Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя
«Название эпизода»: имя

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ

ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ
текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ЯРМАРКА; » акция «чем дальше в лес...»


акция «чем дальше в лес...»

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/2DNqW.gifhttp://funkyimg.com/i/2DNqX.gif
Моргард - страна леса и ярых защитников веры, страна богатой истории и непримиримых людей. Именно в этом королевстве каждый житель знает - за ересь и ведовство плата одна - железо и кровь. Это место непрекращающейся борьбы за лучшую жизнь и за мир, который столь желаем многими.

Если Вы проходите по акции - гарантировано получаете 500 монет в профиль и графический комплект в подарок.

ВСЕ ПЕРСОНАЖИ ПРИНИМАЮТСЯ ПО ПРОБНОМУ ПОСТУ!

0

2

Kian I Myrcell
• • • • • • • • • • • • • • • •
Киан I Мирцелл, 18 лет



Король Моргарда и Орллеи



Старший сын покойного короля Дариона I Мирцелла и графини Боршира Мод Уорчестер. Рождён в законном браке. Королева-мать лишилась своего титула после повторного замужества. Лоялен добросовестному служению народу Моргарда.



Обручён с младшей сестрой короля Фйеля принцессой Меридой Уоллес. Есть любовница Агнесс Берри. Бастардов не имеет.



Статус: персонажа отыгрывали в возрасте 12 лет. Часто упоминался в постах. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2DvPA.jpg
michael marcus («white queen»)

СВОБОДЕН

Акционное описание персонажа охватывает не только личность самого короля, но и относительно подробное раскрытие событий за прошедшие восемь лет. Если же Вы, по какой-то причине, желаете написать полную анкету, а не пробный пост, то мы рекомендуем Вам сосредоточиться на личностном восприятии Киана происходящего, а не заниматься рерайтингом известного сюжета, как сделал это автор акции.

Киан - третий король из правящей династии Мирцеллов. Рождённый во втором[1] законном браке короля Дариона I с орллевинкой Мод Уорчестер, он даровал надежду для отца и влияние для своей матери-иностранки. С раннего детства как наследник престола Киан был предметом повышенного интереса не только двора, но и всего королевства. Спокойный, рассудительный, тяготеющий к наукам - юный принц очень походил на своего великого деда Барнарда Мирцелла, некогда добившегося короны огнём и мечом. Уже в свои юные годы Киан превратился в сильную личность: он храбр и отважен, инициативен и ответственен, амбициозен и справедлив. Королю всегда хватит знаний, чтобы поддержать разговор о священной истории и философии, убедительно выступить в Генеральной курии и достойно представить Моргард на международной политической арене. Он - венец творения своих родителей и фундамент для будущего государства.
Столкнуться с реалиями своего времени Киану пришлось уже в отрочестве, тогда же он впервые покинул пределы родного королевства и отправился в Хайбрэй, на свадьбу своей старшей сестры принцессы Анны Мирцелл[2] с тогдашним королём Хельма Чарльзом I Найтоном. В том же году, в октябре, на западе Моргарда вспыхнуло гражданское восстание под предводительством Олуэна Ардерна, племянника свергнутого дедом Киана короля Гутеирна II. Это была первая война в жизни Киана, пускай и недолгая - в последней битве под Вествуром король Дарион сокрушил армию врага и уже в феврале 1442 года казнил изменника[3]. Сразу после завершения всех государственных волнений королева Мод разродилась двойней - принцем Орионом и принцессой Зарой[4], но уже в день крестин новорожденных двор ждало очередное потрясение - королеву обвинили в государственной измене и адюльтере. Причиной выдвинутым обвинениям послужили письма, найденные в королевских покоях - якобы августейшая особа ранее состояла с казнённым графом Олуэном Ардерном в интимной связи, а так же была его верной соратницей в противостоянии законному мужу. Старшие королевские отпрыски, в том числе и Киан, были сосланы со двора в течение недели в поместье Тайрис. На время следствия в монастыре с королевой остались только Орион и Зара, так как их происхождение стало под вопрос. Все последующие события наследник престола воспринимал через призму совершенной отстранённости от происходящего - брак его родителей казался мальчику очень крепким, ему было сложно понять и скорого на расправу отца, и осуждение лесного пэрства. И без того непростые переживания Киана усугубила и внезапная болезнь младшего брата Эбрилла - принцу удалось выкарабкаться, но сразу после выздоровления он был отправлен в Орллею к морю. В последующие несколько лет братья не виделись. Тем временем из столицы пришло утешительное известие - королеву Мод оправдали, но взамен венценосной на скамью подсудимых сел сам государственный обвинитель - лорд-канцлер и архиепископ Ардорский Фридгар Бофорт. В ходе суда мужчина сознался, что именно он организовал подставу королевы[5]. Фридгара Бофорта тут же сняли с государственной должности и до прибытия легатов от Папы поместили под стражу.
Примирение королевской четы было постепенным - одна сторона была глубоко обижена, вторая - не хотела признавать своих ошибок. Настоящей отрадой для сердца матери стало возвращение Киана и Дариона мл. в столицу, но ни мать, ни дети ещё не понимали, что их семья переживает последние безоблачные дни. Началом конца стал отъезд короля Дариона в Орллею на свадьбу герцога Андреса Найтона и Лукреции Грациани[6]. Причиной посетить западное герцогство Хельма послужило и желание заключить с бунтующими территориями тайный мир для дальнейшей военной поддержки в вопросе получения независимости Орллеи[7]. По возвращению короля в Моргард, у самых границ, на королевский кортеж было совершено нападение, итогом которого стало похищение короля неизвестными. О пропаже Дариона в столице узнали не сразу. Спустя всего неделю королеве передали шкатулку, в которой оказался палец её супруга с кольцом-печатью, который Дарион всегда носил. Справиться с первым шоком ей помог Тайный советник Брайен Хоук, который по распоряжению Мод на первое время скрыл факт исчезновения короля. Такое решение было жизненно важным для спокойствия леса - всего через год после восстания Ардерна на юге государства назрел новый мятеж, на этот раз под предводительством барона Ноттингема Овейна Тиндейла[8]. После того как новость о пропаже короля стала достоянием общественности - мятежные бароны захватили столицу, при этом не пролив ни капли крови. Киана, как первого наследника своего отца, лорд Овейн сразу взял под своё крыло, в надежде, что юный принц станет беспрекословно подчиняться ему. С королевой Мод захватчики поступили гораздо менее мягко - женщину поместили под стражу, а в последствии вовсе объявили умалишённой. Такое положение вещей привело Киана к тому, что ему пришлось очень быстро повзрослеть. Те советники отца, что не были убиты или заключены в казематы, бежали на запад - принц остался один, незащищённый от влияния мятежников. Уже на собрании большого королевского совета в январе 1443 года, во время которого было решено объявить короля Дариона мёртвым, а затем провести коронацию наследного принца, Киан держался холодно и не проявлял никаких эмоций, даже во время пламенных речей матери и оскорблений в сторону дяди Оливара. Это не была ни защитная реакция, ни абсолютное подчинение главе восстания - Киан просто понимал, что своими возражениями сделает хуже сразу и себе, и остаткам своего дома. По этой же причине юный принц отказывался в дальнейшем видеться с матерью, чтобы не навлекать на убитую горем женщину новых проблем.
Тем временем на западе королевства, в графстве Боршир, под предводительством Хоула Гвидеона и Брайена Хоука собрался последний оплот лоялистов. Верные королю люди поклялись отыскать Дариона и вернуть ему законное место на троне. И им это удалось - король был взят в плен ведьмовским ковеном, который и устроил нападение на кортеж несколькими месяцами ранее. После налёта на поселение, которое в итоге было сожжено, лоялисты освободили Дариона. Больному, истощённому пленением королю потребовалось время, чтобы восстановиться и заняться борьбой с мятежниками, но весть о возвращении законного правителя Моргарда быстро разнеслась по лесу, заговорили об этом и в столице. Единогласно мятежники объявили найденного короля лжеДарионом, а уже в мае 1443 года, в Тэллерийском кафедральном соборе прошла коронация Киана I, после которой Овейн Тиндейл провозгласил себя лордом-регентом. Несмотря на то, что юноша никак не проявлял свои эмоции, глубоко в сердце он был опечален этими событиями и с непримиримым страхом ожидал встречи с отцом.
К лету 1443 года лоялисты таки сумели собрать силы для ответного удара, но кровопролитию не было суждено случиться - в дело вмешался герцог Андрес Найтон. Им была предложена идея провести переговоры между обеими сторонами на нейтральной территории. Король Дарион дал своё согласие и в начале июля прибыл в назначенное место. Спустя несколько дней объявился и самопровозглашённый лорд-канцлер Овейн Тиндейл. Итогом переговоров стала капитуляция Овейна и его окончательное помилование. Подписав соглашение, король и его вассал вернулись в столицу.
Встреча отца и сына была лишена сантиментов - Дарион не высказывал своей радости от встречи с Кианом, а затем и вовсе отказался посещать свою уже вполне по настоящему душевнобольную жену. Взамен этому он принялся нарушать условия договорённости - спустя пару дней своего пребывания в столице король распорядился казнить Овейна и его ближайших соратников - дом Бофортов, графов Геланшира. Зная нрав правителя в отношении предателей никто не осмелился перечить Дариону. Овейн и его союзники были казнены уже к концу июля. Казалось бы, всё закончено и в Моргарде снова наступит долгожданный мир, но минуя неделю король снова пропал и на этот раз окончательно. О том, что под личиной короля Дариона находилась Изольда Ардерн - никто из придворных так и не узнал. Именно Изольда присутствовала на переговорах[9], пообещала Овейну помилование, а затем дала распоряжение казнить и его, и Бофортов.
Тело настоящего Дариона было найдено в начале августа. Королевство облачилось в траур. Были организованы пышные похороны на которых Киан держался кремнем, в отличие от его матери, которая всё ещё не пришла в себя после череды трагических событий. Повторную коронацию Киана проводить не стали, а новым лордом-регентом был назначен Хоул Гвидеон.
Светлым пятном для юного короля была встреча с младшими братьями и сестрой, которые вернулись в Моргард минуя год. С грустью Киан понял, что только своей смертью отец обеспечил безопасность и мир в лесу. Завершающим аккордом стала поимка Изольды Ардерн, которой перед казнью удалось навредить в заключительный раз - она смертельно прокляла Хоула и лишила Брайена памяти за последние пять лет. С невосполнимыми потерями, но дом Мирцеллов наконец-то избавился от дома Ардернов.
Сразу после назначения нового регента Орллея воззвала Моргард к помощи в конфликте с Хельмом: Королевская курия принялась мобилизировать войска для их выступления на север. К тому моменту покойного Андреса Найтона[10] заменил дядя юного короля Артур Уорчестер. Делами на линии фронта Киан интересовался как и подобает королю, параллельно обучаясь практическому государственному управлению. Впоследствии долгих разговоров король таки добился от регента права присутствовать на поле боя и уже в начале 1445 года юноша своими глазами наблюдал за битвой при Марке. Сражение справило на Киана неизгладимое впечатление и он возжелал принять участие в столкновении, но никто из лесного командования не был готов рисковать жизнью августейшей особы. Король был сопровождён обратно в Моргард, где ему оставалось только дожидаться новостей. Желаемое мирное соглашение было достигнуто летом 1445 года после поражения орллевинских и моргардских войск на суше и огромных потерь хельмовского флота на воде[11]. Но череда политических перестановок не была закончена - сразу по завершению войны дворянство Орллеи принесло присягу Киану, взамен на что Моргард даровал своему соседу протекцию. Орллея вошла в состав лесного государства на правах протектората. Так, менее чем за сотню лет Мирцеллы возвысили свой дом как никогда прежде.
Дальнейшие годы правления Киана были ознаменованы послевоенным восстановлением. Всё это время король продолжал своё обучение, желая стать для Моргарда тем правителем, который сможет поддержать в государстве мир. Он стал более открыт, смел в своих суждениях, активен на заседаниях Королевской курии. В шестнадцать лет, по букве закона, лишился опеки лорда-регента и остался единоличным правителем. Его мать вдовствующая королева сумела восстановить душевное здоровье и стала для сына одним из ближайших помощников[12]. Медленно, но верно вокруг Киана начал формироваться свой круг доверенных лиц, и только единицы старой гвардии напоминали о предыдущем короле.
Начало 1449 года отметилось брачным соглашением между Моргардом и Фйелем - уже в марте месяце ко двору прибыла младшая сестра короля Фйеля принцесса Мерида Уоллес. Свадьба между молодыми людьми ещё не состоялась, но помолвка, так или иначе, приведёт и к этому событию. Сам Киан женитьбе хоть и не особо рад, но понимает всю тяжесть возложенной на него ответственности. Основанием прохладному отношению короля к принцессе служит любовная связь между ним и графиней Геланшира Агнесс Берри. Красивая, раскрепощённая графиня стала его первым серьёзным увлечением и Киан делает всё, чтобы женщина не отвергла его. В конце-то концов, мирцелловские корни дали о себе знать[13]. Ревность молодого мужчины распространилась и на мать, которая не так давно повторно вышла замуж за своего давнего друга Брайена Хоука, графа Боршира и Тайного советника. Киан до последнего препятствовал этому браку, но сдался под натиском упрашивания бывшей королевы. Лишённый былой материнской заботы Киан полностью погрузился в дела государства и протектората, особенный интерес вызвал у него орллевинский флот, и вот, весной 1449 года король вознамерился посетить Орллею и объехать свои владения.

Сноски и дополнения

[1] - первой женой Дариона была Рослин Уркхарт, которая родила супругу дочь Анну, после чего скончалась от родильной горячки.

