Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Лагрис Ривер
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Какая-то тёмная история


Какая-то тёмная история

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

НАЗВАНИЕ
«В общем, то ли он украл, то ли у него украли, но была там
какая-то тёмная история»

http://sh.uploads.ru/xHE3K.gif

http://sd.uploads.ru/5YOLV.gif

УЧАСТНИКИ
Riccardo Oliveira & Hector Berg
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
о. Абессин, Ладан, где-то в тёмном запертом сарае | 21 сентября '42
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Спроси любого на Тиле: незабываемое приключение начинается с пустой бутыли из-под рома и с провала в памяти! Но дальше всё зависит от того, как и с кем это приключение продолжится. Один чуднóй капитан, один растерянный, но до крайности обозлённый пират-фйелец, целая шайка враждебно настроенных головорезов и требование в духе "верни то-не-знаю-что, иначе..."
Утро добрым быть не обещает.

+1

2

Если бы существовал спорт по попаданию в дурацкие ситуации, Риккардо занял бы первые строчки во всех номинациях. Его мозг кишит планами, идеями, благодаря которым имя Риккардо Оливейра стало на слуху у большинства людей на Тиле. И возможно, где-то за его пределами. Тем не менее, бесценная смекалка вкупе со всем остальным дает неплохие результаты. Добавить бы ко всему прочему чуть больше ума, и был бы просто непобедимый пират. Увы, последним Рика природа наделила крайне слабо.
Нынешним вечером капитан со своей командой воспользовались случаем и сделали налет на один корабль, владевший неплохим запасом ценных товаров, а также золота. Все бы закончилось хорошо, если бы не страсть Риккардо к заветному рому, бочки которого он перекатывал с их корабля. Время было упущено, и когда «Императрица» уже удирала с места происшествия, противники поспешили за ними. Их интересовало не столь награбленное богатство, сколь капитан Оливейра, и интерес стать первыми, кто отрубит ему голову. Они были уже почти возле бухты, когда Риккардо спрыгнул с борта корабля и погреб к суше на своих четверых. Но главарь банды не унимался, следуя по пятам, настигая во всех местах, куда заносило Рикки. Люди недоумевали в чем тут дело, вечер самый разгар пьянок и дебошей среди пиратов в трактирах. В один из них угораздило забежать и капитану. Он надеялся затесаться в толпе, и последнее, что помнил пират, это чье-то очень злобное лицо…
Еще.. да.. нет, уйди, всех на рею, - неразборчивое бормотание доносилось с дальнего угла, где сладко спал Риккардо после бурных приключений прошлым вечером и ночью. Ему редко снились какие-то сны, только с большого перепоя и очередных переделок. Оливейра еще тот пьянчуга. Бочки с ромом для него самая большая ценность на корабле, после золотых запасов, коих кот наплакал. Несмотря на страсть к выпивке, Оливейра имел к ней особый иммунитет. Он помнил все, что происходило вчера. Тем не менее, накануне его кто-то сильно приложил по голове, вследствие чего некоторые фрагменты вчерашнего дня стерлись из памяти.
Укрывшись собственным пиджаком и подложив под голову горсть чего-то мягкого найденного в сарае ночью, Риккардо продолжал спать. Очевидно, он решил, что находится в своей каюте, развалившись по полу, как в царском ложе. Но в чувство его привело видение во сне, как будто он падает в воду. Резко подскочив на месте, Оливейра не сразу понял где он и где его вещи. Самое ужасное, что проснувшись, осознал, что сидит в какой-то луже. Нет, ну…ээ...я, конечно, много выпил вчера, но… Мысль  была прервана упавшим на голову ведром с верхней полки, непонятно для чего оставленного там. Как оказалось позже, во сне он нечаянно пнул какой-то столб, поддерживавший полку, а вода из ведра вылилось прямо на Риккардо. А следом и ведро упало.
Оливейра брезгливо откинул ведро  в сторону, а осознание всей поганости ситуации начало приходить в его больную голову. Уже из положения сидя, пират осмотрел помещение. Было достаточно темно, чтобы делать какие-либо предположения. Голова болела не столько от выпитого, сколько от удара, и очень хотелось приложить к голове что-нибудь холодное. Не найдя ничего лучше, чем прохладная деревянная стена, он прислонился к ней лбом. Казалось бы, как мало надо для счастья...
Даже при детальном рассмотрении сарая, Оливейра не понял, что в грязном помещении он находится не один.  Нахмурив брови, капитан встал на карачки и пополз к стене сарая, откуда виднелся проблеск света. К сожалению, доски были слишком плотно заколочены, и что-нибудь разглядеть в щели не представлялось возможным.
Несмотря на весь ужас ситуации, Риккардо сохранял спокойствие. Найдя все свои вещи, он к своему удивлению, нашел среди них и шпагу. При случае отрублю им головы. Фыркнув, Оливейра стряхнул свой пиджак от воды и пыли, и накинул его сверху, а шпагу повязал на пояс. Не с первого раза, но поднявшись, пират стал искать дверь в этой «тюрьме». К своему счастью, она была найдена, но к сожалению закрыта. В тщетных попытках, Рик дергал за ручку двери, пока не оторвал ее совсем. Со злостью, он швырнул ее куда-то в угол сарая. Продолжая полемику с дверью, он пнул ее ногой, но та так и  не поддалась на провокации. Опустившись на пол, Риккардо скорчил гримасу глубоких «раздумий».  Пират старался сложить в паззл остатки вчерашних воспоминаний. Возможно именно это поможет ему выбраться отсюда.

+2

3

- А тебе отдельно, что ли, объяснять? - Мозолистый моряцкий палец Гектора упёрся в чью-то переносицу и для верности пару раз по ней стукнул. - Ну слушай, раз не уловил. Он говорит, что он тебя НЕ ЗНА-ЕТ. Ясно? Не знает, и всё. Откуда вообще явился? Тебя и я тоже не знаю! Ты тут кто такой вообще, э?! - Бывают люди, которым для перехода от мирной беседы к решительным боевым действиям требуется весомый повод, провокация, прямое оскорбление или, например, кровная вражда... А бывает Гектор Берг, которому хватит и небрежного взгляда, искоса брошенного в его сторону, или резкого жеста руки - как вот сейчас, когда этот неизвестный чудила раздражённо отпихнул руку Берга и убрал свой лысоватый лоб куда-то в сторону. Куда конкретно - фйелец уже не разобрался; чудила был ниже его на добрую голову, но сложен крепко и плотно. А еще за спиной у него маячила дюжина соратников, которым тоже не понравилось, что их главаря тыкают пальцем в лоб, пытаясь что-то разъяснить, но кто ж знал... Невежливо уворачиваться, когда с тобой говорит квартирмейстер* с "Дикого быка"!
Свора головорезов, завалившаяся в портовую таверну в Ладане, отличалась редкостным единодушием. Ни один из них не верил в слова какого-то нервного лохматого капитана, который надрывался и орал во всю глотку, что понятия не имеет, чего они от него хотят. При этом он обезумевшим козлом скакал по таверне, опрокинул один или два стола, но у каждого пути к свободе его подстерегал кто-нибудь из шайки. Ну а главарю повезло больше других: Гектор его сперва приметил, потом попытался договориться - уж очень сильно намеченная жертва шайки пучила глаза, клялась и божилась о своей непричастности, а никто на помощь не спешил; ну и после того, как договориться не вышло, именно главаря Берг первым и приложил в висок своим увесистым квартирмейстерским кулаком...

Теперь фйелец потирал ладонью уже свой собственный заросший щетиной подбородок, морщил брови и пытался вспомнить, чем всё в тот вечер завершилось. Нижняя челюсть ныла и пульсировала в такт сердцебиению - плохо. Но терпимо, если из груди еще доносятся ритмичные удары. Пальцы пирата двинулись выше, пролезли между губ и ощупали два ряда крепких зубов. На месте. Хорошо! Еще выше - прошлись по носу, проверяя, целы ли хрящи. Целы. Это ж надо! Совсем прекрасно! Одной челюстью отделался, что ли? В одиночку против дюжины?
Да, хорошо, и даже слишком. Так обычно не бывает. Если выступаешь один против целой шайки (а Гектор, как ни старался, не мог вспомнить, чтобы тот самый отчаянно орущий капитан размахивал кулаками или саблей с ним наравне), то жди беды.
Попробовал пошевелиться - руки и ноги слушаются. Только кольнуло что-то в шее: Гектор приложил к ней ладонь и нащупал корку засохшей крови. Случайно содрал ее ногтями - свежая царапина разошлась и опять засаднила, закровоточила. Вот это уже хуже. Видно, в потасовке кто-то достал нож и дотянулся-таки до горла фйельца - повезло, что только кожу зацепили! Гектор знал, кого благодарить за это своё везение; рука опустилась ниже, нашарила в распахнутом вороте рубахи старый защитный амулет и благодарно его сжала.
Откуда-то послышалось невнятное бормотание. Слов не разобрать, но говорили явно здесь же, в этих же стенах.
Кстати... в каких это стенах? где?
Перебирая в уме знакомые лежанки в портовых борделях и забегаловках, Гектор всё никак не мог припомнить, где именно кушетка была вот такой - жесткой, из прогнивших влажных досок, ничем не покрытой, мнущей бока и спину, которые подозрительно саднило и ломило, словно челюстью и порезом на шее не ограничилось. Это же Ладан, вроде? Ну да, вчера Ладан был. А после этого... куда-то, вроде, шли - ветер страшенный, глаза чесались от песка - значит, вернулись на берег и пошли от порта в сторону, только куда...?
Раздумья прервались - сознание перетрудилось, вытягивая из своих недр подробности минувшей ночи, и Берг опять ненадолго провалился в сонное похмельное небытие. Ровно до тех пор, пока где-то рядом не раздался грохот и сдавленная ругань.

