HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » БИБЛИОТЕКА; » сюжет;


сюжет;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ПРОШЛЫЕ СЮЖЕТНЫЕ АРКИ: ГЛАВЫ С I ПО VII

ПРЕДЫСТОРИЯВ Хельме назревает конфликт. Политика нового короля устраивает не всех, и в первую очередь магов и ведьм, кои подвергаются гонениям по всему королевству. Один из самых влиятельных людей в Хельме, герцог Флориан Фосселер, хочет добиться реформ и смягчить политику короны по отношению к иноверцам и носителям магического дара, и дабы достичь цели не остановится ни перед чем. Усугубляют ситуацию постоянные набеги со стороны Тиля. Понимая, что далее терпеть подобное невозможно, король Чарльз решает действовать как можно быстрее. Попытка наладить контакт с пиратскими баронами на дипломатический основе провалилась, и теперь ситуация требовала более радикальных мер.

В отличие от Хельма, в Моргардском лесу проводится более жесткая кампания по отношению к магам и ведьмам. Вылавливая, их сразу отправляют на костер, не дав шанса оправдать себя и очистить доброе имя. Против подобной политики короны выступает предыдущий правящий дом Ардернов, целью которых, впрочем, остается престол, а не права магов и ведьм. Действуя через разбойников, они пытаются заручиться поддержкой вилланов, джентри и йоменов, кои составляют основную массу населения в королевстве.

На море нынче неспокойно. Среди пиратских баронов назревает раскол - Эдмер Торнтон обвинил Брахта Флетчера в предательстве пиратского Братства и клянется во что бы то ни стало предоставить доказательства его вины. Как бы ни был уважаем Торнтон среди вольных моряков, Флетчер состоит в рядах баронов не первый год, и сторонники его невиновности настаивают на суде сходки. Добавляет накала и увеличившееся, по сравнению с прошлыми годами, число баронов - вместо привычных девяти* их стало двенадцать. Несмотря на явно собирающуюся бурю, Хранитель Кодекса о съезде пока не объявил.
*предполагается, что раньше число баронов колебалось в районе девяти, а Хранитель увеличил их число, предчувствуя назревающую войну.


ГЛАВА I
(май, 1441 год)
В Хельме планируется масштабный рыцарский турнир, куда приглашена вся знать. В западное герцогство съезжаются графы, бароны и даже некоторые представители моргардской аристократии. Турнир служит поводом для встречи враждующих сторон, которые, воспользовавшись моментом, могут еще раз обсудить ситуацию в королевстве и попытаться мирно разойтись, выполнив все условия. Результат подобных переговоров неизвестен никому и может стать причиной развязки военного конфликта. Но все обернулось трагедией - на 2 день турнира от яда погибает юная королева Хельма Адриана Ретель.

Слухами что земля, что вода полнится - в порту Биг-Блейка некий Год ищет покупателя на крайне ценную информацию. Однако просит он за эту наводку баснословную сумму. Понимая, что покупатели хотят знать, за что выкладывают деньги, Год рассказывает, что его товаром является бортовой журнал с захваченного тендера королевского флота, содержащий информацию о пути следования галеона, несущего на себе сумму в пятьдесят тысяч берринов. Вынужденные действовать сообща, дабы исключить возможность утечки сведений, откликнувшиеся на предложение пираты выкладывают деньги и собираются в плавание.


ГЛАВА II
(ноябрь, 1441 год)
Хельм: прошло полгода со дня похорон юной королевы Адрианы. За это время ситуация в королевстве кардинально изменилась. Некогда мирные и спокойные земли, словно предчувствуя грядущую бурю, взбунтовались. Со стороны северо-восточного склона Алых Гор выступил гордый народ высот, требуя от молодого короля Хельма отменить несправедливые подати и освободить от военной повинности. Увы, похоже подобная перспектива нисколько не удовлетворила гордую натуру Найтона, требуя приструнить вассалов. Словно понарошку, тучи все дальше сгущаются над Хельмом — на восточных землях, во владениях совсем недавно почившего Флориана Фосселера, со скоростью ветра распространяется черная смерть. Унося с собой сотни жизней, она грозит стать еще одним серьезным крахом для королевства. Но, будто этого мало, до королевского двора доходят новые слухи — в единственной островной колонии Хельма бунт!

Моргард: сосватав свою старшую дочь от первого брака овдовевшему королю, Дарион вернулся к насущным делам. За время его кратковременного отсутствия, в Моргарде вспыхнуло несколько мелких бунтов, грозящихся разрастись до полномасштабной гражданской войны. Понимая, что за этим стоит его давнишний враг — граф Олуэн Ардерн — король решает открыто выступить против непокорного подданного. Тем временем в королевстве набирает оборот исступленная злостью и жестокостью охота на ведьм и колдунов. По всему Моргарду разъезжает множество импровизированных судов, в состав которых входят сановники приходских аббатств и монастырей.

Тиль: пиратские бароны, которые длительное время испытывали хрупкое терпение дворян Хельма, могут ликовать. Словно по наитию судьбы, весь морской флот главного врага стоит в портах, ожидая пока днище боевых фрегат прогниет. Тем не менее, желая использовать минутную слабость Хельма, баронский совет, во главе с хранителем кодекса чести, решают действовать через третьи руки, а именно подорвать мир в спокойной колонии, которая томится в рабстве у королевства несколько десятков лет. Таким образом отведя от себя, по крайней мере, половину флота, Тиль решил окончательно добиться права называться свободной от посягательств других королевств землей.


ГЛАВА III
(февраль, 1442 год)
Хельм/Фйель: фйельский правитель Айлес Уоллес отказывает герцогу Генриху Найтону в условие снова платить десятину Хельму. Такое решение подводит оба королевства к открытым военным действиям. Первое сражение происходит возле Первого Перевала, в ходе которого фйельцам удается оттиснуть вражескую армию на запад, таким образом завоевывая часть Айроншира — граничащего с горным королевством графства. Последующие три месяца войску Айлеса удается зайти вглубь Хельма, занимая обширные территории севера государства. Во время одной из битв в плен хельмовчанам попадает старший сын Айлеса — Тэм Уоллес, наследный принц. Этот момент становится переломным, фйельцы начинают терять свои силы и проигрывать сражения. Заняв один из городов Ревейншира, горный король начал ждать подмогу. В это же время хельмовчане осадили город.

Моргард: заключив вечный мир с Хельмом и выдав принцессу Анну замуж за Чарльза Найтона, правящий дом Мирцеллов сумел прочно укрепить свои позиции. Бунты на севере под предводительством Олуэна Ардерна вскоре были подавлены и опальный граф затаился. Решив помиловать лорда Аллей, Дарион Мирцелл приглашает его в Ардор на празднование зимнего Сольвёра. В это же время в королевстве появляются слухи о новой угрозе — ведьмы начинают стягивать силы, желая нанести удар ненавистным правителям. Понимая цену сплетен, королева Мод весьма обеспокоена этими новостями, ведь вскоре на свет должен появиться новый наследник дома Мирцеллов.

Тиль/Хельм: словно по прихоти переменчивых языческих богов Хельм погружается в пучину битв и бедствий — развязалась война с Фйелем, в Атлантии бушует чума, а на Балморе начинаются восстания. Имеющие прямое отношение к последнему, пираты довольны разросшейся смутой. Казалось бы, грабь-убивай в такое неспокойное время, пока главный враг грызется со своими шавками, однако хранитель кодекса не намерен останавливаться. И когда осведомители баронов приносят вести о морской прогулке адмирала Найтона, успевшего попортить немало крови пиратам, план зреет сам собой. Нетрудно, имея нужные связи, узнать о передвижениях неких высокопоставленных лиц. Особенно если у этих лиц имеются враги, а у кого из сухопутных благородных их не имеется? Получив необходимые сведения о маршруте адмирала Андреса, пираты решают действовать - привлекать к себе особого внимания нельзя, поэтому в залив отправляют два судна, «Грешника» и «Соловья». Замаскированные под торговые суда прибрежных графств, корабли без проблем попадают в залив, а дождаться «Буйного» для них труда не составит.

Балмора/Атлантия: в то время пока на севере полным ходом идёт война, Атлантия ведёт свою борьбу за выживание — чума вот уже несколько месяцев косит целые города юга. Понимая что помощи со столицы не будет, лорды Нотеры, Моррисии и Анд уповают лишь на свои силы. В это же время бунт на Балморе принял активную фазу — до правителя Анд дошли слухи о том, что номарх покинул столицу острова и скрылся, спасаясь бегством.


ГЛАВА IV
(апрель, 1442 год)
Хельм/Фйель: никто не ожидал, что битва при Трансуоле закончится трагедией и для Хельма, и для Фйеля — король Айлес погиб, а Чарльз был серьёзно ранен. И пока горное королевство оплакивает короля-Мицара, пэры Хельма сражаются за жизнь своего молодого правителя. На время забыв о политических перипетиях, в обеих государствах наступило затишье. И если с виду кажется, что война закончена, на деле же Хельм и Фйель готовятся к новому витку борьбы за независимость. Генрих, который в случае гибели брата должен был стать регентом малолетнего Эдуарда, начал созывать все силы в столицу. Пока в Фэр-Айле проходит тризна по Айлесу, на западных границах собирается войско Эйдана Ретеля и пришедшей ему на помощь Теоны Блейфилд. Увы, защитить западный перевал почти некому — на границах остался только малочисленный отряд лорда Аргайла, который не так давно был ранен в бою. Сумеет ли он выиграть при мизерных шансах? Неизвестно. А пока на севере идёт борьба, в Уортшире, где гостит юная королевна, в самый разгар пира в честь возвращения принцессы Елизаветы случается непоправимое...

Моргард: казалось все беды Мирцеллов позади — Олуэн Ардерн был казнён, Изольда в бегах, а все их союзники изгнаны. В честь этого королевская чета решает провести крестины новорожденных Ориона и Зары, созывая всех пэров Моргарда на пир в Ардор. Крёстными принца и принцесса стали кузина королевы Лукреция и граф Медоу. Но праздничную атмосферу нарушил гонец, который прибыл в замок с важным сообщением самому государю. Дариону были переданы некие письма, которые уличают его супругу в постыдной связи с ныне покойным опальным графом Олуэном Ардерном. Письма королевы были скреплены её личной печаткой, что несомненно говорило в пользу их подлинности. Что предпримет король? Действительно ли его жена виновата? А раз так, его ли детей только что крестили? Но король не знает, что его фаворитка Ванесса, верой и правдой служившая ему столько лет, решила заключить союз с Изольдой, которая не только является последней из живых представителей дома Ардернов, но еще и заполучила власть над моргардским ковеном, подчинив себе всех ведьмаков и ведьм. Так может все беды королевы от этих двух женщин?

