Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Лучше делать новости...»:
Филиппа Уоллес
«Искусная технология неотличима от магии»:
Адриано Грациани
«Не могу хранить верность флагу...»:
Вергилий Торбьера
«Говорят, царица ненастоящая!»:
Люций Целер (ГМ)
«Не ходите, девушки...»:
Лукреция Грациани
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Эйдис Берг
«Крайности сходятся – нередко перед алтарем»:
ГМ
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца
«Какой хаос наступил бы в мире...»:
Адемар де Мортен
«Бунт»:
Лиора

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Однажды в сказке


Однажды в сказке

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://savepic.ru/14105298.gif
НАЗВАНИЕ
Однажды в сказке
УЧАСТНИКИ
Джордж д'Аркур, Кэтлин Меверелл
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
4 июня 1427 года. Хайбрэй, Аркуршир, графский замок Аркуров
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Приезд Кэтлин вместе родителями, в гости к его семье, молодой виконт воспринимает с огромной радостью. Он приготовил для своей возлюбленной изумительный подарок, который он уж точно не ожидает. После званного обеда он рассказывает юной девушке предание, что в заброшенном саду за их замком можно встретить единорога. Вот только чтобы его увидеть, надо принести ему что-то вкусненькое. Изловчившись, молодые люди тайком выкрадывают со склада корзинку с овощами и сразу же бегут в сад, чтобы исполнить задуманное.

Музыкальное сопровождение

Отредактировано George de Harcourt (2017-05-28 13:52:14)

+2

2

Солнце едва-едва поднялось из-за горизонта, но молодой виконт был уже на ногах. Лежа на своей постели, пузом вниз, он что-то мастерил, протирая тщательно наждачкой. Со стороны эта вещь должна выглядеть не как новая, а потрепанная временем, с облезающими краями. Если лак будет сильно блестеть, будет смотреться совсем уж ненатурально. Чтобы изготовить эту штуку у Джорджа ушло целых три дня кропотливой работы перед сном. Он не хотел, чтобы мать или отец, а тем более брат узнали о его задумке. Это должен был быть секрет для всех, по крайней мере до поры до времени. Вряд ли они обрадуются такому, скорее даже посмеются над юношей. Он терпеть не мог насмешек и относился к этому в своем возрасте слишком ранимо. Джорджу исполнилось не так давно шестнадцать лет. Через три месяца у него должна будет состояться свадьба с единственной дочерью барона Меверелла, а потом начаться семейная жизнь. Отец выделил бы им отдельное имение, неподалеку, где его Джордж стал бы учится управлять хозяйством, людьми и беречь собственную супругу. Интересно, какая у них будет жизнь вместе? Хочется надеяться что счастливая. Отец и мать юного виконта любили друг друга, потому он мог с уверенностью сказать, что желал бы такого же и для себя. Пока еще в столь раннем, прекрасном возрасте Джордж не замечал всех внутренних передряг между родителями. За своими мечтательными думами он и закончил отшлифовывать поверхность некой конструкции. Она была сделана из дерева, напоминала закрученный рог и немного отливала темным-серебром. Осмотрев ее получше, Джордж убедился, что все идеально. В дверь кто-то постучал.
Джордж, пора вставать. Вечером прибудут гости, не забывай. Собирайся уже. — раздался приятный женский голос. Это была его мать. Небось думает, что он все еще спит.
Я уже проснулся! — крикнул громко Джордж и вскочил с постели, не забыв прихватить рог. Надо бы его завернуть во что-то. Где у виконта был кусок пергамента.
Не забудь помолится. — раздалось из-за двери последний раз и женщина, постукивая каблучками по полу, удалилась.
Ага. Не забуду — уже себе под нос буркнул недовольно Аркур. Его сейчас меньше всего волновала утренняя молитва. Он метался по спальне выискивая бумагу. Куда он подевалась? Джордж даже под матрас залез, но и там не нашел. Вывернув все ящики, чуть ли не перевернув комод, он наконец-то нашел то, что ему требовалось. Оказывается вчера, занимаясь чтением книг за столом, он случайно столкнул пергамент и тот завалился под стол. Джордж торопливо завернул в бумагу рог и подскочил к окну. Второй этаж. Прыгать опасно. Но ему нужно вылезти из окна и сбегать в конюшню. Конюх уже проснулся, а значит придется быть еще осторожнее. Вчера Джордж заранее приготовил банку с клейстером под навесом в беседке. Он заберет ее по дороге. Выглянув в окно, юноша перекинул одну ногу через подоконник и полез вниз. По той ловкости, с которой он спустился, можно было судить, что он делает это не в первый раз. Аркур баловался все свое детство тем, что лазил по стропилам, по крышам и по стенам, где торчали камни, вопреки ругани отца и стенаниям матери. Ведь графу никто не указ, кроме, скажем так, герцога или короля, верно? Сбегал Джордж и в сад, проводя там много времени и устраивая слежку за объектом своего воображения. Детство у него выдалось счастливое. Иногда приходилось играть с братьями или сестрой, но это не такое уж разочарование на самом деле. Спрыгнув на траву, юнец, отряхнувшись, деловито осмотрелся по сторонам. Никого. Окна его спальни выходили прямо на заброшенный сад во владениях его семьи, который практически сразу соединялся вдалеке с густым, дремучим лесом. Ночью это выглядело несколько жутковато. Иногда оглядываясь, Джордж быстро побежал к конюшням, не забыв заскочить в беседку и забрать ведерко. Пока конюх находился на другом конце конюшни, виконт пытался вытащить из стойла белого, кажущегося в тени сероватым, жеребца по прозвищу Буран. Конь ни в какую не желал выходить из стойла, пока ему не предложили кусочек сладкого марципана. Джордж заранее приготовился к такому исходу и заготовил еще вчера несколько маленьких огрызков сахара. Удерживая за узду коня юноша вывел его на улицу, не забыв закрыть денник. Лошадь вела себя уже более менее спокойно, даже ластилась, облизывая руки. Чтобы не быть на виду, Джордж увел Бурана в сад, остановившись на самом его краю. Пришлось дать еще несколько сладких кусочков, этим заставив коня отвлечься. С помощью клейстера Джордж налепил лошади между глаз, считай на лбу, тот самый рог. Потом теплой водой отлепит. Вероятно граф узнает о проделке своего сына и влепит ему по первое число, но это будет потом же, не сейчас. Если все получится как надо, виконт заслужит массу девчачих восхищений и его собственное самолюбие поднимется до самых небес. Какая девушка откажется покататься на единороге или хотя бы поглазеть на него издалека. Джордж не верил в них. Он уповал только на собственные силы, знания, но был готов сделать все, чтобы его возлюбленная Кэтлин почувствовала себя самой счастливой и главное - любимой. С самой их официальной помолвки, прошедшей два года назад, он влюбился в нее как только увидел. Стройная, статная, красивая, с невероятно озорными глазами, она не могла остаться без его внимания. Существуй лестница до неба на самом деле, Джордж забрался бы на нее, чтобы достать для своей возлюбленной луну. ИХ переписка с Кэтлин никогда не прерывалась, пусть даже они жили не особо далеко друг от друга. У человека можно отнять все, но нельзя отнять его истинную веру, что все будет хорошо. Вернулся в замок Джордж тем же путем, каким пришел, то есть через окно. Коня он отпустил в середине сада и оставил там пастись на лужайке перед родником. Из него таскали воду для питья уже более нескольких столетий. Вода в нем никогда не загрязнялась, какие бы времена не пришлось пережить. За завтраком виконт уже сразу получил нагоняй за то, что где-то "шлялся", пока его ждали. Отец на него не сердился долго, но мать смотрела строгим взглядом и от стыда Джордж хотел провалится под землю. Его младший брат, которому исполнилось тринадцать лет и сестра, смеялись над ним. Правда замолкли, как только им показали сжатый кулак. Первое начало дня Джордж посвятил обучению фехтованию с мастером, потом остальную часть суток занимался своими делами. Он с терпением ждал прибытия барона Рейнарда Меверелла и его семьи. Супруга его любила вести дружественные беседы с матерью Джорджа, пока мужчины, главы их семейств, обсуждали свои дела по графству. Мевереллы самые богатые и влиятельные бароны в графстве, так что союз их семей был важен как никогда. Вот только бы избавится от Маркуса, на время. Джордж надеялся, что он не приедет. Пусть они были хорошими друзьями, но он хочет посвятить свое время Кэтлин, а не ему. Натолкнувшись на своего младшего брата Джастина в коридорах замка, Джордж поймал его за левое ухо.
Я отдам тебе парусник, а ты отвлечешь Маркуса после ужина.
Но он не будет со мной играть — скривился от боли Джастин, когда особенно сильно пальцы брата сжали его мочку.
Будет. Покажешь ему корабль и это его уж точно заинтересует. Если не сможешь занять внимание Маркуса, я расскажу матери, что ты подглядываешь за поварихами, когда они моются, а еще прячешься под столом, когда они готовят и смотришь им под юбки.
Пожалуйста, не рассказывай ей. Я все делаю, как ты хочешь. — шмыгнул носом Джастин и охнул, когда Джордж отпустил его ухо. Оно с краю даже покраснело.
Теперь уходи. Помни, что если не справишься, мать узнает о твоей тайне
Джордж особо не любил брата уже заранее. Он казался ему каким-то противным, тем более иногда отнимал внимание родителей. Вытерев брезгливо ладони об свою одежду, юнец проследил, как брат ушел. То то же. Путь знает, кто тут виконт и будущий граф. К вечеру вся семья была в сборе. Мевереллов решили встречать во дворе, а потом сопроводить в трапезный зал, где было уже накрыто для ужина. Как примерный сын, Джордж стоял около отца, ожидая появления семейства Мевероллов. Стражники уже сообщили, что они проехали ворота. А значит с минуту на минуту будут здесь. На ночь они тоже останутся. Графу и его барону нужно переговорить с глазу на глаз. О чем только Джордж точно не знал.

Отредактировано George de Harcourt (2017-05-28 12:40:10)

+1

3

Казалось бы, ещё пару мгновений назад Кэтлин ложилась в постель и не могла избавиться от мыслей о том, что больше всего на свете ей хочется не увидеть яркий и красочный сон, исполненный самыми разными вещами и приключениями, о которых в большинстве случае можно услышать лишь из какого-нибудь произведения, что попадает в руки в те моменты, когда все занятия на сегодняшний день подошли к концу и нужно подыскать для себя подходящее занятие, способное скрасить досуг, а скорейшего наступления нового дня, благо ждать он себя не заставил, поскольку девушка не помнила того, как провалилась в крепкие объятия сна, открыв глаза лишь с первыми лучами утреннего солнца.
Итак, долгожданный день наступил, и если бы кто-нибудь спросил её о том, что в нём являлось таким особенным, то ответ был бы, пожалуй, до банальности прост, и заключался в том, что сегодня вечером юная Меверелл вместе с родителями и старшим братом отправится в гости к Аркурам, а из этого события неминуемо следует один весьма приятный для Кэтлин факт – она увидит своего дорогого Джорджа, и пусть перспектива стать его женой и провести рядом с ним остаток жизни была уготована ей с самого рождения, не было никаких причин для того, чтобы считать себя несчастной. Скорее даже она будет неустанно благодарить судьбу за то, что судьба её решилась именно так, хотя даже не подозревала о существовании других, не таких счастливых вариантов. Возможно, дело было в возрасте девушки, где самой большой трагедией казалось наказание от матери, а может лишь в том, что казалось ей действительно важным – она любила своего будущего супруга и желала лишь быть для него достойной женой, которая всегда будет рядом как в радостные, так и в самые печальные моменты, лишь бы последних было как можно меньше, а то и вовсе пусть отсутствуют.
Однако предстоящая встреча вовсе не отменяла факта того, что как бы она не была желанна, но состоится не раньше вечера, а значит это не объявляло сегодняшние занятия недействительными, о чём многоуважаемая леди Кэтрин Кромвель не забыла упомянуть своей дочери по завершению утренней трапезы, ей же в свою очередь не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ней в комнату, отведённую для занятий. Сегодня Кэтлин предстояло обучение пению, в котором, к сожалению, не удалось добиться величайших достижений, хотя и худшим её сегодняшний результат тоже вряд ли можно было назвать. За ним последовала арифметика, в которой она оказалась чуть более успешной, а завершающим этапом для девушки стало искусство сочинительства и повествования различных рассказов. Это она, признаться, любила больше всего, поскольку часть дисциплины, отвечающая за придумывание, предоставляла возможность ослабить привитые воспитанием рамки и дать волю фантазии. Сегодня она сама могла выбрать тему для истории, которую должна была сотворить, и поскольку вчера Маркус отказался покататься с ней верхом, главным действующим лицом  скромного творения юной Меверелл стал именно он, причём, как и следовало, пожалуй, ожидать, герой неминуемо оказался в неловкой ситуации, связанной как раз с лошадьми. Правда необходимость в совершенствовании сочинения дала о себе знать, поскольку она слишком увлеклась и, как результат, проявила невнимательность, впоследствии окончательно запутавшись, однако с задачей рассказать историю справилась лучше, за что даже смогла заслужить похвалу своей матушки, за которой последовало окончание сегодняшних занятий для девушки, только… До начала подготовки к поездке ещё слишком рано и потому перед ней встал вопрос с выбором такого дела, которое сумеет совместить в себе длительность, полезность и, что самое главное, будет достаточно интересным для того, чтобы тратить на него время.
Можно было бы вернуться к вчерашней вышивке, там как раз осталось не так много до конца, но она не сулит никакого удовольствия… – Размышляла Кэтлин про себя, прохаживаясь по комнате, когда вспомнила о герое своей сегодняшней истории и игре, в которой он вряд ли сможет ей отказать. – Ну конечно, как я могла забыть о шахматах!
Следует отдать старшему брату должное: он обладал удивительным свойством исчезать из виду как раз тогда, когда был так нужен, но, к его же несчастью, девушка слишком сильно вцепилась в идею совместной партии, поэтому не собиралась сдаваться до тех пор, пока не отыщет Маркуса, который, как оказалось парой мгновений позже, всё это время находился у отца. Правда, вопреки всем надеждам, он не встретил её предложение с энтузиазмом и согласился составить ей компанию в игре только после заверений в том, что Кэтлин больше не станет допускать одни и те же ошибки. Её же запал продержался вплоть до первой потерянной фигуры и стал медленно, но верно угасать, поскольку брат никогда не подыгрывал, даже не старался. Сложно назвать подобное недостатком, однако когда он не упустил возможности объявить ей о своём выигрыше после визита служанки, явившейся по душу юной леди за тем, чтобы подготовить к поездке, она мысленно решила, что в качестве отмщения непременно использует следующую возможность самой определять действо, которое будет происходить в её рассказе.
И там с ним обязательно произойдёт что-то безобидное, но смешное. – Мысленно заключила, переступая порог комнаты и посвятив остаток времени подготовке к поездке, напрочь забыв о своём поражении старшему брату, который, как оказалось, тоже ехал с нами, хотя когда родители утром обсуждали тогда ещё предстоящий визит, он вёл себя так, словно к нему это не относится и к Аркурам все отправятся без него, но не всё происходит именно так, как мы того хотим, поэтому Маркусу (если предположение относительно отсутствия желания ехать оказалось правдивым) не оставалось ничего иного, кроме как отправиться вместе с семьёй, помочь мне выйти из кареты и смириться с должностью бдительного надзирателя своей младшей сестры.

