Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Лучше делать новости...»:
Аластер Макдугалл (ГМ)
«Искусная технология неотличима от магии»:
Алеандер де Анж
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Говорят, царица ненастоящая!»:
Люций Целер (ГМ)
«Не ходите, девушки...»:
Миа Грациани
«Дезертиров казнят трижды»:
Илахева из Кауэхи
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Эйдис Берг
«Крайности сходятся – нередко перед алтарем»:
свободная очередь

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ

ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Филиппа Уоллес: Хельм - все когда-то случается в первый раз
Мерида Уоллес: Хельм - место, где теряешь невинность, угу

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Я для тебя останусь светом [х]


Я для тебя останусь светом [х]

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Я для тебя останусь светом

http://sf.uploads.ru/8wbId.jpg

http://sf.uploads.ru/t/knz6x.gif

УЧАСТНИКИ Лукреция Грациани, Андрес Найтон
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ Орллея, март 1442 года
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ Иногда лучше дружить на расстоянии. На расстоянии королевства, на расстоянии тайны, на расстоянии самой дружбы. Не углубляться в секреты, не знать некоторых сторон жизни. Не привязываться, не любить, не разочаровываться.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Все очень грустно и очень плохо

http://25.media.tumblr.com/aa3a6e7ebbaf93aa7c17984d9d522e34/tumblr_mfmbug1utJ1qib0lto3_250.gif

+1

2

Лукреция Грациани очень любила весну, но вот уже второй год подряд она не могла ей наслаждаться. Второгой год подряд в ее жизни все судьбоносные события происходили именно весной, когда весь мир начинал просыпаться от зимней спячки и сбытия начинали развиваться и протекать неожиданно быстро. в прошлом году именно весной она переехала в Моргардский лес и стала фрейлиной королевы. Именно весной она полюбила человека, которого нельзя было любить ни в коем случае. Как будто весна стала причиной всех ее несчастий.
В этом году события начали развиваться зимой и так стремительно, что девушка даже не успевала за ними следить. Тяжелая беременность Мод, ее роды, ее два чудесный младенца, которые чуть было не уснесли жизнь ее матери... Королеве была нужна поддержка и любовь, которые Лукреция всеми силами старалась ей дать, порой не отходя от ее постели несколько дней.
И все это твороилось не только из-за большой любви к королеве, самой Лукреции поддержка нужна была в этот момент не меньше, но она старалась отмахиваться от собственных проблем и от странного недомогания, которое вот уже пару месяцев не давало ей спокойно жить. У нее хватило ума обратиться к придворному лекарю, который сообщил новость, которая заставила ее содрогнуться. Лукреция Грациани носила ребенка.
Сам факт того, что она была беременна был не так страшен, как понимание того, что она даже не представляет, кто мог бы быть его отцом. Всегда осторожный насмешливый Дарион? Или же граф де Пьяченца, с которым у них были самые несерьезные, но тем не менее крепкие отношения? Лукреция была настолько растеряна от сложившейся ситуации, что вовсе не знала как поступить, а придти прямо и заявить у нее не хватало смелости. Ей ужасно была нужна поддержка, но откуда ее взять, если уже второй месяц даже Андрес Найтон не отвечал на ее письма, а именно ему она доверяла свои самые сокровенные тайны? Да и понял бы он ее, заяви она ему такое? Так что Лукреция и ее тайна оставались вместе, прочее знал только придворный лекарь, он же и посоветовал ей, куда можно уехать, чтобы без лишних проблем избавиться от будущего ребенка.
Сложно судить леди Грациани в тот момент. Она была одинока с этой проблемой, растеряна, напугана и не знала что делать, так что убить дитя порока казалось наиболее выгодным вариантом для нее. Ей было ужасно сложно переживать все это, она сожалела... Но ребенок перечеркивал и менял всю ее дальнейшую жизнь. Из Моргарда она выезжала в сопровождении охраны, а затем, доехав до границы, отправила их погулять какое-то время за ее счет и дальше путешествовала инкогнито. Никто не должен был знать об адюльтере и том, какое решение она приняла.
Лукреция стояла на улице недалеко от постоялого двора, где она остановилась. На волосы, всегда аккуратно уложенные в косы, а теперь небрежно причесанные, был наброшен капюшон плаща, который так же скрадывал ее фигуру. Руки в перчатках рассеянно крутили цепочку с вороной и клеткой, казалось игрушка помогает ей собрать разбредающиеся мысли и продолжить думать о чем-то хорошем. Позади нее разадлся громкий стук, но леди так была поглощена в свои мысли, что даже не заметила, что у нее появилась компания.

+1

3

Уортшир. Пункт назначения затянувшегося путешествия, которое должно было закончиться благополучно для принцессы Елизаветы затянулся. Они ехали не так быстро, как хотелось бы Андресу, и как бы он не силился скрывать свою боль все равно приходилось достаточно часто совершать остановки, чтобы и сестра могла нормально отдохнуть и он пополнить запасы сил, которых практически не осталось. Гнетущее настроение бесконечным грузом лежала на путниках. Андрес думал о том дне, когда погибли его друзья и соратники вовремя взрыва "Буйного", а принцесса, перенесшая такое потрясение, желала лишь покоя и возвращения в привычную ей обстановку и окружение.  Время бесконечно медленно тянулось.
Очередная стоянка была намечена в небольшом городке, через который проходил главный тракт. Постоялый двор "Южный" встретил их гостеприимными огнями, когда на небе уже загорелись звезды. Сопровождение принцессы, весьма расторопно устроило свою госпожу в отведенных ей комнатах. Андрес немного замешкался, оставшись во дворе, дабы переговорить с хозяином.
Тяжелая трость, вынужденная опора, со стуком опустилась на землю вперед своего хозяина. Герцог опустив лицо скривился делая первый шаг после длительной езды верхом. Мужчина лет пятидесяти услужливо, рассказал обо всем своем хозяйстве, и по его рекомендациям, герцог уже грамотно распределил охрану по всей территории. Излишня предосторожность сейчас не выглядела чем то абсурдным.
Неожиданно его внимание привлекла одинокая маленькая фигурка в площе. Она стояла в отдалении, лица в потемках было не разглядеть, и все же, подозрительность Андреса, заставила его приблизится на некоторое расстояние и потратив немного времени чтобы понаблюдать за этим странным персонажем. Это мог оказаться наемник или разбойник, который за каким то чертом мог следить за ними. Паранойя конечно, но весьма обоснованная, учитывая минувшие события.
В руках незнакомца мелькнуло что то блестящее. Андрес приблизился еще немного, силясь рассмотреть его получше. Его до какой то поры не замечали, но проклятая трость выдала его присутствие, неловко ударившись о какой то камешек.
Фигура встрепенулась и настороженно повернулась в его сторону. Под плащом скрывалась девушка. Присмотревшись получше, герцог Найтон с удивление обнаружил, что оказывается знает ее. Это была Лукреция Грациани, девочка, которую он сопровождал в прогулке по Авелли, а потом нашел в лесу, и проводил к границам Моргарда, дабы та вступила в должность королевской фрейлины.
- Лукреция? Вы?- удивленно пробормотал мужчина, уже поспешно ковыляя к ней, - что вы здесь делаете?
В ее руках блестел медальон, тот самый который Андрес вручил перед тем как попрощаться с девушкой в Моргардском лесу. Чего только в жизни не бывает! А провидение с каким то регулярным упорством сводит их дороги в одну.  И тем не менее, что в этой глуши, далеко от королевского дворца делает фрейлина, одна?

Отредактировано Andres Knighton (2015-01-19 14:27:03)

+1

4

Кого могла привлечь одинокая фигура девушки, которая никому не мешала? Зачем тревожить покой того, кто никого не трогает? Лукреция испуганно вздрогнула, когда услышала резкий звук, как будто бы что-то ударилось об камень. Она резко повернулась к источнику звука и капюшон упал с ее плеч, являя миру побледневшую напуганную девушку, которую застали едва ли не на месте преступления. Когда ее позвали по имени, сердце Лукреции ухнуло куда-то вниз. Ее нашли! Но кто? Кто это?
Хромающая фигура быстро приближалась и камер-фрейлина королевы Мод вдруг радостно вскрикнула и едва не выронила медальон, узнавая своего старого друга. В несколько шагов она приблизилась к нему сама, порывисто обнимая мужчину.
- Герцог Найтон! Милорд! Вы живооой... - от волнения у нее закружилась голова, но девушка, стараясь не висеть на хромающем герцоге, сомкнула руки на его спине, утыкаясь лицом ему в грудь. Как же, оказывается, сплетаются порой судьбы, чтобы Создатель в очередной раз в самый ответственный момент послал ей именного того, кто, возможно, мог бы ей помочь или направил в нужную сторону. Их встречи были странными, неожиданными, но отчего-то именно Андрес Найтон мог направить Лукрецию на тот путь, который был вернее.
- Я по вам так скучала, - ее голос звучал глухо, Лукреция силилась не заплакать. Наконец, девушка отстранилась от него, оглядыывая его внешний вид, его выражение лица и его трость. Так вот почему он не отвечал ей последнее время! Ему просто было не до ее писем. Лукреция сунула медальон-игрушку в карман плаща и снова обратилась к Андресу.
- Мой дорогой рыцарь, что с вами произошло? - ее тонкие пальчики взяли в плен его не занятую тростью руку. - Откуда такие ранения? А я не могла понять, почему ваши письма перестали идти, вам просто было не до этого... - в ее глазах не было жалости, только грусть, бесконечная грусть.
- Я здесь по одному личному делу, но расскажу вам о нем позднее, если хотите - полуправда-полуложь, уловит ли ее суровый адмирал? Да и нужно ли ему это сейчас, когда у него у самого, кажется, большие проблемы.
- Пойдемте внутрь. Я знаю, что вы сильный мужчина и выстоите все невзгоды, но я не хочу чтобы сейчас этой невзгодой была я. - она сама бережно держится за его локоть, чтобы ни в коем случае не навредить еще.
- Я ужасно рада видеть вас снова.
Вы не представляете, как вовремя вы попались на моем пути.
Наверное, где-то в глубине души Лукреция надеялась, что герцог отговорит ее от рискованного мероприятия. Но вот как пошатнется в его глазах ее образ чисто и невинной девочки? Да и нужны ли ему ее проблемы? Но ведь тогда, на границе Моргардского леса, когда он увидел плачущую в лесу девочку он никуда не ушел, а поехал вместе с ней. Значит, судьба может помочь ей и в этот раз.
Лукреция надеялась, что герцог не заметит неестественную бледность ее лица.

+1

5

Нет, он не ошибся. Это была Лукреция. В ее глазах удивление тут же сменилось радостью и девушка порывисто обняла его, уткнувшись лицом в грудь. Оставалось только обнять ее в ответ.
-Скучали?- с легкой усмешкой, поднял бровь, - что ж, это взаимно. Наша с вами переписка прервалась по независящим от меня причинам, увы и ах, не было возможности с вами связаться. Думаю, что вы и без того наслышаны о том что произошло во Вдовьем море,- Андрес рассеянно выпустил ее из объятий, склонив голову, чтобы заглянуть еще раз в лицо леди.
Она казалась напуганной. Не было той былой беспечности и беззаботности в ее облике, что то переменилось. А тот страх, что неуловимой нитью промелькнул в тот момент когда герцог окликнул ее, заставляя хрупкую фигурку вздрогнуть, наводили на определенные мысли.
Неужели, все-таки, леди Грациани предприняла побег? Но почему, ведь судя по тем несколкьим посланиям что он успел получить от нее, ей все нравилось и она более менее неплохо устроилась и свыклась с дворцовой жизнью.
Да, порог постоялого двора не лучшее место для задушевных бесед, поэтому кивнув в знак согласия, пара давних знакомых отправилась внутрь, дабы спокойно поговорить.
- Здесь принцесса Елизавета- усаживаясь в кресло подле очага, проговорил герцог, блаженно вытягивая ногу, - мы проделали долгий путь и теперь направляемся в  Уортшир, в новый обитель королевы Анны. Вести с военных рубежей весьма не утешительные, так что столица сейчас не безопасное место.
Лукреция устроилась напротив. Один из охранников сообщил, что принцесса намерена более не покидать сегодня своих комнат, и просила передать свои извинения адмиралу. Андрес кивнув, отпустил служивого. Тем лучше, можно споконйо побеседовать с беглянкой, без лишних свидетелей.
- Вы так мне и не ответили? Что вы делаете здесь? Почему одна?- устало откинувшись на спинку, Андрес продолжал буравить ее внимательным пристальным взглядом.
Бледная, уставшая, растрепанная девочка, опустила глаза, поджимая губы. Сейчас она готовилась что то сказать, но видимо  для нее это было весьма не просто. В чем же все таки дело?

+1

6

Мельница - Что ты знаешь?

Лукреция действительно слышала о печальной участи "Буйного" и потому после того, как герцог перестал ей отвечать даже на какое-то время решила что он мертв или тяжело ранен. Не верилось что тот корабль, с которого она впервые наблюдала море во всей красе просто сгинул.
Но главное, что жив его капитан, чему она была несказанно рада.
- Я слышала, милорд. Я боялась, что вы не выжили. Но вы здесь.
Вместе они прошли внутрь, чтобы поговорить как в старые добрые времена. Только вот получится ли этот разговор откровенным? Лукреция больше всего на свете не хотела лгать тому, кто так сильно верил ей, кому она позволяла осторожно касаться своей души. Но как он воспримет правду и нужна ли ему сейчас эта правда? Нужно ли разрушать самолично возведенные иллюзии?
- Бедная королева, она столько пережила... - Лукреция мало интересовалась политикой, но вести о падчерице Мод до нее, как до приближенной королевы, тоже доходили.
- Надеюсь, что трудные времена пройдут и мы все будем жить в мире. Хотя сколько я помню всегда где-нибудь что-нибудь случалось. И мало кто задумывался о потерях.
Она искоса взглянула на пришедшего человека и ненадолго замолчала, пока герцог решал свои дела. И вот, человек ушел и они вновь остались одни. Наедине с мыслями, тайнами и последствиями, которые могут круто изменить их жизнь.
- Что ж, милорд... Королева Мод очень тяжело отходит после родов, так что я поехала с частным визитом к одному из лекарей, говорят, он настоящий кудесник. Я не стану лгать вам, это всего лишь часть правды. То почему я путешествую в одиночестве...
Тебе не нужна моя правда, ты возненавидишь меня, а я не могу этого допустить... И...
- Я не могу лгать вам, герцог, вы дороги мне. - ее взгляд был направлен прямо ему в глаза. Куда делась та несерьезная девочка, с которой он был знаком? Перед Найтоном была усталая и отчаявшаяся женщина.
- Но если я скажу вам правду - она вам не понравится. Вы возможно даже возненавидите меня, а этого я не хочу больше всего на свете. Вам она не нужна, поверьте. Я путешествую одна, потому что лично должна решить один вопрос, который повлияет на все мое будущее. Я не сбежала из Моргарда, если вы так решили, я вернусь туда... спустя какое-то время.
Возможно, этими словами она запутала его и поставила себя в ловушку... Но, может быть, ему и правда не нужно все это и он останется в неведении
Прости меня

+1

7

Казалось что прошло всего ничего времени с того лета, когда Лукреция побывав в столице посетила недостроенный корабль. Андрес мечтал о нем как ребенок, и скрупулезно участвовал во всем процессе строительства. А теперь, его друг покоится на дне морском. От этих мыслей в душе вновь взвивалась ярость. Прикрывая глаза, приложив устало ладонь ко лбу, Андрес прогонял всплывающие картинки из прошлых недавних событий.
-Нет, леди, мирная жизнь это миф. Всегда что нибудь да случается, - отметил он, потянувшись за бокалом вина,- потеря Буйного, не буду скрывать это серьезный удар, лично для меня. Для всех прочих- это был всего лишь рядовой военный корабль и люди на нем были самые обычные моряки. Печаль капитана может понять только сам капитан. Тем более леди, судно погибло по моему приказу, и меня сейчас здесь быть не должно. Мое место вместе с ними, но как видите зачем то я еще живу, - осушив залпом вино, герцог со стуком поставил бокал на место, чуть скривившись.
- Ну а что касается вас, леди, я ровным счетом ничего не понял. Вы слишком путано изъясняетесь. И тем самым еще больше разжигаете во мне интерес ко всей этой истории. Значит королева Мод в болезни после тяжелых родов, а вы помчались за лекарем для нее. Без эскорта и должного сопровождения. Мало в это верится, ну допустим,- серьезный взгляд искал ее глаза. Андрес знал, что врать она умеет плохо, по крайней мере с ним этот номер никогда не проходил, и вот девушка растерянно прятала глаза, пытаясь что то объяснять. А надо ли было ему докапываться до истины и давить на испуганную загнанную в угол девушку? Если он не узнает всего, то вероятно не сможет ей помочь, если в том есть нужда. Нужна ли ей его помощь? Быть может и нет, но ведь по ней видно, что нужна. Она чего то боится, не решается сказать...
-Леди, я не намерен играть в угадайки, либо вы говорите либо нет. И мы закрываем эту тему, - вышло резко, но он действительно устал, и не было желания и сил быть вежливым и приветливым добрым дядей, который маня леденцами и лаской, пытается заставить ребенка сознаться в своих проступках.
От его слов, девушку передернуло, и она как будто бы сжалась под его взглядом.

+1

8

Лукреция слушала откровение герцога, прижимая пальцы к губам. Так вот что произошло на самом деле, вот почему он так мрачен и молчаливее обычного. Отчего-то захотелось плакать, но слез не было, к тому же адмирал был не из тех, кто терпит жалость. Ей хотелось как в тот раз при рассказе про маленького мальчика просто молча прикоснуться к его руке, чтобы ощущать физический контакт и ничего не говорить. Но они сидели друг напротив друга так что это было невозможно. Говорить что-то на эту тему было не нужно - мужчина мог быть раздражен еще больше, чем был. А вот на второй вопрос, наверное, все же стоило дать ответ.
Слова герцога Найтона обжигали как пламя. Стоило ли ей отвечать на этот вопрос? С одной стороны судьба вновь зачем-то свела их вместе, может быть для того, чтобы снова помочь. С другой стороны все могло бы быть только хуже сейчас от ее слов. Но Лукреция не хотела, чтобы все было хуже. Сейчас ей нужен был друг, друг который поймет и не осудит ее за все, что произошло. Отчаявшаяся, одинокая, покинутая, она решилась рассказать Найтону всю правду.
- Я не хотела вас путать, милорд, простите. - Лукрецию действительно болезненно передернуло от резких слов, как будто бы он ее ударил.
- Просто я еще не разобралась во всем этом сама и не знаю верно ли мое принятое решение по этому поводу... Ох. - фрейлина яростно потерла виски, чтобы унять наступающую мигрень.
- Я скажу вам, милорд, скажу. Потому что я действительно запуталась.
От взгляда герцога ей хочется сжаться и не показываться ему на глаза. Ей было отчего-то мучительно стыдно перед этим мужчиной, она не могла смотреть ему в глаза и сосредоточилась на предмете где-то поверх его головы.
- Я ношу ребенка, милорд. Возможно его отец - король Дарион, а возможно - граф Морбер.
Ты возненавидишь меня.
Казалось бы странно, но от того, что она выдала тайну, стало чуть легче. Но что теперь скажет герцог Найтон? Она решилась взглянуть ему в глаза и от увиденного в них у него отчего-то стали холодеть ноги.

+1

9

Воистину, иногда лучше не знать правды, и прибывать в счастливом неведении. Эти мыли, как то уж больно упорно застряли в распаляющемся от гнева сознании. Таких откровений, Андрес ожидать не мог, в особенности от девушки что сейчас сжавшись от страха сидела на против него, не зная куда деть свой взгляд, лишь бы только не встречаться с его глазами. И правильно делала, потому как подними она сейчас голову и взгляди на него в упор, герцог бы не сдержавшись опрокинул бы стол, что разделял их как пограничная зона. Да, разочарование и непонимание- вот все чувства, которыми можно было бы охарактеризовать его нынешнее состояние рассудка.
- Вы наверное шутите, леди? Весьма неумный юмор, я вам скажу, - цепляясь за последние нити сомнений, Андрес чуть наклонился вперед, вглядываясь в испуганный силуэт своей собеседницы. Голос был тихий и глухой.
Нет. к глубочайшему сожалению, она не шутила, иначе бы не вела себя подобным образом. Руки задрожали в молчаливом гневе.
Кто перед ним сейчас сидит? Милая, наивная девчушка или последняя шлюха, вкусившая все прелести королевского двора. Но как? Как она могла, за столь короткое время, умудрится оказаться в постели короля Дариона? Стать его фавориткой? И в то же время, по ее же путаным лепетаниям, там оказывается был еще один мужчина- граф Морбер. Во что она превратилась?
И как, интересно знать, она посмела предать свою покровительницу, королеву Мод? Впрочем, это уже совсем другая история.
- Нет. Вы не шутите...- глубокий вдох, в попытке усмирить бурю эмоций, - вы так жаждали свободы, что решили, что вам все дозволено, посчитав что отдаваясь мужчинам вы ее обретете, - рывком он поднялся со своего места, забыв он своих болезнях, нависая над ней. С грохотом ладони упали на стол.
- Я теперь понимаю, зачем вам лекарь. Трусливая девчонка решила замести следы. Не ради королевы вы едите на поиски того лекаря. А ради себя. Чтобы убить плод ваших греховных утех. Я прав?- гнев все нароста, подпитываемый ее страхом и собственными дурными мыслями. Сил хватало лишь на то чтобы немного сдерживаться и не начать орать на нее прямо тут в зале постоялого двора, где кругом посторонние уши и свидетели.
Хотя всеобщий позор для нее был бы лишь мало толикой того, что на самом деле она заслужила.
Как быстро рушиться мнение о человеке. Всего лишь несколько минут назад, он был рад ее видеть, искренне питая самые нежные и добрые чувства по отношения к ней, радуясь этой неожиданной встречи. А теперь? Теперь он готов был плюнуть ей в лицо и отвернуться , так чтобы никогда больше не видеть. Гнев- великая ослепляющая сила, способная уничтожить все на своем пути. Но ведь по сути, Лукреция для него была никем, просто девочкой с которой он познакомился и проникся к ней как к хорошему другу, тем болезненней было разочарование.

0

10

Лукреция знала, что такие последствия могут быть. Знала, но отчего-то до последнего надеялась, что этого не случится. Сил смотреть в глаза герцогу у нее не было. Да, эта правда была совершенно не нужна ему, темная сторона, которую девушка предпочитала держать в тени. Лучше бы он оставался в неведении.
- Я говорила, что вам не нужна эта правда, милорд. - у нее не было сил оправдываться, чувство вины и так уже задушило ее, принимать еще один груз в виде разгневанного и разочарованного друга она не могла. Но приходилось.
- Это неправда! - но ее оправдания не были сейчас нужны. Будь у нее шанс все объяснить, рассказать, как все произошло на самом деле и снова заслужить его доверие - она бы немедленно им воспользовалась, возможно стоило бы рассказать все заранее еще в письмах и тогда бы им не пришлось сейчас переживать эту мучительную ссору, которая могла бы привести к разрыву.
Каждое слово жалило и ранило больнее предыдущего. Да, герцог был разочарован в ней, но так же была разочарована и Лукреция. На душе было гадко, будто туда плюнули и растоптали тяжелыми сапогами. В ушах стоял звон, перед глазами все плыло, а внутри все сжалось.
После последней фразы она так же вскочила на ноги, чтобы оказаться если не на одном уровне глаз, то по крайней мере, чтобы герцог Орллеи не на висал над ней и не унижал одним только взглядом.
- Да, вы правы, милорд, но не во всем вы правы - на них уже начинали оглядываться поздние посетители, но фрейлине было все равно.
- Однако вы желаете сейчас слышать только ту правду, которая позволит подпитать ваш гнев. Я действительно собираюсь избавиться от ребенка, но вам нет до этого никакого дела. Да и ни до чего связанного со мной у вас тоже нет дела. Вы сейчас в своей болезни и своем горе, вы ничего не хотите слышать - ее глаза отчаянного блестели, она играла с опасным огнем.
- А ведь я предупреждала вас, милорд. И раз уж на то пошло - как бы вы поступили на моем месте?
Ответом ей юбыла звенящая тишина и его полные огня глаза
- Как? - ее голос охрип и был почти не слышен из-за подступающих слез.

+1

11

В душе этой девочки, Андрес видел некогда лишь свет, невинность, в существование которых, он всегда сомневался, представляя себе, что такие чистые определения подходят лишь для священнослужителей и монашек, и то не для всех. Но вот теперь после такого откровенного удара, приходится понимать что когда то был прав. Что пороки свойственны даже самым невинным, на первый взгляд, существам. А женщинам вообще никогда и ни в чем нельзя доверять. Лукреция, своими поступками и намереньями, сейчас полностью разбила остатки этой веры. Слепая злость застилала глаза, не давая разуму правильно и адекватно все оценить, а не рубить с плеча. Такого разочарования, герцог пожалуй не испытывал давно, наверное с тех самых пор, как лишился матери, и узнал о том что отец был в этом замешан.
- Что не правда, леди? Что вы отите избавится от этого существа, что носите под сердцем? Или вы сейчас мне поведаете, что не по собственной воле забрались в постель к королю или к графу Джулиано? Будь это так, вы бы сейчас не бежали в страхе, что ваши тайные связи будут раскрыты, а с гордо поднятой головой сообщили бы обо всем вашей сестре. Уверен, что королева Мод, вас бы поняла, и помогла разрешить эту ситуацию, но нет... вы даже не можете знать кто является отцом этого нарождённого младенца. Как низко вы пали в своих упрямых желаниях чувствовать свою свободу, - чуть ли не шипя приглушенно говорил Андрес, сверкая глазами от гнева. Что он так завелся, одному создателю было известно. Девушка сжавшись, судорожно хватала воздух ртом, пряча от него глаза, а он сыпал словами словно ударами, не в силах остановится.
-Вы меня предупреждали о чем? О том что я не должен был всего этого знать? Да, сейчас я это прекрасно осознаю. Что вмешиваться в чужую жизнь и давать советы людям, будет только себе дороже. Откровенные беседы с вами во время прошлых встреч, заставили меня уверовать в вашу разумность, и порядочность. И что ж теперь? Добившись от вас ответов, я получил удар, который поверьте мне не просто сейчас держать, - вздохнув, он прикрыл глаза ладонью, потирая пальцами лоб
- Как бы я поступил?-этот вопрос вновь поднял столп гнева. Как она смеет сейчас у него такое спрашивать, пытаясь поставить на свое место. Что ей вообще нужно? Опять будет плакаться на тяжелую судьбу и искать в нем того кто решить все ее проблемы?- Зачем мне вам отвечать, на этот глупый вопрос. Мне это не нужно, и вы мне не нужны со своими чудовищными замашками распутницы. Вам нравится жить без правил, продолжайте в том же духе, скатитесь еще ниже если убьёте этого ребенка, -жестоко ответил он, а внутри все покрылось льдом. Разве он на самом деле так думал? Разве не захотелось ему сейчас подойти и просто обнять ее и успокоить, пожалеть. Нет, вместо этого он ударил еще больно, срывая свое зло от беспомощности. Ведь действительно, как он мог ей сейчас помочь? Ровным счетом никак.
Замерев на месте, Андрес не в силах больше смотреть на нее отвернулся, вставая к ней спиной.

+1

12

Если Лукреция и надеялась, что эта ситуация разрешится благополучно, то после слов герцога ее сердце было окончательно разбито, а сама она чувствовала себя так, будто ее раздели догана, облили помоями и заставили так пройти по улице, где все тыкали в нее пальцами и смеялись. Нет. все было плохо, очень плохо и очень больно. Где-то в груди так сильно защемило, что она не сразу почувствовала острую боль в животе. Ее ногти царапали ладони, а сама она не в силах возразить Найтону.
Да и что она могла сказать сейчас? Оправдаться тем, что она всего лишь хотела, чтобы ее любили, быть любимой и желанной, пусть даже эта любовь была больной и запретной, а вылилась в тупик, из которого она в отчаянии сама решла найти выход, не зная, к кому придти?
Что делать, даже если тот, кого ты считаешь ближе всех и теснее всего подпускаешь к душе отворачивается от тебя? Она даже не могла плакать, ей было сложно даже дышать.
- Мне это не нужно, и вы мне не нужны со своими чудовищными замашками распутницы. - эти слова Андреса ударили больнее всего. Не нужна. Нет сильнее чувства разочарования, чем оказываться ненужной. Адмирал повернулся к ней спиной и не видел, как Лукреция неожиданно побледнела и схватилась за живот обеими руками, скорчившись от резкой боли, будто бы желая защитить свое нерожденное дитя от этих слов.
- Не нужна? - повторила она его слова глухим голосом. -  Что ж, милорд, тогда я более не имею желания разговаривать с вами, также, как и вы.
Она вышла из-за стола, оказавшись у него за плечом и бросила последнюю уничижительную фразу
- Я не рассказала никому потому что никто бы не понял. Я думала поймете вы, что вы другой, а вы... вы... - она всхлипнула.
Дрожащей рукой она достала из кармана медальон с вороном - прощальный подарок герцога перед расставанием ц границе Моргардского леса.
- А вы - такой же как и все! - с этими словами она бросила медальон, стараясь, чтобы он попал ему в лицо а цепочка больно хлестнула по щеке. Лукреция не видела, что происходило дальше, она быстрыми шагами покинула общую залу, натыкаясь на людей и ничего не видя от заливающих глаза слез. Ее больше ничто не держало в этом месте, она стремилась покинуть его сейчас же! Ни за что не быть рядом с тем, кто растоптал ей душу.
Фрейлина быстрыми шагами приблизилась к конюшне и даже успела зайти в нее, но новая волна боли неожиданно скрутила девушку, заставив ее схватиться за деревянную перегородку и упасть на колени.
- Мамочка... - побелевшими губами прошептала Лукреция. Рука соскользнула и девушка, скрючившись, провалилась в спасительную темноту, где не было ни боли, ни разочарования, ничего.

0

13

Девочка не осталась в долгу, выплескивая свои обиды на него, с удвоенными отчаяньем. Смотреть на не было сил. Андрес уже тысячу раз успел пожалеть каждом сказанном ей слове. Что с ним такое случилось? Почему он так набросился на нее с обвинениями? Ведь по большому счету, не его это дело. Как он смел судить ее за что то? На правах кого? Не этого она от него ждала Лукреция нуждалась в понимании, а не гневной отповеди и обвинении. В нем взыграла накопленная боль. Ослепленный своими несчастьями и бедами, он перестал понимать что происходит вокруг. Лукреция попала под горячую руку, не заслуженно и не справедливо. Где была его голова, почему не смог вовремя остановится?
Невыразимый груз вины, заставил опуститься плечи. Он смотрел себе под ноги и лишь на мгновение посмев поднять глаза. Теперь уже она пылала ярость обиды. Запусти со всего размаху медальон, девушка высказала все что сейчас о нем думала. Металлический кругляш попал точно в цель, рассекая витой цепочкой верхнюю губу. Самое мало, что он мог с получить в наказание.
Но будучи истинной женщиной, леди Грациани. не стала дожидаться ответов и объяснений с его стороны, а лишь поспешно выбежала вон из душной алы постоялого двора.
Андрес как вкопанный стоя и смотрел ей в след, держа в руках подаренный ей сувенир, которым Лукреция весьма грамотно сумела распорядится. Удар вышел что надо. Мозги прочистились. Забывая о своих увечьях, герцог отшвырнув с силой стоящие на пути стулья направился за ней, надеясь, что девушка, не успела наделать еще одной глупости и не пустится в путь посреди ночи.
Нужно было все исправить и немедленно. Попросить прощения, черт возьми. Ведь он действительно был не прав! Она была ему нужна, и как он только мог такое ей сказать. Ведь -это ребенок, который попал в беду,  доверял единственному взрослому, по ее мнению здравомыслящему человеку, который теперь от нее отвернулся и послал ко всем чертям. Нет. Такого не будет.
Андрес нашел ее в конюшне в скрючившемся состоянии, девушка держалась одной рукой за повод, кобылы, дугой за живот. Судорожные вздохи, заставили его поторопиться. Чуть ли не волоча за собой разболевшуюся ногу, Андрес рухнул рядом с ней и без лишних объяснении притянул к себе, вырывая из рук кожаный ремешок  уделов.
- Я последний мерзавец, не знаю, сможете ли вы меня когда-нибудь простить, за эти слова, что я вам наговорил. Я очень виноват перед вами, вы не заслужили такого обращения, чтобы не произошло, - еле слышно проговорил, он ей на ухо, прижимая к своей груди трясущуюся фигурку. Ей было больно и не только морально. Что то было не так. Девушке откровенно становилось плохо, и он стал виной тому что сейчас с ней происходит. Что то было с ребенком. Девушка была без сознания.
-Погодите. сейчас я помогу вам подняться и отведу в вашу комнату. Нужен лекарь. Я дурак, виноват, - бормоча что то себе под нос, Андрес сжав зубы с силой приподнялся вместе с ней, так чтобы девушка повисла у него н руках, сам, запрокинул одну из ее рук себе за шею, и более мене, на сколько это позволяли возможности торопливо понес прочь из конюшни обратно к постоялому двору.
Липкий страх, уже скользнул по позвоночнику, не дай создатель, с ней что то серьезное. А если она сейчас выкинет ребенка? Этого он никогда себе не сможет простить. Идиот проклятый! Довел девочку!
-Потерпите, еще немного, сейчас уже почти пришли, - пну здоровой ногой дверь черного входа, Андрес молча указал на лестницу одному из служащих, чтоб тот посветил. Тот же слуга показал комнату леди, куда Андрес ее и принес, усаживая на постель.
- Воды, и настойку ромашки. Быстро, - приказал герцог, пока слуга не скрылся за дверь. В комнате повисло молчание.
- Леди... я...- опуская руки, он остался стоять посреди комнаты не зная что делать дальше. Эти важные от слез глаза, несчастной девушки ранили хуже всяких иголок.

Отредактировано Andres Knighton (2015-01-25 15:10:04)

+1

14

Что-то вырвало Лукрецию из темноты полузабытья и вот она уже оказывается в чьих-то сильных объятияхи слышит судорожный шепот, но слова даже не доходят до сознания фрейлины. Она лишь со стоном вцепляется в человека, который держит ее в руках, как за спасительную соломинку, снова проваливаясь в темноту. Фрейлина урывками помнит то, что происходит вокруг нее. вот ее подняли над землей и куда-то несут, вот воздух стал теплее, а значит они в каком-то помещении, вот они снова идут, вот ее ласково принимает в свои мягкие объятия постель. Голосов становится меньше и Лукреция слышит лишь один голос, который заставляет ее медленно придти в себя и повернуться в сторону звука, чтобы взглянуть на собеседника опухшими от слез глазами.
- Милорд... - ее голос срывается, а она чувствует себя совершенно беспомощной перед этой болью, перед всем, что происходит. Страх за свою жизнь, страх за жизнь ребенка заставляет ее дрожать. Да как она могла подумать о том, чтобы избавиться от своего дитя?
- М-милорд... Я... Я... умираю? - ее снова скрючивает в приступе боли, что-то идет не так и не может не наводить на определенные мысли.
- Почему... Почему так больно... - мысли путаются, сознание пытается зацепиться хоть за что-то, хотя бы говорить с тем, кто сейчас рядом, покаяться, рассказать, сказать ему о том почему она так поступила, почему так сделала! Он должен знать, просто должен.
- Я так... Я так хотела чтобы меня любили. Я так хотела быть любимой. - ее слова несвязным потоком рвут тишину.
- Но я останусь одна с ребенком, никому не нужная, меня возненавидит Мод, меня возненавидит семья, и вы... И вы меня тоже... Ненавидите... - она поворачивается на бок и слезы обильно текут на подушку, а каждый вхлип становится еще одной шпилькой для души герцога, она видит это, она знает это. Ну и пусть!
- Я буду никому не нужна... И вам... Тоже не нужна. Так зачем вы меня остановили? Я же... Вы... Ох. - по ее телу пробегает новая волна боли, заставляя Лукрецию закричать и вцепиться руками в собственную одежду. А затем неожиданно боль отпускает, заставляя ее снова опуститься на подушки и дышать ровнее и спокойнее.

+1

15

Слуга оказался расторопным и без лишних промедлений быстро вернулся с подносом на котором был кувшин с водой и какая то небольшая чашка с требуемым ромашковым снадобьем. Герцог забирая все это, жестким взглядом дал понять, чтобы тот немедленно исчез из комнаты. Поставив все это на стол подле окна, Андрес присел на край постели, так чтобы быть на небольшом расстоянии от несчастной девушки. В порыве вновь хотелось ее обнять и прижать к груди, дабы помочь ей успокоиться, но этого делать он не стал, боясь что только навредит. А у Лукеции начиналась настоящая истерика. Девушка была в панике. Очнувшись, она вновь ощутила боль, и как он мог ей сейчас помочь, Андрес не знал. Внутри все тряслось от страха за ее самочувствие, но не зная что предпринять, лучше уж ничего не делать, а просто начать говорить, и попытаться хоть как то ее успокоить. Ведь он стал причиной всего произошедшего. Он виноват, что с ней случился приступ, и не дай бог все это приведёт к непоправимому.
- Леди, умоляю вас, успокойтесь хоть не много, - чуть наклонившись в ее сторону, пробормотал Андрес, рассеянно хватая ее за руку.
- Вы не виноваты, это я дурак наговорил вам того чего не должен был говорить. Это ... это чистой воды бред. Вы нужны мне, и слова ничего не значат. Конечно это не оправдание, и все мои собственные проблемы по сравнению с тем что сейчас случилось с вами, ровным счетом ничто. Вы не умрете, нет. Сейчас главное успокоится самой, тогда ваш организм утомленный долгой дорогой и этим нелепым разговором тоже успокоится, и...- что он нес... сам не понимал, но говорил, говорил, продолжая держать девушку за руку. Андрес пожалуй давненько так не был напуган, поэтому и речь была мало похожа на связный адекватный монолог.
-Вы хотите быть любимой, это правильно, и вы будите любимой, обязательно. Я ведь тоже не железный, я к вам привязался, и тоже уже по своему давно люблю. Сами посудите, стал бы я с вами носится и так беспокоится, если бы мне было безразлична ваша судьба и вы сами. Вы же мне стали как сестра. Вот я и разозлился узнав такие новости из ваших уст, - заметив как ее глаза вновь стали наполняться слезами, Андрес тут же поспешил добавить, - но не должен был этого делать. Вынудив вас самостоятельно все выложить, добиваясь от вас признаний, я и не предполагал, что все настолько серьезно, и теперь жалею что был так резок и груб. Я не могу просить у вас забыть те слова что я вам сказал, но прошу попытаться это сделать. Простите меня, я бесконечно виноват, что довел вас до такого состояния.
О своей боли, он как будто бы забыл, все его сосредоточение было направлено на нее. Пока девушка молчала, Андрес быстро спешно налил в кубок воды и поднеся к носу плошку со снадобьем, убедившись ее содержимым, он плеснул немного в кубок и приблизившись еще немного поднес к ее губам.
- Выпейте, это ромашковый отвар. Он поможет успокоится.

Отредактировано Andres Knighton (2015-01-25 22:02:09)

+1

16

Лукреции было плохо и больно, но когда Андрес взял ее за руку, она судорожна сжала его ладонь. Нет, ведь не ушел, не бросил, не оставил, а это уже что-то да значило. Его слова были таким же, казалось, абсурдом, который несла и она, но сквозь волны боли его слова успокаивали, как легким перышком снова осторожно дотрагиваясь до израненной его же словами души.
Он сожалел.
Лукреция слушала его, стараясь постепенно успокоиться. Пульсирующая боль толчками уходила, страх и паника понемногу отступали и ее рука, судорожно сжимающая пальцы герцога, постепенно расслаблялась.
- Я так... Я так испугалась, что потеряю ребенка, - прошептала она побелевшими губами. Но если боль уходит - значит все будет хорошо? Наверное, это может ей сказать только лекарь, но, положив руку себе на живот, она чувствовала, как зарожденаая в ней маленькая жизнь перестает так остро реагировать на внешние раздражители. А ведь она не задумывалась о нем, как о части себя, как о живом человечке и от того, что она могла совершить, фрейлине едва снова не стало плохо.
- Я ведь тоже не железный, я к вам привязался, и тоже уже по своему давно люблю, - Лукреция сморгнула слезы, силуэт адмирала Найтона расплывался у нее перед глазами. Она что, и в самом деле настолько нужна этому суровому человеку, который встал на горло собственной гордости и побежал вслед за ней, хромающий, раненый, заболевший? сердце пропустило несколько ударов, пока он говорил дальше. Лукреция молчала, пытаясь осознать все происходящее и лишь приподнялась, чтобы авпить расслабляющий отвар. Ей и в самом деле стало как будто немного легче, уже не хотелось плакать и напряжение отступало, девушка даже решилась сесть, чтобы их лица была на одном уровне.
- Вы не виноваты, герцог, я не виню вас в ваших словах. - их пальцы снова сплетаются, а ее глаза от количества пролитых слез теперь кажутся огромными.
- Вы хороший, а я... а я плохая. Я не понимаю, как вы можете любить меня, как сестру. - Лукреция не в силах смотреть ему в глаза.
- Ведь я тоже люблю вас и ценю, как друга, как того, кто понимает и поможет... Наверное потому мне было так больно от ваших слов, так... - она тяжело вздохнула, стараясь не сорваться на всхлип и уже шепотом договорила, с трудом глядя ему в глаза
- Я... Думала что потеряла вас.

+2

17

-Леди, когда рядом никогда не было близкого человека, с которым можно было поговорить обо всем на свете, поделиться чем то сокровенным, а просто вляпаться в какую-нибудь историю и хорошо провести время, начинаешь невольно его искать. У меня нет сестры или брата, я не говорю сейчас о троюроднвх родственниках королевской династии. Это несколько не то, мы не росли вместе, у нас разные пути. Да мы родня, но это нас связывает исключительно по крови, и то... -невольно усмехнулся, - вы же прекрасно знаете, что я бастард, так что даже здесь все весьма сомнительно. А вот вы, когда впервые попались мне в порту, сразу же привлекли своей живостью, а ваша природная способность влипать в разнообразные истории, вынудила меня постоянно находится в страхе за ваш безопасность. Таков уж я. Вы ведь как ребенок, беззащитный и беспомощный, но в то же время уже взрослая женщина. Слишком много граней в вас одной. Я запутался и нагрубил, обидел, оскорбил. И это не правильно. Вас надо любить такой какая вы есть, а не стараться изменить. Это бесполезно, тогда вы перестанете быть собой, а этого я бы не пережил, - вновь грустная улыбка скользнула по губам.
- Ложитесь поудобней, - Андрес привстал, дабы девушка могла втянуть ноги, после чего вновь опустился рядом на край постели, - меня вы не потеряете. Если бы сейчас не случилось то, что случилось, уверяю вас, я бы все равно пошел за вами, осознав что не прав. Но вот, довел все сам до точи кипения, упиваясь своим непоколебимым авторитетом, который по идее на вас никак не должен распространяться.
Лукреция немного расслабилась, и бледность с лица немного спала, значит кризис нервного приступа потихоньку миновал. Камень с души медленно стал падать. Андрес даже выдохнул от облегчения, отмечая про себя радужные перемены в облике леди.
А ее признание, что и она к нему питает самые теплые чувства окончательно растопило лед на душе. Значит это было взаимно и он не ошибся открывая перед ней душу.
-Даже не смею оправдываться тем что сам болен, это тоже все пустое. Свою злобу мне нужно было срывать на пиратах, а не на мирных окружающих.
-Если вы е хотите больше говорить об этом, давайте не будим. Только скажите мне одно, вы по прежнему желаете отправится к тому лекарю? Или же все же передумали? Это важно.-внимательно рассматривая ее, Андрес пытался поймать ее взгляд.

Отредактировано Andres Knighton (2015-01-25 22:59:49)

+1

18

Лукреция слушала его слова о том, что у герцога никогда не было близких родственников и в какой-то степени проникалась его рассказом, но до конца она не могла его понять, ведь у нее были Миа и Энрико, которые всегда находились рядом и любили ее. Но такого человека, как Андрес Найтон, она тоже встречала впервые и потому неосознанно тянулась к нему. Он не пытался изменить ее живость, а Лукреции не нужно было менять его мрачность для тоо, чтобы прекрасно понимать друг друга и быть рядом несмотря на расстояние и происходящие обстоятельства. Наверное, в другой жизни фрейлина бы просто влюбилась в этого мужчину, но самая искренняя дружба, как и самая искренняя любовь, приходит редко и нужно было ценить предоставленные ей счастливые мгновения.
- И мне не нужно, чтобы вы менялись, милорд, - она робко улыбнулась ему в ответ. - Вы нравитесь мне и таким.
Лукреция вновь опустилась на подушки, неосознанно сжимая его запястье. Слова о том, что она ни за что его не потеряет отозвались в ее теле легкостью и разливающимся теплом. Она большим пальцем погладила его ладонь, чуть вздыхая.
- Что случилось, то случилось, герцог... Но ведь теперь я точно знаю, что дорога вам, и вы знаете, что вы мне небезразличны...  А это не просто слова для меня, поверьте. - в ее взгляд возвращается тепло и живость, а на лице перестает проступать смертельная бледность. Пальцы неожиданно натыкаются на что-то посторонее под кружевным манжетом рубашки и Лукреция заинтересовавшись, чуть приподнимает его и в неярком свете видит то, что нехарактерно носить герцогам - яркую атласную ленту, которая совершенно точно принадлежала раньше девушке. Она знала об этом, потому что сама когда-то вручила ее.
- Это же... Вы носите ленту моего рыцаря. - она даже слегка растерялась. Тот подарок был по-детски наивным и милым, неужто он и в самом деле так серьезно воспринял его? Напряжение совсем ушло и теперь Лукреции окончательно стало легко и свободно.
- Хорошо, не будем больше об этом, милорд, - ответила девушка на его вопрос. - Но теперь я удвою свое внимание по отношению к вам и буду беспокоиться о вашей болезни, - Лукреция стала серьезной, а затем, шумно вздыхая, отвечает на второй вопрос.
- Я была совершенно уверена, что поступаю правильно, когда поехала к тому лекарю, но теперь... Оказалось, что потерять кого-то, кто неразрывно связан с тобой и твоя плоть и кровь, это... Это ужасно сложно. Ребенок не виноват в грехах родителей. Но еще сложнее то, что я все еще не знаю, как мне поступить. Теперь я не хочу убивать свое дитя. - ее ладонь переместилась на живот, словно закрывая будущего малыша от этих страшных слов.
- Но и как поступить... Я тоже не знаю.

0

19

Андрес молча смотрел на нее и слушал тихий уставший голос. Да, вечер выдался непростым. Столько откровений и столько признаний… Не многовато ли для одного раза? Но, для Лукреции это было важно, и герцог был готов продолжать беседу на любую тему, лишь бы ей было сейчас хорошо и спокойно. Девушка нуждалась в том, чтобы излить душу, а в разговоре всегда происходит обсуждение, и она сама начала рассуждать о своих бедах, готовясь принять решение, которое способно изменить ее представления о будущем. Многое было не поправимо.
Ее взгляд упал на его запястье, Андрес не сразу понял в чем причина, но девушка, потянувшись, уже раздвинула выбившееся кружево манжета и рассматривала то, что скрывалось под ним. Яркий подарок, который он носил как талисман, на манер браслета был аккуратно спрятан в рукаве. Эту вещицу, Андрес носил всегда с собой, с той минуты, как девушка вручила ленту в качестве ответного подарка, там, на границе Моргарда.  В подтверждение ее слов, герцог лишь кивнул и улыбнулся. Объяснять ничего было не нужно, Лукреция и так все поняла, ее раз убедившись в том что она действительно ему не безразлична.
-Вы правы, леди. Ребенок ни в чем не виноват. И не нужно расценивать этот дар как наказание. Проблем будет много. Вы так юны и неопытны, и все же, я думаю что сможете справится со всеми невзгодами и помочь этому нарождённому созданию уверенно встать на ноги, - мягко потеребил ее пальцы, - нет безвыходных ситуаций. В этом я уверен. Если вы захотите оставить ребенка, вам нужно принять непростое решение. Конечно, королева Мод, узнав о том, что ее супруг имел с вами связь, будет разгневана, но вы говорили, что был еще один мужчина, к которому вы испытывали некую тягу, и быть может и он испытывает к вам, что то большее чем желание. Я говорю о графе Морбере, - сделал паузу, - вам следует выйти за него замуж. Тогда вы обезопасите и себя и младенца.
Девушка сглотнув, непонимающе уставилась на него округлив глаза, предотвращая возможные протесты, герцог продолжил.
- Я посодействую графу принять это решение,- выжидательно сложив на груди руки, Андрес ожидал что же наконец скажет Лукреция. Эта фраза прозвучала как угроза. Герцог уже мысленно представлял этот разговор со своим вассалом, и отчего то был уверен в том, что Джулиано не посмеет отказать.

+1

20

Теперь, когда Андрес был спокоен и разговаривать с ним было гораздо приятнее. Все его слова были словами взрослого человека, который опекает неразумную девочку, попавшую в беду, так же как и в их прошлые встречи, но если к другим Лукреция всегда прислушивалась с весьма легкомысленным видом, то мнение герцога было для нее очень важно, ведь не ошибся же он, когда остановил ее отчаянную попытку бегства, значит будет прав и теперь. Она слушала его очень внимательно, прикусив от напряжения нижнюю губу.
Да, Лукреция была готова послушать герцога Найтона, но... Выйти замуж?  Навсегда ограничить свое понимание свободы замужеством и ребенком? Что ж, это действительно было бы самым верным выходом из данной ситуации, тогда бы все можно было списать на преждевременные роды и малыш родился бы в семье... Но была бы эта семья любящей? Лукреция уже достаточно насмотрелась на те пары, которые не любят друг друга, ярким примером были отец и мать, которые хоть и имели трех общих детей и казались крепкой парой в домашней обстановке держались друг с другом холодно. Неужто ее ждет такая же жизнь.
- Да... В ваших словах истина милорд, это бы и в самом деле было бы лучшим вариантом, для ребенка. Но... - Лукреция подняла взгляд на герцога, который вновь был хмур и сосредоточен. Девушка понимала, что сейчас все ее доводы прозвучат как обычно детскими и неубедительными, но ведь Андрес всегда выслушивал ее даже самые нелепые высказывания с абсолютно серьезным видом. Однако то, что происходило сейчас, заставляло Лукрецию резко повзрослеть и оставить свою юность и беззаботность за спиной. Пора было принимать решения более ответственно, в конце-концов, она ответственна перед маленьким существом в ее животе.
- Это брак не будет счастливым, милорд, - девушка покачала головой. - Я слишком хорошо знаю графа Морбера, вернее, я думаю, что хорошо его знаю. Он настолько же ценит собственную свободу, как и я, наши отношения потому и были близкими, что мы ничего друг от друга не требовали и просто были вместе. Уверена, что вы сможете заставить его согласиться на этот брак, но... - она выдохнула, стараясь собрать разбегающиеся мысли в единое целое.
- Он ваш вассал и это... Несправделиво. - ее пальцы сжали его ладонь. - Это будет так же нечестно, если я выйду замуж за вас, милорд. - ее взгляд посерьезнел.
- Но сейчас я должна принимать решение думая не только о себе, хоть это и сложно, невероятно сложно, ох... - девушка тяжело вздохнула.
- Прошу вас, милорд... Не надо сильно давить на Джулиано, иначе будет только хуже. Я соглашусь на этот брак. - она сама не верила в свои слова. Она, Лукреция Грациани, самая свободолюбивая девочка в Ардоре и вдруг замужем... Она была почти уверена, что ничего хорошего из этого не выйдет, но другого выхода она тоже не видела.

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Я для тебя останусь светом [х]