Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ

ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ
текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Праздник в приюте святого Иоанна


Праздник в приюте святого Иоанна

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

НАЗВАНИЕ
Праздник в приюте святого Иоанна
УЧАСТНИКИ
Алеандер д'Анж, Ноэлия Оттавиани
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Орллея, Авелли, 4 марта 1445 года.
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Одно из самых известных событий, описных в Книге Света, это Воскресение святого Иоанна после его смерти. Этот праздник чтим всеми орллевинцами и множество народу собрались на площади дабы узреть театральное действие проводимое церковью.

Отредактировано Aleander de Anje (2018-04-16 19:43:42)

+1

2

Именно сегодня, в тот самый день когда, предположительно, несколько сотен лет назад, святой Иоанн воскрес, Алеандер служил утреннюю мессу. Народу в соборе была тьма тьмущая. Некоторым места даже не хватило и они расположились около белоснежных стен храма. Кто-то сидя на корточках, кто-то стоя присутствовал на службе. В толпе виднелись и дорогие одеяния знати и лохмотья нищих. Хор взывал прекрасными голосами к самим сводам собора распевая литании и псалмы, а из разноцветных фресок, заменяющих стекло в огромных окнах, лился теплый дневной свет. Богомольцы в толпе неистово подпевали тихо в тон хору. Больные и калеки ползли к алтарю и возведенному на нем огромному золоту кресту с распятием, на коленях, умоляя святого об исцелении. Многие плакали так обильно, что ворот их одежды промокал от слез. Кардинал совершал мессу, громким голосом подпевая хору или же произнося положенные по богослужебным канонам слова. Его казула и стола были насыщенно-алыми, а них золотыми нитками были вышиты узоры. Алеандер испытывал необыкновенный душевный подъем и невообразимое счастье в этот момент. Он словно слышал как ангелы Создателя поют вместе со всеми. Клирик буквально ощущал присутствие рядом с собой Бога и это его вдохновляло. Вся его жизнь была построена на одной вере, по крайне мере до сих является основанием и столпом для всего остального.
- Иоанн воскресе из мертвых, смертию смерть побрал и сущим во гробе живот даровал - пропел очередной раз Алеандер и перекрестился, касаясь богослужебной чаши руками. Вино, алое словно кровь, блеснула на свету. Кардиналу даже показалось, что несколько незримых капель скатилось в нее с огромного креста.
- Иоанн воскресе! - громко воззвал к народу епископ через какое-то время. Богослужение подходило к завершающему своему концу.
- Воистину воскресе! - ответила разномастная толпа в один голос, но с разной тональностью. Так повторилось в общей сложности три раза. Мужчины и женщины крестились, молитвенно складывая руки. Алеандер приготовился нести людям проповедь. Он начал говорить громко, но одновременно спокойно, в свое время он считался лучшим учеником по ораторскому искусству в университете Рейниса. Это время прошло, юность забыта, но умения и таланта невозможно лишится просто так. Кардинал рассказал о крестных страданиях Святого Иоанна, о его важности в жизни каждого верующего, о том, сколько он принес в их жизнь и что сделал для них. Насколько сложный и тернистый путь прошел святой чтобы спасти весь род человеческий.
- ....святой наш заступник Иоанн своей смертью взял на себя все грехи и наказание человечества. Его воскресение является неотвратимой частью нашего с вами спасения. И раз Он жив, то и мы, верующие, будем жить. Благодаря жертве святого Иоанна мы можем примериться с Создателем и нам доверена честь нести эту благую весть остальным. Вместе с ним мы смело можем жить, несмотря на все ужасы и страхи, которые нам уготовлены и окружают нас в этом мире. Раз жив святой Иоанн в сердцах наших, значит нам не пропасть ни в какой житейской буре. Во имя Отца, Матери и святого Иоанна. Аминь. - подняв руку Алеандер перекрестил толпу, повернулся лицом к кресту и поясным поклоном поклонился, прикрыв глаза. Ноэлию он так и не заметил в толпе, возможно просто не так тщательно ее высматривал как хотелось. Анжу приходилось подбирать слова вовремя проповеди, ибо он заранее никогда не писал для себя нужный текст, хотя некоторые церковники именно так и делали. После окончания богослужения люди еще не торопились расходится. Некоторые прикладывались к мощам святых, другие читали молитвы сидя на скамейках, но большинство хлынуло из собора на свежий воздух. В дверях тут же образовалась небольшая давка. Толпа перла с такой силой из собора, что красный коврик при входе на пороге вынесли ногами на улицу. Сделав глубокий вздоху Алеандер ощутил, как в нос ударил аромат пыли, людского пота, ладана и свеч. До этого он его и не чуял. Служа мессу кардинал всегда становился невосприимчив к посторонним звукам, запахам, ощущениям, целиком и полностью окунаясь в общение с Создателем посредством единения его и своей души. Посмотрев вокруг молодой мужчина удалился в небольшую комнату, туда куда ушли прислуживающие ему священники и мальчишки министранты. Последние стали помогать кардиналу снимать богослужебные праздничные одежды, развязывая многочисленные тесемки и пуговицы. После богослужения Алеандер должен был отправится на площадь и встретится там с Ноэлией и детьми, хотя он надеялся, что она придет глазком глянуть на то, как он здесь справляется. На главной площади Авелли должно было состояться небольшое театрализованное представление, затем крестный ход и после возвращение обратно в приют. Алеандер заранее с леди Ноэлией подготовил детей для выступления, они проводили с ними репетиции, а служащие приюта пошили одежды. Главное чтобы никто не стушевался из детей и не заплакал перед выступлением. Некоторые первый раз выступают на сцене. Раздевшись и приведя себя в полный порядок, одетый в свое повседневное облачение из бархата, переливающегося в от темно-бардового до какого-то коричневатого оттенка, с такой же накидкой поверх подрясника с золотыми пуговицами, Алеандер отправился на место встречи. Ехать пришлось в карете, позвав извозчика, потому что на коне, когда город уже проснулся и народ вышел на улицу, уже совсем было не проехать. Все свое сопровождение кардинал приставил к Ноэлии, приказав им охранять ее и по возможности, если ей понадобиться помощь, подсобить в чем либо. Доехав до квартала перед площадью, Алеандер обнаружил, что дорога перекрыта для извозчиков. Дальше ему пришлось идти пешком. Гвалт на улицах стоял невообразимый. Все обсуждали праздничные действия. Тут и там продавали творожные булочки и пироги похожие на кексы. Орда нищих, стоящих около стен, гнусавила на свой лад, прося богомольцев и неравнодушных подать во имя добродетели. Дойдя до самого крайнего дома около площади, Алеандер открыл дверь и зашел внутрь. Благочестивый владелец таверны предоставил им в своем, сейчас закрытом, заведении возможность подготовится к выступлению. На площади уже соорудили сцену, развесив огромное полотно с голубыми облаками и травой, служащее фоном. Войдя внутрь таверны Алеандер обнаружил Ноэлию в обществе детишек, разодетых в костюмы.

Отредактировано Aleander de Anje (2018-04-16 14:56:28)

+1

3

- Ох, Руфио, – горестно вырвалось у Ноэлии, когда она увидела одного из своих воспитанников, которому в предстоящей постановке отводилась роль ангела. Всем юным актерам, которым надлежало исполнять роли небесных посланников, были сшиты белоснежные одежды, а на их спины крепились импровизированные белые крылья, но Руфио, воспользовавшись тем, что все взрослые заняты, улизнул, чтобы посмотреть, как плотники устанавливают театральные подмостки, и так испачкался, что теперь больше был похож на дьяволенка. Услышав слова леди Ноэлии, ребенок, только что весьма довольный своим небольшим приключением, тут же расстроился, и огромные серые глаза моментально наполнились слезами.
- Все хорошо, – мягко произнесла Ноэлия, тут же взяв себя в руки, совершенно не желая портить малышу настроение. - Мы сейчас почистим твою одежду, и все будет в порядке.
Опустившись рядом с Руфио на колени, Ноэлия принялась чистить его костюм, ободряюще улыбаясь мальчику и при этом внимательно поглядывая вокруг – плотники еще не закончили свое дело, и кому-то из детей еще может взбрести идея пойти и посмотреть что они там делают. Когда одеяние Руфио снова можно было с некоторой натяжкой назвать белоснежным, Ноэлия поднялась на ноги, велела ему больше не покидать таверну и уже хотела было выйти на улицу, чтобы немного отдохнуть и дышать свежим воздухом, как к ней подбежала рыдающая девочка, держа в руках свои крылышки, которые отвалились от костюма. Кое-как успокоив малышку, Ноэлия взяла нитку с иголкой и принялась пришивать крылья обратно, стараясь не обращать внимания на накапливающуюся усталость.
День поистине выдался тяжелым – дети, взбудораженные предстоящим спектаклем перед городской публикой, волновались и вели себя очень шумно, а когда их привели в таверну, расположенную по соседству с площадью, то и вовсе принялись озорничать с удвоенным рвением. Ноэлия и остальные кураторы приюта едва успевали следить за детворой, чтобы никто не потерялся, не поранился и не испортил костюм, но их усилий катастрофически не хватало. Помимо непоседливости маленьких воспитанников Ноэлия столкнулась с еще одной проблемой – слова Алеандера о том, что он всемерно позаботится о ее безопасности, оказались отнюдь не преувеличением, и сегодня девушка вынуждена была не только находиться в сопровождении четырех слуг, на присутствии которых настоял дядя, но и под присмотром целого отряда гвардейцев кардинала. Появление вооруженных людей в приюте привело к панике – дети, уже успевшие столкнуться с ужасами войны, испугались, а малыши и вовсе расплакались, и потребовалось немало сил и времени, чтобы успокоить их и объяснить, что вот именно эти дяди хорошие, хотя и выглядят устрашающе. Когда порядок был восстановлен, и вся актерская труппа переместилась в таверну, чтобы подготовиться к выступлению, Ноэлия обнаружила, что не может даже и шагу ступить без того, чтобы не наткнуться на одного из своих охранников. Со своими слугами разговор был короткий, и они, получив различные поручения, тут же разошлись по делам, а вот с гвардейцами все оказалось сложнее. Пусть кардинал и велел им помогать Ноэлии, но при этом не в ущерб ее безопасности, а потому все попытки спровадить их куда подальше оказались тщетными – командир гвардейцев был очень проницательным и на провокации не поддавался, а потому леди Оттавиани пришлось смириться с их постоянным присутствием. Впрочем, даже недовольство такой бдительной свитой постепенно отошло на второй план, ведь забот было так много, что Ноэлия даже не сумела выкроить время, чтобы посетить торжественную мессу, которую служил Алеандер, чем была очень расстроена, правда, недолго – ровно до того момента, пока не услышала громкий скрип, с которым рухнула часть уже установленных декораций.
- О, боже, – простонала Ноэлия, тут же забыв о мессе и бросаясь на улицу к нерадивым плотникам в сопровождении «своих» гвардейцев. - Что вы делаете? – не выдержав, закричала она, пытаясь испепелить взглядом этих бестолковых работников, из-за которых могло все сорваться. - Тут же могли быть дети! Вы хоть понимаете, что это могло случиться во время спектакля?
Взглянув на раскрасневшуюся от негодования леди Ноэлию, командир гвардейцев тихо кашлянул – у него самого было трое детей, а потому он хорошо понимал ее возмущение. Обернувшись, он кивнул головой двум своим подчиненным, приказав им помочь плотникам и проконтролировать, чтобы все было сделано на совесть и не рухнуло на маленьких артистов, чем заставил леди Оттавиани наконец-то почувствовать благодарность и взглянуть на присутствие такой охраны с иной стороны. После этого инцидента подготовка к празднику уже пошла более размеренно – дети постепенно успокаивались, Ноэлия и остальные кураторы повторяли с ними разученные ранее тексты, а подмостки, тем временем, обрели законченный вид. К назначенному часу все было готово, и когда кардинал де Анж переступил порог таверны, то Ноэлия, едва завидев его, поспешила ему навстречу, улыбаясь чуть устало, но все же очень радостно.
- У нас уже все готово, и можем начинать в любой момент! – произнесла она, подойдя поближе. - И спасибо вам за гвардейцев, – добавила Ноэлия, уже переставшая сердиться на навязчивую охрану, так как их помощь все же оказалась очень кстати. - Они нам очень помогли, особенно со сценой, которая едва не рухнула. Жаль только, что я не сумела посетить вашу службу, слишком уж тут было много дел, – призналась девушка. - Но уверена, это была достойная месса, и очень надеюсь, что ваши слова нашли отклик в душах всех верующих, которым посчастливилось там присутствовать! – воодушевленно продолжила она, после чего заботливо поинтересовалась: - Может быть, вы хотите немного отдохнуть? Тут есть несколько свободных комнат, где можно посидеть в тишине, а я могу распорядиться, чтобы вам принесли еду и вино. А мы еще немного повторим текст, потому что некоторые наши ангелы так волнуются, что забывают отдельные предложения, – рассмеялась Ноэлия, глядя на Алеандера.

+1

4

Столкнувшись взглядом с гвардейцами, Алеандер понял, что свою задачу они выполняли на отлично. Небось бедной Ноэлии прохода не давали. Ну и правильно, пусть будет под присмотром, не хватало еще получить от Барончелли, если с ней что-нибудь произойдет. Да и сам кардинал не очень бы и хотел такого. Он не желал признаваться себе, что девушка ему очень симпатична и пришлась по душе. Даже вовремя утренней мессы он желал ее увидеть в храме, пересечься хотя бы взглядом, но, будь Алеандер другого склада характера, он бы сам сделал шаг вперед, к Ноэлии. Заместо этого он мысленно называл ее избалованной и безрассудной, непослушной особой, с которой любому мужчине будет очень трудно жить. Типичная вредность, скажем так, либо просто нежелание сдавать все позиции женскому обаянию, которым леди обладала в полной мере.
- Скоро и начнем. Не торопитесь, дайте мне время, чтобы убедится, что все готово. - спокойно произнес епископ, проходя вперед, в самую глубь таверны. Дети были одеты в нужные костюмы, даже их крылья за спиной смотрелись аккуратно и ровно. С Алеандером дети вели себя спокойно, потому что млели от его благочестия и статуса, но так же тихо они вели себя с Ноэлией. Таких сорванцов было всегда сложно удержать на месте, а вот девушке это удалось. - Не стоит, я не голоден. Только выпью немного воды. После мессы в горле немного сохнет.
Кардинал подошел к столу, где уже суетился хозяин таверны. Он увидев гостя вытер пыльной тряпицей стол и поставил поверх деревянную кружку с ключевой водой. Алеандер взял ее в руки и припал губами, дабы насладится вкусом и свежестью. Он не ел с самого вчерашнего вечера и собирался плотно пообедать только после окончания выступления. Нужно разобраться со всеми делами, а потом уже отдыхать. Привыкнув долго стоять на ногах он все же чувствовал, как устал. Сейчас присев на стул он после этого не поднимется с него. Алеандер остался стоять. Выпив воды, он направился к детям, чтобы оглядеть пристальным взглядом каждого из них.
- И все ангелы? - он наклонился, потирая пальцами подбородок и вгляделся в глаза детишек, которые так и мелели, что на них смотрит человек такого сана. - Нам стоило бы нарядить нескольких в чертенят. Пусть вовремя процессии щекочут ангелов, а те не пытаются улыбаться. Это будет символом того, что святые, попадая под искушения, оставались стойкими и благочестивыми до конца своей жизни.
Алеандер протянул руки и схватил в объятия одного из мальчиков, которого он знал как самого отпетого сорванца в приюте, и задорно спросил его
- Хочешь пощипать белые перья с крыльев своих друзей? - мальчишка засмеялся, попытался вывернуться, но из цепкой хватки кардинала это было не так просто сделать.
- Дайте нам немного печной сажи. - распорядился он, все же присаживаясь на край скамьи и сажая себе на колено мальчишку.
- Я хочу - зашевелились ангелы, внося смуту в ряды, так любовно построенные Ноэлией. Алеандер, сам это понимая, просто смутил детей своей идей. - Возьмите меня тоже, пожалуйста
Маленькая девочка, носящая крылышки, подошла к кардиналу и схватила того за край рукава. Глаза малышки наполнились слезами, губа задрожала.
- Ты ангел и останешься им - протянув руку Алеандер коснулся щеки ребенка и слегка потрепал за нее. - Ты же меня и Святого Иоанна не подведешь?
Услышав вопрос из уст церковника, девчушка лет шести отрицательно помотала головой, сложив ручки перед собой в замок.
- Я буду нести его свет в массы.
Алеандер засмеялся, опуская пальцы в горшочек с черной массой, которой набрал в помощь хозяин таверны, и делая несколько неровных полос на лице мальчишки, который притих сидя на чужом колене. Сорванец занимался тем, что щупал епископа за край темного бархатного одеяния, поглаживая его ладонями. Сироте нравились тактильные ощущения, которые заставляли прикосновения к такой ткани, а кардинал и не думал ему мешать. Пусть делает что хочет, лишь бы сидел спокойно и не вертелся.
- Будешь смешной и совсем не страшный. - озвучил Алеандер, вздыбливая волосы на голове у ребенка и несколько раз обмазывая их тоже сажей. Нескольких ребят выбрали из всей массы ангелов и разодели в темные одежды, порвав их в некоторых местах для вида, раскрасили сажей. Остальных оставили ангелами и дали в руки по оливковой веточке.
- О, Отец-Создатель, какие же они смешные. - произнес церковник, стоя около окна и рассматривая детей, выстроенных в ряд. Девять ангелов и пять чертенят. Ангелами дали задачу дойти до помоста и делать то, чему их учили, но делать это с серьезным видом. Чертенята должны были их смешить и всячески задирать, стараясь смутить. Алеандер выбрал тех, кто обязательно да забудет текст. Впрочем, дети особо не расстроились, скорее наоборот. Вскоре на площади собралось очень много народу. Вся она заполнилась до краев. Священники отслужили на ней небольшой молебен. Среди толпы была расчищена дорога, для того чтобы дети могли по ней пройти. Толпу удерживали стражники. Больше всего Анж опасался, что дети будут пугаться такого числа народу и не захотят просто выйти. Не успел он додумать свою мысль как затрубили трубы, раздался голос глашатая, после чего Алеандер махнул рукой своим гвардейцам и они открыв дверь из таверны вышли. Вместе с детьми и Ноэлией он отправился следом.
- Идемте, миледи, проводим их. - как можно более уверенно сказал ей Алеандер, подставляя свой локоть. Вся процессия вскоре вышла на улицу. Неся в руках веточки ангелы шли впереди, около них вертелись "чертенята", пытались корчить рожи, щипать и говорить обидные вещи, но каждый "ангел" держал себя в руках. Одна из девочек покраснела, еле сдерживая негодование и когда один из чертенят подбежал поближе, насупившись, схватила его за руку и стала больно хлестать веткой. Богомольцы засмеялись, громким хохотом, а мальчик, испугавшись, развернулся и подбежал к кардиналу, чтобы к нему прижаться сбоку, схватившись за одеяние.
- Что ты как маленький! - зашипел Алеандер, неловко отталкивая от себя мальчишку. - Давай иди или будешь держаться за меня как за мамкину юбку?
Определенно это сработало. Каждому мальчику приятно ощутить себя маленьким мужчиной. Все дети стремятся повзрослеть. Мальчишка кивнул и побежал нагонять вприпрыжку своих ровесников. Через какое-то время дети забрались на сцену, затем туда же поднялся Алеандер вместе с папской племянницей и уже тогда отстранился от нее. Он должен вести представление. Громким голосом Анж стал объявлять праздник открытым. Он произнес вступительную речь про святого Иоанна и его страдания, после чего открыл представление. Дети остались на помосте, читать сценки, стихи, гимны и речи, а Алеандер спустился вниз, по ступенькам помоста утянув и Ноэлию за собой. Полотно с изображением небес и травы развивалось на стене от легкого ветерка. Здесь было и музыкальное сопровождение, музыканты играли на лютнях и флейтах, а небольшой хор им подпевал.
- Надеюсь, никто не заметил моего лица - наклонился и прошептал девушке на ухо Алеаднер. Его губу, бровь и, зеленовато-серый синяк на щеке, заделали пудрой и ничего не было видно. С амвона уж точно. Да и в толпе кто будет его разглядывать. Дети пели все вместе, их ласковые и наивные голосочки пробуждали в душах людей самое лучше, что в них было - добро и милосердие, делая их веру сильнее.
- Я думаю вы будете хорошей матерью. - неожиданно закончил кардинал, пресекаясь взглядом с Ноэлией.

Отредактировано Aleander de Anje (Вчера 20:18:33)

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Праздник в приюте святого Иоанна