HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Один из рода Торбьера, часть 2»


«Один из рода Торбьера, часть 2»

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

«Один из рода Торбьера, часть 2»

13 июля 1443 года ● таверна «Три якоря», Рамий, о. Монти-Пайтон

Фернандо Валенте (ГМ), Мартин Рэкхем, Селия Торбьера, Инес Оливарес, Рамон Севилья

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Кого пиратам только ни доводилось подвозить. Будь вы хоть королём под маской бедняка, хоть бедняком под маской короля – увесистый кошель на лапу капитану, и вот уже всем наплевать, куда вы и зачем вы, и откуда. Но на сей раз что-то помешало Мартину Рэкхему закрыть глаза на личность их внезапного пассажира. Предчувствие ли это или неуёмная жажда авантюр, однако по прибытии в пункт назначения он, заручившись поддержкой своих верных товарищей, решает проследить за подозрительным орллевинцем, который держит путь в таверну «Три якоря». И, как оказалось, направился он туда действительно не ради кружки добротного эля.

+2

2

Три месяца в заточении на Тиле у пиратов заставили Фера трижды проклясть Артура Уорчестера, Орллею, бриг "Утренний вестник", принадлежащий той самой рыжей козе Грациани, собственную недальновидность и пиратство в целом. Плен проходил без особого комфорта даже для якобы знатного гостя и когда его, ослабленного, заросшего и очень-очень-очень злого выдернули из темницы в форте Редвина Аттвуда и повезли обратно в Орллею, Валенте был готов самолично вздернуть кого-нибудь, если бы ему это разрешили сделать. Но нет, передача пленника с грехом пополам состоялась, а охреневший с действий высших мира сего узнал, что герцог и бывший адмирал устроил на всем этом переговоры с пиратами и теперь они не бодаться друзья. Степень яростного недовольства Фернандо оценивалась в крепких ругательствах и крепком же загуле, когда офицер чуть не снес одну морберширскую таверну и перетрахал половину шлюх в местном борделе, вымещая на них три месяца холостяцкого расчехления меча. После этого его отыскал Стремительный Доматти и заставил встряхнуться. Оказывается, Феру требовалось послужить Орллее что так бессовестно оставила его разменной монетой! Взамен этого он получил бы щедрую компенсацию и мог бы стать во главе другого корабля. Но если первое бы Фер последовал вице-адмиралу (когда тебя повысили, эй?) в его задницу, то второе заставило его ненадолго призадуматься. Корабль мог бы исправить его положение и позволить служить на флоте дальше. Да и альтернатива представлялась невесело - никто не знал, какую информацию мог Фер выдать пиратам и теперь ему предстояло доказать собственную верность и значимость орллевинскому флоту и Его Светлости лично, дабы не быть вздернутым на виселице за предательство. Требовалось лишь одно - найти на Тиле вещичку. Сущий пустяк! Да только где она и у кого - представлялось очень смутно. Подобные поиски были схожими с поисками иголки в стоге сена, да только всем было откровенно наплевать на сей волнующий факт и Фернандо вместе с Роберто отправились на поиски непонятного нужного артефакта, опираясь лишь на неясные слухи, и вот уже два месяца пытались безуспешно отыскать его.
Капитаны орллевинского флота прибыли на Тиль инкогнито. По слухам, артефакт находился у одного из пиратских наместников и первым делом они отправились к нему. После него был какой-то капитан,якобы оставивший артефакт в залог в одном из борделей (эта часть расследования далась Фернандо с особым удовольствием) и наконец, брошенная сквозь зубы фраза "Кракеновы Торбьера!" привела их на Монти-Пайтон. Чтобы попасть на этот остров, капитаны решили разделиться и плыть на разных кораблях. Вот и сейчас Фер, которого взяли попутчиком на бриг "Поцелуй удачи", доплыл до Рамия и готовился узнать, где же ему найти этого самого Торбьера и почему эта фамилия кажется ему такой знакомой.
Распростившись с капитаном, Фернандо, благодаря подвешенному языку, уболтал забрать его еще и на обратный путь. Валенте отправился за кружкой так себе рома расспросить парочку местных жителей, не появлялся ли в городе некто Торбьера и разузнал, что появлялся. Вернее - появлялась. Три месяца назад вынырнула буквально из ниоткуда с деньгами, сговорилась с одной из хозяек таверны и устроила там по совместительству бордель,приносящий немалый доход. Наместник на верткую бабу молится был готов, даже, кажется, жениться предлагал, да только эта информация была Фернандо неинтересна. Как ее там зовут? Селия? Имя тоже отозвалось в воспоминаниях, но Валенте позволил себе не копаться в памяти, а просто придти в нужное место поискать нужного человека.
В "Трех якорях" было довольно чисто, еда сносная и подсевшая к нему девочка милая, взгляду и на ощупь коленками - приятная. Фернандо расслабился, но не позволил себе забыть о треклятом деле. Эту красотку он, конечно, еще использует по назначению, но сначала надо было достичь цели прибытия на Тиль.
- Скажи-ка мне, милая, я могу поговорить с мадам Селией? - ее грудь весьма сильно отвлекала, но шлюха, поняв, что не очень ему интересна, фыркнула и упорхнула с коленок. Правда, пара золотых берринов приманили ее обратно и брюнетка согласилась привести совладелицу.
Фер приготовился ждать и расслабился, откинувшись на стул, но появление мадам Торбьера едва не заставило его свалиться назад, потому что капитан орллевинского флота разом пожелал выйти куда-нибудь за окно.
- Селия! Сто лет, сто зим! - Фер про себя проклинал Создателя за подобную иронию судьбы.
- Как твое здоровье? Не хочешь... - он поиграл бровями и заговорщицки шепнул - ... принять друга по старой памяти? - он поднял кружку с ромом и отхлебнул оттуда, настороженно следя за блондинкой, ибо эта чертовка могла бы сейчас вогнать эту кружку ему в глотку. Кажется, поиск печати будет не закончен, а крааайне весело продолжен...

[NIC]Fernando Valente[/NIC]
[STA]Капитан орллевинского флота[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/01/26/db7e2ec206a4852a388abc519197708bbebf093c_thumb.jpg[/AVA]

+4

3

Входи, незнакомец, но не забудь,
Что у жадности грешная суть

Пиратская жизнь насыщена приключениями, сражениями и выживанием, погонями за наживой и просто веселым времяпрепровождением. Каждый день любой из членов команды рискует жизнью, не зная, что его ждет, если, конечно, судно накануне отправилось на поиски приключений, преследуя призрачную надежду на наживу. Да-да, вы правильно все поняли, и речь идет о поисках потенциальных жертв-кораблей, которые так и хочется взять на абордаж. Ах! А карты сокровищ? Они так и манят испытать удачу и плыть туда, куда ведут незамысловатые символы на старом клочке бумаги. Да и, признаться, простой выход в море манит угрозу, как и пирата, не хуже, чем несколько звонких монет приманивают даму легкого поведения в борделе. Но что делать, когда наступают серые будни в жизни пирата? Где достать монеты, чтобы удовлетворить потребности? Каждый зарабатывает, как может. У кого-то находилось дополнительное хобби: резьба по дереву, резьба по человеческому телу, профессиональная игра на нервах и провокация более слабого соперника, чтобы впоследствии забрать с бренного и мертвого тела то, что можно унести. Но кто-то, пользуясь случаем, перевозил желающих в разные части Тиля, не особо вникая в причины их внимания к островам. Так и капитан брига «Поцелуй удачи», Мартин Рекхэм, получив увесистый кошель, пустил на борт незнакомца, которому, по счастливой случайности, необходимо было добраться туда же, куда направлялся и сам хозяин корабля. Не будем вдаваться в причины, по которым Мартин решил посетить Рамий, ведь у капитанов свои секреты, которые выбалтывать они не собирались. Да и Инес не сильно интересовалась мотивами, следуя за Рекхэмом просто потому, что он так сказал. Хочется плыть туда, не знаю куда? Конечно, она отправится с ним, полностью поддерживая и стараясь не задавать лишних вопросов. Хочется добыть то, не знаю, что? И это тоже можно! Было бы желание у самого капитана, а команда, естественно, будет слепо следовать за ним, представляя, где просадит награбленные монеты. Но вернемся все же к незнакомцу, который отвалил довольно приятную для души сумму, сумев договориться и об обратной дороге. Как ни крути, а странностей ему не занимать, естественно, в рамках жителей Тиля. Во-первых, одет он был неплохо, даже богато, если поставить для сравнения коренного жителя островов, то разница будет видна невооруженным глазом. Во-вторых, не у каждого второго найдется такой увесистый кошелек, который он не побоится таскать с собой, зная, какой контингент тут все же водится. Согласитесь, кто в трезвом уме и светлой памяти будет рисковать такой знатной суммой? Естественно, только тот, кто уверен, что сможет ее сохранить. В-третьих, уж как-то слишком обособленно он держался, отгораживаясь от пиратов, кося на них то ли презрительным, то ли просто не сильно приветливым взглядом. Даже отказался от рома, который ему предложил добродушный и вполне безобидный пират, который такой только тогда, когда надирается в стельку. Как ни гляди, а странности на странностях построены.

Приключения можно найти всюду, если уметь искать.

