Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Остров мертвецов или Сказки для дураков.


Остров мертвецов или Сказки для дураков.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s5.uploads.ru/Yb5WZ.gif
УЧАСТНИКИ
Ronnie Berg, Hector Berg
МЕСТО/ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЙ
Остров Порта Нова / 4 марта 1449 года
КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ
Во что может вылиться невинная попытка вытянуть из Морских Волков правдивые и захватывающие истории с легендами, если проявить "чуточку" хвастовства? Ронни мог бы поклясться, мол, ничего - проворачивал сотню раз. Однако на сто первый пришла расплата в килте.

Отредактировано Ronnie Berg (2018-10-22 01:55:02)

0

2

Настоящий моряк знает толк в узлах, как и в морских легендах. Ведь от одного и другого зависят сохранность судна и безопасность команды. И, конечно, упомянутым флибустьеры делятся друг с другом. И, разумеется, любому известно, где и при каких обстоятельствах можно почесать языками, пополняя копилку знаний.
Одним из таких пристанищ для разговоров является ночь у огня. Ох уж, эти деньки! Часами напролёт трещат пираты и костёр, мурашки бегают по телу, а грог льётся ручьём в желудки рассказчиков. Юнги же и пороховые обезьяны таращатся на бывалых с отвисшими челюстями, впитывая информацию, как мочалка вбирает в себя воду. Но слава Марису, что не все такие простофили. Есть выдающиеся молодые пираты, что не станут кормиться мошками и комарами вместо того, чтобы самим поведать несколько историй – их достоверность не имеет никакого значения. Это эдакие певчие птички с когтями хищного зверя и отличной хваткой, маленькие дьяволята, которые выудят из вас то, что им надо.  Вот один из таких молодых бычков сегодня стал кормить взрослых быков чем угодно, лишь бы у них разыгрался аппетит и они привели его на своё пастбище.
Языки пламени большого костра время от времени дрались между собой, а от их перепалок тянулся дым, который всё никак не мог определиться, какую сторону ему лучше всего выбрать для бегства. Вот сейчас этот приятель вновь кинулся в моём направлении. Я с удовольствием втянул запах костра и подбросил в него ещё пару палок. Он затрещал, вероятно, таким образом говоря мне спасибо.

-Ааааа….Помню-помню, - протянул один морской бродяга с хриплым голосом и засмеялся. За ним потянулась целая волна смеха, и я понял, что пора действовать.
- Однажды, когда ещё ходил с капитаном Ди Сота, наш корабль сбился с курса и попал в густой туман, - прорезался мой молодой голос. - Мы плутали там долгое время, боясь, что можем разбить днище или вовсе не выплыть из того дьявольского местечка. Однако удача нам всё же улыбнулась. Команда судна нашла выход из тех мест. Мы уже почти выбрались, когда я карабкался по вантам к рее, чтобы понять можно ли что-то рассмотреть сверху в этом кошмаре. И представляете, в одном месте туман словно специально рассосался,  и тогда мне в глаза бросилось несколько призрачных силуэтов. Один из них повернул голову в мою сторону, и я чуть не сорвался вниз. Тогда ещё был мал и слегка перетрусил, увидев чёрные впадины вместо глаз а вместе с ними нечеловеческую улыбку. Кстати, от той улыбки кости ломит и бросает в жар. Но мне повезло – отделался лёгким перепугом, так как наше судно покинуло ту местность. В общем, потом узнавал по этому случаю. Есть кусок земли, который окрестили как «Остров мёртвых».  Появился он из-за подлой душонки капитана Флига. Этот жестокий и жадный пират устроил ещё ту заварушку. Началось всё с того, что кэп Флигги убил своего помощника, чтобы похоронить вместе с ним тайну клада. Но всё было не так просто. Грехов у Фли и до этого имелся целый куш, а жажды мести старпома Грю хватило бы на сотню молодцов, потому старший помощник не упокоился с миром, а остался скитаться по острову призраком, желая поквитаться с убийцей. Призрак этот по сей день  бродит там, охраняя сокровища и собирая себе команду из храбрецов, что отправятся за золотом. Добычу, конечно, можно получить, но для этого требуется заклинание, которое отпугнёт старожилу с его командой. А ещё не помешает колокольчик. Его звон усилит эффект.

