Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «В глазах уже погас огонь»


«В глазах уже погас огонь»

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

«В глазах уже погас огонь»

1 октября 1443 года ● Орллея, Арвьершир, Авелли, палаццо герцога

Артур Уорчестер, Лукреция Грациани, Мод Уорчестер, Адриано Грациани, Агнесс Берри

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Тризна по покойному герцогу Орллеи должна пройти как дань уважения и провожания в последний пусть, но так ли убиваются по нему родственники и на самом ли деле все пришли почтить память Андреса Найтона? Возможно, что прибывшие гости решили под тенью скорби переговорить о своих делах с новым лордом-протектором и разведать обстановку и отношение Артура к текущей ситуации. А возможно и о чем-то попросить в личном разговоре между делом. Только вот отчего-то интуиция говорит, что даже на тризне что-то должно произойти.

дополнительно

● Квест гостевой, в нем могут принять участие все желающие. Очередь отсутствует, периодически ГМ преподносит участникам квеста интересные ситуации.

0

2

Если умирает друг, возлюбленный, отец, хотя бы любимый питомец, скорбь близких искренна. Они оплакивают уход из жизни того, кто был дорог, кто занимал мысли и был рядом в сложных и в горе, и в радости. Если из жизни уходит правитель, увеличиваются масштабы скорби. Локальное, семейное, горе перерастает в горе всего королевства (хотя в данном случае Уорчестер сомневался, что смерть Андреса Найтона стала горем для всех). Однако кто на самом деле убивается по усопшему? Все те же члены семьи, и то еще следует доказать. Тризна по правителю проходит с размахом: она собирает гостей не только со всех частей королевства, но и гостей из других королевств. Разумеется, ведь предлог благовиден до невозможности: выразить соболезнования, сыграть горе, на самом деле стремясь лишь прощупать почву. Неважно, каким был правитель при жизни: добрым ли, злым ли, средним ли – все они пройдут одинаковый путь от начала к концу.
Здесь, 1 октября 1443 года, в герцогском палаццо, свой путь официально начинал лорд-протектор Артур Уорчестер и официально заканчивал герцог Андрес Найтон. Любой правитель начинает с приема, на котором проходит своеобразный ритуал посвящения: он выдерживает ворох вопросов, выслушивает миллионы просьб, стойко переносит испытывающие взгляды добро- и не очень -желателей. Первое впечатление самое стойкое, а потому от него будет зависеть действительно многое. Но какой прием чаще всего бывает первым в списке только приступившего к своим обязанностям правителя? Тризна по предшественнику. Похороны встретят тебя и проводят. Но если в начале пути все взоры на них направлены на тебя, то в конце ты оказываешься никому не нужен, ведь на твоем месте уже другой, и все теперь зависит от него.
То, что начиналось за здравие во имя народа и его блага, закончилось за упокой фарсом и тиранией. Пожалуй, не могло на момент смерти герцога оставаться в Орллее здравомыслящего человека, который бы еще не понял истинные причины поступков Андреса Найтона. Да, возможно, оставались преданные ему, но и они прекрасно все видели – просто собственные интересы шли неподалеку. Но мертвец уже ничего не решает в отличие от его преемника, чья политика пока неясна.
Уорчестер был предельно собран и абсолютно спокоен. Времена нерешительности и сомнений остались в прошлом, вытесненные разговорами с канцлером. Сейчас Артур был как никогда готов выдержать все удары сегодняшнего вечера (в наличии которых сомневаться не приходилось). Граф появился в отведенном под мероприятие зале первым. Он все еще носил траур по Дейне, и это избавляло его от любой двусмысленности. После всего, что он узнал, Артур не мог искренне сожалеть о смерти Андреса. Действия сюзерена вызывали много вопросов, но теперь, зная подоплеку каждого, Уорчестер был скорее рад, что убийца остановил разрушительный поход герцога.
- Все готово, милорд, не беспокойтесь, - до назначенного времени оставалось еще около двадцати минут; служанка вежливо поклонилась и с улыбкой исчезла за дверями.
Совсем скоро прибудут первые гости, зал наполнится шепотками, а все более громкие разговоры будут предельно вежливыми и официальными. В голове крутились обрывки заготовленной речи, но до нее еще предстояло «дожить». Впрочем, из всех дел, стоящих на повестке дня у графа Хермшира, тризна была в числе последних его заботивших. Куда больше Артура занимала личность таинственного убийцы, который все еще не был обнаружен, но граф с удовольствием бы побеседовал с ним лично о его мотивах. Изольда Ардерн тоже все еще находилась где-то на свободе – ее голову Уорчестер предпочел бы увидеть отдельно от тела, как и голову Селинды Найтон… Но если исполнение первых двух желаний брезжило где-то неподалеку и требовало лишь времени, то с последним могли быть проблемы. Сегодняшний вечер мог как помочь лорду-протектору, так и смешать все его карты, заставляя изобретать новые способы достижения целей, а потому, пожалуй, он был в некотором роде интересным. Оставшиеся минуты нужно было использовать для последних мысленных и моральных приготовлений. Скоро думать придется быстро.