Балмора/Тиль: пока в самом сердце Хельма затишье, на Балморе кипят настоящие страсти — оттесненный на другой край острова, номарх вынужден на время спрятаться, опасаясь быть взятым в плен восставшими рабами. Но пока его враг мирно живёт за стенами Лота, Клавдий не сидит на месте — он ищет поддержки на Тиле. Не в пользу пиратских островов, бароны раскололись на две части — первая поддерживает восстания, вторая — законного правителя Балморы — номарха. И вот когда шансы почти уровнялись, Клавдию удается по наводке узнать немного больше о предводителе восстаний — им оказался некий молодой патриций, который к тому же являлся членом сената. Увы, но под подозрение попадали многие. Домицию оставалось лишь воспользоваться помощью пиратских баронов и попытаться отвоевать столицу Балморы обратно, в ходе чего и попытаться узнать имя своего недоброжелателя. Выдвинувшись на рассвете, корабли номарха и пиратских баронов прибыли в Лот поздно ночью. Но кажется в городе их уже жали. Кто победит? Неизвестно даже богам.

ГЛАВА V «КРОВЬ И ПЕСОК»
(июнь, 1442 год)

Хельм: молитвы верных петерианцев или чудо спасло жизнь Чарльзу I Найтону? Король, которого большая часть Хельма успела похоронить, встал на ноги, быстро идя на поправку. В честь выздоровления Гаскония дарит своему королю ценный подарок — пленника Роланда Уоллеса, родного брата нового короля Фйеля. Решив, что это знак богов, король Хельма предлагает Фйелю мирные переговоры, на которые решает отправиться сам, вместе с верными соратниками и ценным трофеем. Пока же между Фйелем и Хельмом затишье, нарушаемое лишь мелкими стычками на границе двух королевств. Тем временем в Уортшире суматоха — роды юной королевы начались раньше положенного срока. К облегчению окружения королевы, Анна родила здоровую девочку, названную Матильдой. Достаточно окрепнув, она вместе с дочерью, принцессой Елизаветой и своим двором, едет в столицу, где наконец-то стало безопасно. В Атлантии всё ещё бушует чума, но люди медленно одерживают победу над этой болезнью. Кажется, что боги улыбаются Хельму, даруя ему победу за победой, но так ли всё радужно, как кажется? Ведь некоторые лорды уже привыкли к мысли о том, что у них будет новый, менее воинственный и более справедливый король.

Фйель: минуло уже более четырех месяцев с того черного дня, как Айлес IX Уоллес, один из величайших правителей в истории Фйеля пал на поле битвы, сраженный мечом короля Хельма – Чарльзом I Найтоном. Тяжело пережив эту потерю, горный народ, тем не менее не растерял боевого духа, приветствуя новый рассвет и новую эпоху в жизни своей родины. Вскоре после апрельской тризны по ушедшему королю, его сын и новый правитель Фйеля – Тэм Уоллес отправил своё войско к западным рубежам страны, где по донесению разведчиков, попал в окружение небольшой отряд из армии Роланда Уоллеса, который направлялся домой и был перехвачен силами Эйдана Ретеля. Битва была короткой. Подкрепление в виде королевского воинства гарантировало Фйелю победу в этой стычке и заставило Ретеля отступить.  Отряд, которым командовал шурин короля – Аластер МакДугал благополучно вернулся на родину. Спустя месяц в Фэр-Айл прибывает гонец с вестью от короля Чарльза, который просит короля Фйеля о переговорах, ссылаясь на некий важный для Тэма аргумент, не раскрывая деталей последнего. Несмотря на то, что мнение военного совета разделилось, Тэм принимает решение согласиться на предложение Чарльза и назначает место и время проведения переговоров – окрестности Зимнего Перевала, начало июня. Покидая столицу, он оставляет регентом и защитником своего старшего сына – Айлеса. Но справится ли он, если даже не может уследить за младшим братом, покинувшим столицу сразу после отца?

Моргард: едва одна смута покинула королевство, как очередная снова постучала в двери, требуя чтобы её пустили на порог. Эти два месяца ужаса и незнания были тяжко пережиты королевой и её окружением. Мартовское покушение и попытка отравления не прошли бесследно — Её Величество стала похожа на собственную тень. Но главное испытание её ждёт впереди, ведь судебный процесс наконец двинулся с мёртвой точки. День её экзекуции был назначен на 21 июня. Действительно ли королева окажется виноватой, и если так, решится ли король казнить её? Всё играет против обвинений. А пока в столице бушуют ссоры между супругами, на западе и юге королевства развернулась радикальная кампания в поддержку гонимых еретиков и ведьм. Целые города и сёла пылают, словно зажжённые поленья в камине. Но кто всё это затеял? Пойманные на местах пожарищ преступники как один твердят о том, что не знают кто же их таинственный вожак, но ранее раздобытые Хоуком сведения указывают на опальную сестру покойного графа Аллея. Так ли это — пока неизвестно. Одна из тропинок расследования ведёт гроссмейтра ордена прямиком в графский манор в Медоу. Что он узнает? И как это связано с королевой?

Балмора/Тиль: Яфей убит, восстание подавлено. Клавдий Домиций официально объявлен пропавшим без вести, что было приравнено к смерти действующего номарха. Новым правителем колонии становится Флавия Домицилла, первая женщина-номарх в истории Балморы. Консервативные балморийцы недовольны сложившейся обстановкой, они требуют номарха-мужчину. При этом планы Домициллы распространяются куда дальше, чем на сохранение власти в своих руках и поиски подходящего супруга, который не будет этому препятствовать, она хочет независимости Балморы от Хельма, поэтому затевает борьбу и ищет помощи на Тиле. Пиратские бароны собираются чтобы выслушать предложение Флавии, которая намерена любыми способами заручиться их поддержкой. Тем временем пиратские корабли, что были отправлены к берегам Хельма предпринимают попытку вернуться на Тиль. Совет баронов не может допустить угрозу распространения чумы на островах и предлагает капитанам переждать положенный срок карантина в нейтральных водах. Не все из них соглашаются на подобные условия, поэтому бароны вынуждены пойти на крайние меры. Они сжигают и пускают ко дну корабли бунтовщиков вместе со всей командой. Среди потерянных кораблей оказываются «Соловей», «Орлеанская дева» и «Черная вдова».

ГЛАВА VI «ЧУЖАЯ КОРОНА»
(15 сентября — 15 октября, 1442 год)

Хайбрэй: Цепко ухватившись за Хайбрэй, смерть продолжала косить ряды дворян, пока в конце концов не добралась до самой вершины — под её костлявые руки попал сам король Хельма. Убитый правителем Фйеля на переговорах, Чарльз ушёл в безвременье, оставив после себя малолетнего сына и новорождённую дочь. Вскоре, после тризны по молодому правителю, был коронован и 4-летний Эдуард Найтон. Регентом при малолетнем короле стал младший брат почившего Чарльза — Генрих, который был известен в узких кругах как тайный противник реформ старшего брата. Но стоило герцогу ухватиться кончиками пальцев за долгожданную власть и на время усмирить Фйель, как с запада пришли неутешительные вести — один из самых богатых регионов Хельма решил провозгласить себя независимым, суверенным государством. Орллея, которая осталась практически не тронутой войной, высказалась против новой власти, но Генрих понимал, что ещё при Чарльзе это был всего лишь вопрос времени. Отбыв в Рейнис на переговоры с герцогом-выскочкой, регент надеялся сгладить конфликт и устранить тяжёлые последствия для остального королевства. Сумеет ли он уговорить Андреса Найтона не совершать столь опрометчивый шаг? Или уже слишком поздно? Пока герцог северных земель решал вопрос целостности государства, в самой столице Хельма так же разыгрались незаурядные страсти. Некоторые из пэров оказались не рады регентству Найтона, а жаждали увидеть на престоле политика более умудрённого и опытного. Шепчась в кулуарах, каждый называл имя Эдварда Девантри, лорда-канцлера, который правил своей жёсткой рукой ещё до рождения Чарльза. Но будет ли у него достаточно поддержки? Смутное время захлестнуло Хельм и, вероятно, политические игры совершенно сейчас неуместны.

Орллея: Какова цена независимости? На чём держится свобода? Со стороны казалось, что орллевинское дворянство внезапно ударилось в философию, игнорируя кровавые распри далеко на севере. Но стоило Чарльзу Найтону погибнуть от руки фйельского короля, как тайные помыслы пэров солнечного герцогства были открыты всему миру. Новость о том, что Орллея возжелала отсоединиться от остального Хельма и провозгласить себя суверенным государством пронеслась по королевству как гром среди ясного неба. Такого предательства не ожидал даже самый смелый интриган. Переворот готовился не один месяц, но стоило задействовать все свои силы, как в западном герцогстве оказалось много недовольных внезапной революцией. Согласившись не пороть горячки, герцог Орллеи Андрес Найтон отбыл в Рейнис на переговоры с новоиспечённым регентом. Поговаривают, сам Андрес уже всё решил, и этот разговор будет всего лишь формальностью. Но вдруг первый меч Хельма всё же сумеет договориться с опальным герцогом и предложит тому взаимовыгодные условия? Увы, но это будет явно не династический брак, ибо не так давно Андрес ступил под венец вместе с Лукрецией Грациани, дочерью графа Лореншира. А пока на севере Орллеи развиваются настоящие баталии, в гостях у новой герцогини оказался король Моргарда. Пробыв в гостеприимном Авелли несколько недель и заключив некий тайный пакт с Андресом Найтоном, Дарион Мирцелл собрался возвращаться обратно в родные пенаты. Но стоило ему отбыть на пару лиг от города, как на отряд напали. Говорят, в тот месяц пропало без вести сразу три Мирцелла, три поколения.