Отредактировано Kathleen Meverell (2017-06-03 21:21:28)

+1

4

Мы же договорились? — Джордж пихнул брата под бок локтем, не сводя взгляда с дороги, откуда вот-вот должны были показаться Мевереллы. Особенно он ждал появления Кэтлин. Вот бы избавится от сопровождения ее брата и остаться с ней наедине. Молодой виконт переживал, что конь, по прозвищу Буран, не будет долго бегать по саду и вернется к конюшне, подвергнувшись своим внутренним инстинктам, а значит план, по очарованию юной баронессы, провалится.
Да, да, Джордж. — зашипел Джастин, пытаясь тоже в свою очередь увидеть всю процессию, стараясь выглядывать перед братом, что стоял рядом — За это парусник будет моим.
Бери, бери. Я себе еще один построю подумал раздраженно Джордж. У него с самого детства не складывались отношения с братом. Наверное со своего рождения тот занял очень много места в сердце матери, когда ее "ангел" должен был быть единственным. Каждый раз виконт старался отвесить оплеуху своему брату, поддеть того словами или подставить перед родителями. Хорошим характером Джордж не отличался никогда. Его высокомерие могло сравнится с колокольней местной церквушки в городе Арк, на которую он частенько лазил. Иногда он жалел, что Кэтлин так не умеет. Они бы вместе слазили на нее и тогда он показал ей прекрасный вид на суетливую столицу графства Аркуршир. Джордж считал свою возлюбленную типичной леди, пусть и очень очаровательной. Несмотря на это ему с ней никогда не был скучно, они умели говорить и знали, какие темы обсуждать вдвоем. А еще она писала ему письма, полные любви, и он отвечал ей тем же. Так трогательно, так юно и нежно. Только над этим смеялся недоросток Джастин, которому не было это еще знакомо. Справа от Джорджа стоял отец, как всегда выглядящий аккуратно и представительно. Его осанке можно было позавидовать. По его серьезному лицу можно было понять, что разговор между ним и его бароном будет с официальным уклоном. Иногда отец брал своего старшего сына на взрослые беседы, а в отсутствие главы дома Джордж вел все дела и принимал посетителей сам. Вот и Мевереллы с их сопровождением. Джордж тут же забыл о проблемах и во все глаза наблюдал за тем, как кареты останавливаются во дворе. Сначала появился Маркус, потом он помог Кэтлин вылезти из кареты. О, милая леди! Когда руки ее брата коснулись ее ладони, Джордж ощутил острый угол ревности прямо под ребра. Ему претило, что его любимой красавицы прикасаются даже ее родные. Она должна быть целиком и полностью его. Не терпелось виконту и утянуть Кэтлин в сад, чтобы показать свой сюрприз. Встречу во дворе организовали прекрасно. После этого отправились в замок, где уже был накрыт стол с яствами, достойными самих королей. Джордж не решался пока приблизится к невесте и соблюдал приличия, идя по коридору по направлению к трапезному залу. Стараясь даже не оборачиваться юноша гордо шел с отцом, по правую от него руку. За столом Джордж сразу занял место рядом с Кэтлин, как ее потенциальный супруг в будущем. Их союз станет новым началом между их семьями, как политическим, так и кровным. Джордж знал, что его сестру выдадут замуж за сына барона Гарденера. Второму, по значимости, барону в графстве, после Мевереллов конечно. На столе в рядок расположились блюда с жаренными и запеченными куропатками, курица в меде и шафране, баранина и оленина. В небольших чашах расположились сливы, оливки, яблоки и груши. Пироги с ягодной и фруктовой начинкой так и привлекали к себе любопытные взгляды. Ах да, еще вино. Его тут было в избытке. Чтобы не терять время даром, Джордж тут же решил действовать и брать Кэтлин наскоком. Он достал из под ремня штанин сложенную вчетверо бумажку, в котором у него было написано несколько строк. Ведь разговаривать за обедом и перешептываться между собой, когда старшие что-то обсуждают нарушение правил приличности и этикета. У меня есть для тебя подарок. Нам надо чтобы нас отпустили гулять после ужина и желательно без сопровождения остальных вот что было написано в послании. Джордж знал, что их с Кэтлин отпустят вдвоем гулять, но не факт, что за ними не увяжется Маркус, Джастин и еще прикажут взять Эвелин. Тогда будет совсем уже "весело". Осуждать родителей в том, что они бы хотели обсудить все между собой, виконт не смел, но и его понять можно, он хочет побыть с глазу на глаз с Кэтлин и только вдвоем.
Отец! — решился подать голос юноша, когда все более менее насытились и приступили к медленной беседе, преимущественно о происходящем внутри графства и тому, что происходит в самом Хайбрэе. — У меня возникло желание показать моей невесте наш чудный сад. Мы хотели бы прогуляться? Правда, Кэтлин?
Джордж не заставлял девушку идти за собой. Пуст она решает сама. Если хочет прогулку с ним, то она ее получит. Уже наступил практически вечер, но если что, ее доблестный жених сможет ее защитить. Вернутся они ближе к ночи. Осталось только убедить своего отца и отца Кэтлин отпустить их в сад. — Ваша Светлость, я хочу попросить разрешения и у вас. Доверите ли вы мне свою дочь?
Конечно Джордж обращался к барону, ведь это его дочь, пока она не замужем, он отвечает за ее жизнь. Виконт собирался утащить невесту в сад прямо сразу, как только дадут разрешение на это. Главное чтобы Буран никуда далеко не ушел и план не провалился. Джордж так же знал, что Кэтлин красиво вышивает и собирался не только рассказать ей мифическую историю про единорога, но и попросить что-то вышить для него.
Я думаю ничего не случится, если дети немного подышат вечерним воздухом. — задумчиво изрек Адам Аркур, что означало его согласие. Он знал своего сына и считал его самостоятельным мужчиной.

Отредактировано George de Harcourt (2017-06-03 15:10:07)

+1

5

Стоило девушке покинуть карету, как все размышления относительно обид на собственного брата за его порой излишнюю серьёзность тут же отошли на второй план в виду того, что, во-первых, сегодняшнее занятие в который раз дало (и не раз даст) ей возможность отыграться за всё безо всякого вреда для себя и порчи отношений с Маркусом, а во-вторых занимать себя подобными вещами во время встречи с Аркурами было бы, пожалуй, невежливо, как минимум из-за того, что тогда она  не сможет отдать должное чудесной встрече, на подготовку которой наверняка ушло немало сил и времени (а брат со своей порой невыносимой невозмутимостью был, есть, и всегда будет)… Или же мимолётное отвлечение в её случае всё же простительно?  Совсем ненадолго, просто чтобы улыбнуться ему  и хотя бы этим невинным жестом выразить счастье и радость от встречи со своим возлюбленным, поскольку все иные способы были сейчас недоступны, хотя даже в противном случае любые нежные чувства к Джорджу скорее всего пали бы ниц, временно подавленные нахождением поблизости старшего брата, рядом с которым наличие оных даже по отношению к будущему жениху невольно казалось дурным тоном.
В такие моменты Кэтлин не могла не заметить того, что за всю свою жизнь ни разу ещё не видела Маркуса, терзаемого столь трогательным чувством, как любовь. Интересно, он вообще был хоть когда-нибудь кем-нибудь очарован? Может, у него всё же есть возлюбленная, просто не желает говорить об этом? Хотя подобные выходки не в стиле брата, сложно и представить его в таком образе, сидящим за столом и переводящим чернила на милые письма, адресованные даме своего сердца. Также она не помнила и того, чтобы в их семье затрагивалась тема помолвки Маркуса, словно лишь  участь девушки была решена практически с рождения, в то время как дражайший брат был предоставлен сам себе, избрав, видимо, на первое время путь самосовершенствования, или же её скромного вмешательства в личное пространство будущего барона с различными предложениями  было для последнего достаточно и ещё одной такой леди он попросту не выдержит?
Правда, я не помню и проявления так называемых «братских чувств» с его стороны, скорее снисходительную терпимость и осознание, что порой проще позволить мне взять себя за руку и отправиться в сторону лошадей или доски с шахматами, чем сослаться на дела, которых у него в большинстве случаев просто нет. Впрочем, кто их знает, этих старших братьев? Может, они все такие? – Подобные размышления помогли юной Меверелл скоротать время, потраченное на дорогу в отведённый для трапезы зал. Там, уже находясь за обеденным столом, она получила записку от Джорджа. Осторожно развернув лист бумаги, дабы не привлечь внимание своего надзирателя, к счастью куда больше увлечённого бараниной, чем слежкой за сестрой, юная леди прочла написанное в нём, после чего вопросительно взглянула на юношу, подарки которого чаще всего носили впечатляющий характер, в то время как её пусть зачастую и являлись лишь прелестными, но делались со старанием.
Разумеется, девушке было приятно узнать о наличии чего-то, способного сохранить в памяти их сегодняшнюю встречу, не говоря уже о том, как сложно устоять перед возможностью оказаться вдвоём, однако… Если та часть «остальных», которую они с ним гордо именовали родителями, вряд ли будет против вести свои взрослые разговоры без детей, то с другой её частью, более юной, в которой гордо состояли  старший брат Кэтлин, а также младшие брат и сестра Джорджа, дело обстояло гораздо сложнее, поскольку они никак не походили на компанию, которой будет весело и интересно играть друг с другом, не обращая на них внимание. Тому же Маркусу, если его нахождение поблизости стало установкой от отца на вечер, общество будущего графа и по совместительству  возлюбленного его младшей сестры будет импонировать гораздо больше, чем того же Джастина, хотя девушка и не отрицала также вероятности того, что предмет беседы старших может пусть частично, но всё же завладеть вниманием брата и уж тогда она не станет дожидаться момента, когда он схватит её за руку подобно чудовищу из детских историй и заявит о своём намерении составить компанию в прогулке, в котором ему, конечно же, никто не откажет и отпустит (если ещё не похвалит за инициативу).
Безусловно, я в деле, нужно только покинуть общество взрослых, а там уже избавиться от остальных, и приступить к выполнению всего этого, похоже, нужно уже сейчас. – Мысленно констатировала факт Меверелл, услышав голос Джорджа, своим вопросом предоставившего ей право выбора, хотя она никогда не стала бы отказываться от возможности приключения и делать нечто подобное сейчас не собиралась, а значит…
– Разумеется, – тут же подтвердила слова молодого человека, после чего продолжила, в большей степени обращаясь к отцу, от решения которого сейчас зависела её «вылазка» за пределы трапезного зала. – Нет ничего лучше прогулки после трапезы, к тому же сад, освещаемый лучами заходящего солнца, наверняка будет особенно красив. – Кажется, на прошлой неделе что-то подобное попадалось ей в одной из книг, но сейчас нужно было сосредоточиться не на высокопарных фразах, почерпнутых из литературных источников, а на отце. Даже не столько на нём самом, сколько на обращённом в сторону главы семейства Меверелл умоляющем взгляде, которым Кэтлин как единственная и любимая дочь могла и имела право пользоваться, рассчитывая заполучить от того хоть малейший признак согласия, и если этого могло оказаться недостаточно, то согласие отца Джорджа стало тем аргументом, который вероятно, сумел окончательно обернуть всё в пользу детей.
– Что ж, раз дети изъявили желание, то я не вижу причин отказывать им в прогулке. Я доверяю вам свою дочь, виконт, можете идти. – С лёгкой полуулыбкой произнёс Рейнард Меверелл, отпуская девушку, решившую следовать принятой ранее установке относительно быстрого оставления всех вышеупомянутых «остальных» там же, где они и находились.
– Ты уверен, что это можно считать победой? Момент появления в мыслях родителей вопроса о том, почему бы и другим к нам не присоединиться является делом пары мгновений.