Юнга по прозвищу Сухарь весь скукожился и выпучил свои крысиные глазки. А по завершении моего рассказа этот паренёк задёргался и чуть ли не в приступе пропищал:
-Оу, я бы отправился на поиски этого сундука, - прыскал он своей слюной, что появилась от воспалённой его жадной фантазии. – Чёрт подери, ведь оно того стоит… Ведь заклятие действует?
-Ты бы? Отправился? – прозвучал голос бывалого, который уже хохотал во всю.
Молодой пират смутился, покраснел и заткнулся от такого внимания к себе. Но по его глазам было видно, что «Остров мертвецов» крепко уцепился за него. Я же плевать хотел на мнение Сухаря и его фантазии о наживе. Меня интересовали взрослые быки. Мои глаза внимательно бегали от одного к другому, а мозг искал следующую историю в запасе, потому как нельзя было позволить потухнуть набирающему оборот интересу морских бродяг. 
-Это ещё ерунда. Они ж на клочке суши заперты. Другое дело кричащий Моргард, корабль-призрак, что бродит в наших морях. Поговаривают, его капитан чуть ли не сам помощник дьявола. Все реи судна завешаны мертвецами, а палуба усыпана полупрозрачными матросами. Повешенных на реи мертвецов никогда не снимают и никто не знает откуда берётся столько места  чтобы подвесить новую добычу. Вероятно, проделки чёрта. Но чихать на то, как там умещаются загремевшие флибустьеры, главное то, что вешают пиратов как попало. Счастливчиков ожидает петля на шее, а остальных медленная смерть. Подвешены бедняги... То есть висят они до своей смерти кто за руку, кто за ногу, кто за пояс и так далее. Оттого криков много. В первый день налёта у других кораблей есть шанс определить, где находится корабль–призрак, так как мучения матросов охватывают огромную территорию, - сделал  многозначительную паузу, обдумывая, чтобы этакое приплести к начатой истории.

Из лесу донеслись очередные звуки его обитателей: завывание или поскрипывание деревьев, а быть может, ещё что-то или всё вместе. Море тоже не позволяет о себе забыть – бьётся небольшими волнами о крупные камни и берег. Но громче всех признаки жизни подаёт костёр. Он с упоением принимает пищу. Чавкает и глотает то, что ему кинули в пасть. А затем благодарно облизывается своими цветными языками, освещая и порой обжигая наши лица. Лица, в которых благодаря гордому огню можно увидеть много чего интересного. Вот Сквай, суровый малый, что почти решился на свой правдивый страшный рассказ, вот Джо Обезьяна, навостривший уши и ожидающий моего продолжения, вот Сухарь,  пребывающий на десятом острове счастья благодаря услышанным историям, вот... Вот, вот, вот – их много, но все они собрались в кругу и каждый чего-то жаждет. Однако молчание моё затягивается, а я всё никак не могу придумать что-нибудь оригинальное к легенде, которую слышал давно и обрывками. Отсутствующие части приходилось выдумывать чуть ли не на ходу, что сегодня даётся с большим трудом. Кто-то из команды срывается и рявкает на меня:

-Салага, ты уснул что ли?
-Или язык проглотил? - подхватил весёлый голос. - Что там с территорией?
-Давайте я лучше свою историю поведаю, - донёсся с другого конца бас.
-Поведаешь в свою очередь, прохвост. А сейчас буду рассказывать я.

И здесь начинается словесный хаус.

Отредактировано Ronnie Berg (2018-10-29 13:12:53)