А вот теперь и глаза открыть пора.

Разницы никакой не было. Светлее не стало. Лишь после того, как зрение привыкло к кромешному мраку, Гектор заметил, как у стены мечется какая-то несуразная тень. Собака? Человек на четвереньках? Ворчит точно как собака.
- Эй! Там, псина! Слышь! Фьюить! - Хрипло заорал пират, тяжело опираясь рукой о гнилой пол - то, что это никакая не лежанка, он уже сообразил, - и медленно садясь, вытягивая ноги перед собой. В темноте он начал различать кое-какой свет, проникающий из щелей между досками в стенах, да собственные колени, белеющие из-под традиционного клетчатого килта. Гордый сын Алых Гор оказался не в ночлежке, это точно. И уж тем более не в борделе. Темень наводила на мысли о том, что о его комфорте здесь не особо заботятся, а отсутствие качки, скрипа корпуса и такелажа - о том, что он и не на корабле. Где тогда? И откуда здесь псина?
Гектор откашлялся, морщась и потирая ушибленный подбородок, и уже набрал в грудь воздуха, чтобы опять окликнуть тупую животину, замершую где-то в темноте, как вдруг что-то прилетело в стену прямо над его головой. От звука удара Берг пригнулся, заковыристо ругнувшись по-фйельски, и вслепую исхитрился поймать вещицу, которая чуть не загремела по его макушке - на ощупь это оказалось что-то деревянное, окованное кое-где железом... Кружка? Нет. Кусок штурвала? Нн...нет. Дверная ручка?
Берг взялся за нее как подобает, просунув пальцы, и стал подниматься на ноги, опираясь своей находкой о стену. Вот бы так было: где приложил к стене ручку - там и дверь! Но дверь пока не обнаружилась. Тело по-прежнему ломило, пока пират выпрямлялся во весь свой немалый рост, покряхтывая, чертыхаясь и скрипя зубами, но сделать шаг вперед и отлепиться от стены он всё-таки сумел. Было непривычно легко: на бедре не болталась верная сабля, а за поясом не было пистоля, но оставался хотя бы короткий кинжал, засунутый в сапог. Да и окованная металлом деревянная дверная ручка в умелых руках тоже могла стать недурным оружием.
- Псина, где выход? Где дверь? Ключ какой-нибудь? - Пробурчал фйелец, шагая туда, где было посветлее и откуда прилетела дверная ручка. Походя он зацепил ногой пустое ведро, оно загрохотало, и пират чуть не упал, но ухитрился удержаться на подгибающихся ногах и двинуться дальше. Желудок сводило и жгло - привычно после всего рома и грога, влитых в него накануне. Но всё-таки... что там вчера было?
- Воды хоть дай, миска есть? - Бормотал Гектор, бредя вперед до тех пор, пока его выглядывающее из-под килта колено не упёрлось вдруг во что-то мягкое. Квартирмейстер наклонился и озадаченно пощупал длинные мохнатые... не то связка мокрых верёвок, не то шкоты, не то... волосы? - Ну и ну, скотина вшивая. Ты стррранный какой-то, - язык привычно вывел резкую иноязычную "р" и запнулся. После паузы Берг выпустил непонятную вещь, нащупал здесь же какую-то мокрую тряпку и вытер о нее пальцы. Показалось, или на ощупь под тряпкой - чей-то круглый череп? И точно не собачий? - А я вообще где, ты мне скажи?

* старпомом на "Быке" стал с 1443 г.

+2

4

Голоса, я слышу голоса! Промелькнуло в голове Оливейры, пока тот сидел у запертой двери, разглядывая обшарпанные стены сарая. К сожалению, со вчерашнего перепоя и погонь мозги еще не просохли, и очень туго соображали. Осознание, что Риккардо вновь оказался на волоске, пока еще не пришло. Рано или поздно сюда заявятся какие-нибудь туземцы или пираты. Но возникал вполне закономерный вопрос: куда? Может он уже на другом острове, мире, стране, планете… сидит в темном сарае и ждет, пока местные аборигены захотят сделать из него праздничное блюдо. Даа, была история на Новых Землях, но от воспоминаний у Риккардо засосало под ложечкой. Черт, есть захотелось… Встав на четвереньки, Рик пытался взглянуть в щель, которая образовалась от отломанной ручки двери. Были видны похожие очертания, как будто это сарай многокомнатный.
Тем не менее, процесс созерцания был прерван внезапными телодвижениями в углу сарая. Резко обернувшись, Оливейра с прищуром смотрел в ту сторону с желанием выхватить шпагу. Но не успел он до нее дотронуться, как нелепые слова донеслись и потревожили слух пирата. Капитан огляделся вокруг в поисках собаки, о которой так яростно упоминал таинственный незнакомец, но, кроме самого себя и его в помещении обнаружено не было. Риккардо потихоньку начал трезветь, когда странный тип начал к нему приближаться. Настолько привыкший попадать в переделки Риккардо, ни разу не удивился своему заточению. Наоборот, для него это своего рода увеселительное мероприятие.  Однако появление «сокамерника» стало для Оливейры не то сюрпризом, не то подарком судьбы.
Сей гость был, очевидно, пьян и еще не понял благодаря кому с кем он оказался в заточении. «Тело» медленно приближалось к двери и что-то приговаривало на счет собаки. Раз на третий пират наконец понял, что обращаются к нему, скорчив недовольную гримасу. Рику не пришлось по вкусу то, что его приняли за собаку, но развеивать предположения пьяницы не стал. Ведь, если он наконец протрезвеет и вспомнит все, что было вчера вечером… в общем, бежать будет некуда. Рик увернулся от очередных попыток пощупать его за волосы иль еще какие выделяющиеся места.  От миски воды я бы и сам не отказался. Впрочем, как и от ключа.
Оливейра увидел еще одну дверь. Рик так обрадовался новой находке, и ускоренной  шаткой походкой подошел к ней. Нет, ну хотя бы одна дверь должна вести на волю…  Но и тут пират просчитался. Дверь была не заперта, но, по всей видимости плотно закрыта. Сильнее дернув за ручку, Риккардо распахнул деревянную дверь. В общем, есть две новости: хорошая и плохая…  Плохая была слишком противна, чтобы о ней говорить. Проще все узреть самому. Громкое кудахтанье разнеслось по всему сараю. Не ожидая такой наглости, возмущенные куры закричали в один голос, словно их уже вот-вот подадут к столу. Это была хорошая новость, во всяком случае для Рика… Еда!   Тем не менее, пернатые подруги не стали сдаваться слишком быстро. Защитник всея курятника вышел из-за угла и, рассекая воздух, ринулся прямо к Риккардо под ноги, клюнув его в сапог.
Проклятие! — выругался Оливейра, отпрянув от него. Весь курятник переполошился, а несушки сбежали со своих мест и бегали, кто куда. Но главарь куриной банды, он же петух, не унимался. Убегая от петуха, Рику даже пришлось обнажить шпагу, как бы странно не выглядело это представление, — Уйди, пернатый!   — кричал в ответ птице Оливейра и стукнул ему несильно шпагой по клюву.  Казалось бы, победа, но хвостатый заметил еще одну цель для охоты – соседа Рика по несчастью. Глупо хихикнув, капитан наблюдал, как петух резво, расправив крылья, подбегает к нему. Тем временем, остальные птицы нашли хранилище их корма в сарае, что существенно осложняло задачу – загнать куриц обратно в курятник и закрыть чертову дверь. Все, остальные двери пусть открывает он! Если они тут есть.  
Риккардо усиленно пытался загнать всех несушек обратно, но они выбегали снова. Наконец, когда миссия была выполнена, пират захлопнул дверь и с облегчением вздохнул. Однако, увлеченный процессом, совсем позабыл о петухе, который отчаянно старался выклевать пальцы незнакомца через обувь. Но свобода капитана продлилась не долго. Птица, по всей видимости, нашла во внешности Риккардо родственные черты и побежала опять на него, но Рик успел открыть дверь, чтобы загнать наглеца обратно в курятник. Опасность ликвидирована.
Теперь можно заняться и более важной проблемой, такой как, выйти из сарая и вновь не угодить в какую-нибудь передрягу. Итак…  Начал было размышлизмы капитан, пряча шпагу. Оливейра помнил все ровно до того момента, как отключился. Внезапно вспомнив, что он здесь не один, подошел к незнакомцу, лицо которого отдавало зеленоватым оттенком. Может освещение такое, а может и правда такое..хм.
Мисье! Вы случайно не в курсе где мы и как мы тут оказались?   — совершенно невозмутимо спросил пират будничным тоном. Оливейра уже почти протрезвел, но шишка на макушке не давала возможности вспомнить подробности о вчерашнем вечере..