[2] - первая супруга короля Чарльза была отравлена на рыцарской турнире в Авелли за несколько месяцев до свадьбы. Случилось это в мае 1441 года. Киан не знает и никогда не узнает, что убийство королевы организовали его родители.

[3] - старшей сестре Олуэна Изольде удалось скрыться от руки государственного правосудия, что в дальнейшем послужило череде трагических событий. Сама же Изольда на момент начала гражданской войны уже была верховной ведьмой моргардского ковена.

[4] - на момент рождения двойни королевская чета уже имела помимо первенца двоих сыновей - принца Эбрилла, младшего за Киана на три года, и принца Дариона мл., младшего за Киана на шесть лет.

[5] - на такое рисковое дело лорд-канцлер пошёл из-за шантажа со стороны Изольды Ардерн, которая захватила в плен его горячо любимую племянницу (биологическую дочь).

[6] - Лукреция Грациани является родной тёткой Киана по материнской линии. Именно она какое-то время служила при дворе камер-фрейлиной и в итоге стала крёстной матерью принца Ориона и принцессы Зары.

[7] - Орллея изъявила желание выйти из состава Хельма под предлогом отсутствия помощи от короны, в частности в вопросе пиратства, и нежелания участвовать в войне с Фйелем; также Орллея опасалась эпидемии чумы, которая поглотила всю Атлантию и часть Гасконии. К тому моменту король Чарльз уже погиб на переговорах с Фйелем (был убит фйельским королём Тэмом Уоллесом), а принцесса Анна, сестра Киана, осталась вдовой (условиями её коронации было рождение принца, но уже после гибели супруга она родила принцессу Матильду). Так как условия «вечного мира» так и не были исполнены в полной мере Моргард посчитал себя свободным от обещаний Хельму.

[8] - многие барона королевства были недовольны указами короля, которые последовали после гражданского восстания, в том числе это касалось и присвоение Хоулу Гвидеону титула графа Ноксшира. Хоул был близким другом короля, но сам низкого происхождения. За всю жизнь ему удалось добиться восхождения в дворянское сословие и получения места гроссмейстера рыцарского ордена Красного Солнца. Баронов возмутил тот факт, что какому-то кузнецу достались обширные территории, в то время как за корону сражались многие. Разозлило баронов и дарование титула графа Боршира иностранцу Брайену Хоуку, который славился своей жестокостью.

[9] - за несколько месяцев до этого Андрес Найтон спелся с Изольдой Ардерн и именно он поспособствовал убийству настоящего короля и присутствию ведьмы на переговорах.

[10] - был отравлен при неизвестных обстоятельствах.

[11] - по условиям мира Орллея передала Хельму графство Элшир, часть Элвершира и половину Борромеошира. Плюс ко всему орллевинцы обязались выплатить контрибуцию соразмерную годовой сумме налогов. Моргард согласился выплатить половину. Чтобы укрепить соглашение ко двору Хайбрэя была отправлена младшая сестра Киана Зара Мирцелл для заключения помолвки между ней и юным королём Эдуардом.

[12] - мать хоть и поддерживала сына, но несколько лет добивалась возможности повторно выйти замуж. Её избранником стал Брайен Хоук, граф Боршира и Тайный Советник. Киан долго противился этому браку, так как считал, что место королевы-матери подле него и её новый брак навлечёт на дом Мирцеллов позор. Но в итоге Киан сдался и дал разрешение, но с условием, что свадьба пройдёт в Боршире и он на ней присутствовать не будет. Киан до сих пор не верит в выбор матери - Хоук имеет дурную славу садиста и пыточных дел мастера, что влечёт за собой уже личностный конфликт.

[13] - король Дарион славился тем, что был очень любвеобильным. У него было как минимум три признанных бастарда.

Дополнение #1.
Помимо матери, братьев и сестёр у Киана имеются и другие родственники:
- Мария Уорчестер, тётка, младшая сестра матери. Несколько лет служила при дворе в качестве фрейлины. В 1443 году вышла замуж за Андреса Найтона, который месяцами ранее добился своего развода с Лукрецией Грациани, другой тёткой Киана. После смерти мужа родила дочь. Ныне замужем за хельмовским дворянином.
- Матильда Найтон, племянница, дочь сестры Анны и покойного короля Хельма Чарльза I. Принцесса Хельма. Киан никогда не видел её.
- Кирен Миргард, старший брат, единственный выживший бастард Дариона. Ныне барон Ирнтада и рыцарь ордена Красного Солнца.
- Оливар Мирцелл, дядя, кузен отца. Граф Грайншира, лорд-канцлер Моргарда.
- Ребекка Мирцелл, тётка, кузина отца. Графиня Медоушира.
- Адриано Грациани, двоюродный дед. ???
- Энрико Грациани, дядя.
- Мия Грациани, тётка, графиня Морбершира.

Дополнение #2.
Киан исповедует барончеллизм и поддерживает его распространение на территории своего королевства.


Olyvar Myrcell
• • • • • • • • • • • • • • • •
Оливар Мирцелл, 36 лет



ЗАНЯТ

Граф Грайншира, лорд-канцлер Моргарда



Старший сын покойного графа Лиделла Зарина Мирцелла, кузен предыдущего короля Дариона I. Дядя нынешнего короля Киана I. Лояльность определяется интересами дома.



Женат, имеет детей [образы родных на усмотрение игрока].



Статус: на персонажа писалась заявка, но его не отыгрывали. Упоминался в постах. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2Dwky.jpg
oscar isaac

ЗАНЯТ

В акционном описании персонажа акцент стоит именно на личности, а не на подробном раскрытии сюжета, поэтому мы рекомендуем Вам дополнительно прочесть и историю последних лет.

«Не доверяй Мирцеллу», - фраза, которая вертится в уме каждого пэра из окружения короля. Фраза-описание самой личности лорда-канцлера. Такую репутацию Оливар завоевал себе не сразу - долгое время его считали избалованным отпрыском именитого отца, чьё будущее зависело исключительно от удачи в карточных играх. Такую предрасположенность к праздному образу жизни ему обеспечили родители - отец был занят делами графства и помогал в управлении королевством своему племяннику, мать вовсе умерла при родах, оставив своего мужа вдовцом. Первое время Оливар пытался получить одобрение отца - он прилежно учился, старательно тренировался и рано начал интересоваться управленческим делом. Но Зарин оставался слеп к успехам своего сына, убивая в последнем всякое желание к саморазвитию. Отраду для сердца Оливар нашёл только после повторного брака отца и рождения сестры Демельзы, которая так же потеряла мать сразу после родов. Их нежные отношения в детстве стали основой для прочной привязанности в более зрелом возрасте, такой, которую Оливар не испытывал к другим детям Зарина. Первопричина прохладного отношения к брату Адриа и сестре Ребекке состояла в личности третьей жены и второй мачехи первенца - немногим старше Оливара, Эстер Доусон оказалась женщиной честолюбивых взглядов. Она не любила ни пасынка, ни падчерицу, мечтая передать наследство их отца именно своим детям. За всем женским коварством и пленительной красотой Зарин не замечал остроты взаимоотношений между ними, а Оливар к тому возрасту уже охладел к отцу.
Проявить себя кузен короля смог только на рыцарских турнирах - после его дебюта на турнирном поле об Оливаре заговорила добрая половина женского дворянства. Такая слава быстро вскружила голову Оливару: он погряз в череде развлечений, в разъездах по манорам, в азартных играх и транжирстве денег. Гоняясь за любовной славой своего венценосного родственника, Оливар заводил множество интрижек, впрочем, так и не решился на женитьбу. Но, как ожидалось, подобный разгульный образ жизни не привёл Оливара к последствиям неприятного характера, наоборот, позволил наследнику графа завести большое количество полезных знакомств, изучить слабости и уязвимости отдельных личностей, и даже научить молодого мужчину тонкостям психологии.
Вспыхнувшее в октябре 1441 года гражданское восстание стало для Оливара боевым крещением. Турнирное копьё сменилось на меч, а увеселения в замке на строгую дисциплину шатрового лагеря. Оливар участвовал во всех трёх крупных сражениях и стоял рядом с кузеном, когда мятежный граф Олуэн Ардерн дал команду своим людям к отступлению. В решении вызвать Олуэна ко двору якобы за помилованием, а затем казнить - Оливар поддержал короля Дариона. В глазах мужчины авторитет его венценосного родственника вовсе окреп, когда тот без тени сомнений организовал суд над своей супругой, которую обвинили в адюльтере и государственной измене. Именно уверенность Дариона в своих решениях заставляла Оливара тянуться к нему и наблюдать за его управленческой линией поведения. Не изменило мнение о кузене и оправдание королевы Мод - оказалось, что ту банально подставили. Тогда ещё Оливар не знал, что суровые испытания ждут и его.
В октябре 1443 года, в момент возвращения Дариона и отца из Орллеи - на королевский кортеж напали неизвестные. Все люди короля были перебиты, а сам правитель и его дядя похищены. Об этом Оливар узнал только спустя три недели, когда новость о пропаже короля более не могли скрывать. Полученные вести расстроили наследника Лиделла в первую очередь исчезновением кузена, но в условиях назревающего нового мятежа Оливар не мог позволить себе заниматься поисками короля, как это сделали другие его верные соратники. Вследствие такой бездеятельности Оливар оказался в западне, когда столицу захватил предводитель восстания барон Ноттингема Овейн Тиндейл. Присутствуя на собрании Генеральной курии в январе 1443 года, Оливар стал объектом издёвок мятежников. Но в попытке не довести дело до греха, мужчина стойко вытерпел череду оскорблений, благодаря чему его не казнили и не заточили в казематах как остальных лоялистов. Барон Овейн дал распоряжение заключить Оливара и его близких в фамильном замке, где он отсиживался вплоть до казни мятежного лорда. Прежде этому чередовало освобождение короля Дариона из плена ведьмовского ковена (именно они были теми неизвестными, кто совершил нападение на кортеж), гибель его отца Зарина от тех же похитителей и смерть горячо любимой сестры Демельзы. К сожалению, немногим позже погиб и сам король - его смерть и в нынешнее время остаётся загадочной даже для близких.
После полноправного восхождения на престол старшего сына Дариона Киана I Оливар таки оформил своё наследство и стал графом Грайншира. Получение титула и угодий положило начало политической карьере Оливара. Прошедший через унижения и неуверенность в завтрашнем дне, граф решил укрепить своё положение и заставить моргардское дворянство бояться его, чтобы впредь ситуация не повторилась. Добиться первых результатов Оливару удалось уже в войне Моргарда и Орллеи против Хельма - граф возглавил лёгкую кавалерию и находился на линии фронта почти год, пока не получил серьёзное ранение и не был отправлен обратно в Моргард. В том же месяце на поле битвы пал его младший брат Адриа. Слёгшая от подобных известий мачеха Эстер быстро зачахла и умерла от чахотки. Из самых близких у Оливара осталась только сестра Ребекка.
Завершившаяся летом 1445 года война принесла Орллее значительную разруху. Пострадал и Моргард, чьи войска ощутимо поредели. В том же году орллевинские пэры принесли присягу королю Киану и Орллея вошла в состав Моргарда в статусе протектората. Оливар вернулся к управленческим делам, в том числе и к своему тёплому месту в Королевской курии. Возраст, положение и отсутствие детей дали о себе знать - в 1446 году Оливар женился. Мясорубка войны, о которой мужчине отныне напоминал внушительный шрам на бедре, заставила графа пересмотреть все свои приоритеты и заняться возвращением младшей ветви Мирцеллов былой славы. Именно в эти годы Оливар начал понимать своего отца и его постоянную занятость. Сам того не ведая, он принялся постепенно походить на родителя. Такая перемена в поведении послужила его быстрому политическому взлёту, что привело к назначению графа Лиделла на пост лорда-канцлера в декабре 1448 года. Второму человеку государства пришлись по душе условия, дарованные племянником и его первыми советниками. Завоёванное ранее доверие Киана открыло для Оливара множество дверей, которыми пользоваться вчерашний картёжник намерен очень осторожно. 

0

3

Merida Wallace
• • • • • • • • • • • • • • • •
Мерида Уоллес, 20 лет



ЗАНЯТА

Принцесса Фйеля



Младшая сестра нынешнего короля Фйеля Айлеса Уоллеса. Лояльность королю Моргарда обеспечена её зависимостью от оного.



Обручена с королём Моргарда Кианом I Мирцеллом.



Статус: на персонажа писалась заявка, но его не отыгрывали. Упоминался в постах. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2DwkB.jpg
clémence poésy («hollow crown»)

ЗАНЯТА

Акционное описание персонажа охватывает не только личность самой принцессы, но и относительно подробное раскрытие событий за прошедшие восемь лет. Если же Вы, по какой-то причине, желаете написать полную анкету, а не пробный пост, то мы рекомендуем Вам сосредоточиться на личностном восприятии Меридой происходящего, а не заниматься рерайтингом известного сюжета, как сделал это автор акции.

