Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Лучше делать новости...»:
Филиппа Уоллес
«Искусная технология неотличима от магии»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Говорят, царица ненастоящая!»:
Люций Целер (ГМ)
«Не ходите, девушки...»:
Миа Грациани
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся – нередко перед алтарем»:
Адриано Грациани
«Чтобы не запачкать рук...»:
Эмилио Бьяджи
«Какой хаос наступил бы в мире...»:
Адемар де Мортен
«Бунт»:
ГМ

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ТУРНИРЫ; » доска почета;


доска почета;

Сообщений 41 страница 49 из 49

1

http://s3.uploads.ru/MjZmo.gif
Вот эта желанная комнатушка где висит множество портретов прошлых лет, и не сомневайтесь - эта коллекция будет пополняться в ускоренном темпе. Разве у нас мало достойных жителей Хельма, которые заслужили попасть сюда? Не думаю. Новый герой недели будет появляться тут каждую неделю и скрашивать наши серые будни своими яркими постами. Не проходите мимо - поздравьте победителя.

0

41

https://68.media.tumblr.com/3ae28fea0307eeb0ab17ffe529cc5c0c/tumblr_mu9ejzUuet1sf7k1uo5_250.gifhttps://68.media.tumblr.com/3059bad78419d9eda334e0b0f818ec18/tumblr_mu9ejzUuet1sf7k1uo4_250.gif
Наконец-то на доску почета попало бравое пиратство, и что важно - женское пиратство в лице прекрасной, очаровательной, бравой женщины с мечом, сапогами, магическим даром, самой широкой и обаятельной улыбкой, старпома, которого заслуживает каждый Инес Оливарес!
Милая Инес! Мы желаем тебе буйной фантазии, творческого успеха, не растерять талант собственных золотых рук, неземное обаяние, идеи и своего капитана. Удачи, красивых постов и отличного настроения!

ПОСТ

Смерть правит на земле. И смерть, танцуя, правит в небесах.

Инес до сих пор не могла понять, для чего делилась сокровенными желаниями с человеком, который был с ней недостаточно близок. С такими же успехами она могла пойти к капитану этой развалюхи и начать изливать ему душу, повествуя о том, какая нога болит на дождь. Конечно, плохое сравнение Мартина с этой свиньей в камзоле, но что поделать. После недолгого обдумывания, девушка все же пришла к выводу, что причин для этого ой, как много. Во-первых, алкоголь развязывал язык, заставляя выкладывать все, как на духу, лишь бы перебить эту неловкую тишину. Во-вторых, приближение смерти мягко подталкивало к философским рассуждениям, заставляя исповедоваться старому знакомому. В-третьих, она просто начала доверять Мартину, раскрывая, пусть и перед смертью, свою душу. Ей почему-то казалось, что, даже если они и выживут, то, что происходит здесь, в трюме останется между ними, как и все сказанное. В-четвертых, сама предложила игру, так что приходится играть честно по правилам, чтобы имела право требовать такую же честность и от Мартина. Да и после этого разговора стало как-то легче на душе. Осознание того, что она не успела сделать, скинуло камень с плеч, заставляя иначе смотреть на ситуацию, смириться с тем, что этого никогда не произойдет. Глубоко вздохнув и нелепо рассмеявшись, девушка подняла голову наверх, смотря сквозь решетку.
«А ведь, действительно, этого никогда не произойдет, - пронеслось в ее голове. – Никогда».
Жаль, что так произойдет? Жаль, что первым мужчиной станет этот урод, заплывший жиром? Знал бы Мартин, как жаль было Инес, что придется лишиться невинности именно таким способом. Знал бы ты, как от этого тяжело на душе, как она ненавидела себя в этот момент. Уж лучше свершить все здесь и сейчас, пусть и в грязном трюме. По крайней мере, от Рекхэма ее не воротило. А поцелуй… Он все еще не выходил из головы, заставляя легкий румянец появляться на щеках девушки. Да и как можно стереть из памяти то, что произошло буквально десять минут назад? Как можно забыть то, какие чувства она при этом испытывала? Правильно, никак. Посмотрев на Мартина и проведя языком по нижней губе, девушка с сожалением выдохнула то, что до этого смогла набрать в легкие.
«Нужно отогнать мысли, - пронеслось в голове. – Они сводят меня с ума».
Смысл желать того, что ты не получишь? Смысл желать то, что сама, скорей всего, не позволишь? Правильно, нет совершенно никакого смысла в том, чтобы думать о продолжении страстного поцелуя. А тем временем Мартин начал исполнять свой долг перед Инес, решив ответить на поставленный ею вопрос. Неразговорчивый? Ты? Девушке слабо верилось, что это действительно так. Хотя, может, ему алкоголь тоже язык развязывает в данной ситуации? Инес решила, что, если они, конечно, выберутся отсюда, то обязательно проверит его мастерство в ведении беседы. Тем более что она обещала ему вкусный ужин за счет заведения.

«Иметь шанс» и «воспользоваться шансом» — не одно и то же.

«Неужели нельзя вести себя тише, - девушка скривила лицо в неприятной гримасе и посмотрела на решетку. – От топота ваших копыт уже голова раскалывается».
И, правда. От топота ног уже начинала болеть голова, учитывая, что в трюме все эти звуки были слышны намного отчетливее, отдавая каждым стуком внутри черепной коробки. Переведя взгляд снова на Рекхэма, девушка попыталась сконцентрироваться на его голосе, чтобы как-то отгородиться от неприятных для слуха звуков. Благо, у мужчины был достаточно красивый голос, который легко завлекал и увлекал своими нотками. Тем более что Мартин начал говорить о том, как обучался обращению с оружием, не без помощи подмастерья кузнеца. Признаться, Оливарес хотела услышать историю полностью, с деталями и разъяснением выбора именно этого холодного оружия, но, увы, и тут ее ждало разочарование, ибо Мартина нагло прервали. Топот ног становился все более громким, все более настырным. Буквально через секунду к нему примешались еще и голоса, которые переходили на громкий крик. И, что не могло не порадовать девушку, в голосах четко читались страх и разочарование. Но вот когда прогремели первые взрывы, Инес стало совсем не до радости и смеха, который до этого все же прорывался, ведь они могли означать только одно – абордаж. Вот только вопрос, чье судно решило напасть на это убогое корыто? Если противником оказался фрегат королевского флота, то можно сушить весла и закатывать губу, которую, возможно, девушка и успеет раскатать, надеясь на спасение. Если же противником окажется пиратский корабль, то тут двойственная ситуация, ведь пираты бывают разные. Но не будет вдаваться в обсуждение плохого и хорошего пирата, тем более что сейчас совсем не время.
- Гости? – проговорила Инес, подходя практически вплотную к Мартину, который успел встать впереди нее, закрывая своей спиной. – Тогда капитан этого корыта довольно радушный хозяин, что встречает их залпами.
На душе начали скрестись кошки, а страх подступал все ближе. Да, слова о том, что это может оказаться их общее чудо, немного успокаивали, но недостаточно. Сердце начало стучать сильнее, отбивая странную мелодию. Инес закрыла глаза и глубоко вдохнула. Сейчас не время, чтобы поддаваться панике. Возможно, именно сейчас им выпадет шанс, чтобы спастись. Но вдруг придется за этот шанс перегрызть несколько глоток? Взяв себя в руки, Инес внимательно посмотрела на решетку, через которую были видны только мертвые тела. Тела тех, кто их сюда упек, тела тех, кто уже много лет путешествовал на этом корабле. От сердца чуть отлегло, ведь чувство радости всегда успокаивало, хоть и немного.
- Если мы все-таки не выберемся, - произнесла Инес довольно тихим голосом. – Знай, что я жалею о том, что произошло с тобой. Но не жалею о том, что произошло в трюме. Но если это наше чудо, то горячий ужин будет ждать тебя в таверне «Жемчужина».
С палубы доносились веселые голоса, торжествующие и громкие, оповещающие о победе над вражеской командой. Но кому они принадлежат? Кто же все-таки победитель? Этого Инес не знала. И именно этот факт заставлял держаться ее в напряжении.
«Вытащить нас? – понеслось в голове Инес. – Я молю Мариса, чтобы ты не пожалел о своих словах».
В душе появилась надежда. Впервые за этот день в сердце начала теплиться надежда, разрастаясь теплом во всем теле. Но как это странно… Надежда, граничащая со страхом? Разве такое бывает? Будто зная, что чувствует девушка, Мартин протянул ей руку, которую Инес тут же взяла в свою ладонь. Умирать, так вместе, ожидать так вдвоем? Присутствие и близость другого человека придавало храбрости, заставляло вспоминать, что девушка не имеет права позволить себе слабость. А ведь и правда ожидание затягивается. Инес казалось, что прошла целая вечность, пока не открылась дверца трюма.