+1

3

– И вот здесь ещё... Ага... Хорош, так оставляй, пускай сохнет, – Гектор Берг надсадно крякнул и поднялся с корточек, тут же взявшись встряхивать затекшими босыми ногами и разбрасывать по сторонам налипший на них песок. Час назад уже стемнело, и заканчивать работу пришлось рядом с костром, но результатом старпом остался доволен. Днище у одного баркаса протекало не хуже решета, и наконец-то руки дошли промазать доски смолой. Легко можно было заставить любого из Быков этим заняться, да только, как известно, хочешь сделать на совесть – делай всё сам. Особенно когда руки из нужного места растут, и работа приносит одно удовольствие.
Махнув рукой, отпуская плотника, Гектор снова обошел кругом вытянутый на сушу баркас, удостоверился, что его днище блестит как новенькое, присел у самой кромки воды, ополоснул липкие от смолы ладони и обернулся. Шагах в двадцати, в свете другого костра, расположилась чуть не половина команды. Кто смачно храпел, кто хохотал, кто надрывался, рассказывая про очередную попойку в Тильской таверне – если чего на Новых Землях и не хватало пиратской братии, так это портовых развлечений, – но вдруг все как-то притихли. Кто-то из моряков даже подался вперёд, уставившись в лицо другому, и все разом умолкли, а шум прибоя заглушал голос единственного говорившего.
Кто это там вещает?
Встряхнув мокрыми руками, Берг поднялся на ноги и широкими шагами отправился к костру.
Когда долго смотришь на огонь, неизбежно слепнешь и уже ничего не можешь разглядеть в темноте, подальше от костра. Там старпом и остановился, сложив руки на груди, вскинув бровь и с видом самым скептическим и насмешливым прислушиваясь к излияниям салаги Ронни, собственного сына. Тот всегда был известным выдумщиком и балаболом; дай ему волю – и рот закроет только если разыщет еду, которой можно его занять. Но тут юнга, видимо, свою еду уже проглотил, и теперь воспользовался моментом: захмелевшие пираты разленились и притихли, переваривая ужин и заливая его грогом. Никому не хотелось вступать в разговор со своим словом, только поэтому все и слушали салагу, а тот едва не подпрыгивал на месте от воодушевления и осознания собственной важности.
Но даже это не продлилось долго. Мало-помалу Быки собирались с силами, а фантазия сынка, наоборот, сдавалась, и скоро загалдели другие, а он умолк. По границе темноты и света от костра старпом обошёл всю честную компанию и остановился за спиной у Ронни.
– Салагу на рею вздёрррнуть! – громогласно рявкнул фйелец, с размаху опустив ладонь на щуплое плечо мальчишки и дёрнув его назад. Тот, не ожидая подвоха, рухнул навзничь и, кажется, даже что-то сипло проорал от страха, но его вопли заглушил глумливый хохот матросов. Посмеиваясь вместе с остальными, Гектор оттеснил копошащегося на песке сынка и сам уселся у костра.
– Да что там какие-то неведомые проклятые корабли? Я слыхал совсем недавно, что у нас на "Быке" нечисть паршивая завелась, – без всяких церемоний сходу заявил Гектор, почёсывая указательным пальцем правую бровь. Пираты вокруг озадаченно зашушукались, спрашивая друг друга, так это на самом деле или нет. – Да-да, и сам даже видел её проделки! – Старпом повысил голос, без труда перекрывая шёпотки. – Прям напасть. Снуёт одно тщедушное тельце... как там было? "Полупрозрачное" тельце, значит, снуёт между капитанской каютой и камбузом. То там утянет сплетню, подслушанную под дверью, то сям – кусок хлеба, пока кок отвернулся. Сколько лет я в морях болтаюсь, братцы, а такой чертовщины раньше еще не встречал, – рядом всё ещё возился юнга, который, видимо, успел вытряхнуть из-за шиворота песок и теперь, натужно сопя, пытался влезть на прежнее место у костра между отцом и кем-то из хохочущих матросов. Ухмыльнувшись свысока, Гектор сгрёб лохматую голову мальчишки к себе под мышку. – Да я и не знал, какой он у нас смельчак, оказывается, а? Всех тут запугал, я слышал! Поди штаны впору сушить после его историй, нет? – Отвесив нежный отцовский щелбан по темечку салаги, Берг его отпустил и даже милостиво подвинулся, позволяя усесться рядом как следует. – Только языком молоть и умеет, а как дойдёт до дела – первый же помощник кока из тех, "полупрозрачных", – повторяя за сынком это слово, старпом ехидно прищурился и ощерил зубы, – его коротким ножом с камбуза разделает, как поросёнка. Осталось ещё мясо? Ну-ка передайте мне сюда, – увидев вертел с остатками поджаренного цыплёнка, Гектор моментально потерял интерес к отпрыску с его выдумками и потянулся за добычей.

+1

4

Среди словесного дождя пиратов послышался раскат грома, а затем моё плечо почувствовало его удар. Я даже не понял, что произошло, и чья угроза отчётливо прозвучала среди бедлама. Я даже заорал не из-за уготовленного места на рее, а потому что после собственных историй стал уязвим к любому шороху - такое зачастую бывает с теми, кто верит в собственные выдумки. Я вам даже больше скажу: не верить невозможно, иначе слушатели махнут рукой в первую секунду вашего рассказа. Весельчаком из темноты оказался отец, который самым бесстыдным образом занял моё славное местечко. И не успел я выдохнуть с облегчением, как разинул рот от изумления и навострил уши на рассказ Берга-старшего. Родитель рокотал, флибустьеры перешёптывались, а я, боясь что-либо прослушать, чуть ли не дрожащими руками вытряхивал песок из своей рубахи. Однако вскоре оказалось, что мои опасения прослушать напрасны. Чертяка вещал довольно-таки знакомую историю. Эта легенда была настолько известна, что я не мог не нахмуриться и без зазрения совести попытаться пропихнуться на своё прежнее место. Но не тут-то было, старик, загрёб меня под мышку и отвесил, как он всегда говорит, нежно-любящий щелбан. Удивительно, что от такой любви на моей голове ещё не выросла шишка. По-своему обычаю Гектор вскоре переключился с меня на что-то другое. Чем-то другим на этот раз оказался аппетитный кусок мяса.
- Недавно? Да этой истории уже лет как сто, не меньше. Про тщедушное полупрозрачное тельце половина команды давно с твоих уст знает. Ты лучше, отец, страшную какую-нибудь легенду поведай. Прошу, папа Гектор.
Но папа Гектор и ухом не повёл. С его стороны раздавалось одно только чавканье и прихлёбывание. И это несмотря на то, что многие члены команды поддержали мою просьбу. Я недовольно засопел и воспользовался очередным так называемым молчанием, которое возникло благодаря старпому.
-Чёрт с ними, с этими призраками. Слыхали про пиратского мстителя? Капитан, что не пожалел души, дабы избавить воды от флибустьеров. Он обитает в этих водах со своей командой так давно, что его вряд ли назовёшь человеком. Мертвец – вот кто он. Но к людскому роду его не припишешь в первую очередь по другой причине. Знаете какой? – уголки моих губ чуть ли не поползли к ушам, но, к счастью, мне удалось подавить улыбку, когда я получил реакцию на свой вопрос. Кто-то - конечно, из матросов, - поинтересовался вяло, однако всё же поинтересовался. – Эта гроза морей под водой передвигается.
-Врёшь!
-Правда. Кое-кто поговаривает, -мотнул лохматой головой в сторону отца, - мол, кэп завёл дружбу с самим кракеном. То-то он спокойно и ходит по дну морскому. И налёты свои пиратский мститель совершает при помощи морского дьявола. Себе они забирают моряков, а дьяволу отдают корабль. А происходит это всё следующим образом: мертвецы незаметно карабкаются по стенам корабля и запрыгивают на палубу. Эти черти убивают всех и утаскивают с собой, а затем волны поднимаются до невероятных размеров. Дьявол разевает пасть - и корабль с треском уходит ко дну, а быть может, ещё куда-то. Марису известней, - громко шмыгнул носом, чтобы тишина не стала началом новой истории. Также не упустил возможности взглянуть на отца - лучше бы этого не делал. Сидит себе, жуёт и запивает ромом, а меня совсем не замечает.
Ну, хорошо, па-па. Будет тебе вызов. Да я такие истории расскажу, что вся команда потом за мной будет бегать с просьбами повторить то, что сейчас услышат.
- Иногда спасающейся команде удаётся продержаться на воде какое-то время, пираты долго и до изнурения бьются с мертвецами, но судно потом всё равно разлетается в щепки. И происходит это всё, потому что наши братья по оружию медлят. Вот попадись нам этот мститель на пути, то я первым пущусь в бой с абордажной саблей в руке! Я первый прокляну их во второй раз, - и на этой ноте я совершенно забылся. Для меня уже не существовало никого. Костёр, команда и родитель куда-то испарились. Перед глазами ярко вырисовывается сражение. Теперь меня окружает беспокойное море и неизвестно какое количество врагов, что выныривают из воды и цепляются за корму, борт, днище... Они, словно ловкие обезьяны прыгают  и хватаются за всё, что можно. С их рваных тряпок, которые раньше назывались одеждой, стекает вода, а пушки, к всеобщему удивлению, блестят и преданно служат хозяевам. - И не успеет их Мертвец ступить на нашу палубу, как моё лезвие орудия поздоровается с шеей капитана, а его голова прокатится возле моих ног!
От ярких представлений меня так занесло, что я не мог уже остановиться.
-Да я его головой потом каюту украшу! И вообще… Пусть эти другие корабли-призраки и не призраки не питают никаких надежд. Для нашего прочного судна их выстрелы - что комариный укус. Да мы любого разобьём быстрее, чем кто-то там успеет открыть пушечный порт или взя…Ай!