+1

6

Джордж замер, терзаемый сомнениями и вопросом, разрешит ли барон Меверелл своей дочери прогуляться в саду с женихом или нет. Пришлось придумать несколько внеплановых фраз, если он откажет по какой-то причине. Умолять его никто не будет, ибо вести себя как истеричная девочка, не получившая любимую игрушку, виконт не будет. В крайнем случае приведет более весомые аргументы и обязательно получит согласие. Услышав долгожданный ответ, Джордж почувствовал, как его сердце замерло, а потом забилось с удвоенной силой. В висках от волнения застучала кровь.
Чего ты ждешь? — удивленно спросил сына граф и развел руками. Его жена улыбнулась на этот жест. Джордж, резко вскочив, чуть не перевернул стул и собрался рвануть в коридор из трапезного зала. Сделав лишь несколько спешных шагов, он остановился, ибо понял, что забыл взять то, на что спрашивал разрешения. Ему пришлось вернутся обратно. Ухватив девушку за руку виконт чуть ли не волоком потащил ее из помещения. Не хватало чтобы остальные за ними увязались. Джордж даже представил, как брат начнет просится следом за ним. Уж если так и будет, он устроит ему трепку, как только увидит. От Маркуса хотелось избавится еще сильнее. Этот противный юнец смотрел на Кэтлин иногда слишком вызывающе и дерзко, его взгляды порождали в душе Джорджа тайную ревность.
Тогда нам надо быстрее исчезнуть с поля их зрения — ответил он девушке смущенно растянув губы в улыбке. — Или тебе нравится проводить время с братом?
Последняя фраза прозвучала немного резко, даже громко, словно это было далеко не безразлично юноше. Выбравшись с Кэтлин из замка, он сразу рванул в сторону беседки, где начинался густой и, слегка, мрачноватый сад. Надо укрыться в нем. Их там не найдут. Кроме Джорджа и слуг туда никто больше не ходил. Только он знал дорогу. Маркус побоится вероятно заблудится а от мелкого Джастина вообще толку никого не будет. В нос тут же ударило вечерней прохладой, мокрой листвой и травой, дивно пахнущими цветами и как ни странно чем-то сладким, похожим на мёд.
Придержи подол платья. Тут немного грязно. — задыхаясь от спешного шага и оборачиваясь через каждые десять метров обратился к невесте Джордж. Он вел ее за собой, обходя всякие кочки, поваленные деревья, переступая через маленькие ямки, держа за руку. Ладони у него были очень теплые, нежные. Ведь он никогда не работал и огрубеть кожа на них не могла. Природа одарила его красивыми, тонкими и длинными пальцами, сейчас крепко сжимающими девчачью ладошку так сильно, словно он боялся потерять их обладательницу в этом темном саду. За парой никто не бежал. Не заметив никакой погони, Джордж остановился на маленькой полянке, освященной закатным солнцем ярко-оранжевого оттенка. Здесь деревья росли не так густо, образуя некий свод своими кронами, за которым открывался прекрасный вид на голубое небо.
Здесь прекрасно и днем и ночью. После заката солнца на небе появляются звезды. Когда ты станешь моей женой, я покажу их тебе.
Виконт сбегал из графского замка и мог часами гулять по саду. В этом месте, в полной темноте, он избавился от своих страхов навсегда, кроме одного - потерять близких, того, кого он так любил: мать, отца, брата, сестру и Кэтлин. Ее голубые глаза напоминали ему небо. Не будет неба, не будет жизни. Джордж задавался таким вопросом иногда. Как бы жили люди не будь неба над их головами? Никак. Так и он, не сможет жить без Кэтлин.
В этом роднике у нас берут воду. — видимо он решил ей немного рассказать о своих родных краях. Неподалеку от самой полянки, на самом ее краю, под сенью густых кустарников текла родниковая вода. Каждый камень в ней можно было рассмотреть сквозь толщу воды, даже упавшую веточку и ту было видно. — Только она ледяная, холодная, как снег.
Мои руки теплые. Я согрею твои если ты начнешь замерзать подумал Джордж поворачиваясь лицом к девушке, а спиной к тропинке, ведущий еще дальше, в глубь сада, но туда они не пойдут, по крайней мере без "подношения". Соединив свои пальцы с пальцами девушки юноша чуть приподнял руки, так, чтобы они попадали прямо под лучи вечернего солнца.
Есть такое поверье, что когда-то на месте нашего графства были густые леса, а в них водились чудесные создания, называемые единорогами. Но их кровь обладала силой способной поднимать из могил и люди загубили их ради призрачной надежды возродить мертвых. Я как-то раз видел одного из них. Он похож на лошадь, только на его лбу длинный рог. Ему нужно поднести что-нибудь и он обязательно явится.
Сине-зеленые глаза Джордж скользили по личику Кэтлин, по ее носу, по губам, но особенно ему нравились ее глаза и волосы. Их пряди казались ему сотканы из самого солнца. Золотистый цвет их слепил глаза юноши.
Где бы нам найти чего-то вкусного? Овощи или фрукты вполне пойдут.
Джордж, медленно отпустил руки юной баронессы из своих и провел кончиками пальцев по ее ладонями, словно не мог насладится их нежностью. Лишь бы она верила ему так же сильно, как он верит в нее и в себя. Он не желает с ней расставаться даже на миг и пусть Боги будут свидетелями их молчаливой клятвы. Смущенно потупив взгляд, виконт начал ковыряться в карманах, но в них не было даже кусочка сахара. Воспользовавшись заминкой, Джордж резко подался к Кэтлин и поцеловал ее мягким поцелуем в нос, а потом еще и в губы.
Я скучал по тебе.

Отредактировано George de Harcourt (2017-06-04 19:11:04)

+1

7

Неужели передумал? – Задалась Меверелл мысленным вопросом в тот самый момент, когда все необходимые лица дали своё согласие, а её милый Джордж продолжал сидеть за столом, словно не было никаких предложений и разрешений. Правда, когда он вдруг сорвался с места и направился прочь из зала, девушка, к своему стыду, проявила чуть более медленную реакцию, решив, что своё место за столом покинет спокойно, а дальше уже можно будет перейти на быстрый шаг и стараться не отставать от своего жениха, который всё-таки за ней вернулся. Теперь же, как и предполагала Кэтлин мгновение назад, главной задачей её было успевать за быстрыми шагами юноши и при этом умудриться не упасть, запутавшись в платье.
– Безусловно, – кивнула, подтверждая этим согласие со словами Джорджа, – однако уже сейчас у них не так много шансов догнать нас, – один и тот же фокус редко когда действует дважды, поэтому она была практически уверена в том, что остальным не суждено оказаться такими же свободными в ближайшее время, что же касается вопроса относительно брата, то… Если быть откровенной, этот вопрос и тон, которым он был задан, её несколько удивили, но всё же не до такой степени, что девушке нечего ответить на подобное… Замечание?
– От того, нравится мне проводить время с Маркусом или нет, вряд ли что-то изменится. Думаю, он сумеет найти для себя занятие, что же касается остального, то… – Запнулась, словно сомневаясь в необходимости говорить вслух то, что ему и так известно. –  Прежде всего я ехала сюда ради тебя и нашей встречи, Джордж, и только это для меня сейчас важно, всё прочее уже не имеет значения. – Уверенно произнесла, улыбнувшись уголками губ и изо всех сил стараясь не слишком сильно отставать от своего возлюбленного, который, вопреки всем ожиданиям, не замедлился, оказавшись за пределами замка, а даже наоборот, отчего со временем начало становиться тяжело наслаждаться очарованием вечера, ведь когда скрываешься от возможных преследователей, то единственное, что занимает мысли и глухим звуком отдаётся в голове с каждым ударом сердца – как бы поскорее добраться туда, где, по мнению юного виконта, они будут находиться в безопасности, не рискуя оказаться застигнутыми врасплох непрошенными гостями, ну и как не отпустить приподнятый подол платья, которое хотелось бы сохранить, дабы не получить от матушки выговор за неподобающий внешний вид.
К счастью, от спешки не осталось и следа в тот самый миг, когда они достигли цели нашего так называемого «побега». Правда, дорога, по которой вёл юную Меверелл Джордж, своими небольшими, но весьма частыми препятствиями была достойна того, чтобы стать увековеченной на страницах какого-либо романа. Однако даже при всём своём очаровании она не могла не внушать опасения относительно того, что стоит ему отпустить девичью руку, как обладательница её тут же потеряется и останется здесь если не навсегда, то как минимум до наступления рассвета. Отчасти из-за этого Кэтлин чуть сильнее сжала его ладонь, тепло которой даровало успокоение и уверенность в том, что всё будет в порядке, а воображению стоит придержать свои яркие картины до ближайшего занятия по сочинительству.
Вскоре они и вовсе остановились, оказавшись на неизвестной Кэтлин поляне, что в освещении лучей заходящего дневного светила казалась девушке спасительным уголком в виду не столь большого количества деревьев, что росли вокруг, причём в лунном свете она наверняка выглядела ещё красивее, достаточно лишь представить её холодный свет вместо тёплого солнечного в те минуты, что требовались юной баронессе для того, чтобы избавиться от учащённого дыхания. Похоже, именно здесь они и останутся на какое-то время, в чём девушка убедилась в тот самый момент, когда возлюбленный подтвердил её недавнюю мысль о красоте этого места не только сейчас, но и глубокой ночью, не забыв также поведать небольшую историю относительно того, что в данный момент их окружало.
– Значит, мне осталось ждать не так долго для того, чтобы их увидеть.
И я подожду, честное слово подожду, – лишь бы получить возможность стать ближе к своему будущему супругу и пусть впервые, но узреть те звёзды, красотой которых он наслаждается каждый раз, как приходит сюда, или же осторожно коснуться воды в роднике, что по его заверениям так холодна, а до тех пор… Ей предстоит быть благодарным слушателем, внимающим словам рассказчика и дарящим ему взгляды, полные нежности, с чем Кэтлин успешно справлялась до тех самых пор, пока не услышала от него интересную в своей невозможности историю про единорогов, согласно которой эти удивительные животные, до недавних пор считавшиеся лишь результатом чьей-либо фантазии, на самом деле существуют, а один из представителей оных, словно подтверждая правдивость услышанного ею только что поверья, прямо сейчас находится где-то здесь.
И он видел, видел настоящего единорога! Так же, как сейчас видит меня. – Немое заключение, после которого тут же захотелось узнать о том, как же выглядит сие удивительное животное, что Джордж, судя по всему, предугадал и удовлетворил любопытство девушки на этот счёт, поведав даже о подношении, которым можно привлечь волшебного зверя сюда.
– Невероятно, поверить не могу,  – практически шёпотом промолвила, прокручивая в памяти всё услышанное. – А ты не пробовал подойти к нему тогда, когда увидел? Пытался погладить? Это же так интересно! Овощи или фрукты? Что ж, будь сейчас немного другой месяц, то можно было бы попытаться сорвать их с деревьев, а так… Помню, как однажды, возвращаясь к себе после занятия по верховой езде, случайно набрела на небольшое помещение, расположенное рядом с домом, и там было много-много разной еды, в том числе и овощи с фруктами. Вряд ли у вас такого нет, разве что я… – понятия не имеет, где оно может находиться. Договорить ей помешало прикосновение нежных пальцев возлюбленного, от тепла которых хотелось прикрыть глаза, улыбнуться и попросить Создателя продлить этот момент. Наверное, так бы девушка и поступила, не верни он её в реальность происходящего своими едва ощутимыми, но такими нежными поцелуями.
– Я тоже очень сильно скучала, ведь даже самая непрерывная переписка не может заменить личную встречу, дарующую возможность видеть и обнять тебя. 

+1

8

Рассказывать юной баронессе, что единорог на самом деле не настоящий, Джордж уж точно не будет. Зря он что ли трое суток мастерил тот самый рог, сейчас налепленный на лбу у Бурана. Где он кстати сам? Вроде в этой части сада был отпущен. Главное чтобы не убрел к конюшням обратно. План уж точно тогда провалится. Надо попытаться приманить лошадь чем-нибудь вкусненьким. Из любимых лакомств у коня был сладкий марципан из миндального теста и хрустящая морковка. Первое сложно достать не возвращаясь в сам замок, а вот второе можно взять со склада овощей. Мысль Джорджа подкрепили слова его возлюбленной. Вне всякого сомнения она упоминала про склад, где хранились овощи и фрукты круглый год. Такое же хранилище было и у графов Аркуров, как и у их баронов Мевереллов. Все замки одинаковые. Не будет где хранить овощи, значит зима будет голодной. Летом и осенью хранилища старались набивать под завязку. Часть продуктов потом со временем испортиться, но остальные то сохранятся. На складе около замка, неподалеку от конюшен и скотного двора, всегда было сухо и прохладно даже в самую лютую жару. Фрукты и овощи хранились в специальных деревянных ящиках, держались подальше от влаги и света, потому портились гораздо медленнее. Некоторые овощи засыпали даже солью, ибо она впитывала в себя влагу. Вот как раз в хранилище Джордж и собрался залезть, но ему требовался тот, кто может покараулить снаружи, чтобы никто не вошел за ним следом. Если отец узнает всыпет хорошего ремня. Придется постараться быть как можно незаметнее, пробраться на склад и взять пару овощей. Джордж мог попросить их и так, но он не хотел отвечать на вопросы зачем они ему на самом деле нужны. Тем более от маленького приключения, вовремя которого он будет ощущать себя этаким воришкой, он не сможет отказаться. Кэтлин не пошлешь в хранилище. Со своим длинным платьем она запутается или зацепится об порожки по дороге на второй этаж склада. Там деревянные порожки, грубо отесанные и сильно шатающиеся под ногами.
У нас есть склад. Там постоянно ошиваются слуги, но это только днем. Сейчас уже вечер. Скорей всего многие заняты на кухне. — молодой виконт не отошел далеко от девушки, скорее наоборот подошел еще ближе к ней. Его ладони коснулись ее нежных щек. Вглядевшись в ее глаза пристальнее, Джордж улыбнулся. В его голосе было только спокойствие и нежность. — Ты же поможешь мне достать овощи со склада. Тебе надо будет только подать мне сигнал, если кто-то окажется рядом со складом, пока я там. Я читал, что единороги это такие же лошади, только другого вида, потому они любят тоже самое, что и они. Я думаю, если предложить единорогу морковку, он не откажется от нее.
Юноша провел большим пальцем по скуле Кэтлин, скользнул по ее губе и наклонившись прикоснулся своим носом к ее, тяжело вздохнув и закрыв глаза.
Я не только сильно скучал. Я мучился от любви к тебе, от невозможности обнять тебя и ощутить твое тепло рядом. Мое сердце разрывалось от невыносимой тоски и горя. Даже если я ощущал твой запах духов на письмах, он не мог подарить мне спокойствие. — прошептал не спеша Джордж потираясь своим носом об нос Кэтлин. Сейчас они были так близко к другу, что сердце виконта разрывалось от нежности. Он обнял девушку за талию и прижался к ней ближе. — Я всегда буду принадлежать только тебе и моя душа, как и сердце целиком и полностью в твоей власти.
Джордж никогда бы не хотел отпускать любимую от себя слишком далеко. Она должна быть рядом с ним навечно и навсегда. У них будут сильные, красивые дети, свой замок, слуги и обязательно, когда отец умрет, Джордж станет новым графом Аркуршира.
...Он еще не знает, настолько сильно его жизнь должна будет изменится и какие последствия это потянет за собой. Наверное это будет одно и тоже, что если бы его заживо захоронили где-то в мерзлой земле. По крайней мере временами он будет чувствовать себя так же. Дикий холод будет сковывать его тело и душу. Только когда ладони Кэтлин вновь будут в его руках, он будет ощущать, как в его душу вновь приходит весна. Буран к тому времени умрет, а Джордж будет ездить верхом на его сыне по кличке Алмаз...
А пока он может просто наслаждаться свободой юности. Нахмурившись, Джордж отстранился от Кэтлин и взял ее вновь за руку. Бежать больше не было смысла.
Сегодня ночью мне снилась собака. Она сидела на крестовидной цепи, утыканной терновыми иголками. Шея бедолаги была вся в кровоподтеках и ранах, оставленных вероятно когда она пыталась сорваться с места. Все было в огне. —  обеспокоенно поделился с девушкой юный виконт и еще крепче сжал пальцами ладонь своей возлюбленной. Этот сон испугал его. В нем не было ничего хорошего.
Единорог сбежал, как только я пытался к нему подойти. Он пил воду из родника, когда я его первый раз увидел. У него огромный рог на лбу. Книги врут, что он лохматый и косматый, а еще весь в шерсти. Я бы даже сказал, что это могла быть просто лошадь, только он слишком крупный и у него на лбу, в отличии от нее, есть рог.
Джордж пытался убедить Кэтлин, что это именно единорог и никто больше. Девушку правда вообще переубеждать не было смысла, она и так верила в него. Она словно принцесса. Только бы ее отец не заточил ее в высокую башню. Улыбнувшись Джордж представил, как он, такой в доспехах и на Буране, прискачет вызволять ее из заточения. С троллями или драконом сражаться разве что не придется. А может он сам станет ее драконом и когда женится на ней будет ревностно охранять ее от посягательств непонятных личностей. Привел виконт невесту на край сада, оттуда и открывался вид на большую двухэтажную постройку с чердаком и подвалом. На земле кругом хранилища валялись ошметки сена. Никого не было. Надо пользоваться моментом.
Ты же посмотришь чтобы никто не появился? — поинтересовался у Кэтлин ее молодой будущий супруг, выглядывая из кустов словно вражеский шпион.

Отредактировано George de Harcourt (2017-06-07 11:35:07)

+1

9

Поможет ли она… Ну конечно же! Как тут можно отказаться от такого увлекательного приключения, особенно тогда, когда в награду за успешную добычу овощей со склада они смогут увидеть создание, о реальности которого Кэтлин даже не подозревала? К тому же, в виду своего наряда баронесса вряд ли будет самой лучшей кандидатурой на ту часть задачи, в которой предстоит незаметно проникнуть, найти, взять и также незаметно выйти. Особенно это касается того момента, что приходится на поиск овощей, поскольку она не имеет ни малейшего понятия о том, где именно на складе Аркуров находится необходимое. Вдруг не там же, где у них? Тогда юной Меверелл пришлось бы потратить немало времени, за которое кому-то из слуг наверняка что-то понадобится и она, к прискорбию своему, окажется пойманной с поличным и затем предстанет перед своими родителями, после которых в качестве дополнительного наказания придётся терпеть насмешки старшего брата. Остаться же наблюдателем и не позволить своему жениху оказаться пойманным девушка точно сумеет и не подведёт, на этот счёт он может быть совершенно спокоен, ведь у его невесты, можно сказать, был своеобразный опыт в подобном деле. Помнится, было это пару лет назад, когда Кэтлин с Маркусом захотели  поощрить своих лошадей вкусным лакомством за послушание, проявленное теми во время занятия по верховой езде. Правда, успеха они тогда не добились, поскольку брат умудрился задеть какой-то ящик, грохот от падения которого было сложно не услышать, поэтому никаких знаков не было нужно ему для осознания того, что нужно бежать.  В этом же случае она искренне надеялась на успех, только… Откуда такая уверенность в том, что единорог, до недавних пор являвшийся для неё исключительно вымышленным существом, примет в качестве «подношения» и, вероятно, даже будет есть то же, что и обычные животные? Хотя они, если задуматься, живут далеко не в сказочном мире, к которому ведь нужно как-то приспосабливаться, чтобы окончательно не исчезнуть? А в овощах нет ничего дурного, едят же их обычные лошади, и всё же… Ни в одном из попадавшихся девушке произведений не было упоминаний об их питании, и она не откажется от возможности восполнить сей пробел, если имеется такая возможность. Надо будет потом обязательно спросить у Джорджа, где именно он это вычитал, если со всеми этими событиями она не забудет о своём намерении.
– Разумеется, я помогу, как же иначе? Не оставлю же я тебя там одного. – Улыбнувшись, подтвердила собственное намерение принять участие в вылазке за овощами, которое он, пожалуй, получил бы независимо от того, предназначались бы они для единорога или же для обычной лошади. Лучше находиться рядом и знать, что он в порядке, чем оставаться, к примеру, здесь и истязать себя тревожными размышлениями о том, не попался ли, не случилось ли с ним ничего, и тому подобное.
– Тяжело находиться далеко от тебя, но ещё хуже – знать о всех тех мучениях, что доставляет тебе наша разлука. – Тихим голосом произнесла, обнимая его за плечи,  словно опасаясь, будто кто-то ещё может сейчас её услышать. – Одна лишь мысль об этом делает мне больно, но скоро нам не придётся ждать чьего-либо позволения или сбегать от всех для того, чтобы побыть рядом. Ещё совсем немного, мой любимый, и между нами уже не будет никаких препятствий. Мысль об этом помогает мне мириться с каждым нашим расставанием, поэтому я изо всех сил пытаюсь довольствоваться полученными от тебя письмами и, знаешь, иногда у меня это даже получается. Я сделаю всё для того, чтобы уберечь твои сердце и душу, ценность коих безгранична, и уверена, что ты также поступишь с моими.
Иначе ведь и быть не может, правда? – Невольно задалась немым вопросом девушка в тот самый момент, когда возлюбленный вдруг помрачнел и отстранился от неё, словно чем-то напуганный, взяв за руку и поделившись со своей невестой причиной столь резкой перемены, звучавшей, следует признаться, довольно жутко.  Чаще всего сны воспринимаются людьми как предзнаменования, дурные же либо благоприятные – не так важно, но тот, который видел будущий супруг Кэтлин, явно не относился ко второй категории, однако это вовсе не означало, что он непременно сбудется и относится к Джорджу, не правда ли?
– Сон и правда ужасен, вне всяких сомнений, но я прошу тебя не придавать ему значения, – произнесла с плохо скрываемым волнением, осторожно коснувшись кончиками пальцев подбородка юноши, после чего подошла ближе и коснулась губами его щеки. – Всё будет хорошо, слышишь? Это всего лишь один из тех жутких кошмаров, целью которых является лишь будоражить сознание и внушать безосновательную тревогу. – По крайней мере, так считала сама Меверелл и надеялась на то, что её слова сумеют найти отклик в сознании возлюбленного и он забудет о том пугающем псе хотя бы на пару минут. Она не знала, насколько оказалась успешна, однако последовавший вскоре ответ Джорджа на все её недавние вопросы касательно его встречи с единорогом можно было расценивать как то, что он просто решил отвлечься от волнительных мыслей и вернуться к более радостной теме для разговоров.
Интересно, а почему он сбежал? Может, испугался? Или потому, что у Джорджа не было  для него угощения? Или из-за всего сразу? Но ладно, это не так уж и важно, ведь на этот раз всё непременно должно получиться, если же нет, то и не страшно, по крайней мере, мы его просто увидим. Жаль только, у меня нету младшей сестрёнки, которой можно было бы об этом рассказать. – Рассуждала Кэтлин, пока они с виконтом направлялись к складу, где и находилась необходимая им морковь.
– Посмотрю, и непременно найду способ дать тебе знать о чьём-либо приближении.

+1

10

Оглядевшись вокруг, Джордж сразу подумал, что Кэтлин очень смелая для знатной девченки. Определенно у них будет прекрасное совместное будущее как только они поженятся. Их сын будет таким же смелым и красивым как он, а дочь такой же очаровательной и великолепной как она. Если только судьба не распорядится по другому. Об этом юноше думать не хотелось, особенно в такой чудесный момент, когда ему требовалось сосредоточится и пролезть на склад незамеченным. Придется оставить возлюбленную тут. О ней он не переживал. Кэтлин бойкая, она сможет справится там, где если потребуется нужно будет извернуться. В крайнем случае она сможет закричать и жених ее обязательно услышит. Защитить свою избранницу он будет только рад. Джордж, каком-то трогательном полу-прощальном жесте, мягко коснулся пальцами ее плеча и улыбнулся:
Я постараюсь как можно быстрее вернутся к тебе. — помедлив, он прошептал, выбираясь из кустов — Надеюсь меня никто не заметит.
Из Джорджа, на самом деле, шпион вышел бы так себе. Высокие зеленые кусты, в которых он и Кэтлин срывались, тряслись так сильно, что издалека было видно, что там кто-то сидит. Кроме этого юноша пыхтел так, словно на его месте был лось, а не человек. Если бы кто это заметил со стороны, то точно порадовался и скорее даже посмеялся. Оказавшись на открытом месте, не видя вокруг себя никакого укрытия, виконт слегка присел и украдкой, пригнувшись, словно пополз в сторону открытого склада. Проем в двери так и манил к себе. В соседнем дворе обеспокоенно кудахтали куры, но людских голосов не слышалось. Покрывшись мурашками от резко дунувшего из нутра ветерка, Джордж вошел внутрь склада. Пришлось буквально нащупать лестницу на второй этаж. Чудом юнец не споткнулся об первый порожек и смог поставить на него ногу. Следующие десять шагов он делал неторопливо, спокойно, стараясь не паниковать и не упасть в сторону, где не было никаких перил. Если бы Джордж завалился, то шмякнулся об притоптанную землю с достаточной силой чтобы сломать себе что-нибудь. Тем более он не мог потерпеть поражение и вернутся к невесте ни с чем. Для такого самовлюбленного человека как он это могло стать настоящим позором. Достав же овощи со склада он покажет любимой, что может справится с любой задачей и будет для нее и семьи хорошим добытчиком. Оказаться же на земле это значит упасть в ее глазах. Страха как такового юнец не испытывал, только волнение. Наконец-то его нога оказалась на ровном деревянном настиле, но Джордж оказался вновь в темноте. Теперь ему требовалось найти во всем многообразии ящиков нужный, тот, в котором хранится морковка. Единственным источником света были ровные щели между досками в стенах, через которые едва-едва просачивалось легкое свечение. Джорджу пришлось изрядно попеть, чтобы сдвинуть ящики, стоящих не только рядом с друг другом, но и на друг на друге. Попадался почему-то один картофель, ворочать который было то еще удовольствие. Плечи и руки виконта тут же заныли от напряжения, но он не привык сдаваться. Небеса вознаградили его за титанические страдания, Джорди нашел не только морковку, но и корзинку с яблоками. Их пришлось высыпать в пустой ящик. Набросав десять средних морковок в освобожденную корзину и добавив туда пять крупных яблок, Джордж стал спускаться вниз. На этот раз ему не повезло. Нога в высоком сапоге соскользнула и он поехал прямо на пятой точке, чуть не выронив из рук корзинку. Джордж вцепился в нее так сильно, словно она была его последней надеждой. Последствия для него оказались достаточно плачевными. Виконт засадил в бедра обоих ног пяток заноз, обзавелся ими в ладонях и разодрал локоть. Всего этого Кэтлин не увидит, потому что под одеждой скрыть свои ранения гораздо проще. Достаточное количество времени Джорджа не было чтобы начать беспокоится. Он пулей вылетел из склада, рванув вперед к кустам, где стояла его возлюбленная. Даже не остановившись он схватил ее здоровой рукой за локоть и потащил вновь в глубь сада. Вовремя бега виконт передал ей корзинку. Она не такая уж тяжелая чтобы нести ее одной рукой. С такой ношей даже пятилетняя девочка справится не говоря уже о четырнадцатилетней, достаточно взрослой леди. Пока они бежали, у Джорджа была возможность попытаться тайком выковырнуть из ладони, доставшиеся ему на складе, занозы. Боль была неприятной, дергающей и отвратительной. Ему хотелось побыстрее от нее избавиться. Прибежав обратно к роднику, виконт остановился, прислушавшись ко всем шорохам и звукам в округе. Должна быть тишина, чтобы животное пришло на приманку. Не хорошо, конечно, что будущий граф Аркур таскает юную баронессу за собой как торбу. Но и заботиться он о ней как о сокровище. Джордж не особо рад отпускать с поля зрения слишком надолго.
Мне надо помыть немного руки и освежиться. Помоги мне с подготовкой — произнес он обратившись к Кэтлин. У него для нее будет задание. Ведь он действительно какой-то пыльный, мокрый и неопрятный. Особенно его руки стали такими грязными, когда он ворочал ящики с картошкой. Только сейчас Джордж заметил, что отпечатки его пальцев остались на красивом платье девушки. Наверное она прибьет его за это. Любая леди поступила бы именно так. Они любят красоту, наряды и заботятся о своей внешности. Смущенно опустив взгляд и сделав вид, что он тут не причем виконт указал рукой в сторону уходящей в глубь сада тропинки и повернул голову к Кэтлин.
Надо разложить морковку в ряд начиная от той тропинки. Можно чередовать с яблоками, если захочешь.
Наверное она не откажется ему помочь, раз он так ее просит. Отойдя к роднику, Джордж опустился на колени и сосредоточенно стал промывать сначала лицо и шею, потом руки. Пока девушка не заметила он стал вытаскивать особенно крупные занозы из под кожи ладоней, слегка кривляясь от боли. Сосновые щепы такие болезненные...Вода тут холодная, приятная на вкус, может быть и Кэтлин стоит ее попробовать, если она не боится простудится. Скользнув рукой по черным волосам, опускающимся до плеч, Джордж обернулся, чтобы посмотреть, чем она занимается. С его ресниц и кончиков волос капала за воротник и на одежду вода, блестя на солнце. Еще бы укрытие поискать какое для засады. Может быть Кэтлин что-то приметила.

+1

11

– Я буду ждать твоего возвращения, но всё же постарайся не слишком увлекаться спешкой. – Которая, как известно, пусть и бывает в определённые моменты важна и необходима, однако ставить её выше той же осторожности, к примеру, не стоит, иначе придётся расплачиваться. Цена же за оную отличается своим многообразием и может быть как поражением, если дело касается, допустим, шахмат, так и ушибом, если речь об играх, подразумевающих неотъемлемой частью своей физическую активность, а ещё неправильным стежком, способным безнадёжно испортить вышивку, и так далее. Список весьма длинный и, пожалуй, даже бесконечный, однако своей внушительностью он как раз доказывает то, что каким бы высоким не был риск, у тебя гораздо больше шансов провалиться в своём деле, если попытаешься сделать его быстро вместо того, чтобы потратить лишнюю пару минут и действовать осмотрительно. Вывод достаточно лёгкий и вряд ли нуждался в том, чтобы его объясняли кому-либо, однако также Кэтлин не могла не понимать и того, как легко рассуждать обо всём, прячась за высокими кустами, ведь… Как ни крути, а в саду подобные вещи кажутся простыми и очевидными, тогда как внутри того же склада, в котором сейчас находился её возлюбленный, всё вряд ли предстаёт в том же свете. Она никогда не бывала в таких хранилищах и потому лишь догадывалась о его внутренней обстановке, описанной старшим братом после его неудавшейся «миссии», по словам которого там было достаточно темно и находилось слишком много всего, причём настолько, что сразу и не отыскать необходимое. Правда ссылаться на эти заверения и считать их неоспоримо правильными девушка не может, поскольку ей прекрасно известно о том, что родись Маркус леди, то мог бы преуспеть в искусстве выдавания желаемого за действительное, стоило ему лишь захотеть, разумеется.
По крайней мере, по части жутких историй ему не было равных. – Мысленно заключила девушка, уже уставшая прятаться. Осторожно оглядевшись вокруг и не заметив поблизости никаких признаков жизни в виде, допустим, направляющихся к складу слуг, Кэтлин осмелилась ненадолго покинуть своё укрытие и немного пройтись. Разумеется, в пределах своего так называемого «убежища», не забывая о своей нынешней обязанности следить за тем, дабы неожиданное вмешательство кого-либо не помешало Джорджу добыть желаемое. Только вот за всё время дежурства ею, как и раньше, не были замечены силуэты приближающихся людей, поэтому юная Меверелл могла позволить себе привилегию слегка ослабить бдительность и насладиться теми красотами сада, которые открылись ей в этой его части. Жаль, что кусты, за которыми девушке нужно ждать, не были украшены цветами, нежный аромат которых мог добавить в окружающую обстановку немного непринуждённости, а она, в виду длительного отсутствия юноши, в ней сейчас очень нуждалась.
Пройдёт ещё какое-то время, и солнце вскоре нас покинет, уступив место звёздам и ночному светилу, а мой жених всё не возвращается, что наводит на беспокойные мысли относительно возможных причин его отсутствия. Попался кому-то? Но я не помню и намёка на чьи-то шаги, да и он сам, как мне кажется, вряд ли зашёл бы туда, находись внутри прислуга. Может, уже давно вышел оттуда, а я и не заметила? Впрочем, вряд ли… Тогда… – Довести свою мысль до конца я не успела, поскольку выбежавший из склада юноша с корзинкой в руках являл собой доказательство отсутствия необходимости для тревог. Кэтлин уже было хотела сказать виконту о том, как рада она тому, что он наконец-то вернулся, однако тот попросту не дал ей возможности это сделать, поскольку, стоило Джорджу оказаться рядом, как он тут же схватил девушку за локоть и вновь утянул за собой туда, откуда они не так давно пришли. Причём произошло всё это настолько быстро, будто их с минуты на минуту кто-то догонит. Спрашивать о причинах подобного она не стала, решив не возвращаться к тому, что уже осталось за спиной. Да и вести беседы во время бега не очень-то удобно, особенно когда тебе на ходу вручают корзинку с добытыми овощами, на сохранности которой Меверелл, судя по всему, и следовало сейчас сосредоточить своё внимание, стараясь, правда, не забывать о платье, подол которого ей, в виду определённых обстоятельств, просто нечем было придерживать.
Вновь оказавшись у родника, юная баронесса услышала просьбу или, скорее, очередное задание, которое следует выполнить для того, чтобы стать ещё на шаг ближе к возможности увидеть существо из детских сказок. Подтвердив своё согласие выполнить услышанное кивком головы, она повернулась спиной к возлюбленному и, оставив его у родника, направилась в сторону указанной мне тропинки. Оказавшись у начала оной, взглянула на содержимое полученной не так давно корзинки, думая о том, как именно следует разложить находившиеся в ней овощи, чтобы сделать «подношение» наиболее привлекательным для животного (единороги ведь по сути своей животные, не так ли?) Следует ли начать с, допустим, яблок, оставить их для середины или вовсе закончить всё ими, либо класть по одному через одну, а лучше через две морковки, чтобы хватило до самого конца. Избрав последний вариант как самый оптимальный, уже было потянулась за первым овощем, когда взгляд, случайно скользнувший по левой руке, остановился на нескольких пятнах, расположенных в области локтя.
Это ещё что такое? – Задалась мысленным вопросом девушка, пытаясь вспомнить о том, где и как она могла так испачкаться, когда неаккуратный облик Джорджа вместе с его потребностью привести себя в порядок тут же сложились воедино, явив Кэтлин наиболее вероятную причину появления грязи на её несчастном бежевом платье. – А ведь я ещё хотела выбрать наряд более тёмного цвета! И как теперь быть? Если постараюсь избавиться от пятен с помощью воды из родника, то рискую сделать только хуже и окончательно всё испортить, но и в таком виде показаться матушке я тоже не могу, а от неё такое никак не спрятать… Неужели без этого было никак нельзя?! – Мысленно сокрушалась юная Меверелл, сжимая корзинку в руках и  с трудом подавляя в себе желание бросить её на землю, выместив на несчастной досаду по поводу испачканного платья. Хотелось сию же минуту сказать виновнику сего всё, что она думает, однако вряд ли ей удастся сделать это, не повысив голос, а поднимать лишний шум после побегов от возможной компании родных будет, мягко говоря, некстати, посему девушке пришлось оставить данный порыв при себе.
Но это вовсе не значит, что я совсем ничего не сделаю… –  Пусть даже для этого и придётся пожертвовать деталью своей композиции. Осторожно повернувшись в сторону виконта и заметив, что его внимание сейчас обращено как раз на неё, Кэтлин, решив дождаться более подходящего момента, приступила к тому, ради чего она, собственно, и подошла к злосчастной тропинке, начав раскладывать на ней морковку. В тот момент, когда пятый по счёту овощ оказался на земле, баронесса вновь обратила свой взор в сторону жениха и, судя по тому, что увидела она лишь его спину, время мести настало. Недолго мучаясь трудностями выбора, девушка взяла одно из оставшихся в корзинке яблок и бросила его в сторону Джорджа, целясь тому в спину, после чего со спокойной совестью продолжила заниматься своим делом.

Отредактировано Kathleen Meverell (2017-06-18 03:41:03)

+1

12

Боль в руках причиняла Джорджу некоторые неудобства и отвлекала его от праздных мыслей. Щепа, застрявшая в его ладони, все никак не вынималась. Ради того, чтобы от нее избавиться, пришлось расковырять кожу более основательно, из-за этого пошла кровь. Страдания уменьшала только холодная вода из родника, в которую и окунал виконт ладони. Ему не хотелось, чтобы Кэтлин заметила, насколько сильно он пострадал добывая, для воплощения их общей идеи по заманиванию единорога, овощи. На темном рукаве дуплета юноши не было видно проступившей крови из разбитого локтя, но боль от него никуда не делась. Она лишь притупилась. Отец будет недоволен, когда увидит, во что превратился его наследник и насколько он выглядит грязным. Можно будет проводить Кэтлин потом до выделенных ей покоев и быстренько сбежать к себе, а там уже переодеться и привести себя в порядок. Идея не плохая, если бы только не вечные слуги-доносчики, готовые добыть графу любую информацию, компрометирующую его домашних. Джорджа раздражала несказанно подозрительность отца, его привычка всегда и везде добывать чужие секреты любым путем и при любой возможности. Ему бы быть в Хайбрэе мастером над шептунами, вот где бы пригодились его навыки, а так, он может только вести кулуарное преследование родственников и больше ничего. Может быть и сейчас кто-то следит за юной парочкой, но они этого не знают. При этой мысли виконт поднял голову и огляделся по сторонам, он не заметил ничего подозрительного, кроме легкого шелестения веток и журчания воды. Еще Кэтлин где-то сзади бродила, наверное выполняла то, что ей поручил ее жених. Пусть занимается делом, ведь львиную долю сделал именно он. Определенно она заметила пятно на своем платье и небось ему не обрадовалась. Тоже мне, фифа успел подумать Джордж, как поднеся к лицу ладони, наполненные водой, получил сильный удар яблоком по спине. Из-за того, что в этот момент виконт стоял на одном колене, да еще и с краю, на бережку родника, его тело не успело среагировать. От неожиданности и удара колено съехало по мокрой траве вниз и Джордж просто повалился в воду. Здесь было не глубоко, по пояс взрослому и высокому человеку, так что юнец окунулся прямо с головой в ледяную прохладу. Он не успел испугаться даже, как вынырнул, поднявшись в полный рост. Вода струйками текла по его одежде и лицу, а волосы превратились в мокрые пакли, свисающие прямо на нос. С трудом перемещаясь по воде, переставляя ноги, Джордж подошел к берегу и забрался на него сначала коленом, потом, оттолкнувшись им, залез весь.
За что???!!! — крикнул возмущенно Аркур, потирая глаза от воды. Он открыл их и уставился обидчивым взглядом на девушку, причем ничего хорошего в нем не было. Сейчас он ей задаст хорошую трёпку. Будет знать как выступать и поднимать бунт против "мужчины". Выжимая одежду и волосы Джордж еще держался, свирепо сопя себе под нос, терзаемый обидой и унижением. Надо же было так упасть, да еще настолько неаккуратно. Под заходящим вечерним солнцем высохнуть будет трудно, хотя бы избавиться от самой мокроты и то будет хорошо. Главное чтобы идя по коридорам замка в свои покои не оставлять лужиц от мокрых следов ботинок. Старательно сделав вид, что проглотил маленькое оскорбление, юноша скинул с плеча прошлогодний листок и стер с колена пятнышко тины. Но это был лишь отвлекательный маневр. Дождавшись когда девушка отвернется и займет свое внимание раскладыванием овощей, Джордж вскочил и бросился в ее сторону. Он сшиб ее на мягкую траву и крепко прижал к земле, зажав руки своими. Это напоминало детскую борьбу вовремя которой они испачкаются еще больше, ведь Джордж теперь не только рассержен, но и мокрый. Они с Кэтлин ссорились, мирились, ругались и снова были вместе. Это нескончаемая череда особенностей их отношений. Разве можно отказаться от возможности повалять юную баронессу? Нельзя. Именно этим и воспользовался сейчас ее жених. Раз она обижается на одно лишь пятнышко, то пусть будет еще грязнее и неопрятнее. А то что это получается Джордж вернется в таком виде, а она останется беленькой и пушистой. А вот и нет. Как говорят, делить горе и радость нужно вместе. Получать от родителей так вместе. Удержав Кэтлин, Аркур стремительно наклонился и поцеловал ее в губы долгим поцелуем, закрыв при этом глаза. Ему нравилась нежность ее губ, аромат тела и его тепло. Будь его воля он бы целовал еще чаще и нежнее, там где никто этого не видит. Пусть сопротивляется дальше. Отстранившись, Джордж чмокнул девушку в шею и за ушком. Наверное этакая борьба двух тел могла продолжаться бесконечно если бы в стороне от тропинки не раздался громкий хруст и фырчанье. Джордж замер только тогда, когда услышал громкий хруст, словно кто-то что-то жевал. Приподнявшись и прекратив виснуть над своей "жертвой", он уставился в сторону шума. На тропинке стоял белоснежный конь с рогом на середине лба и своими губами засасывал с дорожки овощ за овощем, пережевывая не спеша все, что он нашел. Белый хвост и такого оттенка грива дружелюбно, свободно болтались не только от ветра. Темно-карие, наполненные бесконечным миром, глаза, внимательно смотрели на окружающее пространство. Единорог не был совершенно напуган и даже не боялся человека, хотя и видел двоих молодых людей. Надо бы спрятаться, но Джордж не догадался этого сделать, так не ожидал, что конь так быстро придет на аромат морковки. Все же он был где-то рядом все это время.

+1

13

Раздавшийся спустя мгновение всплеск воды лучше всяких слов подтвердил тот факт, что акт возмездия свершился. Правда, девушка не рассчитывала на то, что Джордж упадёт в воду, поскольку думала, будто максимум, который может дать брошенное ей яблоко – ушиб, и всё, что он сумеет устоять, ведь она не настолько сильная для причинения серьёзных травм, а здесь оказался такой эффект. Даже лучше, чем Кэтлин предполагала, следует заметить. Может быть, всё дело в яблоке? Ведь среди добытых её женихом яблок не было ни одного маленького, словно он специально их выбирал. Но всё равно виноватой себя за прошедшее Кэтлин не считала, поскольку если Джордж безо всяких проблем может переодеться в случае, если с его одеждой что-то случится, то у неё такой возможности, увы, нет. Значит, весь остаток этого дня, а также часть следующего, придётся провести в платье с пятнами на левом рукаве. Возможно, после своего купания он в следующий раз подумает, прежде чем хватать чужие локти своими грязными руками.
Сложно передать словами то, как юной Меверелл было интересно посмотреть сейчас на своего возлюбленного, побывавшего в водах своего родника, но что-то упорно советовало ей не оборачиваться и продолжать заниматься раскладыванием овощей, тем более что уже осталось всего лишь одно яблоко и две морковки, после торжественного водружения которых на землю можно считать свою часть задачи выполненной. Однако вопрос юноши, который он, правда, не столько произнёс, сколько прокричал, не забыв при этом о нотах искреннего возмущения в голове, особенно резко прозвучал в тишине и стал для баронессы своего рода сигналом того, что она непременно должна увидеть последствие своего поступка. Поэтому, вернув морковку обратно в корзинку, Кэтлин, стараясь сохранить на лице выражение абсолютной невозмутимости и серьёзности, повернулась лицом к своему жениху, выглядевшему так, словно на него вылили не одно ведро воды. Картина, изображавшая мокрого и злого виконта, пытающегося привести себя в порядок, показалась ей настолько смешной, что уголки губ невольно расплылись в улыбке, а в ответ на его вопрос она лишь пожала плечами, сопроводив этот жест следующей репликой:
– Думаю, ты и сам прекрасно знаешь, за что. Мог бы сказать «спасибо», я ускорила процесс твоего… очищения. – Понимая, что стоит ей ещё минуту смотреть на данное «зрелище» и сдерживать порыв рассмеяться будет невозможно, девушка поспешила вернуться к брошенному занятию, позволив себе пусть тихо, но рассмеяться. Возможно, ей бы стоило извиниться, хотя бы ради того, чтобы уменьшить поток праведного гнева, что мог обрушиться на её невинную голову, однако веселье, вызванное недавним событием, сыграло с ней злую шутку. Вместо того, чтобы проявить осторожность, девушка забылась, о чём вскоре пожалела, поскольку стоило последней морковке коснуться земли, а ей – поставить рядом с ней опустевшую корзинку и выпрямиться, как что-то (как оказалось мгновением позже – кто-то) сшибло её и повалило на траву, причём случилось это настолько быстро и неожиданно, что она и закричать не успела.
Все попытки Меверелл отбиться от столь наглого нападения неминуемо терпели крушение, а когда Джордж и вовсе прижал Кэтлин к земле, не забыв зажать руки и тем самым лишить её возможности дать ему отпор, единственное, что она могла – беспомощно брыкаться, словно раненый на охоте зверь. Ну и, разумеется, надеяться на то, что мучитель сжалится и отпустит её на свободу, хотя в вероятности последнего она, признаться, сомневалась.
–  И это твоя месть? Окончательно превратить меня в замарашку? – Не без обиды произнесла вопросы, не требующие по сути своей никакого ответа в виду очевидности оных. Не хотелось и представлять, во что теперь превратилось её платье, не говоря уже о волосах – хороша леди, ничего не скажешь. – Ладно, считай, что ты меня наказал, а теперь отпусти. – Сложно сказать, насколько сильно девушка была уверена в том, что её тут же послушают, да это, собственно, не так важно, поскольку её положение не изменилось (похоже, даже не собиралось меняться) от слова «совсем». Доказательством этого может служить очередная попытка вывернуться, дабы оказаться на свободе, которая обернулась сокрушительным провалом – уж слишком сильной оказалась хватка её дорогого виконта.
– Ты же не будешь держать меня в таком положении всю ночь из-за одного несчастного купания? – Не будет же? – Отпусти, Джордж, это уже не смешно. – Особенно, если длительность кары на самом деле продлится до глубокой ночи. 
Пытаясь понять, что такого она должна сейчас сделать для того, чтобы избавиться от своего беспомощного положения, на какой-то миг баронесса прекратила всяческие попытки освободиться и убедить сделать это с помощью слов, однако и на подобное у юноши нашлось, что ей ответить, из всех возможных вариантов он, правда, выбрал именно поцелуй. Безусловно, приятный, но ощущение мокрых и оттого холодных кончиков волос на щеках слегка портили общее впечатление. Убрать их ей хотелось так сильно, что попытки добиться свободы вернулись с прежним усердием, правда, на её возлюбленного это не особо подействовало, поскольку юная Меверелл вновь ощутила прикосновение его губ, но уже на своей шее.
– Хватит, я уже поняла, что быть мокрым и холодным неприятно, – произнеся это уже с улыбкой, Кэтлин поначалу не услышала тех звуков, которые привлекли внимание юноши. Вряд ли это является большой потерей, поскольку они повторились ещё, а затем ещё раз, а её недавний мучитель во все глаза смотрел туда, откуда исходили непонятные звуки.
– Что там происходит? – Не услышав ответа и решив узнать всё без него, поднялась и, сев на колени, осторожно посмотрев в сторону тропинки и увидев там то, ради чего, собственно, и затевалась вся вылазка за овощами, приведшая к разбирательству за испачканное платье и купание в воде. Единорог. Судя по всему, настоящий, и действительной не отличающийся от обычной лошади ничем, кроме рога на лбу.
Интересно, как часто он встречал людей, раз так спокойно себя ведёт в нашем присутствии? И ведь даже не боится, хотя Джордж говорил, что тогда он убежал, как только он пытался приблизиться. Неужели это всё из-за съеденных животным овощей и фруктов?
– Что теперь будем делать? – Тихим голосом поинтересовалась, осторожно дотронувшись до его плеча рукой. – Попробуем уйти? Выглядит он, конечно, мирно, но кто знает, как себя ведут единороги, когда у них еда заканчивается?

+1

14

Собравшиеся было девушку еще и укусить, Джордж отвлекся от нее на единорога и слегка даже растерялся. Как поступить в данном случае у него имелось несколько вариантов. Можно было утащить Кэтлин в кусты неподалеку и оттуда издалека наблюдать за лошадью, но это было бы совсем не интересно. Достаточно того, что виконт показал себя не в лучшем свете когда завалился в родник, промокнув с головы до ног. До сих пор по его одежде и коже стекают капли воды. Они высохнут от легкого ветерка со временем, вот только осадок в душе в виде легкой обиды и злости останется надолго. Ведь можно было затереть пятно пальцами, оно же всего навсего пыльное, а не масляное, или просто отряхнуть, постаравшись сделать это основательно. А вот Джордж теперь весь мокрый и к тому же, после того, как повалялся на траве, грязный. На его спине, рукавах и плечах виднелись серовато-черные отпечатки, а на локте проступило бурое пятно кровянистого оттенка. Теперь стало видно, что юноша достаточно сильно пострадал на складе, ободрав кожу на локте. Показывать этого у него не было в планах, наверное из-за того, что он активно повалялся по траве, повредил ссадину лишь сильнее. Не важно. Боли он не ощущает, когда с ним рядом его любимая. Чтобы она не делала он все равно будет ее любить так же сильно, как и она его. Он пойдет на любую жертву ради нее. Пусть она улыбается и радуется глядя на своего жениха, даже если ее губы растягиваются в легкой насмешке над его неловкостью. Он будет попадать в десятки таких ситуаций, если она захочет и все ради ее очаровательной улыбки. Постепенно Джордж сменил гнев на милость и только потому, что присутствие Кэтлин дарило ему эмоциональное спокойствие и моральную поддержку. Она его маленькое утешение в этом жестком, негостеприимном мире. Тем более он определенно любит такие моменты, когда имеет право погладить, потискать, прикоснуться к ней ладонями. Она такая теплая, мягкая. В такие мгновения юноша чувствует в своем сердце нотки нежности. Они наполняют все его существо и выплескиваются через край. Через взгляд голубых глаз возлюбленной он видит вселенную, такую далекую и прекрасную, такую же как она сама. Здесь можно размышлять вечно о собственных чувствах, но если Джордж начнет это делать, наступит глубокий вечер, конь давно уйдет, а Кэтлин подумает, что он уснул с закрытыми глазами.
Раз ты уже поняла свою ошибку, так уж и быть, я тебя извиняю и дарую тебе свое "графское" прощение. — высокомерно сказал он ухмыльнувшись. Это прозвучало издевательски и надменно. После этого градус страсти и огня спал между парочкой. — Давай я сделаю так, чтобы ты могла его погладить.
Это прозвучало слишком напыщенно и геройски. Герою и принцу подобает ездить на белом единороге, возить прекрасную принцессу вокруг замка и совершать ради нее различные подвиги. Прежде надо ездоку найти того, кого можно оседлать.
Попробую его приучить. Может быть он даст нам на себе покататься.
Наконец-то отстранившись от Кэтлин, Джордж дернул себя за рукав одежды и подняв руку, оглядел свой локоть. Вот незадача. Отец точно его прибьет. Главное чтобы не подумал, чем они могли заниматься с Кэтлин таким в саду, чтобы испачкаться. Еще бы, ведь отец девушки может посчитать это оскорблением. А он важный вассал отца. Придется постараться переодеться у себя раньше, чем это заметит кто-то посторонний. Кстати Эвелин могла бы одолжить Кэтлин одно из свои платьев, если ей это понадобиться. Они примерно одного роста и комплекции, и возраста. Наверное платье сестры подойдет невесте Джорджа. Списать испачканную одежду можно на нелепую кочку или ямку, в которую она попала ногой и упала, а ее спутник просто не сумел ее поймать. Ездить на лошади без седла Джорджу еще не приходилось, но он видел, как это делали другие. Удержаться за грифу он сможет, управлять конем с помощью ног и рук вероятно тоже. Здесь возникает вопрос захочет ли Кэтлин ездить верхом на таком звере. Поправив одежду, виконт поднялся на ноги и отправился к Бурану, делая каждый шаг с осторожностью и скромностью. Конь не проявлял агрессии и не пытался убежать, он доел последнее яблоко и поднял голову. Глаза коня выглядели печальными и наполненными мудростью. Джордж, помниться, читал в библиотеке некую легенду, была ли она правдой или вымыслом неизвестно. В седьмом веке в Хайбрэе еще кочевали язычники. Она напали на патерианский монастырь и перебили всех там. Настоятелю вырезали глаза и отправили кочевать по миру со старым, слепым монастырским конем. Настоятель не умел ездить на лошади, никогда не садился на нее верхом и просто брел рядом с ней. Он постиг мудрость, милосердие и безграничную доброту лошади за годы, проведенные рядом с ней. Создатель послал свою супругу Мать на землю, чтобы та вернула омытые слезами и небесной водой глаза настоятеля. Но мужчина отказался от них и попросил богиню дать его глаза коню, чтобы тот мог видеть. Подумав об этом, Джордж сделал несколько шагов вперед. Конь смотрел на него - он смотрел на коня. Возникла неловкая пауза, а минуту спустя виконт уже гладил Бурана как родного.
Хороший, единорог, хороший. — чуть не оговорился, главное что не успел назвать Бурана конем и вспомнил, что тот по легенде сказочное существо. Забраться верхом было более сложным делом. Джордж с даже с прыжка не мог этого сделать. Ему определенно не хватало роста для такого кульбита без стремени. Надень он Бурану поверх седло еще в конюшне, выглядело бы это дико и странно. Отойдя на пару метров назад юноша разбежался и с разбегу залез на лошадь, устроившись на нем поудобнее. Как управлять такой махиной он знает, но делать это без уздечки и седла как-то страшновато. Ухватившись за гриву Джордж заставил коня сделать несколько шагов, управляя им легкими ударами по бокам. Подъехав к девушке виконт остановил "единорога" и напыщенно, даже горделиво, словно заправский ловелас пригласил ее.
Поехали, красавица, кататься.

Отредактировано George de Harcourt (2017-06-22 16:20:42)

+1

15

Появление единорога можно назвать одним из тех событий, которые, в виду своей неожиданности, на какое-то время завладевают всеобщим вниманием настолько сильно, что остальные вещи попросту перестают иметь значение, отодвинутые в сторону чем-то более интересным и захватывающим. Также произошло и теперь, чему Кэтлин, признаться, была весьма благодарна, поскольку не знала, сколько ещё времени  могла длиться устроенная Джорджем экзекуция, и во что из-за неё могло превратиться её несчастное платье. Правда, сейчас оно едва ли выглядит лучше.  Придётся вспоминать сегодняшнее занятие и придумывать простую и оттого наиболее реальную причину того, как девушка умудрилась так испачкаться. Если сумеет, то всё получится и недовольство матушки будет не настолько серьёзным, поскольку никто не отменял случайностей, что приводят к падению, не правда ли? Даже у них дома происходили подобные инциденты во время игр с братом, так что её это не должно удивлять, да и отца тоже. Кстати, об этом. Нужно будет внести в свой план памятку под названием: «Когда будешь выдумывать, не вздумай смотреть в строну Маркуса». В противном случае всем стараниям будет суждено провалиться и пасть под неведомо как и когда сформировавшимся правилом, согласно которому юная Меверелл никогда и ни при каких условиях не могла врать своему брату. Было ли дело в том, что он просто старше? Она не знала. Или причина состоит в нежелании обманывать того, кто не позволяет себе такого по отношению к ней, пусть иногда его прямота отдаёт жестокостью? Опять же, она не знала, просто так получилось: выпутываться из неприятности с помощью невинной «лжи во благо» вместе с Маркусом – пожалуйста, а обманывать непосредственно его – нет. Как-то раз баронесса пыталась соврать ему на счёт какой-то мелочи, подробностей которой она сейчас даже не вспомнит. В итоге это обернулось тем, что девушка начала свою бесхитростную историю и рассказывала её ровно до тех пор, пока не подняла голову и не столкнулась с внимательным взглядом брата, и… Всё. Просто не смогла произносить тщательно подготовленную речь, глядя в серые глаза Маркуса, и, в конечном итоге, из уст предательски полилась правда.
История рискует повториться, если я хотя бы на жалкое мгновение позволю себе взглянуть в сторону брата, поэтому нужно будет сделать вид, что его здесь просто нет, а с дальнейшими неприятностями я буду разбираться по мере их поступления. В конце концов, по-своему он меня всё же любит, а значит, и подставлять перед родителями не станет, разве что может захотеть узнать «настоящую версию», но это уже не такая большая проблема. По крайней мере, я на это надеюсь.
Реплика юноши выдернула Кэтлин из размышлений о грядущем объяснении перед семьёй, причём сама фраза и тон её не вызывали у неё иной реакции, кроме как взгляда, обращённого в небо, и заключения о том, что всё-таки все старшие братья бывают совершенно невыносимыми, даже если один из таких «старших» является чьим-либо женихом. Можно было не оставаться в долгу, но ввязываться в очередную перепалку ей сейчас хотелось меньше всего, поэтому девушка предпочла промолчать и сделать вид, будто это «прощение» есть не что иное, как предел её нынешних мечтаний. После этого поднялась на ноги, отряхивая колени, к счастью, пострадавшие от грязи не так сильно, как спина, и сосредоточила всё своё внимание на развернувшемся на поляне представлении. Если его, правда, можно назвать таковым, поскольку единорог был на удивление… спокойным? Да, пожалуй, именно так. Спокойным. Даже слишком. Неужели это всё волшебный эффект насыщения? Достаточно скормить сказочному созданию пару яблок, и он становится таким же умиротворённым, как обычная лошадь? Нет, Меверелл, конечно, не ждала от него агрессии, ведь во всех источниках эти животные представлены как добрые и миролюбивые, только разве не должны они всё же… бояться? Она бы на его месте не стала доверять себе и поспешила убраться прочь отсюда. Может, дала себя погладить, но на этом всё, здесь же всё происходит совсем не так: единорог словно ждал, когда её жених подойдёт к нему.
Наверное, я чего-то не понимаю в животных, поскольку залезть на себя точно бы не разрешила. – Как минимум потому, что с точки зрения вольного животного подобный жест можно расценивать как прямое покушение на свободу и вопиющую наглость. Но опять же, все размышления разбиваются о реальность происходящего, где Джордж пусть с разбега, но всё же оказывается верхом на единороге. Картина, безо всяких сомнений достойная того, чтобы быть увековеченной в любом из возможных способов. Особенно, если учесть тот факт, что животное, видимо, обладало бесконечными запасами терпения. Иначе как объяснить то, что оно мало того, что позволило, если так можно выразиться, «оседлать себя» и вести не туда, куда, быть может, хочет сам единорог, а куда хочет виконт? Правильно, никак.
– Кататься? – Повторила собственный вопрос, словно сомневаясь в том, что услышала всё правильно, после чего внимательно посмотрела сначала на себя, затем на находившееся рядом животное, прекрасно понимая, что любая попытка залезть на него без чьей-либо помощи неминуемо приведёт к провалу. Возможно, стоило хотя бы попытаться, но она не хотела упасть в процессе и выглядеть ещё хуже, чем сейчас.
– Не думаю, что у меня есть какие-либо шансы, учитывая отсутствие седла и кого-то, кто сможет помочь мне. Сам видишь, мой наряд не совсем подходит для подобных опытов.

+1

16

Кэтлин видимо не особо хотела участвовать в том развлечении, которое хотел предложить ей Джордж. Может быть она боялась за свое платье, а может быть просто испытывала испуг перед единорогом. Ведь неизвестно как он может себя повести в следующий момент. Вот виконту было вообще все равно. У него то ли отсутствовало чувство собственного самосохранения, либо он был еще слишком глуп для серьезных решений. Джорджа больше всего интересовало как проехаться на коне без седла и уздечки, чем то, скинет ли его Буран на землю и нет. Жаль, конечно, что Кэтлин отказалась прокатиться. Стоит ли ей оказать помощь?
Давай я тебе помогу. —  несмотря на протесты невесты, ее жених слез со спины коня и подошел к ней достаточно близко. Он собирался примериться прежде чем схватить ее за талию и подтащить к лошади. Попытка не увенчалась успехом, ни роста Джорджа, ни роста Кэтлин не хватило чтобы забраться на спину животного. Пришлось бросить эту затею на половине. Конь продолжил вести себя безразлично несмотря на то, что около него суетились двое молодых людей.
Будь я чуть-чуть повыше, то смог бы подсадить тебя —  разочарованно произнес Джордж с ноткой грусти, смотря пристально на девушку своими зелено-голубыми глазами. Конь потянулся к нему и ущипнул за край рукава, унюхав за пазухой кусочки марципана в тканевой обертке. Нашел все таки. Молодой человек даже забыл, что у него все таки осталось немного сладкого.
Будешь? —  он достал из-за пазухи свернутый кулек и, оставив по кусочку себе и Кэтлин, отдал три куска коню. Ему надо ведро яблок и ящик морковки, а не десяток фруктов, ранее сложенных на тропе, а теперь бурчащих в его желудке. Ему определенно этого мало. Джордж захрустел сахаром с миндалем, предложив девушке квадратный кусок такого же. — Бери. Он вкусный и сладкий.
Отряхнув руки виконт похлопал коня по морде и прислонился к нему лбом, прижавшись кожей к теплой шершавой поверхности. От лошади пахло травой и мускусом.
Может нам пора вернуться домой? Ты не проголодалась? —  обеспокоился Джордж посмотрев сначала на потемневшее темно-фиолетовое небо, где солнце постепенно зашло за горизонт, оставив после себя оранжевые всполохи, потом снова на Кэтлин. Синие сумерки пробирались по кустам, тени под деревьями становились все гуще и темнее, стало даже как-то прохладнее. Скоро стемнеет. Несколько звезд загорелось на еще немного голубом небе. — Наверное и ему пора домой.
На лице виконта заиграла теплая улыбка, шальная и ласковая. Он тут же предложил снова. —  Погладь его и пусть идет. Негоже такому великолепному созданию быть пойманным человеком.
Ночью в саду очень мрачно и темно. Ухают совы и даже можно увидеть летучих мышей. Чудовища и враги здесь не водятся, но стоит быть осторожнее с этим. Джордж сам сбегал из замка, через окно, когда хотел побыть один в полной тишине и темноте. Таким образом он боролся со своим страхом, гуляя глухой ночью, после полуночи, по саду. Это прекрасное место чтобы понять, что страх лишь мешает жить и является слабостью. Для Кэтлин это и не нужно. Только для смелых рыцарей и графов сие дозволено. Не все такие, конечно же. Многие знают, что такое страх. Джордж же нет.
Я люблю тебя, Кэтлин. —  смущенно сказал он девушке, протянув к ней руку и мягко коснувшись ее ладони. — И всегда будут любить, а тот, кто встанет между нами пожалеет.
Даже если это будет ее брат Маркус или даже сам граф. Переступая черту и пытаясь отнять у Джорджа возлюбленную, любой становится для него врагом, которого он будет преследовать всю жизнь до самой смерти и когда-нибудь уничтожит. Подойдя поближе, молодой человек придвинулся и обнял девушку, заграбастав в свои объятия. Его теплый, мягкий шепот опалил ее ухо. — Клянусь
А теперь им нужно возвратиться в замок чтобы их не хватились. Задерживаться долго на прогулке допоздна опасно и может породить мерзкие слухи или суждения, совсем не нужные в такое время.
Я провожу тебя до покоев, если ты этого захочешь и пойду к себе. — ухватив Кэтлин за руку, Джордж коснулся губами ее ладони сначала со внешней стороны, потом со внутренней, где виднелись линии жизни и сердца. В эту чепуху виконт не верил. Он сам может построить свою судьбу, но переживал, что это будет похоже на то, словно он собирался биться с ветряными мельницами. Не будет ли это бесполезно, если уже сам Создатель все предначертал. 
Мне нужно будет привести себя в порядок. Отец будет очень зол, если увидит меня в таком виде.
Сейчас молодой человек даже не переживал, что выглядит неряшливым. Кэтлин его будущая жена и пусть видит в каком получится виде, даже в таком.
Завтра утром мы еще сможем увидится. За завтраком.
Собравшись уходить, Джордж оставил коня на тропинке, а сам подошел к началу дороги, ведущей к замку, и стал ждать решения Кэтлин. Нет, если она хочет еще побыть на свежем воздухе, то он останется вместе с ней. Ах да, он чуть не забыл сказать ей несколько слов.
Я хотел бы чтобы ты мне сшила ленту на запястье своими заботливыми руками. Мне так будет легче пережить тоску по тебе, находясь вдали

Отредактировано George de Harcourt (2017-06-26 14:25:18)

+1

17

Помогать? В чём ты мне уже собрался помогать? О нет, нет и нет, только не в том, о чём я думаю. – Беспорядочно размышляла юная баронесса, пытаясь заверить себя в том, что эта самая помощь может заключаться в чём угодно, даже относиться не к происходящему сейчас, а быть своеобразным авансом, на будущее. Однако та уверенность, с которой д'Аркур озвучил своё намерение помочь, была доказательством того, что ей, вопреки всем протестам, придётся стать частью опыта под названием «покатайся на единороге». Или нет?
– Не нужно помогать, поверь, в этом нет никакой необходимости, я прекрасно чувствую себя и здесь, – поспешила заверить своего жениха Кэтлин, совершенно не горящая энтузиазмом при мысли о грядущих попытках забраться на единорога. Для создания вокруг себя атмосферы пущей уверенности в собственных словах она даже сделала несколько шагов назад от животного, только вот все её доводы, кажется, обречены на провал, если судить по тому, как быстро Джордж слез с единорога, оказавщись на земле, а затем и непосредственно рядом с ней. Решив не сдаваться до последнего и собираясь в очередной раз высказать предположение относительно того, что у них ничего не получится, Меверелл столкнулась с разочарованным тоном юноши, который, видимо, прекрасно это понял и без её комментариев.
– В этом нет ничего страшного, – спокойно ответила, встретившись с внимательным взглядом своего жениха, – не стоит огорчаться из-за подобных мелочей, к тому же, сам на меня посмотри: хороша из меня будет леди на единороге, в таком-то платье. –  Не говоря уже о причёске, что пусть и не безнадёжно испорчена, однако представляет собой более примятую версию оригинала. Сопроводив свои слова ободряющей улыбкой, девушка не сразу заметила, что  в тот же самый момент животное потянулось к её собеседнику, – вот видишь, не я одна так считаю.
Возможно, сейчас было бы впору рассмеяться или по крайней мере улыбнуться подобной реакции со стороны создания, но вместо всего этого сознание Кэтлин вновь подбросило ей все предыдущие недоумения, вызванные поведением единорога, которые в сочетании с неожиданной любовью животного к марципану вполне удачно складывались в предположение относительно того, что перед ней сейчас находится самая обычная лошадь, каким-то образом имеющая в своей внешности такой элемент, как рог.
Возможно, я, конечно же, ошибаюсь, но Джорджу знать о моих умозаключениях вовсе не обязательно.
– Да, буду, спасибо. – Взяв в  качестве подтверждения своего согласия кусочек марципана, посмотрев затем вслед за возлюбленным в ту сторону неба, где ещё не так давно, казалось бы, вовсю светило солнце. Теперь же в память о дневном светиле не практически ничего не осталось, что является неминуемым признаком наступления вечера, а там недалеко и до глубокой ночи. Вероятно, есть такая категория людей, что любит мрак и таинственность подобной обстановки, но Кэтлин к их числу отнести было нельзя. Пусть вдвоём здесь находиться и не так страшно, однако они и так провели в саду достаточное количество времени, не говоря уже о том, что их в любой момент могут хватиться те же родители, сами или благодаря остальным детям  уже не так важно.
– Нет, я не голодна, но согласна с тобой в том, что нам и правда пора возвращаться домой. – Всем нам, и животному в том числе. Не будет же оно бесцельно бродить здесь всю ночь.
Кивнув головой в ответ на предложение погладить создание, прекрасно справившееся со своей задачей, Меверелл подошла к единорогу и , осторожно протянув к нему руку, несколько раз провела ею по его морде, не забыв сказать ему что-то в виде благодарности за то, что пришёл и тем самым все силы, потраченные на подготовку, не были напрасными, после чего юная баронесса вернулась к своему жениху, озадачившему её своим признанием. Нет, конечно же она знала об этом, находя отзвуки столь возвышенного чувства в его письмах или нежных прикосновениях к своим ладоням, и всё же слышать  это было несколько… Неожиданно, особенно когда ты ничего подобного не подозреваешь и все мысли посвящены лишь тому, как по возвращению не попасться никому на глаза.
– Я знаю, – наконец подала голос Кэтлин, про себя благодаря сумерки за то, что помогли скрыть зардевшиеся от смущения щёки. – Знаю и так сильно люблю тебя, что верю в полное отсутствие преград между нами, ведь если таковые появятся, то дабы они, как ты выразился, «пожалели», придётся сделать что-то дурное, а я… – Прервалась,  на шаг приблизившись к возлюбленному и осторожно коснулась ладонями его щёк. – Я не хочу, чтобы ты брал такой грех на душу.
Вот и его объятия, такие крепкие, надёжные, заставляющие девушку чувствовать себя в безопасности и верить во все клятвы и обещания своего жениха, который непременно должен их сдержать, иначе ведь нельзя, не правда ли?
– Я буду рада ещё немного побыть в твоём обществе, поэтому не стану возражать, что же до гнева родных, то в этом ты будешь не один.
Правда, относительно встречи за завтраком Кэтлин не была уверена: возможно, ей повезёт и ожидаемый поток праведного гнева окажется не столь силён, однако появляться на людях в столь неопрятном виде будет верхом неприличия, она и сама бы себя не пустила.
– Ленту на запястье? – Повторила вопрос, приблизившись к началу дороги, ведущей из сказок к реальности происходящего. – Хорошо, я сошью для тебя такую, если хочешь, и передам вместе с письмом. С рисунком, без, или на мой выбор?

+1

18

Гнев родителей может быть страшен — задумчиво протянул Джордж резко остановившись и повернувшись лицом к Кэтлин. На его собственном не было ни тени сомнения или сожаления о проведенных минутах вместе с ней. Пусть он ощущает боль в разодранном локте и ушибленном плече, или чувствует, как холодный вечерний воздух пробирается под его намокшую одежду, но он счастлив. Он мысленно благодарит судьбу, что он смог побыть со своей возлюбленной наедине и эти мысли, как и воспоминания будут греть его душу, когда она уедет. — Но ведь нам с тобой было хорошо вдвоем?
В голосе юноши затеплилась надежда. Он мог напугать своими поступками юную баронессу и обидеть ее, потому не особо рассчитывал на положительный ответ. Даже если она не показывает этого и не выглядит обиженной. Джордж ни о чем не жалел, ведь его жизнь только одна и он должен брать от нее все. Сумерки опустились постепенно на лес и стало заметно темнее. Конь скоро сам придет в стойло, а рог же за ночь отвалится, ибо авось клей не такое надежной средство. Заметит ли это конюх? Возможно, но это уже не проблема виконта. Он может свалить все на Джастина и обвинить его в приделывании лошади рога. Почему бы и нет. Джордж никогда не любил своего брата как хотелось его родителям, а вот к сестре он питал родственную любовь и привязанность. При виде брата у Джорджа появлялось неприятное ощущение ревности, словно тот забирал у него последнее или в будущем мог принести какое-то горе. Сложно объяснить это чувство словами, но старший из братьев ненавидел младшего до глубины души. Что же на счет повязки, Джордж хотел бы увидеть ее бардового цвета и чтобы надпись была вышита золотистыми нитками. Он любил этот цвет. Бардо оттенок страсти, силы, жертвенности и пролитой крови твоих врагов. По крайней мере виконт считал именно так. Золото же будет делать повязку еще более значимой и добавлять ей яркости. Со временем бардо выцветет и станет почти белым, краски потухнут, а вышитые буквы могут и ободраться, зато останется память.
Как бы не говорила о своей замарашности, ты все равно красивая и я буду тебя любить вечно — громко произнес с улыбкой юноша уходя под сень деревьев. Его щеки так и горели огнем. Коснувшись их ладонью, Джордж потер кожу и опустил смущенно взгляд, идя по тропе свободным шагом. То и дело пришлось оборачиваться назад и смотреть, идет ли за ним Кэтлин или нет. Заблудится в саду сложно, но для человека, ни разу не бывавшего в этих местах вполне возможно. Не хотелось искать девушку по всему саду, боясь за ее жизнь. Тут ее никто не схватит, но страху она успеет натерпеться. Ночами здесь холодно и мрачно. Совы тут точно водятся, так как Джордж слышал из своей спальни, как в саду ухает эта птица. Издают они такие леденящие звуки.
Грех можно замолить или выкупить за индульгенцию. Отец Бенедикт в церкви Св. Еронима с легкостью продает индульгенции. Если я убью ради тебя, то куплю одну из них и мне ничего не будет.
Последнюю фразу виконт проговорил едва ли не смеясь, следуя спиной назад по дорожке и не боясь споткнуться о маленький камешек или ветку. Кара не заставила себя долго ждать. Задник сапога Джорджа натолкнулся на небольшую корягу и он, взмахнув руками, чуть не шмякнулся назад, вовремя успев уцепится за ветки густого куста.
Мне нравится красный цвет, а еще черный, золотой и фиолетовый. Даже сиреневый. Он такой нарядный и сочетается со многими цветами. Наверное когда я стану графом мой дуплет будет сиреневого оттенка или даже фиолетового — обычно Джордж мало болтал, но только потому, что ему не хотелось обсуждать что-то со своей семье, а теперь, находясь рядом с девушкой, он желал поболтать с ней обо всем. — А может и золотого, не знаю.
Оказывается тоже модник, раз так рассуждает о собственной одежде. До замка быстро дошли. Снова никого не было во дворе. Из-за угла замка вился небольшой дымок. Небось сено старое жгли. Странно что на ночь.
Я провожу тебя до покоев. Может быть мы сможем тайком миновать всех слуг
Как и обещал, Джордж протащил Кэтлин по замку Аркуров втихаря. Несколько раз парочка натыкалась на мимо проходящих стражников, но Джордж успевал спрятаться сам и спрятать девушку то за занавеской, то за углом в коридоре. Расстались они на пороге ее комнаты, что ей выделили как гостье.
Через полтора месяца состоится ярмарка, отец берет меня с собой в город. Уговори отца отпустить тебя со мной, точнее с нами. Там будет интересно. Посмотрим спектакли и побродим по рынку.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » Однажды в сказке