Признаться, Инес заинтересовал этот незнакомец, а именно заинтересовали его мотивы прибытия на Тиль. Явно не простая прогулка для осмотра окрестностей. Но вот только что его могло заинтересовать? Что могло привести его сюда? Естественно, стоя на палубе, девушка никогда не узнала бы ответов на интересовавшие вопросы, так что, недолго думая, решила проследить за ним, предложив поучаствовать в авантюре и своему матросу – Рамону. Заручившись его поддержкой, Инес, делая вид, что просто прогуливается, отправилась следом за незнакомцем, удивляясь его странному маршруту. Почему он отправился в таверну, которая, к слову, была не самого лучшего качества? Почему бы не отправиться в другое место, которое было бы хоть капельку, да чище этого? Ответ оказался простым – он искал кого-то с фамилией Торбьера, которую произнес его собеседник уж слишком громко. Настолько громко, что девушка прекрасно расслышала все за столиком поодаль стола незнакомца. Пришлось напрячь память, чтобы выудить из нее хоть одного представителя, который обладал этой фамилией. Имя Инес вспомнить не могла, но знала, что он состоял в штате лекарем на одном из кораблей. Все-таки работа в таверне приносит плоды – информацию пьяные пираты выбалтывают лучше, чем женщины-сплетницы, желая нагадить мужчине, который в чем-то их задел. Вопрос: «Зачем ему пират?». Да, возможно, ему необходим был лекарь, но искать его здесь? Боже упаси, да и вряд ли молва о чудесных навыках того врачевателя могла бы долететь до его ушей. Но что тогда?
«Еще один Торбьера? Одна? – пронеслось в голове Инес, когда кто-то другой взял речь. – «От этого яснее не становится. Да и зачем она ему?».
Получив информацию, незнакомец отправился дальше, а за ним отправилась и Инес в сопровождении Рамона. Секретная миссия, ей богу. Единственное, на что надеялась девушка, что она была достаточно осторожна, чтобы незнакомец не заметил ее до этого. А мало ли, какие причины занесли ее в… Три якоря?! Признаться, Инес опешила, причем так сильно, что потеряла из виду незнакомца, который, по всей видимости, уже вошел вовнутрь. Она ожидала чего угодно, но только не бордель, пусть он и являлся по совместительству таверной. Или наоборот? Не важно, суть оставалась одна – там расхаживали женщины, которые так и норовили прыгнуть в койку, если протянешь им золотой. Это не вызывало приятных эмоций от слова совсем. Еще раз посмотрев на вывеску и убедившись, что это все не плод ее бурного воображения, Инес толкнула дверь и вошла в помещение, практически сразу найдя глазами незнакомца. Делая вид, что он ее вовсе не интересует, Оливарес проследовала к столику в углу, из-за которого можно было прекрасно наблюдать за обстановкой во всем зале. Заказав ром и что-то перекусить, девушка уступила очередь Рамону, который, по всей видимости, тоже был не прочь отведать здешней кухни. Шла молва, что местная стряпня была очень даже годной, так что можно было и рискнуть. Буквально через минуту к столику с походкой мартовской кошки подошла женщина, переводя взгляд с Инес на Рамона.
- Думаю, что он нуждается в твоей ласке больше, чем я, - с улыбкой бросила Оливарес, кивая в сторону сопровождающего ее мужчины. – Будь с ним нежна, как ни с кем до этого.
Ну а что? Ей эта дива была не интересна чисто из половой принадлежности, а вот Рамон отведет душу. По крайней мере, спустит пар после долгих и выматывающих приключений. Что же касалось Инес, то такого рода отдушина ей была не нужна, хотя…
- Интересно, а мужчина у них найдется? – произнесла Инес, обращаясь скорее к Рамону.
Естественно, она сказала это шутки ради, но ведь чем черт не шутит, да? Искоса бросая мимолетные взгляды на незнакомца, девушка делала вид, что изучает помещение. Хотя, по сути, так оно и было, ибо оказалась она здесь впервые.

Отредактировано Inés Olivares (2017-06-25 00:53:27)

+5

4

Юнге было не до пассажира на этом корабле. Вечно недовольный боцман и остальные офицеры буквально следили, как казалось Рамону, за тем, занят ли означенный юнга всем подряд. То палуба хреново отшкрябана, парус не зашит, то шлюпка пропала после шторма.. В общем, как ни крути, с больной головы на здоровую все норовят сложить. Гостя этого Рамон видал мельком - когда стараешься поскорее выскрести палубу, чтобы потом заняться трюмом, как-то не особенно смотрится по сторонам. Если еще и парус потом срывает..
В общем, Рамон был одновременно озадачен и рад тому, что ему удастся свалить с посудины из-под надзора всех этих.. Подходящего слова не находилось. К слову, Рамон был голоден, как тысяча китов. Эти рыбы должны жрать просто невероятно много. Юнга с трудом представлял, сколько это тысяча, но вроде бы как дохрена. Вот настолько он был голоден. И нет, его кормили, но ему повезло уронить миску со жратвой прямо за борт - решил пожрать не в кубрике, а сидя на фальшборте и пернатая бестия в виде чайки промчалась прямо перед носом. И миска ушла к Марису, булькнув, словно обидно хохотнув, напоследок. Собственно, Севилья ожидал, что следом всплывут кверху брюхом рыбы, решившие пожрать это хлёбово, но то ли рыбы были умнее, чем казались, то ли желудок у них был крепче шкуры кракена, но легкой добычи он так и не дождался. По мнению Рамона кок на судне старался всех отравить, но никак не накормить.
В общем, оказавшись на суше, он, немного покачиваясь, побрел за старпомом, время от времени бросая взгляд на ее.. формы.. после чего переводил взгляд к хмурым небесам.
Как большинство из команды Поцелуя, он был бы не против благосклонности женщины, но в отличие от большинства из означенных, не торопился высказывать мысли вслух. Во-первых, зубы лишними не были, во-вторых, понимал, что с его удачей ему скорее перепадет ядро к ногам привязанное и морская пучина, нежели желанная награда. В общем, к старпому он не клеился, намеков не намекал и вообще юнгам обычно трахаться перепадает только с поставленными задачами, которых чуть больше, чем времени в сутках.
Тем временем совместное - как и полагается - жральное и дральное заведение приняло юнгу и офицера в свое чрево, после чего в свое чрево принялся принимать юнга, но только он принимал еду, а не людей.
Когда подошла девица и окинула игривым взглядом сидевших за одним столом Инес и Рамона, последний продолжал набивать живот, торопливо - по сложившейся привычке - жуя все, до чего мог дотянуться. Кроме старпома, ложек, стола и ножа. Ну и миску тоже на зуб пробовать не стал.
- Думаю, что он нуждается в твоей ласке больше, чем я. Будь с ним нежна, как ни с кем до этого.
После этих слов юнга закашлялся, подавившись куском жилистого мяса, который от удивления Рамона застрял между желудком и зубами, встав колом где-то посередине. На глазах выступили слезы. Если бы его спросили, от чего, то он ответил бы, что от заботы о нем. На самом же деле он не пользовался услугами шлюх по двум основным причинам: у него не было денег и первый опыт не увенчался успехом. Тогда, кажется, лет семь назад, сгорела комната - кто-то опрокинул лампу. И бордель тогда не сгорел лишь чудом.
-У меня нет денег, мэм,- тихо пробормотал он, откашлявшись и проглотив проклятый кусок. Жалование он действительно проиграл в кости. И после короткой фразы он сунул в рот ломоть хлеба, недолго жуя, попытался было проглотить его, но..
- Интересно, а мужчина у них найдется?
Юнга вновь покраснел и закашлялся, откашливая в миску несколько прожеванных кусков мякиша.
-Полная таверна, мэм,- выдавил он, продолжая покашливать. Рамон все еще не совсем освоился с некоторыми офицерами, предпочитая либо не заговаривать первым, либо отвечать кратко и по делу.- Я хотел сказать, что мало у кого ума хватит отказать вам..- он схватился за кружку с ромом, крайне надеясь, что старпом не выдаст еще чего-нибудь этакого. Жалко ром-то..
- Селия! Сто лет, сто зим!
Пират скосил взгляд на говорившего, смутно припоминая того. Где-то он его видел.. И посмотрел на ту, что звали Селией. Не приклейся его губа к кружке с ромом, непременно челюсть упала бы на стол.
"Что-то подозрительно много красивых девок в одном помещении.. Что-то будет.."

+4

5

Окно комнаты было кокетливо открыто, оно ожидало, что в его створки проникнет свежий стремительный  или возможно даже неистовый морской ветер. Но занавеска едва ли трепетала. Хозяйка апартаментов обмахивалась, чем придётся, и каждые три минуты прикладывалась к кружке с холодной лимонной водой. Считать женщина предпочитала исключительно на трезвую голову, чтобы ни в чём не ошибиться. Увы, пока приходилось делить деньги более-менее честно. Схема «Это мне, это мне, и это тоже мне, и печенье отдай», точно в данное время не пройдет. Общий доход заведения пока  довольно скромен и утаить что-либо сложно, да и не нужно.  Ведь надо, чтобы  каждая хозяйка продолжала  щедро вкладываться в развитие общего дела. Новым девочкам тоже деньги нужны на приличные тряпки и на какую-нибудь косметику. Обирать их до нитки себе дороже выйдет в итоге. Вот когда они развернуться на полную, расширят и штат постельных тружениц и саму постройку, тогда можно будет ввести иерархическую систему распределения денег.
Однако, и сейчас не всё так плохо. Реорганизовались «Три якоря» совсем недавно, а слухи уже распространились за пределы Рамия. Всё благодаря тому, что обычные люди живут скучной жизнью и чешут языками, обсасывают любую мало-мальски интересную тему, ну и, конечно, поспособствовали пираты, мотыляющиеся по Тильским портам.
Так что настроение у Селии приподнятое, надежды не угасают, монеты в ладонях сердце греют. Кто молодец? Я молодец!
Снизу доносились звуки какой-то музыки. Народ явно прибывал. Больше такого запустения, какое Торбьера застала при первом своём визите в таверну, не случалось.
Женщина разложила уже почти все денежки на кучки, когда в дверь весьма настойчиво постучали.
Торбьера быстро накинула поверх стола отрез плотной ткани. Незачем кому-то соблазняться блеском монет, кто бы это ни был. А стук продолжался.
– Ну заходите, раз так приперло!
В проёме появилась одна из новеньких девочек. Не дав ей вымолвить ни слова, Селия заискивающе вскинула голову и спросила:
– У нас там пожар случился, что ты тарабанишь по моей двери как ливень по крыше? Женщина была недовольна тем, что ее оторвали от дела. А если ещё и по пустяку какому, так тем более.
– Нет, сеньора. Там Вас спрашивают...
Селия не спешила вставать со стула, более того – даже не шелохнулась.
– Меня, крошка моя? Или просто спросили хозяйку? Ты имей ввиду, что если по поводу харчей, то это не ко мне, а к госпоже Долорес. Ты ведь это правило помнишь, не так ли?
– Да там не еда, там…
– А если там ты напортачила, я тебе что-нибудь надеру и уши – наименее болезненный вариант.
Торбьера сделала парочку щипательных движений в воздухе. Она не могла отказать себе в удовольствии постращать молоденьких малоопытных девиц, раз уж к ней заявились в неподходящий момент.
– Да нет же! Там…
– Значит просто не понравилась клиенту? Не удивительно. У тебя краска на губах поплыла. Фу, смотреть противно! Сходи, умойся лучше, чем по безделице меня отвлекать.
– Но, госпожа, там спрашивают именно Вас, по имени назвали и по фамилии, попросили позвать и побыстрее!- Выпалила, наконец, девчонка суть дела.
Тут сердце новоиспеченной сутенерши ёкнуло. А вдруг это Остергард пожаловал уже за какими-нибудь результатами или процентами? Женщина резко вскочила и прикрикнула на проститутку:
– Что ты стоишь там -  в дверном проёме, как вкопанная?! Быстро иди сюда и помоги мне одеться!
Дело в том, что Селия предпочитала в своей комнате сидеть в лёгкой длинной рубахе, не стесняющей движений. Так и кожа дышала и в целом дышать было легче. Лето выдалось жарким. А два новых наряда хоть и были более закрытыми и добавляли статусности, душили и заставляли гадко преть, как скот на солнце. Да ещё эти дурацкие завязочки…
Вот сейчас ей уже затягивали талию поуже, а Торбьера расспрашивала потеющую от напряжения шлюху
– Так как он выглядит этот визитёр? Пожилой такой? С тростью?
– Нет, хозяйка, ещё молодой довольно, ну или средних лет…
– Что еще за тухлая рыбина там притащилась тогда? Может?..
– Блондинистый такой с неприятной самодовольной ухмылочкой? – подразумевала Селия, конечно, любимого братца Вергилия.
– А-а, не светлый, коричневые, вроде, волосы.
– Опять мимо… Кто же это может быть? А может Фоирчерн просто прислал кого-нибудь вместо себя? Ведь он может. Для него всегда найдётся мальчик на побегушках, уж не сомневаюсь.
Наконец, всё связалось в узелки тугие и слепилось из того, что было.
– Ладно, сейчас разберёмся, – бросила блондинка, спускаясь по лестнице при полном параде.
Увидев, КТО на самом деле её ждал, Селия едва не открыла рот в изумлении, но сдержалась. Кулачки её сжались и разжались. Она уже не ждала этой встречи никогда. Да и на кой им было встречаться? Фер пробуждал в ней противоречивые эмоции, нарушал покой. Мысли о нем одновременно и злили и возбуждали. В прошлом, будучи с клиентами, Торбьера не редко закрывала глаза и представляла его, так было приятнее выполнять свою работу, впрочем, случались и исключения... Но стоило ей представить реальную встречу с Валенте, сразу чесались руки поставить ему по фонарю под каждый глаз.
Его улыбка явно была натянутой. Так зачем он вообще явился, раз искренне не рад со мной повидаться. Козёл…
– И тебе не хворать, Валенте. Хотя, твой внешний вид вызывает опасения. Ты ещё более потрёпан, чем при нашей первой встрече, любезный друг. Из слов Сел сочился яд. Она едва сдерживалась, чтобы не выплеснуть на Фернандо целый океан яда.
Хотелось пнуть стол, за которым он сидел, но Торбьера гордо и насколько возможно грациозно заняла стул напротив.
Мимо пробежала одна из девочек и шепнула Селии на ухо, что некто поинтересовался, не держат ли они мужчин для увеселения. Всерьёз поразмыслить над таким видом спроса женщина сейчас не могла, но информация пришлась кстати для саркастического укола.
– Принять друга? О…Фернадо... Все так плохо? Так ты интересуешься работой?! Мне как раз птичка напела, что нам не хватает мальчиков. Ведь к нам захаживают и дамы. Даешь равноправие! Торбьера заливисто рассмеялась.
– Я тебя с удовольствием найму. Только сначала надо тебя помыть и побрить и парфюмом контрабандным облить. Доход будет у тебя скромный, но всё же лучше тех дырок в карманах, что ты предъявил при нашем знакомстве, дорогой.

Отредактировано Selya Torbiera (2017-06-28 23:28:37)

+4

6

С возрастом вино и женщины только хорошеют - эту простую орллевинскую истину даже вовсе не галантный бабник Валенте уяснил уже давно. Однако вино к тому же имеет свойство пылиться, а вот дамы, пылясь, здорово злеют и стервенеют. Наверное, именно поэтому сейчас Селия смотрела на него взглядом, которым можно было бы прожечь в Валенте дыру. Фернандо помнил то, что может вытворять эта прекрасная блондинка в постели и вздохнул, заглядываясь на ее бюст, который, как ни удивительно, стал еще аппетитнее с их последней встречи. Сейчас, когда она стала уже владелицей этого самого милого заведения, вряд ли она упомнит то, что когда они вместе... кгхм... нет, видимо помнит, иначе бы так не смотрела и не сыпала издевками. В другое время Фер бы давно вспылил и разнес бы кабак к чертям, но сейчас он запрокинул голову и громогласно расхохотался, будто бы Торбьера рассказала прекрасную шутку.
- Я всегда любил тебя... - кажется, лицо Селии в этот момент поменялось или что-то случилось со взглядом, потому что Фер тут же добавил
- ... за твое прекрасное чувство юмора, моя дорогая! Но нет же, у меня к тебе дело иного плана. - наклонившись к блокурой дерзкой красотке через стол, Фернандо понизил голос до интимной хрипотцы и выразительно повел бровями. Особый вид заигрывания бровями он отлично применял в орллевинских борделях и мастерски поднимал одну так, что дама бежала за ним, а затем поднимал вторую, чтобы она поскорее стаскивала свои вещички. О, Селия должна была помнить этот взгляд...
- Я вот не хочу подзаработать, у меня есть деньжата, чтобы выкупить пять твоих красоток. Жаль, что я не могу забрать тебя с собой куда-нибудь на остров и сделать честной женщиной, но ведь ты сама не согласишься? - вздох сожаления, неприкрытый флирт - и он перешел к интересующей его теме.
- Так о чем я там? Ах, да. У меня есть деньги для тебя, только для тебя, моя белокурая блистательная морская русалка. И я не прошу у тебя об услугах и ни одну твою даму не прошу, мне нужна всего лишь одна вещичка, которая есть у тебя и которая тебе точно не очень нужна... А я заплачу отличную сумму, которую ты вложишь в свой бизнес. Вы ведь не так давно открылись, я прав? - Фернандо снова таинственно ухмыльнулся. Он наводил об этом борделе справки и знал, что существует он недавно и потому можно толкать свои предложения без всяких зазрений совести.
- У тебя же есть ненужная такая шутчка, которой ты не пользуешься? Похожа на печать, которая даже для документов то не годится, - небрежно бросил он, будто штучка его не особо интересовала.
- Вот мне эта загогулина даром не сдалась, но один лорд слезно просит меня вернуть эту загогулину, потому что она дорога как память его бабушке, которая дышит на ладан и готова всенепременно скоро скончаться. Этот идиот платит за нее большие деньги и я готов осыпать тебя золотыми монетами, милая моя Селия. Только продай мне ее, а? - Фернандо широко улыбнулся и уставился на девушку с видом, мол "Ну, давай?"
Тем временем за соседними столами царило оживление, пока пара двух друзей играли в карты и один из них, проигравшись, видимо, по полной раздраженно не заорал
- Ты, кракенов жулик! Как таких вообще пускают в приличные заведения! - брошенный в сторону обидчика нож неосторожно вонзился рядом с темноволосой ладной красоткой, которая сидела неподалеку с каким-то карликовым стариком. Именно таким мог показаться на первый взгляд обросший Рамон. Фернандо не особо обратил на них внимания, сейчас его более занимал бюст совладелицы борделя, нежели чьи-то разборки.
- Извиняйте, ошибочка вышла, - заискивающе подошел пират, занося руку, чтобы выдернуть нож и плотоядно ухмыляясь в сторону девушки, не особо обращая внимание на ее сопровождение. Явной угрозы для нее не было, но вот намерения угадывались совершенно точно.

[NIC]Fernando Valente[/NIC]
[STA]Капитан орллевинского флота[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/01/26/db7e2ec206a4852a388abc519197708bbebf093c_thumb.jpg[/AVA]

+3

7

Любопытство не порок, любопытство – залог здоровья и долгожительства!

«И как меня сюда занесло?», - пронеслось в голове девушки, когда она в очередной раз обводила взглядом помещение, в которое, о чудо, привело ее любопытство.
Искреннее женское любопытство, подкрепленное легкими нотками паранойи, может привести не только в бордель, но и на край света в постель к стареющему и лысому падишаху, если того потребует ситуация. Благо, таких кардинальных мер столь настырное чувство не потребовало, начертив дорогу лишь в бордель. К слову, очень приличный, если его можно так назвать. Здесь было уютно, чисто, что уже немаловажно, учитывая контингент, который обитал неподалеку.
«Да и кормят прилично», - пронеслось в голове девушки, когда она внимательно наблюдала за тем, как набивает брюхо ее спутник.
  Улыбнувшись каким-то своим мыслям, девушка перевела взгляд на сотрудницу этого чудного заведения, лишь краем уха уловив замечание Рамона об отсутствии денег. Она прекрасно знала, что многие на борту «Поцелуя удачи» пользуются, как ни странно звучит, неудачей юнги, вытрушивая в кости все его наличные. Но что могла сделать она? Правильно, ничего. В данном случае должна быть своя голова на плечах, ведь если не можешь, то не играй – нужно думать и о завтрашнем дне, даже если ты и пират. Хотя… Она ведь может сделать маленький подарок, если настроение благоволит этому поступку?
- Красавица, ты знаешь, что делать, - произнесла Инес, кивая в сторону Рамона. – Я не обижу.
В качестве задатка, Оливарес взяла руку девушки и вложила в ее ладонь три золотых, после чего кивнула в сторону юнги, намекая, что остальное после того, как она проявит к нему всю возможную нежность, не жалея фантазии. «Ночная бабочка», хитро, но чертовски соблазнительно, улыбнувшись, стала медленно обходить стол, подкрадываясь к мужчине с грацией дикой кошки, которая готова накинуться на свою жертву, но выжидает удобный момент. Инес же повернулась к Рамону, после чего наклонилась к нему, прошептав:
- Все в твоих руках, друг мой. Она твоя, а остальное – отработаешь.
Последнее девушка произнесла легким, томным голосом, после чего рассмеялась, наблюдая за реакцией бедного юнги. Право, если она еще что-то такое выдаст, то он точно подавится насмерть. Нет, Мартин не одобрит такой смерти одного из членов команды. Кстати, не подумайте, насиловать несчастного девушка не собиралась, по крайней мере, в буквальном смысле слова. Да, ему придется усиленнее поработать на благо команды, но все в рамках приличия, если такие имелись у пиратов. Переведя взгляд с Рамона на незнакомца, о котором, к сожалению, на время успела забыть, девушка стала внимательно следить за беседой такой нестандартной пары.
«И что ему от нее надо?», - вопрос неожиданно возник в голове, чем вызвал задумчивую гримасу на лице.
Да, белокурая бестия была поистине хороша, если брать ее внешние качества. Тут, увы, не каждый мужчина сможет совладать с собой, чтобы не захотеть ее. Было видно, что во взгляде незнакомца пылали огоньки вожделения, но вот женщина тем же желанием не горела, скорее, плюя яд в его сторону. По крайней мере, если упустить возможность отравления от такой любезности, ее взглядом можно было убить, если бы, конечно, такое было возможно в реалиях нашей жизни. 
«Хм, а на корабле бы цены ей не было, - пронеслось в голове Инес, когда она внимательно, будто сверля, смотрела на белокурую красавицу. – Если бы она работала саблей так, как своим телом в постели, то цены бы ей не было с таким то характером! Дьяволица».
Да, Оливарес не могла видеть характер женщины в полной мере, но ей хватило и того, как она себя держала с мужчиной, как смотрела, как жестикулировала и с каким выражением лица произносила слова. Поверьте, этого достаточно, чтобы сложилось первое, в большинстве случаев, правильное, мнение о человеке. Инес не сомневалась, что эта женщина могла вонзить кинжал в глаз этому несчастному, если захотела бы, причем абсолютно не поведя бровью и без каких-либо угрызений совести.

Наглость – второе счастье, а наивность – первое!

- Ты, кракенов жулик! Как таких вообще пускают в приличные заведения!
Из размышлений Инес вырвал громкий голос мужчины, который, как она поняла позже, проигрался, причем конкретно и без возможности вернуть потерянное. Что ни говори, а вовремя он вывел ее из задумчивого состояния, вовремя, ведь именно в тот момент, когда девушка чуть отклонилась в сторону, мимо ее лица пролетел нож, вонзившись в дерево аккурат около ее головы. Переведя взгляд с парочки, которая временно прекратила разборки, на холодное оружие, чуть не вонзившееся в нее любимую, девушка выругалась, собираясь встать и рассказать, как стоит вести себя в таких заведениях. Но не успела она подняться, как к столу подскочил один из виновников торжества, сетуя на то, что это была всего лишь ошибочка, и протягивая руку к ножу. По крайней мере, так выглядело со стороны, однако, он не спешил забирать оружие, изменив траекторию движения руки в направлении груди девушки. Наглость? Естественно. Недолго думая, Инес хватает руку мужчины и тянет на себя, в это время вставая. Секунда – и она уже за его спиной, заводя туда же руку неудачника и поваливая его корпусом на стол, желая так же натыкать его носом в дерево, как нашкодившего котенка.
- Совсем озверел? – прорычала девушка, усиливая напор и все больше выворачивая руку. – Мне сломать тебе руку, чтобы думать начал? Куда свои лапы то тянешь? Может, без них тебе будет лучше?
Самая большая ошибка – недооценить того, кто находится перед тобой, как сделал это мужчина, который теперь, увы, был в «нежных» руках той, кого хотел облапать. Смешно получается, не правда ли? Вот только на лице девушки улыбка исчезла бесследно, уступая место злобному оскалу. Больше всего ей сейчас хотелось сломать ему две руки и вонзить этот самый нож в грудь по самую рукоять, но, увы, она тормозила себя, как могла. Вовремя подоспел и тот, с кем он повздорил, что-то тараторя и прося отпустить, параллельно угрожая расплатой, если что-то с ним случится. Мило, ничего не скажешь. Решив прекратить этот цирк, девушка выровняла негодяя, все еще стоя за его спиной и выворачивая руку.
- Еще раз приблизишься ко мне – я оторву тебе то, что ты хотел в меня засунуть, - произнесла Инес с легкими рычащими нотками в голосе.
Отпустив руку, девушка отступила назад и выдала мужчине пинка, чтобы скоординировать траекторию его движения, желательно, подальше от нее. Послышался грохот, но это уже мало волновало ее. После того, как Инес проводила взглядом парочку, которая теперь косилась на нее довольно недоброжелательными взглядами, она подошла и вынула из дерева нож. К сожалению, это оказался совершенно обычный нож, который ни на что особо путного не был способен. Тяжело вздохнув и проведя взглядом по залу, девушка произнесла:
- Тут все мужики похотливые скотины? Или найдется тот, кто заставит женщину стонать от удовольствия, а не блевать от отвращения?
Бросив нож на стол, Инес повернулась в сторону, где сидел незнакомец и белокурая красотка. Переводя взгляд с одного на другого, девушка многозначительно подняла бровь и улыбнулась. Если она правильно поняла, то эта бестия – хозяйка заведения, ведь к ней то и дело подбегают другие девушки и отчитываются. А он? Кастинг проходит? Оценивающе посмотрев на мужчину, Инес не нашла ничего умнее, чем сказать:
- Новенький? Не хочешь показать, что умеешь?
К черту конспирацию и слежку, пора действовать! Она не знала, для чего сюда забрел этот мужчина, но вдруг и правда решил опробоваться в роли дамского угодника и женской подстилки? Возможно, Инес следовало вести себя тише, сидя за столом и попивая ром, но, увы, внутри нее бурлили эмоции, которые просились на выход.

Отредактировано Inés Olivares (2017-07-25 15:11:04)

+4

8

Тезис "рассмеши девушку и она почти твоя" Рамон всерьез не рассматривал. Более того, он не знал значения слова тезис. Но так или иначе, выражение было спорным. Однажды он опробовал свои силы в этом направлении и в итоге получил задыхающуюся девицу. Она так хохотала, что после у нее начался припадок. Благо, что поблизости были люди, знавшие, что в таких ситуациях делать. С тех пор Малыш даже не пытался опять провернуть это дело. Разумеется, с припадошной у него ничего даже близко не случилось.
-Я..- он проводил жалобным взглядом три монетки, исчезнувшие в руке работницы борделя и вздохнул. Отрабатывать полгода эти деньги потраченные в никуда.. Такая себе затея. Лучше бы рубашку себе новую купил на эти деньги. Или ромом толковым обзавелся, чтоб не пробираться каждый раз на камбуз, рискуя быть пойманным жадным коком.
Шлюха была весьма привлекательной, видимо, недавно принялась зарабатывать своими чреслами. Обычно девки быстро сгорают на такой работе, если, разумеется, у них нет каких-то секретиков. А потом все произошло как-то быстро.. Вот вокруг Севильи вьется корыстная дамочка, а уже в следующий момент старпом тычет рожей в стол какого-то охламона. Звук смачного пинка заставил Малыша поежиться. Он представлял, что творится сейчас в штанах и душе у бедолаги, не заметившего оружия на поясе у пиратки. Вообще, удивительно, что тот решил завести знакомство вот так.. Хотя, возможно, способ был и оригинальный, возможно с кем-то он даже оказался бы действенным... Но не в этот раз.
Та, которую назвали Селией явно не была настроена благосклонно к мужику, чья борода напоминала наклеенные со стриженной бобриком головы. Ровненькая вся, будто углем натертая. Казалось, переверни его голову, посади на шею затылком и все равно рожа окажется той же, как ни верти.
Было дело, Рамон заставлял женщину стонать. Тогда он хотел помочь встать одной девушке, споткнувшейся и упавшей на четвереньки, однако, подходя, Малыш подскользнулся и разбил ей нос и губы своей головой. На том так и не начавшееся знакомство было завершено. Стонала ли она от удовольствия? Сомнительно. Но стонала, это точно.
-Ты иди в комнату, красотка, я скоро поднимусь. И обязательно тебя найду,- сказал юнга, снимая со своих колен девку, не забыв облапать ее зад, пока говорил. Ну а что, деньги-то уже уплачены. Хоть так, хоть эдак вкрячиваться за золото. Он допил ром и взял поудобнее кружку, чтоб в случае чего воспользоваться ей, как снарядом для метания.
-Дядь, дай монетку,- какой-то оборванец лет шести потеребил Малыша за край рубахи.
-На,- юнга сунул руку за пояс и достал последний оставшийся медяк, отдавая его мальцу.- Штоб ко мне больше не подходил, свиненок.
"Она чего, и вправду собралась тут кувыркаться?"- Рамон с сомнением посмотрел на Инес, после чего перевел взгляд на парочку - белокурую девку и того с бобриной бородой. Севилья качнул ногами, не доставая до пола, и лавка с мерзким скрипом подалась вбок, разваливаясь.
-Говно у вас тут, а не лавки,- поднимаясь с пола и потерев ушибленный локоть, заявил человек, что притягивал неудачи. Ему было беспокойно здесь. Беспокойнее, чем обычно.

+3

9

Он чуть не поставил её в ступор. Но что можно было ожидать от Валенте, кроме глупых шуток? Раскаяния, любовных клятв? Бред!
Никогда Торбьера больше не поведётся на его кошачью улыбочку и сладкие речи!
Фер не должен был видеть, как под столом она вонзила ногти в собственную ладонь, подавляя злобу. Когтяжками надо бы выцарапать ему глазюки, чтоб не был таким красавчиком. И еще ему яйца оторвать стоило, чтоб не звенел ими почём зря. Тогда мир станет немного лучше. Притворная улыбка Селии больше напоминала оскал. А мужчина, похоже, искренне считал, что беседует всё с той же молоденькой девчонкой из борделя, которая единственный раз в жизни тогда позволила себе действительно увлечься, почти влюбиться или без почти. Валенте ей мнооооого чего наобещал. Показать  весь мир, например, а показал дулю в итоге. На что он сейчас надеется?
- Выкупить может и можешь, не представляю правда на какие шиши, да опозоришься с моими пятью-то разом. Я на совесть девчонок подбирала, уж не сомневайся.
На словах о честной женщине Селию пробрал смех сквозь слёзы. Нет, серьёзно? То ли он идиот, то ли её за идиотку держит. Али не знает, что с годами у женщин всё хуже лапша на ушах держится? Все эти уловки, дурацкий флирт.
- Честной женщиной? Остров? Какой остров? Мы и так на островах, дорогой. Разве что только необитаемый. Охотно верю, что ты мог бы увезти меня туда и там оставить одну. Я стала бы тотчас очень честной, ведь ни обмануть некого, ни изменить некому. Ну разве что кокосу с другим кокосом или бананом, не важно. Говори уже, что тебе от меня на самом деле надо.
Фернандо начал объяснять ситуацию. Скрестив руки на груди и откинувшись на спинку стула, Торбьера слушала и хмыкала. То и дело мимо сновали её подопечные, отвлекая по различным вопросам и уточнениям. Слишком много информации, но контролировать необходимо всё.
Штучка-дрючка значит. Так я и поверила, что ты за ненужной и бесполезной вещью посмел бы сюда сунуться. Годы прошли с нашей последней встречи. Ты старательно избегал самой такой возможности. И тут вдруг являешься якобы с кучей денег за бесполезной штучкой? Я тебе дура последняя что ли, не пойму? Если за эту загогулину так хорошо платит какой-то лорд, то пусть сам приезжает сюда и покупает у меня напрямую. Или кишка тонка сунуться на пиратский остров, и он отправил курьера?
Что же, тогда его расчёты ошибочны. Тебе, Фернандо, я ничего не продам, будь это даже вчерашнее содержимое помойных вёдер.

Селия попутно пыталась сообразить, о чём толкует ей Валенте, что за вещичка у неё может быть. Она не боялась ему дерзить и давать от ворот поворот, потому что догадывалась, что он просто так всё равно не отстанет. Пускай сначала помучается. А она уж разузнает сначала всё как следует, а потом решит идти ей на сделку или нет.
Тем временем за соседним  столом что-то закрутилось, возня и ругань.
Начинается…  Воздух рассёк нож. Ещё чего не хватало.  
Всё же необходимо нанять охрану.  Где бы найти парочку туповатых, но преданных амбалов?
Торбьера повернула голову в ту сторону, куда улетело холодное оружие.
Там сидела интересная парочка – симпатичная девчонка, чуть помладше нее самой и матрос неопределённого возраста. И то, что сделала эта красавица с обидчиком, Селии очень понравилось.
Ммм. Если бы все мои шлюшки могли бы также наподдать зарвавшимся товарищам, никакие амбалы бы не нужны были.  
Однако сюрпризы на этом не закончились. Неужто их с Фером услышали или мысли гениев сходятся? Но темновласка потребовала, чтоб Валенте её обслужил! О, Марис! Какая прелесть.
Селия хлопнула в ладоши, поднимаясь с места.
– Красавица знает толк! Ты не прогадала. Отличный образчик. Врет, как песни поёт, заслушаешься, не заскучаешь. А уж, какие комплименты отвешивает! Таять будешь и млеть. Только смотри, чтоб не затошнило от обилия такого «сахара» как раз. С телом тоже у него полный порядок. Шрамов не много. Достоинство большое. Опытный самец. В общем, бери и используй по прямому назначению.  О цене сторгуемся.
Пусть Фернандо знает своё место в этой жизни.
– Видишь, не успел устроиться, у тебя уже первая клиентка, да ещё такая красивая. Поторопись-ка уважить даму!
Тут с лавки свалился спутник этой самой брюнеточки. Напился, видать, до чёртиков и пеняет на мебель теперь. Можно было бы проигнорировать вообще.
– А ты значит, дружок, в мебели хорошо разбираешься? Может и тебя пристроить ко мне? Будешь ходить да подмечать где стол треснул, где шторка али коврик завоняли, где лавка, как ты говоришь, говно?

Отредактировано Selya Torbiera (2017-07-28 22:17:23)

+3

10

Ой-ой-ой, кажется, Фернандо зарвался да так, что глаза некогда любимой женщины сейчас готовы были не то. что молнии метать, а стереть с лица земли всех мужчин по имени "Фернандо" и запретить впредь так называть детей даже в далекой Фйеле, где Фернандов отродясь не было. Что вообще нужно этим бабам? Не захотела слушать про красивые глаза, относительно прямые ноги и красивые все еще сиськи и потребовала правдивой цели визита. Получила. И все равно обиделась! Пойди пойми этих женщин!
- Что же ты переживаешь, милая? Или твои красотки слишком хороши для того, чтобы остановиться на одном прекрасном мне и не начать ласкать друг друга? - зубоскалить с Торбьера было интересно, только вот времени у него было мало. Он ведь действительно договариваться пришел, а не силу применять, хотя мог бы с успехом.
- А я смотрю ты все не можешь забыть меня, Селия, потому и злишься сейчас, - ну не удержался от ответной колкости.
- Только не говори, что после меня ты этой самой честной женщиной все же стала, - как шлюхой была, так и осталась, никуда эта ее сущность не делась.
- Но ладно - если хочешь, то разойдемся мирно. Не хочешь - я просто буду действовать другими методами. - Фер не угрожал, просто Селия забылась, что перед ней сидит не просто раззява-капитан, который потерял свой корабль, а офицер, который и глотки рвал, и вздергивал самолично пиратов, и в плену у них сидел. Что ему одна белокурая зарвавшаяся бестия? Главное он узнал - печать действительно у нее. А уж как он ее будет добывать...
Появившаяся из ниоткуда дамочка с ладной во всех местах фигурой была неожиданна как понос в первую брачную ночь и Валенте замешкался, услышав ее предложение. Он был готов послать ее куда подальше, но совершенно неожиданно узнал в посетительницы борделя очень уж знакомую дамочку, которая находилась на том, корабле, на котором они прибыл в Рамий. Да неужто она решила что он так туп, что и не вспомнит эту бабу вовсе? Взгляд в сторону - и он видит еще одного матроса с корабля, на котором должен был вернуться. За ним что, послали хвост? Что ж, тильский шпион Штри-Лиц еще никогда не был так близок к провалу!
Но Фер легко мог обратить это себе на руку, тем более Торбьера снова начала ехидничать, а дама действительно желала поразвлечься и... Ладонь брюнетки оказалась в руках быстро вставшего со своего места Валенте, прежде чем он элегантно коснулся ее губами и проникновенно заглянул брюнетке, что завалила только что двух буйных посетителей, в глаза.
- Сегодня я навеки ваш, прекрасная нимфа, что вышла из морской пены и решила почтить своим присутствием это бренное место. Как море могло отдать в Рамий такую, как вы? - вот уж что-то, а язык у Валенте действительно был подвешен как и куда надо и не только в плане разговоров, но и некоторых других вещей, за которые бордели и в самом деле бы за него подрались. ну не каждый мужчина найдет в женщине ту самую загадку, от которой она с визгом прыгает на стену. А если на стену не прыгает - значит женщина не удовлетворена.
Фернандо легко подхватил темноволосую мадам на руки, словно и в самом деле собрался дарить ей рай на земле и лишь коротко спросил
- Куда?