+1

5

По своему собственному мнению, Гектор говорил с неведомой псиной очень даже деликатно и вежливо. Задавал вопросы и терпеливо ждал на них ответа. Которого, как ни странно, не последовало. Вместо этого - только какая-то возня, сопение, а потом звук шагов, притом совершенно точно человеческих, а не собачьих. Вот так топают моряцкие сапоги по настилу на причале; вот так же поскрипывает палуба под чеканным шагом капитана. Пусть кое-где заплетающимся и уходящем не в ту сторону, но, самое главное - уверенным. И качка нипочём. И жестокое похмелье - тоже.
Но Берг даже не успел вслух возмутиться и высказать всё, что он думает об увильнувшем от разговора сокамернике: он повернулся на звук шагов, моргнул, прищурился и вдруг понял, что темнота как будто перестала быть такой густой. По крайней мере, сейчас фйелец совершенно точно сумел различить очертания примечательного силуэта. Вроде бы, мужского силуэта. Чем-то даже знакомого...
- Погоди... Ты как здесь оказался? - Озадаченно выдал Гектор, но ответа опять же не дождался. Заскрипела, поворачиваясь на петлях, какая-то дверь, и из другого конца темного сарая донеслось суматошное кудахтанье, ругань и топанье все тех же сапог. Потом послышался лязг стали, который ни с чем не спутаешь, и квартирмейстер "Дикого быка" сам хватился своей сабли, но ощупал бедро с болтавшимися на нём пустыми ножнами и досадливо заскрежетал зубами. Одно хотя бы прояснилось: он оказался здесь, в темноте, запертый вместе с курами и каким-то лохматым чудаком, не пожелавшим откликаться, когда к нему обращались. Чудаком с саблей! Или со шпагой, или с мечом - что там лязгало у него в руке и ловило отблески редкого бледного света из-за щелястых стен. А значит, с этим чудаком надо быть настороже. И при случае позаимствовать у него оружие.
Не успел Гектор насторожиться, как вдруг громкое кудахтанье раздалось прямо у него из-под ноги: пират поспешно отдернул ее, скривившись, сразу представив, что могло бы остаться от курицы, наступи он прямо на нее. Но это оказалась вовсе не несушка, а воинственный петух, которому хватило наглости со всей дури клюнуть голое колено фйельца, не защищенное поддернутым повыше килтом. Заковыристо ругнувшись, он придержался за стену и попытался с размаху пнуть пернатого вояку, но тот уже сам потерял к нему интерес и куда-то исчез, а вскоре опять заскрипела дверь, и кудахтанье приглушилось, как если бы всю эту куриную братью закрыли в соседнем помещении.
Так оно и было: рядом с одной из стен все еще маячила фигура соратника по несчастью. Взяв курс на него, Гектор упрямо и твердо зашагал навстречу. И тот, оказывается, проделал то же самое, поэтому неизбежная встреча состоялась раньше, чем рассчитывал Берг. Моргнув еще раз, он попытался рассмотреть сокамерника получше. Ради этого даже взял его за плечи и по-хозяйски повернул лицом к тусклому свету, проникающему из-за дверной створки. Почти на голову ниже него, Гектора, но вроде бы не хиляк, да и оружие, опять же, у него где-то есть...  Но тут незнакомец подал голос, и Берг решил отложить его обыск до лучших времен. Вопрос прозвучал безобидно, да фйелец и сам не отказался бы узнать на него ответ. Поэтому принял решение дощупать подозрительного соратника позже. Если он даст на то какой-нибудь веский повод. Пока подозрительности у пирата не убавилось, но любопытство ее одолело. А саблю или шпагу отобрать всегда успеется.
- Старина, мне бы хоть узнать, кто ты такой, для начала. А уж потом все остальное, - отозвался Гектор, против воли расплываясь в кривой ухмылке. Обмениваться любезностями черт пойми с кем было для него в новинку. Опыт не особо волнующий, но забавный. - Оказались мы, вроде... здесь? Это ж Ладан должен быть, правильно? На Абессине, да ведь? Вчера вроде был Ладан. Это помню, - каждое слово отдавалось в чугунно тяжелой голове квартирмейстера, и он поморщился, приложив запястье к переносице невесть зачем, будто это могло помочь. - Второй вечер как на берег сошёл. Был в таверне, там какая-то банда гоняла одного капитанишку. Чудной такой, длинноволосый и... - Гектор прищурился, присматриваясь к незнакомцу повнимательнее. Глаза окончательно привыкли к темноте, и он сумел разглядеть его длинные неряшливые волосы и обведённые тёмным веки, - ...на тебя похожий. Не ты ли вчера улепётывал от дюжины чертей, а? Сдаётся мне, что я из-за тебя тут оказался, - вместо того, чтобы впасть в ярость и разгневаться на виноватого, Берг беззлобно рассмеялся, опять потёр мутную голову и шагнул к ближайшей стене, чтобы потрогать ее и подковырнуть ногтями подгнившую доску. При большом желании можно и разнести этот сарай к чертовой матери, да только где гарантия, что они не окажутся посреди вражеского лагеря? Безоружными на базе какой-нибудь шайки вроде вчерашней?
- Но в упор не пойму, на кой они сюда нас притащили? Ночные разборки так обычно не заканчиваются. Если только им не надо чего от нас. Ну, от тебя, - пират развернулся спиной и подпер стену, складывая руки на широкой груди. - Я тут точно не при чем. Меня, кстати, Гектор зовут. Гектор Берг с "Дикого быка". А ты у нас кто? - Цепкий взгляд квартирмейстера опять прошелся по выступающей из мрака фигуре товарища по передряге. Да, где-то раньше видеть его приходилось, и даже не один раз. Только вот имечко удалого молодца вылетело из головы. Может, оно-то всё и прояснит? - И может, расскажешь, что с тебя вчера спрашивали? Или мне самому придётся твои карманы обшарить? Может, ключик как раз там завалялся? - Голос горца звучал невозмутимо, но даже сильный фйельский акцент не отвлекал от главного: шутить говорящий явно не намерен.

+1

6

Пьянки, гулянки - все это, конечно, хорошо, но только тогда, когда на утро не возникает необходимость искать выход из поганой ситуации. Причем во всех смыслах этого слова. Незнакомец еще не предполагал, куда встрял он по вине Оливейры, который уже окончательно протрезвел. И мог мыслить здраво и трезво, насколько позволяет ему мозговая деятельность. Впрочем, сам Рик тоже пока еще не предполагал, куда на этот раз загнала его судьба. Судя по виду, этот человек не представлял никакой существенной опасности, учитывая, что он едва на ногах держался. Дурная улыбка вызвала у Рика гримасу недоумения, чему тут улыбаться. Мы в ловушке, идиот! Но Оливейра посчитал необходимым сдержать данное утверждение, дабы не накалять обстановку в сарае. В противном случае, мы рискуем упростить задачу местным аборигенам, которые заперли двух пиратов в этом чертовом сарае.
Он перечислял какие-то непонятные города, которые Риккардо вроде бы знакомы, но он искренне не помнил или даже не знал, где они сейчас находятся. Рик помнил только то, как удирал от разъяренных пиратов, и данный факт капитан предпочел не произносить вслух. Жизнь пирата полна неожиданностей, причем многие из них приобретали не самый приятный цвет. Речь незнакомца выстаивалась в логическую цепочку, и Оливейре казалось, что этот тип уже почти докопался до правды. Но самое смешное, что дюжина чертей, это последнее, что помнил капитан славной «Императрицы». А еще то, что его корабль сейчас где-то бороздит моря с полным трюмом всевозможных богатств и других полезностей. И даже вкусностей. Его поражала дедукция компаньона по несчастью, однако, Оливейра не из тех, кто вот так запросто сдастся. Хотя нынешнее положение пирата утверждало обратное. Только кто ему запретит думать иначе?
Риккардо молча дослушал речь Гектора, так представился пьянчуга. А вот незнание его собственного имени слегка оскорбило Оливейру, он скорчил обиженную гримасу. На Тиле можно пересчитать по пальцам одной руки количество людей, которые не знают имя и наглую харю капитана «Императрицы». Ходят слухи, что даже в королевском обществе снуют байки о нерадивом адмирале. Во всяком случае, так разглагольствует сам Риккардо. И то, что его рассказы всего-навсего выдумки и сказки, его совершенно не волнует. Тем не менее, некоторые, кому еще не выпало счастье выпить чарку рома с капитаном «Императрицы», могут и поверить.
Рано или поздно Берг узнает правду, и Рику придется намного хуже. Так, что у него есть шанс сгладить углы в этом сумасшествии.  «Дикий Бык»? Да, слыхал о таком… Объявлять войну вражескому борту в четырех стенах крайне не хотелось. Кроме того, всегда можно прийти к консенсусу. Уже не незнакомец явно недоволен тем, что его заперли, да еще и по вине какого-никакого, но все-таки капитана. Осмотрев лишний раз помещение, Оливейра выдохнул и решил брать ситуацию в свои руки.
Мое имя слишком известное, чтобы его произносить… и.. не стоит делать поспешных выводов, - Рик задумался, перебирая словечки, складывая их в предложения, чтобы они в то же время, не сильно отличались от действительности,  — Да, мне вчера «посчастливилось» встретиться с некоторыми оборванцами, которые гоняли меня по всему острову. И я им обязательно отомщу. Однако дальнейшие происшествия, а также то, как мы оказались в этом…кхм… месте, — Оливейра обвел взглядом пресловутый сарай, — еще пока не вернулись в мою голову. Но! — он воодушевленно поднял палец вверх, как будто его что-то осенило, — Обязательно вернется, как только ты, друг-сокамерник, напомнишь, где же началась заворуха, — как же не повезло Бергу. Это понимал даже Рик, который снова подошел к двери, от которой оторвал ручку. Заглянув в щель, он пытался разглядеть, есть ли в той стороне выход. Отвлекшись от процесса, он обернулся, разводя руками, — Зовут меня Риккардо Оливейра, очень надеюсь, что тебе известно, кто я  такой и мне не придется долго и нудно об этом рассказывать. А карманы… — он вывернул свои карманы наизнанку, — хотел бы и я тут что-нибудь найти похожее на ключ,  — с усмешкой произнес Рик, — А то, что с меня спрашивали уже давно гребет на моем корабле к горизонту. Вот только где… — Оливейра не оставлял надежд, что его команда все же найдет своего славного капитана. И вытащит отсюда. Пусть эти трюмные крысы не столь умны, но смекалки и преданности им не занимать. С таким-то капитаном, — Но я очень сомневаюсь, что им удалось нас увезти далеко от Тиля. Прошло не так много времени. Сколько сейчас? Два? Три часа дня? — практически на полном серьезе спросил капитан. Дело в том, что это совершенно обычное время, в которое просыпался Оливейра после бурных пьянок или в любое другое свободное от битв и грабежей время. И пока, Его Капитаншество почивало в своей каюте, надзор за кораблем оставался на старпоме. Как говорил сам Оливейра, будить только в случае войны или покушать.

