Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Лагрис Ривер
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » БИБЛИОТЕКА; » сюжет;


сюжет;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ТОМ II: ПРЕДЫСТОРИЯ

ХАЙБРЭЙ
Центральное герцогство всегда было эпицентром военных действий при беспокойных соседях, ведь именно в нем находится король и принимаются судьбоносные решения для всего королевства Хельм. Последние годы стали довольно сложными для герцогства, несмотря на относительно мирную политику лорда-регента Генриха Найтона, герцога хайбрэйского. Благодаря его действиям удалось достичь договоренностей с Балморой и мирно освободить бывшую островную империю от власти Хельма, а также заключить «вечный мир» с Фйелем в 1443 году. Большой проблемой для Хельма было бунтующее герцогство Орллея, не желающее возвращаться в состав королевства. После того как на Генриха Найтона было наложено проклятие, мирное урегулирование вопроса перестало быть приоритетным и Хельм мобилизовал войска для активизации военных действий. Война началась в конце 1443 года и завершилась весной 1445. Первое сражение завязалось у границ Орллеи, по исходу которого армия Хельма продвинулась дальше на юго-восток, отвоевав таким образом Элшир и части Борромеошира и Элвершира. Ответ Орллеи был незамедлителен - ещё в начале войны войскам мятежного герцогства удалось захватить и удержать часть территорий Уортшира, а за счёт союза с Тилем одержать победу на море. Когда армия Хельма достигла границ Арвьершира, по инициативе орллевинцев были созваны мирные переговоры. Результатом их стала передача оккупированных орллевинских регионов в территориальный состав Хельма, выплата контрибуции, соразмерной годовой сумме налогов, и заключение помолвки между принцессой Моргарда Зарой Мирцелл и королём Хельма Эдуардом Найтоном. Также, не без вмешательства Рейниса, Хельм затребовал выдачу АнтиПапы Пия XVII, но сделка не состоялась по причине смерти последнего в августе 1445. К концу лета все вопросы были урегулированы. Месяцем позже Орллея стала протекторатом Моргарда. Новым лордом-регентом при малолетнем короле Эдуарде V стал Эйдан Ретель.
До 1449 года Хельм жил в относительном спокойствии, но вести с севера вновь заставили королевство вздрогнуть - повторно начавшаяся священная война во Фйеле вынуждает Хельм реагировать и предпринимать меры по поддержке петерианцев. Между тем, знати следует быть особенно осторожными и внимательными, ведь не так давно король Эдуард V стал полноценным правителем государства и его решения теперь могут повлиять на дальнейшее развитие Хельма.

ГАСКОНИЯ/АТЛАНТИЯ
Период военной кампанией против мятежной Орллеи в 1443-1445 гг. сопровождался беспокойствами на землях самого восточного герцогства, спровоцированных религиозными различиями двух регионов. Эта проблема особенно обострилась после чумы, когда территорию Атлантии начали заполонять гасконцы-петерианцы, а с 1443 года - и бегущие от эпидемии в родных землях балморийцы. Воспользовавшись отсутствием основных гасконских сил, наиболее ярые и фанатичные яковиты среднего и низшего классов  в середине 1444 года подняли мятеж, в результате которого было сожжено около трех петерианских соборов и убиты несколько священнослужителей. Из-за слабости после чумы, преданные короне атлантийцы не могли полностью остановить бунтовщиков. Однако массовые беспорядки все равно продолжались недолго. В 1445 году все гасконские лорды вернулись в свои вотчины и виновники были осуждены и жестоко наказаны.
Прошедшие события дали понять и увидеть назревающую опасность. Несмотря на многочисленные союзы между знатными домами Атлантии и Гасконии, разница в вероисповеданиях, рано или поздно, грозит превратиться в серьезную проблему, мешающую полноценному развитию обоих регионов. Потому, эти события послужили новой вехой в межконфессиональных взаимоотношениях. Вехой диалога и компромисса.

РЕЙНИС
Великая Схизма 1443 года здорово подорвала авторитет Рейнского Папы Клета V и поспособствовала коронации АнтиПапы Пия XVII, который в последствии основал и возглавил новое религиозное течение барончеллистов. Помимо ключевых причин разобщённости, Рейнис так же подвергся критике за внезапную несостоятельность инквизиции на землях Хельма. Подобные заявления вынудили Клета действовать жёстче. Прежде всего Папа инициировал (не назначил самостоятельно, потому что инквизиция была и остается епископской) назначение нового Великого Инквизитора в обиход централизованной власти ордена в мятежной Орллее, затем выделил вспомогательные ресурсы для борьбы с ересью и ведовством, а так же был добровольно вовлечён в несколько громких судебных процессов, в том числе и в деле графа Фолсшира. Подобная борьба за своё имя и репутацию Рейниса не прошла бесследно - в начале 1445 года Клет умер. Созыв конклава положил начало состязанию внутри кардинальной курии за место Понтифика, но отлаженная схема подкупов и договорённостей дала сбой - спустя несколько месяцев непрекращающихся скандалов больше всего получил голосов наименее явный кандидат. Им оказался гасконец Онфруа де Монморанси, который согласился до коронации подписать сделку с кардиналами об ограничении своих полномочий, но уже после после неё объявил все требования незаконными и принялся репрессировать курию. Параллельно разборкам внутри самого Рейниса, новый Папа Франциск II затребовал на переговорах между Орллеей и Хельмом выдать АнтиПапу Пия XVII, но прежде чем условия были выполнены - Джованни Барончелли умер. Это побудило Франциска II не начинать своё правление с очередного конфликта, поэтому уже в ноябре 1445 года он официально объявил, что барончеллизм отныне признан Рейнисом как конфессия петерианства. Многие остались недовольны своеволием Папы, но все беспорядки так или иначе Франциску удавалось успешно ликвидировать. Спустя четыре года он всё так же крепко держится на своем месте, но надолго ли?
Ещё одной фигурой повышенного внимания стал новоизбранный Великий Инквизитор - моргардский епископ и барончеллист Ритерх Бреккон. Имеющий репутацию жестокого и бессердечного человека, он навёл страх и ужас на добрую половину материка. До этого времени непримиримые гонения на еретиков и ведьм со стороны инквизиции были ограничены Моргардом и Орллеей, но теперь самые изощрённые методы ордена грозятся распространиться и на восток. 

ФЙЕЛЬ
Заключение «вечного мира» с Хельмом в 1443 году не стало окончанием всех проблем горного королевства, а только положило начало новым. После волнений среди скрывающихся последователей старой веры и откровенного политического накала, король Тэм Уоллес, при поддержке Братства Заповедного леса и Ордена Равновесия, принял решение о возвращении панагизму статуса государственной религии. Вскоре после этого панагисты вышли из тени и примкнули к своему правителю, поддерживая его. В то же время образовалась и оппозиция, состоящая из петерианского дворянства. Уже в самом начале священная война расколола как фйельских лордов, так и королевскую семью. Хельмовская принцесса Елизавета Найтон была насильно выдана замуж за кронпринца Айлеса Уоллеса и должна была стать гарантом мира с соседним королевством. Военные действия, начавшиеся в результате религиозных распрей, продолжались до конца 1447 года, а именно до гибели короля Тэма Уоллеса в битве у озера Лох-о-Лом. Несмотря на это, сражение обернулось победой для язычников и сокрушительным поражением для петерианцев. На время подобный исход гарантировал затишье. Старший сын Тэма Айлес был коронован в начале 1448 года. Впервые за долгий период церемония коронации была организована по старым языческим традициям. Обеспеченный гибелью Тэма и капитуляцией петерианцев мир затрещал по швам уже спустя год. Айлес, который продолжал собирать новые силы, прекрасно осознавал, что это не конец. Готовился к наступлению и кандидат от петерианцев принц Комнол Уоллес, желающий начать братоубийственную войну. К весне 1449 года силы вновь собраны и двое братьев готовы выступить друг против друга.

МОРГАРД
Смерть короля Дариона I Мирцелла положила конец внутренним распрям Моргарда. Новым правителем лесного королевства был повторно объявлен наследный принц Киан I, возраст которого предусматривал и назначение лорда-регента. Решением Генеральной курии уже под конец 1443 года Моргард мобилизовал войска и выступил к линии фронта на помощь Орллее в противостоянии с Хельмом. Война продлилась вплоть до лета 1445 года, за время которой Хельм не единожды одерживал победу на суше. В самой громкой битве при Марке погибло порядка двух тысяч моргардских солдат, едва не пал и юный король. Созыв стола переговоров был вынужден для обеих сторон - несмотря на успешную военную кампанию на материке, на море Хельм значительно проигрывал. По условиям мира Орллея была вынуждена передать в территориальный состав Хельма все ранее оккупированные регионы, а так же выплатить контрибуцию, соразмерную годовой сумме налогов. Со своей стороны Моргард согласился выплатить половину суммы, а так же предложил заключить помолвку между принцессой Зарой Мирцелл и королём Хельма Эдуардом I. После окончания всех юридических проволочек и подписания мирного договора принцесса Зара была отправлена к хайбрэйскому двору.
Завершение войны так же стало началом изменений дипломатических отношений между Моргардом и Орллеей - уже осенью 1445 года орллевинские лорды принесли присягу молодому королю Киану I, взамен на что Моргард стал протектором ранее мятежного герцогства и даровал практически полную независимость. В том же году в лесном королевстве была принята череда, в частности и административная - территории четырёх графств были перераспределены на семь новых регионов.
Состоянием на весну 1449 года политически взаимоотношения Моргарда и его протектората Орллеи остаются неизменными и прочными. В желании заключить союз и с Фйелем, между королём Кианом I и фйельской принцессой Меридой Уоллес была объявлена помолвка. В марте 1449 года принцесса прибыли ко двору Ардора. Хорошая ли это партия для государя, если старший брат леди Мериды король Айлес борется за признание язычества на крайнем севере? Возможно, вскоре Моргарду придётся вмешаться. 

ОРЛЛЕЯ
Лорды мятежное герцогство Хельма понимали неизбежность войны, но к военным действиям 1443 года оказались готово лишь частично. Причинами изначального проигрыша стали не только неожиданность, внезапная смерть герцога незадолго до начала военных действий, большая численность хельмовских войск, но и добровольная сдача орллевинских баронов, находящихся у границ с Хайбрэем. Одними из решающих факторов в войне 1443-1445 гг. стали военные союзы - Моргард помогал удерживать границы на суше, Тиль - на воде. И пусть в первом случае орллевинцы проигрывали, но во втором они одерживали верх. Ситуация требовала решения и в 1445 году за столом переговоров удалось прийти к соглашению, при котором Орллея уходила из-под власти Хельма и переходила под протекцию Моргарда с избранным лордом-протектором. При этом лорды Орллеи добровольно передали во власть Хельма оккупированные во время войны земли, согласились выплатить контрибуцию соразмерную годовой сумме налогов, так же  выдать АнтиПапу Пия XVII. Все договоренности были исполнены, кроме последнего, поскольку Папа барончеллистов быстро скончался тем же летом. С приходом к власти Папы Франциска II барончеллизм был признан Рейнисом как конфессия петерианства и новое религиозное течение окончательно закрепилось в Орллее и Моргарде. Тогда же, в 1445 году, после вероломной кражи пиратов  кораблей и оружия, военный договор с Тилем был разорван и протекторат вновь был готов обороняться от морских разбойников. Впрочем, это не помешало тильцам и орллевинцам по-прежнему провозить контрабандные товары. Протекторат стал постепенно восстанавливаться после войны и заниматься административным переделом земель. Впрочем, подобная политика нашла положительный отклик далеко не у всех лордов, и вполне возможно, что Орллея вновь окажется на грани гражданской войны, но уже на своей территории.

БАЛМОРА
Вернувшая свою независимость в 1443 году островная империя положила начало новой династии императоров, а сенат, в свою очередь, перестал быть главенствующим органом управления на Балморе. Империя переживала свой расцвет, но к августу 1443 на земли острова пришла чума. Балмора попросила помощи у Хельма и часть кораблей с не зараженных регионов острова и несколько легионов были перенаправлены в Атлантию, где приняли участие в морском сражении против Орллеи и Тиля. Долгое время эпидемия не уходила, но к 1448 году ее удалось полностью локализовать и уничтожить. Императрица Флавия Домицилла лично давала распоряжения и активно участвовала в погашении очагов чумы. Балмора смогла вздохнуть свободно, был созван новый сенат. Однако политика императрицы вызывала откровенные вопросы среди балморийцев - Флавия неожиданно изменила свои настроения и вместе с восстановлением занялась освобождением рабов. Один из вольноотпущенников даже занял место в сенате, что стало неслыханной дерзостью для патрициев. Среди знати начали распространяться слухи о том, что на месте императрицы находится ее двойник и рабыня - Кассиопея, а настоящая Флавия уже давно мертва.

ТИЛЬ
В 1443 году пираты заключили военный договор с Орллеей и в том же году вступили в войну с Хельмом, объединившись с орллевинцами. В ходе морских баталий пираты понесли большие потери, но согласно условиям договора и каперским патентам все трофейные королевские корабли тильцы имели право забрать себе. В последний месяц войны пираты ухитрились увести десять современно вооруженных кораблей у своих союзников, что послужило одной из причин разрыва военного договора с Орллеей в 1445 году. Тем не менее, торговля и контрабанда с орллевинцами остается одним из самых выгодных способов наживы для пиратов.
Осенью 1445 года пиратский адмирал Одо Блэр поднял восстание против Хранителя Кодекса Чести Редвина Аттвуда и существующего состава баронского совета. По результатам мятежа и потерь место Хранителя Кодекса занял бывший наместник Босновы Тадеуш Мадейра, а количество пиратских адмиралов в совете стало преобладать над количеством наместников.
Летом 1446 года пираты вновь устремились к берегам Новой Земли, где начали исследование островов архипелага - как населенных туземцами, так и необитаемых. Командам фрегата «Дикий Бык», бригов «Аделаида», «Хранитель» и «Кардинал» удалось наладить контакт с одним из туземных вождей, от которого они узнали секрет добычи водоустойчивого пороха, который способен значительно усилить пиратскую огневую мощь. В 1448 году адмирал Морган и команды «Дикого Быка», «Хранителя» и «Кардинала» решили обосноваться на одном из островов в северо-восточной части архипелага, они дали ему название Порта Нова и начали возводить на берегу вооруженный форт. В том же году на Тиль прибыла бывшая Верховная жрица фйельского Ордена Равновесия, которая стала главой культа Мариса и положила начало первому тильскому магическому ковену. В конце 1448 года она перебила в Новые Земли, где познакомилась с советом шаманов. Верховная ведьма открыла для себя, что шаманская магия островитян значительно превосходит все известные границы магических сил, что вызывает особый интерес у тильского ковена.

ТЕНАРАРО (НОВЫЕ ЗЕМЛИ)

В 1446 году пиратские корабли отчалили к Новым Землям. Команды исследовали северную и восточную части архипелага и летом 1447 года высадились на острове Мануи, покрытом джунглями и населенным одноименным племенем мануи. Спустя какое-то время тильцам удалось установить контакт с туземцами, что открыло пиратам возможность изучить технологию изготовления лучшего пороха.
В начале 1448 года адмирал Морган, команды «Дикого Быка», «Хранителя» и «Кардинала» выбирают один из необитаемых (по поверьям туземцев – один из проклятых, «тёмных») островов в северо-западной части архипелага (тен. Акиаки) с удобной, скрытой от посторонних глаз бухтой для того, чтобы возвести там укрепленный форт, дать ему и всему острову название Порта Нова, и по итогу обосноваться там своей небольшой флотилией. Дружественный контакт с туземцами с соседних мелких островов позволил нанять дешевую рабочую силу, и к 1449 году пиратская база представляет собой сложенную из камня крепость с безопасной гаванью, которую можно эффективно защитить от вторжения даже малыми силами. Немногим ранее, в конце 1448 года, в Порта Нова прибыла загадочная могущественная ведьма-жрица, которая в первые месяцы того же года положила начало тильскому магическому ковену и теперь знакомится с советом могущественных новоземельных шаманов.


http://funkyimg.com/i/2KXgk.png

0

2

ТОМ II ГЛАВА I «ПРОБУЖДЕНИЕ БУРИ»

ВРЕМЯ В ИГРЕ - АПРЕЛЬ 1449 ГОДА.

ХЕЛЬМ
Мир - красивое слово. Оно обещает спокойствие, тишину и защиту - все то, чего так давно не хватало Хельму. Войны одна за другой терзали земли, превращая зелень в обагренные кровью пустоши. Но все кончилось, наступил такой долгожданный мир. Мир, в который никто не верил, мир, от которого каждый день ожидали подлянки, мир, к которому привыкали день за днем, мир, в который поверили. Новая эра ознаменовалась коронацией Эдуарда V Найтона. Несмотря на свой юный возраст, молодой король пережил достаточно, чтобы править вверенными ему землями твердой рукой, полагаясь и на мудрость своих советников. Взгляды королевства направлены на Эдуарда, в ожидании дальнейших шагов. Сейчас, чтобы восстановиться, Хельму особенно нужен мудрый властитель.
Самый яркий огонь рождается из маленькой искры. Он тлеет, набирая силу, чтобы вспыхнуть, взметнуться ввысь столбом пламени, неукротимым и беспощадным. Не многие знают о нем, но многие ждут. Слишком красиво играл огонь на телах Кителеров, слишком сладкими казались их крики для тех, кто хотел слышать. Могли ли они насытиться этим? Нет, ведь огонь всегда нужно поддерживать. Слухи, рейды, доносы, сначала редкие, но вскоре все чаще и чаще. Все злее направленные в сторону придворных взгляды, ведь там скрываются "проклятые" маги. Магия уносит жизни простых людей, магия несет хаос и страх, магия разрушит Хельм, не дав ему ни шанса восстановиться. Чтобы спасти родину, иногда приходится брать все в свои руки. Пусть они мозолистые, пусть грубые, пусть неумелые - им даст силу непогасимый огонь.

ФЙЕЛЬ
Противостояние панагистов и петерианцев в горном королевстве временно прекращено, потери обеих сторон значительно подорвали их силы и год с небольшим о войне не было слышно. Но все прекрасно понимают, что битва еще не закончена. Обе стороны готовятся к нападению и стягивают свои силы для новых боев, ведь неизвестно, кто нападет первым и кто придет на помощь от союзных королевств. Пока преимущество на стороне короля Айлеса и панагистов, но лишь потому, что принц Комнол едва выжил в последнем бою. Для разрушения хрупкого спокойствия достаточно незначительного удара и он неожиданно происходит со стороны принца Комнола. Смелая наглость поступка петерианской стороны может привести к ярости и ошибкам со стороны короля Айлеса, если не найдутся те, кто сможет подсказать верную стратегию действий. Но как это сделать, если сейчас дерзким и ужасным поступком Комнола задет почти каждый воин короля и сам Айлес?

МОРГАРД
Королевство находится в состоянии мира вот уже несколько лет. Соглашение с протекторатом дало Морграду возможность выхода к морю, расширения торговых путей и обогащения за счет налогов с орллевинцев. Внутренние распри также утихли, преследование ведьм с болезнью вдовствующей королевы и ее уходом с политической арены перестало быть таким яростным, и моргардский ковен продолжает существовать. Но есть те, кто считает мирную политику ошибкой и аккуратно нашептывают королю Киану о возможности полного властвования над соседними территориями. Правда, пока это только слухи, но кто знает, во что они могут перейти? Заключения союза с Фйелем и прибытие двух фйельских принцесс в Моргард и Орллею в качестве невест правителей также встречается неоднозначно - общественности известно о гражданской религиозной войне в горном королевстве. Пусть Мерида и Одила Уоллес воплощают собой благочестивость петерианства, кто-то думает. что им не место рядом с правителями, ведь тень их брата-еретика сотрется еще не скоро. Кроме того, в моргардском ковене начинаются волнения по поводу того, что любовница короля Киана Агнесс Берри не сможет больше влиять на правителя из-за его прибывшей невесты, а значит, ее нужно постараться отстранить от трона.

ОРЛЛЕЯ
Вот уже около пяти лет бывшее опальное герцогство Хельма находится в составе Моргарда в качестве протектората. Орллея восстановилась после войны, жизнь течет своим чередом, многие противники и оппозиционеры пали в войне - кто-то в битве, а кто-то под звон мечей специально отправлен на смерть. Но остались те, кто даже после обретения долгожданной независимости оказался недоволен сложившимся положением вещей. Те немногие, чьи земли были разделены или переданы, пока не обрели своего сильного лидера, способного противостоять лорду-протектору, но уже присматриваются друг к другу и могут организовать новое сопротивление. Разрыв военного союза с пиратами означал разрыв всех связей с Тилем, но некоторые не спешат выполнять это требование лорда-протектора и уже несколько лет успешно живут за счет контрабанды. Только надолго ли? Говорят, пиратам нельзя верить, они могут подвести в самый неожиданный момент и кое-кто намерен этому противостоять. Но среди мрачных предчувствий есть и радостные события - свадьба лорда-протектора Артура Уорчестера и фйельской принцессы Одилы Уоллес и первая свадьба среди кардиналов-барончеллистов между Алеандером де Анжем и племянницей первого папы барончеллистов Ноэлией Оттавиани. Но и здесь кто-то думает омрачить оба союза - не всем по нраву выбор правителя Орллеи и не каждый клирик рад тому, что архиепископ обязывает их жениться и проводит казни священнослужителей. Но, возможно, у светлых умов Орллеи найдется средство, которое способно унять гнев священнослужителей - с помощью особых технологий маэстро Витторио Вестри смог восстановить части печати святого Иоанна, а значит в будущем Орллея и барончеллисты смогут возвыситься за счет своего преимущества.

РЕЙНИС
Влияние церкви держится довольно стабильно. Папа Франциск II одобряет нововведения в барончеллизме, поощряет политику инквизиции и ее активное расширение на север и восток, пусть в некоторых регионах и встречает сопротивление этим веяниям, в том числе и среди самих священнослужителей. Проблема, которая беспокоит нового Папу, касается горного королевства, но фйельские петерианцы не просили помощи во время военных столкновений, до сих пор обходясь собственными силами. Тем не менее, Франциск II готовится к оказанию возможной поддержки для северян. Не меньшее беспокойство вызывает и Атлантия, в которой вспыхивает недовольство на фоне заключения брачных уз знатных атлантийцев-яковитов с петерианцами. Пока это всего лишь споры, не переходящие в открытое столкновение интересов, но на два религиозных конфликта Рейнису точно не хватит ресурсов, и неизвестно, куда сместится в итоге приоритет Папы.

ТИЛЬ
Потрепав хельмовский флот ценой немалых потерь в недавней войне и пережив свержение старого Хранителя Кодекса Чести, пиратский архипелаг как будто успокоился. Тильцы возвращаются к привычному распорядку, их корабли рыскают в окрестных водах в поисках богатых торговцев, авантюристы отправляются попытать счастья на Новых Землях, любители наживы проворачивают темные делишки с орллевинскими контрабандистами. С высоты своего нового статуса Хранителя на всё это взирает Тадеуш Мадейра. Но так ли всё безмятежно на пиратском архипелаге на самом деле? По тавернам и портам прошёл слушок, который насторожил особо чутких и пугливых. Среди них - новоявленный наместник Рамия Вергилий Торбьера. Новость такая, что, будь она правдой, перемены коснутся всех, от распоследней шлюхи до самого почтенного пиратского адмирала. И как тут быть? Не верить или подсуетиться и попытаться что-то сделать? Вергилий собрался посоветоваться со своим давним наставником из пиратских баронов-наместников и раскрыть ему пугающую тайну, но случай рассудил иначе, и судьбоносный разговор приходится вести с известным прохвостом Риккардо Оливейрой. Только еще не известно, во что всё это выльется: в пользу для Тиля или во вред.

БАЛМОРА
Чума ушла, империя восстановилась после болезней и напастей, но не закончилось недовольство людей. Решения императрицы относительно рабов были встречены недовольством в сенате, но изначально не принимали серьезные масштабы. Однако, последние нововведения заставили патрициев откровенно возмутиться - императрица позволила освобожденным рабам занимать места в сенате. Многовековая устоявшаяся система каст была грубо нарушена и это не прибавило симпатий для правительницы. Пусть она и нашла себе сторонников среди народа, считавшем императрицу гласом богов и спасительницей Балморы, среди патрициев она многих обратила против себя. Некоторые сенаторы посчитали, что подобные радикальные идеи в скором времени окончательно разрушат годами формировавшиеся порядки и решили действовать радикально. Использование старых связей всегда помогает в хитросплетениях интриг за власть, главное использовать их в нужное время и с нужным человеком. Что окажется сильнее - новая поддержка императрицы или старые представители власти?

НОВЫЕ ЗЕМЛИ (ТЕНАРАРО)
Мирная колонизация островов Новых Земель не всегда идёт гладко. То там, то здесь вспыхивают локальные стычки с местным населением: не все аборигены демонстрируют дружественный настрой и готовность идти на контакт с пиратами. Кризис приходится на апрель 1449 года, когда ежегодная церемония шаманских предсказаний оказалась сорвана дерзкой выходкой троих сопляков-матросов с фрегата "Дикий бык". Из-за стихийно вспыхнувшей страсти к юной ведьме, дочери старпома Берга, предводитель дезертиров готов на всё: даже украсть священный шаманский артефакт, предав капитана и команду. Мальчишки не представляли, что их опрометчивость станет причиной резкого обострения отношений между островитянами и тильцами, но так и случилось: аборигены изгнали пиратов с острова Кауэхи, позволив остаться на суше только двум ведьмам, и вознамерились сами покарать воров. Пираты в долгу не остались: похитив жену вождя племени кауэхи, они попытались прорваться в джунгли, но получили отпор и вынужденно вернулись обратно на фрегат вместе со знатной пленницей. Но какой пират отступится от мести за предательство? Адмирал Морган приказывает обогнуть огромный остров и отправиться на поиски дезертиров другим путем. Если пираты найдут артефакт первыми и он попадёт в загребущие руки хитрой ведьмы Баако, аборигены будут угнетены и деморализованы, ведь они лишатся источника магической энергии, которая питает их шаманов! А если первыми до дезертиров доберутся туземцы, то... Как ни крути, матросам придётся несладко. Но после расправы над ними - удастся ли наладить шаткий мир на самом крупном острове архипелага Тенараро?

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » БИБЛИОТЕКА; » сюжет;