Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Лагрис Ривер
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «Как нет снадобья от чумы, так ворожбы нет от вражды.»


«Как нет снадобья от чумы, так ворожбы нет от вражды.»

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

«Как нет снадобья от чумы, так ворожбы нет от вражды.»

5 октября 1443 года ● Фйель, Фэр-Айл, королевский замок

Ивар Бьеи, Аларика Бьеи, Альдис Манро, Эйдис Манро, Крейг МакГрегор,
Филиппа Уоллес, Тэм Уоллес (ГМ)

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Праздник осенней виналии отмечается с размахом - урожай собран, вино льется рекой, повсеместные народные гулянья проходят по всему горному королевству. Король Тэм созывает лордов и лэрдов с их семьями в королевский замок, якобы чтобы отметить с ними праздник урожая. Вот только среди льющегося вина и эля правитель горного королевства хочет сделать заявление о том, чего никогда не бывало в истории ни одного королевства. Как отреагируют на это вассалы и почему среди гостей находятся те, кто вовсе не принимают участие в празднествах, а наблюдают со стороны?

дополнительно

● Гостевой квест, участвовать могут все желающие. Очередности как таковой нет - мастерским постом открывается праздник и далее все пишут в свободной очереди. Гейм-мастер будет создавать ситуации, в которых придется реагировать всем участникам квеста.

0

2

Ввиду своей весьма специфической деятельности Альдис не посещала светские мероприятия даже пребывая в доме брата. Верховную Жрицу крайне редко можно было бы увидеть среди знати и даже обращение "леди Манро" было для нее как маска, потому что от своей семьи и рода она отказалась уже много лет назад. Потому среди толпы горцев она чувствовала себя немного неуютно, но конечно же не показывала этого ни единым словом или взглядом. В конце-концов, рядом с ней находился брат, который прибыл как представитель своего клана, и дочь, которой она хотела показать королевский двор - все же король согласился принять ее детей под свое крыло и Эйдис вполне могла бы стать фрейлиной одной из принцесс. Пусть клан Манро не был родовитым и не мог похвастаться большим благородством, все же такой союзный жест от Его Величества был бы вполне возможен.
Альдис не любила королевский замок - его величественные стены не были ей милы, здесь, в этой обители навязанных традиций и обычаев, она была чужой. Хотелось надеяться, что королевство вернется к истокам и все изменится, но все зависит не только от властьимущих. Среди присутствующих Верховная Жрица заметила и наставника и советника короля Фйеля - иерофанта Заповедного леса. Женщина и старец обменялись мимолетными взглядами и легкими кивками, исполненными уважения. Пусть Альдис стала Верховной жрицей не так давно, она уже успела добиться некоторых успехов в своих делах и помогла укреплению Ордена Равновесия, что не могло не вызвать уважения. Правда, те, кто знали об истинности ее происхождения, не всегда одобряли ее действия. Так, почти столкновение с лордом Аргайл вызвало только взаимные поклоны, которые были больше похожи на издевательство, нежели на попытку извинения. Зато встреча с лордом МакКрегором и приветствие, были куда более уважительными, как и быстрый взгляд, брошенный на Тэма. Сегодня все должно закончиться.
Пир осенней винналии предполагал активные винные возлияния, но Альдис почти не пила и тихим шепотом предложила и Арвиду не увлекаться этим. Лорды и лэрды же, которых созвали на праздник, предавались веселью, пока король Тэм молча возглавлял этот пир. Присутствие Тэма, Альдис и Асбьерна создавало мощное магическое поле, так что все маги, кто присутствовал на празднике, могли ощутить исходящую мощную энергию от трех очень сильных колдунов. Ощутить ее должна была и Эйдис, которая привыкла видеть рядом только одного сильного мага - свою мать. Сейчас их род не привечали, некоторые и вовсе хотели бы их истребления с земель предков, тогда как раньше к ним прислушивались. Пока что элдры и жрицы могли жить среди людей в относительном мире и согласии, но надолго ли?
Шумное гуляние продолжалось, пирующие лорды и лэрды переговаривались, ожидая, что же скажет король, ведь не просто так же он созвал всех? Явно что-то намечалось, пока они пировали, оставалось только дождаться заветного момента. Альдис ждала его одновременно с волнением и страхом - сегодня должна была свершиться история, но только как на это отреагирует окружение короля - можно было только догадываться.

0

3

- Моя госпожа..., - Филиппа не оборачивается.
Она молча сидит у зеркала, и практически с ненавистью смотрит на своё отражение, понимая, что ей придется идти на этот праздник, даже если вокруг будет пламя низвергаться с небес. Кого, в конце концов, волнует, что она готова быть заживо похороненной, только бы не выходить замуж за этого губошлёпного Бьеи?
- Петерианские ублюдки, - зло думает темноволосая, после чего выдыхает, и сжимает и разжимает кулаки, пытаясь вытравить всю ненависть из себя хотя бы на время праздника. Но куда там! Сама мысль о том, что отец пообещал её апологетам петерианской веры, которые с превеликим удовольствием сжигают таких, как она, на кострах, внушала ей чуть ли не физическое отторжение.
И тут ещё этот праздник осенней виналии, будь он неладен!