+1

7

Когда каждое движение отдаётся пульсацией в висках и во всем отяжелевшем черепе, тело начинает жить своей жизнью. Точнее, отказывается принимать в этой самой жизни хоть какое-то участие. Поэтому Гектор прислонил себя к стене сарая, да так и стоял, сложив руки на широкой груди, хотя его взгляд неотрывно следил за перемещениями соратника по передряге. Внимательно следил, не мигая и ни на миг не выпуская пирата из виду - благо, глаза успели привыкнуть к темноте.
Что-то в этой ситуации Гектору решительно не нравилось. И чем дальше - тем больше.
Или он просто трезвел.
Чудной сокамерник унывать не собирался, болтал бодро и даже карманы на всякий случай вывернул на глазах у Берга, мол, никаких между нами нет секретов, раз теперь мы с тобой чуть ли не братьями здесь стали, в этих самых стенах. Потому что если выбираться отсюда, то вместе! Хотя...
Фйелец все-таки пошевелил головой - уронил ее к левому плечу. Если он правда угодил сюда из-за вот этого капитанишки, то не проще ли будет с потрохами сдать его злопыхателям, а самому благополучно слиться и забыть о неудачном приключении? Всякое бывает. Всего-то повалялся в запертом сарае полсуток, с кем не случается? Хуже, когда капитан наподобие этого (тут Берг положился на волю фантазии, потому что на самом деле понятия не имел, насколько хорош был сокамерник в капитанстве) ведёт корабль в море, а потом бесславно возвращает его в тот же порт, чтобы высадить на берег оголодавшую и обозлённую команду, не встретившую ни одного торгового судна и только впустую промотавшую провиант и пресную воду. Вот это да - неудачное приключение. Или если закончишь свои похождения в порту, в сточной канаве с ножом под рёбрами. Тоже так себе расклад. А тут - ерунда какая-то. Плюнуть и растереть.
Поэтому и выбираться надо поскорее.
- Ну, я - могила! Никому не расскажу, какую важную птицу сюда занесло, ты не волнуйся. Это ты, кстати, кудахтал? А то я недавно что-то такое здесь слышал, - невозмутимо нахамил Гектор, небрежно оглядывая пирата снизу вверх. Тот уступал ему в росте, поэтому такому взгляду даже не надо было искать оправдания. Уж какая тут субординация, когда капитан - чего он, кстати, капитан? - ниже тебя на добрую голову. - Я тебе так скажу: мы вчера с одними и теми же оборванцами встретились. Случилось это в "Старом рыбаке", таверна такая. Вспоминаешь? - Захотелось для верности подойти к пирату и щелкнуть его по темечку, чтобы вернулась память о вчерашнем, но Берг поленился и расплёл руки всего лишь для того, чтобы почесать заросший густой щетиной подбородок. - Я вроде вспоминаю, когда вслух начинаю проговаривать...
Тут Гектору пришлось осечься на полуслове. Незнакомец перестал увиливать и наконец-то назвал своё имя. Квартирмейстер с "Дикого быка" сперва моргнул, потом расплылся в широкой ухмылке, а потом и вовсе раскатисто хохотнул, прищурившись на капитана Оливейру. Да, имечко и правда знаменитое!
- Рассказывать, кто ты такой, не надо - это точно! А еще вот что я знаю: раз ты в дело замешан, то шансы выбраться вырастают, так? Ты ж, вроде, только из кракеновой задницы еще не выбирался? Вот и погляжу на твои таланты в деле! - Разные байки ходят на Тиле о Риккардо Оливейре, и самая известная - о том, как этот скользкий тип обвёл вокруг пальца самого Тадеуша Мадейру, а потом еще и место в баронском совете получил невесть каким способом. Понаблюдать, как этот пройдоха творит чудеса, Гектор был вовсе не прочь. И даже был готов силой заставить капитана привести их к чудесному спасению.
Чем черт не шутит? А вдруг удача правда за него?
- Окстись, Риккардо, мы давно уж не на Тиле, - Берг усмехнулся и оглянулся на стену сарая. Прищурился и приник глазом к щели, но ничего нового не увидел. - Сказал же: вчера были в Ладане. Порт такой. На Абессине. Это такой остров. Точно говорю, сам командовал курс на него держать, - да, совсем недавно Гектор уверенно попирал ногами палубу своего фрегата - двух дней еще не прошло. Его зычный голос перекрывал скрип снастей и стоны корабельного корпуса, рокот волн и даже песню ветра в парусах, раздавая указания команде из восьми десятков крепких морских головорезов - "быков", как они с капитаном сами прозвали их и себя. А что теперь-то? Где он и кто?
Да какая разница! Голос и тут можно подать!
- Ну, знаешь, как говорят: на нет и суда нет. Раз расстался ты с этой вещицей, то и держать нас здесь без надобности. Так ведь? Вот. Об этом мы и скажем. Ты сам скажешь, когда к тебе придут. Готов? А я готов, - Гектор ухмыльнулся и отлепился от стены, а потом выпрямился во весь рост и с чувством потянулся, расправляя плечи. Бестолковой болтовни с него хватило, пора действовать. Бежать, как крыса из затопленного трюма - не в его принципах. Надо подставлять грудь, а не спину.
Поэтому фйелец набрал в лёгкие побольше воздуха, развернулся лицом к двери и со всей силы заколотил по хлипкой створке кулаками, громко заорав:
- Эй, заррраза, выпускай! Пить хочу!
Напоследок он отступил на шаг и от души приложил дверь подошвой сапога, подкованной металлом. Створка дрогнула, но выдержала, чем порядком удивила. Как будто не для скотины сарай строили, а как раз для таких случаев, как этот. Надежней подземелья или какой-нибудь темницы с решетками на окнах.
- Кстати! Как это корабль ушел из порта без капитана, а? Это что ж за капитан такой, что его можно бросить на берегу одного? Вот теперь рассказывай, пока хозяев ждём, - Гектор широко ухмыльнулся, еще раз пнул дверь и развернулся к Оливейре. Заодно прищурился и попытался рассмотреть в полумраке его лицо: рад скорой встрече с теми, кто его пленил? Чутьё подсказывало Бергу, что не особо. А слух подсказал другое: где-то со скрипом отворилась дверь, и за створкой послышались торопливые тяжелые шаги.

+1

8

Рик пропустил мимо ушей замечание о кудахтанье, хотя стоило бы разок дать, чтоб неповадно было. Собрат по несчастью стал произносить знакомые слова и места, которые Оливейра отчасти знал, но с трудом припоминал, что было вчера. То, что они оба уже не на Тиле, знатно удивило пирата, так как это значительно усложняло дело, хотя и слабо верилось в такую чепуху. Но есть ли смысл врать этому чудаку? Вряд ли. Поэтому Рик предпочел поверить наслово. Возможно,  через какое-то время память к нему вернется, что может случиться совершенно внезапно. Стоит стукнуть его по голове пару раз? Такое ведь уже бывало… не один раз.
Оливейра даже возгордился, когда услышал, что Берг слышал о таком чудаке, как Рик. Ему было глубоко наплевать на то, что он о нем думает и какой он нехороший капитан, и то, что он наслышан о талантах Оливейры выбираться из самых труднодоступных мест. И похоже на то, что Берг решил возложить миссию по спасению на плечи Риккардо. Он знал, что рано или поздно он удерет отсюда, а вот возьмет ли он с собой Берга – вопрос крайне занятный. Не то, чтобы Риккардо не хотелось совершить столь героический подвиг, как вытащить незнакомого человека из беды, просто он не привык раскрывать все свои замашки, а в данном контексте, очевидно, придется. Гектор и так тут всего понасмотрелся, что за один случай с курятником от него стоит избавиться. Рик так и видит, как на улицах на него тычут пальцем и кричат «Эй, смотрите, Укротитель Цыпочек!». Хотя звучит весьма-весьма.
Он вздрогнул, когда Гектор столь отчаянно закричал и хихикнул, так как последнюю воду, которая была в этом помещении разлил Рик. Может ее как раз для этих целей и оставили, чтобы пьянчугам было чем запить «привкус» похмелюги с утра. Хмыкнув на замечание о корабле, Оливейра прислушался к звукам за дверью.
— Знаешь, нет лучше команды, на которую можно доверить корабль. Мой старший помощник почти как брат мне, и я больше чем уверен, что они уже ищут меня и вот-вот прибудут в порт… ну где мы там, — если они уже не прибыли. Будет забавно, если команда тоже окажется в этом сарае, хотя, это пожалуй будет большим плюсом, — А твои знают где ты? Как думаешь, они тебя ищут? — поинтересовался Риккардо, машинально держась за рукоять шпаги, так как шорох за стенами «камеры» усиливался. Черт его знает сколько их всего. Может он тут вообще один охраняет двух придурков, — Не переживай, я скажу им все, что о них думаю. Но не обещаю, что результат будет столь впечатляющим, — Рик почти никогда не планировал свои действия, он полагался на волю случая и собственную смекалку, которая уже не раз его выручала. Рик вновь осмотрел помещение, затем перевел взгляд на сокамерника, — Кстати… Раз ты без оружия, советую найти здесь какую-нибудь корягу, — он махнул рукой на какую-то доску ближе к дальнему углу сарая, —  Или закидаешь яйцами? — с усмешкой заметил Оливейра. Прислушавшись к шороху, который становился все ближе, Риккардо с удивлением смотрел на то, как потемнел свет в щельях между досок сарая. Значит кто-то подошел к двери, готовый напороться на неприятности.
— Коль ты доверил мне столь важную миссию, как спасение наших «искательниц приключений», помогай! Иначе не возьму тебя с собой, — Рик сам не знал что делает, он просто руководствовался тем, что подсказывает ему интуиция. Подняв с пола пустое ведро, которое упало ему на голову, Оливейра встал за дверью таким образом, чтобы при открытии она закрыла его. Ведро поставил на пол к верху дном и сам встал на него. Нет, не так… Слез с ведра и найдя в сарае несколько досок, он соорудил себе подставку и встал на нее. Надеясь, что сия конструкция не развалится под весом пирата, доски-то старые. Тем не менее, когда дверь распахнулась, Риккардо со всей дури надел ведро на голову вошедшему. Однако тип не ожидал такой наглости от пленников, и то ли от возмущения, то ли от удара бухнулся на пол. Рик поспешно закрыл за ним дверь, так как черт его знает что будет, когда остальные узнают о том, что пленники затеяли побег. Линять нужно по-тихому, хотя Оливейра сильно сомневался, что это получится.
— Похоже парень не местного разлива, — пробормотал капитан, убирая ведро ногой, — Ты его знаешь? — с этими словами Рик стал обыскивать несчастного. Ключи уже не понадобятся, а вот какие-нибудь вещички очень кстати, — О, шпага! Держи, — пират протянул ее Бергу, — И надо поскорее валить отсюда, пока остальные его не хватились!

+1

9

Обычно вместе с трезвостью наваливались мрачность и злоба, и все втроём они трепали твою душу до тех пор, пока ты не вытряхнешь чью-нибудь ещё из бренного тела и тем самым слегка отвлечешься. Но сокамерник Гектора в этот раз был полезнее живым, чем избитым до беспамятства, да и причин расправляться с ним не было. Мало того, что забавный и болтливый, так ещё и заклятый враг старины Мадейры! Вот уж точно, только Марис ведает, в какой шторм закрутит судьба и с кем придётся грести в одной лодке.
- С таким-то преданным старпомом тебе опасаться нечего, ясное дело, - Берг собирался произнести это тоном серьезным и рассудительным, мол - "конечно, о чем тут говорить", - но сам услышал, как прозвучал его голос: насмешливо, даже с издёвкой. Встречаться с Оливейрой раньше ему не доводилось, по крайней мере, не так вот - лицом к лицу. Может, пересекались как-то в таверне в Рейне... Ну а может и нет. Не суть. Слава лихого барона неслась впереди него, сбивая пятки в кровь, и Гектор примерно представлял правду, которая скрывается за уверенным бахвальством пирата. - Мой капитан тоже меня не бросит. Якорь не поднимет и швартовы не отдаст, пока меня на борту не будет, это точно, - если сам Берг мог назвать кого-то своим "братом", то только капитана Моргана, с которым ходил под парусом уже не первый год. После мытарств по разным кораблям и командам лишь на борту "Дикого быка" он нашел своё место и планировал задержаться на нем ровно столько, сколько в груди бьется сердце, а руку холодит сталь. Сталь! Гектор с досадой покосился на шпагу на поясе у Риккардо. Кто бы ни были эти похитители, они их шансы уравнять хотели, что ли? Тот, что поменьше - со шпагой, тот, что повыше - и голыми руками справится? Отгоняя от себя посторонние мысли, фйелец мотнул всклокоченной головой. - Но мы в порт только вчера пришли. Или когда там, - квартирмейстер остервенело потёр запястьем гудящий лоб. - Короче, никто меня не хватится ещё дня три. Поход был тяжкий, жуткий, под конец все взвыли. Ушли на берег и с концами, раньше, чем через три дня, никто на глаза не покажется. Мало ли: может, я в таверне пьяный валяюсь? Или под шлюхиной юбкой? Имею право, - Гектор философски развёл руками. Ждать спасения от команды и правда не приходилось. Особенно если вспомнить, что Тобиас и Тадеуш давненько проворачивают общие делишки, и чтобы Волкодав стал выручать заклятого врага своего покровителя? Да скорее кракен приползет с глубины в этот курятник и их освободит.
Совет вооружиться - всегда дельный совет. Гектор с видом самым невозмутимым согнулся, запустил руку в сапог, достал оттуда свой кинжал, а потом поразмыслил и подобрал с пола обитую железом деревянную дверную ручку. Взвесил ее на левой ладони, просунул пальцы и для пробы сделал пару резких выпадов, орудуя ручкой как цестусом, которым дерутся на балморийских стадионах и аренах. Сойдёт. Раскрошить челюсть можно и такой дрянью, как дверная ручка, если знать, как действовать.
Берг ненадолго примолк и отступил, наблюдая за приготовлениями хитроумного барона. Когда тот лихо нахлобучил ведро на голову незадачливому охраннику, Гектор широко заухмылялся и не заставил себя ждать: сунул кинжал за пояс, подошел и поверженному и без колебаний принял от Риккардо шпагу.
- А кто тут местного разлива? - На Тиле вопрос резонный. Через открытую дверь проникло чуть больше света, и теперь во всех подробностях можно было разглядеть, как Гектор прилаживает шпагу к широкому ремню, перехватывающему на поясе его клетчатый фйельский килт. - Тут все и отовсюду. Этот будто с Балморы, - под ведром обнаружилось смуглое лицо и черные курчавые волосы. Берг прищурился. - Но я такого точно не знаю. Значит, по твою душу, - сомнений не было и раньше, но это замечание могло лишний раз припугнуть вертлявого адмирала. И не лишним будет, а то еще зазнается. Ловкач.
Риккардо обшарил охранника на глазах у квартирмейстера, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как толкнуть ушлого сокамерника в плечо и перешагнуть через распростертое на пороге тело. Он старался идти тихо, но доски под сапогами ходили ходуном - там, где они всё-таки были, прикрывая грязный земляной пол. Где-то опять попались куры, встретилась храпящая свинья, и постепенно начинало светлеть - приближался выход на улицу. Через щели прорывались сквозняки, и хотелось быстрее выбраться на свежий воздух, чтобы вдохнуть морской бриз полной грудью и уже не пригибаться, чтобы не расшибить голову о низкие притолоки и проёмы. По скрипам и шорохам Берг улавливал, что капитан идёт следом. Он заставлял себя смотреть только вперед, но спина фйельца непроизвольно напрягалась, ощущая позади соратника по передряге. Уж очень расплывчатые у него намерения, и они всегда такими были, сколько Гектор о нём слышал.
Косые створки ворот были распахнуты настежь. Повод остановиться на границе густой тени и бледного света, чтобы прищуриться и как следует напрячься, разглядывая обстановку впереди. Шагах в десяти от сарая расположились восемь душ пиратов, среди них двое таких же смуглых и курчавых, как тот, с ведром на голове. Остальные - обычные тильские оборванцы, грязные, шумные, но относительно трезвые. Так казалось на расстоянии. Рядом переминалась тощая лошадёнка, запряженная в телегу с сеном. Задний борт откинут: кто-то сидел на ней, свесив ноги, а другие - вокруг костра.
Гектор тихо отшатнулся и наступил на ногу подкравшемуся сзади Оливейре. Это его не смутило.
- Восемь и телега с лошадью, - щедро овеяв лицо Риккардо духом вчерашнего рома, шепотом поведал Берг. - Шестерых еще можно, но восемь, - он бесшумно обнажил чужую шпагу, сжал пальцами эфес и мотнул головой. Его взгляд блуждал по стене напротив и в последний момент зацепился за железные скобы, вделанные прямо в стену - при желании можно привязать скотину, можно пленника, а можно вскарабкаться на чердак, где полно сена. Только толку от этого?
- Есть мысль, - Берг указал на ступени острием шпаги. - Ты - а мы тут из-за тебя - идёшь и возвращаешь им то, что должен, а я спокойно прыгаю с крыши с другой стороны и ухожу по своим делам. Мне им предложить нечего, - пират ухмыльнулся и вскинул подбородок, отбрасывая упавшие на глаза волосы. - Готов?

+1

10

Чуть что, сразу по мою душу! Хотел было возмутиться Риккардо, но промолчав, ринулся вслед за Гектором. На самом деле, у Оливейры гораздо больше шансов встретить здесь знакомые морды лица, нежели у кого другого. Причем, по вине того же капитана «Императрицы» Берг вновь пострадает, и на этот раз куда серьезнее. Рик шагал вслед за новоиспеченным другом по несчастью, надеясь, что он знает куда ведет. Наступая не то в куриный помет, не то в стог сена или опилки, Риккардо бормотал себе под нос всякие ругательства. Дабы не разбудить местную живность, пират старался перешагивать через скрипучие доски и не сильно лязгать шпагой о подворачивающиеся на пути предметы: ящики, балки, стены… двери.
Наконец показался свет в конце этого пресловутого сарая, стены которого уже, порядком, приелись Оливейре. Еще немного и он стал бы ощущать себя здесь как дома.  Выглянув из-за спины Гектора, он оценил остановку быстрым взглядом, хотя это мало помогло, чтобы сгенерировать дальнейший план действий. Берг наверняка в курсе, что никаких планов Оливейра никогда не составлял, так как в большинстве случаев они заканчивались полным провалам. Чего нельзя сказать о том, когда Рик соображает прямо на ходу. Ну, такой полет души у человека, живущим по своим собственным законам.
— Мысли у тебя всегда какие-то поганые, — огрызнулся Оливейра, выдав ответное амбрэ, от которого даже куры бы опьянели. К сожалению, на врагов это вряд ли подействует. Его не страшил тот факт, что его соучастник может не оценить способностей Риккардо, а волновало в первую очередь то, что на этой телеге с лошадью море не пересечь, а никаких кораблей в поле зрения не наблюдалось. Досадно…
Тем временем, Рик огляделся по сторонам, где-то в углу дрыхла свинья, очевидно, только что позавтракала, пообедала и поужинала сразу, раз даже два оборванца не могут ее разбудить. Он сложил шпагу, ища в последнем помещении сарая подручные предметы.
— Вот только предложить мне им нечего, кроме кренделей, которые придется навешать за хищение столь важной персоны, — одно из двух: либо корабль с вещицей уплыл, либо она все ее здесь, а из пленников хотели сделать ужин для скота. Подобрав момент, когда двое удалились, по-видимому, в таверну или иное заведение, а другие обсуждали что-то очень смешное, раз гогот слышен был в этом сарае, Рик решается на отчаянный шаг, как выйти на свет. Остановившись на пол шаге, Оливейра натянул треуголку почти что на нос, как будто это как-то поможет скрыть его лицо, и обернулся.
— А ты можешь ступать по своим делам, я не задерживаю, — съязвил Оливейра, жестом указывая на выход из сарая, мол, чеши куда хочешь, — За себя я постоять смогу, не сомневайся, — так или иначе, им двоим придется как-то выйти отсюда и не привлечь излишнего внимание. Знать бы еще, кто из них еще осведомлен о пленниках… И что самое ужасное в этой ситуации, будь эта вещь в руках у Риккардо, добровольно он бы ее не отдал, даже, если бы его сокамернику угрожала смерть. Но ее просто нет, поэтому ничего не оставалось, как соображать на ходу. Взгляд пирата пал на повозку, где все еще сидел какой-то тип, а животина мирно жевала сено, видимо, перед трудовым днем. Он выглянул из-за сарая, сделав шаг в правую сторону, он увидел несколько домов, снующих людей, занимающихся повседневными делами. Такое ощущение, что никто даже и не знал, что здесь, в сарае сидят два оборванца, которые вот-вот наведут столько шуму.
Цель общего мероприятия была добраться до местного порта, чтобы умыкнуть мелкую лодку и уплыть в неизвестном направлении. Это вам не Новые Земли, где Риккардо с легкостью бы слился с местным населением, даже не шибко утруждаясь. На этом острове капитан был от силы пару раз, и то, включая этот…
Он оглянулся, чтобы посмотреть чем занят Берг: идет следом или будет ждать, пока сокамерник вернется с новостями. Вообще, на месте квартирмейстера, Риккардо сам себе бы не доверял, так как неизвестно что придет к нему в голову в тот или иной момент. Или же Гектор, пользуясь случаем, и тем, что Оливейра на себя отвлечет всех головорезов, просто сбежит восвояси.
Стараясь не подавать виду, что на этом острове человек он совершенно чужой, Рик искоса наблюдал за чёртами, которые терлись напротив сарая. По закону жанра, беглый пират был замечен парой оборванцев, решившие выяснить, кто он такой и что здесь забыл.
— Хм, ребят, не подскажите как пройти в порт, меня там ждут, а я у вас тут такие закоулки, ничего не понять, — весело поинтересовался Риккардо. Он старался быть вежливым и убедительным, но кто-то со стороны сарая крикнул «Держите вора!», и пират машинально схватился за эфес шпаги, готовый выхватить ее в любой момент. Рты двух недругов искривились в недоброй ухмылке, а Оливейра бросился наутек, да опять перепутал куда бежать. Даже не выхватывая шпаги, он бежал прямиком на повозку с лошадью, откуда уже спрыгнул один из аборигенов, чтобы помочь своим друзьям схватить беглеца. Но не рассчитав скорости, и по инерции, Рик не успел затормозить, впечатавшись лбом прямо в повозку. Вокруг раздался гогот уже четверых местных жителей, уже намеревавшихся праздновать победу, но Оливейру так просто не возьмешь.
Благо, обошлось без потери сознания, и пират быстро встал на карачки, заполз под повозку, и шпагой ткнул в ногу одного из врагов. Не ожидая такой наглости, мужчина отскочил назад, а Риккардо вылез на противоположную сторону.  Но и тут его подстерегала засада. Повозку вместе с Оливейрой окружили чудаки с острова, и ему ничего не оставалось, как прыгнуть в телегу и взявшись за вожжи, приказать коню протяжное «Ннооо!».
Учитывая абсолютное отсутствие опыта в подобном деле, Рику едва ли удавалось справляться с конем, который побежал маленьким улочкам, сворачивая везде, где видит поворот. Таким образом, по улицам города красовалась впечатляющая картина: бегущий конь с небольшой телегой сзади, в телеге Риккардо Оливейра, кое-как наловчившийся управлять конем, а вслед за тележкой кучка придурков, желающих поймать беглого пирата. Вокруг люди врассыпную, открывая дорогу телеге. Да, в этом городе этого человека запомнят надолго.
Ошалелый конь гонял вокруг одного квартала, а когда они в очередной раз проезжали мимо тюремного сарая, Риккардо пытался рассмотреть своего сокамерника, чуть притормозив, пока черти были далеко.
— Ты остаешься или едешь?! — крикнул Оливейра, сам не ведая что творит. Но каким-то образом надо попасть в порт или хотя бы до моря, дабы вплавь угрести отсюда. Он очень надеялся, что говоря это темной фигуре в стороне, не ошибся в том, КОМУ он это сказал.

Отредактировано Riccardo Oliveira (2018-06-01 20:54:08)