+1

5

Цыплёнок был что надо - поджаренная хрустящая корочка, нежное сочное мясо, в которое так приятно вонзить свои зубы после насыщенного дня, проведённого за работой. Устремив немигающий взгляд на пляшущее пламя костра, Гектор в мыслях похвалил самого себя и всю свою пиратскую братию за предусмотрительность. Не будь они такими прозорливыми - не видать здесь, на Новых Землях, ни курятины, ни свинины, которые они завезли с Тиля. Ни собак, которые нехило помогают вахтенным и чуть что, подают голос, предупреждая весь лагерь о приближении опасности - будь то аборигены или дикие звери. Аборигенов на Порта Нова опасаться нечего, они этого острова сами боятся из-за каких-то там бредней про злых духов. Ну а бравым морским волкам всё нипочём - злые островные демоны и кучка дикарей с отравленными дротиками уж точно. Когда сидишь вот так у костра, пригревшийся и сытый, в темноте рокочет близкий прибой, а в груди пряным теплом разливается лучший ром, какой не в каждой портовой таверне на Тиле сыщешь, начинает казаться, что и кракен тебе не страшен, и самые мрачные тайны морей, и твари, которые там, в самых глубинах, обитают...
Вот и юнга, похоже, проникся тем же настроением. Осмелел и разболтался так, что заслушаешься. Прикончив половину цыплёнка, Гектор крякнул и снисходительно покосился на сына, который с завидным упорством всё ещё пытался пролезть на прежнее место поближе к костру. И даже слегка подвинулся, пропуская салагу.
Тот затеял рассказывать новую историю, и Быки навострили уши. Байки про капитана-мстителя всплывали то здесь, то там на пиратском архипелаге, и хотя толком никто ни в чем не уверен и передает услышанное знакомыми через знакомых знакомых, в общих чертах история вырисовывается мрачноватая. Ведь правда бывало такое, что пропадали корабли вместе с командой в тех водах, где и штормов-то не было...
Звонкий мальчишеский голос Ронни так и звенел над костром, перекрывая шум прибоя, а морские головорезы принялись бросать друг на друга многозначительные взгляды и переговариваться вполголоса. Юнга этого как будто не замечал, продолжая вещать самозабвенно и горячо - не перебивают, и ладно! Уж слишком ярко сверкали на худощавом лице его глаза - можно подумать, что перед собой он уже видел не команду "Дикого быка" вокруг костра, а самый жаркий поединок с командой морской нечисти.
Перешептывания пиратов и их подпихивание друг друга в бок начинало настораживать Гектора. Такова уж старпомовская натура: ты вроде бы и заодно с командой, и выгораживаешь их за мелкие проступки перед капитаном, а задумай они чего, так тебя спрашивать не станут. В каком-нибудь самоуправстве вроде бунта иногда участвует вся шайка до последней пороховой обезьяны, только вот старпома с капитаном пригласить забывают. А тут еще бестолковая бравада Ронни так и действует на нервы.
Берг нахмурился, швырнул в костер очередную цыплячью кость и отмахнулся от не в меру разошедшегося отпрыска.
- Прям так уж под водой они передвигаются, ага...