Говорят, Мерида совершенная копия своей покойной матери Рианнон: светлая, размеренная, обладающая неподдельной женственностью, такая, которой сам Создатель возложил на голову царственный венец. В самом своём существовании она воспевает образец жены и матери, бережно хранит традицию быть опорой для мужчины и остаётся верна только своему сердцу. Было ли случайностью или нет её рождение в королевской семье самого холодного государства материка, но ни снег, ни жестокость соплеменников, ни война не сумели сломать в ней тот самый стержень, который позволяет Мериде по сей день держать голову высоко и неутомимо.
До недавнего времени для юной принцессы существовал всего один мир - мир дочери и сестры. Опекаемая своей венценосной семьёй с самих пелёнок Мерида не ощущала тяжести грядущего будущего, пускай череда трагический событий настигла её уже в детстве. Первой из мира Мериды исчезла мама - в далёком 1438 году её вероломно убили, оставив её детей[1] сиротами, а мужа - вдовцом. Горячо любящий свою супругу Тэм сокрушался как никогда в жизни, он горевал и пытался собрать своё нутро по кусочкам, но по настоящему сердце грела только мысль о мести убийцам. Эту идею он пронёс через долгие годы вперёд, так и не оправившись от внезапного удара[2]. Заменой рано ушедшей матери стал дедушка принцессы - король Айлес, в народе прозванный Мицаром. Добродушный, волевой, так похожий на саму Мериду он вложил в неё весь свой нераскрытый потенциал родителя[3], и, в отличие от отца, принцесса приняла любовь и заботу без роптания. В тот сложный период для семьи сплотились и сами дети Рианнон - Филиппа потянулась к Мериде, Айлес почувствовал себя ответственным за спокойствие сестёр, и только Комнол, с младых ногтей отличавшийся дурным нравом, стоял особняком.
Дальнейшие годы стали для Мериды промежутком спокойного взросления: она старательно изучала женское дело, украшала собой королевский двор, влюблялась в образы и так же быстро их забывала. Спокойно принцесса приняла и новых супруг деда и отца - леди Риалль и леди Алану[4]. Романтику девичьего мира разрушила неожиданно нагрянувшая война в октябре 1441 года. Новый король Хельма Чарльз I затребовал у Фйеля увеличение десятины, что было воспринято горными лордами с негодованием и гневом. Король Айлес, который всю жизнь был дружен с отцом Чарльза, был опечален решением хайбрэйца, но настроился ответить молодому правителю решительным отказом. Все дальнейшие переговоры свелись в ничто и уже осенью фйельские войска выступили к границам обеих королевств для окончательного ответа. В первой же битве королю Айлесу удалось разбить отряды герцога Генриха Найтона и заставить того скомандовать к отступлению. Несколько месяцев фйельцы уверенно продвигались вглубь Хайбрэя, но не без потерь - в январе 1442 года в плен хельмовцам попал принц Тэм. При дворе об этом узнали многим позже, впрочем, даже без своевременных известий Мерида чувствовала, что их семью ждут горестные события.
Первая великая утрата постигла Фйель уже в феврале - при осаде Трансуоле, в решающем бою, от рук молодого государя Чарльза пал король-Мицар. Освобождённый из плена Тэм вернулся в столицу с телом отца. После богатых похорон фйельские лорды короновали нового правителя, возложив на него обязанность воззвать короля Чарльза к ответу. Непримиримый, полный ярости, Тэм не стал размениваться на сантименты и любезности с убийцей своего отца - во время мирных переговоров Уоллес прикончил Чарльза, чем обескуражил и своих вассалов, и лордов Хельма. Конфликт, разгоревшийся с одной маленькой искры, тут же потух от пролитой крови Найтона[5].
С воцарением Тэма настроение в королевстве начало незамедлительно меняться - в отличие от своего отца, новоиспеченный правитель не славился спокойным нравом, более того, он с молодости грезил мечтами о возвращении гор в лоно старых традиций, в частности, повторного принятия язычества на землях Фйеля[6]. На фоне отцовских амбиций с новой силой разгорелись и разногласия между его сыновьями[7] - сначала Айлес публично оскорбил Комнола, а затем последний вовсе попытался убить своего старшего брата скинув того со скалы во время охоты. Айлес выжил, благодаря чему состоялся тинг и младшего принца изгнали из столицы. Утешением или нет для наследного принца стала новость о его помолвке с принцессой Елизаветой Найтон, брак с которой должен был стать залогом обновлённых договорённостей с Хельмом. Радостную новость королю принесла и его супруга Алана - она понесла. Мерида была счастлива за отца, но очередная волна гнетущего расстройства подсказала ей, что впереди королевство ждут смутные времена.
Первой фазой конфронтации государственного масштаба стал решительный шаг Тэма в вопросе регилии - на очередном королевском собрании он объявил о возвращении язычеству статус народного вероисповедания. Реакция была незамедлительной - та часть населения, которая многие поколения была прихожанами петерианской церкви объявили Тэму священную войну. Под началом семьи Бьеи собралась половина фйельских домов, в то время как остальных объединил сам король. Мерида, которая всегда чтила своего деда и его веру, оказалась заложницей положения и могла только наблюдать за тем как отец рушит своё наследие. К своему ужасу принцесса лицезрела как на сторону родителя переходят и Айлес с Филиппой. Но особенное потрясение ей принесла новость о союзе Комнола с семьей Бьеи. Некогда дружественный королевский дом оказался у порога самоуничтожения.
Священная война продолжалась несколько лет, вплоть до гибели короля Тэма на поле битвы в декабре 1447 года - в сражении при озере Лох-о-Ломе, в котором он лицом к лицу встретился со своим младшим сыном, Тэм использовал все внутренние магические резервы[8]. Несмотря на огромную потерю язычники таки одержали верх и смогли на время обеспечить королевству период покоя. После похорон в столице прошла коронация Айлеса, которую, впрочем, не посетил ни один лорд-петерианец. Для Мериды такой исход событий стал тяжёлым, но всё же успокоением. Она горевала по отцу, пыталась наладить контакт через письма со своим старшим братом Комнолом, но в тщетности попыток оставила это занятие. Новой отрадой для её сердца стала племянница Рианнон, которую Айлесу родила его супруга Елизавета[9]. С опозданием ко двору пришла и новость о свадьбе Комнола с Элисиф Бьеи, дочерью лорда Ворста. Тогда же Мерида осознала, что её брат готов идти до победного конца в своём стремлении самому сесть на трон.
Обеспеченный гибелью Тэма и капитуляцией петерианцев мир затрещал по швам уже спустя год. Айлес, который всё это время собирал новые силы, прекрасно осознавал, что это не конец. Готовился к наступлению и Комнол, желающий начать братоубийственную войну. Изнеможённая военным положением Мерида была готова умереть в любое мгновение, только бы не видеть как её родные братья проливают кровь друг друга. И Боги заметили её страдания - в октябре 1448 года делегаты от Фйеля и далёкого Моргарда пришли к соглашению обручить молодого короля Киана I Мирцелла и принцессу Мериду Уоллес. Бракосочетание не принесло бы многого ни Моргарду, ни Фйелю, особенно в условиях их религиозных разногласий, но настроенный серьёзно Айлес таки добился помолвки для своей сестры. Мерида подозревала, что тот не только хочет уберечь её от ужасов войны, но и таким образом показать оппозиции, что он готов сотрудничать с петерианцами[10]. Как бы то ни было, принцесса с опасением, но предательским облегчением покинула пределы своего родного государства и уже в начале марта 1449 года прибыла ко двору Моргарда.
Лесное королевство встретило принцессу с настороженностью - моргардцы никогда не любили иностранцев, а язычники и вовсе вызывали у них непреодолимую ненависть. Чтобы не давать повод для лишних пересудов Мерида добровольно приняла барончеллизм и полностью отказалась от панагистских богов, которых ей навязывал брат все эти годы. В своего жениха короля Киана принцесса влюбилась практически с первого взгляда - он не был похож на тронутых войной фйельцев, в нём чувствовались благородство и уверенность, ум и интеллигентность. Но если молодая женщина сразу определилась со своими чувствами, то сам король оставался по официальному холоден. Прошедшая через многое, Мерида решила во что бы то ни стало завоевать личное счастье и стать для Киана образцовой женой.

Сноски

[1] - Мерида является четвёртым ребёнком в браке Тэма Уоллеса с Рианнон МакДугалл. Первой у пары родилась дочь Филиппа, которая старше Мериды на пять лет; вторым - сын Айлес, старше на четыре года; третьим - сын Комнол, старше на два года. Все отпрыски Тэма живы на текущий момент. Так же из живых родственников на момент старта сюжета есть дядя Роланд Уоллес (младший брат Тэма), тётка Одила Уоллес (младшая сестра Тэма) и дядя Аластер МакДугалл (брат матери).

[2] - тех, кто организовал убийство Рианнон найти так и не удалось.

[3] - в детстве Тэм, Роланд и Одила практически не видели отца, так как тот постоянно отсутствовал и предпочитал военные походы спокойному правлению.

[4] - Тэм и Айлес женились практически одновременно - в сентябре 1441 года. Супругой отца стала дочь графа Беркшира (восточный Хайбрэй), а супругой деда - орллевинка из Андервудшира. Спустя пару месяцев после гибели Айлеса леди Риалль родила сына Седрика. В последствии Риалль покинула Фйель. Алана же умерла родами в конце 1443 года.

[5] - война не была закончена, но на том этапе военных конфликт потерял свою значимость: фйельцам не был интересен Хельм, а у последнего появились другие, куда более важные проблемы. В дальнейшем были предприняты попытки переговоров, но в дипломатическом ключе и по другим вопросам.

[6] - Тэм являлся магом-трансдуктом третьего уровня, то есть наивысшего. Он был очень талантливым колдуном, часто использовал свои способности для достижения различных целей (к примеру, именно магия помогла ему освободиться из плена). В открытый конфликт со своим отцом-петерианцем Тэм никогда не вступал и просто ждал своего часа, так как понимал, что Айлес не допустит панагистскую заразу, которую десятилетиями искореняли его предки.

[7] - свой злобный характер Комнол начал проявлять ещё с детства. Уже в тринадцать лет он совершил своё первое убийство, за что был сослан дедом в провинцию для перевоспитания. Ссылка поумерила его пыл, но не изменила его. После своего возвращения ко двору в конце 1441 года Комнол начал с новой силой нервировать родственников новыми выходками. В частности, обострился и его давний конфликт со старшим братом, которому Комнол всегда завидовал.

[8] - к тому времени Тэм уже, что называется, тронулся умом. Потеря второй жены и война стали катализатором для его безумства. В последнем бою он намеренно исчерпал все силы для подчинения стаи волков, которую направил на Комнола. Его младший сын выжил, хотя и получил серьёзные ранения.

[9] - имеется ввиду некогда принцесса Елизавета Найтон, которая вышла замуж за Айлеса сразу после объявления Тэма о возвращении язычеству статуса государственной религии. Свадьба была скоропалительной, так как король переживал о возможности расторжения помолвки из-за вопроса веры. За те несколько лет брака Елизавета полюбила своего мужа и полностью перешла в его религию.

[10] - если говорить точно, то сейчас в Моргарде официальной религией является барончеллизм. Но так как это конфессия петерианства - можно смело говорить о том, что и такой шаг может быть расценён как уступки церкви в целом.

0

4

Sovier Lightoller
• • • • • • • • • • • • • • • •
Совер Лайтоллер, 34 года



Граф Геланшира, лорд-казначей Моргарда



Единственный сын покойного барона Гелана. Лоялен своим интересам.



Женат на Агнесс Берри, есть сын. Является калекой (отсутствует левая нога по колено).



Статус: персонаж совершенно новый. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2Dwkw.jpg
benedict cumberbatch («hollow crown»)

СВОБОДЕН

В акционном описании персонажа акцент стоит именно на личности, а не на подробном раскрытии сюжета, поэтому мы рекомендуем Вам дополнительно прочесть и историю последних лет.

Главным человеком в жизни Совера всегда была мать - умная, лишённая абстрактных сантиментов она лепила из сына своё утилитарное подобие. Отец же, который был больше занят благосостоянием собственной души, даже не пытался повлиять на методику воспитания своего отпрыска, что в итоге привело к весьма естественным последствиям - вместо набожного служителя народу вырос практичный и расчётливый спекулянт. Когда отцу стало вдомёк, что единственный выживший сын совсем на него не походит - он попытался исправить ситуацию ревностными воззваниями, но сформированная личность Совера не поддавалась никакой критике. Уже в свои пятнадцать лет молодой наследник разбазарил последние остатки совести и рассорился с отцом. Спустя год после смерти матери Совер вовсе покинул баронский манор своего зачинателя и нанялся на службу оруженосцем. Выступления на турнирах, путешествия по королевству и ближайшим соседям определила желаемое будущее Лайтоллера. Первым судьбоносным событием в жизни Совера стал турнир в честь Дня Свободы на котором юного оруженосца неудачно ранили. Спустя несколько дней рана загноилась и уже через неделю Совер очнулся от лихорадочного бреда без левой ноги по колено. Тогда ещё перспектива остаться калекой на всю жизнь внушила страх Лайтоллеру, но слова матери, намертво застрявшие в голове не дали молодому мужчине отчаяться: «ты есть ты пока разум твой не затуманен».
Завершение рыцарской карьеры Совера припало на кончину отца. Вернувшись в родовое поместье новоиспечённый барон занялся развитием того, что у него осталось - своего ума. В последующие годы Лайтоллер учился не только у управляющего манора, но и у собственных слуг и горожан. Заводил полезные знакомства, навязал свою дружбу шерифу и графу Бофорту. Женился Совер тоже не по велению сердца - девицу молодой барон выбрал с наибольшим приданым. Некрасивая, толстая девица из дома Хиршфелдеров стала всего лишь ещё одним ключом к парочке дверей. За несколько лет брака Гленис родила Соверу троих детей, но все они так и не прожили и года. В отчаянии женщина ударилась в религию, чем окончательно отбила у мужа всякое желание даже находиться с ней в одной комнате. Чтобы раз и навсегда избавиться от надоевшей жены барон сдал её Инквизиции, но Гленис оправдали, а дом Хиршфелдеров взъелся на Совера. Итогом неудачного брака был уход женщины в монастырь.
Перестановка в личной жизни никак не повлияла на стремления Лайтоллера - он всё так же жаждал чего-то добиться и избавиться от славы одинокого калеки. Первым толчком к желаемому стало восстание графа Олуэна Ардерна в октябре 1441 года. Сам Совер участвовать в битвах не мог, но он собрал для короны столько людей, сколько позволяли все финансы до последней копейки. Со стороной в противостоянии барон не прогадал - законный государь Моргарда разбил графа и на время вернул королевству спокойствие. Но после мятежа начали зреть очередные недовольства, в том числе и у самого Совера - за заслуги перед короной были отмечены только ближайшие друзья короля, в то время как многие, кто проливал кровь за дом Мирцеллов не удостоились и простой благодарности. Сам барон понимал, что личная жизнь государя не дала в полной мере рассчитаться со своими поданными - сразу после казни мятежного графа королеву обвинили в измене и адюльтере. Но далеко не все представители моргардского дворянства оказались столь же рассудительными - против короны назрел новый заговор, на этот раз под предводительством носкширского барона Ноттингема Овейна Тиндейла. Поддержал Тиндейла и непосредственный сюзерен Совера - дом Бофортов. Сам Лайтоллер всеми силами и хитростными отговорками остался в стороне от конфликта, так как впервые в жизни не подозревал кто одержит победу в этом противостоянии - король пропал, а мятежники вели себя слишком самоуверенно. Но долго в подвешенном состоянии Соверу находиться не пришлось - всё разрешилось летом 1443 года когда объявился король. Взамен капитуляции Овейна Дарион даровал тому помилование, но уже по возвращению в столицу отдал приказ того казнить, как и его ближайших соратников - дом Бофортов. Сразу после казней король исчез снова и на этот раз окончательно - уже в начале августа в Ардор прибыло тело Мирцелла. Новым полноправным королём Моргарда стал старший сын Дариона - тринадцатилетний Киан I.
Едва королевство успокоилось после восстания лорд-регент отдал приказ мобилизировать войска леса для их участия в войне Орллеи против Хельма. Но на этот раз Совер не стал вкладывать в вооружение своих людей последние гроши - завоевать себе место под солнцем он намеревался другим путём. После отбытия на войну львиной доли дворянства Лайтоллер принялся подбивать клинья к Королевской курии, но в силу возраста и отсутствия нужных связей его попытки были безуспешны. Надежду Соверу принесли результаты войны, а именно её человеческие потери - многие лорды и их сыновья сложили головы под Марке. И снова барон обратил своё внимание на Королевскую курию, но на этот раз не с пустыми амбициями. Совер разработал и предложил совету административную реформу, которая бы улучшила систему управления королевством и позволила многим домам возвыситься. На этот раз курия ответила притязательному пэру взаимностью - с изменениями, но всё же проект реформы был принят. За службу короне Лайтоллеру был дарован титул графа Геланшира, который некогда носили казнённые Бофорты. Ещё спустя год, когда старый лорд-казначей отдал Создателю душу место было предложено именно зарекомендовавшему себя Соверу.
Новый титул, большие угодья и членство в Королевской курии стали самой желаемой наградой для невезучего калеки. Радости графу добавило и известие о смерти его жены Гленис. Овдовевший, привлекательный за счёт своего положения мужчина не стал даже скорбеть, а принялся искать новую супругу. На этот раз ему не хотелось выбирать себе невесту исходя из пользы, впервые сердце потянулось к чему-то прекрасному и уже в конце 1447 года Совер женился на ослепительной Агнесс Берри, бывшей фрейлине королевы Мод и сестре барона. Лайтоллер не знал, что его красавица-жена ведьма, а даже если бы и знал, то не придал этому значение - для Совера Инквизиция существовала только как орган для казни неугодных кому-то людей. В любом случае брак с Агнесс оказался удачным, а сама жена - почти что копией мужа. Увы, не обошлось и без проблем - страсти со стороны Агнесс не было и Совер это чувствовал. Понемногу они стали больше походить на деловых партнёров, ежели на супругов. Усугубило ситуацию и рождение сына, после которого Агнесс вовсе отстранилась от Совера в интимном плане. Мальчик оказался очень болезненным и графиня часами сидела у его кроватки. Это привело к тому, что Лайтоллер завёл парочку интрижек на стороне, одной из его любовниц оказалась и сестра лорда-коннетабля Мейлир Тиндейл.
Следующей ступенью для своей политической карьеры Совер определил должность лорда-канцлера. Но после смерти предыдущего пэра, который занимал это место, новым канцлером было решено назначить Оливара Мирцелла, дядю короля. Понимая, что без особых хитростей достичь желаемого ему не удастся Лайтоллер задумал очередную авантюру - уже не первый месяц лорд-казначей наблюдал за скромными попытками молодого короля добиться внимания Агнесс. После долгого и обстоятельного разговора с женой Совер убедил графиню возлечь с Кианом, дабы влюбить его в себя и заполучить возможность влиять на него. Агнесс на это быстро согласилась, что было само по себе подозрительным, но Лайтоллер не придал этому никакого значения. В постели у Мирцелла его красавица-супруга оказалась уже спустя месяц, а ещё через несколько недель Киан заговорил о безграничной любви к женщине, о чём Совер узнал от самой Агнесс. Первая победа воодушевила графа, и даже прибытие ко двору миленькой невесты для государя не заставила мужчину сомневаться в положении его жены. Лорду-казначею оставалось только не упустить выгоду и продолжить свою игру.

Дополнительно

» Агнесс одна из ведьм моргардского ковена. Сама является ведьмой-санатором, то есть имеет дар исцеления. Именно благодаря этому не умер их с Совером сын - длительное пребывание Агнесс у кроватки малыша не было простой материнской заботой.

» То, что Агнесс быстро согласилась на адюльтер с королём не является просто женской прихотью - таким образом она хотела принести какую-то пользу и ковену.

» Пользуясь своей должностью Совер бессовестно подворовывает из казны, но умело прикрывает свои махинации.

» Единственный изъян Совера в том, что тот не осознаёт всей серьёзности ситуации связанной с ведьмами. Конкретно в его случае - с супругой. Теоретически ему самому всё равно на способности жены, но если он о них узнает и поймёт, чем это может грозить его положению - граф будет думать как избавиться от проблемы.

» Передвигается Совер с трудом. Предположительно носит нечто вроде деревянной ноги для баланса. Да, мы будем подкалывать игрока на эту тему, не обессудьте.

Agness Berrie
• • • • • • • • • • • • • • • •
Агнесс Берри, 26 лет



Графиня Геланшира, статс-дама
Ведьма-санатор II уровня



Младшая сестра барона Кловиля Чарльза Берри, главы ведьмовской общины «Север».



Замужем за Совером Лайтоллером, есть сын. Любовница короля.



Статус: персонаж отыгрывался NPC-ом в двух эпизодах. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2Dwkx.jpg
michelle dockery («hollow crown»)

СВОБОДНА

Акционное описание персонажа охватывает не только личность самой графини, но и относительно подробное раскрытие событий за прошедшие восемь лет. Если же Вы, по какой-то причине, желаете написать полную анкету, а не пробный пост, то мы рекомендуем Вам сосредоточиться на личностном восприятии Агнесс происходящего, а не заниматься рерайтингом известного сюжета, как сделал это автор акции.

«Плохих людей нет, есть обстоятельства», - высеченные в памяти слова отца стали для Агнесс правилом жизни, тем самым спасением от собственной совести и самобичевания. Моргард не принимал таких как её семья, норовил испепелить каждого одарённого до последнего младенца, но как бы ни старалась Инквизиция, в жилах королевства продолжала струиться кровь ведьм и дом Берри тому живое подтверждение. Уяснить кто она такая и почему ей не стоит доверять окружающим Агнесс пришлось уже в раннем детстве, ибо лишённая матери, которая умерла родами, она осталась без защиты. Отец учил её и старших братьев Франсиса и Чарльза элементарной осторожности, долгими вечерами разъяснял нюансы их взаимодействия с остальным дворянством и обучал уловкам, которые в будущем не раз спасали их репутацию. Вовлечённая во всё это Агнесс была вынуждена высечь внутренний стержень и повзрослеть раньше своих сверстников, что в итоге сделало ей медвежью услугу - перспективно открытая и добродушная девица росла холодной и сдержанной на эмоции дамой. Усугубила ситуацию смерть отца и старшего брата - без своей прежней опоры Агнесс замкнулась в себе окончательно. Чарльз, получивший в наследство не только титул и угодья, вступил на должность главы ведьмовской общины «Север», которую некогда возглавлял отец. На почве разительных перемен происходили изменения и в самой Агнесс - как и её брат прежде, она открыла в себе способности к санации - исцелению всего живого. Будучи совсем ещё ребёнком, Агнесс уже осознавала всю тяжесть своего положения и того какая жизнь её ждёт.
Полноправным членом общества младшая Берри стала как только ей исполнилось четырнадцать. Знакомство с другими ведьмами подарило дворянке понимание сложности всей ситуации, связанной с политикой Моргарда по отношению к магам - та часть населения, которая оказалась под гнётом нетерпимости короны выживала практически ежедневно. Тогда же впервые у Агнесс взыграли чувства связанные с ненавистью и гневом, ей стало глубоко обидно, что власть имущие так бессовестно истребляют своих потенциальных спасителей. Уже в то время Агнесс грезила как будет спасать жизни раненым, как будет исцелять целые поселения силой одних рук, как ей будут благодарны дети за то, что не стали сиротами, и взрослые, что не лишились своего наследия. Но как и любые девичьи мечты - все её чаяния очень быстро разбились о суровую реальность. Её брат к тому времени уже достиг высшего уровня безопасного прагматизма, набралась от него этого и Агнесс. По достижению шестнадцати лет она перестала верить в справедливость и человеколюбие. Остались только обыденные дела общины, которая не спешила открывать свой истинный лик и взывать к миру.
Ограниченность Агнесс в действиях, которая была обеспечена и её братом, и положение в обществе в целом оставляли для неё мало шансов на интересную судьбу. Как-никак дворянка, личность публичная, Берри стала центром внимания сразу после вступления в брачный возраст. Тем не менее, Чарльз не спешил устраивать личную жизнь сестры, в опасении, что потенциальный супруг не станет столь терпим к её дару. А в том, что она не сможет его скрывать вечно он не сомневался. Причины отказа женихам и нежелания представлять её ко двору глава дома объяснял болезненностью Агнесс, которая и правда, по своей природе, выглядела вечно изнеможенной и крайне бледной.
Впрочем, долго оставаться в стороне дому Берри было не суждено - началась гражданская война под предводительством графа Олуэна Ардерна. Тогда, в конце 1441 года, моргардский ковен возглавляла Изольда Ардерн, старшая сестра графа. Патронесса всех лесных ведьм была категорична в своих распоряжениях - те из одарённых, которым повезло уродиться с голубой кровью всеми правдами и неправдами должны были либо примкнуть к мятежу, либо отказаться от мобилизации своих войск под предводительством короля, а значит и отказаться выступать против её родного брата. Оказанное давление со стороны самой могущественной ведьмы Моргарда привело Чарльза в замешательство, но ослушаться он её не мог. Прежде всего барон Кловиля нанёс себе серьёзные увечья, дабы оказаться физически неспособным, а затем вовсе отправил на войну самых хилых и неспособных солдат. Такой жест был принят как со стороны короны, так и со стороны Изольды. Всё время пока на юге от Кловиля шли бои Чарльз и Агнесс провели в молитвах Цейне, моля ту подарить победу графу Ардерну. Но их мольбы услышаны не были - уже в феврале 1442 года войска графа Ардерна оказались разбиты, сама Изольда бежала, а предводителя мятежа вскоре казнили. В условиях отсутствия верховной ведьмы Чарльз решил больше не прятать сестру за стенами своего поместья, ведь ближайшие соседи, да и знать в целом, начали подозревать, что тот попросту не выпускает Агнесс из личных соображений. Одни говорили, что сестра барона столь уродлива, что даже слугам запрещено на неё смотреть, другие судачили будто Чарльз вовсе её задушил и пытается скрыть этот факт, но ближе всего оказались те, которые предложили, что Агнесс якобы блаженная. Чтобы развеять все слухи, Чарльз представил свою сестру двору в день крестин новорожденных принца Ориона и принцессы Зары в апреле 1442 года. Но произошедшие в дальнейшем события оставили всю затею барона в тени - сразу после церемонии королеву обвинили в государственной измене и адюльтере. На время судебных разбирательств Агнесс была отправлена домой, впрочем, уже по завершению процесса и оправдания королевы Чарльз срочным порядком призвал сестру обратно. Ранее обвинённая королева была столь зла на своих фрейлин, которые позволили ей испытать публичный позор, что некоторых из них даже казнила в назидание другим, а те, кто не попался под горячую руку были отправлены домой. Был объявлен новый набор в штат фрейлин, чем Чарльз и воспользовался - без особых рекомендаций и стараний он устроил Агнесс приём у королевы, которая впоследствии осталась ею довольна и приняла ко двору.
В новом для себя окружении первое время Агнесс терялась. Незнакомые лица, их разговоры, поведение и манеры казались ведьме чем-то очень далёким от тех идеалов, которые она встречала в книгах. Прагматизм придворных людей её не то чтобы разочаровал, но сильно изменил общее мнение о тех, в чьих руках сосредоточена власть. Теперь они не казались ей Богами, скорее наоборот, Агнесс быстро открыла для себя, что на их суждения легко влияет даже небрежно брошенное слово в каких-то несерьёзных кулуарных разговорах. В дальнейшем это помогло Агнесс не только завоевать доверие королевы, но и отвести от себя любые подозрения насчёт причастности к кругу персон нон грата Моргарда. Но не смотря на столь нелицеприятные открытия Агнесс всё равно находила некоторых придворных интересными и приятными людьми. По большей части причина этого состояла в её ограниченной жизни в Кловиле, где кроме служанок и конюших никого не было. Чистый лист Агнесс быстро заполнился новыми именами и имена эти стали ей дороги. Список близких ей людей вскоре пополнила и королева, которая после всех пережитых ею событий совсем не походила на ту озлобленную стерву как о ней говорили. Агнесс видела как государыня страдает, и страдания эти были столь же искренними, как и само сострадание со стороны Берри. Поддержка новой фрейлины оказалась как никогда кстати - после пропажи короля Дариона в октябре 1443 года и начала новой гражданской войны под предводительством барона Ноттингема Овейна Тиндейла королева Мод совсем разболелась и стала страдать душеявным недугом. Агнесс не пыталась вылечить её посредством своей магии, она не боялась, что её раскроют, нет, но она боялась ещё больше навредить, ей не хватало опыта. Ещё больше расстроили девицу известия от брата о том, что в пропаже короля повинно её ведьмовское племя, которые захватили в плен государя во время его возвращения в родное королевство. Агнесс не понимала чем это поможет делу, ведь столь дерзкий ход только больше разозлит дворянство и разрушит то, чем владел ковен. Впрочем, пока на западе королевства разыгрывались свои страсти, в самой столице всё было далеко не так спокойно - в условиях отсутствия короля мятежные бароны захватили Ардор и созвали Генеральную курию, на которой объявили государя мёртвым. После столь сильных потрясений королева вовсе тронулась разумом и ела только силком, что дало возможность мятежникам объявить её сошедшей с ума. И только Агнесс знала, что причина её страданий на самом деле надуманная - король жив и никто убивать его пока не собирается.
Те месяцы ожидания в захваченной столице стали для Агнесс испытанием. Потеря связи с братом оказалась слишком мучительной, состояние королевы давило на всех её приближенных. Даже юный принц Киан, которого весной короновали мятежники, отказывался заглядывать к матери. Агнесс не кляла свою ведьмовскую общину, но с каждым разом всё больше и больше ненавидела верховную ведьму Изольду, которая покинула своих подопечных и довела ситуацию до неприглядного положения. И только к началу лета, когда до столицы долетели известия, Берри узнала, что короля нашли и он жив. После этого она прорыдала всю ночь - хоть супруг её госпожи и оказался среди верных ему людей, но в то же время это означало, что лоялисты уничтожили поселение её одарённых соплеменников. Она скорбела о них все последующие месяцы вплоть до капитуляции барона Ноттингема и возвращения короля Дариона в столицу. Не тронули её и казни тех, кто пленил её на всё это время. И даже последующее известие о кончине короля не дали Агнесс никакого утешения. Столько чистых душ было погублено ради недостижимой цели признания! Для себя Берри уяснила одно - если хочешь чем-то помочь - начинай постепенно, а не руби с плеча. Кровью и сталью ничего не добьёшься, даже если за тобой целая орда. 
Восстановление душевного равновесия Агнесс принесло воссоединение с братом. Тот приехал к сестре с известиями о том, что Изольда соизволила объявиться, более того, именно она добила короля и теперь желает прибыть в столицу, дабы насладиться позорным финалом жизни Мирцелла. Со слов Чарльза Агнесс так же поняла, что в общине и самом ковене много недовольных верховной - та давно уже перестала слушать кого-либо и нашла себе союзников в лице некоего влиятельного орллевинца. Брат не стал намекать сестре о том, что смерть Изольды принесла бы ковену успокоение, но Агнесс всё поняла и без слов. Более того, она сама была настроена против этой спесивой женщины. Решение всех проблем оказалось на поверхности - во время пышных похорон короля Агнесс почувствовала сильный магический след, который исходил от Изольды. С огромнейшим опасением за свою жизнь Агнесс рассказала королеве о присутствии её давнего врага, обставив всё так, якобы ей передали эту информацию запиской. В момент своего триумфа Ардерн была схвачена, но прежде чем её казнили она сумела оставить свой последний подарок - Изольда убила лорда-регента Хоула Гвидеона и повредила память главного врага всех ведьм Моргарда Брайена Хоука. Агнесс буквально ментально чувствовала её предсмертные метания, которые шли от неё столь сильной волной, что будь они материально ощутимыми -  снесли бы стены вокруг столицы.
Смерть Дариона принесла в королевство время покоя и мира. Смерть Изольды - усмирила ковен и заставила тот уйти в тень. Благодаря этому совесть не терзала Агнесс. И даже разразившаяся война в Орллее, в которой призвали принять участие и Моргард, не потрясла женщину. Где-то там, далеко, битвы рушили чужие дома и чужие жизни, но здесь, в сердце королевства каждый мог вздохнуть с облечением. Конечно, Агнесс переживала за Чарльза, который отправился на линию фронта, но она прекрасно осознавала, что в случае серьёзного ранения её брат сможет излечить себя санацией. Что беспокоило Берри больше, так это подозрения Брайена Хоука, в народе прозванного Убийцей Дочерей. Он не поверил Агнесс, что та узнала об Изольде из записки. По его словам, врождённое чутье никогда его не подводило, а значит если леди Кловиля не сама ведьма, то как минимум с ними водится. За первым допросом последовал второй, дело практически дошло до пыток, но в самый нужный момент вмешалась королева-мать. Она выругала своего вассала и приказала тому отпустить её фрейлину. По словам государыни, после наложенного Изольдой проклятия Брайену стали видеться ведьмы в каждой женщине, а она этого не приемлет. Тот поступок Мод, та протекция, которую она ей дала, поставила жирную точку в метаниях Агнесс - она поклялась себе, что отныне будет верна этой женщине до конца своих дней.
Агнесс оставалась подле королевы вплоть до окончания войны летом 1445 года. Спустя месяц с фронта вернулся Чарльз, живой и здоровый. Весь двор погрузился в суету, ведь намечались серьёзные изменения в геополитической обстановке материка. Тем же летом лорды Орллеи принесли присягу юному королю Киану I Мирцеллу и ранее бунтующие территории Хельма вошли в состав Моргарда на правах протектората. Пускай это никак не касалось самой Агнесс, но она была счастлива и за своё родное королевство, и за молодого государя, который восславил своё имя ещё до совершеннолетия. Случайно, или так предвидела Лейва, но тогда Агнесс впервые обратила внимание на Киана - в свои небольшие года он уже походил на своего отца: статный, уверенный в себе, благочестивый и мудрый. Этот образ запал в сердце ведьмы, но всё, что она могла - наблюдать за королём со стороны. Тем временем королева полностью поправила здоровье и в личных разговорах всё время сокрушалась, что её лишили былой власти. Агнесс сочувствовала своей госпоже, но вместе с тем была благодарна Цейне, что королева-мать больше не может влиять на положение дел в государстве - её возможность открыто ненавидеть ведьм ушла вместе с Дарионом. Тем не менее, чтобы хоть как-то утешить Мод Агнесс пошла ей на встречу и согласилась организовать несколько тайных встреч с ненавистным ей самой Брайеном Хоуком, которые вскоре стали регулярными. Берри, не осознавая весь масштаб таких действий, поспособствовала новому союзу королевы-матери со вторым человеком в государстве, кто ненавидит ведьм так же как и Мод. Но для официального объявления помолвки между ними не хватало согласия её венценосного сына, который не спешит отпускать родительницу.
На свои двадцать третьи именины Агнесс всё так же оставалась незамужней дамой. За те несколько лет, проведённых подле королевы-матери она получала множество выгодных предложений, но нуждающаяся в ней госпожа не спешила освобождать Берри от службы, и только в 1446 году она согласилась на её возвращение в Кловиль. С выплаченным щедрым пособием Агнесс снова прибыла в отцовское поместье, где собиралась не только отдохнуть от двора и его интриг, но и узнать о делах общины. Чарльз радушно принял сестру, но в его лице читалось беспокойство и Агнесс понимала почему - их время вместе не будет долгим и вскоре они снова разлучаться. Впрочем, до окончательного выбора ей супруга ведьма сосредоточилась на своих умениях, которые приходилось скрывать в столице. Помощь пришла откуда не ждали. К тому времени в Кловиле обосновался новый верховный колдун моргардского ковена Андорр Мирлвуд. Он прикинулся оруженосцем Чарльза, чтобы следовать вместе с ним туда, куда были закрыты двери для простолюдина, и тем более для мага. За тот год до свадьбы Агнесс Андорр обучал её и наставлял, он стал тем, кто впервые полноценно посвятил женщину в дела общины и ковена, а затем дал Берри задание - во что бы то ни стало повлиять на высшее дворянство, если будет такова возможность.
Со словами Андорра в мыслях, Агнесс шла под венец холодной осенью 1447 года. Её супругом стал граф Геланшира Совер Лайтоллер. Калека без одной ноги, с непривлекательным лицом и резкими манерами он не стал объектом вожделения Агнесс, но в то же время, по уверениям брата, он именно тот, кто не станет подозревать жену в тёмных делах. Человек бессердечного утилитаризма, Совер оказался мужем удобным и любящим. Первое время Агнесс ещё пыталась изображать влюблённую супругу, но граф это чувствовал, и после рождения их первенца она перестала стараться. Ребёнок родился болезненным и грозился не прожить и месяца. Материнская любовь, которую Агнесс испытала с первых секунд, не позволила сыну умереть. Графиня Геланшира отослала всех нянек и сиделок и принялась сама выхаживать младенца. Для Совера и слуг это выглядело как отчаяние матери, но сидя у кроватки Агнесс всё время колдовала, вкладывая в жизнь ребёнка свою. Её усилия не остались без отклика - сын выздоровел и окреп. После новости о том, что благодаря молитвам и стараниям супруги наследник будет жить, Совер призвал Агнесс ко двору, где она заняла должность статс-дамы. Тогда, в первые дни её повторного прибывания в Ардоре Агнесс пришло письмо от Чарльза, где его рукой были выведены слова Андорра: «не уступай и не поддавайся». Но не поддаться воле чувств ведьме не удалось - возмужалый, повзрослевший король очаровал Агнесс, и та, сама того не желая, влюбилась в него. Каково было удивление Агнесс, когда о короле заговорил Совер. Уже отчаявшийся добиться от жены искренней любви он решил использовать её в своих личных целях, а именно помочь ему получить пост лорда-канцлера. Для этой нетривиальной затеи он предложил Агнесс сойтись с государем и попытаться завоевать его сердце. Графиня, которая не только испытывала нежные чувства к Киану, но и должна была помочь своей общине, подозрительно быстро на это согласилась. Сам супруг не придал этому никакого значения, что само по себе удивило Агнесс. Но решение было принято, и женщина принялась добиваться внимания короля. Это было несложно, учитывая то, как сам Киан смотрел на графиню. Уже через месяц они возлегли, а ещё спустя несколько недель молодой государь заговорил о безграничной любви к ней. Стараясь быть холодной, но при этом чувствуя столь сильную привязанность к королю, Агнесс стала страдать и душой, и сердцем. Её окружили со всех сторон - её брат, её муж, её чувства. Усугубило ситуацию и прибытие в Ардор невесты Киана фйельской принцессы Мериды Уоллес. Но ни покладистый характер принцессы, ни её нордическая красота не впечатлили короля - тот всё так же исправно наведывался к Агнесс, что терзало женщину ещё больше. Сможет ли она теперь достигнуть намеченных целей или ей помешает любовь?

0

5

Lancelot Tyndale
• • • • • • • • • • • • • • • •
Ланселот Тиндейл, 31 год



Граф Медоушира, лорд-коннетабль Моргарда



Старший сын мятежного барона Ноттингема Овейна Тиндейла, казнённого за государственную измену в 1443 году. Непоколебим в своей лояльности короне.



Женат на Ребекке Мирцелл, тётке короля. Отец единственной выжившей девочки.



Статус: персонаж фигурировал в старой акции, но не отыгрывался. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2Dwkz.jpg
tom cullen («knightfall»)

СВОБОДЕН

В акционном описании персонажа раскрыты и личность героя, и сопутствующий сюжет, но мы всё равно рекомендуем ознакомиться с общей историей Моргарда в которой есть больше фактов о восстании и войне.