+1

11

Предлагая капитану Оливейре свой вариант развития событий, Гектор откровенно ухмылялся ему в лицо. И уж конечно не думал, что соратник по несчастью примет его слова как план действия. Но здесь Риккардо опять удалось удивить Берга, и он только ошарашенно моргнул, следя взглядом за бароном. Тот обогнул его и как ни в чем не бывало отправился прямиком на выход из сарая. Даже шпагу не выхватил! И ухом не повёл. Огрызнулся только напоследок, но Гектор будто не расслышал: мысли о собственном отступлении и спасении отошли на второй план. Больше всего ему сейчас хотелось узнать, что именно задумал чудак. И не просто узнать, а увидеть своими глазами. Мало ли - вдруг правду говорят о его талантах и нечеловеческой ловкости? Тогда и внукам не стыдно будет рассказать, с каким славным ублюдком ему пришлось однажды влипнуть в передрягу. Благо, отпрысков у Гектора уже было немало - пошарь только в ближайшем порту, и сразу обнаружишь пару-тройку Бергов-младших. То есть, никто из них, конечно, не знал, что они Берги. Ну а вообще, не важно это. К делу.
Последние следы похмелья покинули горца, и он весь обратился в слух. Да ладно? Прямо так вот и спросил? Гектор явственно мог представить, как какой-нибудь просоленный матрос травит эту байку в таверне, а он сам, квартирмейстер Моргана, недоверчиво скалится и щурится, а потом и вовсе даёт кулаком в нос вруну, чтобы тот не сочинял. Но сейчас события байки разворачивались прямо перед носом у него самого, и обвинять во вранье тут было некого. Разве что самого Риккардо - и то, не во вранье, а в безрассудстве.
- Да ты... куда... Тьфу ты чёрт, сейчас прирежут же, - Берг с досадой сплюнул себе под ноги, не отрывая взгляда от Оливейры. Охранники и местные насторожились: всякий сброд заносит на Тиль, но эдакого чуда они ещё не видели. Судя по походке, пирата неслабо штормило от вчерашней выпивки - или он всегда так ходил, заплетаясь в ногах, шаркая сапогами о землю и покачиваясь, как фок-мачта на встречном курсе? Как бы там ни было, Риккардо вдруг ускорился. Что-то пошло не так. Ага, ну, кто бы сомневался! В этот момент Гектор сообразил, что остальную часть спасения придётся брать на себя. Или по крайней мере, разделить эту почётную миссию с прохвостом Оливейрой.
Трофейная шпага так и не появилась из ножен - пока была не нужна. Отступив от порога, Берг скрылся в глубине сарая, в одной из пустых стаек вырыл из сена погнутое ведро, потом еще одно и достал оба. Ногой пошевелил свалявшееся подгнившее сено - не отыщется ли ещё сокровищ? Но довольствоваться решил тем, что есть, и, выйдя обратно к дверям, жахнул оба ведра об стену с оглушительным грохотом. А сам отскочил и прижался спиной к стене, следя за происходящим в щель в двери сарая. От общей кучи-малы отделились трое охранников - они ринулись на грохот, оставив Риккардо на растерзание части шайки и местным, а может, и кляче, которая беспокойно переминалась с копыта на копыто и запросто могла затоптать незадачливого удальца, который ползал под телегой и совал шпагу везде, куда тянулась рука. Но тот будто справлялся с ситуацией - в следующий раз Гектор застал его уже взгромоздившимся на телегу. Вожжи он держал в руках с таким видом, будто даже не знал, с какой стороны за них тянуть, и Гектор решил задержать троицу подольше. Когда первый из головорезов перескочил порог сарая, то успел увидеть, как берговский сапог исчезает на чердаке. Все трое без промедления полезли следом за ним по вбитым в стену скобам, отчаянно ругаясь и тыча подошвами друг другу в морды.
Вскарабкавшись по стене, фйелец огляделся: сено тут было помягче и явно посвежее, чем внизу. Среди соломы он приметил невесть как попавшую сюда курицу и отчего-то вконец развеселился от этой встречи. Расхохотавшись от души, он резко развернулся, и через миг заскрежетали, скрестившись, клинки. Шпага, взятая у оглушенного балморийца, была плохонькой и хилой, так и норовила прогнуться, но в умелых руках обратилась в сокрушительное оружие. Недаром он сам, Гектор Берг, водил абордажную банду "Дикого быка" в атаку! Первому рывок стального лезвия вспорол бок, второму рассек бедро, и оба рухнули как подкошенные, пытаясь зажать раны ладонями, хрипя и тараща глаза. С третьим ещё проще: едва его голова показалась над полом, Берг тюкнул его в висок навершием на рукояти шпаги, тот закатил глаза, свалился вниз и больше не пошевелился.
Раззадоренного дракой пирата унять не так-то просто: он встряхнулся, сверкнул глазами, зачем-то ухватил несчастную курицу за тощее горло и высунулся в распахнутые ставни второго этажа сарая. Вовремя! Оливейра кое-как справился с телегой и как раз проносился мимо, истошно что-то вопя, но что конкретно - Гектор не расслышал из-за громкого куриного кудахтанья. Посчитав крики Риккардо за приглашение, он хмыкнул, размахнулся и метко швырнул курицей в телегу, а следом примерился и прыгнул сам. Старые доски затрещали, но повозка каким-то чудом выдержала, и довольный собой квартирмейстер устроился рядом с Риккардо. Отобрал у него вожжи и пихнул вместо них хлопающую крыльями курицу. Обращаться с лошадьми для него всегда было сущим удовольствием.
- А верно говорят, ты на самом деле мастер, выкручиваться, - пришлось признать, не попрёшь же против того, что видел своими глазами? Берг ухмыльнулся и подстегнул лошадь вожжами: та почувствовала уверенного возницу и припустила еще резвее. - Ты знаешь, я ж из рода коневодов. Отец мой разводит флеров, фйельских коней, - чтобы поделиться этим важным откровением, пришлось отвернуться и прокричать куда-то себе за плечо, где Оливейра сражался с курицей. - Э, смотри, ей шею не сверни! Она нам пригодится!
Толпа постепенно отставала, а новые селяне опасались попадаться на пути у телеги или преследовать ее - так лихо она катила по улицам, разбрызгивая грязь. Гектор ориентировался в Ладане из рук вон плохо, но зато умело правил повозкой и поворачивал туда, куда по улицам стекалась толпа - как воды грязной речушки, текла она, конечно, к морю, в порт.
Когда за ближайшими доками показались высокие мачты кораблей, Гектор натянул поводья, и лошадь постепенно перешла на шаг. Бока ее были в мыле, но в остальном она ничем не отличалась от усталых кляч, тащивших свой груз к пристани, и здесь пока никто не приметил беглецов. Фйелец огляделся и нахмурился.
- Нет, я же правильно помню, что мы вчера сюда причаливали? Или... Марис меня забери, где эти черти? - Наметанный глаз квартирмейстера узнает мачты своего корабля среди леса других, но сейчас зацепиться было не за что. С другой стороны, осадка у фрегата куда больше, чем у тех бригов и шлюпов, что покачивались у причалов. Надо было всмотреться в те суда, что бросили якорь на глубине, но отсюда их было не разглядеть.
- А твой корабль где, капитан? Приметил своих? Смотри, как бы нам правда не пришлось воровать вельбот, садить в него курицу, чтобы было свежее мясо под рукой, и отправляться с острова на вёслах, - полушутливо заявил Гектор, обернувшись к Риккардо, вот только смутные сомнения его не оставляли, а воспоминания о взятом курсе с каждой секундой теряли свою четкость.

+1

12

На то он и Оливейра, чтобы найти выход из любой ситуации. Но более всего интересно то, как он умудрялся находить туда вход. Пока Рик приближался к Бергу, заметил еще нескольких головорезов, глаза которых, казалось, горели от злости синим пламенем. Но пират был слишком увлечен столь увеселительным мероприятием, как катание на повозке среди жилых кварталов, что заметил их уже после того, как Берг прыгнул к нему в телегу. Он с большим облегчением отдал ему вожжи, от которых уже порядком натерло руки, и совершенно прослушал краткий экскурс в биографические данные нового товарища. Не то, чтобы ему было не интересно, просто всему есть свое время. И в данный момент, Рик оглянулся назад… лучше бы не оглядывался. Уже и местные жители подключились к тому, чтобы «проводить» незваных гостей, пытаясь кинуть в сторону повозки вилы, кто-то ножи, яйца.
Прикрываясь курицей от колющих и режущих предметов, Оливейра едва не свернул ей шею, если бы не слова Берга. Зачем ему курица? Цыпочек в портах что ли мало? Хотел было съязвить капитан «Императрицы», но посчитал, что скажет это чуть позже, когда они выберутся из этого лабиринта неудач. Не ожидав крутого поворота, Оливейра невольно подставил лоб под летящий камень, и на пару минут отрубился в повозке. Благодаря курице, он быстро пришел в себя, но там никого не оказалось, решил зайти попозже.
Знакомый запах моря сильно отрезвил пирата, что тот даже воодушевился и хотел прокричать «Свобода!», но радоваться было пока рано. Аттракцион с повозкой не ахти как понравился Риккардо, и он зарекся еще хоть раз воспользоваться этим адским видом транспорта, придуманного самим Сатаной! Хотя, надо признать, что именно он сейчас и спас их обоих. Тем не менее, когда путь был окончен, Риккардо порядком укачало, да и бедной курице немного досталось. Выдернуты перья из хвоста, и.. она больше не двигалась.
— Извини, курица немного это… — с глупой улыбкой он посмотрел на Берга, показывая торчащий нож из груди курицы. Очевидно бедняга пострадала, когда он использовать птицу как щит. Ну что ж, ужин уже почти готов. Лошадь тоже устала, недовольно фырча на двух пиратов. Если бы она умела говорить, высказала бы все, что о них думает. Но и без слов, по взгляду, все и так ясно.
Не став избавляться из мертвой птицы, Оливейра сунул ее в какую-то тряпку, что висела у него на поясе, — Если уж ты умеешь конями управлять, может и курицу ощипать сможешь? — предложил ему Рик, хохотнув, предвещая недовольство Берга, продолжил, — Нет, ну, а что? Может, найдется какой-нибудь идиот, что за тушку курицы довезет нас на Тиль, —  с долей сомнения в голосе произнес капитан. Куда они вчера причалили, Рик смутно помнил. Он вообще думал, что проснулся на корабле своем. Риккардо потопал ближе в сторону, где стояли корабли, чтобы можно было разглядеть горизонт. Как ни странно, воровать корабль отсюда Оливейре не хотелось, так как остров находится слишком близко к его месту обитания, хоть он там и редко бывает. И среди такого количества народа, это будет слишком заметно. Наверняка, все эти суда торговцев, которые прибыли на местный рынок, чтобы сбыть товар.  И быстро приметят, если их судно отойдет из порта. Или чего хуже, местных жителей. И уж тогдаааа… этим двоим точно с головой придется расстаться.
Рик не сомневался, что его корабль ищет своего капитана. Но, надо понимать, что команда вся под стать капитану. Они переняли у него много уловок и хитростей, кое-чему Оливейра их научил. Поэтому приходится думать, как бы Рик в этом случае поступил сам. Нет, он бы не пришел сюда на корабле. Как минимум, оставил его дрейфовать в море, а сюда прибыл на шлюпке, посему искать среди больших кораблей было бессмысленно. Его взгляд опустился до мелких лодочек, и мелькнул на мачте небольшой флажок, на котором отблескивала золотая корона.
Улыбка на лице Оливейры просияла не хуже, чем та корона. Однако хозяев лодки вблизи не видалось, ровно, как и среди торговцев. Только один человек,  пытающийся втюхать мужику ржавый кувшин. Как ни странно, ему это удалось. Да, Рик его узнал.
— Я думаю, что у нас есть шанс выбраться отсюда, не умыкнув очередной транспорт, — хмыкнул Оливейра. Между тем, тот пират подошел к Бергу, подергав его за рукав и словами «Эй, мужик!» предложил купить у него пару старых вещиц, которые были награблены с одного торгового судна. Он, наверно, не понял, что Гектор сейчас находится в компании с Риккардо, и они проделали такой путь. Риккардо не удержался и засмеялся в голос.