Спасение наше там, откуда грозит нам гибель.

- Спасены? – тихо произнесла Инес, чтобы слышал ее только Мартин.
Самый молодой из тройки, которая показалась в проеме, протянул руку, чтобы помочь выбраться. Казалось бы, что его помощь была обращена мужчине, но нет, Мартин пропустил вперед Инес, помогая ей подняться, после чего и сам выбрался, естественно, не без помощи подоспевших спасителей. За какие грехи мы оказались здесь? Инес рассмеялась, представляя, что же скажет капитан, если выложить всю правду без утайки. Наверно, будет смеяться, глядя на незадачливого рыцаря и нелепую пародию на благородную леди.
- За красивые глаза, - произнесла девушка, обводя взглядом каждого из тройки. – И храбрость, граничащую с глупостью.
Она не была уверена, что ее слова были услышаны до тех пор, пока капитан не рассмеялся теплым и громким смехом. Он еще раз посмотрел на Инес, а после перевел взгляд на Мартина, внимательно сверля его взглядом, при этом хмуря брови.
- Это за красивые глаза он получил такие раны? Тогда женщины страшнее любого морского чудища! А какая у тебя причина?  – произнес капитан, не отводя глаз от раны на плече Рекхэма и обращаясь именно к нему. – Осмотри его.
Последнее Грем произнес симпатичной пухленькой женщине, кивая в сторону Мартина. Та незамедлительно подлетела к старому знакомому Инес, начиная хлопотать и осматривать его ранения. Как поняла Оливарес, эта женщина являлась врачевателем на корабле-спасителе, так как четко знала свое дело. И подходила, по крайней мере, с нужной стороны, и давила на нужные точки.
- А ты в рубашке родился, красавчик! – произнесла женщина, поднимая взгляд на лицо Рекхэма. - Капитан, жить будет. Мне его латать не обязательно. До суши дотянет, даже лучше, чем некоторые из нас.
Подмигнув Мартину, женщина подошла к Инес, осмотрев и ее. Удовлетворенно кивнув и подметив, что ранений у нее нет, она вернулась к капитану, который стоял чуть поодаль, внимательно смотря за осмотром.
- А имена у пленников есть? – произнес Грем с легкой улыбкой.
- Инес… - начала девушка, но тут же осеклась, ибо ее прервали.
Двое статных мужчин волокли на палубу, не поверите, капитана этой посудины, который так и норовил вырваться из их цепких рук. Он был побит, его губа была разбита, а бровь над левым глазом рассечена. Остановившись за несколько шагов до Грема, мужчины бросили тело на палубу, прижимая бывшего капитана к ней тяжелыми ботинками, которые поставили на его спину.
- Капитан, мы посчитали, что он должен знать, кто разгромил его команду, - произнес один, сильнее прижимая заложника к палубе.
На лице Грема восторжествовала победная улыбка, а в глазах, как показалось Инес, заплясали шальные огни. Подойдя к капитану поверженного корабля, он достал кинжал из ножен на поясе, после чего присел возле него. Он внимательно смотрел на свою жертву некоторое время, после чего резко перерезал ему горло со словами:
- Каждой твари подобающая смерть.
Да, кровь полилась, забрызгав частично и самого Грема, но это совершенно его не смущало. По его довольному лицу было ясно, что с этой тварью у него были личные счеты, которые, возможно, тянулись сквозь года. Вытерев лезвие кинжала о камзол убитого, капитан выпрямился и посмотрел на Мартина с Инес, что-то взвешивая в своей голове. Мыслительный процесс четко отражался на его лице.
- И что мне с вами делать? – произнес Грем, по-доброму улыбаясь. – Голодны?
После этой фразы от сердца окончательно отлегло. Они действительно были спасены, действительно они будут еще жить, наслаждаясь светом солнца. Прикрыв лицо ладонью, Инес рассмеялась. Внутри нее бушевали чувства, которые не могли найти выхода. Радость, печаль, удивление, благодарность – все это плескалось в ее душе. Но ведь это уже не так важно, правда? Главное, что они будут жить.

Битва за жизнь
Или жизнь ради битв -
Все в наших руках.

+4

42

https://68.media.tumblr.com/ef24fbe1d8579a6bc8d36894a54224a5/tumblr_ocz95ynXDO1qhtpi8o3_r1_250.gifhttps://68.media.tumblr.com/5bdb14c932d999b24164d56bb682a301/tumblr_ocz95ynXDO1qhtpi8o5_r1_250.gif
А на доске почета сегодня мы видим таинственного, харизматичного, мрачного, но притягательного в своей мрачности лорда Адемара де Мортена, который за рекордное количество времени  завоевал женские (и не только) сердца Хельма и смог получить высшую награду. Проникновенность характера, чуть нахмуренный взгляд и глубина слов могут вызвать невольный трепет и заставить вас застрять в эпизоде, пока вы не прочитаете его до конца. Осторожнее, не утоните!
Искренне желаем сохранения великолепно созданного образа, красивых постов, новых свершений, талантливых соигроков, интересной игры и исполнения игровых желаний и смелых фантазий!

