HELM. AUREA TEMPORIBUS

Объявление






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Когда государственные дела становятся личными»


«Когда государственные дела становятся личными»

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

«Когда государственные дела становятся личными»

12 июля 1443 года ● Лот, резиденция императора

Марк Север, Понтий Тиберий, Август Домициан

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

По Лоту прошлась шутка, будто у одного легата украли рабыню. Шутка прошлась, над ней посмеялись и забыли. До тех пор, пока она не напомнила о себе. До новоиспеченного императора доходят слухи, будто некто склоняет офицеров легионов выступить против существующей власти. Под предлогом срочного собрания легат Север и консул Домициан вызваны в Лот.

0

2

Весть о том, что его любимую украли застигла Марка весьма неожиданно. В тот самый момент, когда легат принимал ванну, в помещение вошел первый центурион. Север уже привык к постоянным выходкам Джульетты и капризам по поводу прогулок вне стен поместья. К тому же, он был полностью уверен в людях, приставленных к ней. Потому то и не переживал за юную мать своего ребенка сверх меры.
А спустя пару часов, с лагеря доложили о двоих легионерах, найденных на улицах города. Оба один к тому времени уже истек кровью и умер, а второй еще дышал и пытался что-то пробормотать. Из его слов в нападении были виноваты гвардейцы самой императрицы. До того самого момента, когда легат Север дослушал доклад центуриона, его вера в правителей Балморы была непоколебима. И тут - словно нож в спину. За всё то, что он сделал ради своего номарха. Сколько людей убил, сколько людей потерял. А потом еще эта нелепая ссылка на континент. Марк был человеком весьма терпеливым и порой даже хладнокровным. Но любому терпению рано или поздно приходит конец. Особенно, когда дело касается твоих детей.
Естественно, легат Шестого Легиона не бросился сломя голову ко дворцу номарха. Сперва он принял решение пообщаться с другими знакомыми легатами из второго и десятого легионов. О встрече договорились негласно за городской чертой, дабы обсудить проблемы и их решения. Из беседы было ясно, что никто из них не сталкивался прежде с проявлением подобной враждебности со стороны преторианцев. Конечно, случались стычки вне службы. Но они происходили регулярно и без смертельных исходов, как правило. Это уже вошло в обиход. Хоть и каралось, согласно уставу.
- Если мои предположения подтвердятся, то нужно будет наказать тех, кто в этом виноват. Как же мы можем доверять нашим властям, если они посылают своих цепных псов отнимать то, что нам так дорого. Но я всё же надеюсь, что всё это чья-то злая шутка. - Марк пожал руки своим товарищам. Те лишь кивнули в ответ. Вряд-ли они бы пошли за Марком, соберись тот штурмовать дворец. Но новости к сведению приняли. Возможно, это поможет в будущем.

Спустя несколько дней Марк планировал навестить раненного легионера и заодно разослать доверенных бойцов по городским тавернам и разузнать слухи насчет преторианцев и их связях с похищением. Но его планы откладывались на неопределенный срок в связи с срочным приказом о визите в императорский дворец. Новость несколько удивила легата. Ведь, по прибытию на родину, его так и не приняли во дворце. А все предложения и договоренности были переданы императрице через третьих лиц.
Возможно, это как раз связано с похищением Джульетты. Но так даже лучше. Кому как не властям знать о том, что творят их гвардейцы. Передав свои дела первому центуриону, Легат собрался, и верхом направился в Лот.

Ворота дворца как обычно сторожили здоровяки в лиловых плащах и шарфах. Они без лишних слов отворили двери гостю и легат вошел внутрь. Его шаги по гранитному полу раздавались гулким эхом по всей обширной зале. Марк сперва замешкался, встав у входа в зал для переговоров. Но поправившись, всё же шагнул внутрь и привычно салютовал, приложив кулак к своей груди в районе сердца.
-Легат Марк Север. Прибыл по приказу.