Гаскония: Печальные новости, накрывшие Хельм чёрной пеленой, вскоре добрались и до Гасконии. Изнурённое в ходе войны, герцогство погрязло в тревожной спячке. Всё ещё опасаясь чумы, которая немного поутихла, но продолжала разжигать очаги в Атлантии и заставила лордов томиться у себя в поместьях, ожидая пока волна смуты уляжется далеко на севере. Те немногочисленные пэры, которые решили устроить пляски вокруг маленького короля, вернулись ни с чем, разводя руки в стороны. Казалось бы, им даже уже стало не хватать хорошей фйельской взбучки. Но не все были погружены во временную меланхолию. Всё ещё привыкая к новому статусу, новоиспечённый герцог Гасконии решил воспользоваться скоротечным спокойствием и наладить в своих владениях порядок. Одним из объектов его внимания оказалась Леттис Фосселер, прекрасная племянница, так скоропостижно потерявшая и дядю, и брата. Поощряя свою ближайшую родственницу в желании принять предложение регента и посетить столицу, Кеннет чаял надежду, что вскоре Фосселерам удастся породниться с Найтонами. Но стоило герцогу отправить свою племянницу в дорогу, как спустя день она вернулась обратно. На отряд напали, но сопровождавшему её графу Баратэону удалось остановить разбойников. Впрочем, это было не главной новостью. Со слезами на глазах, Леттис сообщила дяде, что её брат жив. Лестер не погиб и она его обязательно отыщет. Окажутся ли эти скупые сведения правдой? Вестей из того света никто не ждал.

Атлантия: Пока весь остальной мир продолжал оплакивать погибшего короля, не забывая при этом лицемерно плести за спинами свои вереницы интриг, только Атлантия оказалась далеко от дел, собственноручно изолировавшись в чёрных песках чумы. Прошло уже более года с того времени, когда южный полуостров постигла тяжкая беда, но чёрная смерть и не намеревалась покидать эти жаркие края. За эти месяцы количество жителей Атлантии сократилось практически в три раза, вгоняя некогда цветущий и богатый край в нищету. Воцаривший вокруг голод поднимал слабые бунты и тут же их душил, заставляя самых отчаянных смириться с судьбой. Один из немногих городов, который ещё держал оборону перед лицом смерти, оказался Анд. За стенами песочной цитадели продолжали трудиться, не покладая рук, мастера медицинских наук. Кропотливый труд и упорство дали свои плоды — измученным профессорам и их ученикам удалось найти причину болезни. Решив представить данное открытие лично лорду Анд, знаменитый профессор Зороастр направился в замок Данаосов. Увы, но мудрому учёному так и не удалось встретиться с самим хозяином поместья, ведь пока за стенами гибнут люди — сам лорд борется за собственную жизнь не менее яростнее чем другие. Проведя недолгую беседу с женой Адониса Неферт, Зороастра предложил ей свою помощь и обещал вылечить её супруга. Мужчине предстояло подойди к этому вопросу со всей ответственностью, ведь от того выживет Данаос, или умрёт, зависит и будущее города, который не выстоит без своего лорда.

Фйель: Лето, а точнее вторая его половина, стала для горного королевства периодом относительного спокойствия. Нет, никто из его жителей не забыл о том, что война не заканчивалась, и почти не сомневался в том, что это хрупкое спокойствие — лишь затишье перед большой бурей. Убийство короля Чарльза на мирных переговорах в начале июня, стало для Тэма Уоллеса крайней мерой в сложившейся безвыходной ситуации. И он был практически уверен в том, что это событие всколыхнет весь континент и еще не раз аукнется ему в будущем. Однако все, что Фйель мог сделать сейчас — это обратиться в слух и ждать. В королевской семье Фйеля тем временем назрел серьезный разлад. Айлес Уоллес, старший сын короля, будучи регентом в отсутствие своего отца, не справился со своей задачей. Он не только не смог переубедить брата в его необдуманном и безрассудном решении напасть на пограничную заставу Хельма, но и не сумел вовремя предупредить отца, что чуть было не стоило свободы или даже жизни Комнолу. Теперь, чтобы вновь заслужить доверие и расположение своего отца, Комнолу придется выполнить достаточно непростое поручение, которое в итоге обещает обернуться для него несомненной выгодой. Давняя неприязнь, которую питали друг к другу с раннего детства король Фйеля и лорд Ворст, никогда не являлась тайной для общественности. Однако отчаянные времена требуют отчаянных мер, в очередной раз доказывая, что и бывшие неприятели могут стать союзниками, если в том есть очевидная выгода для обеих сторон. О чем они договорятся и к каким последствиям приведут их решения сейчас можно только догадываться.

Моргард: Привыкшее к тому, что в центре всех скандалов неизменно фигурирует королевская чета, общество Моргарда было несколько обескуражено, когда акцент внимания сместился в совершенно иную сторону. А именно, когда история с изменой королевы заимела своё продолжение. На июньском судебном процессе, где присутствовала большая часть лесных лордов, после пламенной речи королевы, прозвучало ещё одно признание. Внезапно, с повинной перед короной, предстал сам государственный обвинитель Мод Уорчестер. Фридгар Бофорт, который занимал должность лорда-канцлера, признался в том, что это он подставил королеву преследуя свои цели. Реакция зала была бурной. Среди прочего даже прозвучало имя Изольды Ардерн, что заставило короля немедля бросить опального кардинала в темницу. Сама королева была оправдана, но история не закончилась. Бофорту предстояло пробыть в ардорских подвалах не один месяц, в ожидании как светского, так и церковного разбирательства. В это же время был пойман ещё один сподручный Изольды Ардерн — граф Гидеон Винздор. Но в отличие от архиепископа, Гидеону так и не удалось избежать казни. Его титул был дарован барону Хоулу Гвидеону, в знак благодарности короны. Всем ли понравилась эта затея? Говорят, баронский совет Ноксшира остался недоволен выбором своего правителя. Оставив мелкие распри на нового владельца этих земель, король покинул Моргард, отправившись на встречу с Андресом Найтоном. Последняя весть от короля пришла с Авелли. А пока Дарион любовался солнечной Орллеей, королеве предстояло встретить в столице Великого Инквизитора. Чем закончится этот визит? И сумеет ли новый глава моргардской церкви найти общий язык с легатом от святого престола?

Тиль: Замкнутые в вечном пространстве Вдовьего моря, жители тильских островов имели весьма скупые сведения о том, что же всё таки творится за горизонтом. Но стоило одному смельчаку заплыть чуть дальше, чем того позволяла совесть, как кораблю удалось разглядеть нечто исключительное удивительное — новые земли. Первооткрывателем архипелага стал капитан Хиль, который не задерживаясь на острове, поспешил обратно в родные земли, дабы вернуться с подкреплением. Новость о том, что вскоре пираты смогут наложить свои лапищи на то, чего ещё не касалась рука Хельма весьма взбудоражила пиратских баронов. Снарядив несколько кораблей, с лёгкой руки Хранителя, в неизведанные земли отправились «Грешник», «Призрак» и «Ночной гуляка». Причалив к берегам острова, пираты разделились на три отряда — одна часть осталась на кораблях, а остальные две разбрелись по острову. К чему приведёт это исследование? Встретятся ли пираты с недружелюбной фауной или же наоборот — гостеприимными аборигенами? Этого не знал никто. Пока часть пиратов занималась освоением новых территорий, в Виргате накалялись страсти. В одно утро в порт прибыла команда пиратов с интересными пленниками. Ими оказались дети весьма влиятельных лордов материка. Понимая, чем может быть чреват этот «подарок», наместница порта Ахура послала весть в Орллею, желая мирно урегулировать конфликт. Сумеет ли женщина сделать это по-тихому? Или же благородное происхождение этих двух отпрысков не удержит в тайне произошедшее? Скандала просто необходимо избежать, ведь первой под удар попадёт именно она, а после и весь Тиль.

Балмора: Прошло не так много времени с того рокового вечера, когда был подожжён порт. Выжившая в адском пламени и скрывшаяся в тёмных водах Вдовьего моря, номархиня Балморы на время оградилась от остального мира, закрывшись за высокими стенами Лота. Зализывать раны волевой женщине долго не пришлось, ведь она была уверена — пожар в порту Рамия это далеко не простая случайность. Подключив своих осведомителей и ту часть сената, которая была ей верна, Флавии удалось найти виновного в покушении. Приговор был однозначен, и оказавшегося не в фаворе патриция публично казнили. В честь первой победы Флавии в непростых перипетиях островной политики в Лоте было устроено пиршество, которое сопровождалось трёхдневными гладиаторскими боями. В столицу колонии съехалась практически вся знать, что номархиня могла воспринять как знак того, что её маленькая победа сулит стать началом больших перемен. И не зря, ведь Флавия Домицилла не желает отступать от своих целей — добиться свободы Балморы от узурпаторства Хельма и всеми силами ищет для этого пути, способы и средства. Удастся ли павшей империи вернуть былое величие и выгнать со своих земель колонизаторов? Чем придется пожертвовать ради этого? Говорят, в сенате ещё остались люди, которые не только не желают видеть на во главе колонии женщину, но и не спешат выходить из протектората Хельма, который щедро прикармливает их из своей руки.


ГЛАВА VII «ОХОТА НА КОРОЛЕЙ»
(январь, 1443 г.)

ХЕЛЬМ
     Похороненное под амбициями Чарльза королевство было обречено. Оставив после себя наследство в виде неразрешённого военного конфликта, бунтующего западного герцогства и чумного полуострова, погибший на переговорах король поверг своё государство в небывалую ранее смуту. Его брат Генрих, ныне правящий королевством как регент при малолетнем короле Эдуарде, оказался в столь затруднительном положении, что был вынужден просить помощи у Гасконии, которая и сама страдала от фйельско-хельмовского конфликта и чумы. Обручившись с леди Леттис Фосселер, племянницей герцога, Генрих создал себе твёрдую финансовую почву под ногами, направив денежные потоки семьи Фосселер на увеличение армии. Ныне, когда враги окружили со всех сторон, Хельм вынужден выводить на поле битвы все свои силы, выжимая ресурсы не только из регулярной сухопутной армии, но и из флота. Но хватит ли этого для стабилизации вопроса мира в королевстве? Отнюдь. Орллея, бывший богатый край Хельма, осталась глухой к переговорам, Фйель так и не вывел все свои войска из приграничных застав, а Атлантия погрязла в горе чумных трупов, выросших до небес вавилонской башней. Понимая, что ждать, пока его враги побратаются и зажмут Хельм между молотом и наковальней - последнее дело, Генрих созывает ко двору всех дворян, оставшихся ныне верными династии Найтонов. Держа подле себя пэров, регент надеялся на всеобщие усилия и помощь большого королевского совета. Не был приглашён только один человек - лорд-канцлер, не так давно выступавший против кандидатуры Генриха на пост регента. Оставшийся в Раленде мужчина строит свои личные планы, и вскоре предпримет попытку создать собственную оппозицию действующей власти, так как верит - только опытная рука сумеет навести порядок в Хельме.
     В это же время гасконского графа Аррасшира потрясла неприятная находка - по дороге в столицу он узнаёт о сожжении крупного женского монастыря святой Альферии. Все монахини были повешены вдоль дороги, а в полуразрушенном здании была найдена сестра графа Фолсшира, рассказавшая графу и его спутницам о нападении фйельцев на Божье место. Но так ли это было? За всеми этими политическими игрищами Генрих и его дворянство упускали одного крайне важного врага, погоня за кем утомила не только Святую Инквизицию. Теперь вопрос стоит в том, придаст ли регент этому возмутительному событию должное внимание? Ведь пока его взор обращён на север и запад, дела юга остаются вне его интереса. Страдает от этого и Атлантия, не так давно начавшая оправляться от эпидемии чумы. Полуостров потерял половину своих жителей, а так же оказался финансово разорён, отчего многие лорды были вынуждены увеличить сборы и налоги. Часть из них отказались примириться со сложившимся обстоятельством, а глухие просьбы к регенту вынудили их на отчаянный шаг. Первым смельчаком оказался лорд Анд, отправившийся в путь через Чёрный Тракт к берегам Орллеи. Но доберётся ли он туда?

Если кратко.

✖ Генрих созывает всех дворян ко двору. Не зовёт только Эдварда Девантри, лорда-канцлера.
✖ В столице проходят заседания малого и большого королевского совета.
✖ Хельман сообщает Генриху о возможном церковном расколе.
✖ Эдвард Девантри готовит оппозицию.
✖ Максимилиан де Ниерра находит на границах своего графства сожженный монастырь и убитых монахинь.
✖ Чума в Атлантии пошла на спад.
✖ Адонис Данаос готовится к отплытию к берегам Орллеи, но его перехватывают.

ОРЛЛЕЯ
     Остававшаяся в тени столь длительное время, ныне Орллея приковала к себе взгляды сотен тысяч. Орллевинский герцог, приходящийся правящей семье родственником, так и не захотел склонить колени перед новым королём и присягнуть на верность, поэтому состоявшиеся осенние переговоры в Рейнисе так и не принесли столь вожделенного мира для обеих сторон. Орллея предпочла и дальше двигаться по намеченному пути, ища поддержки у церкви и у других королевств. Тайно заключённый союз с Моргардом, соглашение о котором герцог Андрес и король Дарион подписали в сентябре, стал первой ступенью к признанию Орллеи как независимого государства. Но далеко на севере оставалось ещё одно королевство, на чью поддержку могла рассчитывать Орллея. Отправив легатов в Фйель с предложением от герцога, орллевинские пэры начали томиться в ожидании результатов переговоров. Заключи они и с Фйелем союз - Хельм бы оказался зажат между двух врагов, чьи объединённые силы могли бы противостоять мощи хельмовской армии. Сумеет ли Орллея подписать бумаги и с Фйелем? Признает ли их и северное королевство?
     Вопрос с церковью остался открытым. Так и не получив благословения от Понтифика, герцог Андрес не возжелал мириться с таким решением. Помочь ему в этом деле сумел граф Лирэфии, ранее осенью встретившийся со своим родственником - епископом Йелонширским. Клирик сообщил графу о возможном расколе кардинальской курии, что можно было использовать во благо отделения Орллеи. Но действительно ли случится большая схизма и на материке появится второй Папа, обосновавшийся в Арвьере? Это сулит грандиозные реформы внутри самой церкви и изменение привычного лада. Впрочем, герцог не знает, что тот самый епископ-осведомитель расскажет о расколе и регенту Хельма.
     Несмотря на политическое состояние Орллеи в текущее время, в герцогстве не утихают праздники. После иоанновского Рождества в Борромео намечается весьма громкое событие - свадьба Лукреции Борромео и брата герцогини - Энрико Грациани. На празднество съехались многие пэры и знатные леди, а сама церемония была назначена на 20 января. Но пройдёт ли свадьба так, как то запланировали семьи Грациани и Борромео? И что случится на самом пире по случаю бракосочетания?

Если кратко.

✖ Осенние переговоры с Хельмом провалились.
✖ Орллея подписала соглашение с Моргардом. Во Фйель были посланы легаты для аналогичного действия.
✖  Вопрос с признанием от Понтифика остался открытым.
✖  В Борромео должна состояться свадьба Лукреции Борромео и брата герцогини Энрико Грациани.

ФЙЕЛЬ
     Последние пару месяцев рука войны ушла за границы северного королевства, отправившись дальше на запад. С облегчением вздохнувший фйельский народ затаился, ожидая, пока Хельм закончит зализывать раны и снова покажет зубы. Но, к счастью многих, новый правитель их врага не спешил снова занимать позиции близ застав Алых Гор. Узнав во всех красках о том, что ныне могущественное государство переживает личную смуту и отсоединение богатого края, король Тэм решительно настраивается на завершающую ноту скоропалительного конфликта. Но вскоре ко двору прибывает гонец, а за ним и легаты от герцога опальной Орллеи с целью заключить мирный договор и выступить вместе против терпящего крах их общего врага. Готовящийся к завершению фйельско-хельмовской войны король Тэм откладывает планы в долгий ящик с желанием выслушать новую сторону. Территории с плодородной землёй близ границ всё ещё остались столь желанными как и раньше. Возможно, с помощью Орллеи им и удастся захватить их. Но, у богов иные планы, которые могут сорвать не только переговоры, но и все будущие замыслы. Многие посчитают случившееся виной самого регента Хельма, неведомым образом добравшимся до вражеской столицы. Но так ли это? На кону жизнь короля, а у него много врагов.
     Пока разгневанные мужчины жарко спорят о условностях и условиях, близ замка разыгрываются свои драмы: не так давно вернувшийся из Солворна принц Комнол добился того, о чём его просил отец - он сумел разрешить дело с предавшим корону лордом. Но, вопреки чаяниям принца, он так и не получил надел в подарок. Сжираемый завистью к старшему брату, Комнол понимает что это последняя капля. Всё может разрешиться в один момент, останься они с Айлесом наедине в лесу. К примеру, на охоте. Хватит ли смелости зарвавшемуся юноше поднять руку на брата? Кто знает, возможно и у душевной скверны младшего сына короля есть свои пределы и двору не придётся оплакивать сразу двоих членов правящей семьи.

Если кратко.

✖ В Фэр-Айл прибывают легаты из Орллеи для обсуждения возможного союза Фйеля с западным герцогством.

МОРГАРД     Воронье крыло смерти, отброшенное тенью на моргардские леса, накрыло всё королевство за считанные дни. Наступление неизбежных изменений началось на юге, в графстве Ноксшир, коим ныне должен был владеть вчерашний барон Хаафингара. Но, увы, лорд Хоул Гвидеон нарвался на сопротивление южных пэров, ненамеренных терпеть на своих землях чужого им человека, к тому же не столь знатного происхождения, как каждый из них. По прибытию в Медоу, а затем и Ноксшир гроссмейстер рыцарского ордена был схвачен людьми барона Овейна Тиндейла, не без содействия его сестры Рослин. Вместе с баронскими волнениями в Ноксшире, в столицу поспешили и другие неутешные новости - возле границ Моргарда на короля и его дружину было совершено нападение. К несчастью королевского совета - успешное. Дарион Мирцелл, в доказательство чьей смерти в Ардор был прислан его перстень, был объявлен погибшим. Его вдова и пятеро детей, недавно пережившие личную смуту, снова подверглись не иллюзорной опасности. Не веря в гибель своего супруга и его дяди Зарина, королева Мод готова предпринять любые попытки в поиске настоящего правителя Моргарда. Потрясённое осенними событиями королевство попросту не готово к коронации малолетнего принца Киана, за регентство при котором готов сразиться каждый из членов большого совета. Увы, но для многих победитель в этой смертельной гонке уже ясен - им должен стать барон Овейн Тиндейл, с чьей лёгкой руки и начались южные баронские волнения. Единственный путь к отступлению - возвращение короля Дариона, но единственные верные ему вассалы либо заточены в ардорских темницах, либо в бегах. Сможет ли королева Мод освободить гроссмейстера и помочь ему бежать? Сама заточенная в родных стенах, она не имеет возможности дать отпор, но далеко на западном севере ещё остались верные королевской династии люди. Аллей, который всего лишь год назад нёс смерть от рук Ардернов, ныне стал единственным спасением.

Если кратко.

✖ Короля объявили погибшим, пэры собираются короновать Киана.
✖ Овейн Тиндейл собирает вокруг себя баронов и поднимает мятеж в Ноксшире. В столице состоится заседание королевского совета, на котором определят регента. Им станет Овейн.
✖ Хоул Гвидеон, взятый в плен Тиндейлами, освобождён Рослин. Он убегает во владения Брайена Хоука с тайным поручением от королевы. Им нужно найти короля.

БАЛМОРА     Те времена, когда Балмора была могущественной империей, остались лишь на бумаге и в историях. Современная реальность острова не была свободной, а его жители - независимыми от материка. Такой устрой был по нраву сенату и целым поколениям наместников, но с приходом к власти первой женщины-номарха в истории Балморы всё обещало радикально измениться. Пережившая не так давно восстание плебса Балмора уже успела оправиться и оплакать пропавшего без вести Клавдия Домиция, а настрой в сенате сменился на более спокойный, но как говорят на Тиле - такое затишье бывает перед настоящей бурей. Буря не заставила себя долго ждать - первые волны нахлынули практически сразу после воцарения Флавии. Женщина, в отличии от своего брата, видела в острове потенциал, а в своих людях готовность бороться с установленным хельмовским порядком. Балмора могла освободиться от гнёта материка, но нужно было просто проявить инициативу, или, скорее всего, смелость. Момент для такого удара был выбран как никогда удачно - враги зажали Хельм со всех сторон, не оставляя тому возможности противостоять ещё и взбунтовавшейся колонии. Но так ли спокойно воспримут такие планы все члены сената? Многие из них были против кандидатуры Флавии на место номарха, а её дальнейшие действия только усугубят ситуацию. Впрочем, Балмора - не место условностям и с инакомыслящими здесь разбираются особенно быстро и уж точно наверняка. Пожалуй, тут бы подошла фраза - «И ты, Брут?», так как вскоре сенат ждёт крутой поворот, который остров уже давно заслужил.
     События в сенате остались за закрытыми дверьми. Сквозь щели просочились лишь крупицы слухов, но никакого подтверждения им никто не имел. Тем не менее, балморийцы не было столь в этом заинтересованы, ведь с щедрой руки номархини в Лоте должны были состояться гладиаторские бои. Увлечённые намечающимся празднеством, народ позабыл о волнениях. Но вскоре сама Флавия напомнит им об этом и весьма изощрённым способом. Эти гладиаторские игры будут началом конца и станут первой вехой истории новой Балморы.