Овейн - лицо войны. Такой ярлык ему навесили против его собственной воли, пускай сам Тиндейл всегда стремился к миру и никогда не считал ратное дело своим призванием по жизни. Становления его личности как воплощения моргардской силы началось ещё с раннего детства - рождённый в семье барона Ноттингема Ланселот был вынужден взять в руки оружие, прежде чем научился писать своё имя. Угрюмый, замкнутый в себе отец требовал у старшего сына едва ли не невозможного и навязывал тому особое мировоззрение, связанное в первую очередь с традициями и устоями лесного общества времён первых королей. Не щадил Овейн и младшего брата Ланселота Айла[1], который уродился гораздо слабее и первое время был самым главным разочарованием барона. Долго лицезреть страдания брата Ланселоту не пришлось - не смотря на принятые в обществе нормы Овейн подыскал своему наследнику рыцаря, при котором юноше предстояло служить оруженосцем.
Избавление от тирании отца стало для Ланселота толчком к формированию его личного «я». Непосредственный господин юноши был человеком либерального толка - он не пытался привить подопечному свои мысли, давал возможность высказаться и обосновать собственную позицию, но к ужасу Тиндейла всё то, что проскальзывало в разговорах между ними очень походило на взгляды самого барона. Рано, оттого и своевременно, Ланселот понял, что избавиться от авторитета отца ему будет крайне сложно. Шли годы, он взрослел и набирался сил. Уже при посвящении в рыцари имя молодого мужчины было у всех на слуху, его узнавали и уважали, а победы на рыцарских турнирах добавляли Ланселоту и без того имеющуюся популярность. На пике народной любви наследник Ноттингема впервые женился. Его избранницей стала юная девица из баронского дома которую навязал ему родитель. Прославленный рыцарь опасался, что супруга окажется ему в тягость, но сам того не ожидая он влюбился в неё. Семейная жизнь пришлась по вкусу Ланселоту, он с нетерпением ожидал рождения своего первенца, который должен был появиться на свет ближе к лету 1440 года. Но вместо счастья отцовства Тиндейла ожидала смерть супруги, а следом за ней - и младенца. Похоронивший уже четыре жены Овейн не придал личной трагедии сына должного значения, его мнение в этом вопросе было таковым, что женщины всегда были и остаются слабыми созданиями, а жениться можно и не один раз. Разломленный, не щадящий своего сердца Ланселот внял словам родителя и замкнулся, чтобы не допустить душевной травмы снова.
По истечению должного срока для скорби новые предложения о заключении брака тянулись неохотно - начали поговаривать, будто у Тиндейлов дурное семя и ни одна женщина не переживает рождения ребёнка в этой семье. Со своей стороны Ланселот был даже рад, что ему не придётся так быстро снова делить один кров с очередной полной надежд девой. Чтобы уйти от гнетущих раздумий наследник Ноттингема с усиленным рвением занялся тренировками, затем был принят ко двору и уже спустя пару месяцев стал личным гвардейцем Его Величества. Напористость гвардейца не осталась незамеченной - король Дарион обратил внимание на Ланселот едва они познакомились чуть ближе. Их общение не было частным, в силу занятности государя и молчаливости самого Ланселота, но установленный контакт в дальнейшем очень мешал мужчине переносить все тяготы отцовского восстания.
В октябре 1441 года на западе королевства вспыхнул мятеж под предводительством графа Олуэна Ардерна. Как и многие другие, Ланселот был мобилизирован для участия в подавлении восстания - он принял участие во всех трёх громких сражениях при Вествуре, а в последнем из них стоял плечом к плечу с королём. Победа Мирцеллов была столь оглушительна, что по завершению кратковременной войны все участники подавления ожидали от короны поощрения. Но удостоились такой чести единицы. Оскорбился и Овейн Тиндейл, который после казни Гидеона Винздора за предательство надеялся получить его титул графа Ноксшира. Сам титул и относящиеся к нему угодья король в итоге даровал своему ближайшему другу Хоулу Гвидеону, так называемому «безродному кузнецу»[2]. Это стало последней каплей для спесивого барона Ноттингема и тот объявил личную вендетту королю. Поспособствовала заговору частная занятость государя - сразу после восстания королеву обвинили в адюльтере и государственной измене. Пока шли разбирательства о том спала ли венценосная с казнённым Олуэном Ардерном или нет, в сам Ноттингем съехалась добрая половина ноксширских баронов. Практически единогласно ими было принято решение показать короне кто в доме хозяин, а заодно и получить желаемое. Первым шагом к исполнению всех планов стало пленение новоявленного графа Ноксшира Хоула Гвидеона - по прибытию в свои новые угодья мужчина был оглушен и посажен, что называется, под замок. Тем временем король отбыл в Орллею на свадьбу герцога, а заодно и для заключения тайного союза. В условиях отсутствия хозяина всего Моргарда Овейн беспрепятственно захватил столицу и объявил себя хозяином положения. Ланселот, который остался в Ардоре, был вынужден поддержать отца и фактически предать своего сюзерена. План Овейна был прост - короновать наследного принца Киана и провозгласить себя лордом-регентом. В который раз настрою барона поспособствовали обстоятельства - при возвращении Дариона в Моргард на королевский кортеж было совершено нападение. Сам король был похищен, а его люди перебиты. Уже на собрании большого королевского совета в январе 1443 года Овейн объявил короля мёртвым и призвал лордов готовиться к коронации принца. Все несогласные с этим либо пали от рук мятежников, либо были заточены в казематы, и лишь редким счастливчикам удалось бежать на запад под крыло лояльного Брайена Хоука. Сам Ланселот не верил в гибель короля, не верил в это и Овейн, пускай и не стал признаваться, но дело было сделано и у Моргарда временно появился новый хозяин.
Дальнейшие события развивались быстро - сначала объявился король, которого спасли из плена ведьмовского ковена, затем последний оплот лоялистов начал готовить силы для удара по мятежникам. На новость о возвращении Мирцелла Овейн отреагировал отрицанием - он объявил Дариона самозванцем и уже весной короновал его сына Киана. Всё происходящее очень не нравилось Ланселоту, он понимал к чему всё клонится и не был готов к последствиям. Усугубила ситуацию и завязавшаяся своеобразная дружба между рыцарем и вчерашним принцем - будучи практически заложником в собственном замке Киан не воспринимал никого из предавших его отца, но регулярные безмолвные тренировки сблизили сына опалого короля и сына непокорного вассала.
Ситуация с восстанием разрешилась в июле 1443 года - Андрес Найтон, герцог Орллеи призвал короля Дариона и Овейна к переговорам. На собрании было решено даровать барону помилование взамен на его капитуляцию. Приниженный, но всё же живой Овейн вернулся в столицу вместе с государем. А дальше случилось то, чего никто не ожидал - король сменил милость на гнев и уже спустя неделю отдал приказ о казни Овейна и его ближайших соратников. Сразу после обезглавливания предателей Дарион снова пропал, и на этот раз окончательно. Тело Мирцелла было отыскано в начале августа, а тайна его гибели и сейчас остаётся загадкой для всего королевства[3]. Но так или иначе сразу после пышных похорон Киан был повторно объявлен королём.
Царствование юного Киана было ознаменовано началом войны Орллеи против Хельма. Следуя ранней договорённости, Моргард мобилизировал свои войска и выступил к линии фронта уже к началу зимы 1443 года. Помилованный новой властью Ланселот выступил вместе с тяжёлой кавалерией. На войну отправился и его младший брат Айл. Военная кампания длилась полтора года - за это время Ланселот был несколько раз серьёзно ранен, возглавлял отряды, а под конец противостояния сменил на посту маршала погибшего командующего. Не пережил войну и Айл - в бою мод Марке он пал от рук хельмовских солдат. Окончание конфликта[4] принесло Моргарду много потерь, а тем кто выжил - бесценный опыт. В родной манор Ланселот вернулся закалённым сталью и сражениями. Сёстры отметили, что после войны их старший брат стал копией отца. Тиндейл не принялся этого отрицать, он вовсе переосмыслил многие проблемы, которые когда-то его волновали. Не было в особую радость и королевское награждение - помимо щедрых денежных выплат Ланселоту предложили вступить в почётный рыцарский орден Красного Солнца, в котором некогда состоял Овейн, а после административной реформы мужчине даровали титул графа Медоушира. То, к чему стремился отец было достигнуто тем, чего у него не было - банальной преданности короне. В память о нём Ланселот принял все дары короля, пускай не испытал и доли трепета от нового положения.
В дальнейшие годы граф обосновывался на новом месте, заботился о сёстрах и планировал своё будущее. Первая попытка организовать удачный брак для Гвиневры оказалась провальной - сестра умерла родами, как прежде до этого все жёны Овейна и Ланселота. Вопрошая к Создателю Тиндейл поклялся, что будет беречь последнюю свою кровь текущую в Мейлир до конца жизни. Вскоре встал вопрос о наследниках - уважаемому графу, ветерану войны не пристало оставаться без жены и детей. Не без помощи юного короля Ланселот женился на его тётке Ребекке, сестре графа Лиделла. Вместе с рукой и сердцем женщины Тиндейлу предложили и должность лорда-коннетабля в Королевской курии. Не без опаски, но всё же Ланселот принял и то, и другое. Вопреки страхам брак оказался удачным - Ребекка родила графу дочь, выжила сама и стала прекрасной хозяйкой для нового дома. Общую картину портила только Мейлир, которая невзлюбила жену брата с первых дней[5]. Но даже это не тревожило Ланселота, так как он наконец-то начал верить, что их семью больше не будут преследовать тени прошлого.
Сейчас Ланселот всё так же продолжает нести службу, близко общается с королём и заботиться о своей семье. В его планах улучшение вооружения Моргарда и усиление защиты государства, дабы в будущем история не повторилась.

Сноски

[1] - Овейн был четырежды женат. Первый брак с леди Винздор, младшей дочерью тогда ещё графа Ноксшира, даровал барону первенца Ланселота. Мать умерла в течение первого года жизни отпрыска. Во втором браке с сестрой барона Тайриса родилась Гвиневра. После её смерти от родильной горячки Овейн женился на второй сестре барона, которая подарила Овейну вторую дочь Мейлир. Третья жена так же умерла вскоре после появления на свет девочки. Четвёртой и последней женой барона стала вдова одного из рыцарей ордена Красного Солнца. В браке с ней и родился Айл. Женщина прожила дольше своих предшественниц и умерла только спустя восемь лет от оспы. Отношения Ланселота с мачехами на усмотрение игрока.

[2] - Хоул Гвидеон родился в семье простого кузнеца, своими силами добился возвышения - сначала он получил титул барона одного из самых крупных городов Моргарда - Хаафингара, затем вовсе стал гроссмейстером рыцарского ордена Красного Солнца в котором состоял и сам Овейн Тиндейл. Получение Хоулом титула графа добило Овейна, так как тот посчитал глубоким оскорблением обойти древний моргардский род и отдать титул безродному.

[3] - под личиной короля скрывалась Изольда Ардерн, старшая сестра ранее казнённого Дарионом мятежного графа Олуэна Ардерна. Ведьма высшего уровня воспользовалась своими способностями, чтобы подставить своего старого врага. Именно она присутствовала на переговорах в Орллее и именно она пообещала Овейну помилование, а по прибытию в столицу отдала приказ его казнить. Настоящий Дарион был на тот момент уже убит. В дальнейшем Изольду словили, но прежде чем её казнили она успела смертельно проклясть Хоула Гвидеона и отбить память за последние пару лет Брайену Хоуку. Но правду о событиях лета 1443 года никто никогда не узнает - все, кто её знал умерли в течение нескольких месяцев. Для Ланселота Дарион так и остался человеком, нарушившим своё слово.

[4] - Хельм разбил войска Орллеи и Моргарда на суше, в то время как на воде расстановка были иная - Хельм потерял огромную часть флота. В связи с потерями с обеих сторон были организовано переговоры на которых стороны договорились о прекращении конфликта взамен на передачу Орллеей в состав Хельма части территорией, а так же Орллея обязалась выплатить контрибуции соразмерные годовому доходу от налогов. Половину суммы выплатил Моргард. После всех этих манипуляций лорды Орллеи принесли присягу королю Моргарда и их территории вошли в состав леса как протекторат.

[5] - Мейлир не любит Мирцеллов, и так и не простила покойного короля Дариона за его решение казнить отца. Такое предвзятое отношение перекинулось и на Ребекку, которая по стечению обстоятельств сама не только из дома Мирцеллов, но и какое-то время была помолвлена с Хоулом Гвидеоном.


Meilir Tyndale
• • • • • • • • • • • • • • • •
Мейлир Тиндейл, 24 года



Леди Медоу



Младшая дочь мятежного барона Ноттингема Овейна Тиндейла, казнённого за государственную измену в 1443 году. Младшая сестра графа Медоушира и лорда-коннетабля Моргарда Ланселота Тиндейла. Лояльность определена взглядами брата, но личное мнение Мейлир о правящей династии желает лучшего.



Стала вдовой в шестнадцать лет. Повторно замуж так и не вышла.



Статус: персонаж фигурировал в старой акции, но не отыгрывался. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2DwkA.jpg
sabrina bartlett («knightfall»)

СВОБОДНА

В акционном описании персонажа акцент стоит именно на личности, а не на подробном раскрытии сюжета, поэтому мы рекомендуем Вам дополнительно прочесть и историю последних лет.