Но салага был слишком увлечен самим собой, чтобы прислушаться к мудрым отцовским словам и истолковать их как сигнал умолкнуть. Видимо, он ждал другой реакции, потому что только добавил оборотов и ударился в описание того самого поединка - так и захотелось сунуть ему в руку куриную кость вместо абордажной сабли, чтобы он с ней ринулся в бой - всю нечисть своим дурацким видом распугает.
Со вкусом облизав пальцы, при этом не опуская глаз и переводя взгляд то на одного члена команды, то на другого, Гектор вытер ладонь о свой килт, потянулся и цепко ухватил разошедшегося Ронни за левое ухо.
- Ты сам бы свой пушечный порт прикрыл уже! - Предостерегающе рявкнул старпом, одним махом положив конец и браваде сынка, и быстрым шепоткам команды. Все те, кого еще не свалил обильный ужин и порция рома, уставились на двух Бергов. Каждый из присутствовавших знал крутой нрав фйельца, и если он вдруг выходил из себя, надо было держать руку на пульсе, чтобы в случае чего успеть вовремя смотаться подальше. - А то покажу тебе комариный укус, селедка копченая, - дёрнув мальчишку за мочку уха, Гектор дождался, когда тот взглянул на него, и многозначительно прищурил свои глаза. - Я другую историю слыхал. О том, как проклятые души старых пиратов, которых даже Марис не принимает, появляются на палубе корабля из теней, когда сумерки начинаются, и шмыгают туда-сюда. То одного матроса с реи сбросят, когда он парусами занимается, то другого прямо с вантов скинут, с марсовой площадки... А одного юнгу, я слыхал, прямо за ноги схватили и через планшир перекинули. Тот, ясное дело, стоял рядом у борта и зевал. Ну или уши грел, как это у юнг заведено, - потрепанное ухо Ронни мерцало алым в свете костра, но этого отцу показалось недостаточно для воспитания - он еще раз потянулся и ощутимо щелкнул сынка по левой мочке. - А потом, когда команда настолько порядела и испугалась, что сопротивляться не могла, эти тени сами на корабле стали распоряжаться. Поставили паруса и дали полный ход прямо в преисподнюю! Так-то. Посмотрел бы я, как ты стал бы с ними сражаться... Ещё и с абордажной саблей. Штаны от натуги треснут, но ты ее и на дюйм не поднимешь от палубы, вялый ты кальмар, - вспышка гнева постепенно отступила, и, судя по голосу, Гектор заметно подобрел, пока рассказывал свою историю. Быки тоже это почувствовали и начали расползаться от костра. Кто-то оставался и посмеивался над тем, как легко старпом сбил с юнги спесь и пригасил запал. Берг еще раз искоса взглянул на сынка и добавил:
- Тебе вообще в абордажную команду ход заказан. Особенно если ты таким тощим всю жизнь быть собрался, - сильные пальцы старпома с треском отломили от цыпленка поджаренную голень, и в следующий момент она оказалась уже в руке юнги. - Будешь помощником кока, когда ума наберёшься. Или плотника - я тебе сразу говорил в плотники идти. Ну или мастером парусов, хотя до этого еще... - Гектор присвистнул и качнул головой, мол, пока даже и не мечтай о такой славной судьбе. - Чью каюту ты головами мертвецов украшать собрался, кстати? Свою? Капитаном заделаешься, что ли? - Кто-то из Быков пьяновато расхохотался, вообразив себе такое диво, и сам Берг криво ухмыльнулся. - Я под твоим началом в плаванье не пойду, и не проси.