+1

13

- А? Она немного что? - Гектор моргнул, нехотя отвёл взгляд от леса стройных мачт и успел заметить, как безвольно повисшие куриные ноги скрываются за поясом Оливейры. - Ты... Вот чудак паршивый, - что произошло с птичкой, пират сообразил даже без пространных объяснений своего бедового соратника. И только рукой махнул вместо того, чтобы приложить его за это еще каким-нибудь крепким словцом. Да, Берг всегда был умелым наездником, но гонка на "колеснице" основательно взболтала его тоже - чувствовать это он начинал только сейчас. После встряски густая вонючая жижа, в которую превратилась вчерашняя выпивка, поднималась из самого нутра и упорно проталкивалась к горлу. Поэтому говорить хотелось не особо - всё больше приходилось надсадно сглатывать и морщиться, возвращаясь к прежнему занятию: тщательному осмотру горизонта.
- Я не только курицу ощипаю, но и с кабана скальп сниму вместе с клыками. Охотником я раньше был, - ущемлённая гордость молчать не позволила, и Гектор всё-таки процедил это сквозь зубы, на корню пресекая сомнения в собственном умении расправиться с трупиком домашней птахи. - Да и ты сумеешь, если жрать шибко захочешь. Не поверю, что никогда в жизни тебе не приходилось голодать и свежевать добычу своими руками, - оценивающий взгляд голубых прищуренных глаз смерил барона сверху вниз. Не особо рослый, не особо мощный и широкоплечий... Но и заморышем не назовёшь, голодать пройдохе точно не приходится. Просто такой уж он - весь из себя компактный; не могучий, но быстрый, гибкий и ловкий. Когда не валится ничком на дно телеги, пришибленный камнем по лбу.
- Хотя, оно и понятно: капитану даже в самый мёртвый дрейф трапезу накроют. Матросня с голоду и от жажды вспухнет, зато у тебя всегда будет под рукой чарка свежей водицы и добрый сухарь, - Берг глубже вдыхал - почти глотал - свежий морской воздух, дурнота понемногу отступала, слова давались свободнее и проще. Раз так, то отчего бы языком не почесать? - Хорошо быть капитаном, да? До тех пор, пока друзьям-товарищам не надоест тебя обхаживать и не решат они сбагрить капитанишку в каком-нибудь захудалом порту. Совсем одного, без карты и компаса, без единой мысли в башке и без следа его бывшего корабля... Ситуация вроде как знакомая... Да свали ты со своими сапогами! - Посмаковать незавидное положение, в которое попал Риккардо (не один, конечно, но он же здесь капитан, значит, ему - заслуженно все регалии и шишки), толком не удалось. Квартирмейстера прервал грубый тычок под ребро. Престарелый пират самой вшивой наружности вынырнул из толпы и колыхался рядом наподобие дохлой медузы, прибитой к берегу. Он настойчиво пихал под нос грязные моряцкие сапоги, только что снятые с какого-нибудь утопленника или выпивохи, подошедшего к своему последнему земному причалу пару часов назад. - И шкоты твои гнилые мне тоже не нужны! Пшшшёл пррочь! - Рявкнул Гектор, размашистым жестом отшвыривая в сторону старикана, который что-то мычал и пытался всучить моток облезлой веревки. Терпению фйельца всегда отводились считанные минуты, но теперь оно иссякло еще быстрее. В бубнеже незадачливого торгаша Бергу послышалось кое-что скверное в его собственный адрес, поэтому горец уже сделал широкий шаг вперед и многозначительно навис над старикашкой... Как вдруг за плечом послышался смех Оливейры, и Гектор невольно обернулся, сурово сдвинув брови.
- Веселишься, я смотрю? Может, верёвку всё-таки взять? - Хмыкнув, пират резко выдернул моток из скрюченных пальцев торгаша, и один ее конец описал красивую дугу перед носом у лихого барона. - Вещица дрянь, на корабле не пригодится, но удаль твою попридержать - вполне!
Но сегодня Бергу явно не везло с воплощением грозных обещаний в жизнь. Спустя пару минут он сплюнул в песок со смешанным чувством облегчения и досады и стал проталкиваться вперёд по пристани следом за Риккардо и торгашом, который оказался одним из удальцов его команды. Сапоги он ухитрился кому-то всунуть по пути и даже заполучить за них монету, а отбирать у Гектора верёвку, видно, опасался. Так они и шли: старикашка ковылял впереди, гордый капитан "Императрицы" вышагивал вторым, причем голова дохлой курицы болталась где-то у его бедра, а Берг, повесивший моток бечевки на плечо и на ходу закатывающий рукава своей рубахи, шел замыкающим. Он уже видел цель - шлюпка, принадлежащая баронскому фрегату; мелкая утлая посудина, гордо несущая коронованный золотом флаг.
- А само судно где? Ладно, мне ваш корабль без надобности, не бзди, - квартирмейстер "Дикого быка" отмахнулся, наткнувшись на подозрительный взгляд человека Оливейры. - Мне надо, чтобы мы обогнули мыс и прошли вдоль берега до первой бухты. Сдаётся мне, что быки там якорь бросили, - с этими словами Гектор уже спокойно забирался в шлюпку, занимал место на скамье и брался за вёсла. Договариваться с попутчиками об услуге было в его понимании лишним. Просить, чтобы добросили до корабля? Вот еще. Вдруг взамен чего попросят?
Я его зад прикрыл и из передряги вытянул - вот и посмотрим, сколько у баронов нынче чести.
Твёрдо и прямо глядя в глаза Рику, который пристроился напротив, Гектор широко оскалился в ухмылке.
- Отчаливаем, капитан. Изволь отдать швартовы, - и он кивнул на верёвку на носу лодки, которую сподручнее всего было отвязывать именно Оливейре.

+1

14

Риккардо уже отошел от шока, и расслабился, когда увидел своих пороховых крыс в этой части гавани. Несмотря на свой убогий вид, эти бойцы покажут себя с самой лучшей стороны в бою. Во всяком случае, так считал Оливейра. Так или иначе, на их счету немало побед, хотя и неудачи тоже были. Но Рик не печалился, ведь живут они все равно неплохо, и голова пока еще на месте, что удивительно.
Он с явным удовольствием наблюдал, как его товарищ по команде сначала пытался втюхать шмотки Бергу, а затем переключился на местных торговцев. Через несколько минут эти вещи были проданы за провиант, воду, и даже горстку золота. Кому-то ведь понадобились… Рик не обращал внимание на ворчание Гектора, и погружался вместе с ним и остальными членами команды в лодку. Пропустив мимо ушей указ отдать швартовы, Риккардо даже не рыпнулся. За него уже и так все сделали. Оставшиеся трое пиратов, погрузившиеся в лодку взяли весла и погребли в сторону корабля.
Увидев на горизонте любимую «Императрицу», Рик просиял от радости. Однако неподалеку мелькала еще одна посудина, судя по всему приплывшая за его сокамерником, к счастью, уже бывшим.
Найдя в лодке пару бутылок рома, которые притащила с берега команда, он протянул одну Гектору.
— Что ж, Гектор, — откупорив вторую бутылку, Рик «поднял тост», — Должен признать, это путешествие мне понравилось, — он сделал глоток, недоговорив. Вспоминая, с чего все началось, то пить, наверное не стоило бы… Но Рик не был бы Риком, если бы не пригубил рома за целый день. А он был ну ооочень тяжелым! — Я не знаю, чем бы закончилась история, если бы не твоя посильная помощь, — хохотнул Оливейра. Несмотря на весьма специфичную манеру говорить, сейчас он не льстил. Ведь, наверное, он бы сейчас до сих пор колесил вокруг квартала на той телеге, пока не загонял кобылу до смерти, — Так что, твое здоровье! — он стукнул своей бутылкой и бутылку Берга и выдул пол бутылки.
— А вон и за тобой по ходу, — кивнул Рик вправо, где плыла небольшая шлюпка с флагом «Дикого Быка».

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Какая-то тёмная история