Красавица Мейлир всегда считала себя выше других: она прелестнее своей сестры, умнее брата, веселее отца. В её глазах собственный образ нежного цветка подходил даже для воспевания в балладах менестрелей, но за ослепляющим нарциссизмом Мейлир не увидела главного - никого не умиляют капризные и упрямые девицы. Отрицание своих недостатков не раз и не два доставляли молодой девушке неудобства в общении и восприятии её в обществе. Она могла легко нагрубить как нерасторопному слуге, так и дворянину высшего положения. Характерная спесивость Мейлир начала проявляться ещё в детстве - лишённая материнской ласки и внимания отца она была предоставлена сама себе. Наличие в семье и других отпрысков[1] вовсе толкали девицу на соревновательный путь. Подливала масла в огонь отстранённость родителя, чьи интересы были связаны исключительно с сыновьями и управлении манором. Как бы то ни было, в прихотливом и неустойчивом характере Мейлир были повинны банальные обстоятельства.
Виноват ли был в том строптивый нрав Мейлир или нет, но как только ей исполнилось пятнадцать - отец сосватал дочь за престарелого орллевинского барона. Все кто видел юную невесту в день свадьбы мог поклясться, что кислее мины в жизни не лицезрели, но никто и близко не догадывался насколько страдала сама Мейлир. Как минимум она ожидала, что её выдадут замуж после старшей сестры Гвиневры, а как максимум... её мужем не окажется на ладан дышащий старик. Но новое положение Мейлир приняла неожиданно стойко. Ей пришлась по вкусу роль хозяйки в собственном маноре, а орллевинская среда способствовала неограниченным вольностям. По слухам местных матрон юная баронесса с первых месяцев наставляла супругу рога, некоторые самые языкастые утверждали, что та понесла от самого графа Морбершира. Но стоило только Мейлир попривыкнуть к своему статусу как муж внезапно отдал Богу душу. За два года брака так и не забеременев и не родив наследника вдовствующая баронесса оказалась, как говорится в народе, у разбитого корыта. Она подозревала, что её старик не сам попрощался с жизнью, а ему помогли, ведь ближайшие родственники супруга не стеснялись выразить своё возмущение по поводу наследства, которое грозилось достаться «моргардскому ублюдку»[2].
Возвращение в отчий дом случилось в аккурат к началу восстания отца против короны. Ничего не подозревающая о грандиозных планах родителя Мейлир принялась снова заигрывать с местным дворянством, но как только мятеж перешёл в активную фазу - её посадили под замок и запретили высовываться из замка. Первое время Мейлир ещё получала известия из захваченной столицы - Гвиневра всё так же оставалась при королеве[3], Ланселот  и Айл поддержали отца и находились рядом, а пропавший король якобы объявился, но отец отказался признавать его подлинность, объявив того самозванцем. В столице прошла коронация наследного принца Киана, Овейн занял должность лорда-регента, а Мейлир продолжила томиться в Ноттингеме. Но как показали дальнейшие события - баронский манор оказался её спасением. Уже летом 1443 года, когда под Ардором собрались войска короля для восстановления законной власти, мятежный барон был вызван на переговоры в Орллею, которые закончились его капитуляцией и обещанием короля даровать ему помилование. Но по возвращению в столицу государь изменил своё решение и отдал приказ казнить мятежника и его ближайших союзников. Мейлир, которая узнала обо всём постфактум была ошеломлена, но ошеломлена в первую очередь тем, что её будущее оказалось разрушено - ни один здравомыслящий дворянин не стал бы жениться на дочери предателя. С замиранием сердца девица ожидала вестей от братьев и они не замедлили - Ланселоту и Айлу сохранили жизнь, по большей части из-за окончательной пропажи короля, тело которого было найдено уже в августе.
Вступивший в права наследника Ланселот долго в родном поместье не присутствовали - вместе с Айлом его призвали к мобилизации. Спустя всего месяц оба её брата отправились на войну в Орллею, где пробыли всю военную кампанию. Айл домой так и не вернулся - погиб в битве под Марке. Возвращение Ланселота, в свою очередь, заставило Мейлир вздохнуть с облегчением - всё ещё остался мужчина в семье на которого она могла положиться. Оправившись от войны, Ланселот и вправду принялся устраивать личную жизнь сестёр. Первой посчастливилось Гвиневре - брат подыскал сестре выгодную партию и освободил её от уз семейных связей. Всё это происходило на фоне фантастических изменений - за заслуги на фронте Ланселоту даровали титул графа Медоушира, того самого, о котором грезил отец. Возвышение Тиндейлов из ранга предателей в ранг ветеранов орллевинско-хельмовского конфликта стало для Мейлир чем-то вроде второго шанса. Но стоило перед носом замаячить личному счастью как пришли новости о смерти Гвиневры - сестра умерла родами вместе с младенцем. Вспомнив старые слухи о том, что Тиндейлы прокляты и все женщины из их дома умирают во время разрешения от бремени Мейлир не стала столь уверена в своём желании снова выйти замуж. Разделял мнение сестры и Ланселот, который за несколько лет потерял слишком много членов семьи[4]. Но если брак второй сестры стал под вопрос, то сам граф Медоушира поспешил заключить союз с тёткой короля Ребеккой Мирцелл. Вместе с выгодной партией Ланселоту так же предложили должность лорда-коннетабля в королевской курии, которое он принял. Новую хозяйку Медоу Мейлир не восприняла с первых дней, и тут взыграла не только нелюбовь к дому Мирцеллов в целом[5], но и полярность характеров - Ребекка оказалась женщиной далёкой от причуд и самодурства. После рождения в новоявленной семье дочери Мейлир попросила брата помочь ей переехать жить ко двору, право на что она имела как сестра лорда-коннетабля. Чтобы обеспечить жене и ребёнку необходимый покой Ланселот согласился на это.
При дворе для Мейлир началась другая жизнь - всё здесь было иным, не похожим на серый Медоу. В залах блистали дамы, на прогулке можно было встретить короля и его первых доверенных лиц. Именно тогда Тиндейл познакомилась с Совером Лайтоллером - графом Геланшира и лордом-казначеем. Калека без одной ноги, не особо привлекательный, он показался Мейлир человеком как минимум интересным, которого попросту не замечают другие. Не смотря на жену-красавицу о нём ходили всякие слухи, будто в его постели побывали многие жёны и девицы двора. Вскоре состоялось личное знакомство и Мейлир с загадочным графом. Он покорил её своей харизмой и умом и изголодавшаяся по мужскому вниманию Тиндейл быстро оказалась в его объятиях. Но в любви признаваться Совер не спешил, тайные встречи не были наполнены словами о любви, что заставило Мейлир поклясться самой себе завоевать этого мужчину и получить хотя бы каплю заслуженного блаженства. Сама леди Медоу ещё не знает в какие игры она ввязывается и какие подробности ей предстоит выяснить.

Сноски

[1] - Овейн был четырежды женат. Первый брак с леди Винздор, младшей дочерью тогда ещё графа Ноксшира, даровал барону первенца Ланселота. Мать умерла в течение первого года жизни отпрыска. Во втором браке с сестрой барона Тайриса родилась Гвиневра. После её смерти от родильной горячки Овейн женился на второй сестре барона, которая подарила Овейну вторую дочь Мейлир. Третья жена так же умерла вскоре после появления на свет девочки. Четвёртой и последней женой барона стала вдова одного из рыцарей ордена Красного Солнца. В браке с ней родился Айл. Женщина прожила дольше своих предшественниц и умерла только спустя восемь лет от оспы. Отношения Мейлир с мачехой на усмотрение игрока.

[2] - имеются ввиду слухи о том, что Мейлир изменяла мужу. Родственники опасались, что наследство достанется какому-то бастарду и пошли на опережение.

[3] - на тот момент Гвен была в должности фрейлины в свите королевы.

[4] - необходимо упомянуть сестру Овейна и тётку Мейлир - леди Рослин. До восстания брата женщина была аббатисой, затем покинула монастырь и стала хозяйкой Ноттингема. Во время мятежа Рослин полностью поддерживала брата и помогала тому справиться с малолетним королём. Она так же вышла замуж за представителя другого дома мятежников - Бальтазара Бофорта. В итоге Рослин, как и Овейн, погибла.

[5] - Мейлир не любит Мирцеллов, и так и не простила покойного короля Дариона за его решение казнить отца. Такое предвзятое отношение перекинулось и на Ребекку, которая по стечению обстоятельств сама не только из дома Мирцеллов, но и какое-то время была помолвлена с Хоулом Гвидеоном (о нём можно прочесть в акционном описании на Ланселота).

0

6

Bryan Hawke
• • • • • • • • • • • • • • • •
Брайен Хоук, 33 года



ЗАНЯТ

Граф Боршира, лорд Белфрая (Грайншир), Тайный Советник. Пыточных дел мастер.



Младший брат барона Санфолла (Орллея) и первого лорда адмиралтейства Ориона Хоука.



Женат на бывшей королеве Моргарда Мод Уорчестер. Детей не имеет, предположительно бесплоден.



Статус: персонаж не единожды отыгрывался. Приём по пробному посту.

http://funkyimg.com/i/2DwkC.jpg
iwan rheon («game of thrones»)

ЗАНЯТ

Акционное описание персонажа охватывает не только личность самого графа, но и относительно подробное раскрытие событий за прошедшие восемь лет. Если же Вы, по какой-то причине, желаете написать полную анкету, а не пробный пост, то мы рекомендуем Вам сосредоточиться на личностном восприятии Брайена происходящего, а не заниматься рерайтингом известного сюжета, как сделал это автор акции.

«Истинный слуга Отца-Создателя должен в своей жизни
сделать три вещи: родить сына, убить предателя
и освежевать ведьму. Согласен, заповедь не каноническая,
но она мне нравится.»

Если Вы считаете, что повстречали на своём пути достаточно жестокости, то Вам не следует заглядывать в Моргард. Там, на севере королевства живут безжалостность и жадность к смерти, а имя им - Брайен Хоук. Родился он в солнечной Орллее, герцогстве празднества и праздника, но места там своего не нашёл. Его семья, верноподданные Хоуки, прибыли в Хермшир пол века назад с крайнего севера Хельма. Но ни традиции, ни орллевинское солнце не изменило порядков внутри семьи, оставив на Хоуках след ранней родины. За их порядками потянулся и Санфолл, преображаясь из слабовольного поселения в порт-крепость. Железная воля, верность, здравомыслие - всё это помогало дому влечь своё существование и оставаться среди общества с высоко поднятой головой. Орион Хоук, отец Брайена, став близким другом графа Хермшира, продолжил заложенную традицию дома поддерживать близкие отношения с господами этих земель. Орион имел двоих сыновей и одну дочь - старшего Ориона мл. он надеялся в будущем женить на Мод, дочери Ричарда Уорчестера, младшего Брайена отдать в лоно церкви, а дочке Эдвене найти достойного мужа. Мужчину не интересовало счастье ни Ориона и Эдвены, ни чистота души младшего - он просто искал пути, которые позволили бы его детям подниматься выше и выше. Но человек предполагает, а Создатель располагает. Первой решилась судьба Эдвены - когда девочке исполнилось десять лет её похитили прямо с берега санфоллского порта. Спустя несколько лет, когда горе отпустило старика, Орион попытался договориться о браке старшего сына, но граф не спешил обручать Мод с отпрыском Хоука, чая надежды, что сможет устроить своей дочери более выгодный брак. В тот же год Брайен был со скандалом выгнан из семинарии - юноша порезал второго ученика, стоило тому сказать, что он безграмотен и ученичество вряд ли ему поможет. Начав свой путь, из-за вздорного характера Брай его и закончил. Спустя какое-то время Ориону удалось упросить графа взять его младшего сына в пажи. И тут Брайен прихолился и успокоился. Служба у безвольного графа неслась легко, также легко завязывалась и его дружба с Мод, старшей дочерью господина. Мод не сторонилась Брая, его «выходки» с животными и местными мальчишками не пугали её, а порой даже забавляли. Между графской дочерью и пажом успело зародиться крепкое чувство искренней привязанности. Но в нечто большее этим чувствам было суждено перерасти гораздо позже.
Всё изменилось когда Ричард обручил Мод с королём Моргарда Дарионом I Мирцеллом. Попрощавшись с близким другом, Мод оставила Брая в Уотерфолле, а сама покинула Орллею. К тому моменту Брайен стал оруженосцем. Но получить рыцарство в Хельме ему не было предопределено, ведь спустя два года Мод сумела забрать своего сердечного друга следом за собой. Пожалуй, сейчас Хоук скажет, что это было одно из лучших событий его жизни. В Моргарде Брайен начал в полной мере раскрывать свой потенциал - у него появилась тяга не только к звериной крови, но и человеческой, густой и тёмной. Его новый сюзерен король Дарион не был похож на выхоленного графа без яиц, поэтому он дал орллевинскому юноше шанс показать себя. С помощью Мод Брайену удалось привлечь внимание короля, который к двадцатилетию Хоука даровал ему белфрайский манор и титул барона. Первый успех стал только очередной ступенью, после которой последовало место в Королевской курии, должность Тайного Советника и, наконец-то, слава мастера пыточных дел. В полной мере крепко чувствуя себя на ногах, Хоук стал ещё смелее. Вскоре его имя знали все. Многие говорили, что любимчик королевы умалишенный, и они не ушли далеко от истины. Молодой барон начал активно помогать инквизиции, испытывая извращённое удовлетворение от пыток молодых ведьм. Из года в год Брай становился всё яростнее в своих наклонностях, и только рука короля или королевы могла вовремя остановить верного пса.
Затем, осенью 1441 года, последовала гражданская война, у основания которой стояла представительница излюбленной Брайеном породы женщин - ведьма. Изольда Ардерн являлась сестрой графа Олуэна. Вместе они хотели вернуть ранее узурпированный Мирцеллами трон. Гражданская война шла стремительно и Хоук участвовал в каждой из битв. Как главный королевский дознаватель, Брай умело орудовал и пыточными инструментами, которые по ходу восстания не единожды помогали. Хоук стал одним из тех, кому принадлежит заслуга за победу. В итоге Олуэн был казнён, а титул графа Аллея был дарован самому Брайену. Сохранив за собой ещё и Белфрай, Хоук поднялся так высоко, как и не мечтал ранее его отец. Тем не менее, сестра казнённого графа Изольда сумела ускользнуть и скрыться. Женщина не простила Мирцеллу казнь своего брата, и вскоре начала методичное уничтожение моргардских поселений. Брай, по долгу службы и собственного желания, искал её, но не смотря на убийство её правой руки Рори, ему не удалось дотянуться до самой Изольды. Когда женщина скрылась, на время прекратились и набеги. Но даже после этого в королевстве не воцарил покой - королеву Мод обвинили в государственной измене и в интимной связи с казнённым графом Олуэном. Последний след, который оставила после себя Изольда - она подставила главную противницу всего ведьмовского племя. Мод, обвинённая и униженная, несколько месяцев ожидала суда, пока её верноподданный Хоук искал доказательна её невиновности. Браю удалось найти кое-какие интересные факты, о причастности к делу дома Бофортов, но на суде в своей вине и, соответственно, подставе королевы Мод признался сам архиепископ Ардорский и лорд-канцлер Фридгар Бофорт. Его любимая госпожа была спасена от возможной казни. Но с того момента душонка Брая пропиталась неприязнью к королю, который допустил саму возможность погубить Мод.
Долго думать об этом Брайену не пришлось. К осени 1442 года король Дарион покинул Моргард и уехал в Орллею для заключения тайного пакта с мятежным герцогом Андресом Найтоном. В это же время на юге королевства развернулись свои страсти - вместо того, чтобы принять нового графа Хоула Гвидеона, ноксширские бароны взяли его в плен. Так началось новое восстание. Только на этот раз без участия короля, который так и не вернулся из Орллеи - на обратной дороге на королевский кортеж было совершенно нападение. Государя и его дядю Зарина не нашли среди трупов, но были ли они живы - никто не знал. Сам Хоук узнал о нападении от Мод, которая получила «в подарок» шкатулку с пальцем и перстнем своего мужа. Долго скрывать возможную гибель короля Браю не удалось - слухи расползлись, а затем укрепились среди народа. Это дало возможность восставшим баронам захватить столицу практически без крови, а барону Ноттингема Овейну Тиндейлу, предводителю восстания, объявить себя главой Генеральной курии. Брай, которого ненавидели при дворе, был вынужден скрыться и уехать на запад в Аллей. Прежде он получил приказ от королевы - найти её мужа живым. Эта задача стала для Брайена новым испытанием и он с жадностью принялся за её преодоление. Помочь ему в этом могли многие - в Аллей съезжались все, кто оставался верен Мирцеллам. К январю 1443 года Хоуку удалось выйти на след короля. Мужчины ожидал приятный сюрприз - похитителями Мирцелла оказались давнишние знакомые - ведьмы. Выяснение этого обстоятельства осчастливило Брайена, ведь встреча с колдовским кодлом обещала закончиться кровавой баней.
Чутье не подвело Брайена - нападение на ведьмовское поселение и правда завершилось безжалостной резнёй. Все дома магов пылали ярким пламенем пока лоялисты убивали и калечили каждого жителя этого Создателем забытого места. Расправа над ковеном не оказалась напрасной - король был найден и спасён, но его дядя оказался поглощён языками огня. Изнеможенного пленом короля лоялисты забрали в Аллей, но и там ему потребовался месяц, чтобы прийти в себя. Исхудалый, болезненный государь не принял предложение отложить наступление, а приказал мобилизовать войска как только это будет возможно. Вместе с графом Ноксшира Хоулом Гвидеоном Брайен возглавил армию лоялистов, и уже к лету 1443 года они подступили к стенам Ардора. Там, в королевском замке всё ещё оставалась заточена королева Мод, о которой Брайен думал всё то время, пока его меч опускался на головы неверным. Но приказа от государя Брайен и Хоул так и не дождались - внезапно тот объявил, что собирается поехать в Орллею повторно, на этот раз для заключения мира с мятежным бароном Овейном и для принятия его капитуляции. Такой исход ситуации был предложен самим герцогом Орллеи, который хотел урегулировать все внутренние распри Моргарда до того как на его собственных землях начнётся война с Хельмом и ему понадобятся союзники.
В июле 1443 года Дарион вернулся обратно в столицу вместе с помилованным бароном Ноттингема, но уже спустя несколько дней он отдал приказ Брайену казнить мятежника, а вместе с ним и целый графский дом Бофортов за соучастие в восстании. Для Хоука этот приказ не казался странным, ведь таким же образом король в своё время казнил и Олуэна Ардерна, пообещав тому сначала помилование. Воля государя была исполнена тем же месяцем, а уже спустя несколько дней Дарион повторно пропал и был найден мёртвым в начале августа. Знающийся на плоти граф сразу почувствовал неладное, ведь тело его господина уже начало активно разлагаться, а с момента пропажи прошла едва ли неделя. Интуиция пыточных дел мастера в который раз завопила ему, что тут не обошлось без вмешательства ведьм[1] и очень скоро он убедился в этом лично.
Похороны короля проходили с помпой и торжественностью. Сообщивший самолично королеве о гибели её мужа, в тот день Брайен оставался подле неё, чтобы в нужный момент поддержать. И это было правильным решением, ведь одна из её фрейлин, красотка-сестра барона Кловиля Агнесс сообщила госпоже, что среди толпы находится сама Изольда Ардерн, а узнала она об этом из переданной ей записки. Вместе с лордом-регентом Хоулом Гвидеоном они схватили верховную ведьму и прямо с похорон утащили в пыточные камеры. Но прежде чем погибнуть от рук своих палачей, Изольда использовала весь свой ведьмовской арсенал - она смертельно прокляла Хоула, рикошетом зацепило и Хоука. Когда тот очнулся он с ужасом понял, что не помнит ничего с того момента как пребывал в своём поместье с Белфрае. Нашедшие графа слуги осознали, что тот тронулся умом, ведь по его уверениям на дворе был 1438 год. Срочным порядком была вызвана королева, которая приказала врачам осмотреть Хоука. Но последний подарок Изольды был столь мощной силы, что не помогал ни один из известных методов самой современной медицины. Пока в Моргарде проходили похороны Хоула Гвидеона, а затем и повторное восхождение принца Киана на отцовский престол, Брайен восстанавливал свою память из рассказов приближённых и самой Мод. То проклятие не только никак не повлияло на его нрав, но ещё больше озлобило Тайного Советника. Не помня покойной Изольды, он сосредоточил весь свой гнев на фрейлине Агнесс, которая, по словам королевы-матери, и получила в тот злополучный день записку о присутствии верховной ведьмы на тризне по королю. На предложение показать то самое послание Агнесс ответила отказом, якобы у неё её больше нет. Брайен принялся допрашивать фрейлину с пристрастием, чуя в ней страх. Но в дело снова вмешалась Мод, которая приказала своему верному псу отстать от Агнесс. Женщина была уверена, что из-за проклятия Изольды Брайен начал видеть ведьм буквально повсюду и неровен час начнёт подозревать её саму. Под натиском подруги детства Хоук отступил, но запомнил метания Берри.
Память к Браю так и не вернулась. Со святой уверенностью, что это чья-то глупая шутка граф Боршира уехал на войну в Орллею, которая призвала Моргард выступить вместе с ней против Хельма. На время военных действий Хоук забыл о всём том, что ему пришлось пережить за последние месяцы. Всю свою злобу он вымещал на хельмовских солдатах, гонясь в бой как бешеный волк. У него было время подумать о многом, в том числе и о Мод, которая теперь пребывала в статусе вдовы и стала заложницей собственного положения. Старое забытое вожделение к этой женщине снова взыграло в нём и он поклялся, что хотя бы попробует добиться от неё сердечного расположения.
С линии фронта, летом 1445 года, Брайен возвращался настоящим ветераном. Его боевые шрамы нельзя было сосчитать на пальцах одной руки, пролитая им кровь не уместилась бы и в аллейском озере, но для полного удовлетворения Хоуку не хватало одного - его женщины. Мод встретила Брайена с теплотой, даже её сын король Киан оказал ему благосклонность, отметив необычайную храбрость в битве при Марке, на которой лично присутствовал. Эти события не то чтобы окрылили Брая, он вообще не знал, что это за чувство, но убедили в верности его намерений. И граф начал своё наступление. Принесло ли это ему удивления или нет, не столь важно, но довольно быстро королева-мать прониклась чувствами своего давнего друга, а спустя несколько месяцев позволила себе отдаться Хоуку. Первое время их встречи были тайными, им помогала та самая фрейлина Агнесс, которую Хоук подозревал в ведовстве. Но её помощь пришлась кстати, и Брайен отбросил назад мысли о её причастности к еретическому движению. С каждой встречей Хоук всё больше вожделел Мод, вскоре ему оказалось недостаточно просто её видеть и проводить редкие ночи вместе. Врождённое чувство собственности не разрешало графу довольствоваться малым и он подговорил королеву-мать на разговор с её венценосным сыном, дабы тот дал добро на их брак. Но Киан был несгибаем - он желал видеть родительницу исключительно возле себя, а повторное бракосочетание матери навлекло бы на него только лишний позор. В тот день, когда король впервые отказал ему, Брайен вывез в окрестности столицы несколько осуждённых и самолично убил их, прежде сняв злость пытками. Мысль о недостижимой цели терзала его по ночам, но мягкие убеждения Мод в том, что когда-нибудь Создатель благословит их брак и они смогут быть вместе на время успокаивала Хоука.
Параллельно всей личной драме Хоука в самом королевстве происходили фантастические изменения: сначала была проведена административная реформа из-за которой Брайен лишился части своих земель, затем лорды Орллеи вовсе принесли присягу Киану I, и некогда мятежное герцогство Хельма вошло в состав Моргарда на правах протектората. В Королевской курии тоже не обошлось без перемен: лордом-канцлером стал родной дядя короля Оливар Мирцелл, которого Брайен всегда считал бездумным картёжником и слюнтяем, место лорда-казначея занял новоявленный граф Геланшира Совер Лайтоллер - калека без ноги по колено. Каждый новый член курии вызывал у Хоука неподдельное чувство снисхождения. Он скучал за старой гвардией, если вовсе мог испытывать это чувство. Но к новым условиям пришлось привыкать, и делал это Хоук через силу.
Ситуация с Мод разрешилась летом 1448 года - Киан пал под натиском своей некогда авторитарной матери и дал своё слово поддержать этот союз, если только бракосочетание обойдётся без громких церемоний. Для графа и королевы-матери этого оказалось достаточно. Они обвенчались в декабре того же года в кафедральном соборе в Аллее. На торжестве присутствовали высокопоставленные гости, в том числе и лорд-канцлер Оливар Мирцелл, но сам король отказался приехать в Боршир. Самому Брайену пренебрежение со стороны государя было понятно, но новоиспечённая графиня убивалась по этому поводу все последующие месяцы. И это раздражало мужчину, ведь после свадьбы он надеялся овладеть не только телом бывшей королевы, но и всецело её вниманием. Он её не разлюбил, нет, но стал испытывать непрекращающиеся чувство ревности, и Мод это видела. На просьбу жены позволить ей вернуться ко двору Хоук ответил резким отказом, он хотел заточить её в собственной башне и больше не показывать общественности. Но в отличие от покладистых жён других лордов Мод не была столь кротка и остроту её характера мужчина испытал на себе как только стал ей перечить. Апрель 1449 года был ознаменован накалом супружеских страстей, но ни Мод, ни Брайен не собирались уступать. Пожалеет ли Хоук о своём выборе? Нет. Но он попытается усмирить тщеславную женщину, которую испортил первый брак. Королева осталась в прошлом, Дарион остался в прошлом, даже дети Уорчестер разбрелись по миру, и теперь у неё есть только тот, кто знает её с детства. Повлияют ли личные отношения с матерью государя на положение Брайена в обществе?.. поговаривают, будто молодой король вовсе намерен его сместить с должности Тайного Советника и отдать место куда более спокойному и рассудительному лорду. После стольких лет верного служения короне, после достижения того, что казалось Хоуку запредельным, он не готов сдаться перед лицом зарвавшегося юнца. Старая гвардия Дариона жива и она ещё может показать миру, кто такие вассалы дома Мирцеллов.

Сноски и дополнения

[1] - Брайен так и не узнает, что в Моргард вернулся не сам Дарион, а Изольда под его личиной. Именно она приказала убить мятежников, а затем пропала. На тот момент Дарион уже был мёртв, что объясняет почему его тело столь сильно разложилось.

» У Брайена множество прозвищ, но самые говорящие из них «Валах» и «Убийца Дочерей». Первое походит из моргардских легенд о монстре Валахе, в своё время жившем в лесной чаще. Второе Хоук получил после расправы королевы над фрейлинами по завершению судебного процесса над ней летом 1442 года. Брайен исполнил волю Мод и казнил нескольких несчастных девчонок, которые оказались причастны к позору своей госпожи.
» На гербе Брайена расположен волк, а девиз дома гласит - «ударом волчьей лапы побеждаем».
» Младшая сестра Хоука Эдвена была похищена пиратами. Девочка так и не вернулась домой, а в будущем стала пиратской баронессой. Ныне она мертва. О судьбе сестры Брайен ничего не знает, для него она погибла в десять лет.
» Старший брат Орион сейчас пребывает в титуле барона Санфолла, а также входит в совет лорда-протектора и Королевскую курию в качестве первого лорда адмиралтейства. Брайен не знает, но может догадываться, что брат состоит в тайном обществе Нэшер (подробней можно прочесть в описании Атлантии - ссылка).
» Автор акции надеется, что описание акции даёт полное осознание того, что Брайен весьма хитёр, жесток и изобретателен. Он действительно имеет каменное сердце и растрогать его невозможно. Да, даже корзинкой котят.
» Отношения с новой супругой - вопрос открытый, так как персонажи к этому долго шли. Автор акции до конца не уверен будет ли их брак успешен, или всё же характеры дадут о себе знать.
» От игрока требуется предельная смелость в описании пыток и убийств. Это тот случай, когда увиливать значит вредить персонажу и его репутации.
» Так как персонажа не единожды отыгрывали он оброс целой горой нюансов, но после разговора с автором акции некоторые моменты, которые Вам кажутся неуместными, можно будет опустить. Помните одно - персонаж ничего не помнит с 1438 года по август 1443, а значит Вам будет действительно проще, ведь о той пятилетке персонажу станут рассказывать другие.
» На персонажа возлагаются надежды, поэтому обойтись только личными эпизодами будет невозможно. В первую очередь он нужен в игре, так как представляет «старую школу».

Акцию подготовила Мод Уорчестер.
Специально для Helm. The Crimson Dawn. Копирование запрещено.

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ЯРМАРКА; » акция «чем дальше в лес...»