+2

3

Когда-то в этом зале проходила ее свадьба с Андресом Найтоном, теперь она провожала его в последний путь. Бывшая герцогиня не выглядела заплаканной или расстроенной, но ее бледность лишь подчеркивалась белоснежным платьем, как и ее худоба. Это был второй выход в свет после ее развода и первый выход со вторым супругом. Эмилио был тут же, рядом, и леди Грациани неотрывно держалась за его руку, не желая куда-то отступать. Лорд Бьяджи стал для нее огромной опорой, которая помогла девушке выстоять все свалившиеся на нее невзгоды. Наконец-то она может быть счастлива... Но за то недолгое время, что ей пришлось быть герцогиней, Лукреция многое научилась понимать в происходящем. К тому же, она была дочерью канцлера и многое слышала от отца, а теперь, когда леди Грациани переехала в палаццо лорда Бьяджи, она стала узнавать о происходящем от мужа. С Адриано она так и не смогла примириться после его последнего поступка. Ненавидела ли она его? Вряд ли, ведь отец помог ей обеспечить нынешнее будущее, но обида была все еще жива.
Среди присутствующих лордов Лукреция увидела много знакомых лиц, но собственного брата, графа Джульано де Пьяченца и еще нескольких лордов на церемонии не присутствовало. Несомненно, некоторые решили, что после смерти герцогу уже все равно, что же происходит, но люди, подобные Селинде Найтон, не преминут упомянуть подобное в разговоре. А вот же и сама вдовствующая графиня Элвершира, исполненная скорби по казненному мужу (хотя, скорее всего, она больше скорбела по утерянным землям детей) и по безвременно почившему племяннику, находится здесь, распространяя холод взгляда вокруг себя. Вот и другие лорды что-то негромко обсуждают между собой, ведь впереди им предстоит совет относительно будущего Орллеи. Будущее, которое все еще не определено..
Мод Уорчестер, появившаяся на тризне, была просто неузнаваема. Это все еще была королева, но как же она постарела за все это время, как болезнь скостила ее! Лукреция прониклась сочувствием к кузине, за недолгое время Уорчестеры потеряли свои новые семьи - погиб муж Мод, жена Артура и муж Марии и все в промежутке два-три месяца. Лукреция исполнялась сочувствием к ним и вместе с мужем одна их первых подошла к Артуру, ненадолго оставив мужа.
- Кузен... - ее тихий голос был едва слышен среди множества других голосов, которые распространялись по всему залу.
- Как ты? Справляешься? Мария так и не решилась выйти? - беременной кузине вряд ли сейчас нужны были еще какие-то волнения. Она выдержала похороны, уж тризну было простительно пропустить.
- Кажется, не все довольны тем, что устроено в честь герцога в палаццо. - леди Грациани еле заметно кивнула в сторону Селинды Найтон, на лице которой было непроницаемое выражение и было непонятно, довольна ли она происходящим, или считает все это неправильным и недостойным внимания. Увы, не приглашать ее не получилось бы, приходилось смиряться с тем, что и часть лордов не пожелала почтить память герцога, и сама герцогиня где-то скрывалась.