ПОСТ
Юности свойственна пылкость. Адемар смотрел на ее пышущее здоровьем округлое личико с столь волнующе подвижными полными губами и постоянно отвлекался на проскальзывающее мимо мысли о желании поцелуя. Фантазия обещала самые сказочные ощущения от подобного прикосновения и мягко говоря, обстановка крайне располагала к подобным думам. Густые тени от высоких ветвистых деревьев ложились на землю, ветер почти не пробивался в эту часть парка и лишь возмущенно шумел где то наверху. И вот они – абсолютно одни – стоят тут. Так близко, что он чувствует как бьется ее сердце. И от этого ощущения его собственное начинает стучать все сильнее. Волнующее желание растекается по телу и он смотрит на нее пристально, не отрываясь. Следит за каждым мимическим движением. Но это уже далеко не то внимание, вызванное желанием узнать побольше. Он попросту наслаждался визуально…
Мыслей о ревности давно уже не было. То с какой легкость Аделина смирилась с его присутствием и осталась, продолжив общение – стало ярким показателем того что о любовнике глупо думать. Он долго наблюдал за ней, но не увидел никаких моментов выдающих в ней чрезмерного волнения или нетерпения. Девушка действительно погрузилась со свойственной легкостью в эту странную загадку и сумела действительно заинтересовать и спутника.  Но ее то ли предположение, то ли сомнение вызвало в нем чувство тоски. Молодой человек вздохнул с оттенком горечи.
- Разумеется я ваш друг. Неужели вы сомневаетесь во мне, Аделина? Я искренне люблю вас, вы знаете. И не раздумывая отдам жизнь за вас. Прошу – больше не обижайте меня такими подозрениями.  А теперь пойдемте же к вашему тайнику… - и двинулся вслед за девушкой. Аделина обладала многими спорными достоинствами, которые от иной подачи превращались в недостатки. Но иногда ему казалось, что в ней живет непреодолимая тяга постоянно обидеть его.  И чаще всего это был какой то скользящий бросок с интонациями ее отца. Адемар отлично знал, как Гордон Миддлтон не любит своих соседей. «Чертовы гаскошки» - лучшее из его терминов и правда сказать, Жиль де Мортен особенно ничего не делал для исправления. Он ограничивался ответными насмешками. Но вот виконт Мортеншира с недавних пор начал серьезно от этого страдать – скрывая от иных свои муки конечно. Обнаружив изменение своих чувств к единственной дочери графа Мидейвелширского, он как благовоспитанный и порядочный дворянин первым делом для себя задался вопросом брака. Раньше отец на удивление не касался этой темы, но с недавних пор успел пару раз упомянуть.  Он напомнил то ли сыну, то ли себе о том, что наследнику уже двадцать шесть и пора бы обзавестись внуками. Желания жениться на первой попавшейся юбке у Адемара не было, к тому же он был исключительно стоек в своих привязанностях с самого детства. Конечно были свои трудности. Да, Аделина приходилась ему двоюродной племянницей, но эта степень родства легко дозволялась для брака. Нет. Первым препятствием был ее возраст – хотя дочерей выдавали и в четырнадцать, он сам не хотел бы взваливать на избранницу семейный быт прежде приличных семнадцати. Но это заставляло лишь подождать два года и было вполне решаемо.  Вторым – и самым главным – было отношение ее отца к всему семейству де Мортен. Адемара он разве что считал чуть более путным, чем остальных. Но на этом отличие и заканчивалось. И упросить мидейвелширца о браке с его единственной дочерью становилось делом невероятной трудности. Впрочем виконт был упрям и отступать не намеревался. Не в таком вопросе.  Пожалуй, куда важнее было бы настроение самой Аделины. Конечно она дружна с ним и ласкова, но может ли полюбить?
- Как далеко нам идти? – поинтересовался мужчина, держась заданного направления. Слава Богу, с ориентированием у него не было проблем. И в этот момент едва не споткнулся о поваленный ствол дерева – откуда то впереди прямо тянуло сыростью и холодом. Деревья стали более близко растущими, кончилась мощеная дорожка. Очевидно – вот она уже смазанная граница леса и парка, но где ход? Должен быть холм? Или люк? Очевидно мой вопрос сам себя исчерпал. – он выпрямился и нежно посмотрел на спутницу. – Теперь только вы, моя леди, можете указать более точное место. – и подхватив ее за талию, перенес через бурелом на ровное место.

+3

43

https://lh4.googleusercontent.com/-9daHF4olu3g/UsIxdE1BOII/AAAAAAAAA8I/RqCVPoP8-vQ/w500-h207/tumblr_lngkz7OMDH1qbz2bb.gif
А вы тоже проследили взглядом за этими огромными глазами и соблазнительными губами? Вы тоже считаете, что красота этой леди ничуть не преувеличена? "Ведьма!" - скажет кто-нибудь и будет прав, ведь речь идет о блистательной Аделине Миддлтон! Как зажечь интерес публики одним поцелуем с леди, как смочь вызвать жесточайший гнев, как суметь выжить в природных интригах и как при этом быть обольстительно-обворожительной - узнавайте у леди Аделины!
Мы искренне желаем творческих успехов, живых образов, интересной игры, отличного настроения и чтобы дядюшка вас все-таки не прибил (да-да, мы следим!).

ПОСТ

Напор, с которым на нее набросился сначала один, потом второй, серьезный урон нанес по бастионам, выросшим внутри за эту вспышку. Аделина легко переживала любые атаки, когда укорить, обвинить пытались ее, грозя ей же страданиями и карами небесными; пусть и было в этом что-то детское и упрямое, но уж как есть. Однако, она всегда сдавалась, когда страдания сулились тем, кто ей дорог. Добрая натура, полная сострадания и жалости, впечатлительная и эмоциональная, тут же брала верх над упрямством, и она, позабыв все обиды, была готова броситься, обнять и рыдать на пару с обиженным ею другом, прося извинений. Наверно, именно по этой привычке она не имела ненависти, серьезной ненависти вообще к кому-либо в этом мире, на всех смотря сквозь немного розоватое стекло, желая видеть такую же подвижную, отходчивую натуру, полную и добра, и сострадания, во всех вокруг, даже в тех, кто с виду распоследняя тварь. Ведь тварью не рождаются, ее становятся, так, может, великая душевная боль и страдания превратили человека в нее? Думая так, она была готова с пониманием отнестись к всякому, вот и на дядю уже совсем, фактически, не сердилась, придумав в своей голове его поступку оправдание, и сейчас, даже когда он тряс ее, как грушу в саду, только хлопала густыми ресницами, чуть приоткрыв удивленно рот. Но в взгляде серых глаз не было ни агрессии, ни гнева, они отхлынули так же быстро, как и появились. Параллельно ему в уши врывался голос Кристианы, полный… боли, и Аделине становилось вовсе стыдно, до ужаса. Под напором таким страстных речей она стушевалась и сникла, и теперь едва не рыдала, но не от обиды за себя, а от сострадания – к ним. Подумать только, незаслуженно и дядю обидела, и лучшую свою, единственную настоящую подруженьку, и как обидела! Синие глаза де Мортена, как всегда, непроницаемы, но кажутся такими грустными и несчастными, что у самой уже слеза навернулась. А от голоса леди Ларно в груди не просто кошки скребут, рвут на части эту самую горделивую душонку!
И девушка отступила назад, едва только цепкие пальцы дяди разжались, закрывая ладонями лицо и судорожно вздрагивая всем телом, как бывает при зарождающихся рыданиях, вот только плакать она не хотела, потому что вряд ли этим можно было как-то разрешить ситуацию, унять этот пламень в груди, сжимающий ребра и мешающий нормально дышать, успокоить эмоции и утешить двух страдающих, небезразличных ей людей.
- О! Прошу вас, - тихо, порывисто, но очень эмоционально, чувственно сорвалось с губ, когда руки соскользнули с лица, открывая его взглядам публики с горящим румянцем по щекам.  – Не говорите так, я совсем… совсем не хотела, чтобы все это звучало… так! – она умоляюще посмотрела сначала на графа, потом на подругу. – Право слово, я клянусь, что не делала ничего… возмутительного, и совсем не была намерена, просто я не могла же публично отказаться от разговора с обратившимся ко мне дворянином. Это было бы некрасиво и… - снова обхватила свои щеки. – Нет, нет! Не сердитесь, ради Бога, вы разрываете мне сердце! Я, право, так люблю вас! – и, под охватившим ее порывом, стремительно рванулась вперед. Ближе стояла Кристиана, и тонкие руки бескомпромиссно обхватили ее лицо, одновременно с тем, полные губы прижались к тонким губам леди Ларно, одаривая легким, дружеским, но горячим поцелуем, в котором выразилась вся эмоциональная степень привязанности, а спустя секунду все исчезло. Но лишь затем, чтобы так же порывисто обхватить стоящего рядом с Кристианой дядюшку за шею ладошками, и, едва ли не подпрыгнув на самых кончиках пальцев стопы, так же крепко и жарко запечатлев и на его поджатых губах такой же поцелуй. А потом, отпрянув и опустившись на полную  стопу, она крепко схватила их обоих за руки, и прижала эти руки, переплетая с своими пальцами, к своей же груди, всматриваясь с умилительным выражением ластящейся кошки то на одну, то на второго, но уже молча, пытаясь восстановить участившиеся от такой выходки и бури чувств дыхание. - Обещаю, я больше никогда-никогда не подойду к графу Ларно, если это так неприятно вам!

0

44

http://68.media.tumblr.com/657e927ea348736855132bbbd072d78b/tumblr_nyuq5u6EH81r3wn4bo1_250.gifhttp://68.media.tumblr.com/23c0ca9a983bfd4d899fc4a6741ee4a4/tumblr_nyuq5u6EH81r3wn4bo2_250.gif
Орллевинский красавец, Мистер Вселенная-Пельменная, лучший художник по версии журнала «Очумелые Инквизиторы», военный изобретатель, военный инженер, военная ватрушка, автор Евангелие св. Николая, страж галактики, повелитель времени, рыжеволосых и кудрявых, секс-символ, секс-знак, секс-намёк, бэтмен, изобретатель тарелки, бог любви у древних балморийцев, любитель фйельских принцев, асассин и коронованный нагибатор церкви всея Руси. Николло де Ланца, дамы и господа, новый герой баллад! Аве, Нико! 

ПОСТЕсли бы сейчас изобретатель смотрел на фейерверк, он бы с точностью мог сказать, что снопы синих искр – это горение меди. Оранжевых – кальция и натрия. Да и то, что человеческий глаз определяет, как «цвет», ни что иное, как длина тепловой волны. Излучение. Вместе с пиротехниками графа де Ланца разработал уникальный пороховой состав. Они смешали металлы и соли. Умудрились повысить яркость свечения – «насыпьте больше чугунной стружки, она ускоряет нагревание». Добавили сурьмы, чтобы при взрыве горизонт заволокло брильянтово-белой дымкой... Но инженер смотрел не на фейерверк, а в глаза юной девушки. И не мог объяснить, что значили высверки, вспыхивающие в её зрачках, когда она просила: «давай убежим к тебе в мастерскую…». Эта была какая-то другая химия… Любви.

Лукреция шептала ему горячие слова, а Николло грел её объятьями. Ему больше не хотелось спорить о том, что им не суждено быть вместе. Конечно, он думал об этом. Но не произносил вслух. Ни в первый месяц их встреч, ни в четвертый. Ни когда они засиживались на крыше, инженер - в поисках вдохновения на новые изобретения, с блокнотом в руках, Лукреция - в сонливой дреме, склонив голову ему на плечо. Ни когда Адриано интересовался, где маэстро успел нарисовать портрет его старшей дочери. Ни даже, когда леди приносила в мастерскую корзину со спелыми сливами, а уходила с букетом белой сирени в руках. Он не говорил ей, что есть и другие девушки, с которыми он видится, когда плоть вопит громче рассудка. Что ищет в блеске их волос - её медные блики, а в отливе кожи – молочную белизну. Николло лишь тихо повторял, что любит. И, действительно, любил.

Фейерверки давно отгрохотали, Лирэфию накрыла ночь. Под покровом масок две фигуры неспешно шагали в сторону мастерской, угадывающейся впереди лишь по остову черепичной крыши, зеленым двустворчатым окнам и неровной кладке фундамента. Именно угадывающийся, потому что на самом деле в таком мраке и лабиринте соседних домов-близнецов невозможно было воочию разглядеть ни здание, ни черепичную крышу, ни окна, ни фундамент. Поскрипывая – нужно не забыть смазать петли – отворилась дверь. Художник впустил девушку вперед себя, вошел сам и, нисколько не пугаясь окружившей темноты, словно кот, что различает тысячи оттенков черного, нащупал свечу и огниво.

Когда красный огонёк мигнул, а затем загорелся ровным матовым светом, мир изменился. Пространство перестало быть огромным, уютно сомкнувшись вокруг них оранжевым кольцом. Мастер бережно сложил лежащие на столе чертежи в стопку и отодвинул на край стола, а, затем, с той же предупредительностью подхватил на руки прекрасную гостью, усадил на деревянную колоду так, что её лицо оказалось на одном уровне с ним. Сначала Николло вглядывался в голубые зеркала глаз через прорези маски, но затем, скользнув к затылку леди, умелыми пальцами развязал узелок, освободил ленты от натяжения и снял кружевную ткань. Янтарно-бронзовое, мягкое, подрагивающее тепло свечи рисовало на правой скуле Лукреции глубокие, скульптурные тени, подбородок бросал глубокую синеву на шею, теряясь полуоттенками кобальта в ложбинке груди, сизо-чернильные штрихи спускались и ниже, там, где кожу скрывала кромка шелкового декольте. Мастер склонился и поцеловал девушку. Неторопливо, чуть раскрывая её губы. А затем произнес:

- Я хотел бы нарисовать тебя обнаженной…
___________________________________________________________________________________

Кутаясь в одежды, плащи, сумрачные переливы и обрывки фраз, губы Лукреции, казалось, говорили совсем не то, что её взгляд. Художник всё так же хмурился, и с каждым словом угол сведенных бровей становился всё геометричнее и острее. Де Ланца знал всего одну вещь на свете, что возбуждала людей больше, чем близость наслаждения. И это власть. Стремление если не сесть на трон, то хотя бы протянуть руку и коснуться его резного подлокотника. Как иначе объяснить, что Данкворты – древнейшая семья запада, учинила кровавую расправу над своими же, орллевинцами. Жажда могущества застилала глаза красным маревом не меньше, чем страсть.

- И каков будет приговор? Их казнят? – мимика камеристки и телохранителя молодой аристократки становилась нервознее. Изобретатель чувствовал, что времени останется не так много, а потому не пускался в пространные мысли. Молча внимал и по крупицам выуживал как можно больше.

- И почему ты говоришь, что оставишь детей… Неужели они не будут расти с матерью? – машинально живописец нащупал белую ленту, холодным шелком обвившим запястье.

+3

45

https://78.media.tumblr.com/18631e8c5cbef3049f8aefb05db61cfd/tumblr_os0a8lS8H51vkq3kto4_540.gif
На доску почета попала одна из самых загадочных, красивых и достойнеших представителей игрового мира Хельма - прекрасная Леттис Фосселер! Красивые посты, прекрасно раскрытый характер и умелые руки герцогини делают Хельм прекраснее и поневоле начинаешь верить в то, что красота спасет мир! Искренне желаем миледи покорять мир не только магией проклятий, но и магией слов и тонкого чувства стиля в работах, смелыми и мудрыми решениями и поддержкой сильных мира сего! Вы очаровательны, продолжайте радовать нас всех!


ПОСТ

Куда делся лед из взгляда Генриха, Леттис не успела заметить... пока не поскользнулась на мощеных камнях - тут все стало ясно. К счастью, реакция лорда-регента была отменной: хватило секунды, чтобы остановить падение, и, обставив все заранее спланированным действом, подхватить невесту на руки.
-...! - Леттис ошарашенно хлопала ресницами, не до конца осознавая происходящее: только стояла посреди двора, а теперь удобно устроилась в объятьях супруга. Осторожно обхватив шею Генриха и стараясь не встречаться с ним глазами - слишком близко он находился - леди Гвиннбрайр позволила пронести себя через порог и дальше по коридору - к лестнице на второй этаж, где уже слышались радостные возгласы гостей. "Следовало догадаться, что они зайдут через другие двери", - не толкаться же молодым среди конюхов и лакеев, в самом деле. Слуги помогут расправить складки на плащах, заломить береты под соответствующим углом, соскрести грязь с самоцветов, чтобы приглашенные графы и герцоги предстали перед публикой в должном виде. А невеста с женихом в это время могут обговорить с глазу на глаз детали предстоящего торжества. В чем "изюминка" богатых свадеб - никаких импровизаций, всё тщательно распланировано: кто где сидит, что говорит и с какой тарелки берет. Поступок Генриха нарушал привычный ход вещей. Что это - вызов лицемерному обществу или намерение немного сгладить остроту обидных слов, брошенных дуэльной перчаткой в карете? Леттис ведь меньше него хочет воевать, но импульсивная натура берет верх над здравым смыслом. По крайней мере, комплимент был искренним, как и улыбка, посланная ему навстречу...
- Почему вам так кажется? Вы же меня совсем не знаете, - тихо спросила она - и дыхание обжигало щеку Генриха, смущая герцогиню еще больше. - Меня никогда не носили на руках... - случаи неудачных конных прогулок не в счет. Еще один порог - и девушку оглушил шум пиршественной залы, усыпанной чертополохом, гвоздиками и ветками каштана - воедино свитыми символами благополучного и долгого замужества. Стебельки зашуршали под ногами, когда Его Светлость поставил супругу на пол (Леттис с сожалением разомкнула руки: ей уже не хватало тепла Генриха, рядом с которым пышущие жаром камины казались потухшими головешками), и гости, многозначительно переглянувшись, как по команде бросились поздравлять жениха и невесту. Крепко сжав пальцы Генриха, леди Гвиннбрайр улыбнулась: в половину не так искренне, как регенту, но достаточно широко, чтобы не принять улыбку за гримасу недовольства. Какие бы конфликты ни происходили у Их Светлостей наедине, для всех они - идеальная пара, укрепленная со всех сторон крепость, взять которую можно, лишь имея предателя внутри. И без венчальной клятвы Леттис знала: несмотря на всю силу духа и ума, герцогу Хайбрэя нужен надежный тыл. Она могла бить посуду и рвать гобелены, таскать за волосы слуг, но когда дело касалось верности - альтернативы не существовало. Теперь внучка Флориана - член семьи Найтонов, и никто, кроме законного супруга, не посмеет сказать, что она не оправдывает ожиданий.
Со смехом и шутками Леттис подвели к высокому дубовому креслу. По традиции молодая должна была посидеть на нем, чтобы подарить мужу наследников. Мало кто верил в истинность этой приметы, однако полностью выбрасывать ее из свадебной церемонии не торопились. Правда, в отличие от прошлых веков, такое кресло (за неимением оного - старый стул) ныне хранилось в каждом доме, служа бытовым целям или вовсе валяясь на чердаке. Перед пиром его вытаскивали, мыли, меняли погрызенное мышами или протертое до дыр (кому-то "везло" жениться много раз) сиденье и приносили в залу, где торжественно сажали на него невесту. Так, предки Леттис из поколение в поколение передавали священный табурет - якобы, стоило женщине к нему прикоснуться, она сразу оказывалась в тягости - а в королевском замке по понятным причинам колченогое творение вусмерть пьяного плотника сменилось настоящим произведением искусства с резной спинкой и подлокотниками.
Сидя на "невестином кресле", Леттис видела, как вдоль длинного, изломанного по периметру стола сновали слуги, завершая последние приготовления. На льняных скатертях блестело фамильное серебро - кубки, блюда, ножи - а во главе стола, под гербами Фосселеров и Найтонов, стоял небольшой помост - то были места для невесты и жениха, которые им в скором времени предстояло занять, объявляя начало гастрономического праздника. 

0

46


http://38.media.tumblr.com/5bb5fc35a6d613686017640d7f162357/tumblr_inline_nljapr8Qba1scq4k2.gifhttp://31.media.tumblr.com/55b8bca3ead8cfa4307c470efa9af282/tumblr_inline_nljaq7ckNA1scq4k2.gif
К искренней моей радости на доску почета сегодня попадает бравый морской разбойник, крадущий сокровища и женские сердца, разрушающий корабли воин, истинный фйелец и отец неимоверного количества фйельских и тильских детей
Гектор Берг!
Дорогой Гектор, искренне желаем тебе дальше развивать персонажа, бить фонтаном невероятных интересных идей и сплачивать вокруг себя такое количество игроков, писать восхитительные посты и создавать невероятно интересные сюжеты! Пусть попутный ветер дует в паруса, талисманы охраняют, умелая рука не подводит в сражениях с противником, а наметанный взгляд видит богатства! Успехов!

ПОСТ

И всё-таки рвануло! Так между затухающими углями вспыхивает последний огненный всполох, и из него вдруг снова разгорается всепожирающее ревущее пламя. Только чуть тронь угли, только подставь огонь дуновению ветра! Сейчас Гектор сам стал тем, кто намеренно поворошил тлеющие угли. Когда Тобиас вскочил на ноги и яростно швырнул чарку в надсадно скрипящую стену каюты, старший помощник пьяно расхохотался и сам поднялся на ноги, выпрямляясь во весь свой немалый рост.
- Считай, нынче я за квартирмейстера, - ухмылка Берга больше походила на оскал, привычный и не предвещающий добра. Долго стоять вертикально пират не сумел: пол каюты уходил из под ног, волны всё жестче швыряли фрегат, встряхивая, затягивая вниз и опять выталкивая вверх. Остался бы лучше сидеть, да уже поздно - взбешенный Морган драл глотку за двоих, сверкал глазищами, швырялся всем, что попадется под руку и был готов разнести каюту ко всем морским чертям. Как тут усидишь в таком веселье, когда сам дьявол вырвался на волю?! - Приведу, приведу! И поговорим как следует втроем! Но уж не удивляйся, если ко дну отправимся раньше, чем ты успеешь в лоб ему пальнуть! Матросы живо паруса порвут, пока мы тут балакаем, Безумный! Давай, давай и рулевого притащу! Все сядем вместе, спрячемся, как крысы в трюме - может, чего и выйдет! Что толку от докладов, теперь-то что?! - Корабль протяжно застонал, загрохотал и заскрипел; но прогремевший совсем рядом выстрел перекрыл этот шум. Гектор осоловело заморгал и встряхнул головой; качка мотнула его влево, но сильные моряцкие руки успели ухватиться за капитанский гамак, так что старпом ухитрился-таки удержаться на ногах. Босые ступни напоролись на осколки от бутылки, что разлетелись по всей каюте, и, смачно ругнувшись, Берг вдруг расхохотался пуще прежнего. - Ну что, попал, а, Тоби?! Прямо промеж глаз? Да выйди наконец-то из каюты и пристрели скотину, как хотел! Мертвец, поди, штурвал удержит лучше? А поведет он нас куда, раз курса нет? Без всяких, сразу к Марису на пир?!
Отпустив неистово раскачивающийся гамак и оттолкнувшись от стены, Гектор с усилием бросил собственное тело вперед, пытаясь успеть перехватить пистоль, который капитан швырнул через стол. Но не успел и вместо этого крепко схватился за края столешницы побелевшими пальцами, вскинул голову и сверкнул глазами, в очередной раз пройдясь босым по битому стеклу.
- С тобой только я и говорю открыто, братец Тоби, - сбавляя громкость, но наращивая ярость в рычащем низком голосе, Берг неотрывно наблюдал за Морганом, теряющим свой пыл. Его же собственная злость только росла и крепла, и могучее тело фйельца сотрясал плохо сдерживаемый гнев. Никогда он не умел его обуздывать. И не желал пытаться. - Я, а не квартирмейстер, потому что ты ослеп, оглох и отупел, если выхода не видишь! И славный капитан становится дерьмовым, когда только себя и слышит! Давай, скажи еще раз, что я чушь мелю. А сам-то ты? От тебя и чуши не услышишь, нытьё одно. Шахты, кирки, удача... Да твою же мать, Тоби! Оно и не будет нам по силам, если проболтаемся еще хоть день вот так!
Но Морган терял запал - прямо на глазах у Гектора. А вот его самого теперь так просто не остановить. Страшно заскрежетав зубами, он отпустил края стола и сделал шаг вперед: так и тянуло врезать по этой костистой скуле, проступающей сквозь иссеченное шрамами бледное лицо, чтобы отрезвить, мгновенной болью привести в чувство, еще раз разжечь полыхающее яростное пламя! Ветер крепчал, валы грохотали все громче, трепля и терзая стонущий фрегат, и они, двое в капитанской каюте, ничего еще не закончили! Но очередной удар пришелся под дых Быку, и его жестко швырнуло в бездну с самого гребня волны. Со стола полетели карты, книги, вся навигация; компас покатился к двери. Сам капитан не устоял на ногах, и старпом с сочными проклятьями повалился на пол каюты вслед за ним, инстинктивно вскидывая руки, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь, но весь мир вокруг ходил ходуном и выскальзывал из напряженных пальцев.
Загремев на пол, промяв своей спиной осколки от бутыли, Гектор зарычал и попытался встать; краем глаза видел, что капитан пытается проделать то же самое. И всё равно, что старпому удалось подняться первым - Тобиас с силой оттолкнул его, балансирующего на нетвердых ногах перед дверью. Мог бы уронить и снова приложить хребтом о пол, да только Берг извернулся и вцепился в острый локоть капитана - только затрещал по швам его камзол, когда-то светлый, а теперь заляпанный темным ромом, порохом и кровью, изорванный жадным до плоти стеклом.
- Штурвал твой, рулевому руки потом выдернешь! - Дверь распахнулась, и оба пирата ринулись на залитую сплошным ливнем палубу, ныряя в грохот урагана с головой. Матросы метались от борта к борту, кто-то не успевал подняться, как снова падал, скользил по мокрому настилу, налетая на кнехты, вышибая дух, а то и зубы. Гектор запрокинул голову к почерневшим небесам и прижал ладони ко лбу, чтобы потоки воды меньше заливали глаза. Паруса благоразумно приспущены, но ветер рвал их все равно, и, набрав полную грудь соленого влажного воздуха, Берг рыкнул во всю глотку:
- Брамсель! Какого дьявола не закрепили брамсель, черти? Закрепить! Всех наверх, взять риф на грот-марселе, шевелись, живо!
Неуёмный нрав фйельца не позволял ему стоять, цепляясь за леер, и смотреть за тем, как выполняются команды. Быстрее, крепче, дружнее, выше! В такие острые моменты удержать себя на месте он не мог и, выкрикнув приказы своим раскатистым голосом, сам же среди первых ринулся их выполнять. Ррраз, два, еще раз - вверх, по наветренным вантам, - руки знают свою грубую работу, потяжелевшие намокшие канаты сдирают кожу с ладоней, когда кренится корпус и будто сама мачта, - а ты, не зная передышки, всё карабкаешься наверх, выше, пока не доберешься до нок-реи. И даже к лучшему, что сапоги остались под столом в каюте капитана: босые ступни проще всунуть в петли, когда перевешиваешься через рею, и дерево впивается поперек живота. Взревев приказ, Гектор сам первым дернул шкот, и руки десятка матросов, взобравшихся следом, с готовностью подхватили и натянули снасть.
Ветер трепал и полоскал парус, шкоты рвались из ладоней: теперь уже только сила и выносливость твоего собственного тела отделяют от падения вниз, в разверстую пасть ненасытного шторма. Дождь заливал лицо, но фрегат трепало чуть меньше. Что это? Капитан встал у штурвала и - единственный! - сумел усмирить норовистого Дикого Быка?
Чем слабее ветер - тем слабее бдительность у повисших на нок-рее моряков. Раз не так сильно швыряет и мотает, можно расцепить зубы и вздохнуть. Самый опасный момент - вот он; миг затишья в эпицентре бури.
И пронзительный вопль, который его нарушил! Хриплый крик взлетел к грозовым небесам, подхваченный внезапным порывом ветра, и оборвался глухим ударом тела о палубный настил, когда один из матросов, совсем еще мальчишка, сорвался с нок-реи, с ужасающим ором полетел вниз, проломил себе затылок и затих.
Частый пульс прорезался ударами в висках старпома, и выпитый ром вдруг заклокотал, забулькал в горле, проталкиваясь обратно. Гектор шумно сглотнул, все еще оглядываясь на нерасторопного юнца, поплатившегося жизнью за свою хилость или неуклюжесть. Но все-таки Флер взял себя в руки быстрее остальных.
- Стоять по местам, риф-тали тянуть! - Рявкнул Берг, возвращаясь к работе и натягивая снасть с двойным остервенением, до хруста сжимая зубы. Буря разыгралась с новой силой, фрегат отчаянно кренился, и бушприт рассекал встречные валы, взрезая ошметки пены. Новые Земли, торговцы? Собственные проспиртованные кишки ценнее, чем призрачная тень наживы, и потоки соленой воды смывали хмель вместе с пылом недавней ссоры с капитаном.
Команда приходила в себя от потери и теперь бодро справлялась сама; Гектор, высматривая за штурвалом Тоби, проворно спускался по вантам, а судовой врач держал голову мертвого матроса, пока по его ладоням стекала темная, почти черная кровь.
Твоя кровавая жертва, Марис! Возьми ее - бери и подавись! Хоть это смирит теперь твой гнев?!

