HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Не рассказывают сказки только храбрецы, глупцы и мертвецы»


«Не рассказывают сказки только храбрецы, глупцы и мертвецы»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

«Не рассказывают сказки только храбрецы, глупцы и мертвецы»

11 июля 1443 года ● Рейн, о. Тиль

Тобиас Морган, Редвин Аттвуд (ГМ), Сэмюэл Вейн (ГМ), Риккардо Оливейра

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Смерть настигает даже самых сильных – сколько бы великих побед ни было за их плечами. Морская пучина забрала жизнь одного из пиратских адмиралов, и вот шестеро наместников собрались в столице Тиля, чтобы решить, кто достоен занять освободившееся место за столом баронского совета. От желающих, как и всегда, отбоя нет, однако лишь единицам удаётся предстать перед наместниками и королём. И на сей раз среди этих трёх счастливчиков оказался и Тобиас Морган, который уже давно мечтал о подобной возможности и был уверен, что уж кто-кто, а он так точно заслужил звание адмирала. Ум, удача, а главное – веское слово «за» одного из наместников – всё было при нём. И казалось бы, что ничто не предвещало беды, однако беда пришла откуда не ждали. С Новых Земель вернулась «Императрица» с обещанным Совету золотом, а с ней и Риккардо Оливейра, который никак не мог устоять перед шансом вставить своё веское слово, которое, возможно, и повлияет на исход голосования.

+1

2

[NIC]Redwine Attwood[/NIC][SGN]____[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2k6bE.gif[/AVA][STA]Хранитель Кодекса Чести[/STA]