+1

6

-Айййй… - Короткий крик из-за того, что позволил застать себя врасплох. Но после небольшого разгильдяйства всё же в считанные секунды беру свою душонку в руки, потому мои губы и челюсти плотно смыкаются, прекращая вопль.
Ухо саднит. Создаётся впечатление, что его вывернули наизнанку, а теперь медленно отрывают от головы. Чтобы не заорать или как-нибудь ещё себя не выставить на посмешище, а уж тем более не показаться девчонкой в глазах команды, я крепко сжимаю правую руку в кулак. Пальцы сильно впиваются в ладони, и будь у меня острые ногти, то кровь давно бы стекала вниз. Ярость охватывает меня, и я вымещаю её через удары, которые принимает песок. Затем со смешанными чувствами смотрю отцу в глаза. Злость, обида и страх переполняют меня изнутри.
Да как он посмел чихвостить меня при всех?! И за что? За какие-то истории? Дурак! Я же во второй раз для тебя старался, а не для них. Не знал как привлечь внимание. Ай-я-я-й… Чёрт. Как больно.
Мои глаза полыхнули, и я адресовал многоговорящий взгляд родителю.
Прекрати, идиот, иначе я сорвусь. Хочешь, чтобы вся команда поржала, как сынок двинул тебе по челюсти? А потом ты меня за это вздёрнул на рее или отхлестал кошкой? Интересно... Будешь ли ты меня оплакивать в первом случае, когда убьёшь и опомнишься, когда успокоишься? И во втором случае будет ли тебе хоть на дольку апельсина жаль моей разодранной кожи? После поцелуев боцмановской плети твой сын явно окажется беспомощным на несколько недель.
Но Гектор или не заметил того, что я мысленно ему адресовал, то ли проигнорировал. Так или иначе па-по-чка начал свой рассказ. Рассказ, который теперь я мог слушать только в одно ухо, которое, к моему счастью, осталось не тронутым. Другое же пульсировало, и начинало гореть. Жара хватило на ближайшие участки кожи.
Теперешняя старпомовская история не походила ни на что знакомое. Я внимал её, не смотря на многие отвлекающие факторы. От отцовской сказочки по спине поползли мурашки, а внутри всё похолодело. Старик напугал меня вдвойне. Но и этого вместе с саднящим ухом ему показалось мало, так как он щедро отвесил добавки; я стиснул зубы и сильнее впечатал кулак в уже достаточно избитый песок.
По окончанию рассказа я едва удержался, чтобы сквозь зубы не выдавить возражение. Ничего. Ещё успею.  Ещё скажу ему: «Хватит меня считать слабаком». Он довоспитывается так, что многое услышит. Сейчас расскажу ему историю про остров Порта Нова. И про то почему его туземцы боятся! Мои зубы жадно впились в мясо дарованное самим Бергом старшим. За чавканьем и шмыганьем возможно было невозможное, а то есть можно было расслышать мои громкие мысли.
Килька, селёдка, салага, аурелия ушастая, псина блохастая… Придурок. В плотники, к коку… Шиш с ананасом. Чёрта с два заставишь. Лучше б взял и научил драться, а то горазд не хуже меня языком палубу мыть.
-Твою, - прошипел я. – Бошка мертвеца сувениром на память тебе достанется, - швырнул кость в сторону леса, вытер руки о рубаху и в наглую отпил из горла рому той бутылки, которую не так давно держал старпом. - А я тебя не приглашаю. Можешь катиться к дьяволу, - прошептал так, что при желании эти слова смог  бы услышать только Чертяка.
Выплеснул последнюю долю яда и сразу пожалел о сказанном. Сердце сжалось при мысли, что я сейчас мог обидеть родителя. Разумеется, стань я капитаном, то отец, это первый человек, который бы получил приглашение влиться в ряды команды кэпа Ронни Берга. Конечно, старик воспитывал и не желал ничего плохого, но часто своими нравоучениями выводил меня из себя. Хотя эти вспышки являются ещё одним из того, что досталось от него.
Я поднялся так, чтобы наши головы с Чертякой сравнялись. Мои руки легли на его плечо, а уста потянулись к уху. Любопытные глаза и уши могли обломиться, потому как расслышать слова было возможно только одному человеку – Флеру. Увидеть же моё выражение лица в свете костра оставшимся тоже навряд ли удалось. А если и заметили виноватый вид салаги, то и кракен с ними, пусть подавятся.
-Прости меня, папа. Это всё из-за злости. Не будь моя голова охвачена гневом, то в жизни бы тебе такого не сказал. Ты же знаешь, что я…-запнулся.
«Ты же знаешь, что я люблю тебя и никогда не оставлю» - промелькнуло в голове, то что не смог озвучить.
-Извини, отец, - в последний раз прошептал и немного отступил. – Даш саблю, докажу, что я давно не тот  морской обитатель, за которого ты меня держишь, - постарался весело сказать фразу, которую теперь могли расслышать все. – Иначе расскажу историю про этот остров. Слышал её от аборигенов, - сглотнул комок в горле, образовавшийся после шуточной угрозы.
Не прошло много времени, как от собственной шутки стало втройне тошно. Я захотел было уйти куда подальше, не дожидаясь ответа, но струсил. Да, струсил. Потому что после отцовской истории встречаться с реальными призраками мне не хотелось. Поэтому моя пятая точка плюхнулась на прежнее место, а губы присосались к бутылке, чтобы забыться. Если удастся напиться, то плевать будет на всех.
Ага, напиться! Размечтался, салага.
Я даже не посмотрел, кто вырвал у меня бутылку. Ведь и так понятно – Чертяка.

Отредактировано Ronnie Berg (2018-11-14 04:01:53)

+1


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » ФЛЭШБЕКИ/ФЛЭШФОРВАРДЫ; » Остров мертвецов или Сказки для дураков.