[NIC]Fernando Valente[/NIC]
[STA]Капитан орллевинского флота[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/01/26/db7e2ec206a4852a388abc519197708bbebf093c_thumb.jpg[/AVA]

+4

11

Язык мой – враг мой, прежде ума рыщет – беды ищет.

Жаль, что осознание сказанного приходит намного позже, чем слова слетают с уст. Возможно, если бы девушка оценила то, что было громогласно провозглашено, то промолчала бы, снова сев за стол. Все же она пришла в это заведение для того, чтобы проследить за незнакомцем, а, вместо того, чтобы сидеть ниже травы, тише воды, обвинила собравшихся мужчин в том, что они, если говорить мягко, плохие любовники, да и слабо привлекают внимание женского пола. Ладно, если бы только это, так ведь она еще и призывно к себе зазывала того, за кем сама же устроила слежку! Если кто-то скажет, что мозгов у нее меньше, чем у пролетающей над морем чайки, она сразу же согласится, вспомнив эту ситуацию, правда, не скажет об этом вслух, не желая признаваться окружающим в своей глупости. В первую минуту, Инес резко захотелось провалиться сквозь землю или с полной отдачей начать биться головой о стену, сетуя на то, что, может, таким способом прибавится серая жидкость. Но врагу не сдается наш гордый варяг! Если уж она начала такую игру, то придется придерживаться правил, которые, к сожалению, резко изменились. Бросив взгляд на хозяйку данного заведения, Инес улыбнулась, внимательно наблюдая за ее реакцией. Видимо, этот представитель сильного пола, который пытался вести с ней приятную беседу, не вызывал хороших эмоций у Селии. Эх, парень, а ты не знал, что женщины крайне злопамятны, не забывая ничего, четко выбивая каждый проступок, каждую обиду на монументе своей памяти? Плохо, очень плохо, так что пожинай теперь плоды, которые сам же и взрастил. Слова, которые с диким восторгом, произносила белокурая бестия, явно отражали ее отношение к мужчине, которого она была готова сплавить первой, кто изъявит желание, лишь бы он сгинул с глаз долой, да с сердца вон. К сожалению, этой первой оказалась именно Инес, не умея сдерживать себя в порыве эмоций. Но, если честно, после такой рекламы, девушка задумалась о том, что таки этот представитель похотливой расы сможет на что-то сгодиться, но нужно было определиться, на что именно, ибо спать с ним она все же не собиралась. Правда, фраза о приторности его речей пришлась не по душе Оливарес, ибо она, увы, не сильно жаловала сладкое, стараясь исключать его из своего рациона. Что ж… Придется его тормозить на поворотах, если градус сладости начнет зашкаливать.
«Опытный самец? – пронеслось в голове девушки, когда она начала в красках представлять всю его опытность. – А не надорвется с таким опытом то?».

Сюрприз может ждать там, где ты его совсем не ожидаешь. Правда, не факт, что он придется тебе по душе.

Громко рассмеявшись, девушка собиралась было поднести руку, чтобы стереть накатившуюся от смеха слезу, но не успела, так как ее ладонь нагло приватизировали на время и поцеловали. Очередной смешок, вызванный фразой мужчины, застрял где-то поперек горла, так как все же выйти не смог, ибо было уже действительно не до смеха, после того, как он поднял ее на руки. Честно? Она даже не успела сориентироваться, чтобы, как минимум, отскочить от него, как черт от ладана.
- А твоя хозяйка не соврала, - произнесла Инес, выходя из недолгого ступора. – Говоришь складно. И много женщин пало к твоим ногам после таких сладких речей?
Оружие массового поражения, не иначе. Девушка уже представила, скольких женщин он смог «удовлетворить», пользуясь сладкими речами, чтобы они стали сговорчивее, согласившись раздвинуть перед ним ноги. Возможно, в свое время хозяйка борделя тоже стала жертвой его изворотливости и некого таланта, так что теперь держит зло, затаив его где-то в глубине сердца. А он? Инес внимательно смотрела на мужчину, после чего положила одну руку ему на плечо, а второй чуть приподняла его подбородок.
- Тебе еще не успели выделить комнату? – произнесла она, с нотками сочувствия в голосе. – Куда же ты тогда собрался женщину то нести? Или здесь на столе решил раздвинуть мне ноги? Так дело не пойдет.
Отпустив подбородок и проведя тыльной стороной ладони по щеке талантливого искусителя, девушка легонько шлепнула по ней, после чего громко рассмеялась, немного откидываясь назад. Если он действительно пришел сюда устраиваться, то странно, что он еще не успел поинтересоваться у хозяйки, где ему принимать клиентов и как правильно с ними себя вести, ведь то, что она схватил девушку на руки, может кому-то да не понравиться.
- А ты знал, что женщины испытывают наслаждение, когда смотрят за мужчиной в работе? – сказала Инес, тихо произнося каждое слово. – Удовлетвори меня, починив вооооон ту скамью. Поверь, я буду пылать не хуже, чем факел в порту этой ночью!
Указав пальцем в сторону мебели, которую успел разгромить ее спутник, девушка мило улыбнулась и внимательно посмотрела на мужчину, который все еще держал ее на руках.
- Рамон, отойди оттуда, сейчас опытный самец покажет нам, как удовлетворить женщину! – со смехом произнесла девушка, пытаясь спуститься с рук мужчины. – Хозяйка, сейчас вернем все на свои места! Я щедро оплачу его работу.
Что ни говори, а некомфортно ей было здесь, ой как некомфортно. Но, увы, она сама виновата в этом, все сильнее погрязая в словах, которые способствуют возникновению некоторых действий. Правда, следить за неизвестным мужчиной хоть не нужно было, ибо скрыться с виду и тихо наблюдать она уже, к сожалению, не сможет.

Отредактировано Inés Olivares (2017-08-09 22:37:24)

+2

12

Капитан Рекхэм редко брал попутчиков на борт своего брига. В присутствии чужаков он чувствовал себя… хмм… как бы сказать, несколько не в своей тарелке. Нет, не подумайте – полноправным хозяином на корабле был только он. Но незнакомец – чего от него ждать? Быть может, это посланник с корабля соперников-пиратов, которому поручено разузнать, что за тайны хранит в трюме бриг «Поцелуй удачи»? Или просто воришка, который при первом удобном случае сунет себе в карман любую цацку, и убежит, как только корабль войдет в порт? А, есть еще самый отвратительный вариант – просто праздно шатающийся по палубе неудачник, который задает команде тучу вопросов, отвлекая ее от дел, и тем самым подрывая слаженную работу корабля.
Мартина не устраивал любой из вышеперечисленных вариантов. Но незнакомец предложил довольно внушительную сумму, и пообещал вести себя спокойно. Потому Рекхэм, будучи в хорошем расположении духа, согласился довести его до Рамия.
Махнув рукой на прощанье попутчику, капитан спустился в свою каюту. Скрип половиц, такой знакомый, откликнулся на шаги хозяина. Выдохнув, Рекхэм погрузился на стул, предварительно прокричав в пустоту:
- Эй, кто-нибудь! Я слышу, что там кто-то топчется! Инес мне позовите, и поживее!
По палубе застучали каблуки, говоря о том, что призывный крик капитана Рекхэма достиг пункта назначения, а именно чьих-нибудь ушей. Откинувшись на спинку, Марти погрузился в свои мысли. У него был определенный план, задумка, но необходимо было проработать в голове некоторые детали, отшлифовать, так сказать.
А время шло. Казалось, что Инес должна была уже спуститься к капитану – если не по просьбе матроса, то сама, наведаться, так сказать. Спустя пару мгновений, в дверь каюты постучали.
- А я уже и заждался. Входи! – проговорил Рекхэм, ожидая увидеть на пороге старшего помощника. Но, увы, ошибся. В каюту шагнуло двое – матрос и боцман. Второго Марти ценил – крепкий смышленый парень, в голове не каша, как это случается частенько у пиратов.
- Говори, мелочь! – прорычал тот, отпуская матросу звонкий подзатыльник.
Капитан выпрямил спину, заинтересованно глядя на любопытную парочку, застывшую пред его очами.
- Ну я… Это самое, капитан, Вы не злитесь только, я тут не у дел… - мямлил матрос, переминаясь с ноги на ногу, но, взглянув на боцмана, продолжил, - Ваша помощница того, Рамона взяла, и с корабля, ну, того, дернула. Я сам как узнал – мне Рамон должен был рома флягу, проспорил давече, - бормотал матрос, исподлобья поглядывая то на капитана, то на боцмана, - ну он как с корабля за старпомом дернул, я за ними по тихому… Ну, это, может вторую бутылку вытрясу, они же это, явно за тем и побежали!
- Да говори ты ближе к делу, ну! – не выдержал Рекхэм, чуя, что дело не к добру, и каждая лишняя минута может быть на счету.
- Так я и так кратко, капитан Рекхэм, - жалобно пискнул матрос, но продолжил, - они вместе, в общем, в бордель зашли! А Вы помощницу звали, ну я к Вам не сунулся, вот ему вот рассказал… И за ними не пошел тоже, думаю, лучше капитану, наверное…
- Дорогу покажешь? – кратко спросил Мартин, резко вставая. Со спинки стула он снял плащ с капюшоном, и набросил его себе на плечи. После, проверил, надежно ли закреплена на поясе рапира – на этот раз в ножнах, так как ее конец был смазан тонким слоем яда, не так давно была на то необходимость. Кинжалы тоже при нем.
- Д-д-д-д..а, капитан, конечно покажу! Все помню!
Кивнув боцману в знак благодарности, Мартин покинул каюту вслед за матросом, казалось, осмелевшим.

Они шли по узким улочкам Рамия – одного из самых крупных городов Тильских островов. Признаться, сам Марти искал бы дорогу куда дольше, и, скорее всего, не нашел бы. Открытые двери местных трактиров так и манили к себе сладкими запахами мяса и похлебки. Но, увы – Марти не мог остаться. Хотя, в былые времена, капитана Рекхэма за уши было не оттащить от столов подобных увеселительных заведений. И покинул бы он его, скорее всего, не один.
- Вот сюда вошли они, капитан. В «Три якоря», значит, точно припоминаю!
- Ты хорошо помог своему капитану, - пробормотал Рекхэм, натягивая на глаза капюшон, - и за это, не будешь наказан. Ты ведь покинул судно без моего разрешения! А это, знаешь ли, серьезный проступок. Так что сейчас - свободен.
Мартин никогда не препятствовал перемещению своих людей по городам, в портах которых они останавливались. Но железное правило «предупреди капитана и вернись вовремя» работало всегда. Рекхэм предпочитал знать, в каких тавернах, хотя-бы приблизительно, проводят время его подопечные.
Рекхэм толкнул дверь, настроившись считать до десяти про себя. И, как оказалось, в таверну-бордель он вошел очень кстати!

Как вы думаете, уважаемые читатели, в каком интересном положении капитан Мартин Рекхэм застал своего старшего помощника? Подумали? Угадаете? У другого мужчины на руках! Да не просто у какого-то случайного постояльца борделя, а у того самого путника, что попросился на корабль к Мартину! Вот это приятный сюрприз. Неужели они вдвоем сбежали с корабля, решив уединиться в столь пикантном месте?
Возможно, если бы Рекхэм не питал к Оливарес чувств более серьезных, коими являются отношения старшего помощника и капитана, он пожал бы плечами, и, сев за стол, осушил пару чарок рома, предоставив девушке возможность проводить свое свободное время как ей пожелается. Возможно, Марти даже положил бы взгляд на шатенку, что томным взглядом смиряла комнату, в поисках потенциального кавалера, и провел бы с ней незабываемую ночь.
Но – увы. Каждый мужчина по натуре своей ревнив, а уж если есть повод, и такой – готов рвать и метать. Ревность у них складывается из эгоизма, доведенного до чертиков, из самолюбия, захваченного врасплох, и раздраженного ложного тщеславия. Рекхэм был не исключением из этого правила. Несмотря на свою сдержанность, что является в целом редким для пирата качеством, просто сесть за стол и наблюдать, что же произойдет дальше, он не смог. Рука крепко сжалась в кулак, заставив тем самым костяшки окраситься в розовато-белый цвет. Брови наползли на глаза, словно две взъерошенные гусеницы, делая выражение лица брезгливо-раздраженным. Нет, никто, слышите, никто не будет прикасаться к его женщине! И его женщина не смеет позволять обращаться с собой подобным образом! 
Рука легла на рукоять рапиры. Рекхэм сделал несколько широких шагов к попутчику, и, остановившись, откинув часть плаща в сторону, сделал резкий выпад.
Острие звонкого и хлесткого оружия Мартина застыло у небритой шеи Фернандо. Еще одно движение… Хватит даже царапины – и неприятелю придется корчиться на полу в страданиях, умоляя о антидоте. 
- Я не знаю ЧТО тут происходит, и крайне не уверен в том, что хочу знать, - начал Рекхэм, стараясь не перейти на крик сразу же, - но если ты сейчас же не уберешь отростки, растущие из твоих плечей от этой девушки, тебе будет больше нечем говорить. Знаешь, почему? Потому что я вырежу в твоем черепе дыру сзади, просуну в нее крюк, и вырву тебе твой поганый язык!
Рекхэм поморщил нос. Обычно он относился к подобного рода заведениям спокойно, но это заставляло его чувствовать себя совершенно не в своей тарелке – словно шмат доброго мяса, что оказался в вегетарианском салате.
- А ты – тоже хороша! – выкрикнул Мартин в сторону старшего помощника, сверкая глазами из-под капюшона,- я готов повториться – мне плевать, что тут происходит, но даже груда драгоценных каменьев не стоит того, чтобы отвратительно виснуть на.. – капитан одернулся, и окинул Валенте презрительным взглядом, - этом. Самой-то не противно?
Что за глупцов Марис послал в команду несчастного «Поцелуя удачи»? А ведь все было бы так просто, сиди эти двое на корабле – попутчик бы в любом случае вернулся обратно, ведь Мартин был добр и согласился отвести его, по ходу, конечно, забрав все ценное, что Фернандо удалось бы достать. Или кто-то подумал, что глупый капитан Рекхэм не предусмотрел возможности того, что мужчина будет вести что-то ценное. Посудите сами – незнакомец, платит пирату золотом, чтоб добраться до крупного города Тиля – это все явно неспроста! Но следить за ним, чтобы узнать ответы – слишком прямолинейно и глупо. Именно по этой причине Мартин решил подождать.
Мартин дышал глубоко и шумно. Краем глаза он окинул таверну – видимо, пелена злости, смешанная с ревностью начала понемногу спадать. Людей было не много – в основном женщины, несколько пьяных мужчин - впрочем, у подобных заведений частенько бывает охрана. Возможно, все удастся закончить быстро, и без потерь.

Офф:

Если вышел бред, или не логично, стучите, поправим.

+5

13

-А плата какая?- Рамон Севилья сразу решил взять быка за рога. Вообще, чем не местечко для жизни? Накормят, напоят.. Наверно. Это с одной стороны. С другой - юнгу тянуло в море.- Ты б руки поотшибала тем, кто лавки такие колотит, мадама,- пожал плечами морячок, вяло пытаясь отряхнуться. Босая нога наступила на щепку, поэтому "ай, ска.." вырвалось у него как раз вовремя, для того, чтобы скрыть удивление от действий старпома.
- Рамон, отойди оттуда, сейчас опытный самец покажет нам, как удовлетворить женщину!
-Так и я ублажить могу, чего там..- пробормотал юнга, отходя на пару шагов от сломанной лавки и скрещивая на груди руки. Действия развивались слишком стремительно, чтобы успевать что-то сообразить. Нет, Рамон не был совсем глупым. Может быть недалеким, но тут всегда можно списать все на банальное "не повезло". Вот "бобриковый" хватает на руки старпома, наверняка облапав все задние округлости, вот она уже орет, чтоб Рамон дал место начинающему плотнику, а сам Севилья склонился к ноге, чтобы вытащить чертову щепку из ноги. Пролилась кровь. Вероятно, не первая кровь, пролившаяся в этом заведении сегодня. Наверняка не последняя. Подпитые пираты любят разбивать носы, рубить уши и пырять ножом своих недавних товарищей, по пьяной лавке - кстати сломанной - припоминая им былые обиды, за которые, как правило, уже отомстили. На трезвую-то голову за такие мелочи человека к Богам отправлять не тянет, а чуть рому перепил..
Оставлять свою кровь где бы то ни было - опасная затея. Но ползать и здесь на карачках, чтобы выскоблить пол - это, прямо сказать, затейка не очень. Даже для привычного к этому делу Рамона. А потом налетел ураган. И не тот, что ломает снасти неудачливым мореходам, не тот, что сносит крыши с домов и заваливает деревья - хотя наверняка на счету у Рэкхэма были все три позиции - но тот, что называется так образно.
"Пиздец.." - только и подумалось Рамону, когда он услышал знакомый голос и узнаваемый шум походки. В принципе, идиома подходила для происходящего как нельзя лучше. Юнга тихим сапом сместился чуть в сторону, чтобы не попасть под основное направление гнева капитана, потом заметил того матроса с вечно кровоточащей десной, что подсказал Рэкхему, где их искать. Разумеется, этот засранец пришлепал вслед за капитаном, чтобы посмотреть, чего там будет. И сейчас стоял тихонечко у двери, чтобы успеть скрыться, если начнется что-то.. Что-то кровопролитное. А конфликт назревал.
-Чтоб ты тут все полы зассал, говнюк..- как всегда и бывает, самые сильные слова, это те, что идут от сердца. В них бывает меньше изысков, но такие слова часто достигают желаемого. В общем, Рамон не знал еще, как это работает в полной мере, однако запоздало понял, что проклятие, сорвавшееся с губ, заимело свою силу. Потому что отобрало силы у юнги.- Дерьмо..- пробормотал он, услышав сквозь гомон, как разбиваются первые капли крови об пол. Под носом стало тепло и сыро, а во рту солоноватый привкус железа..- У тебя тряпки не будет, донна?- прогнусавил он, обогнув намечающееся место смертоубийства, обращаясь к Селии и пытаясь прекратить кровотечение из носа плотно прижатым рукавом рубахи. Рубаха, к слову, видала уже виды.