Если кратко.

✖ Балмора хочет выйти из под контроля Хельма. Всё это совершается очень радикальными методами.
✖ В Лоте проходит гладиаторский турнир с изюминкой.

ТИЛЬ     Пока материк грязнет в пучине междоусобных войн, ситуация в Тиле напоминает лёгкий морской бриз. Кажется, разбойнический архипелаг со всеми их дикарскими традициями и бандитизмом единственное место, где порядочный человек может отдохнуть душой и отложить окровавленный меч в сторону. Несомненно, Тиль держится подальше от морских конфликтов, и связано это в первую очередь не с нежеланием тильцев устроить орллевинцам кровавую баню, а с теми самыми Новыми Землями, которые изучались пиратами последние пару месяцев. В ходе исследований территорий нового архипелага тильцы нашли залежи чистого золота, но столкнулись с прямой агрессией от местных аборигенов, желающий защитить своё сокровище. Недолго повоевав с ними, пираты потеряли несколько кораблей, среди которых оказались «Призрак» и «Гуляка» и решили вернуться обратно на Тиль, взяв с собой чуть больше людей. Перспектива обрести такое богатство пьянила многих, а слова капитана Фицроя о том, что он сделает свою команду «принцами Новых Земель» только раззадорила тильцев. Но вот незадача, для того, чтобы попасть обратно на Землю Вожделенную, пиратам понадобился галеон, во флоте которых такового не имеется. Большой корабль, венец орллевинского судостроения, должен был подарить пиратам возможность отправить в Новые Земли гораздо больше тильцев. Но так ли просто захватить одно из герцогских суден, от сохранности которых сейчас зависит ситуация в заливе? Не будь пираты собой, если бы не пошли на такой риск и всё же не попытались совершить столь дерзкий грабёж соседа, который не только выше их на голову, но и имеет гораздо больше ресурсов для затяжной борьбы.
      Истерия вокруг Новых Земель всё же захватила не весь архипелаг, оставив равнодушными тех, кто жил и продолжает жить на суше. К удивлению некоторых, тильцы не сплошь морские волки, многие из них ни разу не ступали ногой и на корабельную доску. Одним из тех, кто не любит спускаться на воду, оказался наместник Аладора с ламасского острова. Имея под боком несколько рудников с серебром, мужчина чувствовал себя более чем комфортно. Приступив к работе в середине осени в новом руднике наёмники откопали нечто интересное - под пластом земли оказалась металлическая конструкция, точнее, часть её. На ободке металла были выведены неизвестные знаки, смысл которых остался для наместника сокрыт. Что же это такое? И причём тут Хельман Хайгарден?

Если кратко.

✖ Повоевав немного с местными аборигенами в Новых Землях и потеряв два корабля пираты вернулись обратно. Там они обнаружили богатые залежи золота. Для повторной экспедиции им нужен орллевинский галеон, который они попытаются увести.
✖ На острове Ламасс была обнаружена первая часть печатей, о которых говорится в петерианских священных книгах. Поиском печатей всю жизнь занимался Хельман Хайгарден.

0

2

ГЛАВА VIII «ВЕТРА ПЕРЕМЕН»
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Время: май 1443 года

ХЕЛЬМ (ХАЙБРЭЙ, ГАСКОНИЯ)     Когда ведёшь борьбу не на открытом бранном поле - каждый твой союзник может решить исход войны не поднимая оружия. Осознать эту истину Генриху Найтону пришлось уже в роли лорда-регента, чьё покровительство короне началось с заговоров и открытого отречения от присяги новому правителю. Ранние переговоры, не давшие никаких ответов закончились зимним заседанием малого королевского совета, на котором было решено вступить в открытую конфронтацию с самопризнанным правителем Орллеи Андресом Найтоном. Повод для первого шага со стороны Хельма не заставил себя долго ждать - не присягнув Андресу Найтону, герцогиня Элшира предпочла остаться верной старым клятвам старшей ветви дома Найтонов. Фактически, призвав своих людей сложить оружие, леди Беатриче Вентури позволила войскам герцога беспрепятственно занять территорию своего графства. Но так ли гладко пройдёт возвращение земель во владения юного короля Эдуарда, если не все пэры Элшира разделяют мнение леди Беатриче? К моменту ввода войск Андрес Найтон уже знал о вторжении, и, возможно, встреча на спорных территориях станет поводом для ещё одних переговоров, но теперь с глазу на глаз. К какому решению придут кузены..?
     Но не всяк тот враг, который явный. Слишком поздно начав строить стену из союзников, лорд-регент не учёл того, что при дворе есть люди, заинтересованные в его падении. Всё началось с освобождения Адриано Грациани, орллевинского графа и пленника Генриха. Захваченному лорду помог не только регент, но и человек, который оставался движущей силой королевства не одну декаду лет - лорд-канцлер Эдвард Девантри. Когда королевский совет предпочёл молодого герцога, а не его, человека опытного и мудрого, Эдвард решил не сдаваться и пойти другим путём. В первую очередь граф попытался заручиться поддержкой лордов соседних графств, что у него и получилось. Не без помощи ранее отпущенного Адриано Грациани и своей новой союзницы Кристианы Ларно Эдварду удалось наладить контрабанду из Орллеи, в основном ткани, специй, вина и стекла. Не обошла внимание канцлера и юная вдова Анна Мирцелл, чья рука уже была обещана герцогу Гасконии. Принцесса Моргарда стала жертвой лживых слухов о своей порочности и якобы любовной связи с пожилым графом. Всё ли сложится так, как это планировал граф Девантри, или всё же его беспечная уверенность в собственных силах сыграет с ним злую шутку? Не так давно назначенная на должность гофмейстерины Кристиана Ларно решила помогать не только канцлеру, но и открыть глаза лорда-регента не которые тайны графа.
     Впрочем, государственные дела Хельма стали не единственной проблемой лорда-регента - кардинальская курия раскололась на две фракции: во главе первой остался избранный Создателем Папа Клет V, а вторую возглавил архиепископ Арвьерширский Джованни Барончелли. Усугубило давний конфликт и отделение Орллеи от остального королевства. Многие кардиналы, имеющие свои епархии в западном герцогстве могли потерять земли и имущество если бы не стали на сторону архиепископа, чьи амбиции нашли свою поддержку в лице Андреса Найтона. Ранее прибывший в столицу государственный секретарь святого престола Марко Перуччио лично встретился с лордом-регентом для просьбы одолжить Церкви ранее беспрецедентную ссуду на борьбу с назревающим расколом. Просьба была удовлетворена в виде заключённого векселя, и, помимо денег, регент был готов предложить земли тем кардиналам, которые потеряют свои епархии в Орллее. В последствии этой борьбы за единение святого престола и по стечению неблагоприятных обстоятельств только один орллевинский клирик Оберто Манчини остался верным в своей вере и Папе Рейнскому. Но дело взяло неожиданный оборот, когда до Марко дошли сведения о готовящемся рукоположении Джованни в сан Понтифика. Немыслимо! Разве могут одновременно существовать два Папы..? Этим вопросом задались не только сановники, но и представители светской власти. Ранее упомянутый Эдвард Девантри сумел наладить переписку с архиепископом Грайстонским, который сам того не подозревая указал мнительному графу на возможного предателя святого престола - Марко Перуччио, исполняющего волю Папы при королевском дворе. Чем закончится ошибка канцлера..?
     Пока в столице и на западе королевства назревают свои конфликты, Гаскония продолжает восстанавливаться после эпидемии чумы и непродолжительной войны с Фйелем. Ранее выделенные финансы для поддержки столицы ныне были направлены на помощь Атлантии, которая не так давно не только потеряла половину своих жителей, но и лишилась часть флота в ходе бунта. С целью укрепить восточное герцогство Кеннетом Фосселером и его первым советником Эдвардом Баратэоном было решено учредить гасконский гарнизон, чьё активное создание началось уже с поздней весны. Вместе с военными новообразованиями среди простых жителей Гасконии начала распространяться и укрепляться идея о частичной изоляции от Хайбрэя, который использовал ресурсы восточного герцогства уже более двух лет. Гасконцы устали от постоянных ограничений, повышенных налогов и неспокойной жизни, которая в любой момент могла прерваться призывом. Перерастёт ли это в нечто большее или недовольство народа будет успокоено грамотными действиями гасконских пэров..? Возможно, именно Кеннету и удастся уберечь герцогство от печальной участи Орллеи. Первым шагом к мирным отношениям со столицей стало делегирование графа Филиппа Фосселера, младшего сына герцога в состав малого королевского совета в качестве мастера над законами. Так или иначе, но прибыв в Хайбрэй, молодой граф преследовал не только интересы своего отца, но и собственные, а причина им - Лестер Фосселер, бывший герцог Гасконии.
     Но даже в самые смутные и неспокойные времена происходят светлые события. Первым, кто удивил двор своим решением был Эйдан Ретель - молодой граф женился на леди Аннабелль Девантри, старшей дочери лорда-канцлера. Затем недолго себя заставили ждать помолвки виконта Томаса Девантри с леди Морин Стаффорд, а так же графа Йелоншира Джозефа Хайгардена и леди Ромейн де Вер. Немногим ранее до двора дошли вести и о пополнении в семье графа Баратэона, не так давно покинувшего столицу - у него и у его второй жены родился сын, первый общий ребёнок для супругов. Но главная радостная новость королевства всё ещё оставалась в тайне - не так давно леди Леттис Фосселер узнала, что носит под сердцем сына и наследника лорда-регента, а значит вскоре пополнение ждёт и королевскую семью. А пока столица готовится к тризне по королеве Адриане, которая трагично погибла два года назад на рыцарском турнире в Авелли. В честь годовщины гибели в королевском замке готовится угощение и театральный спектакль-моралите, где актёры расскажут зрителям несколько ветхозаветных историй. Этот вечер обещал был стать примечательным ещё и потому, что на тризну должна пожаловать принцесса Анна Мирцелл, скрывшаяся в своём трауре по королю Чарльзу на целый год. Как её встретит двор? Сумеет ли она сама справиться с тем, что на неё будут обращены взгляды большинства..?

АТЛАНТИЯ     Полуостров многие годы был самой спокойной частью Хельма, но прокатившаяся чума обнажила старые раны. Королевская власть, какой бы далекой она не была, всегда чувствовалась в регионе, но когда землям угрожала опасность, некоторые лорды обратили свои взгляды к Орллее. Адонис Данаос, инициатор отношений с мятежным герцогом, был арестован, хоть в последствии и отпущен. Но его поступок заставил многих дворян задуматься, так ли необходим Атлантии Хельм? Возможно, если бы не чума, которая унесла столько жизней и ослабила полуостров, действия были бы решительнее. Впрочем, это не стало помехой бунту во флоте, когда под знамя Орллеи ушла часть кораблей.
     С другой стороны, из Гасконии прибывают новые офицеры, теперь, когда основные силы флота расквартированы в Моррисии, на их содержание выделяются огромные средства. Восстановление флота произойдет раньше ожидаемого, что очень кстати - теперь, когда Орллея отделилась, Балмора провозгласила себя Империей, королевство осталось наедине с пиратами. Авторитет графа Бэйлоршира растет с каждым часом. Именно он сделал все возможное, чтобы основные финансовые потоки Восточного герцогства были направлены на восстановление южного полуострова.
     В мае все внимание атлантийцев приковано к Нотере. На середину месяца припадает большой религиозный праздник и город наполнен паломниками. В это же время лорд Эльмас впервые официально заявил об обручении своей старшей дочери Элиф с виконтом Бэйлоршира. Это вызвало разную реакцию: кто-то рад союзу с графством, которое так помогло Атлантии во время эпидемии и после, тому, что негласная наследница Нотеры наконец-то выйдет замуж и землями будет кому править. Другие недовольны выбором и считают кощунством доверять священный город не яковиту. Конфликт неизбежен.
     Одновременно на шахматную доску выходит таинственное братство Нэшер, которое, как известно, может поддержать любую сторону, но всегда следует лишь своим интересам.

ОРЛЛЕЯ     Сколько нужно заплатить за то, чтобы обрести независимость? Не слишком ли высоки ставки в политической игре? Прославленная на всё королевства «Белая свадьба», где были убиты титулованные особы, среди которых оказалась и сама герцогиня Орллеи, стала катализатором, который показал истинный цвет положения дел. Пока Андрес Найтон успешно налаживал внешние связи с горным королевством, в его собственном герцогстве поселилась неуловимая оппозиция.  Кто виноват? Что делать? В самом ли деле причастна к произошедшему графиня Борромео или чьи-то махинации умело запутывают следы и мешают найти настоящих виновников?
     Положение Орллеи усугубляется, когда герцог Генрих Найтон решает закрыть границы между Орллеей и Хельмом, а графиня Элшира решается на отчаянный шаг и готова присоединить свои территории к Хайбрею, но отпустит ли так просто своё опальный герцог? Сложности продолжаются, когда приходится закрывать торговые границы с Моргардом, чтобы узурпированная власть не получала поддержки со стороны Орллеи.
     Есть ли у Андреса Найтона шанс? Ведь часть Атлантийских кораблей с помощью успешной махинации их союзников теперь отошла в их территориальные воды, а для пиратских баронов у них есть предложение, от которого сложно отказаться. Да и последний столп независимости в виде поддержки духовенства вот-вот будет установлен - в Авелли к рукоположению в Папы готовится Джованни Барончелли. Зреет эра не только нового королевства, но и новой Церкви.

ФЙЕЛЬ     Фйель стоит на перепутье. Только отгремела кровопролитная война с Хельмом, начинавшаяся с победоносного похода оскорбленной чести против тирании и неблагодарности, а завершившаяся болезненным поражением и позорным бегством не привыкших никому показывать свою спину горцев. И хотя ныне ситуация изменилась – внутренние противоречия, раздиравшие Хельм уже давно не позволили Хайбрэю развить свой успех, однако эти лишь слегка подсластило горькую пилюлю позора. Многие лорды и среди них брат нынешнего короля Роланд Уоллес в глубине души лелеют мысль вновь собрать войско и ударить по кажущемуся ослабленным Хельму и их, кажется, куда больше, чем тех, кто как Ивар Бьеи предлагает отбросить реваншизм и добиваться мирного договора с южным соседом, который в нынешней ситуации можно заключить с немалой выгодой для Фйеля. Молодой король пока не может принять ни одну из сторон, тем более что это отнюдь не единственное, в чем его подданные не согласны между собой. Панагисты, чья вера была запрещена королем Айлесом после воцарения Тэма подняли головы. Теперь же, после войны, они все чаще в открытую призывают вернуться к традициям предков и изгнать из Фйеля чуждых богов, благословивших знамена врага. Не молчат и петерианцы, утверждающие, что лишь Отец Создатель и Мать Зашитница способны защитить и воодушевить народ Фйеля. Многие из них, в свою очередь, предлагают принять предложение мятежного герцога Орллеи Андреса Найтона, обещающего дружбу, деньги и военные машины в обмен на военный союз против своего сводного брата Генриха и укрепление влияния Святого Престола в Фэр-Айле.
     В королевском дворце Фэр-Айля зреет заговор, цели которого пока не до конца ясны. Только что лишь чудом Тэму удалось пережить покушение и теперь он жаждет узнать имя предателя. Что он предпримет? Как поведет себя в этой непростой ситуации? Ясно лишь одно – война, плен, позор, предательство, чувство вины, все это изменило молодого короля. Его взгляд стал тяжелее, а рука безжалостнее и лишь время теперь покажет, чем это обернется для народа Фйеля.
     Глупая ссора на охоте между братьями наследниками Айлесом и Комнолом Уоллесами привела к далеко идущим последствиям – Комнол не просто покалечил Айлеса, первого в череде претендентов на престол Фйеля, но сделал это так, что у благородных мужей Фйеля возникли серьезные сомнения в том, что между ними имел место честный поединок. В итоге судьба принца была оставлена на суд тинга, что конечно же не могло обрадовать короля Тэма. Кроме того, существует подозрение, будто принц имеет отношение и к покушению на короля, а это уже дело совсем иного рода.
     Зимой Фэр-Айл посетили послы Андреса Найтона, герцога Орллеи. По результатам переговоров был заключен договор между северным королевством и мятежным герцогством. В настоящее время посредством проходящих через западные графства Хайбрея контрабандным путям Фйель и Орллея пытаются наладить торговлю, однако это сопряжено с рядом серьезных сложностей, так как Генрих Найтон, регент Хельма приказал закрыть границы с мятежным южным герцогством. Впрочем, из всего, что орллевинцы предложили Фйелю Тэма больше всего заинтересовало одно – боевые машины маэстро де Ланца. Чтобы узнать их возможности более точно, он хочет отправить в Орллею посланца, своего бывшего оруженосца, недавно посвященного в рыцари...
     После окончания войны и в ожидании возможного вторжения Хельма семья Бьеи на свои деньги укрепила ряд приграничных замков. До недавнего времени это не сильно беспокоило короля Тэма, однако в свете последних событий такая предупредительность лорда Ворста стала вызывать определенные подозрения и, немного подумав, он отправил своего брата Роланда Уоллеса провести инспекцию указанных крепостей и при необходимости сменить их комендантов на людей, лояльных короне. Злые языки, правда, говорят о том, что Тэм сделал это чтобы отослать брата подальше от столицы и столкнуть его лбами с могущественной семьей Бьеи...

МОРГАРД     И хоть Моргард не отлучали от церкви, но беды на голову каждого жителя этого королевства продолжают валиться как на проклятых. Весну лес встретил коронацией принца Киана, старшего сына Дариона I, которого самого признали павшим от рук врага. Регентом при малолетнем короле стал мятежный барон Овейн Тиндейл, захвативший столицу быстро и без применения силы. Все, кто был не согласен с такой кандидатурой на пост регентства, так или иначе были либо казнены, либо заперты в темницах; немногим удалось сбежать на Каменный Север, последний оплот лоялистов. Подобные перемены в соседнем королевстве вызвали и международные изменения в договорённостях со стороны Орллеи - импорт зерна, рыбы и остального провианта сошёл на нет, а вскоре границы и вовсе были закрыты. Во избежание голода, королевским указом церковные земли стали доступны для возделывания крестьянами, а все ограничения на охоту в лесах были сняты. Но подобные уступки мало чем помогали населению, чьи подати выросли. Так же, не без участия королевы, по южным и восточным регионам Моргарда поползли слухи о том, что новая власть делает всё для обращения леса в новую религию, и якобы Папа уже отлучил мятежное королевство от лона церкви, доказательства тому - освобождение бывшего лорда-канцлера и послабление гонений со стороны Инквизиции. Одного из распространителей таких лживых слухов удалось поймать - им оказался Бруно Миргард, старший из бастардов короля.
     А пока в столице происходят свои события, на Каменном Севере собирается ополчение. Под предводительством Брайена Хоука и Хоула Гвидеона, которым не так давно удалось разыскать и спасти короля, к наступлению на столицу готовятся войска. Лоялисты, в силу недавних событий в виде захвата Ардора, остался без львиной доли поддержки. Поиском сил и их финансированием занимается непосредственно и сам Хоул Гвидеон, который к поздней весне успел объездить практически каждый дом Севера. В одном из последних, в замке лорда Тайта, ему предстоит встретиться с парламентёром мятежников - Бальтазаром Бофортом. Сам же король, пока его верные вассалы собирают войска под знамёна Мирцеллов, продолжает восстанавливать здоровье после длительного плена. Находясь в Кастерли, Его Величество был уверен в своей безопасности. Но барон Кастерли, Аристан Дильвейн, думал совершенно по другому. Под предлогом поручения от короля, барон покинул свой родовой замок и отправился прямиком в столицу на аудиенцию к лорду-регенту, желая присягнуть новому сюзерену. И пока в столице предатель выдаёт все сведения о своём короле, южные границы Моргарда пересекают тысячное союзническое войско Орллеи под знамёнами Уорчестеров и Бьяджи.

ТИЛЬ, НОВЫЕ ЗЕМЛИ     Удача сопутствует дерзким! Казалось, что морские волки залегли на дно, но это было лишь затишьем перед очередной бурей. Дерзкое и неожиданное нападение на порт Санфолла позволило пиратам увести торговый галеон в сторону Тильских островов. Не обошлось и без потерь с обеих сторон - пиратский барон Гордон Фицрой находится в плену в застенках Морбершира, а капитан Фернандо Валенте, выдающий себя за графа Артура Уорчестера - в плену на пиратских островах. Каждый пленник ценен и важен, возможно ли, что две противоборствующие стороны смогут договориться с выгодой для себя или противостояние островов и материка так и останется непреодолимой преградой?
     Тем временем, освоение Новых земель идет полным ходом, обнаруженное месторождение золота приводит к настоящей Золотой лихорадке среди пиратов. На месторождение пропавшего пиратского барона уже положил свой хитрый глаз другой человек и хочет забрать его себе во что бы то ни стало.

БАЛМОРА     На острове происходят изменения. Столь же серьезные и быстрые, сколь было долгим ожидание. Сенат упразднен, сенаторы, что не желали разделять идеи о восстановлении былого величия и статуса - казнены на арене или убиты на последнем заседании Сената. Но не стоит думать, будто у правительницы Балморы не осталось врагов, сумевших приспособиться и выжидающих своего часа для решающего удара. Какова будет судьба сторонников госпожи Домициллы? Какие привилегии дарует им правительница теперь уже суверенного государства? Пока неизвестно.
     Тем временем, в родные земли возвращается легат Марк Север. И, как шепчутся слуги, с трофеем.

0

3

ГЛАВА IX «ВОЙНА ИЛИ МИР»
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Время: июль 1443 года

ХАЙБРЭЙВесна в Хайбрэе окончилась без уже ставших привычными потрясений… вернее, окончилась бы, не отрави некто принцессу Анну Мирцелл прямо в разгар тризны по королеве Адриане. Символизм или злой умысел, направленный против иной особы? Скорее второе, потому как Её Высочество выжила и уже к середине июня вновь радовала двор своей красотой и свежестью.
Ко всему прочему дядя юного короля имеет все основания полагать, что покушались на Эдуарда, а вовсе не на его мачеху, и принимает решение начать расследование, пока злоумышленники не повторили свой дерзкий план. Лучше бы заняться этим самому, да вот только у лорда-регента Хельма и без того полно иных забот. Что? С каких пор Эйдан Ретель стал лордом-регентом? Да с той же самой середины мая, приняв полномочия из рук регента прежнего, отправившегося на переговоры с орллевинским герцогом и до сих пор не вернувшимся обратно.
Кто-то считает, будто Генрих Найтон в плену у своего кузена-мятежника, кто-то – что уже давно покоится в земле, но таких, кто запасся терпением и теперь выжидает, чем закончится этот спектакль, большинство. Правда, лишь единицы из них знают об истинном положении дел наверняка. Среди этих единиц граф Бэйлоршира, Эдвард Баратэон. Если письмо из спорного Элшира принесло Эйдану Ретелю должность лорда-регента, Его Сиятельству аналогичное письмо сообщило о том, что отныне он является лордом-коннетаблем Хельма, а значит место его – в столице. Хотя бы до тех пор, пока спектакль, разыгранный на политической арене, не выйдет на завершающий виток.
К слову, об Элшире. Две его наследницы – Елизавета и Раймонда Романо – ещё весной прибыли к королевскому двору и были переданы их матерью под опеку обер-гофмейстерины Кристианы Ларно. Их мать тоже должна была почтить столицу своим присутствием, однако что-то заставило её изменить планы и остаться в Элшире. Что именно – любовь, долг или страхи – останется тайной леди Вентури. Элшир в последнее время вообще являет собой сосредоточение тайн, однако торговцам это не мешает, пусть бы уже и поговаривают, что земли Элшира были возвращены Орллее.
В обмен на что? Это высоким лордам Хельма ещё только предстоит узнать, а пока же обратим свои взоры к одному из них – тому, чьё имя по его собственной же задумке неразрывно связано с именем маленькой королевы. Эдвард Девантри. Бессменный лорд-канцлер Хельма вот уже при третьем его короле. Столь долгая служба свидетельствует о незаменимости этого человека на одной из ведущих постов государства или же объясняет, почему он вдруг начал совершать ошибки?.. Противостояние Эдварда Девантри и его племянника (то самое, о котором герцог Хайбрэй и не подозревал, ошибочно доверившись дяде, до тех самых пор, пока тот не нанёс удар) достигло своего апогея, когда лорд-канцлер арестовал посланника Понтифика Клета – Марко Перуччио – и помешал ему передать Папе полученный от Генриха вексель, который (чем чёрт не шутит) помог бы избежать церковного раскола. И хоть Генрих Найтон отбыл на переговоры до того, как узнал об этом, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы прогнозировать, в какое бешенство он придёт сразу же, как только вернётся обратно. Так не долго и должность потерять… А поскольку должность граф Уортшира терять не намерен, следует сделать так, чтобы герцог Хайбрэй не вернулся в столицу. Ну или же вернулся и обнаружил вокруг не приветливые, а враждебные лица. Благо, на отсутствие фантазии Его Сиятельство никогда не жаловался. Ну а с гневным письмом Понтифика, адресованного лично ему, можно будет разобраться и после того, как Его Сиятельство удержит власть в своих руках. Неужели двое старинных приятелей не сумеют договориться?
К слову о приятелях. Джерард Колдуэлл, заклятый друг Эдварда Девантри, только глухому ещё не сообщил о своих невероятных дипломатических успехах во Фйеле. Однако если убрать из его слов помпезность, а из текста - преувеличения, можно говорить о том, что успехи и впрямь есть. Перемирие сроком «до следующей зимы» придётся как нельзя кстати, пока Орллея, её свобода и независимость, висят на волоске. Оборвётся он – войны не избежать…
…Иными словами, окончание весны в Хайбрэе выдалось сумбурным и рваным. Удачи сменяли потрясения, а потрясения – удачи. Но чего в итоге окажется больше, рассудит время. Главное, северное герцогство уже во всю залечивает свои раны.

ГАСКОНИЯ/АТЛАНТИЯДля улучшения ситуации в Атлантии, восстанавливающейся после чумы, средства казны и герцога Гасконии были направлены именно на этот регион. По-прежнему идет набор и обучение моряков для восполнения состава флота. Графу Эдварду Баратэону с помощью епископа Нотеры удается одобрить брак между яковиткой Элиф Эльмас и его сыном-петерианцем Роландом Баратэоном. С помощью поддержки Мордреда Баратэона удалось убедить кардиналов Рейниса снизить отчисления в казну Святого Престола от яковитов на период восстановления Атлантии от чумы и направить сохраненные средства на благотворительность.
По инициативе Гасконии создается военное формирования. Мародерства во время чумы все еще не утихли и требуется военная сила для их удержания. Для обеспечения собственной безопасности и ненападения Гаскония заключает тайный военно-экономический союз с Балморой.
На Юго-Западе Хельма зреет недовольство. Уход гасконских кораблей из порта Анд не прошел незамеченным и требовал объяснений возмутительному происшествию. Начато официальное расследование по факту хищения средств и провизии, предназначавшейся морякам. Вследствие произошедшего адмирал атлантийского флота Ардаван Таас понижен в звании. В руки маршала Юго-Восточной армии попадает анонимное письмо, содержащее доказательство причастности леди Ады Данаос к уходу кораблей.
В июне, на территории Руаншира, созывается совет лордов, на котором всем представлен новый адмирал флота - Мурад Тайлан. Звучат обвинения в сторону единственного герцогства, которое могло присвоить себе корабли - Орллеи. Гасконцы, соблюдавшие политику невмешательства,требуют ответа за действия опального герцогства. По приказу лорда-регента Генриха Найтона в столицу Хельма прибывает Эдвард Баратэон для назначения на новую должность и представления интересов Гасконии.

ОРЛЛЕЯ     Майские переговоры в Элшире завершились заключением предварительных соглашений между короной и опальным герцогством. 21 мая в Авелли состоялся совет, окончившийся арестом лорда-регента Хельма и элверширского графа Трэверса Данкворта - обоих обвинили в организации Белой Свадьбы, печально известного январского события в Борромеошире, повлёкшим смерть полсотни знатных гостей на бракосочетании виконта Энрико Грациани и Лукреции Борромео. Впрочем, стараниями первого советника герцога, графа Адриано Грациани, удалось избежать конфликта - тем же вечером лорд-регент был отпущен, а герцогом Орллеи были приняты условия мирного возвращения запада в лоно королевства.
     Политическая нестабильность идёт рука об руку с нестабильностью в семье Его Светлости герцога запада. Два покушения на герцогиню Лукрецию Грациани, пусть и неудачных, вынуждают Андреса расторгнуть брак для безопасности жены и детей. В качестве предлога было выбрано тайное обручение герцога годом ранее с леди Хермшира, Марией Уорчестер. Дабы получить согласие невесты и её брата, Артура Уорчестера, Его Светлость отказался от приданого и вручает титул первого лорда адмиралтейства графу Хермшира. 5 июня на свет появляются Франческо и Клариче - дети герцога и вскоре бывшей герцогини Орллеи. При помощи лорда-регента было получено официальное разрешение на аннулирование брака от Рейниского Папы Клета, 13 июня брак был расторгнут, а дети от этого союза стали официально бастардами, получившими фамилию матери, сын же стал бароном. 18 июня сыграна свадьба Андреса и Марии, новая герцогиня вступила в свои права.
     Ситуация вокруг Элшира остаётся неоднозначной - в обмен на мирное возвращение Орллеи в состав королевства, Хельм вновь признает это графство частью западного герцогства. В конце мая 1443 года бароны Элшира были призваны в столицу, где принесли присягу верности новому лорду-наместнику графства - герцогу Орллеи. Каждый барон был обязан представить ко двору сюзерена близкого родственника дабы он был гарантом исполнения данной вассальной клятвы. Большая часть из них привели старших или младших сыновей, некоторые - братьев. В середине июня в Орллею возвращается сбежавшая дочь Беатриче - Джульетта, которую выдают замуж за графа Феллширского - Кайлана Хорнли, дабы рожденный сын был законным и мог претендовать на титул графа. В конце месяца герцог передаёт титул лорда-наместника Элшира графу Феллширскому.
     Джованни Барончелли, коронованный в начале мая под именем Пий XVII, продолжает укреплять своё положение и занялся поисками полу-мифических печатей данактийского ордена. Одна из печатей, если верить древним свиткам, находится недалеко от Авелли, в катакомбах. Увы, но получить доступ к заветной реликвии не так просто - многочисленные механизмы, созданные для защиты хранилища, уже стали причиной нескольких смертей посланных Церковью стражников. Николло де Ланца, лоренширский изобретатель и художник, получивший признание нового понтифика за "чудо" с мироточащей статуей на коронации, получает новое задание - добыть печать данактийцев, для этого ему пожалован титул папского легата.
     Весть о мирном возвращении запада в лоно королевства не могло остаться без реакции - что знать, что простой люд возмущены подобным исходом. Пусть высшая аристократия на стороне мира, низы считают себя преданными и ищут отмщения. Порядок удаётся сохранить лишь силами армии и гарнизонов, локальные столкновения часто заканчиваются мирно и бескровно, хотя ситуация с каждой неделей накаляется. Поскольку ещё наверняка неизвестно, будет ли принято решение о возвращении Орллеи в состав Хельма, открытых столкновений между сепаратистами и унионистами не происходит - всё ограничивается редкими одиночными стычками или словесными перепалками.

РЕЙНИС     Первую в истории Церкви схизму предотвратить не удалось - в начале мая арвьерширский архиепископ Джованни Барончелли был коронован в Авелли как новый Папа Пий XVII, ознаменовав с этим дробление единства на два лагеря - клетистов и барончеллистов. Благодаря своему авторитету и влиянию, Джованни смог заручиться лояльностью членов Инквизиции в Моргарде, Фйеле и Гасконии, однако инквизиторы Атлантии и Хайбрэя предпочли занять сторону официального Рейниса из-за чего оказались в подвешенном состоянии - пока они не выступают против Великого Инквизитора, они сохраняют свои должности и могут продолжать действовать от лица ордена. Данактийцы, в большинстве своём, остались верны главе их ордена, однако никаких активных действий против Рейниса предпринимать не стали - приняли выжидательную позицию, де-юре и де-факто сохраняя членство в самом влиятельном монашеском ордене.
     Дабы обозначить свои позиции и заставить духовенство принять чью-либо сторону, Клет и Пий отлучают друг друга от Церкви вместе с приспешниками - оба понтифика с их кардинальскими коллегиями в глазах двух противников оказались под запретом. Казалось бы, лже-Папа разве может отлучить истинного? Может, если он Великий Инквизитор - орден обладает возможностью накладывать епитемии на тех, кого признает еретиками, а для Джованни Бойл не меньший еретик, нежели Джованни в глазах Бойла. Впрочем, кроме взаимных обвинений и голословных упрёков конфликт никак себя не выдаёт - мир не рухнул, все продолжают выполнять свою работу, церкви и монастыри открыты.
     Перед консисторией, посвященной отлучению лже-Папы и поддерживающих его кардиналов, состоялся разговор архиепископа Уортширского и кардинала-библиотекаря Алеандера де Анжа, завершившийся арестом последнего. Казалось бы, шпион пойман и надобно наказать его, но не тут то было. Архиепископ Говард решает заступиться за коллегу по коллегии и предлагает Его Святейшеству следующее - отпустить сторонника Барончелли в Авелли, если тот согласится шпионить для Рейниса и в нужный момент нанести удар лже-Папе. Получив согласие Папы, Роберт Говард отпускает де Анжа с личным письмом от своего имени для Джованни, в котором предлагает тому тайный союз, цель которого - взаимопомощь в свержении Клета. Если план удастся, Говард сможет занять место Рейниского Папы, а Джованни получит официальное признание новой конфессии и нового Папы. Иными словами, Роберт предлагает решить схизму путём наименьшего сопротивления - установить мир между барончеллистами и приверженцами официальной линии, как некогда было сделано с яковитами.
     Помощь, оказанная Рейнисом в решении брачного вопроса герцога Орллеи не осталась безвозмездной - Его Светлость гарантировал Святому Престолу свободный проезд верных Клету людей через Элшир, соблюдение суверенитета и территориальной целостности Рейниса до тех пор, пока на землях Святого Престола не присутствуют иноземные войска и это не будет угрожать безопасности западного герцогства. Помимо этого, по инициативе герцога Орллеи было объявлено о предстоящем Вселенском Соборе, на котором все чины Церкви должны будут избрать из двух Пап одного истинного, а может третьего, незаинтересованного? В любом случае, до Собора ещё очень далеко - ни одна из сторон не согласилась посетить земли второй, поэтому решено было воздвигнуть на границе Рейниса и Орллеи сооружение, которое позволит вместить многочисленных кардиналов, епископов и прелатов, которым предстоит решить судьбу схизмы. Холодная война между официальным Рейнисом и опальным Арвьерширским Папством всё больше уходит из политической плоскости и становится делом сугубо церковным, хотя, очевидно, решение проблемы не обойдётся без кровопролития и вмешательства светских властей.

ФЙЕЛЬ
В королевстве в Алых горах наступило временное затишье. Раздоры в королевской семье прекращаются после того, как младший принц Комнол Уоллес был осужден за попытку убийства кронпринца Айлеса и отправлен в ссылку в собственные земли. Помолвка Комнола Уоллеса и Элисиф Бьеи расторгнута, однако для укрепления внутренней политики принято решение о заключении новой помолвки, на этот раз дочь лорда Ворст должна быть помолвлена с кронпринцем Айлесом Уоллесом. Вдовствующая королева Риалль Дальмонт возвращается в Орллею, но по настоянию короля ее сын остается во Фйеле. Кроме того, в семье короля наконец-то ожидается пополнение - королева Алана сообщает супругу о своей беременности и отправляется в паломничество в монастырь,     
Король Тэм, не без влияния семьи Бьеи, принимает решение о заключении вечного мира с Хельмом и окончании войны. Для укрепления этого союза и донесения решения в Хайбрэй отправлен принц Роланд Уоллес, которому помимо вестей и договоренностей о мире предстоит привезти заманчивое предложение о браке.
Кажется, что внешняя и внутренняя политика горного королевства должна придти в равновесие, но не все настроены к Уоллесам положительно. Возможный брак между принцем и представительницей самой ярой семьи петерианцев вызывает возмущения среди последователей старой веры. Останется ли все на мирном уровне или же будут пострадавшие?

МОРГАРДВ лесном королевстве по сложившемуся за пару лет обычаю неспокойно. После бунта Олуэна Ардерна и его сестры, после попытки изобличить королеву в неверности своему супругу, после изобличения графа Виндзора в предательстве и покушении на королеву вспыхнула новая гражданская война, где каждая сторона считает себя единственно верной присяге и долгу. Королеву Мод совет признал душевнобольной, Ее Королевское Величество заперта в покоях. Оливар Мирцелл находится "в гостях" у Тиндейлов, что скорее является пленом. Ребекка и Демельза Мирцелл находятся в каком-то из ноксширских монастырей, где ожидают свою судьбу. Овейн Тиндейл и его сестра празднуют маленькую победу - лорд Тайт принял их сторону в этом конфликте, за что поплатился осадой своего замка. Бальтазар почти беспрепятственно добрался до столицы с полутора сотнями солдат Тайта. Хоук и Гвидеон планомерно идут на Ардор, оставляя за собой осажденные замки и крепости лордов, присягнувших новому королю и лорду-регенту. Король Дарион Мирцелл в сопровождении вооруженного отряда, Аристана Дильвейна и Фридгара Бофорта благополучно добирается до орллевинских владений и встречается с Андресом Найтоном, после чего в Орллею прибывает и Овейн Тиндейл. Намечается дипломатический разговор.

ТИЛЬ, НОВЫЕ ЗЕМЛИ
Пираты во главе с Редвином Аттвудом прибыли в Морбершир на переговоры и последующий обмен пленниками. Однако их тайный план пошёл прахом, когда вызволенный из заключения Гордон Фицрой решил при побеге отомстить орллевинцам, подпалив форт, а вслед за ним и несколько зданий. Впрочем, пожар удалось вовремя потушить, а с пиратами – относительно мирно договориться не только о возвращении в целости и сохранности пленника, выдававшего себя за Артура Уорчестера, но и о возможности перспективного и взаимовыгодного сотрудничества. По возвращении на Тиль Редвин Аттвуд созвал Совет, на котором большинством голосов было решено поддержать предложенную соседним герцогством инициативу.
Между тем, сожжённый в прошлом году порт Рамий на острове Монти-Пайтон продолжает возрождаться из пепла. И пока торговцы отстраивают свои лавки, жители восстанавливают дома, а новый наместник города старается и финансами грамотно распорядиться, и народ не разгневать, предприимчивая Селия Торбьера, нашедшая спонсора в лице Фоирчерна Остергарда, наместника конкурирующего соседнего Золотого Руна, положила начало появлению лучшего во всём городе публичного дома.
На Новых Землях тихую и мирную жизнь морских разбойников, оставленных Гордоном Фицроем охранять и разрабатывать обнаруженное месторождение золота, спустя несколько месяцев ковыряния в земле и кровавых стычек с аборигенами и враждебными соседями-пиратами нарушило внезапное прибытие новоиспечённого барона – Риккардо Олливейры. Обманом ему почти удалось без лишней стрельбы завладеть чужой находкой, но ветер переменился – и мирная договорённость перетекла в настоящую битву четырёх кораблей, в результате которой два фрегата пошли ко дну. Оставшись без союзного корабля, Риккардо Олливейра всё-таки занял берег, вот только позднее выяснилось, что шахты уже были пусты, а где находилось уже найденное в них золото – неизвестно.

БАЛМОРА
Большие свершения влекут за собой большие потрясения. На коронации Флавии Домициллы гости были отравлены. К счастью, сама императрица и верховная жрица не пострадали. Состоялось заключение брака между Понтием Тиберием и Флавией Домициллой с последующей коронацией мужа императрицы, после чего Флавия удалилась из Лота. Марк Север получил донос, якобы его возлюбленную рабыню Джульетту Романо похитили преторианцы по приказу правителя острова, из-за чего верный сын своего государства затаил обиду и принялся подговаривать других легатов на бунт и свержение несправедливых правителей. Доносы получает не только Север. Во дворце тоже имеются осведомители. Под предлогом военного совета Марка приглашают в Лот для деликатной беседы. Там же будет присутствовать и Август Домициан. Также послы и дипломаты договариваются о союзе между Балморой и Гасконией. Что-то явно намечается.

0


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » БИБЛИОТЕКА; » сюжет;