Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Remember me [х]

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

Масляное снадобье должно было смягчить ожоги. Но вот, самостоятельно забинтовать руки, было не слишком сподручно. Помощи просить мужчина ни у кого не собирался, поэтому приходилось приспосабливаться. Отсутствие еще двух пальцев усложняло процесс, но и это было решаемое.
Едкая жидкость попала и на одежду, поэтом пришлось избавиться от прожженного колета и снять рубашку, чтобы сменить на свежую. Дрэго не слышал шороха за окном и не мог даже догадываться что за ним тайком кто то наблюдает, поэтому без всяких опасений продолжал свои действия, устроившись спином к окну. Для того чтобы немного приглушить боль, мужчина хлебнул терпкой настойки. Скривившись, Дрэго уже потянувшись к бутыль с маслом хотел было начать перевязку, но тут в дверь тихо постучали, и не дожидаясь ответа на пороге появился силуэт герцогини.
Он так и замер, резко вскинув голову устремляя взгляд на незваную гостью. Сказать что он был напуган? Нет. Скорее растерян. То что он забыл закрыть дверь, пожалуй было одним из главных промахов, но теперь уже было поздно. Медленно отставляя флакон в сторону, Дрэго не желая более встречаться с ней взглядом потянулся за рубахой, бормоча что то себе под нос.
Мягко высвободив руку, он поднялся, и как будто ненароком задел ладонью правой руки свечу, туша таким образом маленький огонек, единственный источник света в его каморке.
- Простите, мне мою неловкость,- тихо проговорил голос в темноте, - сейчас я верну свет.
Послышалось шуршание, мужчина делал вид, что занимается поисками огнива, хотя в это время на ощупь, торопливо одевал рубашку. Кончено она уже успела что то увидеть, но все еще была небольшая надежда, что не успела как следует рассмотреть. Лукреция знала каждый его шрам, полученный до его исчезновения год назад, и если бы жена сейчас присмотрелась как следует, обратив внимания на что то кроме его обожженных рук, то быть может случилось бы не поправимое. Его тайна была бы раскрыта раньше времени, а этого допустить было нельзя.
Но вот, несколько раз чиркнуло огниво и свечка вновь засияла неярким огоньком. Поставив ее на место, Дрэго остановился у окна. На нем уже была одета рубашка, правда завязки у горла, он закрепить не успел.
-Миледи, благодарю конечно, но наверное не стоит вам видеть все это. Думаю на сегодня для вас достаточно впечатлений, я вполне могу справится сам, - спокойно проговорил он, возвращаясь к своему занятию.
Но жена была упряма, поэтому так просто сейчас она ней уйдет. Все было объяснимо и понятно, женщина испытывала благодарность, и раз уж по другому она ее никак не могла проявить, то решила что таким образом облегчить его мучения с перевязкой. Ничего не ответив на его протесты, девушка уже взяла бутыль с лекарством и стала смачивать бинты. Дрэго оставалось только тяжело вздохнуть и подставить руку. Препираться было бессмысленно.

+1

22

Мужчины разительно отличаются от женщин. Лукреции вот просто необходим был тактильный контакт с тем, к кому она тянулась, а вот Дрэго, как типичному мрачному мужчине, проявление ласки было или непривычно или чуждо, потому что он избегал ее. Да уж, судя по его живописной спине, его бюиография больше была богата на страдания, чем на любовь. В неярком свете свечи Лукреция успела заметить белый шрам, пересекающий торс, такой же как...
Она не успела всмотреться, потому что свеча неожиданно погалса и они оказщались почти в темноте. Когда Дрэго вернул свет, он уже оказался одетым, а просить дать посмотреть его обнаженный торс второй раз было бы более чем неприлично.
В ответ на протесты охранника Лукреция лишь наградила его самым красноречивым взглядом и продолжила свое занятие. Поняв, что спорить с госпожой бесполезно, Дрэго недовольно, как ей показалось, вздохнул и протянул ей руки.
- Прекратите, синьор, я в конце-концов не кисейная барышня. - перебила она его хмуро.
- Почему вы, мужчины, отказываетесь принимать то, что вам нужна помощь? Да и справлюсь я явно лучше, чем вы. И быстрее. Вы же хотели куда-то отправиться, верно?
Нельзя сказать, что у нее был богатый опыт в перевязках, но тот день, когда она вперевые неумело перетягивала плечо своему мужу в пещере давно прошел и теперь она умела куда как больше. Ловкими легкими взмахами рук она обматывала кисти охранника, чтобы хоть как-то смягчить его боль.
Наконец, дело было сделано, но герцогиня не спешила уходить.
- Сеньор, - в полумраке не было хорошо видно выражения ее лица, но блеск в глазах было не скрыть ничем.
- Я должна сказать вам, что делаю все это не только из чувства благодарности. Да, за спасение моей жизни вы получите больше денег, да, вы просто делаете свою работу. Но за то время, что вы здесь провели вы не только стали для нашей семьи... и для меня больше, чем просто человеком, отвечающим за нашу безопасность.
Кажется, она находится совсем близко, только протяни руку и коснешься. В неярком свете ее блестящие глаза кажутся огромными.
Как же ты похож на Андреса...

+1

23

Сказать что ему было неприятно, что то ее заботливые руки, так бережно и аккуратно и в то же время весьма умело, занимаются его ранами, было бы враньем. Замерев в одной позе, он с наслаждением ощущал ее тело и трепетное желание облегчить боль. Как и прежде. Почему то, ему тоже вспомнился тот случай, когда они вдвоем попали в пещеру и там произошел обвал, Андрес тогда ее закрыл собой, принимая каменный град на себя. Пустая царапина, тогда вызвала истинный страх в глазах юной супруги, но тем не менее девушка справилась со своими эмоциями и мужественно перевязала рану. Правда теперь ее движения были более уверенными, интересно где она умудрилась так натренероваться?
Эта мысль промелькнула в голове, и быть может даже отразилась на его лице, потому что уголки губ невольно поползли вверх. Конечно под густой бородой этого можно было не разглядеть, но сейчас он действительно искренне улыбался, украдкой поглядывая на герцогиню, пока та увлеченно бинтовала его руки.
А потом, закончив процедуру, миледи неожиданно захотела по откровенничать. Честно говоря Андрес предполагал, что Лукреция закончив процесс выражения своей благодарности, покинет его каморку и с чистой совестью отправится спать, устав от пережитых потрясений, но нет. Его маленькая упрямая супруга, таки решила продолжить разговор, по все видимсоти все же что то заподозрив. И как быть...?
-Миледи, я признателен вам за откровенность, но если быть откровенным, то мне неважно как вы будите ко мне относится. Я делаю свою работу, и как вы не однократно замечали, получаю за это хорошие деньги,- к слову сказать все что ему причиталось за работу, Дрэго потом тихонько возвращал в шкатулку в ее кабинете, откуда она выдавалась зарплату всем слугам и работникам замка.
Вышло немного грубовато, но похоже это будет единственным способом заставить жену разозлившись уйти прочь. Этого очень не хотелось, но увы, если она останется еще на какое то время, могут пойти в ход вопросы о его прошлом и о том где он мог потерять пальцы и вообще, проявив женское любопытство, жена может начать разговор за жизнь. Тогда уж точно последствий не избежать.
Поднимаясь со своего места, Дрэго потянувшись за плащом, набросил его на плечи,взял новые перчатки, и не без труда натянул их на повязки.
- Спасибо, за ваше участие миледи, но мне нужно идти, а вам я бы порекомендовал отправится спать. Вас ждут дети,- он посмотрел на нее долгим взглядом, а потом вышел прочь, оставляя ее одну в полумраке крошечной комнаты.

Почти весь остаток ночи, Дрэго провел в городской тюрьме, активно участвуя в допросе того самого негодяя, который был исполнителем заказного преступления против герцогини. Так же этот тип сознался в том что он же и убил кучера. Только вот на вопросы по поводу, кто на самом деле стоял за всем этим, трусливый разбойник ответить толком не мог. Говорил что в одной таверне его пригласили за стол и угостили хорошей выпивкой и горячим ужином. а потом посулив большие деньги, приказали сначала незаметно убить кучера, а потом дали какую то бутыль с плотным стеклом, и сказали чтобы тот плеснул эту жидкость на герцогиню, когда та будет проходить мимо.
Его ожидал суд, и естественно смертная казнь. Напоследок, Дрэго спросил, где тот оставил ту самую бутыль. что ему дали. Выяснив место где жил наемный разбойник, он направился туда. Это была одна из улик, которая сможет помочь в том чтобы выяснить кто же все же на самом деле виновен в этих бесконечных покушениях.
Такое вещество что было использовано в качестве угрозы, так просто было купить нельзя. Этот состав являлся плодом трудов какого-то изобретателя, или лекаря. Стоило начать поиски среди них, и быть может кто узнает бутыль, и выдаст приметы человека купившего ее.

+1

24

Слова охранника как будто отрезвили ее и герцогиня болезненно вздрогнула, будто бы ей дали пощечину. В самом деле, ей не стоило ничего ему говорить, Дрэго всего лишь наемник и делает свою работу. А то, что она подумала о нем и его близости к сыну - всего лишь ее догадки.
- Да, вы правы, сеньор, - ее голос прозвучал холодно и сухо. Одним ударом он как будто выстроил между ними ледяную стену. Лукреция внутренне ругала себя - в самом деле, зачем наемнику ее глупая женская откровенность?
Нет, все это лишь ее выдумки и догадки, которые следовало бы оставить при себе. Лукреция ничего не ответила мужчине и молча вышла вслед за ним, возвращаясь к детям.
Отчего-то невыносимо тоскливо и гадко было на душе.
***
Лукреция с большим удовлетворением узнала то, что убийцу ее кучера и того, кто пытался плеснуть в нее едким веществом приговорили к смертной казни. Жизнь за жизнь. Герцогиня даже лично присутствовала при том, когда вздергивали ее несостоявшегося мучителя и не отводила взгляда до тех пор, пока он не дернулся последний раз. Женщина не испытывала жалости к тому, кто убил беззащитного. Семье кучера была отправлена денежная компенсация и обеспечение, пока они не смогут сами себя обеспечивать.
Лукреция уже привыкла к тому, что Дрэго куда-то пропадает порой и полагалась на свою новую охрану, но в один из вечером спустя неделю после рокового праздника случилось очередное из ряда вон выходящее событие.
В тот вечер ее главный охранник попросил отлучиться на несколько часов, на что Лукреция без возражений отпустила его. Она никуда не собиралась на ночь глядя и вместе с детьми коротала время за тихим семейным ужином. Все шло как обычно, герцогиня решила выпить немного вина перед сном и уже поднесла кубок к губам, как откуда-то со стороны кухни раздался страшный крик.
- Убили!
Рука дрогнула и вино пролилось ей на платье. Лукреция испуганно вскочила из-за стола и вместе со своей охраной побежала к месту проишествия.
- Пропустите! - толпа взволнованных поваров окружала кого-то, лежащего на полу. Герцогиня подбежала и ей стало дурно - там, скрючившись и с посиневшим лицом, лежал один из поваров. Охранник Марко опустился рядом с ним и констатировал.
- Мертв.
Затем он поднял небольшой кубок, который валялся рядом и, чуть понюхав его содержимое, перевернул его. На пол со стуком упала вязкая красная капля.
- Вино отравлено, миледи. Видимо, бедняга решил попробовать его и умер.
- Из какого бочонка подавали вино мне на стол? - Лукреция была бледной, как смерть.
- Из этого же, - главному повару, казалось, сейчас станет так же дурно. - Но, миледи, мы... Мы не знали... И бедный парень тоже этого не знал...
- Уведите детей в мою комнату, быстро. оставьте с ними мою камеристку Элейн, пока я никому больше не могу верить - обратилась она к охранникам. Двое из них поклонились и отправились исполнять приказ госпожи. Голос герцогини стал резким и безжизненным, а ее глаза, казалось, были пусты. Она вновь оказалась на волоске от смерти, но Создатель, видимо, все еще хранил ее.
- Уберите тело несчастного, - в момент стресса она делала все как в полусне и сейчас действовала четко, как будто знала, что надо делать. Разум прояснился, она как будто знала, что нужно сделать.
- Кто привез этот бочонок? - Лукреция ледяным взглядом пригвоздила главного повара к месту.
- Н-не знаю, миледи, наш управляющий занимался поставками в этот раз, может быть, спросить у него?
- Привести его ко мне. Быстро.
Слуги в спешке бросились выполнять указания Лукреции. Никто ни разу не видел маленькую герцогиню в таком гневе. Она никогда не была специалистом в допросах, да и не приходилось благородной даме допрашивать людей, но по белому лицу и бегающему взгляду мужчины было понятно, что именно он причастен к произошедшему.
- Кто заплатил вам, чтобы вы подбросили отравленное вино? - безжизненным голосом поинтересовалась Лукреция. Управляющий сначала стойко молчал, но несколько точных ударов охранников развязали ему язык.
- Я... Я не знаю его имени, миледи, мне предложили хорошие деньги, гораздо больше, чем вы мне платите... Я
- Ты продал мою семью - резко оборвала его женщина. - А если бы тебе заплатили ты убил бы и моих детей. Уведите его. - Лукреция развернулась, более не желая его видеть.
- Чтоб ты сдохла, чертова шлюха! - злобно выкрикнул в ее сторону почувствоваший близкую смерть бывшый управляющий, но еще два удара лишили его нескольких зубов и заставили замолчать, да и Лукреция его не слышала. Возникшая в ее голове решимость неожиданно оставила герцогиню и теперь ее руки отчаянно тряслись, а колени подгибались. Неожиданно севшим голосом она приказала слугам собрать ее и детей к утреннему отъезду. С собой она брала только пожилую камеристку, чтобы та присмотрела за детьми, охранников Энрико и Дрэго, который все еще не вернулся.
- Завтра утром мы выезжаем из замка. Я не могу доверять никому, кто здесь находится, нужно временно покинуть это место. - сообщила она Марко. - Поставьте в известность Дрэго, когда он вернутся. - начальник охраны поклонился и отправился на сборы.
Лукреция отправилась в свою комнату и какое-то время просто молча стояла около окна, глядя на улицу невидящим взглядом. Затем события прошедшего вечера как будто свалились на нее разом, горло сдавило, колени подкосились и Лукреция рухнула на пол, раздираемая волнами накатившей на нее истерики.