- Моя госпожа, вам нужно уже быть готовой..., - настойчивый голос фрейлины вновь раздается над ухом. Да, Филиппа понимает, что она уже должна собираться, что уже и прическа должна быть по-хорошему к этому моменту готова. Да, Филиппа знает - её пташки подготавливали её и за гораздо более сжатые сроки, и всё было просто на высшем уровне. Но опять же - сама эта обязанность идти на этот праздник сейчас была ей глубоко неприятна.
Ещё и отец что-то собрался объявлять - поневоле начиаешь думать о худшем, хотя казалось бы, может ли быть что-то хуже, может ли вообще ситуация вокруг стать ещё кошмарнее? Да хуже уже в любом случае некуда.
Или есть?...
- Моя госпожа, вам... нехорошо? - одна из фрейлин с беспокойством заглядывает в зеркало, и Филиппа даже усмехается, оглядывая себя заново. Бледная, с блестящими темными волосами и снежно-стальными глазами, практически обескровленные губы - "краше только в гроб кладут" - чем не идеальнейшая причина для того, чтобы не являться на этот сброд? Вот только она прекрасно знает, что на этом празднике будет сам лорд Ворст, а где лорд - там и сынок точно будет маячить где-то неподалеку, и её непоявление на празднике точно будет расценено как проявление высшего неуважения. Поэтому нет - нужно брать себя в руки, распрямить спину, выдохнуть... и всё-таки привести себя в порядок перед тем, как появиться под прицелом сотен пар глаз.
- Нет, - наконец проговорила принцесса, коротко кивнув, - всё нормально. Нас не должны ждать.
И только по короткому и холодному взгляду своей госпожи фрейлины могли понять, ЧТО она на самом деле про всё это думает, и в какое пекло мысленно желает провалиться всем членам семьи Бьеи. Её девочки были мудры и рассудительны, время, проведенное бок о бок со своей госпожой уже успело многому их научить, и одна из них только лукаво заметила: - Нет нужды волноваться, моя госпожа. Вы будете ошеломительно прекрасны.
- Да уж конечно, было бы за ради кого стараться..., - Филиппа хмурится, но после эта хмурость ненадолго исчезает, и она улыбается, искренне говорит короткое, но такое тёплое Спасибо, после чего наконец-то позволяет заняться собой. Медвежий коготь снять с себя не позволяет, пожалуй, это то немногое, что позволяет ей хоть сколько-нибудь держать себя в руках, позволяет себя одевать практически на автомате. Филлипа беспокоится.
Филиппа чувствует беду и угрозу, и пока что она не знает, чего больше - но знает одно, ничего хорошего сегодняшний праздник точно не принесет.

В воздухе уже отчётливо пахнет приближающейся зимой, иногда Филиппе кажется, что в огромном окне она нет-нет, да видит редкие снежинки, которые иногда вроде как мелькают в загустевшем от холода воздухе. Вот бы сейчас вскочить на любимого коня, стукнуть его по бокам, да умчаться наперегонки с ветром, подальше вот от всего этого мракобесия. Филиппа очень скоро готова к выходу, она поднимается со своего места, и неспешно выходит из своих покоев, сопровождаемая своими верными фрейлинами.
И хотя Филиппе совершенно не хотелось хоть сколько-нибудь хорошо выглядеть, она понимает, что всё-таки она не зря порой самолично занималась воспитанием своих фрейлин /а что, приходилось порой!/ и что они настоящие мастерицы своего дела: ибо не была ещё старшая дочь королевской четы настолько свежей, красивой и сияющей, как в этот самый момент, даже несмотря на всё её общее состояние и полнейшее нежелание находиться в зале. При ближайшем рассмотрении можно даже заметить серебряные снежинки с вкраплениями прозрачных камней, которые вплетены в темные волосы принцессы, и которые вспыхивают мириадами и мириадами огней, и в какой-то момент Филиппа даже ловит себя на мысли, что ей нравится, как на неё смотрят собравшиеся, и какое восхищение написано на множестве лиц. Но полностью расслабиться она себе всё же не позволяет - слишком много горя и бед постигло её семью в последнее время, и она просто не имеет ни малейшего права потерять хотя бы частицу контроля над ситуацией. Поэтому пока что в руках леди Фэр-Айл только вода, чистая и обжигающая ледяным холодом, как сама Её Высочество. Филиппа осторожно смотрит на отца, гордо держа спину, да вот только кажется даже отец понимает, что сегодня его старшая дочь, надежда и опора сама не своя.
И было ли это связано с одной лишь её помолвкой, или с чем то ещё - пока что было решительно непонятно.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ХРАНИЛИЩЕ СВИТКОВ (1420-1445 гг); » «Как нет снадобья от чумы, так ворожбы нет от вражды.»