Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Commedia dell'arte


Commedia dell'arte

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Commedia dell'arte



УЧАСТНИКИ
Vittorio Vestri & Dinah Tulfah


МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Лирэфия, Орллея | 10 февраля 1448 г.


КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
После непредвиденной встречи на аудиенции у графа двум художникам многое предстоит обсудить. Один из них не в силах обуздать своё любопытство, второй должен убедиться, что его тайна останется тайной. А то ведь, как известно, когда секрет знают двое... Но отступать уже поздно, маски долой!

http://s3.uploads.ru/RZUeB.jpg


Отредактировано Vittorio Vestri (2018-07-10 05:21:00)

+1

2

Когда отчаянно ждешь какого-то события, коварное время начинает тянуться безжалостно и беспощадно, перетекая из будущего в прошлое по капле, будто нарочно замедляясь. Молодому маэстро Вестри, который никогда не отличался особо терпеливым нравом, эта мука ожидания была знакома не понаслышке. Но сейчас, неожиданно для самого себя, он ухитрился ее избежать. Точнее - просто не заметить. Почти. Не зря же он сломя голову нёсся в палаццо, чтобы добиться аудиенции у графа! Еще до неожиданной встречи с переодетой атлантийкой Витторио был на взводе - предстояло поведать лорду Грациани о своем прорыве, и это предвкушение успешно затмевало все прочие мысли в голове изобретателя. Да, на несколько мгновений он растерялся, когда его взгляд впервые встретился со взглядом этого чужеземного "умельца", но стоило массивным дверям графского кабинета закрыться за его спиной, как к маэстро вернулось самообладание, а прежний запал понёс его вперёд. Едва узрев свои собственные чертежи и черновики, юный инженер подхватил норовившую ускользнуть мысль и вцепился в нее так крепко, что не оттащишь: не умолк, пока не поведал графу всё, что имел сказать. У Лоренширского лорда, всегда проявлявшего лестный интерес к идеям и новаторствам своего придворного изобретателя, конечно, нашлось немало вопросов, и обсуждение затянулось на добрых сорок минут, но всё это время в сознании увлечённого беседой Витторио ворочалось сообщение от иноземки, поджидая своего часа.
"Возле ворот палаццо, у розового куста".
"И до сих пор поджидает?" - Сам себя с недоверием спрашивал маэстро, и следом сам же отвечал. - "Да уж точно поджидает. Куда ей теперь деваться? Я знаю ее тайну, неужели не захочется ей переброситься со мной словечком с глазу на глаз и убедиться, что секрет в безопасности?".
В самом деле, выдавать тайну атлантийки Витто не собирался. Иначе он поднял бы шум, едва встретившись с ней глазами: весь палаццо, весь двор и половина Лирэфии уже гудела бы о том, как нахальная чужеземка обвела вокруг пальца графа и явилась перед ним, напялив мужской костюм. Такая комедия масок сгодилась бы для театральных подмостков, но антураж роскошного палаццо делал эту историю еще более яркой. Реальные сюжеты, о которых можно посудачить всласть, влекут публику куда сильнее, чем сценические выдумки бездельников.
Но хоть и любил Витторио хорошие истории, сколько себя помнил, а всё же чужую тайну на славу бравого рассказчика променять не захотел. После аудиенции не коварное злорадство гнало его вниз по лестнице, а безобидное природное любопытство. Не будь его - молодой мастер изобретателем бы вовсе не стал. Так что, тайны тайнами, честь честью, а жгучую тягу к познаниям не проведешь и не обманешь! И маэстро привык всегда ей потакать, не особо задумываясь о последствиях.

В своих ожиданиях Витто не обманулся: хоть и минуло больше получаса, а атлантийский искусник всё ещё поджидал возле того самого розового куста. Инженер, по своему обыкновению, курчавый и взъерошенный, выскочил за ворота, зажимая у себя под мышкой тубус и пару свитков. Пока привратник ещё не успел замкнуть створки, он громко воскликнул:
- Маэстро Лука, Вы дождались-таки меня! Рад, очень рад и счастлив! Прощения прошу, что задержался, но прежде явиться никак не мог - дела! - Глаза изобретателя озорно сверкали из-под растрепанных темных прядей и низко надвинутой на лоб треуголки. В знак почтения он не стал ее снимать, как сделал бы перед дамой, а только расплылся в широкой улыбке и коснулся головного убора кончиками пальцев правой руки, салютуя соратнику по ремеслу. - Итак, где бы нам лучше переброситься словечком по предмету графского наставления... Вы в нашей блистательной Лирэфии - гость, позвольте выбрать мне, дурного я не посоветую. Вот, скажем, та винодельня, что неподалеку? Пойдёмте, пойдёмте, я Вас с удовольствием препровожу...
Привратник запер ворота и уже отходил от них, едва ли вслушиваясь в громкую болтовню инженера, а тот, не теряя времени даром, аккуратно прихватил атлантийку за острый локоток и развернул в направлении, куда они сейчас двинутся.
Пройдя в молчании с полсотни шагов, Витторио остановился и поманил своего спутника в один из узких переулков. Пока они шагали между шершавыми стенами домов, едва не задевая их плечами, и вокруг не было ни души, мастер улучил момент, чтобы обернуться и пристально всмотреться в глаза шагающей следом ряженой.
- Вы... ну и ну. Никак в голове уложить не могу, - наконец, выдохнул он, беззастенчиво тараща глаза и опуская взгляд ниже, осматривая наряд и фигуру новоявленного живописца. Удивительно, но так сразу от мужского образа и не отличишь! - Как это, почему Вы... А впрочем, - изобретатель поморщился, признавая, что вести такие беседы на улице, пусть даже на такой уединенной и безлюдной - дело опасное, и вынужден был пока что сменить тему. - Где Вы предпочитаете поговорить, любезный мой друг Лука? - Невинный вопрос прозвучал с ехидцей, и Витто прищурился, следя за реакцией собеседницы. Разозлится или струхнёт? - Мы можем добраться-таки до винодельни, при ней есть уютный трактир. А можем навестить мою мастерскую. Она Вам уже известна, однако не могу обещать там спокойствия - помощники, ученики и подмастерья, сами понимаете... У Вас, должно быть, в мастерской творится то же самое, - новый озорной взор искусника уколол атлантийку. - Так что же, выбираете вино?

Отредактировано Vittorio Vestri (2018-07-10 05:23:47)

+1

3

Ожидания право затянулись. Дина успела передумать и обдумать всё что только можно и нельзя. Насупившись она изначально расхаживала возле ворот графского палаццо взад и вперёд, заломив руки за спину. Со стороны выглядело важно, не хватало лишь павлиньего хвоста для предания эффекта. На фоне таких прекрасных ворот обязательно должны разгуливать пестрые павлины, которые послужат неотъемлемым украшением палаццо.
Вскоре Дине надоело топтать сапоги, поэтому она остановилась, присев на корточки. Под руку подвернулась ветка, которой женщина принялась выводить на земле незамысловатый рисунок. Много-много кудряшек, треуголка, кого же это напоминало? Причину головной боли Дины. Именно из-за этой причины ей пришлось забросить свою работу и терять время даром. Какой всё же конфуз получился! Попалась на ерунде! Не стоило ей заходить в мастерскую Вестри в женском платье, но ничего не вернуть. Время неслось вперёд и пропадало даром. Дина не любила транжирить время на пустое. Сколько всего она уже успела бы зарисовать! И видимо, чтобы отвлечься, машинально продолжала выводить знакомые ей черты, принадлежащие Витторио на замерзшей февральской земле. Не очень удачно выходило, землю буквально приходилось ковырять веткой, но Дина настойчиво продолжала. Лучше бы достала из сумы лист и сделала несколько набросков, но нет, надо было заниматься этим ребячеством! Столь креативное занятие отвлекло от тяжких дум и художница совсем расслабилась. Какую бы речь она не заготавливала, выйдет обязательно что-то иное. Атлантийка себя знала прекрасно и ещё знала, что обязательно выкрутится. Не в такие передряги попадала. Всегда можно собрать пожитки и сбежать, но это самый последний способ решения проблемы.
Кудри вышли знатные, обильные, выбивавшиеся из-под треуголки. Дина выглядела довольной своей проделанной работой, когда ворота распахнулись и появился изобретатель собственной персоной в натуральном виде. Женщина быстро вскочила, пару движений сапогами и от художества не осталось следа. Маэстро Витторио был занят совершенно другим, он подбирал красноречивые слова к месту. Громогласно продолжил спектакль, тот самый, что устроил при графе из репертуара "мы вместе будем мастерить поделку для Грациани". Он видать это старался для стражей у ворот, вдруг передадут. Дина молча на него смотрела, немного даже скептически, выкинув ветку. Изобретатель схватил её под локоть, утягивая подальше от палаццо графа по дороге в сторону, а затем и вовсе свернули на узкую улочку. Дина следовала за ним, продолжая молчать словно воды в рот набрала и пыталась донести её дома. Бессмысленно отпираться или начинать умолять никому не рассказывать о своём секрете. Она желала знать, чего маэстро от неё хочет, ведь он обязательно пожелает поговорить об увиденном. Он первый начнет диалог, а она подстроится. Пока лишь звучали пустые слова, абсолютно ничего не значащие. Нет минуточку! Там было что-то про винодельню. Кажется они именно туда направлялись. Улочка казалась настолько узкой, что дома будто прирастали друг к другу, по крайней мере вверху они соединялись балконами, где люди вывешивали бельё. Дина считала себя худой палкой, но даже она шла практически боком и внезапно Витторио обернулся, а она чуть не наткнулась на него резко останавливаясь. Изобретатель осмотрел её с ног до головы. Не понятно насколько сильно он осуждал сей мужской облик в котором предстала перед ним недавняя его посетительница. Недоумение, удивление, что конкретно было в его глазах? Смесь всего и сразу? Откровенно таращился на неё, но в итоге толком ничего не высказал и предложил выбрать для переговоров тихое место. Это явно не мастерская, Витторио конкретно намекнул, что там народу много, а она не совсем глупая и вроде сообразила. Выбор очевиден - винодельня.
- Вино, я выбираю вино, - это говорил Лука, который твердо заявлял о своём решении, - ведите в вашу винодельню! Обсудим всё, что не дает покоя Вам!
Последние слова атлантийский художник подчеркнул. Витторио специально по всей видимости подчеркнул значение своей мастерской, словно говоря - у меня она есть, а у вас её нет. Для чего? Желал разозлить или уязвить? Лука не поддался на провокацию.

Отредактировано Dinah Tulfah (2018-07-10 23:08:37)

+1

4

- Вино! Само собой, ведь истина - в вине, - с готовностью согласился Витторио, довольно улыбаясь и кивая головой в ответ. Он снова повернулся спиной к своему странному спутнику и двинулся вперед, сам не услышав своего голоса, когда пробормотал под нос:
- А мы как раз за истиной идём...
Гулкое эхо слов отразилось от близко подступивших стен, но маэстро и ухом не повел. Ловкие длинные ноги резво несли его дальше, и Луке из Бора оставалось только поспевать за маэстро Вестри, который точно знал свою цель и во что бы то ни стало стремился достичь ее.
Трактир при винодельне - одно из тех городских местечек, куда народная тропа не зарастёт ни при каких обстоятельствах, пусть даже небо однажды рухнет на землю. Всё равно за столами будут сиживать весёлые синьоры с раскрасневшимися лицами, и в воздухе будут витать несравненные винные пары и ароматы свежей выпечки - лепешки фокачча с сыром, только-только вынутой из печи.
Любителем обильных возлияний Витторио никогда не был и потому к числу завсегдатаев, каждый вечер стремящихся сюда, конечно, не принадлежал. Но графский военный инженер - фигура, как ни крути, видная со всех сторон, поэтому распорядитель трактира с готовностью приветствовал молодого мастера с его спутником и провёл их к укромному столу в тихом уголке, где никто не потревожит и не вмешается в разговор. Тем более, что беседа предстояла не из простых - конфиденциальная и даже щекотливая. Для обоих.
Усевшись за стол, спиной к стене, и подождав, когда Лука устроится напротив, Витто вперил выжидающий взгляд в переносицу атлантийского самозванца. Да, никакой ошибки здесь быть не могло: художник запомнил эти черты отчетливо и явственно, и теперь как будто наяву видел перед собой ту загадочную гостью, явившуюся в его мастерскую без всякого приглашения и даже без стука в дверь. Что ж, он ответил бесцеремонностью на бесцеремонность, вынудив Дину встретиться с ним после аудиенции и объясниться. Хотя, пока объясняться она вовсе не торопилась.
Витторио нетерпеливо поёрзал на месте, снял свою треуголку и возложил ее на середину стола. Потом всё-таки сдвинул на край, освобождая место для пары простецких кубков с вином и тарелки с пшеничной сырной лепёшкой.
- Если в Ваших планах не было намерения оживить драгоценную безделушку механизмом, то прошу прощения за свою навязчивость, - начал маэстро, наконец, собравшись с мыслями и взъерошив темные кудри правой пятернёй. - Но мы оба знаем, что у меня были на то причины. Изумление - вот первая, пожалуй. Любопытство, недоверие и, не скрою, подозрение, - глаза маэстро сузились, и он еще раз окинул атлантийского художника оценивающим взглядом. А вдруг весь этот маскарад затеян с недоброй целью? Шпионаж? Но для мастеров вынюхивания и слежки уж слишком безыскусный. Заговор? С кем и против кого? Заговор с карандашными набросками на пергаменте против графа Грациани? Отважная попытка свести его с ума точечной манерой живописи? Витторио помотал головой, отгоняя посторонние и абсурдные мысли. При первой встрече ему показалось, что с атлантийской посетительницей удалось даже подружиться - насколько дружба бывает возможна между мастером и заинтересованной заказчицей. Теперь, застигнутая врасплох, девушка в мужском платье, кажется, вовсе не собиралась говорить и объясняться. Но зачем-то она ведь приняла приглашение обсудить эту нелепую встречу? Значит, надо приниматься за дело.
- Ваше появление всегда становится для меня сюрпризом... синьор, - последнее слово далось маэстро не без труда, но он с ним справился, и уголки его губ дрогнули в едва заметной усмешке. - Тогда, в мастерской, и вот теперь. В прошлый раз мы расстались на приятной ноте, а сейчас Вы встрече со мной совсем не рады. Не так ли? - Отставив нетронутый кубок с вином в сторону, Витто подался вперед, грудью налегая на руки, сложенные на столе, и заговорщицким шепотом, заглядывая в глаза Дины, спросил:
- Как же это вышло, ми... лорд? Вы в самом деле художествами занимаетесь? Я не знаю традиций Атлантии и обыкновений тамошних людей, но точно знаю одно: здесь, в Орллее, такое проворачивать не принято. Да я глазам своим едва поверил! В голове не укладывается! Если бы кто-то кроме меня узнал... - изобретатель выдержал выразительную паузу и прищурился, пристально глядя на собеседницу. Как ни хотелось ему быть дружески расположенным к этой непостижимой даме, приобретенная на войне настороженность брала своё всё равно. Нет ровным счетом никаких причин ей доверять. Она обманывает всех подряд; каждого, кто ее увидит, обводит вокруг пальца! Кроме наблюдательного маэстро Вестри. И он должен воспользоваться этим своим преимуществом.
- Почему Вы здесь в таком виде? Что Вам нужно в Лирэфии? - Напряженно скороговоркой бросил он, а после притворно расслабился, откинул голову и поспешно добавил, уже громче, на всякий случай: - Кроме, конечно, кистей, что я Вам тогда посоветовал. К слову, как они показали себя?

Отредактировано Vittorio Vestri (2018-07-12 19:53:52)

+1

5

"Пока кувшин полон и не видно дна, истину не познать никогда" любил поговаривать отец Дины, когда принимал в своём доме богатых гостей. По этой причине гости задерживались допоздна у мастера изобразительных искусств. Гостеприимный человек не пожалеет вина для друзей и врагов напоит до пьяна. Истина на всех одна. Именно за ней по словам молодого изобретателя Дина вместе с ним направлялась в местное увеселительное заведеньице. Кучерявый маэстро повернулся к ней спиной, походкой знатока отправляясь по известному маршруту, указывая путь. В голове у дочери художника Камала не осталось больше мыслей. Все растворились и выветрились. Не хотелось ей думать о плохом, но и радоваться абсолютно нечему. Поскорее хотелось разрешить неловкую ситуацию. Поставить точку во всём этом спектакле. Понять мотивы своего спутника, но по всей видимости это необходимо им обоим.
Всё что с нами происходит всегда к лучшему. Подбадривала женщина себя и гордо вздернув подбородок пробиралась по улочке за Вестри, чтобы вскоре погрузится в излюбленное заведение мужского пола. Сначала их встретил не большой дворик, прилегающий к трактиру при винодельне. Затем они прошли внутрь к уютному столику в самом углу, подальше от посторонних глаз и чутких ушей. Гул и шум безусловно присутствовал в зале, где разливали выпивку не жалея. Куда бы ещё люди шли, если не в такие пагубные места? Зимнее время располагает для пьяных посиделок. Не требуется собирать урожай, возделывать поля, а дом всегда сможет подождать. Вот только эти двое здесь совершенно не по тем пустяковым причинам, которыми располагал прочий контингент заведения. Два мастера пришли решать задачи, что занимали их умы. Лука не чем не отличался от мужчин, но про таких обычно говорят - тощенький, мало каши ел. Надо накормить худосочного, иначе загнется. Лицо молодое, свежее, раскраснелось от тёплого воздуха, да пристального взгляда Витторио. Распрекрасные волосы, скрывались под чалмой. Сложив руки на столе, атлантийский художник не уступал взгляду маэстро, уставившись ему прямо в лоб. Первым заговорил изобретатель, когда им поставили кубки с вином и тарелкой с лепешкой, удалившись восвояси.
- В планах не было ничего подобного, - кивнул Лука отвечая и решив наконец включиться в диалог, нет смысла дальше отмалчиваться. Голос казался суховатым в начале, а слова обдумывались, прежде, чем вылететь вслух, - но теперь Вам придётся постараться, чтобы оживить безделушку механизмом, дабы не опечалить графа. Сами напросились. Я нарисую эскизы, но изобретение останется за Вами.
Слова её стали более тёплыми на последней фразе, а уголки губ дрогнули в короткой улыбке. В образе Луки Дина вела себя намного увереннее и даже дерзко. Размашистым движением она взяла кубок с вином, делая глоток и поглядывая на своего оппонента сквозь ресницы. Опустив немного веки, казалась расслабленной, опираясь на вторую руку. Маэстро вещал про изумление, любопытство, подозрение. Подозрение? Какое именно? Неужто я похожу на злодея с большой дороги? Последнее её даже развеселило, но смеяться она не решалась, иначе собеседник может с легкостью истолковать подобное насмешкой над ним. Сделает неверные выводы, а она этого совсем не хотела. Мужское облачение придавало ей сил вести переговоры на равных, не чувствуя себя забитой пташкой. Мужчины всегда ущемляли женщин повсюду, если это не говорилось вслух, не значит, что того не существовало. У женщин нет прав в мужском обществе, да и понятие прав женщинам не ведомо. Дина не борец за какие-то там невидимые и мнимые права, она просто всегда желала жить полной грудью. Дышать свободно, творить! Откуда зародились столь вольные мысли у столь бесправного создания в голове? Одному Создателю вестимо и отцу, который поощрял таланты любимой дочери. Матушка на фоне него казалась более строгой, но Камал всегда поговаривал, что всё это пройдет с годами. Годы шли и привели Дину в мужском облачении к трактиру при винодельне, где напротив сидел изумленный изобретатель. Не зная как трактовать подобный наряд женщины, которая выдавала себя за иного человека.
На родине Дины к женщинам относились с уважением. Хорошая жена бесценна и полезна в быту, а плохая доставляет хлопоты и превращает мужа в философа. Тульфах уверена, что она второй вариант. Зачем кому-то портить жизнь? Лучше взять кисти в руки и заняться работой, которая сердцу мила. Вот только приходится исхитряться, за другого себя выдавать. Отгадка у загадки проста. Осталось это донести до своего собеседника, который желал объяснений.
- Я Вам рада, - она делает паузу, возвращая кубок с вином обратно на стол, а затем подавшись чуть вперёд навстречу своему собеседнику, словно собираясь рассказать, где спрятан клад, - что Вас остановило рассказать всё графу? Вы не стали выдавать мой секрет, иначе вся Лирэфия шумела о моей выходке. Я действительно художественных дел мастер, но лишь в таком облике, другой не даст мне возможности заниматься любимым делом.
Честно высказалась женщина, а затем выпрямилась, подхватив кубок, отпив ещё немного и громко заявив на манер маэстро:
- Кисти безупречны, проявили себя в деле с лучшей своей стороны. На данный момент работаю над иконой святого Иоанна в соборе, увеличивая в размерах на деревянном полотне.