+1

25

Тем вечером, когда произошло новое покушение, Дрэго в компании Роберто обходили всех известных лекарей и аптекарей, с целью выяснить причастность кого-то из них к покушению во время праздника. Удачи им улыбнулась. Один лекарь, средних лет подтвердил, что недавно продал состав, который способен разъедать практически любой материал кроме нескольких видов металла, одному  странному человеку. Тот сказал, что занимается фермерским хозяйством и ему он потребовался для уничтожения каких-то отходов.  Странно конечно, но, тем не менее, он продал, потому, как не в его правилах задавать вопросы клиентам.  Описание этого незнакомца было размытым. Тот постоянно прятал голову под плащ, и отводил глаза, говорил очень тихо, другими словами скрывал свой облик. Единственное что лекарь отметил, это богатый перстень на мизинце этого господина, он еще тогда подумал, что мол, странно как это человек крестьянской профессии обладает такой роскошной вещью. Но описать кольцо тот тоже не мог, лишь упомянув, что камень был алого цвета.
Так появилась еще одна зацепка. Значит за этим стоит кто то из дворян. Скорее всего Лукреция прекрасно его знает, наверняка все это началось не на ровном месте, а после того как женщина отказалась вступить в брак с кем то из родовитых соискателей богатств Орллеи. И вот теперь обиженный сеньор решил отомстить, как мог, правда чего он этим добивается? Убив ее и детей герцогство будет полностью обезглавлено, и за не имением наследников по крови, решение о передаче прав на управление всеми этими территориями должен будет принять король, назначив новую ветвь Орллевинских герцогов. Кто же этот загадочный подлец?
Вернулся Дрэго поздно, окна в замке встретили его мрачными черными дырами, и только в ее спальне все еще колыхался отблеск света от подсвечника на краю прикроватной тумбы. Она всегда его зажигала, когда подолгу не ложилась спать. Его встретил один из охранников при входе, тут же рассказав о том, что произошло за ужином, о смерти повара и о том, что герцогиня сама вычислила виновного и управляющего уже препроводили в тюрьму.  Этот мужчина ему сразу не понравился, и вот выходит неспроста. С ним он поговорит завтра, нужно было  выяснить совпадут ли описания заказчиков. Ну а пока, поблагодарив молодого солдата, перед тем как отправится спать, Дрэго набравшись смелости и с долей присущей ему наглости, решил лично проведать свою госпожу, и сообщить о том, что вернулся.
Постучав в дверь и прислушавшись, Андрес услышал всхлипы и горький плач. Не раздумывая толкнул в дверь и вошёл внутрь. Картина что он увидел, заставило сердце невольно сжаться. Не ведая что творит, он приблизился и опускаясь рядом с ней на пол, рядом с кроватью, просто взял ее за руку. Он хотел ее обнять, но остатки здравого смысла все же сдержали его в этом порыве.
-Миледи, миледи вы меня слышите?- тихо тряхнув ее за плечо, в надежде хоть чуть-чуть привести ее в чувства, - я все знаю. И жутко виню себя за то, что сегодня меня не было рядом, и…
А девушка все не унималась, обхватив его руку и плотно сжав ее своими тонкими пальцами, девушка влетела к нему в объятия без всякой его воли. Но тут уже и он не выдержал, руки сами накрыли ее, словно большими черными крыльями, в надежде уберечь от всего зла, что свалилось на несчастную маленькую женщину за все это время. Говорить ничего не нужно. Он чувствовал, как худая фигурка дрожит у него на груди, судорожно теребя пальцами его одежду, цепляясь за него как за соломинку. Андрес не двигался, смотрел на нее, а сердце плакало от боли и обиды за всю несправедливость этого мира. Он не может сейчас ее утешить, не может в полной мере быть с ней единым.
Спустя какое то время, она затихла. Андрес погруженный в свои мысли упустил этот момент, а в итоге обнаружил, что его маленькая хозяйка просто взяла и уснула у него в объятиях, приткнувшись к самой груди. И дышала она спокойно и тихо, перестав всхлипывать и вздрагивать. Глубоко вздохнув, он зарыл глаза и покрепче обнял ее, не удержавшись позволил себе коснуться губами ее виска. Так прошла вся ночь.
А утром, Лукреция проснулась у себя в постели, кроме нее в комнате никого не было.
Сборы были закончены в срок и после завтрака, Дрэго уже ожидал герцогиню на улице возле экипажа у открытой дверце. Тедди мчался впереди всех, повисая на руке своего большого друга.  Андрес знал чего тот хочет, поэтому, немного отойдя в сторону, взяв мальца за пухлые ручки несколько раз качнул на манер качелей, так что ноги мальчуганы задирались выше его головы. Когда же подошла серьезного вида матушка, все веселье прекратилось и оба уже стояли по струнке.
Путешествие было недолгим. Миледи изъявила желание сменить обстановку и переехать на время в домик, который когда то подарил ей покойный супруг в качестве подарка ко дню рождения. Андрес это одобрял, потому, как смена дома поможет всем немного успокоится. Да и за небольшим домом следить куда проще, чем за огромным замком. 
Их встретили с громким карканьем. Со шпиля небольшой прямоугольной башенки украшающей крышу дома слетела черная тень. Размахивая огромными крыльями, птица приближалась, а потом, немного покружив, шлепнулась на плечо… охранника. Верный друг, своей выходкой, мягко говоря, чуть было не выдал его. И Дрэго стоило больших усилий, чтобы содрать негодника с плеча, заставив вспорхнуть вверх. Обиженное ворчание не предвещало ничего хорошего в будущем, но с этим можно как то справится, а пока, оставалось только надеется, что Лукреция не воспримет все это всерьез.

+1

26

Лукреция не знала, сколько она простояла так на коленях рядом с кроватью не в силах успокоиться и унять собственную истерику, когда неожиданное прикосновение заставило ее вздрогнуть и понять, что она в комнате не одна. Вернувшийся Дрэго пытался сказать ей что-то, но герцогиня вцепилась в руку своего охранника и от облегчения, что он вернулся, бросилась к нему в объятия. Она плакала на его груди, судорожно вцепившись в одежду, как обиженная маленькая девочка, которой нужна защита, а не как суровая герцогиня, которая только что отправила в тюрьму человека.
Тихий шорох - и она оказывается в кольце рук мрачного человека, дрожа от слез. Охранник стоял рядом, как каменный, просто скрывая ее от всего этого жестокого мира. Спустя какое-то время Лукреция затихла, чувствуя, как на нее наваливается ужасная усталость, а веки сами собой наливаются свинцом. Она не заметила, как заснула в крепких и надежных объятиях. Показалось ли ей, но Дрэго никуда не уходил, оставаясь рядом все это время.
Проснулась она в своей постели и только опухшие от слез глаза напоминали о том, что прошлая ночь действительно имела место быть. Но отчего-то Лукреции показалось, что ни ей, ни Дрэго лучше не вспоминать о минуте слабости и откровения между ними. Утром они снова были герцогиней и ее охранником и спокойно и вежливо говорили друг с другом. Лукреция снова была бледна и печальна и лишь зрелище того, как Дрэго играет с ее сыном, заставило женщину ненадолго улыбнуться, но она тут же строго нахмурилась, глядя на них и оба мужчины сделали вид, будто бы они вообще не при делах причем сделали это настолько синхронно, что вызвали улыбки у некоторых сопровождающих.
Путь до дома, который ей когда-то предоставил в личное пользование Андрес был недалеким, но об этом месте знал лишь круг избранных людей, так что в какой-то мере можно было бы почувствовать себя там в безопасности. Лукреция вышла из экипажа вместе с Тедди, как вдруг над их головой раздалось приветственное карканье и Дерек собственной персоной пролетел над ними, неожиданно шлепаясь на плечо одного из охранников, заставляя того чертыхнуться и согнать птицу с плеча. Кто именно это был Лукреция не успела понять, потому что Тедди радостно дернул ее за юбку
- Птичка, птичка! Мама, птичка!
- Да, Тедди, правильно, птичка, - улыбнулась женщина, досадуя про себя, что не успела увидеть, кто именно привлек внимание дерзкого черного демона.
- Та самая! - провозгласил ребенок самым серьезным тоном.
- Какая, малыш? - рассеянно поинтересовалась Лукреция, взяв его за ручку.
- Та самая, - упрямо сказал Тедди, сердясь на мать, что она не понимает.
- Хорошо, Тедди, иди к синьоре Элейн, хорошо?
По личику первого наследника Найтонов было заметно, что он бы лучше пошел со своим новым другом, но, вздохнув как взрослый и уставший от жизни мужчина, он побрел за пожилой камеристкой матери.
***
Дни тянулись бесконечно долго. Лукреция понимала, что прятаться вот так ото всех не выход, да и нужно было бы вернуться к делам герцогства, но ей было просто невыносимо находиться в замке после произошедшего. Ей докладывали, что новый управляющий, назначенный из ее прежних слуг, справляется не так хорошо, как предыдущий, но очень старается и быстро учится. Слуги поддерживают в замке порядок и в любой момент готовы принять свою маленькую герцогиню обратно.
Постепенно очередное неприятное событие уходило из памяти, время залечивало раны и Лукреция уже была готова совсем успокоиться и переехать обратно в замок Авелли. Но в один вечер произошло очередное событие, которое заставило душевное состояние Лукреции вновь пошатнуться.
То, где она скрывается знали всего несколько человек, и когда охрана должила о прибытии гостя, леди Грациани уже могла догадаться, кто пожаловал к ней. Энрико Грациани был смертельно серьезен и толком не отдохнув с дороги, отозвал сестру в дальнюю комнату, чтобы поговорить без свидетелей.
- Лукреция, у тебя большие проблемы.
Герцогиня побледнела, не зная что и думать.
- Тебе что-то стало известно?
- Да, и это касается тебя лично. Я приехал предупредить тебя о том, что слухи о покушениях достигли ушей отца и он не спрашивая никого принялся за решительные действия. Я не виню его, он думал о твоей безопасности. Все, что происходит, подстегнуло его на то, чтобы скорее сочетать тебя браком с кем-либо, к тому же ему подвернулся какой-то хлыщ, который уверил его в том что сможет тебя защитить, да еще так вовремя... Все это неспроста, сестренка.
- Ты думаешь, что покушения были организованы специально для этого? - Лукреция не верила своим ушам.
- Все может быть. Отец не может заставить тебя, потому что является твоим же вассалом, но обратиться с этим вопросом к королю, чтобы он заставил тебя поторопиться с решением....
- Сколько у меня времени? - Лукреция уже поняла суть произошедшего и теперь хотела знать только одно - сколько еще ей терпеть несвободу.
- Я не знаю. Месяц-два, не больше.
- Месяц... - по ее щекам разлилась смертельная бледность. - Рико, а... Кто? Кому понадобилось срочно склонять меня к браку да еще такими окольными путями? - ей показалось, что она уже знает ответ на этот вопрос.
- Граф Николо - женщина болезненно дернулась.
- Сукин сын! - громко выругалась она и схватилась за голову. - И что, совсем ничего нельзя сделать? Рико?! Я не могу!
- ТЫ можешь выйти замуж за кого-то другого, Лу, но отец уже принял решение... И возможно все решено за тебя. Снова. - виконт Лореншира выглядел совсем мрачно. - Прости, что пришлось привезти такие плохие новости.
- Ты правильно поступил. - ее голос дрожал от ярости, - Теперь у меня по крайней мере будет время подготовиться... Я просто так не сдамся!
- Что ты задумала, Лу? - виконт не на шутку встревожился.
- Он получит за все то, что он сделал. - ее глаза полыхали огнем.
***
После визита брата Лукреция отдала поспешный приказ отправляться обратно в замок Авелли. Слова о том, что в скором времени ее заставят выйти замуж побуждали ее все делать быстрее. Она без устали отдавала какие-то бесконечные приказы, стала хмурой и раздражительной, но больше всего ее мучило то, что она не могла ни с кем этим поделиться. Месяц... Жалкий месяц свободной жизни и вновь ее заставят выйти замуж! Но в отличие от первого раза ее выдавали не за доброго друга, который оберегал ее сильнее всего на свете, а за безжалостного тирана. Лукреция была уверена, что стоит ее будущему мужу заполучить власть - и ни она ни дети не проживут долго, поэтому она готовилась уже сейчас.
Никогда еще она не чувствовала себя такой беспомощной и незащищенной. Никогда еще она не чувствовала себя такой сильной. В ее планы был посвящен только Энрико и пожилая камеристка. Лукреция Грациани не сдастся.
Через две недели после визита брата вечером, когда она разбирала документы, ей принесли письмо от короля, который объявлял ее и ненавистного Николо помолвленными и дату свадьбы через месяц. Лукреция прочла его, а затем в ярости швырнула его на стол. Ее судьба вновь была решена без нее.

+1

27

Жизнь в уединенном особняке была размеренной и спокойной. Неделя спокойно дизни пошла всем на пользу. Луреция перестла быть такой бледной, а Тедди самозабвенно изучал новые территории. Андре же мог  иногда побыть один, обосновавшись на чердаке, устроив там себе жилье. Дерек, который все это время предпочел прятаться именно здесь, со спокойной совестью вернулся к хозяину и теперь они вдвоем каратали время вместе. Признаться, он соскучился и по этому комку перьев, который незримой тенью всегда был с ним долгие годы.
Однажды когда Дрэго отлучился по делам, малыш Тедди в его поисках пробрался на чердак и нашел там Дерека, мирно сидевшего на подоконнике косой фрамуги, что то перебирая клювом. Малыш заинтересовался птицей и радостно подошел ближе. Суровый ворон никак не отреагировал на появление мальчика, лишь не надолго оторвавшись от своего занятия косо взглянул на него. Удивительно, ведь птица всегда вела себя агрессивно по отношению к непрошенным гостям, хотя быть может, если мальчик уже несколько раз его видел, то теперь был признан за своего. Тедди принялся о чем то болтать с птицей, как раз за этим делом их и застал Дрэго, на мгновение замерев на пороге чердачного проема.
- Осторожней малыш, его клюв очень сильный, не стоит подходить близко и пугать его- проговорил мужчина проходя вперед и останавливаясь рядом с сыном.
- А откуда он тут взялся? Он ваш?- тихо прошептал ребенок, испытав невольный страх после замечания Дрэго.
- Он ничей. Просто вот решил что это его место и тут он будет жить, - усмехнувшись в бороду ответил он, подходя ближе протягивая руку. Птица, поняв намеренья хозяина, тут же слетела с места и опустилась на новый «насест».
- А как его зовут?
-Его зовут Дерек,
-А почему он иногда прилеталк моему окну?
- Наверное, вы ему понравились. Он достаточно суровый господин, но детей наверное любит. И все же будьте осторожней. Не хотелось бы чтобы ваша матушка отругала вас за это.
Мальчик кивнув, потянул руку вперед как будто желая дотронуться до ворона. Андрес сурово взглянув на птицу, поднес его ближе и Дерек наклонился, давая детским пальчикам коснуться его спины. Это стало их маленьким секретом. Тедди теперь постоянно приходил в гости к Дрэго чтобы полюбоваться и поиграть с пернатым другом.
Время бежало незаметно. От Роберта пришли вести о пиратах. Корабельные дела на верфях были сейчас в упадке, а чтобы устроить достойную встречу необходимо было приличное количество судов и прочего оснащения. Было решено нанять несколько торговых фрегатов и оснастить их дополнительной артиллерией. Это могло несколько запутать вражескую сторону, потому как пушки задумывалось скрыть, дабы ввести в заблуждение. Фактически вылазка должна была выглядеть, как обычный торговый караван, следующий по черному тракту в направлении Тиля. Оставалось только набрать людей. Роберто занимался сейчас как раз этим, а ночами, когда Андресу удавалось покинуть свой пост они вместе проверяли списки. Более ни одной души не было замешано в этом плане. Все делали два человека, дабы вновь исключить риск предательства. Операцию назначили на середину месяца.
С просьбой об отпуске, Дрэго как раз и отправился к герцогине, застав ее не в духе. Они уже несколько дней как вернулись в замок, и Лукреция все это время прибывала на нервах. В чем истинная причина такого поведения Андрес и предположить не мог. Но заподозрил неладное после визита Энрико. Напрямую конечно спросить было невозможно, и тем не менее, он надеялся что герцогиня как то образом сможет выдать то что ее сейчас тревожит более всего.
-Миледи,- с поклоном произнес он, проходя в комнату.Бросив взгляд на стол, он увидел конверт. Королевскую печать нельзя было спутать ни с чем. Лукреция стояла у окна, и не сразу обратила внимания на приход охранника.
-Я пришел поговорить. Мне нужно уехать на пару недель, и я хотел просить у вас разрешения. Сеньор Роберто Доматти, просил помочь ему в неотложном деле. Если вам потребуется подтверждение моих слов, он обещал лично с вами встретится и все обговорить. На мое место вам будет прислано еще три человека из городской охраны.

+1

28

Лукреция настолько сильно нервничала, что не заметила, что ее покой нарушили. Герцогиня резко развернулась, но это был всего лишь ее охранник. Женщина с облегчением вздохнула, чувствуя себя под защитой, но заявление Дрэго заставило ее яростно чертыхнуться. Почему он оставляет ее одну в тот момент, когда сильнее всего ей нужен!
- Что ж, я не могу вас задерживать, сеньор. Вы славно поработали и я даже не буду спрашивать у милорда Доматти подтверждения, я верю вам. Но у меня будет к вам одна просьба... - Лукреция чуть помедлила, а затем пересеклась взглядом ясных глаз с темными глазами охранника.
- Обязательно возвращайтесь. И вы, и Роберто. - не в силах больше видеть его, Лукреция покинула комнату. Злополучное письмо осталось на виду.
***
Вскоре Дрэго покинул ее, оставляя вместо себя крепких плечистых парней из городкой охраны. Лукреция чувствовала себя беспомощной перед надвигающимся неизбежным событием. Она пару раз видела будущего мужа, который пытался было проваться в замок, но Николо неизменно терпел неудачу в попытке повидать свою будущую жену. Герцогиня неизменно посылала его прочь с фразой "Плохая примета видеть невесту до свадьбы", так что графу пришлось потрудиться, чтобы проникнуть к герцогине на правах жениха и с подписанным королем письмом. К сожалению, приказ короля был выше приказа герцогини и охранникам нанятым Энрико неохотно пришлось подчиниться.
Лукреция не ожидала его появления в своих покоях и не могла даже достойно подготовиться. Герцогиня могла лишь с полыхающим огнем ярости в глазах смотреть на него.
- Как ты посмел сюда войти?
- Немного нелепо не видеться с собственной будущей женой, не находишь? - он резко схватил ее за запястье и притянул к себе.
- Я еще не твоя жена. Отпусти меня! - от ярости в ее голосе казалось, что сейчас что-нибудь загорится в комнате.
- Но скоро будешь. Так что начинай привыкать. - звонкая пощечина обожгла щеку женщины. Лукреция вскрикнула и отпрянула назад, уронив свечу на пол. Красивый Атлантийский ковер немедленно задымился. Будущий муж досадливо чертыхнулся и выпустил ее.
Это была всего лишь одна ночь из тех, что предшествовали неделе до свадьбы. Тогда ей повезло.
***
Улицы портового города Авелли были украшены. Сегодня весь город отмечал свадьбу маленькой герцогини. Весь город стекался к главной церкви чтобы хоть одним глазом посмотреть на невесту и ее нового избранника. В народе графа Николо не очень любили и поговаривали, что герцогиня Лукреция выходит за него только по воле короля, но все это были лишь слухи, которые передавались шепотом.
Невестам не всегда позволено на свадьбах быть счастливыми, но то, что леди Лукреция была несчастна было заметно сразу. Ее лицо было бледнее, чем ее платье, кружевные манжеты не могли скрыть темных пятнышек синяков, да и по всему ее виду было заметно, что женщину пару раз избивали или мучали. Да, Лукреция многое пережила за эту неделю, чтобы Николо не тронул ее детей. Но только он собирался вытребовать у нее супружеский долг - она подняла такой крик, что прибежали охранники и вывели незадачливого жениха под руки.
Белое платье, символ чистоты, белая фата, символ непорочности... Когда выходишь замуж второй раз все это смотрится гораздо комичнее, чем кажется. Герцогиня улыбалась, но ее улыбка была неестественной. В толпе гостей она увидела Энрико и незаметно кивнула ему. Пока будут идти свадебные торжества, камеристка Элейн выведет из замка детей, а Энрико увезет их и спрячет подальше. В складках свадебного платья лежал пузырек с сильным ядом. Она лучше отравит его или умрет сама, чем будет жить в невыносимом навязанном браке.
Герцогиня видит, как меняется лицо Адриано Грациани, который вел ее к алтарю. Она почти ничего не видела и не слышала, и лишь когда рука жениха до боли стиснула ее ладонь очнулась и стала вслушиваться в слова.
Интересно, а если я откажусь, что будет? - в голове мелькнула шальная мысль прежней живой и веселой Лукреции.
- и если кто-то может назвать причину... - двери церкви распахнулись, являя еще двух прихожан. Священник поправляется.
- Если кто-то может назвать причину, по которой эти двое не могут сочетаться браком, то пусть назовет ее сейчас или не назовет никогда!

0

29

Андрес осмелился прочитать чужое письмо, после того как Лукреция покинула гостиную. Да, происходит именно то, чего он так боялся. Ее выдают замуж принудительно и в дело уже был вмешан король. А новым мужем герцогини должен стать никто иной, как тот самый заносчивый и грубый граф, которого он с первого дня возненавидел. Ирония судьбы, но время все исправить еще было. Лишь бы только успеть во время вернуться живым, и вытащить ее из этого ада. Не дай бог она успеет наделать за это время глупостей и начнет сопротивляться. Могут пострадать дети, а этого допустить нельзя. Этот наглец заплатит за все сполна, только нужно подождать. Те крупицы информации, что удалось собрать за эти месяцы расследования  привели к выводу, что главным подозреваемым во всех покушениях на герцогскую семью мог быть именно этот самый граф Николо. И если как следует прижать его к стенке и привести тех людей, которых он подкупал, то можно будет вынести официальное обвинение, и тогда этому господину светить весьма неприятное будущее.
Покидал он ее  с тяжелым сердцем. Но дело не терпело отлагательств. Небольшой флот вышел в море поздней ночью. Всего три корабля. Одним из них командовал сам Андрес. Первая часть пути была спокойной, они часто делали остановки и пускали слухи о том, что и куда везут, дабы привлечь внимание.  Еще одним важным ходом было то, что с другой стороны тракта было еще несколько кораблей, которые прикидывались рыболовными судами, хотя на самом деле их штат состоял полностью из военных, и каждый день они создавали видимость работы, наблюдая за тем как со стороны Тиля начинается движение.
Первым попал в облаву небольшой пиратский бриг, который следовал как разведчик. Без лишнего шума он был захвачен «рыбаками» и с него же был подан сигнал о том, что путь чист, дабы другие пиратские суда могли подтягиваться следом.
Их было не намного больше, так что бой предстоял равный. Первый залп был пушен с корабля Андреса, в знак вызова. Далее пошла настоящая бойня. Из за дыма не было ничего видно, небо покрылось пороховой гарью, один корабль подошел совсем близко, но залп, из пушек выпущенный с соседнего дружественного судна отбил его в сторону. Все смешалось  в один сплошной вертеп.
Утром, когда дым рассеялся, стало ясно, что так долго готовившийся план был выполнен. Всю ночь не прекращалась битва за право выжить. Но целью было не уничтожить разбойников в море, а взять как можно больше людей в плен. Предать их суду и устроить потом показательную казнь, тем самым укрепив силу закона и авторитета королевского флота в просторах Вдовьего моря.
****
Вернулись они в город, как и планировалось спустя две недели. Привезя с собой полные трюмы выживших пиратов, в числе которых были и капитаны. Конечно, это были не все силы пиратской братии  острова Тиль, но сам факт этой небольшой победы должен был послужить началу нового витка воины с разбоем и контрабандой на море.
Теперь настало время остановить незаконный брак.
Аедрес вместе с Робером очень спешили, церемония венчания была назначена на утро, а еще столько нужно было успеть. Самым трудным, пожалуй, было избавиться от бороды, которая за время ее существования успела так разрастись, что Андрес испытывал истинную пытку, когда ее принялись состригать и выбривать жесткую щетину, придавая ей форму прежней бородки, открывая длинный шрам через все лицо. Красавец, гничего не скажешь. С одеждой тоже было все просто, Роберто заранее подготовил все что мог, и теперь герцог Найтон был более менее похож на себя. Осталась только малость- перстень с его личной печатью, который был спрятан на чердаке маленького домика, в надежном месте под защитой Дерека. Эту вещь, Андрес всегда надевал птице на лапу когда отправлялся в дальние путешествия, а умный ворон прятал ее в одном и том же углу, так что несмотря на то что прошел год, кольцо оказалось там, среди прочего хлама и перьев.
Загоняя лошадей, пара всадников неслась в храм. Лишь бы не оказалось поздно. Венчание не должно было закончиться до того как законный супруг не предъявит свои права на собственную жену. С грохотом распахнулась дверь и в нее вошли двое мужчин в дорожных плащах, скрывающие лица под капюшонами.
Священник как раз задал сакраментальный вопрос о том, есть ли у кого-нибудь из присутствующих возражения по поводу этого союза. Самое время было их высказать.
- У меня есть, - громким эхом его голос разнесся по сводам святого места, - на основании того что эта женщина является моей женой, а вступать повторно в брак при живом муже, это грех,- усмехнувшись, Андрес снял капюшон и продолжил неспешно идти к алтарю, смотря лишь на Лукрецию, которая сейчас была белее мела, и вот вот упадет без чувств.

+1

30

Лукреция обернулась на звук открывающейся двери, словно надеясь на то, что случится чудо и сейчас кто-нибудь действительно назовет причину, по которой она не выйдет замуж за этого ублюдка. Двое мужчин с надвинутыми капюшонами стали неспешно приближаться к алтарю. Лукреция заметила Роберто и ее сердце радостно стукнуло, а вот второй...
- У меня есть, на основании того что эта женщина является моей женой, а вступать повторно в брак при живом муже, это грех
Герцогиня почувствовала, как земля уходит у нее из под ног. Она узнавала этот голос, ведь на протяжении почти трех месяцев этот человек неизменно был рядом. Она узнавала этот шрам, выглядывающий из густой бороды, узнавала горящие глаза. Глаза, которые были так похожи на глаза Андреса, потому что под видом охранника Дрэго все это время рядом с ней находился ее уже похороненный муж. Он изменился до неузнаваемости и тем не менее это был он.
Разум помутился и Лукреция поняла, что вот-вот лишится чувств, но неожиданно ее сильно дернули за руку.
- Где основания того, что этот проходимец говорит правду? - новоиспеченный жених не торопился отпускать свою добычу.
- У меня есть, - вмешался Роберт. - Перстень с именной печатью, подверждающий подлинность личности. К тому же миледи Лукреция явно знает, как выглядит ее муж.
Гости в церкви наконец отошли от шока и начали переговариваться. Возвращение герцога воспринимали с радостью, никому не хотелось видеть нового владельца земель Орллеи, тем более такого. Лукреция словно очнулась ото сна и с яростью развернулась к Николо.
- Не смей. Меня. Хватать. - легкая ткань платья чуть приподнялась, а герцогиня, согнув изящную ножку в колене, сильно ударила своего мучителя туда, где у мужчин самое больное и незащищенно место. Затем она развернулась в сторону мужа.
Вот он, ее Андрес, живой и здоровый, мужчина, которого она любит больше всего на свете, ее защита, ее опора, ее жизнь. Тот, без кого она не ощущала себя целой в этом мире. Неуверенный шаг в его сторону, еще один и еще... И вот Лукреция уже бежит навстречу тому, кого так долго ждала, в чью смерть не верила до конца. Чтобы бросится в его объятия оставалось совсем немного и...
Хлоп!
вернувшийся герцог Орллеи недоуменно заморгал, когда разозленная жена хлестко ударила его букетом по лицу. В церкви на мгновение повисла тишина.
- Никогда больше не смей оставлять меня, Андрес Найтон, слышишь?! НИКОГДА! - она повисла на его шее, жадно целуя мужа в губы. Злополучный букет и фата невесты валялись где-то на полу, вокруг были люди, но герцогине было все равно.

+2

31

Андрес выждал нужное время, чтобы в зале поднялся гул и удивленные вздохи шепот заглушили все и вся. С едкой улыбкой он смотрел в сторону графа, который с каждым словом Роберто бледнел, понимая как опозорил себя и чего лишился в одно мгновение. Да, это было приятно, но это было лишь началом сладкой мести, которая ожидала негодяя, а сейчас…
Лукреция немного пришла в себя и тут же решила тоже наградить Николо по заслугам, нанеся свой удар в самую нужную цель, заставляя графа согнуться со стоном пополам. А дальше… вот она нерешительно делает первые шаги в его сторону. Герцог стоял не двигаясь, лишь открыл руки, чтобы принять свою любимую в крепкие объятия, но что это? Вместо того чтобы сразу приступить к приятной части радостного воссоединения, по его лицу весьма грубо проехались колким букетом, да еще и накричали. Андрес опешил, по началу, даже улыбаться перестал. Ну а его жена коротко высказав свои претензии уже повисла на шее, заставляя его согнуться в три погибели дабы добраться до губ. Какая же она была маленькая!
Подхватив ее и приподняв над полом, он с готовностью ответил на ее призыв яростным жадным поцелуем. Сколько же можно было терпеть! Ходить вокруг  и не сметь лишний раз прикоснуться! А теперь она вся была его!
- Миледи, поговорим об этом в другом месте. Нужно закончить этот балаган и поскорее вернуться домой. Я хочу подержать на руках дочь, - прошептал спустя несколько минут ей в губы, нехотя отпуская ее от себя, но тут же беря за руку.
-Достопочтенные дамы и господа, от своего имени я приношу свои извинения за этот подлог. Празднества по случаю свадьбы герцогини отменяются. Мы обязательно пригласив вас в наш дом, дабы отпразновать мое возвращение в ряды ныне живущих, а пока, изъявляю свое личное желание побыть с семьей, которую очень долго не видел. - обернувшись к Роберу, который стоял в отдалении за спиной, молча кивнул, а тот правильно поняв друга, махнул рукой в сторону дверей из которых тут же появился отряд солдат, торопливо шествующий к алтарю, и беря под белы рученьки упирающегося графа уводит в неизвестном направлении.
Слух по городу пронесся моментально и к замку стал стекаться народ, дабы лично увидеть своими глазами восставшего из мертвых Андреса Найтона. Но их ждал неуспех, потому как пара вернулась не через главные ворота. По дороге они практически не говорили, да и не нужно было, потому, как все время были заняты поцелуями. Сегодня был пожалуй единственный день, когда можно было послать ко всем чертям всех и вся, ибо далее последует множество встреч, придется докладывать королю, и народу, но сегодня только семья… только она, его маленькая Лукреция, которая перенесла столько всего, чтобы дождаться своего нерадивого авантюриста, который всегда так беспечно распоряжался собственной жизнью забывая о близких. Теперь все будет иначе. Должно быть иначе.

+2

32

Лукреция и Андрес покинули церковь через черный ход, скрываемые от вездесущих глаз. Никто не заметил как в торону замка Авелли неторопливо тронулся закрытый экипаж. Кажется, пару мгновений муж и жена просто смотрели друг на друга, а потом Лукреция неожиданно очутилась у мужа на коленях в его тесных надежных объятиях, сливаясь губами в бесконечно долгом поцелуе. Казалось что за год, пока они были не вместе все ее чувства обострились до предела и теперь выплескивались волнами жадной страсти и бесконечной нежности к человеку, которого герцогиня любила больше жизни. Только ненадолго оторваться, чтобы посмотреть ему в глаза и понять, что любовь не умирает, что любовь не уходит и даже не угасает. Для того, чтобы она разгорелась вновь достаточно одной только искры.
- Люблю... - его ладонь зарывается в ее волосы, чтобы снова притянуть к себе. Казалось проходит вечность, прежде чем карета неожиданно останавливается и раздается деликатный стук, заставляя мужа и жену нехотя оторваться друг от друга.
- Идем, - ее ладонь мяко сжимает его кисть и слегка растрепанные, растерянные и счастливые супруги идут домой.
Поскольку отменилась свадьба, то и камеристка никуда не увозит детей и Тедди бежит к матери и вновь обретенному отцу. Кажется, ребенок очень рад тому, что его новый большой друг - это его отец. Затем Лукреции приносят уже подросшую Аврору, которая уже самостоятельно начинает ползать по своей колыбельке и она с улыбкой дает мужу взять на руки и поцеловать дочку, которая с большим интересом смотрит не назнакомого дядю и хватает его за нос.
Слуги рады возвращению хозяина, дети пока еще не осознают как здорово обрести отца, но обязательно поймут это. Совсем скоро им предстоит сложная череда воскрешения Андреса из мертвых герцогов, а пока...
Супруги наконец остались наедине за закрытыми дверями, где никто не сможет потревожить их покой. Лукреция внимательно смотрит на своего мужа, пальчиками тихонько гладит пересекающий лицо шрам и смотрит на то, как он изменился за время их расставания. Шрамы на спине, изувеченная рука, исхудавшее тело,неизвестно что сделали с ним еще. Лукреция обязательно расспросит его о том, что произошло, но это будет позже.
И тем не менее это он. Ее Андрес.
Свадебное платье создано для того, чтобы в первую брачную ночь быстро избавится от него. Лукреция поворачивается спиной к мужу и убирает волосы, чтобы было видно застежку платья.
- Иди ко мне. - тихо зовет она и слышит шаги за своей спиной.

0

33

Расстегивать платье он не собирался. Напускное спокойствие было лишь преддверие разгорающегося огня. Тихо подойдя к ней со спины, руки нежно скользнули по плечам останавливаясь на мгновение, а потом одним резким сильным движением он дернул ткань кружевного великолепия вниз, фактически сдирая с нее это проклятое платье.  Сегодняшняя ночь была только их. И незачем было тратить драгоценное время на какие то прелюдии и разговоры.
Нижнюю рубашку постигла та жа участь. Комья бесконечных тканей упали к ее ногам, снежным сугробом. В каких немыслимых снах ему виделась ее стройная точеная фигура, по которой он так истосковался за это время, сколько раз она приходила к нему во снах, и сколько раз он терял ее на рассвете, когда пробуждался! Но теперь она была полностью в его власти.
В одно мгновение он развернул ее к себе, впиваясь губами в ее рот, ненасытно и жадно, руки изучали каждый изгиб ее тела, заставляя подгибаться под его напором хрупкие колени.
- Ты моя жизнь...- выдохнув ей в губы произнес он, в перерывах между ласками. Нежная грудь, набухшая под его прикосновения манила своими нежными розовыми ореолами, он склонился к ним, обнимая за талию, косаясь губами каждого бугорка. Ладонь скользнула по животу и чуть ниже.
Но так вот стоять было не очень удобно, осознав это, Андрес медленно перехватил ее на руки и в несколько шагов они оказались у постели. уложив ее он замер, чтобы полюбоваться красотой что перед ним сейчас предстала.
Лукреция затихла и лежа улыбалась ему. Рыжие пряди растрепанной некогда изящной прически красивым огненным ореолом распустились на подушке. Словно древняя богиня предстала перед ним во всей своей красе, во всем своем великолепии. Но нет... не нужны ему были никакие богини, а только лишь она... его маленькая девочка.
Свое разоблачение он также не стал затягивать, молниеносно избавляясь от всех предметов одежды, и вот он уже рядом с ней, заключая ее в свои руки, возвращаясь к ненасытным ласкам.
-Ты даже не представляешь себе как я тосковал... я потом все тебе расскажу... все все, но сегодняшняя ночь наша. Считай что первая брачная, потому что в прошлый раз я тебя отправил спать. Но не сегодня!- лукавая улыбка мелькнула на губах, а в темных глазах вспыхнул прежний огонь.

Отредактировано Andres Knighton (2015-01-28 21:51:02)

+1

34

От одного прикосновения ее мужчины у Лукреции по спине бегут мурашки, а колени начинают подгибаться. Несколько резких движений - и вот она уже высвобождена из плена платья, а мужчина, которого она любит больше всего на свете, жарко целует ее в губы, давая волю рукам. Она зарывается пальцами в его волосы и выдыхает в губы его имя.  Откровенные ласки заставляют женщину изгибаться и тихо стонать от нетерпения. Нервы были оголены до предела, каждое прикосновение пульсирующими толчками отзывалось по всему телу, собираясь в одном месте. Момент - и она взлетает над полом, чтобы опуститься в их супружескую постель.
Лукреция замирает и смотрит в темные глаза, которые, кажется, готовы забрать ее сейчас же. Всю, без остатка, и не делить больше ни с кем. чертыхаясь, муж стремится побыстрее избавиться от одежды и вот она уже снова в его ласковых и ненасытных объятиях, он говорит что-то и улыбается ей, но Лукреция нетерпеливо изгибается под его телом.
- Я тоже скучала по тебе... А теперь поцелуй меня, Андрес... - ей не нужно просить второй раз, муж накрывает ее губы своими в жадном поцелуе. Прикосновения его ладоней, его жаркие поцелуи, которыми он осыпал ее тело заставляли громко стонать и сильнее сжимать его плечи, легко проводить ноготками по спине, оставляя краснеющие полосы. Никогда бы она не смогла принадлежать другому мужчине, ни с кем так не будешь близок телом, как с тем, с кем ты близок душой.
Лукреция стремилась завладеть им полностью, прижимаясь теснее и теплее, а в сладкий момент соединения обнимая руками спину и ногами бедра. Она шептала мужу какие-то малозначимые слова о любви, о том, как сильно она желает его сейчас. Переплетались пальцы, переплетались ноги, переплетались судьбы, взмывая ввысь и опускаясь вниз жаром двух разгоряченных тел. В какой-то момент они поменялись местами, но Лукреция, не желая отпускать от себя мужа, нетерпеливо притянула его к себе, скользя влажной от пота грудью по его торсу. Губы в губы, глаза в глаза. Она целовала его шрамы, ладонями скользила по плечам и снова тихо рассыпалась на части под каждым жарким поцелуем.

+1

35

Наслаждаясь друг другом, супруги позабыли обо всем на свете. Только страсть, огонь и нестерпимое желание обладать друг другом.  Каждое прикосновение каждый вздох, поцелуй, превращались в жгучую невыносимую пытку, которой наслаждались оба, достигая вершины блаженства, ощущая биение сердец дргу друга.
Кровь била нескончаемым набатом в висках, огнем разливаясь по венам. Его ласки были все настойчивей. Когда их тела слились в единое, как будто произошел взрыв. Вгрызаясь друг в друга словно звери, каждый не желал уступать в этой схватке, причиняя еще больше тем самым наслаждения. Ее тело извивалось змеей, пробуждая все большее нетерпение в нем самом.
Наконец настал апогей. Рывки и движения стали все чаще и жёстче, нетерпеливые поцелуи покрывали все до чего могли дотянуться губы. Все закончилось в один миг. Прижимаясь к ней, Андрес практически придавил ее собой, упираясь ладонями у изголовья кроватью. Жар постепенно превращался в тепло, заставляя до предела напряжённое тело расслабиться.
Горящий взгляд стал мутнеть. Он навис, над ней склонив голову на бок. Поцелуй, нежный прикоснулся к ее губам. Упав без сил рядом с ней, тут же обнимая, Андрес уткнулся лицом ей в шею, на мгновение, прикрывая глаза.
- Я люблю тебя… - тихий хриплый шепот, нарушил тишину, - никогда больше, слышишь, никогда я не оставлю тебя одну, - приоткрыв один глаз, муж наблюдал за ней. Ее грудь тяжело вздымалась, девушка смотрела куда-то вверх, будто бы не слыша его слов.
Ласковой рукой, он коснулся ее лба, убирая влажные прядки с лица.
Стоило пройти весь этот нелегкий путь, чтобы вернуться победителем домой, в котором тебя все время ждали и любили. Рисковать бессмысленно своей судьбой было глупо. Он несет ответственность теперь не только за себя и благополучие подвластных ему земель, но и за свою семью- самую большую драгоценность во всей его беспокойно жизни.

Отредактировано Andres Knighton (2015-01-29 08:54:14)

+1

36

Они любили друг друга яростно, жадно, неиство, словно в первый или в последний раз, когда отдаешь себя всего без остатка тому, кого любишь, когда чувствуешь свою пару так, как никогда, ощущаешь его пульс, его напряжение, горячее дыхание, которое тут же прекращается с очередным поцелуем. Они словно не могли насытиться друг другом, сладостью прикосновений, движений и громких вздохов, которе звучали как музыка.
Мгновение - и Лукреция снова приятно придавлена к кровати тяжестью тела мужа. Сдерживаться больше невыносимо, движения становятся резче и нетерпеливее и в спальне раздается громкий женский счастливый крик.
Жар постепенно остывает, Лукреция чувствует себя вымотанной. Андрес нежно целует ее и она еще находит в себе силы ответить. Супруги лежат, обнявшись, как будто бы они снова вернулись в ту ночь, когда они оба признали, что влюблены друг в друга и не устояли перед собственными желаниями. Сердце ненадолго пропускает удар, а затем начинает биться быстрее, когда герцогиня слышит признание в любви. Она перекатывается на бок, чтобы встретиться с мужем уставшим счастливым взглядом.
-  И я люблю тебя - ее голос звучит совсем тихо по сравнению с тем, как только что она пронзала криком комнату
- Я так по тебе скучала, - она растворяется в его взгляде, полном любви и обожания, растворяется в нежных прикосновениях и поцелуях. Вся. Без остатка.
- Я только твоя
Официальное возвращения герцога из мертвых пришлось отложить примерно на неделю
***
Декабрь 1445 года

Лукреция Грациани глухо застонала и уткнулась лбом в сложенные руки. Новость, которую она только что узнала она не ожидала совсем. Как?! Ну как можно было быть такими неосторожными?! Ладно это произошло один раз... Ну два... Но в третий!
Хотя ее тоже можно было понять. Супруги совсем потеряли голову от вновь обретенной любви, так что такой исход дела был неудивителен. Что ж... Следовало вновь объясниться с супругом.
Андрес был в своем кабинете и разбирал какие-то бумаги. Герцогиня вошла к нему, решительно отобрала перо из рук и теплой ласковой кошечкой скользнула ему на колени.
- я могу попросить тебя кое о чем? - спрашивает она, внимательно глядя ему в глаза
- В этот раз, пожалуйста, не опоздай и не пропади без вести. В третий раз я не хочу без тебя терпеть это мучение.
Недоуменный взгляд мужа заставляет ее рассмеяться
- Кого вы хотите в этот раз, сына или дочь, милорд?

+1