+2

4

Порой слухи распространяются слишком быстро, и разрастаясь, они выявляют все новые подробности, которые только ужесточают различные разносящиеся вокруг сплетни. Та новость, о которой знала королева, и о которой знала Агнесс, была довольно ужасающей и неприятной. Ее Величество пока предпочитала молчать, отдавая дань усопшему герцогу, и не говорила с родным братом. Молодая фрейлина знала причину подобного поведения и неслышно следовала за своей королевой по пятам, осторожно прислушиваясь к ее настроениям. Платье леди Берри выглядело простовато по сравнению с пышностью орллевинских графинь и самой королевы, но тоже вполне привлекательно. Молодая фрейлина выглядела немного беспокойной - ей нужно было выяснить, не осталось ли приспешников Изольды Ардерн в стенах Авелли и она уже случайно поймала несколько потоков чужой магической энергии, которая была для нее знакома и приятна. Вместе с тем она ловила и что-то чужеродное ей. Все маги, находящиеся здесь, были довольно слабы, но все же девушка чувствовала напряжение. Если в этих стенах укрывается кто-то, кто поддерживал Верховную Ведьму, моргадскому ковену здорово не поздоровится. Сейчас все еще шли выборы Верховной ведьмы среди общин, Грир Монтгомери пока что все еще исполнял функции главы, но это было ненадолго. Им нужен был новый лидер и Агнесс надеялась, что ее брат докажет право на свое главенство на выборах.
Сейчас же у нее была информация, с которой она просто не могла промолчать и потому, когда выдалась возможность, отлучилась от королевы и с милой улыбкой подошла к беседующему с рыжеволосой леди лорду-протектору. Кажется, она была когда-то при дворе Моргарда и даже немного успела побыть камер-фрейлиной? В любом случае, она вряд ли помнит Агнесс и потому той стоило представиться.
- Я прошу прощения, что мне пришлось вмешаться в ваш разговор, господа. Мое имя Агнесс Берри, я фрейлина Ее Величества. Ваше Сиятельство, королева хотела бы поговорить с вами, но пока не может отвлечься. Могу ли я сопроводить вас? - Агнесс старалась лишний раз не поднимать взгляда, чтобы не прослыть совсем уж невеждой и только после согласия пошла рядом с лордом-протектором, но по дороге ее спина резко стала прямее, плечи расправились, а голос стал немного уверенной.
- Ваше Сиятельство, я должна сообщить вам кое-что перед разговором с Вашей сестрой. Пока эту информацию стараются не выдать за пределы Ардора, но слухи все равно распространяются и мне хотелось бы, чтобы вы первым услышали об этом. Две недели назад, во время похорон Его Величества Дариона Мирцелла, была поймана преступница, которая пришла посмотреть на его смерть... Я говорю о Изольде Ардерн. - Агнесс быстро бросила взгляд по сторонам, будто бы плененная баронесса все еще сможет достать ее где-нибудь, или ее сообщники при дворе палаццо попробуют добраться до нее.
- Лорд-регент Хоул Гвидеон мертв, она убила его... Я не знаю как, но она сделала это. У графа Брайена Хоука помутилась память, когда он пытался допрашивать ее, теперь он мало способен что-то делать... У королевы практически не осталось поддержки, и еще она знает кое-что. Я всего лишь фрейлина, милорд, но я многое знаю и слышу. - леди Берри отступила чуть назад, давая лорду Уорчестеру поздороваться с кем-то.
- Королеве донесли о том, что ваш герцог поспособствовал смерти короля Моргарда. И сколько об этом знает людей - неизвестно. При дворе снова начинают зреть бунты, милорд. Я думаю, вы должны об этом знать. - конечно же Агнесс преследовала собственные цели, такие как поддержка ее собственной семьи, но будет ли Моргард доверять орллевинцам после подобного, или переметнется на сторону Хельма? Решать это мог только лорд-протектор... И видимо не только он, потому что их разговор, похоже, услышал мужчина, чей голос раздался буквально за спинами двух заговорщиков, заставляя Агнесс вздрогнуть.

[NIC]Agness Berrie[/NIC][STA]леди Берри, фрейлина королевы Моргарда[/STA][AVA]https://images.spoilertv.com/cache/once-upon-a-time/Season%203/Promotional%20Episode%20Photos/Episode%203.06%20-%20Ariel/Once%20Upon%20a%20Time%20-%20Episode%203.06%20-%20Ariel%20-%20Promotional%20Photos%20%287%29_180_cw180_ch180_thumb.jpg[/AVA][SGN]--[/SGN]

+1

5

Все оказалось куда сложнее, чем думал Адриано. Убедить более или менее лояльных лордов оказалось довольно просто - Артур, Адриано, лорд Бьяджи, лорд де Пьяченца, леди Дальмонт и заочно Арвьершир были теми, кто нейтралльно высказались касательно позиции примирения с Хельмом и готовы были обсуждать условия, а это был практически весь юг и прибрежные графства, более всего пострадавшие от деятельности пиратов, но ведь были и другие, кто не относился так одобрительно. Это были графства, чьи территории граничили с Хельмом - Борромео, Феллшир, Ланкашир и Элвершир. Элшир ввиду отсутствия там графини, которая попала в судебные дрязги, пока заочно занимал позицию правящего дома, но всполошенное и недовольное население вряд ли воспримет все с восторгом. Север восставал против юга и пусть у юга было численное преимущество, мощные армии пока оставались на границах и их поведение было непредсказуемо. Граф не ожидал, что и его собственный сын обернется против него и воспротивится таким решениям, но все же предстоящее собрание лордов могло бы хоть как-то повлиять на мнения общественности. Была возможность "задавить" северян армиями с двух сторон, договорившись с Хельмом и искоренить таким образом оппозицию, но для начала нужно было четко выявить противников. Не хотелось думать, что и Энрико попадет в этот водоворот, сын должен был одуматься и разговор с ним предстоял нелегкий.
Адриано находился при Андресе не так долго в роли первого советника, но он помнил, как тот со всей серьезностью взвалил на свои плечи управление герцогством, как доказывал и не раз, что даже несмотря на происхождение он может вести за собой людей. Как самоотверженно спасал того, кто ему дорог, как шел с ясным разумом ради тех людей, которые доверили ему свои судьбы и свою защиту. Как поднимал все и как думал о том, что еще сделать для благополучия своего герцогства...
И как он изменился. Говорят, власть меняет людей, особенно когда им приходится принимать нелегкие решения, которые поворачивают все вкрутую. Было ли это чье-то тлетворное влияние или жажда власти - сейчас поздно было говорить, да и Его Светлость не пережил всего этого. Может быть, оно было и к лучшему, сейчас будущее представлялось чистым листом.
Адриано хотел разыскать Артура и перекинуться с ним парой слов, но пересекся с дочерью, немного переговорил с графом Кьетшира и только тогда смог увидеть удаляющегося лорда-протектора с незнакомой леди в белом одеянии. Сначала он хотел вежливо вмешаться в разговор, но услышал обрывок его конца и обращение получилось весьма невежливым и выглядело примерно как...
- Что?! - кажется, повышенный эмоциональный тон голоса Адриано привлек ненужное внимание и граф Лореншира поспешил перевести его в нечто нейтральное.
- Вы в самом деле так считаете, Ваше Сиятельство? Думаю, вы правы, памятник Его Светлости следует сделать мраморным. - люди постепенно потеряли к ним интерес и граф Грациани подошел чуть ближе, глядя прямо на молодую девушку, которая вовсе не ожидала, что их разговор подслушают.
- Я прошу прощения за вмешательство, но... Это правда? - он впился взглядом в беззащитные глаза, не доверяя и не понимая, как столько событий смогли произойти за столь короткое время.
- Если все обстоит так, то... Кажется, нам есть что обсудить, милорд. И миледи. - поддержка соседнего королевства может быть безоговорочно потеряна и как именно им следует теперь поступить?

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «В глазах уже погас огонь»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC