проговорить спокойно. Не хотелось испортить настроение старпома. Лучше пусть с самого утра будет ясно и солнечно, чем Гектор начнёт метать молниями, а за одно и сыном. – Ты со мной, отец? – стянул с тарелки кусок вяленого мяса и с огромным удовольствием стал его жевать. Питаться второй день подряд чем-то кроме сухарей, восхитительно.
-Тоже мне проблема. Сейчас отдадим весло и оно будет готово через час, два. К вечеру точно их доставлю капитану Ди Сота.

Отредактировано Ronnie Berg (2018-04-09 16:12:47)

0

26

Краб, видно, был уже староват для приключений вроде этого: всё сидел на стуле и никак не мог отдышаться. Пучил и выкатывал глаза, цеплялся мясистыми пальцами за края стула и на глазах менял цвет лица от синеватого к зеленому. Надо бы старику перебираться подальше, куда-нибудь вглубь острова, чтобы не так просто было загреметь в его пекарню, только спустившись по сходням. Чтобы поблуждать как следует по лабиринту грязных рейнских улиц, и уж потом... Хотя, чем дольше блуждаешь - тем злее становишься. Тем больше спросишь с обитателя лачуги, который забрался так далеко в нутро острова.
Это Гектор знал по себе и собственному опыту. Самому однажды пришлось рыскать по болотам в поисках хижины одной зловещей ведьмы. И на порог к ней он явился не в самом радостном расположении духа, надо бы сказать.
- Ты мне еще поворчи тут, - беззлобно припечатал Гектор, с живым интересом наблюдая за тем, как сынок подъедает пирог, собирая крошки со своего заспанного лица. - Кормят как в лучших домах, а ему еще не нравится. Бери, пока дают, да побольше! - Он проследил за тем, как Ронни без лишних колебаний запихал в рот остатки пирога, и одобрительно кивнул. Старик-пекарь к тому времени сумел оклематься и теперь, пока юнга умывался и шумно отфыркивался от воды, повернулся лицом к Бергу.
- Как он на меня зыркнул-то, ты видел? Беда бедовая, кого ты из него вырастишь! Ну чистый шакалёнок, - кряхтел старик, тяжело поднимаясь со стула и оттаскивая его вместе с собой ближе к столу. Старпом с сомнением глянул на тощую спину сына, примеряя на него новое прозвище, а потом отчего-то развеселился и ухмыльнулся, обращая взгляд прищуренных глаз к хозяину пекарни.
- Ты про сына моего говоришь, старина. Получается, если он шакалёнок, то я - шакал, а? Ты так меня назвал? - В пиратском рычании даже послышалось что-то вкрадчивое, но хорошего это всё равно не предвещало. Это понял и Краб, судя по тому, как его бледные жирные руки начали теребить заляпанный тестом пекарский передник. Но продолжить фразу Берг не успел: умытый Ронни снова взял себе слово и даже набрался наглости, чтобы пройти к столу и стащить из отцовской тарелки кусок мяса, не спрашивая позволения. Фйелец наблюдал за повадками сына, вскинув левую бровь: с подозрением и одновременно даже с гордостью. Мальчишка быстро ориентировался и своего явно не упускал. Значит, старпом в нём не ошибся, и даже то, что выглядит юнга с этими его кудрями как сущий слюнтяй, не сбило с толку проницательного папашу. Но если бы не знакомые черты лица - в жизни бы не признал в нём своего собственного отпрыска.
Отпрыск опять подал голос, вытягивая отца из размышлений; тот моргнул и озадаченно нахмурился, а потом дёрнул подбородком и своенравно откинул голову назад.
- Идти с тобой? Может, еще зад твой прикрыть, если плотник решит его веслом приложить? - Гектор хмыкнул и опередил мальчишку, забрав с тарелки последний кусок мяса и отправив его в рот. Всё правильно и честно, ему-то пирога не досталось. Даже по лбу. - Недосуг мне с тобой болтаться и водить тебя за шкирку. Или ты думал, что так теперь и будет? - Если за ночь сынок соскучился по этой самой опасной берговской ухмылке, то сейчас самое время наверстать упущенное, только глянув отцу в лицо. - Нет, вечером я займусь другим. Ещё я паршивые весла не таскал вместо того, чтобы... - Гектор умолк и возвел задумчивый взгляд к потолку пекарни, потирая пальцем заросший густой щетиной подбородок. Появление обузы-сынка слегка сбило его с привычного курса: первый раз фйельцу пришлось сойти с корабля в Рейне и заночевать где-то еще, кроме спальни на втором этаже таверны "Жемчужина" или того самого знаменитого рейнского борделя через улицу от порта. На Тиле слухи быстроноги: наверняка известие о том, что Гектор Берг вернулся в Рейн, уже успело просочиться в самые манящие притоны, и старпом не сомневался, что истосковавшиеся по его ласке рейнские подруги ждут его везде, куда бы он ни пошел. И разочаровывать их ожидания пират не собирался.
Но мальца-то куда теперь девать?
- Я вообще-то не должен сейчас быть в Рейне, - великодушно пояснил Гектор, поднимаясь из-за стола и с удовольствием потягиваясь. И ладно, портовые девки никуда не денутся. Зато отоспался хоррррошо! - Бриг Диего подвернулся, когда мы в Рамии пришвартовались. "Быку" тут пошили паруса, я вызвался вернуться, прежде чем отчалить дальше. Ты спросишь, почему я сам? - Ничего такого Ронни не спрашивал, но Гектора это не особо волновало. Он усмехнулся и ухитрился глянуть на сына с превосходством даже невзирая на то, что согнулся в три погибели и натягивал сброшенные на ночь сапоги. - А потому что никто другой из команды так быстро не обернулся бы. Все как один разинули бы рты и загуляли в Рейне подольше. Только отпусти быка с глаз долой - и к чертям вся дисциплина. Кто ж знал, что так получится с тифозным карантином, - фйелец досадливо поморщился при одном воспоминании о вынужденном дрейфе на "Аделаиде". С легкой руки капитана Ди Сота на борт поднялись трое дезертиров с зараженного брюшным тифом корабля, и команда брига только чудом не полегла от этой заразы. - Так что, ты - к плотнику, а я по своим делам отправлюсь. Встречаемся... - не утруждая себя прощанием с Крабом, Гектор проследил, чтобы юнга взял весло, и вместе с ним вышел на улицу. Спустился с крыльца пекарни и остановился, развернувшись лицом к сыну и задумчиво его разглядывая. - Где встречаемся-то? С утра надо быть в порту, дольше, чем на день, не могу тут задержаться. Вот там и свидимся завтра на рассвете. Перекантуешься где-нибудь эту ночь, да? - Заботливый родитель уже в предвкушении потирал руки, в красках представляя себе грядущий вечер, но ром в утренней чарке слишком сильно был разбавлен водой и не загасил мелькнувшую искру сознательности. Старпом присмотрелся к юнге повнимательнее. - Ты чего это за живот хватаешься? Кишки скрутило, что ли? - Ронни в самом деле время от времени как-то лихорадочно ощупывал свою мешковатую рубаху в районе живота, и Гектор невольно насторожился. Ели они одно и то же, признаков брюшного тифа на корабле у мальчишки не проявлялось. Неужто правда подцепил? Брови Гектора сдвинулись на переносице, и лицо заметно помрачнело. - Ну, отвечай? Где болит?

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Бунт без корабля