+3

3

Лот начал успокаиваться. Череда событий во дворце не могла не оставить отпечаток на патрицианском городе. И, соответствуя возможностям, оставила. Но спустя почти две недели после последнего события, город начал принимать свой обычный вид. Как, собственно, и дворец. Понтий знал, что будут многие шептаться в кулуарах, интриги и козни продолжались плестись и строиться. Самый богатый город Балморы был тем еще змеиным гнездом, за что Понтий безмерно обожал Лот и столь же страстно его ненавидел. Впрочем, любил, все-таки, больше. Как же это должно быть скучно жить размеренной и спланированной на много месяцев вперед жизнью, когда каждый твой шаг будет известен тебе перед сном грядущего дня..
Понтия называли мужем правительницы. Очень и очень многие. Тиберий избавлялся от гавкающих ничтожеств, оставляя в живых лишь тех, кто заслуживал толики его уважения.
Впрочем, сегодняшний день обещал быть интересным. Безусловно интересным. С неделю назад Понтий узнал, что некоторые сплетни, бродившие по Лоту, оказались правдивыми. Будучи интриганом, Понтий сам умел раздувать из мухи кита, пуская сплетню и тщательно корректируя ее метаморфозы с помощью ее распространителей. Хотя болтливость и фантазию людей порой сложно контролировать. И каково было удивление, когда Тиберий, ныне коронованный и восседающий на троне, узнал, что легат Шестого не только потерял рабыню, но и огорчился из-за такой мелочи настолько, что принялся раздувать мятеж. Когда Понтий узнал подробности, он расхохотался в голос. Впрочем, высшие офицеры легионов были полезны, а значит не мешало хотя бы поговорить с ним. Обходясь без казней. Пока что.
Впрочем, этот легат не был единственной заботой. Этот Шестой становился изрядной занозой в умасленной благовониями заднице патриция. Еще и консул. Впрочем, о нем разговор отдельный. И пока консула не было. Зато появился легат.
-Проходите, легат,- сидя на месте правителя, произнес Тиберий. Рядом с ним пустовало еще одно подобное место. Флавии не было в Лоте. Ее не было на острове, если уж быть точным. После церемонии коронации императрицы и официального отвержения хельмовской власти на территории Балморы, Понтий понял, кто был виновником отравления, посему настоял на том, чтобы его любимая женщина оказалась достаточно далеко от него.- Вина?
Новоиспеченный император был одет по обыкновению не в официальные одежды. И сидел он не официально, а полулежа, облокачиваясь на стол левым локтем. Виночерпий уже наполнял кубки. В помещении было почти пусто. Двое людей, один оцелот, нагло гуляющий по столу, и пара рабов. Впрочем, был еще один телохранитель, но он не считался ни рабом, ни человеком. Для Понтия он был скорее псом. Злым цепным псом, которого можно натравить, потребать по холке или пнуть под брюхо, если потребуется.
-Как прошла дорога? Надеюсь ветра и пустыня не забрали слишком много воды?

+2

4

Минул лишь месяц с того момента, как Август заполучил столь желаемую должность и смог почувствовать полноту власти, ограниченной лишь одной персоной. Стать консулом в столь молодом возрасте считалось более чем престижно, ведь иной раз должность получают старцы или же люди с невероятно тугими кошелями, а вовсе не те, кто кровью и сталью пробивал себе путь в верха, подкрепляя это безукоризненной службой. Торжества прошли, обряды в храмах выполнены, настало время и себя показать. С первого же дня огромная свора патрицией ринулась к новоиспеченным консулам с различным вопросами, а они ведь даже не успели ещё поделить между собой обязанности, так что неделю-две их срока заняли хаотичные разборки по мелочным делам и не единожды их противоположные мнения сталкивались. Особый курьёз вышел тогда, когда оба консула подписали взаимоисключающие постановления, решить спор вышло тогда лишь долгими и жаркими дебатами, грозящими перерасти в драку. С того дня Август решил больше внимания уделить тому, что умел лучше всего – вопросам армии и дипломатии, в то время как его «напарник» взял на себя гражданские дела и финансовые, наверняка успев уже хорошо заработать на подкупах, а иначе говоря – «подарках». Ещё спустя неделю консулы условились, что неофициальные доходы они будут делить поровну, ведь действия одного из них так или иначе помогают в деле другого. Кошели постепенно наполнялись, а дел становилось всё больше и больше.
Приглашение посетить императора в Лоте консулы встретили одинаково – с загадочной ухмылкой. Решено было уважить августейшую персону именно Августом, пока второй консул будет заниматься исполнением обязанностей. Что же до Понтия, консулы были, как ни странно, в едином мнении – амбициозный проныра, который казнями и расправами уже успел настроить против себя добрую часть высшего света Балморы, но который, так или иначе, показывает себя уверенным политиком, не чурающимся замарать руки ради стабильности в собственной стране. Балморе сейчас нужна была железная рука, а не миролюбивая, посему оба консула вполне себе поддерживают решения императора и едва-ли противятся его воле, смиренно играя свою роль. Впрочем, игра игрой, но пока Тиберий не успел что-либо дать консулам в обмен на такую преданность, а ведь без какого-либо «подарка» они могут решить, что способны сбросить императора и разве будут не правы? Пусть абсолютной властью они и не обладали, однако должность эта высокая и под неё можно собрать предостаточно человек для государственного переворота, а когда это Балмора жаловалась на дворцовые интриги и перевороты?
- Император, - почтительно кивнул Август Тиберию, входя в залу. Усевшись за небольшой столик и взяв из рук личного раба кубок с вином, мужчина сделал небольшой глоток и только после обратил внимание на солдата, - Легат, - очередной кивок в сторону Марка, после чего консул выпрямился на стуле и застыл в ожидании того, что же ему скажут и как объяснят причину приглашения на столь немноголюдное собрание. Август ожидал здесь увидеть сборище людей, но никак не скромную компанию весьма непонятного состава – император, консул и легат, три человека с весьма ограниченными точками соприкосновения. 
[NIC]Augustus Domitianus[/NIC]
[STA]Консул Балморы[/STA]
[AVA]http://i.imgur.com/qjdpLvz.jpg[/AVA]

+2

5

Марк Север встал подле императора, строго по-военному глядя прямо на его персону. Так его учил отец. Встречаясь с высшим командованием, не скрывать ничего и вести себя достойно. Легат стоял смирно, держа свой шлем с символикой Шестого легиона подмышкой.
- Благодарю, мой император. - Ответил Север на предложение вина. Не выпуская шлем из рук, он поднял бокал со стола и без промедления опрокинул его. Погоды стояли жаркие, а путь и правда был не так уж близок. С запасом воды прогадал. Хвала богам, что кони выдержали столь долгий путь в быстром темпе. А то идти бы легату пешком до дворца.
В тот же момент в залу вошел консул. Титул было не сложно угадать по внешнему виду вошедшего. А вот лицо его было Марку не знакомо. Да и какое дело военным людям до политиков? Север учтиво кивнул в сторону консула.
- Боги хранили меня в пути. - Коротко ответил императору на его вопрос и только затем обратился к консулу - Не имею чести быть знакомым с вами, господин. Легат Марк Север.
Мысли по поводу срочного визита во дворец терзали шестого легата всё то время, пока он ехал сюда. Но к единому выводу придти так и не удалось. Все бумаги с предложениями и возможными договоренностями с властями континентальных королевств были переданы сюда же, в Лот. Если император интересовался, то должен быть в курсе всех дел. Возможно, речь как раз и пойдет об этом. О возможных дальнейших переговорах с тем самым Баратэоном и о военном союзе с Атлантией. Марк уже начал перебирать в голове варианты возможных вопросов на эту тему и подходящих ответов. Конечно, хотелось бы и самому поинтересоваться - за что же у него так грубо изъяли его собственность. Но это было бы нарушением дисциплины, которую он так старался блюсти, дабы на замарать честь покойного отца. Ведь претор Север пользовался большим уважением при жизни.

+1

6

-Консул,- Понтий сделал неопределенный жест, который должен был означать повеление присаживаться и не мозолить патрицию глаза своей стоящей фигурой. То же самое касалось и легата.- Все мы помним о величии нашей страны, что померкла с приходом материковых завоевателей. Каждому из нас доводилось слышать о том, насколько величественным был лик этого острова и его жителей. Все померкло с приходом Хельма. И знаете, почему так произошло?- Понтий выпил из кубка и поставил его на стол.- Мы потеряли единство. Именно в единстве кроется величайшая власть. Когда люди перестают понимать вертикаль власти, когда люди перестают заботиться о высшем благе, тогда наступает крушение.. Корабль садится на мель, армия терпит поражение, а государство - теряет величие.
Тиберий посмотрел поочередно на консула и легата, а на губах императора заиграла улыбка. Мягкая и, если знать Тиберия, не предвещающая ничего хорошего. Подведенные сурьмой глаза прищурились.
-Впрочем, это вы и без меня знаете. Кому, как ни военным осознавать важность дисциплины? Кому, как не вам знать, что дисциплина значит в бою не меньше, чем вооружение и боевой настрой. Потому как снаряжения можно лишиться, боевой настрой могут сбить, а дисциплина останется. Я не стану претворяться, будто много понимаю в военных делах и воспитании солдат. Но,- он поднял палец в верх и сделал паузу, обозначающую и подчеркивающую важность следующих слов.- Я понимаю политику и людей. И вот, что мне стало непонятно. Когда рабыня стала выше долга и верности? С каких пор правитель не может положиться на ближайших своих людей?- никогда правитель не может полагаться на ближайших людей. Тиберий знал это. Клубок змей только и ждет оплошности, чтобы сожрать того, кто станет слабее. А когда слабеет правитель, то самые упитанные и сильные змеи жрут его. Но уничтожь всех сильных - и сделаешь себя слабее. Таков парадокс власти.- Ответь мне, легат, отчего ты решил рискнуть всеми деяниями твоих предков? Почему решил поставить славное имя семьи под удар.. и из-за чего? Из-за рабыни, привезенной с материка? Или тебя задевает что-то иное?
Понтий вел себя властно и требовал ответа. После этого разговора все должно стать на свои места. В то время, пока Балмора еще слаба, а ее независимости угрожает слишком многое, нельзя оставлять спину открытой.
-Консул, напомни мне, какая кара ожидает предателей?- вопрос был задан не только по отношению к Северу. Понтий подозревал - и не безосновательно - что этот змей тоже ведет игру не в пользу правителя. Всем хочется большего. Но время узнать, чего хочет консул придет. Чуть позже.

+1


Вы здесь » HELM. AUREA TEMPORIBUS » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Когда государственные дела становятся личными»