+4

14

Интересные, однако ж, у Фернандо «другие методы». Это попытка вызвать ревность? Глупо. Ну, может, слегка Торбьеру и укололо. Капельку. Последняя капля минувших чувств, так сказать. Да и потом очень уж наигранными выглядели его ухаживания за брюнеточкой. Сейчас Селия видела, какой же Валенте насквозь фальшивый. Он всегда и был таким. К сожалению, когда тебе семнадцать, ты ведешься на красивые слова в купе с показными недурными манерами, веришь в пустые обещания, данные в сомнительных обстоятельствах. Сама строишь воздушные замки и далеко идущие планы. Видишь то, чего нет, закрываешь глаза на то, что есть. Поднявшаяся волна злости схлынула, сменилась на какую-то апатию что ли. Даже хорошо, что он явился, наконец, и делает глупости. Это здорово освобождает создание от идеализированного образа.
А ведь и впрямь из него бы вышел недурной работник борделя.
Сел нисколечко не сомневалась, что могла бы на нём заработать, даже учитывая, что женщины в бордель заглядывают куда реже. Пираток все же меньше, чем пиратов в общей сложности. И, тем не менее, на островах рождаются простые девочки, которые зачастую потом не особо кому и нужны. В крайнем случае, Фер стал бы шлюхой для шлюх, отрабатывал бы так свой хлеб. Устав от парада уродов, путана тоже может заплатить за удовольствие побыть в компании приятного взгляду мужика.
Блондинка, облокотившись спиной на одну из деревянных подпорок, криво ухмылялась и наблюдала за происходящим. Кто-то, пробегая, шепнул хорошую наводку для Остергарда. Теперь главное не забыть о ней в суматохе. В ответ Торбьера тоже тихонечко попросила донести ей, если вдруг кто знает, что за горячая женщина пожаловала в «Три якоря», ибо даме на руках Валенте, похоже, вполне всего хватало, и зазывала Фера она по каким-то иным причинам.
Что-то тут не чисто. И связано с этой самой «таинственной штучкой».
Селия надеялась, что этот спектакль не затеян с какой-то далеко идущей целью как-либо навредить ей. Или же Валенте успел обидеть и сию донну, раз она язвит не хуже, чем сама Сеси?
В таверне нашлись знающие люди, донесение не заставило себя долго ждать: девицу звали Инес, и была она старпомом на судне у капитана Мартина Рекхэма, её неуклюжий спутник же – юнга, мелкая сошка. Корабль пришвартовался в Рамии совсем недавно.
Интересное дело, значит, прибыли они, по сути, одновременно? Или же Фер выжидал чего-то, чтобы прийти сюда?
Ситуация Селии не слишком нравилась, но она старалась это не показывать и приветливо кивала Оливарес, мол, пусть Валенте колотит скамью.
-Делай с ним, что душеньке угодно, дорогая. Пусть отрабатывает до твоего полного и многократного удовлетворения. Хоть лавку тебе сколотит, хоть дом строит.
От  Рамоновского уточнения о жаловании Торбьера попросту отмахнулась, ясно же что она не серьёзно. На кой ей такой проверяльщик, она сама справиться без дармоеда, который больше здесь разнесёт, чем поправит. На роль же необходимого ей телохранителя он не претендовал и не тянул.
Не успел ещё Фернандо приступить к исполнению мужского долга, как в дверях появились новые участники сегодняшнего увлекательного представления, на которое стоило бы продавать билеты.
А вот и сам капитан, очевидно…
Трудно было не догадаться. Мужчина был полон ярости и коршуном налетел на Оливарес и Валенте.
- Оу, у кого-то проблемы,- выдала Сел себе под нос. Ощущение, что в любовный многоугольник попала. Рапира опасно коснулась кожи Фера. Испугалась ли Торбьера хоть на мгновение? Она и сама не поняла толком.
Надеюсь, он не думает, что я ему сейчас начну помогать, выгораживать и объяснять ситуацию. У самого язык подвешен, да и оружием он владеет. А может, и впрямь между этими двумя что-то уже было?  Хозяйка борделя вовсе не удивилась бы.
В любом случае, ты чужак на пиратском острове, дружок, тут у тебя нет друзей. Выпутывайся теперь.
Лезть под горячую руку рассерженного капитана женщина не собиралась. Ну, устроят они драку, начнёт принимать ставки. Авось так потери свои возместит.
Однако ж позади любовной грозы полился «золотой дождь» и совсем не тот, о котором мечтают корсары, отправляясь за сокровищами.
- Выкиньте кто-нибудь этого зассанца! Глядите чего творит! Он мне сейчас все полы тут уделает!- Замахала руками Торбьера. И под руку ей попался с какого-то перепугу горе-юнга со своими проблемами.
- Вовремя, конечно… – едва ли не выругалась на него Сеси.
У матроса шла носом кровь. С чего вдруг? Женщина, поджала губы, но не стала отказывать в помощи, любое повреждение плоти, любая болезнь для неё сейчас -  повод потренироваться.  Она вынула из-за пазухи платочек и прижала его рукой к носу Рамона, мысленно обратившись к высшим силам, чтобы те помогли ей остановить кровь, хотя ни о какой сосредоточенности в сложившихся обстоятельствах и речи быть не могло.
Однако что-то заставило Селию дёрнуться, когда она дотронулась до матроса. Будто что-то насильно оттолкнуло её руку. В нём самом была какая-то сила…
Хм, любопытно…
Бордель тем временем окончательно превратился в балаган.

+4

15

Пиратская дамочка попалась довольно словоохотливая, да еще и руки распускала, будто бы думала, что ей за это ничего не будет. Упругий зад в обтягивающих брюках был в опасной близости от ладони Фернандо и жаль, что капитану не удалось его потискать - несостоявшаяся мадама начала нести какую-то чушь про починку скамейки, мол, она только так удовлетворяется. Валенте кинул удивленный взгляд на Селию, мол, к тебе только такие извращенцы заглядывают? Та же приветливо улыбалась и кивала, мол, действительно, давай-ка сделай скамейку. Пиратская дамочка попыталась улизнуть, но Валенте не успел спустить ее с рук, как в таверну ворвался тот самый капитан корабля, который хотел увезти его обратно. Мысли о том, что за ним шпионили эти двое, убралась сама собой - не могли они шпионить, не оповестив капитана. Ну или капитан был идиотом, к тому же - ревнивым идиотом, потому что его сабля, упершаяся ему в шею, заставила Валенте лишь вопросительно поднять бровь. Двигать чем-то другим он опасался и потому аккуратно двинулся в сторону от сабли, благодушно улыбаясь.
- Да как скажешь, капитан, не переживай. трудно тебе приходится, наверное, раз твоя женщина удовлетворяется с помощью смотрения на починку скамеек. Ну да мне все равно. Совет да любовь! - одним движением он сгрудил женщину на руки капитану, которую тому пришлось подхватить, иначе бы она спружинила пятой точкой об пол и повернулся к Селии. Этот театр одного актера давно пора было заканчивать и вспомнить, для чего он на самом деле сюда явился. Миссия все еще была не выполнена, а виновница того, что он сейчас участвовал в постановке хренового театра сейчас возилась с юнгой с того же корабля. Фернандо, оставляя незадачливых любовничков, к которым точно не пойдет на корабль теперь, разбираться между собой, подошел к селии.
- Моя госпожа, премного прошу у вас прощения, - произнес он глубоким голосом, таким тоном, которым он говорил о ее прекрасных глазах в первый день их знакомства.
- Я не справился с первой клиенткой, слишком уж у нее извращенный вкус. Мне нет пощады! - Фер поклонился так низко, приложив руку к поясу, что его голова оказалась на уровне коленок Селии.
- Премного прошу простить меня, жалкого поборника вашего борделя! Клянусь! Я исправлюсь! Позвольте отработать прямо сейчас! - Фернандо внезапно выбросил руки вперед и обнял коленки Селии, заставляя ту податься вперед. Деловито, с дамой на плече, Фернандо пошагал в сторону лестницы, не обращая внимания на возмущенный вопли где-то сзади. Пятая точка блондинки смотрела точно в потолок и радовала глаз и щеку, к которой капитан тепло прижимал женское тело.
Пинком распахнув одну из дверей, Фернандо проорал двум двеицам, которые о чем-то щебетали
- Ваша хозяйка желает любви! Сдриснули отсюда! - две дамочки с писком сбежали, а Фер пинком закрыл дверь и задвинул щеколду, после чего сгрудил Селию на кровать и нежно поинтересовался, прижав ее руки к постели грубой хваткой.
- Ну что, милая, поговорим без свидетелей?

[NIC]Fernando Valente[/NIC]
[STA]Капитан орллевинского флота[/STA]
[AVA]http://en.geek.xyz/images/upload/2016/01/26/db7e2ec206a4852a388abc519197708bbebf093c_thumb.jpg[/AVA]

+2


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Один из рода Торбьера, часть 2»