+2

47

http://s9.uploads.ru/iZ7ep.gif
Взвиваются всполохи ритуальных костров, воздух дышит ароматами лесных трав, бубен отбивает пульс, а сознание обволакивает мистический туман... Все признаки того, что на пьедестал почета восходит неземная Альдис Манро, верховная жрица, защитница языческих богов, мудрая женщина и неистовая соблазнительница!
Желаем прекрасной ведьме из диких северных земель равновесия и гармонии не только в Ордене, но и на душе. Пусть боги являют только светлые пророчества, ярые петерианцы не грозят культу, дети радуют магическими талантами, природа наделяет силой и сердце полнится любовью. А мы будем и дальше заслушиваться твоими загадочными речами и выискивать в них потаённые смыслы. Славься, избранница богов!

ПОСТ
Каменные стены замка Фэр-Айл встречали Альдис гнетущим молчанием. Мрачные стражи короля Тэма сопровождали верховную жрицу до самых гостевых покоев, где ей нужно было ожидать приема у короля. Служительница Богини-Матери не собиралась скрываться - она остановилась у одной знакомой женщины в Фэр-Айле, которой когда-то помогла и ожидала послания от Тэма о том, что можно выезжать вместе с королевой по направлению к Либланну. Если Альдис и удивилась, что король непременно пожелал личной встречи, то не подала виду. После того, как они столь прохладно расстались, король мог поменять свое мнение относительно своего решения или же предложить другой вариант как удовлетворить просьбу Альдис о ее детях. Жрице оставалось только ждать и она ждала со всем внешним смирением, когда внутри нее бушевало пламя.
Простила ли Альдис Тэма за резкость и за то, что он задел ее гордость, когда верховная жрица произнесла свою просьбу, а он даже не стал рассматривать ее возможность? За то, что она всегда помогала ему, а он не смог даже сделать для нее малое? Увы, но слишком уж была уязвлена гордость той, что не дала королю умереть, а взамен получала претензии и требования, будто она была не служительницей Богини, а личной рабыней короля!
Женщина ждала до самого вечера, когда ее вежливо попросили пройти в личные покои короля и сопроводили прямо до них. Ведьма едва не усмехнулась - если бы она желала сбежать или скрыться ее не нашел бы ни один следопыт и стража никоим образом не помешала бы ей. Тэм выглядел довольно неформально для принятия гостей - рубашка и килт без всяких знаков отличия, словно подчеркивающие неофициальность ее визита. А уж когда из покоев удалились все, по одному выражению глаз Альдис прочитала во взгляде короля ярость ощерившегося перед боем зверя. Но хрупкая женщина не позволила себе дрогнуть, когда крепкая рука схватила ее за горло и вздернула подбородок вверх. Без тени ужаса смотрели ее глаза и спокойствие всего мира отражалось в ее чуть охрипшем голосе.
- Я сказала тебе, что буду ждать, когда ты позовешь меня, чтобы исполнить твою просьбу. Но не обещала ждать в твоем доме. - если в голосе короля яростный огонь - то в ее голосе спокойный лед. Альдис дышит через раз, ее щеки бледнеют, но гордая женщина и не думает сломиться и упасть на колени и начать умолять. Она не будет больше его жрицей? Значит, такова воля Богини.
- Но я не смогу исполнить твою просьбу, если ты убьешь меня. - а он вполне способен сделать это в таком состоянии. Силы покидают Альдис, но она продолжает стоять и смотреть ему в глаза.
Нет. Даже не думай, что я буду просить тебя после того, как ты так оскорбил меня недоверием, Тэм.
Она не скрывалась, не пряталась и в любой момент была готова откликнуться на его зов, но даже сейчас он направил по ее следу ищеек, которые должны были доставить женщину ко двору, а не пригласить со всем почтением. Король сейчас не просто угрожал жрице - он вступал в спор с Богами, трогать их служительницу - означало навести на себя их гнев. Случайно или нет - но порыв воздуха в камине заставил горящие поленья громко щелкнуть и привлечь к себе внимание, словно предупреждение.

+1

48

https://68.media.tumblr.com/359c745926febef6e65cada9ed1d9572/tumblr_ojey6r9okG1sic8dbo6_r1_250.gifhttps://68.media.tumblr.com/a00d3c80af02d89a8856af4dbd605cfa/tumblr_ojey6r9okG1sic8dbo3_250.gif
Дорогие друзья! Впервые за долгое время на доску почета попал человек из духовенства и мы чествуем Алеандера де Анжа! Искренне желаем так же пылко отстаивать честь церкви, идти только вперед, истреблять ведьм, неистово любить и делать все для славного течения барончеллистов! Первому вступившему в брак священнику форума - ура!

ПОСТ

- Хорошо, тогда вам нужно сейчас немного успокоится. - Алеандер слегка сжал пальцы Ноэлии в своих, после чего протянул вторую руку и коснулся внешней поверхности ладони девушки подушечками пальцев, нежно погладив. Опустив голову кардинал поглядел на ее бледную кожу, на которой плясали отсветы от далеких факелов. Хорошо что сидеть удается при свете, а не в полной темноте. В беседке было, конечно, немного темновато. Небольшая крыша над головой мешала свету нормально проникать внутрь. Наверное стоило попросить принеси несколько свечей. Алеандер как то и не заметил, слушая внимательно свою невесту, как выпил весь ароматный напиток из чаши. Можно было распорядится заварить еще, но он не ощущал особой потребности в питье. В груди стало как-то тепло, появилась некая сонливость и веки начали сами опускаться вниз.
- Я не могу вам сказать сейчас, что люблю вас всей своей душой и сердцем - произнес спокойно епископ, подняв взгляд на Ноэлию и смотря прямо в ее глаза. - потому что не желаю вам врать.
Тяжело вздохнув он отвел взгляд и поджал губы, поглядев на пустую чашку какое-то время, а затем вновь переведя глаза на девушку. Алеандер не хотел врать себе и ей, что любит ее, что готов пойти за ней на край света и жить долго и счастливо до скончания своего века. Ведь тогда он соврет не только сам себе, но и Господу. Кардинал по этой причине и перенес дату свадьбы как можно дальше вперед. Будет время понять, правильно ли сделан выбор, либо же это все просто огромная ошибка старого, умирающего человека.
- У вас очень доброе сердце. Вы нежно относитесь к тем людям, кто попал в беду, к тем, кто оказался не по своей воле, выброшенный на улицу. Я имею в виду детей сирот в приюте. Это огромная добродетель, так относится к ним. Девушки вашего статуса не все готовы уделять свое внимание благотворительности и им больше свойственны другие ценности. - помедлив немного Алеандер криво улыбнулся, сменив положение рук и уложив ладонь Ноэлии поверх своей, а сверху прикрыл свободной.
- Я считаю, что мне с вами в какой-то степени очень повезло. Из вас получится хорошая спутница церковнослужителя. Ведь мы, в большинстве своем, призваны нести веру, теплоту и добро людям. Одному бывает тяжело, вдвоем будет гораздо легче.
Кардинал постарался придать своему выражению лица более радостное настроение. Ему хотелось утешить девушку, которая и так была несчастной из-за смерти дяди, так еще ей приходится смерится с той мыслью, что она через какое то время станет женой.
- Давайте дадим друг другу шанс стать ближе. По документам наша свадьба только через три года. За это время вы точно решите чего вы хотите, а я решу, что нужно мне. Господь нас с вами не оставит, сестра моя. - произнеся последнее слово Алеандер улыбнулся уже искренне. Как же ее звать? Дочь моя? Нет, определенно, она слишком близка ему. Пусть будет, кроме Ноэлии, сестра. Не родная, только по вере и по душе. Такая прекрасная, такая близкая и красивая. Мужчина ощутил как его сердце начинает биться сильнее, а пульс почти замедлялся от волнения. Прикрыв глаза Алеандер наклонился и нежно коснулся губами щеки девушки, запечатлев на коже один поцелуй. Этого оказалось очень мало для него. Недостаточно чтобы насладится близостью, такой интимной и запретной. Церковник скользнул чуть ниже и его горячие губы прижались к носу Ноэлии, после чего оказались в районе ее глаза, прижавшись к веку. Соленый вкус слез на губах обжег Алеандера и он прижал свою ладонь по другую сторону щеки девушки, придвинув ее лицо к себе ближе, а его пальцы скользнули по коже.
- Не плачь - прошептал ласково он ей на ухо, когда губы прижались к мочке уха Ноэлии, слегка подув в него. От Анжа пахло ароматом ладана и трав, а жар его тела пробивался даже через алую кардинальскую мантию. - Все будет хорошо.
Скользнув ладонью по щеке девушки, Алеандер потерся носом об ее кожу, коснулся лбом виска, скрытого белокурыми волосами и улыбнулся. Хорошо что этого никто не видит. Они совсем недавно стали женихом и невестой, а уже не хочется соблюдать правила приличия. Чтобы девушка расслабилась, кардинал ухватил ее за руку и нагло положил ладонь на свое скрытое красной тканью колено, пусть сжимает, если станет слишком хорошо. Он не намерен ее отпускать от себя пока слезы на ее лице не высохнут.

+2

49

http://funkyimg.com/i/2HrHX.gifhttp://funkyimg.com/i/2HrHP.gif
Самый молодой персонаж форума успешно захватывает в свой плен симпатии наших игроков и сегодня вновь блистает - собрав большое количество наград в весеннем голосовании он стал и героем баллад. Сегодня мы чествуем нашего милого юнгу, салагу, рисовальщика агитплакатов, вечноголодного но славного малого Ронни Берга!
Дорогой Ронни! Мы желаем тебе дальнейших успехов и вдохновения, идти с попутным ветром в парусах, радовать нас своими новыми творениями и неожиданными поступками, вырасти из славного малого в грррозного пирата и продолжать завоевывать наши сердца, корабли и земли! По чарке рома за Ронни!

ПОСТ

Как оказался на палубе, не помню. Помню только, что старался держаться подальше ото всех опасностей и выполнять с собратьями по кораблю свой пиратский долг. Руки на автомате что-то делали, а сознание продолжал окутывать плотный туман. Страх бил ключом и загонял в транс, из которого вытянул знакомый голос. «Ронни» - услышал я от капитана. И понял, что не успел скрыться с другими разумными  членами команды куда подальше от гневных глаз адмирала. Выбора не было. Я обернулся, а мои глаза, словно молния, метнулись к высокой и худой фигуре Тобиаса.  В следующую секунду ноги донесли меня  до самого опасного человека на корабле. И теперь, находясь близко к капитану Моргану моё сердце замерло, чтобы заколотиться после короткой паузы с тройной силой. Слава Марису, что ужас не мог отразиться на моём лице сейчас, так как присутствовал задолго до того, как кэп окрикнул меня.
Безумные глаза, точнее глаз, потому как по второму было сложно что-либо понять. Хотя, быть может, виной такому впечатлению стало моё воображение. В любом случае, Тобиас Морган своим пристальным взглядом вынимал из меня все потроха. В сверкающих очах Волкодава читалось, мол, только попробуй подвести, салага, и я с тебя шкуру сниму, которую команда тонко скрутит. Скрутит так, чтобы получился канат, из которого ты сам же завяжешь для себя петлю, а затем затянешь покрепче на том, что останется от твоей шеи.
Глаза не единственное от чего бросало в дрожь. Устрашающие краски добавляла кровь, что уже прилично запачкала камзол предводителя «Быков». Но почти добить меня удалось нечеловеческому оскалу. Да, в такие моменты кровь застывала в жилах, а тело спустя какое-то время начинало подрагивать, словно у тебя всю жизнь был тремор.
-Есть, сэр, капитан Морган, - звучно выдал я после короткой встречи с адмиралом, которая состоялась по пути к штурвалу.
Поручение капитана, это почётно. Но как-то не разрывало меня сейчас от счастья, что оказался возле важного колёсика корабля, скорее я был близок к панике и перепуган до морских чёртиков. Случись, что и не видать мне головы. До ушей донесся ещё один приказ, после которого ком чуть не застрял в горле. Было ясно: моя дальнейшая жизнь напрямую связана с этим устройством корабля. Не удержу рукояти колеса, они не удержат чашу на висах, где написано «Живи, салага».
Руки работают, а любопытство даже в таком состоянии не дремлет. От моих глаз не ускользнула сцена с Баако и я качественно зарубил на своём носу: «Никогда не вмешивайся в разговор капитана Моргана и ещё кого-либо, если кэп не в добром расположении духа». И, конечно, только слепой мог не заметить то, как искривилось в боли лицо ведуньи. От душещипательной сцены  мои руки крутанули штурвал, и судно «Дикий Бык» стало разворачиваться в нужном направлении, что заставило корабль накрениться.
Вопрос отца застал меня врасплох, от чего моё тело испугано дёрнулось, а слова приобрели дерзкую пиратскую окраску:
-Я и так пират! И пиратство у меня в крови.
Слова отца приободрили и даже заставили принять гордый вид за капитанским колёсиком. Правда, с этим видом недолго продержался. Какие-то мгновения и мои зубы чуть ли не впились в штурвал, чтобы не стать ненужным и не отправиться на корм миловидным пираньям. Страх и инстинкты – великие вещи.
«Вот скотина, рычащая! И не упустит же момент поиздеваться» - в мыслях любя выругался я.
-Ты поосторррожней, старпом. А то всех нас погубишь, - крикнул я отцу вслед с улыбкой на устах. Крикнул так, чтобы слышно было только ему. Мой взгляд же скользнул от руля к родителю. Разумеется, слова и действия были ни больше, чем дурачеством. И пока Гектор Берг стоял ко мне спиной, а его шикарную гриву развевал ветер, словно паруса, я успел подумать: «Кучерявый, как и я. А вечно заливает, что эти кудри мне достались от матери. Ну, точно издевается».
Отец ушёл и мне, кильке ушастой, вновь стало страшно находиться одному за штурвалом могучего корабля. Благо судно сейчас гладко скользило по волнам, а рукояти колеса по-прежнему были скованны объятиями моих мальчишеских рук.

+2


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ТУРНИРЫ; » доска почета;