Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Лучше делать новости...»:
Филиппа Уоллес
«Я хотел убить одного демона...»:
Алеандер де Анж
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Говорят, царица ненастоящая!»:
Марк Север
«Не ходите, девушки...»:
Лукреция Грациани
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Эйдис Берг
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца
«Какой хаос наступил бы в мире...»:
Адемар де Мортен
«Бунт»:
Лиора

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Не могу хранить верность флагу, если не знаю, в чьих он руках»


«Не могу хранить верность флагу, если не знаю, в чьих он руках»

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

«Не могу хранить верность флагу, если не знаю, в чьих он руках»

20 апреля 1449 года ● о. Монти-Пайтон, Рамий, таверна-бордель "Три якоря"

Вергилий Торбьера, Риккардо Оливейра

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Чего только не рассказывают в тавернах! Порой некто заезжий может выдать такие россказни, что у шлюх волосы во всех местах дыбом встанут. Но иногда в этих байках проскальзывает истина, которая может быть опасной для всех и непременно должна дойти до нужных ушей. Наместник Рамия случайно узнал то, что может серьезно повлиять на безопасность всех жителей Тиля, и ему просто необходимо донести информацию до нужного человека... Ну или до того, кто первым подвернется!

Дополнительно

- Вергилий должен был передать информацию Фоирчерну, но его не было в Золотом Руне уже неделю и в порядке срочности он передает ее Риккардо
- Квест начинается со случайной встречи Вергилия и Риккардо
- Как распорядится информацией Риккардо - на усмотрение игрока

0

2

Новоиспеченный наместник Рамия находился в состоянии сильной тревоги. Жизнь Вергилия после назначения его управленцем порта была довольно скучной и рутинной. Языкастый наместник ругался с поставщиками, выторговывал себе цену повыше, перепродавал товары Остергарда и, в целом, делал все для зарабатывания денег. Приходилось порой несладко, но Торбьера не жаловался, пусть в последнее время на него и свалилось неожиданное обстоятельство вроде внезапно "воскресшей" сестры, да еще не одной, а с ребенком с магическим даром! Племянничек был для него тем еще "подарком", но выставлять сестрицу куда подальше Верг не стал. Все-таки столько лет не виделись...
С Мисти в отсутствие Селии отношения стали налаживаться куда быстрее и лучше, брату с сестрой удалось, наконец, сблизиться после нападения на "Три якоря" несколько лет назад и найти общий язык. Они давно не были детьми и все детские обиды упрятались подальше. Вместе наместник и бордель-маман стали неплохо сотрудничать, ведь проститутки так же остались хорошим источником информации о различных торговых кораблях и операциях, а это было на руку для Вергилия. Кое-что он даже стал утаивать от Остергарда, что было для него впервые. Но сегодня...
Верг как раз был в "Трех якорях" в одной из комнат наверху, где мог подсчитать доходы, которыми он иногда делился с Мисти. Одна из проституток, довольно смышленая дамочка, которая не пыталась прыгнуть в постель к наместнику и вполне сносно докладывала информацию, юркнула в дверь, прежде деликатно постучавшись и рассказала Торбьера одну очень интересную историю про моряков, заходящих в орллевинский порт для сбыта и покупки контрабанды. В этом порту гуляли очень интересные слухи и настолько детальные, что у Верга едва ли не начали вставать дыбом все его светлые волосы.
- Ты точно в этом уверена? - Вергилий даже слегка охрип от такого известия и забыл, что делал до этого. Девушка потупилась и снова подтвердила то, что слышала. На негнущихся ногах Вергилий подошел к столу, взял золотую монету и сунул ее в руки проституке. Затем взял еще две и уже затолкал их ей в ладони.
- Это никто больше не должен слышать. Ясно? Иначе больше не буду тебе платить, - только паники не хватало, особенно среди девиц.
- Если кто-то еще мне про это доложит... - угрожающим у Вергилия не выходило быть, но рост помогал нависнуть над проституткой и скорчить страшное лицо. Девушка не очень-то испугалась разгневанного наместника, но кивнула и мгновенно сунула монеты в свой корсет. Как самая прекрасная в мире женщина она понимала, что иногда надо вовремя закрыть рот и сбежать куда подальше.
Вергилий же заметался по комнате. Нужно было немедленно рассказать о произошедшем Остергару, да вот беда - тот уплыл в Рейн пару дней назад и вернется определенно нескоро. Что же делать?
Торбьера решил, что кружка добротного рома сможет заставить его мыслить ясно и спустился вниз, в таверну. Бармен с интересом исподтишка глянул на наместника, но решил ничего не говорить, а просто выдал ему спиртное. Вергилий бездумно приложился к кружке и кашлянул так, что выступили слезы. Думать легче не стало, зато взгляд сфокусировался на чьей-то не особо прибранной голове...
Видимо, Верг недооценивал ценность рома. Вон как сразу план рисуется, смелость и верные решения в голову приходят! А он-то думал...
- Да никак к нам пожаловал сам Риккардо Оливейра! - бодро начал Торбьера и пошел в сторону сидящего и отдыхающего пиратского барона. Это была невероятная удача - застать одного из них здесь, в Рамии. Все равно так или иначе стоило бы поскорее кому-то доложить то, что он узнал. А поскольку Остергарда не было...
- Каким попутным ветром тебя занесло сюда? - поинтересовался Верг и сел напротив пирата. Дипломатом он был откровенно так себе, но нужно было как-то завязать разговор и подвести его к одной очень серьезной теме, которая затронет весь Тиль. Откровенно говоря, Оливейра не был самым лучшим кандидатом, но разве рому в голове это докажешь?

+1

3

Чем еще может заниматься пират в свободное время от грабежей и разбоев? Конечно, шляться по распутным девкам, пить ром или дрейфовать где-нибудь вдали от берега. С проститутками у Рика отдельные отношения, даже его фрегат назван в честь одной из них. Несмотря на то, что он видел-то ее один раз за всю жизнь. Но Риккардо не из тех, кто забывает столь яркие события своей жизни. Но та самая девушка осталась не с самыми яркими впечатлениями, и дело не в умениях вести себя с женщинами. А все дело в том, что Оливейра умыкнул у нее небольшую сумму, о чем узнала проститутка уже после ухода Риккардо. К его великому счастью, об этой реакции Рик так никогда уже не узнает.
Свои похождения пират не скрывает. Хотя зачем скрывать, только ленивый в том или ином заведении не узнает Риккардо Оливейру. Причем, чаще всего это знание не всегда положительного характера. То погром устроит, то решит сбежать не заплатив, то еще какая-нибудь передряга, совершенно не связанная с заведением.
В этот раз команда остановилась на острове, чтобы пополнить запасы провианта. Однако естественно, что всю работенку Оливейра возложил на плечи своей команды, а та и рада была. Указ был добыть еду, воду, самое главное ром… Только не уточнено таким способом. Посему на корабле за главного остался старпом, будучи наготове быстро покинуть остров. Сам же Риккардо не отказал себе в удовольствии, чтобы зайти в какое-нибудь заведение, причем не обязательно питейное. Не барское это дело, знаете ли, ходить провиант искать. Было безумно жаль проводить время одному, но не оставлять же корабль дрейфовать без надзора. Однако решение сей проблемы было найдено крайне быстро.
В этот раз выбор пал на таверну «Три якоря», где можно было не только рома выпить, но и поревзвиться с девицами совсем легкого поведения. Благо, времени было в достатке, и Рик прихватил с собой достаточно золотых монет, чтобы оплатить сие удовольствие. Ну и в завершении праздника, Оливейра помчал прямиком в таверну, чтобы дополнить этот день хорошей выпивкой. Выбрав самый дальний столик, он бросил треуголку на него и поставил три самых больших чарки на него. Небрежно бухнулся на один из стульев, а на второй закинув ноги, Рик удобно устроился, дабы насладиться заветным напитком.
Пожалуй, день не предвещал никаких бед, погонь и прочих неприятностей. В таверне из посетителей в лицо он никого не знал или попросту не помнил. Разве всех упомнишь? Но одна белобрысая голова мелькнула в толпе, которую пират все же узнал. Ах да, наместник Рамия. Некогда у них была договоренность о поставке орудий для его кораблей, особенно в тот момент, когда пришлось из полуразвалившейся посудины делать «Императрицу». Искоса поглядывая, как этот бедолага подавился ромом, Риккардо чуть не засмеялся в голос. Вот же человек. Не умеешь пить, не берись! Доверь дело профессионалам.
Но безудержное веселье в компании с ромом было прервано тем, что Вергилий решил побеспокоить капитана. Не сказать, то Рик был этому рад, хотя доза рома уже ударила в его голову. Он расплылся в пьяной улыбке.
— И тебе не хворать, — хмыкнул Оливейра, отпивая уже из второй чарки, — Ветер не совсем попутный, это была единственная земля на пути нашего плавания. Если я спокойно могу обходиться без еды, питаясь только ромом, то команде необходимо еще что-то съестное… — пояснил пират, пододвигая ему еще не тронутую чарку с ромом, тем самым предлагая выпить «за встречу», — Ты тоже, я смотрю, времени зря не теряешь, — посмеялся Риккардо, — Веселенькое местечко, — капитан «Императрицы» ни за что бы не поверил, что какой-нибудь чудак сюда придет просто попить рома.

+2

4

При предположении о том, что Вергилий заявился сюда ради развлечений, наместника слегка перекосило. Подшучивать над его немощностью было делом привычным для ночных бабочек и если бы он щедро не оплачивал их болтовню, то они бы и прямо при нем кости перемывали. Правда в последнее время дамочки начали доносить друг на друга и потому количество тех, кому он платил, резко сократилось, но зато многие ненужные рты позакрывались сами собой. Кое-как убедив себя, что Оливейра на самом деле имел нечто иное, нежели насмешку, Торбьера важно хмыкнул и откинулся на спинку стула, рискуя при раскачивании грохнуться спиной об пол и расколотить белобрысую голову.
- Так сие заведение моя сестрица держит. Вот, зашел проведать да собрать дань. Знаешь, сколько прибыли приносит? Ууу, не сосчитать. Только и успевай у девок из юбок вытряхивать монеты, - конечно же подобным никто не занимался, даже сама Мисти, наверное, брезговала бы так делать, но чего не скажешь ради красного словца? Мужчины всегда чем-то да меряются, будь то длина пистоля или толщина мешка с золотом или размеры доходов. Да еще и приукрашивают обычно...
Но хвастаться времени не было, а была серьезная ситуация, с которой с нахрапа не разобраться. Главное понять, как бы рассказать ее поделикатнее и как бы привлечь внимание к ней, не поднимая панику в борделе. Еще не хватало, чтобы клиенты в ужасе разбежались и одна сестрица самолично открутила бы ему что-нибудь, а вторая дооткручивала.
- Я ведь не просто так подошел, есть одна наводка... А раз ты у нас единственный барон на острове, то тебе я ее и передам, - Вергилий снова отхлебнул немного рома, чтобы снова призвать свою серьезность и недюжинную смелость. Ведь все это было неимоверно важно и Торбьера страшно рисковал, оставляя все в тайне уже некоторое время.
- Мне тут порой рассказывают преинтереснейшие истории про пирата с двумя головами или получелвека-полуконя, но чего только не привидится в пьяном угаре... Но вот этот случай буквально заставил задуматься. Есть же у нас некоторые корабли, которые плавают в Орллею и сбывают там товары, даже после того, как разорвали военный договор, - контрабандой никто не гнушался и многие закрывали глаза на то, откуда именно поставлялись добытые материалы и вещи. Вергилий снова хлебнул рома и язык его стал слегка заплетаться, пусть он и старался остаться серьезным и донести важную новость.
- Так вот в этих портах всякое-разное говорят. Некоторые уверяют, что Орллея хочет отомстить за уведенные корабли и уже собирает новое оружие для нападения и объединяет флотилии, чтобы ударить по нашему флоту. И если это произойдет, Рамий... - он указал на пространство вокруг и опасно пошатнулся на стуле, так что пришлось придерживаться за столешницу, чтобы остаться на месте.
- ... Рамий станет первым, на кого нападут. Так что нужно поскорее доложить остальным и готовиться к обороне. Если сейчас не будем готовы... Ну ты понимаешь, да? - источники были всего лишь слухами, но, как известно, ничего не происходит просто так, и если флотилия Орллеи действительно двинется на них, да еще и с подмогой, то неизвестно, чем закончится эта битва.

+1

5

Ну вот, теперь буду знать, куда плавать за бесплатными развлечениями. Хохотнул Оливейра при упоминании дани. Конечно, чем еще заниматься наместнику, кроме как дань с проституток собирать. Пожалуй, самые прибыльные места в любом городе. Рик глотнул рома, осушая вторую кружку, поудобнее разместившись на скрипучем стуле.  В таверне было весьма шумно, но именно этот шум отвлекал нежелательные уши от их разговора. Как оказалось, старина Вергилий подошел не просто так поздороваться, а сообщить какую-то важную информацию.
Вообще, выбрал он не самого лучшего парламентера в этом плане. Несмотря на некоторые дипломатические способности и умения Оливейры, полагаться на него – дело не всегда верное. Хотя, если дело касается непосредственно его шкуры, а также других дел, то как тут не помочь самому себе? Но столь рьяное доверие очень льстило Рику, что тот даже был готов сделать все как полагается. К тому же, ему не хотелось терять столь  хороших знакомых.
Однако новости, которые поведал ему Вергилий были вовсе не новости… По крайней мере для Оливейры, который сам не брезговал разной контрабандой, не упуская при этом все шансы хорошо заработать. Не то, чтобы он знал, кто этим всем занимается. Были кое-какие каналы, связи, через которых он сбывал дорогие, естественно, награбленные вещи, и краем уха слышал, что один из его пособников тайком сбывал контрабанду в Орллее. Только вот сейчас Риккардо понял, что о таких вольностях со стороны пиратов и его самого, лучше помалкивать. Сам же Рик нигде не засветился, во всяком случае, тот тип получал хороший процент с прибыли за свое молчание. Так или иначе, Оливейра никогда не признается в содеянном, даже если его поймают за руку. Скажет, это происки ведьм и колдунов, меня заставили, завербовали и прочее. Еще и найдет крайнего в этой ситуации. Способность Риккардо выходить из неприятностей сухим часто поражала окружающих, но более всего поразительно то, как он ухитряется находить туда вход. Хотелось бы знать, кого именно заловили на этом деле…
Вергилий, очевидно, вел к тому, что Тиль и близлежащие острова ожидает война, если некоторые жадные морды лица не прекратят наживаться там, где не положено. Нахмурив брови, Рик неохотно сел нормально за столом. Не любил он военные дрязги, чаще всего просто сваливал куда подальше, по-тихому. Это еще одна причина, по которой капитан «Императрицы» не самый лучший парламентер. Так ему придется сражаться или придумывать новый план побега.
— Да, я понимаю, — отозвался наконец Рик, жалея, что отдал последнюю чарку, ибо после таких новостей хотелось выпить еще, — Надо собирать орудия, корабли и свистать всех наверх, — с долей недовольства в голосе произнес Оливейра, — А эти слухи, случайно, не говорили о том, кто промышляет подобными делишками? Не мешало бы и их вывесить не рее, чтоб неповадно было, — хмыкнул пират, вытряхивая последние капли их кружки, — Из-за каких-то уродов еще корабли бить, а они останутся в стороне, — Рик наконец оставил кружку в покое. Не то, чтобы ему сильно хотелось жесткой мести, в большей степени капитану хотелось знать, не всплывало где его имя или какая-нибудь наводка, — В любом случае, я тебя понял. Сейчас мои черти вернутся на корабль, и мы отправимся на Тиль. К слову, возникает вопрос, насколько достоверны источники? У других Баронов наверняка появятся подобные сомнения, — Оливейра заключил, что другие Бароны могут сами начать раскапывать это дело, путаясь в сомнениях, учитывая знатную репутацию Оливейры. Найдутся и противники, которые вполне могут поднять на смех.

+1

6

Вергилий до самого конца не знал, как именно воспримет эту новость Риккардо. Некоторые говорили о том, насколько он безответственный адмирал и всю войну-то в сторонке продержался, пока не умыкнул пару кораблей и недобитый баркас и благополучно не свинтил куда подальше, чтобы пересидеть боевые действия. Возможно, в этом и заключалась его гениальность, как адмирала, а может была какая-нибудь особенная удачливость, благодаря которой он выходил сухим из воды. Кто-то говорил, что среди многочисленных амулетов у Риккардо есть какой-то особенный, но чтобы его найти, надо для начала срезать ему все косички, а поймать Оливейру для брадобрейских услуг было довольно сложно...
Но когда пришла новость о том , что на них могут напасть, пиратский барон как-то собрался и даже немного выпрямился. Наместник убедился, что его слова попали в цель и даже немного порадовался этому факту, но затем снова быстро сник.
- Вся информация о контрабанде находится у наместников. С тех пор, как их в совете стало намного меньше, она больше не приходит в полном объеме, - развел руками Вергилий. Возможно, перестановки в баронском совете после войны привели и в лучшую сторону, но были у этого и свои существенные минусы. Скрытием контрабанды было одно из них.
- Кто промышляет уж извини, не в курсе, - на самом же деле Торбьера был прекрасно осведомлен кто кого и где, но не станешь же сдавать своих же подельников, которые приносили неплохой куш. Думалось, что Риккардо сказал это чисто для проформы, потому Верг поспешил заострить внимание на другом.
- Я и сам усомнился в достоверности этих слухов, мало ли что болтают в тавернах, в которые матросы заглядывают, но тут источник был довольно надежный и уважаемый, правда имя свое он закрыл. Говорят, работает с контрабандистами еще с того времени, как на материке начали только думать о союзе. Кьян Хромой его звать, в Морбере обитает, - охотно поделился нужным именем Вергилий. Кьян был личностью широко известной в узких кругах и те, кто дружил с ним хотя бы заочно, неплохо наваривался на остановке в порту материка.
- Так вот, он утверждает, что стража уже некоторое время говорит о том, что сейчас обсуждается объединение флотилий и выступление на Тиль единым флотом нескольких королевств. Говорит, стража болтает, причем не первый день. А еще говорит, что на тамошнего графа вроде как кто-то донес и в скором времени к нему придут люди с серьезным разговором о контрабанде. А уж на материке за такое дело вздергивают только так. Вполне возможно, что место нашего обиталища прикроется, Кьян уже думает о том, чтобы перебазироваться куда-нибудь за Черный тракт и продолжать дела оттуда. До него добираться куда дольше, зато так безопаснее, - Орллея всегда была лакомым кусочком для нападений, но в послевоенное время на их корабли значительно сократилось количество нападений, контрабанда была куда выгоднее, да и обеим флотилиям нужно было восстановиться. На Балморе был риск заразиться чумой, которая только недавно прошла, а в Атлантии не было таких хорошо отлаженных связей с городами-крепостями, потому приходилось выбирать из меньших зол... Неужто они сейчас могут лишиться значительного источника дохода?
- Так что нужно либо отвечать либо перебазироваться, - подвел итог разговора Вергилий и выжидательно уставился на Риккардо. Затуманенный алкоголем мозг стал почти ясным и теперь Торбьера выглядел довольно серьезно, насколько это возможно после двух чарок рома.

0

7

Рик даже не знал, радоваться или плакать, когда источник столь неприятных известий такая известная личность. Риккардо не вел с ним никаких общих дел, но слыхал о таком от знакомых пиратов. Правда, о делах его мало кто рассказывал. Но Оливейра не из тех, кто привык заводить знакомства среди таких известных личностей, предпочитал иметь собственные каналы связей, контрабанды и прочих благ пиратской жизни. У него даже есть свой поставщик рома, который продает адмиралу живительный напиток с хорошей скидкой. Ну, кто будет делиться этим? Правильно, никто.
Среди пиратских дрязг и не такие выкидоны известны, учитывая, что Оливейра один из тех, кому никогда спокойно не сидится на пятой точке. Только вот львиная доля Тиля и близлежащих островов уже привыкла к нему.
Все равно информация крайне расплывчатая. По сути, тоже самое можно сказать о любом жителе Тиля. Попробуй, найди хотя бы одного пирата на острове, который не промышляет скрытой, запрещенной торговлей ради собственной выгоды. У Оливейры немало связей в пиратских кругах, с которыми он вел дела. Хотя он и не любил делиться награбленным, поэтому таких связей становится все меньше, и Рик практически самостоятельно справляется с этой задачей.
Возможно, этот Хромой сам связан с контрабандой и передает нам информацию по доброте душевной. Так предположил Риккардо. Впрочем, у пирата сложилось слишком много разных версий на этот счет, причем одна хуже другой, и он принял решение не озвучивать их вслух, а сначала, в кой-то веке обмозговать.
Дослушав до конца изъяснения Вергилия, Риккардо стал замечать, что ром был выпит зря, так как он в значительной мере мешал мозговой деятельности в столь ответственный момент. На самом деле, идея слиться по-тихому нравилась Оливейре намного больше, чем дырявить свои корабли. Но принимать решение в одиночку он бы не посмел, так или иначе, пусть все будет на совести Баронов, если Риккардо не хочет вылететь оттуда как пробка из бутылки.
— Никогда не любил вмешиваться в подобные дрязги, — и на его лице можно было заметить проблески серьезности, которые можно заметить нечасто. Хорошо бы узнать чьи корабли попали в поле зрения и произвели такой эффект, Поэтому вариант сменить место дислокации мне нравится больше. Но, тем не менее, я не хочу что-то говорить или советовать, пусть остальные Бароны принимают решение. Почему-то у меня складываются впечатление, что идея с переездом им не придется по духу. Хотя я бы именно так и сделал, — признался Риккардо, усмехаясь. Вряд ли Пиратские Бароны станут прислушиваться к словам прихвостня, но это смотря как преподнести информацию. Последняя война прошла без его участия. И с большей вероятностью можно утверждать, что в этот раз Рик решил бы увести свой, и без того маленький флот, подальше от боевых действий, — Полагаю, ни для кого не секрет, что добрая половина Тиля замешана в этом действе. И смена места жительства даст время отсрочки от нападения. Твой источник уверен, что там нас не достанут или не застанут врасплох? Мы будем не готовы к ответу. Здесь у нас есть все, а там – ничего. А нападение останется лишь вопросом времени. Я на Тиль забегаю редко, только, когда подвернется нужда, поэтому о состоянии острова мало что знаю. Но сдается мне, что переезд повлечет еще больше убытков. Одно дело, когда уходит один… а другое, когда целый народ, — да, это он говорил по личному опыту. Его губы расплылись в дурацкой, еще не совсем трезвой улыбкой, — Если уж бежать, то подготовленными к бою. А есть какие-нибудь известия о численности войск? — несмотря на легкомысленное отношение к делам подобного рода, Оливейра сейчас был серьезен как никогда.

+1

8

Никогда до конца не знаешь, к чему может привести подобный разговор, так что Вергилий просто ждал, пока до Риккардо дойдет вся информация о произошедшем. Уж его верно не зря выбрали в бароны он-то лучше сообразит! Рик и соображал и даже, кажется, немного протрезвел от такого сообщения. Верг, в свою очередь, так трезвостью разума и не отличился, ром все больше забирал его, тем более сейчас, когда вся нужная информация была донесена и можно было бы спокойно засопеть в обе дырочки щекой прямо на дощатом столе. Но нет, не успел Торбьера прикорнуть прямо тут же, как голос Оливейры заставил его икнуть и продолжить смотреть на пиратского барона, чуть сощурив развеселые глазки.
- Да уж, тут не нам в таверне решать, чего в итоге делать, да только если слухи пойдут, то наступит паника и кто-то побежит пассажиром на уходящие корабли, а кто-то будет строить баррикады и прятаться в подвалах, - весьма мудро (для опьяненного ромом) рассудил Вергилий.
- Так что это надо сообщить совету и решить как можно скорее, пока не сообщил кто-нибудь другой и в искаженной форме. Смекаешь? - кажется, последнее словечко наместник позаимствовал у самого Риккардо, причем непроизвольно. Как бы тот не рассердился из-за такого казуса! Верг подумал было извиниться, но это было настолько ему неприсуще, что он внутренне махнул рукой и вновь сделал попытку сфокусировать внимание на словах Риккардо.
- Нас не смогу достать только на новых землях да и то потому, что никто на материке толком не знает, где они и как на них перебазироваться, - хихикнул наместник. Некоторые думали об этом и даже бывали попытки проникновения на Тенараро, но в итоге  слухи на материке в большинстве своем оставались слухами и что именно собираются предпринять было пока неясно. Как неясно и то, что Вергилий может сказать еще помимо той информации, которую уже выдал и потому он только развел руками в стороны и едва не потерял равновесие и не "поздоровался" красивым носом со столешницей.
- Таких сведений у меня нет. За что купил за то продаю, может быть кто-нибудь еще знает лучше, может и сам Кьян чего скажет, но те, кто передал мне это от него, вряд ли слышали что-нибудь еще. Один контрабандист не может знать все и слышать про все засады, а уж корабли тем более не считает... Но он говорит, что они хотят забрать свое, так что нападение - это всего лишь дело времени, - да, информации было маловато и ориентироваться по ней было довольно сложно, но ведь и Вергилий - всего лишь посланник, для того, чтобы думать, нужны мозги масштаба совета. Зря что ли там заседают бароны?
- В общем, я считаю, тебе надо передать эту информацию, а там уже решайте сами. Может кто-нибудь и сам доплывет до Орллеи и там ситуация станет еще понятнее... Или еще непонятнее, кто знает, - Верг пожал плечами довольно беспечно, ведь алкоголь уже достиг своего максимального эффекта и наместник чуть откинулся на спинку стула. Постепенно речь его стала невнятной и под конец он даже добротно всхрапнул.

0


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Не могу хранить верность флагу, если не знаю, в чьих он руках»