+1

6

Поначалу смятение застигнутой врасплох атлантийки представлялось Витторио разумным и даже правильным. В мыслях он признался самому себе в том, что чего-то в этом духе и ожидал от ряженой, поэтому почувствовал себя увереннее, когда поведение девушки выстроилось по заведомо известной линии. Но дальше стало сложнее. Теперь они сидели друг напротив друга в забегаловке при винодельне - вдвоем за одним столом, лицом к лицу. Как с собутыльником или товарищем по шалостям, когда заговорщицки склоненные головы чуть не соприкасаются лбами и колени под столом едва не упираются друг в друга. И это с иноземной дамой! Дамой не самого низкого происхождения и недурного воспитания, к тому же... Разгуливающей по Лирэфии не то что без сопровождения, так ещё и в мужском платье!
И теперь она, эта самая интриганка, вперила в переносицу маэстро Вестри такой внимательный и пронизывающий взгляд, что он сам слегка растерялся. Его правая рука, перебирая быстрыми гибкими пальцами, поползла по столешнице, отщипнула кусок лепешки и помяла его как бы в раздумьях. Затем ухватила кубок и послушно поднесла его ко рту изобретателя - тот сделал большой глоток, утёр губы тыльной стороной ладони и на секунду замер, напрямую глядя Дине в глаза.
- Я смастерил немало механизмов для Его Сиятельства и знаю, что придётся ему по вкусу, - наконец, Витто нарушил своё молчание и пожал плечами. Настороженность из его облика ещё не ушла, но этим жестом он легко дал понять: угодить графу после всего, что связало их на военной службе в последние пять лет - раз плюнуть. Эту уверенность подкрепил кусок фокаччи, всё-таки отправленный в рот маэстро. - Совместить Ваши ювелирные задумки с моими техническими возможностями будет уже сложнее. Вы намереваетесь работать по золоту? Капризный материал, слишком мягкий, непрочный и чересчур уж плавкий, - юноша скривился, не выказывая ни малейшего трепета перед благородным металлом. - Но что-нибудь сообразим. А драгоценные каменья там будут?
Вопрос вырвался из уст изобретателя сам собой; Витторио осознал это, но ничего поделать уже не мог и только развёл руками в красноречивом орллевинском жесте. Мол, тут я бессилен: хоть и пришли говорить не об этом деле, а ремесло мастера в покое никак не оставляет. Даже когда курчавая голова занята совсем другими мыслями и вопросами, ещё не произнесёнными, но явно назревающими.
Но Витто сам стал объектом расспросов скорее, чем успел вымолвить хоть слово. А всё потому, что слишком долго молча наблюдал, как в тёмных глазах художницы блестели искорки задора. Кажется, вместе с вином она распробовала и вкус того риска, которому подвергалась, и вместо испуга начинала смаковать его, вступая в игру с изобретателем, наблюдательным сверх всякой меры.
Почему не рассказал графу, не разоблачил его приглашенного иноземного мастера? Переодетая синьорина, воображающая себя художником - ещё более редкая диковинка, чем атлантийский умелец! Но слава одураченного собственным же подданным вряд ли пошла бы Адриано Грациани на пользу, и его военный инженер превосходно это осознавал.
- Да, лирэфийцам сгодится куда менее волнующий повод, чтобы устроить шум и суматоху, - Витторио расплылся в хитрой улыбке, напоминая, что он и сам принадлежит к числу лирэфийцев с самого своего рождения. - Но пусть лучше судачат о том, какую баснословно дорогую безделицу Его Сиятельство преподнёс своей будущей супруге. Её цена, а не имя мастера, пусть бередит их умы. Вам так не кажется, маэстро Лука? Или же Вы честолюбивы? - Голубые глаза юноши чуть сузились, когда он назвал странницу ее вымышленным именем, будто он был одним из тех, кого ей удалось обвести вокруг пальца. - Орллевинских мастеров расстроило бы то, что граф предпочел поручить такой важный заказ чужеземцу. Это я вам как один из орллевинских мастеров заявляю. Поэтому и вызвался помочь, чтобы не оставлять все лавры только Вам!
Новая лукавая улыбка, еще один глоток вина и кусок медленно остывающей сырной лепешки. Маэстро глядел на собеседницу, словно гадая, насколько открыто можно с ней говорить о своих соображениях.
- Вы оказались бы в опасности, вздумай я обмолвиться хоть словом в присутствии лорда, - решение было принято, и Витторио принялся говорить прямо и открыто. - Такое... явление, - он выразительно округлил глаза, не желая произносить в трактире богохульную фразу "женщина в мужской одежде", - не одобряется. За  это могут назначить суровое наказание. Если сейчас Вам дозволяют касаться иконы - что для меня и так удивительно, Вы ведь придерживаетесь другой веры? - то в иных обстоятельствах... - Молодой изобретатель осекся и плотно сжал губы, а сам исподлобья глянул на Дину и выжидательно постучал по столешнице деревянными негнущимися пальцами левой кисти. Неужели она без меня об этом не знает? - За это можно обрести не самую завидную славу и даже предстать перед судьями. Это слишком серьезно, чтобы бросаться обвинениями направо и налево, как только в голову взбредёт, - маэстро вновь сузил глаза, пытаясь прочитать выражение миловидного лица под броской чалмой. - Особенно до того, как я узнаю причины Вашего поступка. Возможность заниматься любимым делом - так Вы говорите? - От напряжения Витто даже приподнялся со стула и потянулся вперед, опираясь грудью на свои сложенные руки и чуть не опрокидывая поехавший по столу кубок с остатками вина. - Я рад, что мои кисти пригодились, если Вы и правда так любите художествовать и знаете в этом толк. Но ради этого отказываетесь даже от себя? от своей жизни и натуры? - Тонкие тёмные брови маэстро поползли вверх - он искренне не мог понять мотивов сидящей перед ним атлантийки. - Из-за того, что признанным художником может стать только мужчина? Знаете, ми... милорд, может быть, в искусстве так и есть, но совсем иначе дела обстоят в военном деле - уж мне это известно, - лицо Витто слегка потемнело, и он непроизвольно повёл плечами, будто хотел сбросить с них груз того мрачного опыта, о котором говорил. - Доносчиком, соглядатаем, подосланным отравителем, шантажистом может стать и мужчина, и женщина. Будет даже удобнее, если одна загадочная личность вдруг распадётся на две - больше путаницы, меньше подозрений. Кто станет строить козни и налаживать слежку за безобидной иноземкой в чужой стране, ником образом к политике не причастной? Я бы точно не стал, да и графская стража тоже. А какая связь между ней и неким умельцем в чалме, пробравшемся в палаццо к Его Сиятельству? Да тоже никакой, как будто.
Витторио нахмурился; он опустил голову и пару минут молча гонял свою запыленную треуголку по липкой столешнице. В конце концов, машинально забросив в рот ещё один кусок лепёшки, он поднял испытующий взгляд к лицу Дины-Луки.
- Я сказал честно, как есть. И Вы мне ответьте точно так же. Зачем Вы здесь? По-настоящему, зачем этот спектакль?

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Commedia dell'arte


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC