Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Лучше делать новости...»:
Филиппа Уоллес
«Я хотел убить одного демона...»:
Алеандер де Анж
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Говорят, царица ненастоящая!»:
Марк Север
«Не ходите, девушки...»:
Лукреция Грациани
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Эйдис Берг
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца
«Какой хаос наступил бы в мире...»:
Адемар де Мортен
«Бунт»:
Лиора

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Я для тебя останусь светом [х]


Я для тебя останусь светом [х]

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Он видел, как мучительно было ей слушать его рассуждения по поводу не радужного будущего. Но сейчас это было единственно правильным решением. Ей нужно было как можно скорее вступить в брак. Это обезопасит и ее саму и ее не рождённого малыша, а заодно и граф Морбер, будучи человеком ветреных нравов, наконец остепенится. Конечно это было не совсем правильно, но что сделано, то сделано и кто то должен понести ответственность.  В данном случае, говорить о короле Дарионе не приходилось, ибо не в его власти осуждать пороки его Величества, а вот бедной запутавшейся девочке придется понять и принять эту расплату как должное наказание, которое быть может и не будет такой уж страшной карой. 
- Не бойтесь, я не буду сильно усердствовать, но поговорить с ним все же следует. Естественно без вашего участия, - добродушно улыбнулся, - признаться, я впервые буду заниматься сватовством и не уверен что смогу подобрать правильные слова, но у меня есть и другие рычаги влияния, хотя бы тот факт, что он мой вассал, и не посмеет воспротивится моему личному желанию устроить его судьбу. Тем более, раз вы проявили благосклонность к этому человеку, а он принял ее, значит вы оба сможете найти общий язык, пусть не сразу.
Немного помолчав, давая ей нужное время осмыслить сказанное, Андрес заговорил вновь.
- Я ведь и сам в скором времени намереваюсь вступить в брак, и он тоже будет основан пока лишь только на определенных обязательствах и желаниях других. И вот, выходит, что в скором времени мы с вами даже породнимся. Моей избранницей должна стать леди Мария Уорчествер, ваша кузина. Сейчас я еду к королеве Анне, и по моим сведеньям эта леди должна быть сейчас с Ее Величеством в качестве фрейлины, - вздохнув он бросил усталый взгляд перед собой.
- Я не знаком с этой леди, но уже дал свое согласие на этот союз, отписав королеве Мод о своем решении. Политика сударыня- это грязная игра, и судьбы людей регулярно попадают под ее жернова в угоду чужих интересов. Но это нужно принимать как должное. Рано или поздно, мне все равно пришлось бы сделать выбор, хотя в отличие от восторженных девичьих грез, мои желания весьма скромны. Посмотрим, что из этого получится, пока я плохо себе представляю будущую супружескую жизнь, но мне уже тридцать, у меня нет наследников, пора задуматься, наверное, и об этом, а не только о том, как бы не сгинуть в море и разгромить пару тройку пиратских судов. Это жизнь, -  Андрес замолчал.

Отредактировано Andres Knighton (2015-01-29 12:04:22)

+1

22

Лукреция внимательно слушала Андреса, склонив голову к плечу. Что ж, видимо этот брак и в самом деле неизбежен. Как воспримет его Джулиано? Как они смогут пережить это, две столкнувшиеся судьбы? Камер-фрейлина знала, как нужно улыбнуться мужчине, чтобы он подошел, как одним взглядом привлечь внимание к своей невероятной живости и прекрасной силе очаровательной молодости, как завлечь в свои сети того, кто нравится и подарить ему свою самую искреннюю теплоту и любовь. Выходит, ей теперь придется применять все эти знания по отношению только к одному человеку - к собственному мужу. Мужу, зная ветреный граф которого, она может с уверенностью сказать, что он будет ей изменять. Но как она может его судить, если сама даже не может назвать имя отца собственного ребенка?
Однако даже не тот факт, что ее судьба будет устроена без ее участия огорчил Лукрецию. Внутри шевельнулось невнятное чувство обиды или предательства. Герцог знал, как она ценит свободу, но... Да, кажется в этом случае это был единственный выход и ей стоило его принять.
- Это будет самая интересная свадьба за последние несколько лет. Вы когда-нибудь видели невесту на сносях у алтаря? В белом платье, символе непорочности и фате, символе чистоты... - Лукреция начала было нервно смеяться, но оборвала себя, когда мужчина заговорил снова.
Услышав, что Андрес собирается сочетаться браком с ее прекрасной кузиной, девушка изумленно вскинула брови.
- Мари? - казалось, леди Грациани даже растерялась.
Лукреция знала свою кузину и довольно хорошо. Она, конечно же примет весть об этом союзе со смирением и присущей ей покорностью, но вот нужна ли эта покорность такому человеку, как Андрес? В словах герцога был резон - мужчине в его возрасте пора бы уже иметь хотя бы бастарда, а когда ты принадлежишь к герцогам - то лучше бы и двух.
Андрес и Мария... Что ж, возможно, ее смирение и кроткость будут ей подмогой против его сурового и недовольного характера. Но Мария... Для Лукреции эта новость стала каким-то неожиданным ударом под дых, на какое-то время она забыла, как дышать, но все же сумела совладать с собой и вновь взглянуть в глаза Андресу.
- Это тот момент, о котором я когда-то говорила, что за нас решают наши судьбы, милорд. - она протянула руку и ласково погладила пальчиками его ладонь.
- Значит, не только за меня могут выбирать... Политика может толкнуть вперед даже моего бравого друга адмирала, как-то снова у нас странно совпали судьбы, не находите? - она неожиданно тепло улыбается ему,
- Но знаете, если уж мне повезло и я по крайней мере смогу выйти замуж за того, кого я знаю и смогу привыкнуть к жизни вместе с Джулиано... То и вы сможете. - ее взгляд становится серьезным, а затем девушка неожиданно отводит глаза.
- Ведь я же знаю Мари. Она чудесная девочка и уж точно не станет для вас вечным проблематичным приключением как я. Я безмерно люблю ее и точно могу сказать что из нее выйдет самая лучшая в мире жена. Только... - пальчики сжимаются, крепче обхватывая его ладонь.
- Не обижайте ее, милорд. Иначе вам придется иметь дело со мной. - Лукреция говорила это серьезным тоном, но что творилось при этом в ее мыслях? Она не могла представить эту пару вместе, не могла видеть кузину Марию рядом с Андресом Найтоном. Потому что только сейчас яркой вспышкой в хорошенькой рыжей головке промелькнула мысль, которая расставила абсолютно все на свои места.
Лукреция очень любила Марию и искренне желала ей счастья.
Но больше, чем Марию, она любила еще одного человека. Этим человеком был Андрес Найтон. Осознание того, что она может разом потерять его, заставило ее губы задрожать, а взглядом она не могла встретится с ним, чтобы он не заметил ее отчаяние. Не нужен ей были ни Джулиано, ни Дарион, никто из тех мужчин, с которыми она флиртовала и принимала их предложения, ведь никому она не могла открыть свою душу, как герцогу Орллеи, только он понимал ее и воспринимал такой, какая она есть.
Да, она была влюблена в него, но и она же не в силах была ничего изменить сейчас.
- Я... Могу лишь пожелать вам счастья. - она очень старалась, чтобы ее голос не дрожал.

+2

23

-Да, леди, за свою судьбу я несу ответственность не в полной мере, ибо веление высших сил не дают мне полной свободы как и вам. Об этом можно говорить бесконечно и сетовать на несправедливость мира, но увы... ни к чему хорошему это не приведет. Останется только смирение и надежда на лучший исход, - мягко улыбнулся.
Лукреция весьма удивилась, когда он озвучил имя его будущей спутницы жизни, а потом как то резко погрустнела и даже отвела глаза. Девушка пыталась изобразить искреннюю радость за свою родственницу, но как то уж больно плохо у нее это выходило. В чем же причина такой непонятной и странной реакции. Даже шутки по поводу ее угроз, касательно возможного неблагожелательного отношения к леди Уорчествер, не убедили его в ее искренности.
Он сам не знал как все сложится дальше. Жизнь с незнакомой женщиной, казалось ему чем то странным и непонятным. Конечно должно произойти это судьбоносное знакомство , и будущие супруги смогут немного побеседовать перед тем как вновь расстаться на неопределенный срок и вновь встретится лишь во время церемонии. Разве это правильно? Да, по меркам современного общества, такие союзы закономерны и не редки. Но все же, по личным убеждениям Андреса,  хорошие теплые отношения должны строится не только на мимолетном  обмене любезностями. Сможет ли он стать хорошим мужем, уделять достаточно внимания своей супруге, в ущерб личным пристрастиям и бесконечным делам? Вопрос риторический.
А вот с Лукрецией Грациани, судьба как будто играючи, постоянно сталкивала его лбом. Девица успела побывать во множестве передряг и почему то все время Андрес непонятно каким образом оказывался поблизости и регулярно выдергивал ее из неприятностей, невольно становясь наставником и проводником в той или иной ситуации. Вот, это знакомство поистине можно было назвать поступательным в построении привязанности.
Несмотря на все что происходило и происходит сейчас. Андре должен был признать, что очень прикипел к этой юной дерзкой авантюристке и даже не мог помыслить о том что той встречи в порты не могло произойти. Прошло всего немного времени, но отношения лишь укреплялись новыми неожиданными встречами, и быть может незаметно для себя, герцог стал смотреть на нее не просто как на взбалмошную бунтарку, покорительницу собственной судьбы, а как на девушку, которая пытается найти свое счастье пробуя все и делая ошибки. Разве мог он судить ее за это, будучи по натуре таким же?
Непонятная нежность возникла совсем неожиданно. Андрес смотрел на нее и видел совсем по другому. И как раньше он не замечал, какие красивые у нее яркие волосы... нежный изгиб шеи и овал лица.
Сморгнув наваждение, Андрес вновь стал серьезным
- Обещаю, что не обижу вашу сестру, - вышло чуть суховато и растеряно. Наваждение так просто не хотело покидать уставшее сознание. Есть грань, которую он не может переступить, и есть много но, о которых забывать нельзя.
В своих собственных дебрях умозаключений и чувств, он как нибудь потом разберется, тревожить ее этим Андрес никогда не посмеет. Слишком хрупко и шатко было все. И запутаться сейчас и оступиться с выбранного пути невозможно.
Пальцы крепче сжали ее руку и потянули к себе.
- Вы найдете свое счастье, обещаю вам.

Отредактировано Andres Knighton (2015-02-04 13:20:52)

+1

24

Лукреция, наконец, смогла перебороть нахлынувшие чувства и снова встретится взглядом с герцогом Орллеи. Ее улыбка была кривой и дрожащей, как пляшущая тень от свечи на стене.
- Вы и в самом деле сойдетесь характерами с моей кузиной, милорд. Она точно так же не верит в судьбу и со смирением и надеждой на лучшее пойдет вперед, как ее и воспитывали. Наверное, я воспринимаю мир неправильно, потому что все, что делается вне моего решения я отчего-то вижу в самом худшем свете. Зато так меньше разочарований и несбывшихся надежд.
Когда девушка осознала, что может потерять Андреса, он неожиданно стал ближе и роднее в сотни раз. Почему она не замечала этого раньше? Почему настолько привыкла к его присутствию рядом что не понимала чего ему это стоит и отчего он поддерживает ее во всем?
- Моя беда в том, что я не люблю замечать все то, что мне не нравится и живу слишком легко. Теперь я это понимаю и осознаю. Многое ценишь тогда, когда теряешь... Но, увы. Я не всегда могу смириться с происходящим, так что... Я искренне сочувствую графу Морберу, хотя и юуду очень стараться быть примерной женой и матерью. - ее смех прозвучал совсем невесело.
Герцог Найтон слегка потянул ее за руку и Лукреция села на постели, опустив ноги на пол. Теперь она сидела рядом, бедром ощущая тепло его тела, они оба молчали, раздумывая каждый о своем.
Насколько несправедлива была судьба, отнимая у нее возможность быть с человеком, который единственный знал ее такой, какая она есть, знал и принимал то, что порой нелегко было принять. Как расплата за грехи, за беспечность, за инакомыслие. Сейчас ей еще позволительно держать его за руку и обнимать как старого друга, оставаться наедине с долгими разговорами. Затем все это попадет под суровое общественное мнение и им придется лишь изредка сталкиваться, чтобы вежливо кивать друг другу и расходиться дальше.
В груди поднималось глухое отчаяние. Возможно, все это были разбушевашиеся из-за беременности гормоны или сегодняшняя острая ситуация накалила все чувства до предела. Лукреция знала только лишь то, что эта встреча может стать их последней, а значит именно сейчас есть шанс ощутить глоток той свободы, к которой она привыкла.
- А мне и не нужно искать свое счастье, милорд, кажется, я уже нашла его. - она взглянула ему в глаза и тепло улыбнулась.
- Счастье в том, что вы всегда вовремя оказываетесь рядом.
В неясном ей порыве чувств Лукреция потянулась к герцогу, желая поцеловать его в небритую щеку, но Андрес неожиданно повернуо голову так, что их губы встретились. Девушка тотчас отпрянула бы назад как по оишбке, но горячие и сухие губы, раскрывшиеся навстречу ее губам в ответ на ее невинный поцелуй призвали не останавливаться.

+1

25

Происходила какая-то магия. Все произошло так быстро и неожиданно, что ни один из них не успел во время опомниться. Подталкиваемые неведомыми силами оба участника этого таинства перестали осознавать что происходить.
Андрес сидел рядом с ней, и внимательно слушал тихий голос девушки, которая вещала ему о том что нашла свое счастье, и оно заключалось исключительно в том что он всегда оказывался в нужный момент рядом. Задумавшись о чем то своем, герцог не сразу понял смысла ее слов, а когда хотел повернуться и что то сказать в ответ, то получил робкий поцелуй в губы.
Самой банальной реакцией, было бы сейчас просто отстраниться и отшутившись уйти, но вместо этого, он просто ответил на этот поцелуй, приоткрывая ей на встречу свои губы.
Зачем? Почему так произошло, Андрес понять не мог. Он просто поддался мимолетному порыву, не понимая что за всем этим скрывается нечто такое, о чем и подумать было нельзя. Мягкие теплые девичьи уста, так приятно и податливо отвечали на его поцелуй, и остановиться было невозможно.
Он притянул ее одним движением, положив ладони на хрупкие плечи. Девушка не сопротивлялась, закрыв глаза , она полностью отдалась в этот водоворот неожиданно вспыхнувших чувств как и он сам.
Тревожные сигналы, о том что все это неправильно и что нужно остановиться первым посетили именно герцога, потому как девушка уже окончательно осмелев, обвила его шею руками прижимаясь все сильнее к его груди. Ей было нужно его тепло и защита, она хотела проявить свою нежность по отношению к нему. Несмышленый в конец запутавшийся ребенок, а он великовозрастный дурак, который так беспечно позволил себе допустить это. Но жалел ли он об этом? Нет. В душе, Андрес уже успел понять, что это не просто вихрь эмоций, это что то большее, о чем не в ком случае нельзя говорить Лукреции, и даже себе признаться было невозможно.
Он мягко отстранился, опуская голову чтобы не смотреть ей в глаза. Руки по прежнему держали ее за плечи, лишь сильнее сжав пальцы.
-Простите меня, этого... не должно было случиться, - еле слышно, глухо проговорил он, тяжело втягивая носом воздух.
Привкус ее поцелуя все еще горел на губах, Андрес поджал их, на мгновение прикрыв глаза. Не так то просто было успокоиться и восстановить сердцебиение.
- Я всегда буду рядом, вы это знаете... но я не могу предложить вам ничего другого...
Слишком много было "но". И если она в силу своей юности и ветрености не видела никаких препятствий и не понимала всей серьезности произошедшего, то он как мужчина должен был ей сейчас все это объяснить.

+1

26

Лукреция не понимала, что происходит. Казалось, она даже потеряла счет времени, потому что полностью растворилась в ощущении этого поцелуя. Казалось, что все поцелуи, которые срывались с ее губ до этого момента, происходили только ради мимолетного удовольствия и дарились без всякого сожаления. Сейчас же девушка не могла понять, что движет ей, отчего так сильно кружится голова, а в груди растекается что-то теплое и с каждой секундой становится горячее.
И даже не было ощущения неправильности происходящего, когда герцог притянул ее к себе, не прерывая поцелуя, который казался таким сладким и чувственным. Может, это было из-за безумия момента, а может и из-за чувств, которые она к нему испытывала. Оказалось, что все, что она считала любовью до этого было всего лишь наивное чувство детской влюбленностью, а любовь, о которой она мечтала и которую боялась, оказалась совсем не такой. Было сладко и больно.
Лукреция обнимала герцога в ответ, доверчиво прильнув к его груди, чувствуя нарастающее биение сердца. Она знала, что он отстранится первым, знала и все равно не могла сдержать вырвавшегося из груди тяжелого горестного вздоха. Знала она и то, что он сейчас уйдет.
- Не  должно было, но случилось. Не извиняйтесь. - голос девушки звучал совсем тихо.
Испытывала ли Лукреция сожаление от того, что поняла, что ее чувство взаимно? Ничуть. Теперь между ней и герцогом стояли лишь глупые условности, которые, тем не менее, были важны для него и ничего не значили для нее. Тихий шорох - и вот она просто обнимает его, а затем отстраняется, стараясь не встречаться с ним взглядом.
- Я знаю, милорд... Знаю - сердце рвется на части от боли, но хоть сейчас ей нужно быть сильной, чтобы не потерять того, кто готов всегда быть с ней рядом, но только не призванатбься самому себе в том, что между ними стоит нечто большее, чем просто покровительственная дружба.
- Только не надо мне ничего объяснять, прошу... Я все прекрасно понимаю сама. И принимаю - нет, она не станет плакать до самого его ухода, а он сейчас уйдет, или она не знает герцога Найтона.
- я всегда буду для вас младшей сестрой, которой у вас никогда не было - он не поверит ей, да и она сама не верит тем словам, которые говорятся только для того, чтобы он не покинул ее окончательно.

+1

27

Тяжелый вздох обозначал, что леди поняла все правильно. То, что сейчас между ними произошло, было абсолютно немыслимым порывом, который непременно не должен стать чем то большим. Но отчего-то, все же, на душе стало тоскливо и пусто.
Все это мимолетное наваждение и вкус ее губ, и блеск печальных глаз в полумраке, невольно заставляли возвращаться и возвращаться мыслями к этим мгновениям. Наверное, он будет вспоминать это очень долго и мучительно размышлять о том, а что если бы, все было иначе? Не было бы пустых обязательств и условностей? Как бы он тогда поступил? Стал бы видеть в ней нечто большее, чем просто младшую сестру, а не женщину, которая смогла пробудить в нем непонятные чувства, смысл которых пока по-прежнему для него был загадкой?
Удивительны игры судьбы. Как коварна бывает она в своих попытках заставить людей играть по ее правилам, и как сложно сопротивляться ее уловкам.
Качнув головой, поднимая руку к уставшему лицу и проведя ладонью по лбу, Андрес наконец осмелился повернуться к ней.
-Вы слишком умны, чтобы не понимать этого, леди- после этого он поднялся, и остановился подле нее. Девушка сидела, опустив глаза и теребила край одеяла, по-прежнему не желая встречаться с ним глазами. Словно озябший воробушек, Лукреция ежилась от звука его голоса.
- Будет лучше мне сейчас уйти, а вам, попытаться отдохнуть, если вы намерены завтра отправится в путь. Я обязан доставить принцессу к королеве, и мне… тоже не мешает хоть немного поспать перед дорогой. Простите меня…
Не в силах больше смотреть на нее, Андрес развернувшись, поспешно вышел вон из ее комнаты.
Жутко хотелось принять холодный душ, или же, на крайний случай, опустить голову в бочку с ледяной водой. Вместо того чтобы направится к себе в комнату, герцог выскочил на улицу, забыв свою трость в ее комнате, так спешил. Ночной воздух немного прочистил голову. Жадно втягивая ноздрями прохладу, он пытался избавиться от этого наваждения. Разобраться во всем сейчас было невозможно, нужно было время.
Утром у двери комнаты леди Грациани оказался белый лист с несколькими строками ровного острого почерка.
"Лукреция, вы с легкостью нарушили мой душевный покой, я не могу ничего вам дать в замен, но хочу чтобы вы знали, что ваши порывы не остались без отклика в моем сердце. Судьба все расставить на свои места. Берегите себя.
Андрес."

Отредактировано Andres Knighton (2015-02-06 11:31:57)

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Я для тебя останусь светом [х]