Пираты гибли как мухи. Не потому, что слабы, а потому что путь избрали нелёгкий. Такова их натура: кто лезет на рожон, тот огребает, причём вовсе не веслом. Едва ли кто их оплакивал, а о многих не оставалось ничего, кроме шатких воспоминаний в памяти уцелевших.
А кто-то пробивался в верхи, и их кончина не оставалась такой уж незамеченной. Особенно если имя было на слуху да ещё и с пометкой «барон».
Весть о том, какая незавидная участь постигла одного из старожилов их совета, была совершенно некстати. Не сейчас, когда нужна какая-никакая, но разумная сплочённость их безрассудным сердцам. А молодняк, увы, довольствовался зачастую только безрассудством. Иногда это давало свои достойные плоды, но лишь иногда. Редвин много чего в этом мире повидал – что на суше, что в море, и он ничуть не сомневался в том, что и там, и там имеется огромный простор для случайностей, совпадений и непредвиденного. Вместе с тем, ничто из этого не исключало его, поверьте, обоснованной убеждённости в одном – именно дальновидность и предусмотрительность способны завести тебя дальше всего. Чем выше ставки, тем более ясный ум необходим для победы. Это знают даже заядлые игроки в кости да карты, вот только далеко не всегда этим пользуются, особенно когда выпивка дешёвая.
А для Тиля нынче ставки были предельно высоки. Ещё ни разу за всю его историю будущее не сулило такой выгоды и таких рисков одновременно. В подобных условиях их «кораблю» нужен будет прочный корпус, надёжные тросы и слаженность команды, в которой ты знаешь каждого – знаешь, на что человек способен, что от него можно ожидать с наибольшей вероятностью. С другой стороны, порой даже такие проверенные личности умели преподносить сюрпризы, что успешно продемонстрировал Фицрой в Орллее. И тем не менее Редвин, как и многие видавшие виды люди, был бы рад в преддверии военных действий оказаться в окружении закаленных временем и всю жизнь посвятивших морю ветеранов, нежели разбавлять этот костяк свежей кровью. Тем более что это и так стало происходить слишком часто.
Хранитель Кодекса плеснул себе в кружку из пузатой бутыли пряный напиток и затем толкнул бутыль сидящему справа Мадейре, чтобы тот налил рома себе и продолжил передачу по кругу. Позднее утро позволяло насладиться остатками ночной прохлады перед жарким полднем, а потому никто никуда особенно не торопился. Конечно, куда лучше перенести летний зной в стенах хорошо продуваемых залов форта, чем в толкучке на пыльных улицах, а затем уже вечером спокойно разойтись или разъехаться по своим делам. Благо, всем собравшимся было чем заняться – выбор нового барона-адмирала являлся лишь одним пунктом из целого ряда задач, ради разрешения которых наместники сегодня здесь собрались. Так, перед Фоирчерном Остергардом, наместником Золотого Руна, который был одним из тех, кто не спешил в объятия их нового союзника с материка, лежала целая папка в переплёте из тёмной кожи, внутри которой теснилась стопка листов с записями, отчётами и планами; а наместник Ладана, который в этот самый момент до самых краёв наполнял свою кружку, почти что не выпускал из рук свёрнутый в трубочку пергамент, на вид – ветхий, как выцветшая ткань висевшего прямо за его спиной гобелена с изображением какой-то белокожей знатной дамы с миниатюрными птицами среди золотистой листвы. Один из множества трофеев, украшавших это некогда пустынное помещение с голыми каменными стенами, которые скопились за времена разных Хранителей кодекса. Лично Редвин не стремился забить здесь всё ещё больше, как это сделал его предшественник, который чуть было не превратил довольно просторный по площади зал в самый настоящий склад, однако, не лишённый некоего консерватизма и приверженности традициям, Аттвуд всё же внёс свою лепту: среди самых разномастных предметов интерьера и искусства, как раз на резном комоде из дуба покоился гладиаторский трезубец с одного балморийского судна, который ни разу больше не использовался после того, как был вонзён в капитанскую макушку. Давно это было, около двадцати лет назад.
- Только двое? – послышался хриплый голос Тадеуша Мадейры, который нетерпеливо заглядывал в свою кружку с пока ещё нетронутым ромом. – В прошлый раз за место Хоук задницы рвали столько бахвалов!
- И выбрали самого бахвалистого, - усмехнулся в свои пышные усы Карлос Альвеш, наблюдая за тем, как фактически пустая бутыль возвращается в центр стола, прямо к своим полным собратьям.
- Вот и где обещанное золото, спрашивается? – скривился наместник Босновы с видом «Я же говорил».
- Об этом позже, - поспешил пресечь Аттвуд намечающиеся споры относительно того, насколько можно доверять новоявленному адмиралу. – Сейчас перед нами стоит другая цель. Но прежде – почтим память Рафаэля Тебара. Достойнейшего из достойнейших.
Несколько секунд молчания, и все десять кружек оторвались от выскобленного стола: какие-то – разом, а какие-то – немного погодя. Это была не пьянка у костра и не поминки в таверне длиной в ночь, а потому никаких длинных речей и трогательных слов о том, каким грозным пиратом, опытным моряком, а для кого-то – верным союзником и другом он был.
- Да упокоит Марис его душу, - покачала головой Ахура и вернулась к своему прежнему занятию, а именно – внимательному изучению двух капитанов, что были их сегодняшними претендентами на освободившуюся позицию и также сидели за одним столом с остальными.
- Вы, - продолжил Редвин, откинувшись на жёсткую спинку своего стула и тоже, в свою очередь, обратившись к двоим, - оказались за этим столом не просто так. За определённые заслуги или благодаря чьему-то поручительству, что так или иначе подразумевает первое, но самое главное – вы оказались здесь осознанно и по доброй воле.
Сделав жест занимавшему своё место у двери мужчине с суровым лицом и руками, по локоть исполосанными шрамами, пиратский король, равно как и большинство собравшихся, проследил за тем, как тот подошёл к капитанам и бросил перед ними на стол небольшой кожаный мешочек, затянутый верёвочками.
- Поэтому в первую очередь – слово вам. А чтобы избежать балагана – вот, - Аттвуд кивнул в сторону мешочка, к которому так никто и не притронулся. – Первым высказывается тот, кто вытащит чёрный камень, вторым – белый. Друг друга не перебивать, а если зачешется язык или вдруг даже кулаки – ром на столе.

+2

3

Всматриваясь в пламя свечи глаза капитана заслезились. Он довольно долго смотрел на изгибы огонька не моргая, пока губы его безмолвно шевелились. Казалось, они читали молитвы Богам. Да-да, сразу всем. Казалось, человек, сидящий перед свечой со свертком бумаги в руке, не замечает мира вокруг, тех баталий, болезней и смертей. Казалось, что мрак, царящий в этой каюте, подкрадывается к нему со спины, укладывает костлявые руки на плечи и только и поджидает того, когда губы остановятся и перестанут шептать. Наконец пламя дрогнуло, но не погасло. Тоби закрыл глаза. "Мир - есть ничто иное, как совокупность свободы и рабства. Кто-то рожден в оковах, кто-то с детства не знает запаха металла. Кто-то держит в руке меч, кто-то сгибается под тяжестью ударов плети. Кто-то пишет книги, а кто-то кровью имя на своей могиле. И одновременно самое хорошее и самое плохое в этом мире то, что он держится на равновесии. Пока такие, как мы, празднуют и убивают за свободу, за свою жизнь, где-то на материке иные не живут, а существуют для того, чтобы завтра умереть. Конечно, кто-то может сказать, что жизнь пирата плоха. Пират - изгой общества, никому не нужный кусок дерьма, приправленный всякого рода грехами перед ликами всевышних мира сего. Да, наверное, так и есть. Но каждый из нас зато знает цену своей жизни. Каждый из нас способен свернуть горы и шею любому королю, в то время как материковые крысы не могут даже взгляда на него поднять." Его кулаки сжались, костяшки побелели от напряжения, и даже светлые брови нахмурились. "И как бы сильно те самые короли не стремились покорить нас - свободных и не праведных - они потерпят крах. Монархи держат в руках свою власть, да не знают что именно с ней нужно делать. Они смотрят на народ свысока, они жаждут богатства и полного подчинения, выполнения каждой их прихоти. Но ведают ли они одну простую истину? Каждому действию есть что-то, что встанет в противовес. Пускай сейчас имя пирата - клеймо, табу, а сам пират - изгой. Но когда-нибудь, я точно знаю, когда-нибудь все непременно измениться. И мир поймет, что мы - есть будущее. Мы - все. Наш король - есть сила и дело, а не просто слово. И в отличии от законов материка, именно мы - пираты - решаем, кто же станет следующим королем, кто будет удостоен этой почести." Край бумаги навис над тонким пламенем, окрашиваясь в темные пятна, а вскоре и вовсе загорелся. "Жизнь - есть борьба за свое существование. Каждый день мы вступаем на лезвие острейшего кинжала, балансируем на нем, чтобы идти вперед, дальше. Чтобы увидеть свет новой зари мы проливаем кровь, а чтобы узреть прекраснейший закат мы проливает ром за тех, кто не дожил до него. Путь наш тернист и опасен, но именно он - верен. И я буду сражаться за наш мир до конца. Я стану бароном, чтобы показать всем то, чего не видно под грязью улиц и крепкими моряцкими словами. Я сделаю все, чтобы память о нас не канула в лету. Чтобы пиратство стало символом свободы." Огонь облизал пальцы капитана, рука разжалась, и бумага упала в чашу с водой, унося все написанное на ней в иной мир.
Морган открыл глаза. Еще не полдень, но солнце уже разъедает зрачки, вынося своим настойчивым поведением мозг. Сделав глоток и отставив чарку на стол, капитан чувствовал, как по нутру растекается приятный ром, как он обнимает черную душу, заставляя расслабиться и перестать беспокоиться о будущем. Будь что будет? Пока все выдерживали ту памятную минуту, предоставленную покинувшему эту обитель адмиралу, Тоби обдумывал вчерашнее поведение перед свечой и сожженным письмом Тадеуша, в котором тот не многозначно пояснял цель визита к Аттвуду. То ли это был скверный ром, то ли опиум для капитана... Но сколько же пафосных фраз было произнесено, сколько грандиозных целей воздвигнуто! А что эти "изгои" имели по факту? Взгляд прокатился по всем присутствующим, осматривая внешности высокопоставленных пиратов и пытаясь разгадать их души. Кучка собравшихся людей здесь и сейчас делает историю, решает, какими будут дни на следующей неделе, с какой стороны встанет солнце и сколько рома выпьют моряки в тавернах. И именно сейчас Тобиас понял, что хочет быть в кругу этих людей. Он больше не хочет созерцать мановение рук великих, он сам хочет стать великим. Наконец, Редвин вновь начал говорить, разбивая тишину и настраивая умы собравшихся на определенные цели. "Спасибо, Тадеуш. Пожалуй, я буду тебе должен, если дело выгорит." К столу подошел здоровяк, что небрежно кинул на стол мешочек с камнями. И последним встав из-за стола, последним забрав оставшийся камень, Тоби уже наверняка знал, что будет первым. Судьба сама подстроила для него это испытание.
Луч солнца пал на лицо изуродованное двумя продольными шрамами от самого лба до подбородка. Рука уперлась локтем в стол, пока в двух пальцах тонкой кисти ловко крутился черный камень с какими-то древними символами, что были выскоблены на нем сотни лет назад. Взгляд ясных зеленых глаз пал на Тадеуша, затем переключился на конкурента, и только после этого вновь вернулся к остальным наместникам и хранителю. - Мое имя - Тобиас Морган. Я - капитан фрегата "Дикий бык". - Уверенный чуть хрипловатый голос разлился по столу, подкрадываясь к ушам собравшихся. - В отличии от тех, кому суждено было родиться здесь или кто был вынужден сюда бежать, я сам сделал выбор в пользу пиратства. Осознанно и взвешено. Почему? - Взгляд вновь устремился к камню, будто бы задавая этот вопрос ему. - Потому, что я вижу здесь перспективы для нормальной жизни. Тиль - это место, где не просто можно укрыться от преследований короны или от виселицы. Это место - которое заслуживает право на долгую и хорошую жизнь. Материк запуган нашими острыми шпагами, а челядь думает, что мы - сами дьяволы. И пускай так и будет. Прямо сейчас я нахожусь в этой комнате не только потому, что приношу стабильный хороший доход господину Мадейре, или потому что именно мой фрегат привез на Тиль такой весомый алтарь, который соберет вокруг как можно больше ведьм и ведьмаков, что будет нам только на пользу. И даже не из-за того, что я крайне верен господину Аттвуду и готов сделать все, что будет нужно для выживания пиратства. - Острый взгляд волной прокатился по собравшимся, чуть ли не испепеляя их взглядом, особенно задерживаясь на оставшихся двух капитанах. Ветер проник сквозь открытые ставни и взъерошил волосы Моргана так, что они на мгновение зависли в воздухе подобием двух острых бычьих рогов, как на его флаге. - Я здесь, потому что в моей голове роятся планы, которые смогут помочь встать Тилю с колен, увеличить количество галеонов не только в заливе, но и в портах. Я знаю, как сделать так, чтобы деньги текли к нам рекой, и это никоем образом не замешено с новыми землями. Ведь наша жизнь - это много разных мелочей, которых многие не замечают. Но замечаю я. - Рука осторожно положила камень на поверхность стола, затем прикоснулась к чарке и подняла ее в воздух. - И для подтверждения своих слов я подскажу часть плана: мы можем установить частичную монополию на один товар, который нужен всем. - Тобиас сделал большой глоток и тут же поставил чарку на стол, искренне наслаждаясь напитком, тем самым завершив свое выступление.

+3

4

Жизнь — игра.
Жизнь привычка.
Эта жизнь — война,
Жизнь — чьи-то лица.

Ничто не вечно. У всего есть свое время, которое размеренно отсчитывает каждую секунду, зло скаля зубы и ехидно улыбаясь. Жизнь? У нее тоже есть свой срок, как у еды, одежды и оружия, который отмерен где-то там, в выси, куда мы попадем только после смерти. И, к сожалению, жизнь лишь с годами набирает ценность для обладателя, становясь чем-то более важным, чем обычный подарок природы. Почему же не начать ценить то, что дал тебе Марис, раньше? Молодость. Ах, как пьянит и дурманит она головы, заставляя поступать безрассудно, живя одним днем и пользуясь тем, что можешь в полную силу наслаждаться, используя все резервы здорового тела. А что потом? Молодое тело сменяется более дряхлым, а возможности исчезают вместе с силами, которые покидают нас с каждым годом. И лишь сознание крепчает, набирая достаточно знаний, чтобы изменить отношение к жизни. Человек подобен свече: сначала огонь внутри нас горит ярко, практически не колеблясь. Но со временем он затухает, начиная плясать в безумном танце, боясь угаснуть, а после… А после остается лишь огарок, который символизирует наше бренное тело, лишенное самого ценного дара – жизни. К сожалению, никто из нас не застрахован, постоянно балансируя на лезвии ножа, где каждый лишний шаг – шаг в бездну, где тебя не станет. Видимо, Рафаэль Тебара был неосторожен в действиях, спеша поскорее скользнуть в кромешную тьму, с головой окунувшись в ее холодные объятья. Тишина… Минута тишины в дань уважения ушедшему к Марису. Взметнулись кружки вверх, а Сэмюэл почтительно склонил голову и прикрыл глаза, отдаваясь абсолютно и полностью своим мыслям. Возможно, ему стоило последовать примеру, который подавали высшие мира сего, но нет, сейчас он действительно хотел отдать дань уважения так, как посчитает нужным, а выпить... Выпить можно и после в таверне, припомнив, каким был капитаном и другом Рафаэль Тебара. Признаться, его кончина стала неприятным сюрпризом для Сэмюэла, ведь он считал его другом, даже братом, которому готов был подставить плечо в любой момент, чтобы он мог опереться об него. Но, увы, его больше нет, а место адмирала пустует.
«Да примет Марис твою душу, брат, - спокойным и медленным голосом прозвучало в голове. – Все мы там будем. Вопрос времени. Но мы еще выпьем за здравие нашего короля там, по ту сторону горизонта».
Снова открыв глаза и посмотрев на всех собравшихся по очереди, капитан Вейн остановил свой взор на том, кто был его соперником в нелегком, но очень желанном вопросе.
«Юнец», - зазвучало в голове, сопровождаясь тихим смехом, который был слышен лишь тем, кто находился в определенной близости к мужчине.   
И этот юнец, который толком не успел и пороха нюхнуть, должен занять место Тебары?  Сколько лет он бороздит морские просторы на борту, занимая должность чуть выше, чем пороховая обезьяна? Пять? Десять? Сэм вопросительно поднял бровь, после чего перевел взгляд на короля, того, кому был верен от и до, ведь он взял слово. Не просто так? Искоса взглянув на Ахуру, мужчина кивнул в качестве благодарности, зная, что она поймет его действие, ведь именно она, словно птица, принесла в клюве интересную новость – освобождение места адмирала и, хм, конкурс на него. Именно она шепнула несколько лестных слов о капитане Вейне, напомнив о его братских отношениях с погибшим, а также на огромный боевой опыт, ведь как-никак, а тридцать пять лет в море не прошли зря. И это не говоря о том, что он выжил, причем не только благодаря силе, но и благодаря уму, который не раз вытаскивал мужчину из щекотливых ситуаций. Сколько воды утекло, сколько смертей встретил верный клинок, сколько кораблей потонуло от рук команды его фрегата – всего и не упомнить. Если кто и достоин занять место Тебары, так это Вейн, ведь его опыт в боях неоценим, а стаж жизни говорит сам за себя. Да, многие говорят, что молодым везде дорога, но, если дело касается политики и решению глобальных вопросов, нет ничего лучше, чем закаленный и рассудительный ум.
«Ну что ж, послушаем сначала мы юнца, - пронеслось в голове мужчины, когда он внимательно рассматривал белый камень. – Занятно будет посмотреть, какими мыслями полна его белобрысая голова». 
Несмотря на то, что Вейн первым вытащил камень, судьба распорядилась так, что говорить он должен был вторым. Признаться, это даже к лучшему, ведь он действительно хотел послушать, что скажет его конкурент. Узнаешь соперника – сможешь придумать против него стратегию, позволяющую тебе превзойти его. Дотянувшись до бутылки, Сэмюэл налил содержимое в кружку, абсолютно не стесняясь и не обделяя себя, ведь все собравшиеся – братья по духу, кого здесь стесняться? Да и стоит ли строить из себя скромную деву, когда на деле ты закаленный в боях воин?
«Тобиас Морган, значит? – мысли снова начали свой привычный ход, нанося на бумагу все важные детали из услышанного. – Интересно».
Поставив локти на стол и скрестив ладони, мужчина стал внимательно слушать то, что срывалось с уст его конкурента. И, право, оказалось действительно интересно, ведь паренек достаточно грамотно выражал свои мысли, подкрепляя какими-никакими, а аргументами, стараясь тем самым склонить чашу весов в свою сторону. Дослушав до конца все, что соперник хотел сказать, Сэмюэл поднял кружку и отсалютовал ею в сторону Тобиаса.

Молчание, опыт, выступление. Вот, что пугает людей больше всего.

- Прекрасная речь, - проговорил капитан Вейн, с улыбкой глядя на конкурента. – Вот только хороший доход приносит каждый пират, который хоть немного, да знает, что такое честь. Каждый из нас, пусть сам и не подозревает, делает неоценимый вклад в историю, который, возможно, со временем сыграет нам на руку.
На минуту Вейн замолчал, делая хороший глоток из своей кружки, чтобы не только смочить горло, но и отдать дань уважения собеседнику, тем самым показывая дружелюбное расположение к нему. Нет, он не собирался идти на откровенный конфликт с тем, кто оказался здесь по приглашению одного из наместников, особенно, Тадеуша. Во-первых, это было бы глупостью с его стороны, так как неминуемо прибавит врагов в общую копилку фрегата «Улыбка Фортуны». Во-вторых, стар он уже для открытого противостояния, предпочитая предварительно поиграть за спиной, плетя интриги и рычаги, на которые он сможет надавить в случае чего.
- С колен? – громкий смех четко отражал реакцию капитана на это заявление. – Зачем поднимать с колен тех, кто на них не стоит? Мы, пираты – вольный народ, который никогда не встанет на колени, пусть нам на плечи водрузят валун. Пиратское братство никогда не падало на колени, как бы тяжело не приходилось тем, кто следует одному зову. Да, мы уступаем общей мощи трех королевств, но мы всегда сможем дать отпор им поодиночке.
Еще один глоток – несколько секунд тишины, такие необходимые, чтобы хоть как-то разложить накатившие мысли по полочкам. Обведя взглядом присутствующих, Вейн на минуту остановился на Тадеуше, на лице которого играла довольная и самодовольная улыбка. Видимо, доволен был выступлением своего кандидата.
«Большие ставки делаешь на него, да?», - лишь хмыкнув, Вейн снова продолжил осматривать собравшихся.
- Согласен с предшественником, что Тилю еще многое предстоит, еще многое придется сделать, чтобы укрепить свое материальное благополучие, - произнес Сэмюэл, бросив в сторону соперника недолгий взгляд. – Но не только материальное, но и военное превосходство нужно увеличивать, причем не только кораблями, но и теми, кто, не задумываясь, будет сражаться за своего короля. Сейчас настало шаткое время, которое нам сулит войну. Пусть не сейчас, пусть через несколько лет, а то и десятков лет, но сулит. И кто встретит врагов? Молодняк, которого будет вести такой же молодой капитан?
Снова на минуту остановившись, Сэм сделал очередной глоток рома, наслаждаясь реакцией собравшихся, ведь они задумались. Встав с места и положив одну руку на сердце, мужчина продолжил свое выступление.
- Я – Сэмюэл Вейн, капитан фрегата «Улыбка Фортуны», клянусь в верности единственному королю, - произнес мужчина, внимательно смотря в глаза Аттвуду. – За тридцать пять лет, которые я провел в море, моя верность и лояльность ни разу не изменилась. Да, у меня нет гениальных планов о том, как пустить в нашу гавань золотой ручей, способный перекрыть наши нужды, но у меня есть то, что нельзя купить ни за какое золото – опыт и стаж в сражениях. Сейчас, когда наш флот полон неопытных и молодых капитанов, им, как никогда, нужен тот, кто станет для них наставником, тот, кто укажет им правильный путь. Если мы хотим выиграть, то мы должны укрепить наших людей точно так же, как мы укрепляем наши корабли. Ведь не корабль ведет себя в бой, а человек, который, допустив ошибку, может пасть раньше, чем нанесет решающий удар. 
Закончив свое выступление, Сэм опустился на стул, на котором до этого сидел. Да, он не был столь многообещающим, как его предшественник, но высказался четко и по делу, описав проблему, которая действительно его волновала. Материальное благополучие пиратского братства, естественно, было одним из крайне важных факторов, но военное превосходство перед противником было важнее. Согласитесь, если не суметь дать отпор, то кому тогда нужны богатства? Кому развиваться и грести золото? Правильно, некому. Но поймут ли это те, кому пытался донести эту мысль капитан?
[SGN]http://savepic.ru/15132709.gif[/SGN]
[NIC]Samuel Vayne[/NIC]
[AVA]https://img-host.org.ua/images/yeyyey.jpg[/AVA]
[STA]Пусть безумствует море и хлещет[/STA]

Отредактировано Inés Olivares (2017-08-06 19:26:47)

+2

5

За все сто лет существования пиратского королевства баронами изначально становились те, кто мог повести за собой корабли в бой, но постепенно понятия изменились и в баронском совете половину мест заняли наместники пиратских городов - те, кто фактически распоряжался средствами едва ли не всего Тиля. Теневые бароны вышли вперед и говорили веские слова, но и адмиралы не ушли в небытие. Каждый был волен найти свое место среди тех, кто приносил больше всего добычи и был настолько искусен в собственных действиях, что без труда мог и угнать корабль и аккуратно обчистить неосторожных торговцев. Славный был последний галеон, который им удалось захватить! Но тогда они потеряли одного из своих адмиралов и теперь его судьба малоизвестна. Фицрою еще предстоит оправдаться за свои действия и вряд ли его последняя выходка сможет как-то удержать его в совете баронов. Сначала это было навязывание воли балморцев, теперь срыв союза... Что будет дальше? Он станет королем Новых Земель? Не бывать этому!
Редвин слушал обоих капитанов с молчаливым участием, предпочитая высказаться в конце, когда они оба придут к своим финальным перепалкам, а вот остальные бароны оживились, желая задать вопросы, которые интересовали их.
- А разве большинство не поддержали союз с орллевинцами и поддержка их кораблей уйдет в небытие? мы должны готовиться к войне, когда у нас сейчас перемирие? - уточнил Карлос Альвеш, подкручивая один из седых усов и раскуривая крепкий табак.
- И как нам помогут ведьмы и ведьмаки? Обстреляют противников своим волшебством? - хохотнула Ахура, которая, кажется, откровенно забавлялась происходящим, но на деле внимательно слушала каждого и запоминала их слова, присматриваясь к обоим капитанам.
- Золотой ручей, может быть, и не нужен, но на что-то вашим задницам нужно жить, так что если Морган умело грабит так, что у Мадейры скоро треснет морда от лоска и новой деревянной ноги, то пусть говорит о своих планах, - темнокожая женщина подхватила чарку и заинтересованно зыркнула в сторону Тобиаса.
- О каком товаре идет речь? - не будь у нее деловой хватки, вряд ли бы она продержалась в совете так долго.
- Молодость не всегда самый лучший показатель опыта и идеи не всегда могут привести к чему-то путевому. Огневая могла и корабль увести и привезти золото, да только где сейчас она? - Фоирчерн Остергард не высказывал определенной позиции и лишь степенно перебирал пергаменты.
- Драться в бою мы все мастаки, иначе бы не сидели здесь, - рыкнул Майдера и взглянул на обоих претендентов.
- Но может один научит другого драться лучше? - изрек Лайон ди Кастру, - подбрасывая монетку и тут же ловя ее в пальцах.
- Меньше слов - больше дела, - отрубил разговоры Аттвуд, стукнув чаркой рома по поверхности стола, требуя капитанов отвечать на поставленные вопросы.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2k6bE.gif[/AVA][NIC]Redween Attwood[/NIC][STA]Хранитель Кодекса чести[/STA]

+2

6

Ввиду того, что квест доигрываться не будет - голосование баронов определится кубиками.
Самюэль Вейн - нечетные, Тобиас Морган - четные.

Ахура
[dice=5808-5808-5808-1936-9680-11616-3872-11616-88]

Тадеуш
[dice=5808-15488-1936-1936-15488-1936-5808-1936-88]

Карлос
[dice=5808-9680-11616-1936-5808-11616-5808-3872-88]

Фоирчерн
[dice=1936-5808-7744-9680-1936-9680-13552-5808-88]

наместник Тенетии
[dice=1936-13552-9680-5808-11616-1936-1936-3872-88]

наместник Ладана
[dice=7744-5808-5808-5808-15488-7744-13552-3872-88]

АТТВУД
[dice=11616-13552-3872-15488-1936-3872-11616-13552-88]

0

7

КВЕСТ ЗАВЕРШЕН

Новым пиратским адмиралом стал Сэмюэль Вейн

0


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Не рассказывают сказки только храбрецы, глупцы и мертвецы»