Приветствуем Вас на литературной ролевой игре в историческом антураже. В центре сюжета - авторский мир в пятнадцатом веке. В зависимости от локаций за основу взяты культура, традиции и особенности различных государств Западной Европы эпохи Возрождения и Средиземноморского бассейна периода Античности. Игра допускает самые смелые задумки - тут Вы можете стать дворянином, пиратом, горцем, ведьмой, инквизитором, патрицием, аборигеном или лесным жителем. Мир Хельма разнообразен, но он сплачивает целую семью талантливых игроков. Присоединяйтесь и Вы!
Паблик в ВК ❖❖❖ Дата открытия: 25 марта 2014г.

СОВЕТ СТАРЕЙШИН



Время в игре: апрель 1449 года.

ОЧЕРЕДЬ СКАЗАНИЙ
«Я хотел убить одного демона...»:
Витторио Вестри
«Не могу хранить верность флагу...»:
Риккардо Оливейра
«Не ходите, девушки...»:
Пит Гриди (ГМ)
«Дезертиров казнят трижды»:
Тобиас Морган
«Боги жаждут крови чужаков!»:
Аватеа из Кауэхи (ГМ)
«Крайности сходятся...»:
Ноэлия Оттавиани или Мерида Уоллес
«Чтобы не запачкать рук...»:
Джулиано де Пьяченца

ЗАВСЕГДАТАИ ТАВЕРНЫ


ГЕРОЙ БАЛЛАД

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

КУЛУАРНЫЕ РАЗГОВОРЫ


Гектор Берг: Потом в тавернах тебя будут просить повторить портрет Моргана, чтобы им пугать дебоширов
Ронни Берг: Хотел сказать: "Это если он, портрет, объёмным получится". Но... Но затем я представил плоского капитана Моргана и решил, что это куда страшнее.

HELM. THE CRIMSON DAWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Крайности сходятся – нередко перед алтарем»


«Крайности сходятся – нередко перед алтарем»

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

«Крайности сходятся – нередко перед алтарем»

5 апреля 1449 года ● Орллея, Лореншир, Лирэфия, палаццо лорда-протектора

Мерида Уоллес, Адриано Грациани, Ноэлия Оттавиани, Алеандер де Анж, Лукреция Грациани, Энрико Грациани, Селин Найтон, ГМ

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Свадьба лорда-протектора Орллеи Артура Уорчестера и принцессы Фйеля Одилы Уоллес вызывает много пересудов среди народа. Отчего Моргард и его протекторат обращают свои взоры на родственниц правителя горного королевства, который вновь позволил еретикам свободно расхаживать по земле Отца и Матери? Являются ли невесты из горного королевства истовыми петерианками или же привнесут в обитель святости что-то свое? Вполне возможно, что кто-то пожелает проверить подобное на практике и вызвать ненужные подозрения.

Дополнительно

- Квест гостевой, в нем могут участвовать все желающие при обосновании своего присутствия
- В течение квеста ГМ будет подбрасывать игрокам информацию, которой они будут распоряжаться по своему усмотрению
- Квест ведется в палаццо лорда-протектора на пиру после всех церемоний

0

2

Королева.
Казалось, что эти дни давно уже прошли и поросли былью. Риалль была вдовствующей королевой и останется ей до последнего вздоха. Но здесь, в Орллее, она не имела никакой реальной власти и была всего лишь матерью наследника Андервудшира. Но где теперь был Андервудшир? Пропал, разбился, раделился на две части, которые оставшаяся графская семья не смогла удержать. Пусть они разделили земли с бароном Черного Холма довольно мирно, но далеко не всем это пришлось по нраву. В семье произошел раскол и племянницы Риалль здорово позвдорили. Рианит и вовсе отбилась от рук и все чаще леди Дальмонт видела в ней черты Элении, которая столь бесславно пала от рук палача за предательство короны. Было опасно отпускать ее ко двору, но у вдовствующей королевы закончились силы на эти внутренние распри. Риалль скучала по сыну и мечтала увидеть его, но на севере царила война и материнское сердце никак не переставало болеть. Сколько ему сейчас? Уже шесть? Вырос ли он, под присмотром ли? Ответов не было до сей поры, но прибывшие на свадьбу принцессы могли бы прояснить ситуацию. Оставалось лишь только увидеть их на свадебном пиру.
К падчерице вдовствующая королева подошла лишь тогда, когда все подносили жениху и невесте подарки и поздравляли с бракосочетанием. Не нужно было омрачать новоиспеченой леди Орллеи праздник и Риалль учтиво поздравила Одилу и Артура от лица Андервудшира и приподнесла лорду-протектору и его жене изумительные серебряные чаши ручной работы, а также украшения из того же металла, инкрустированные рубинами - браслеты для Одилы и пояс Артура. После произнесения многочисленных поздравлений начался свадебный пир.
Бракосочетание лорда Орллеи, вопреки ожиданиям, не праздновалось с большим размахом и были приглашены лишь родственники жениха и невесты. Некоторых лордов подобный подход здорово покоробил - ведь лорд-протектор не удостоил их чести присутствовать на таком событии. Тем не менее, часть подарков от орллевинских и моргардских лордов были переданы с послами и ждали своего часа в помещении для приемов. Столы ломились от яств и могли удовлетворить самых придирчивых гостей.
Риалль едва притронулась к пище и окинула взглядом зал, заметив светловолосую леди. Они расстрались около шести лет назад, когда та была еще дитя, но принцесса Мерида должна была помнить вторую супругу своего деда. Не так уж и сильно она изменилась. Лишь седина заблестела в ее медных волосах тонкими нитями, но жемчужная сетка, прикрывающая прическу, успешно скрывала это. Леди Андервудшира в сопровождении двоих племянниц, которые служили придворными дамами в палаццо лорда-протектора, двинулась в сторону младшей леди Уоллес.
- Ваше Высочество, - негромко окликнула она принцессу и склонила голову в знак приветстия. Станет ли эта маленькая леди королевой, сможет ли удержать свою добродетель при дворе Моргарда? Кто знает, кто знает...
- Отрадно видеть вас в добром здравии при нынешней обстановке на севере, - слухи, доносившиеся из Фйеля, не могли сравниться с тем, что мог бы приподнести первоисточник. Риалль следовало бы проявить выдержку, но изболевшееся материнское сердце желало ответа.
- Принцесса... Мой сын... Принц Седрик... Как он? - после того, как леди Риалль покинула Орллею, она так больше и не виделась с сыном по велению короля Тэма. С тех пор прошло почти шесть лет и любая новость могла бы заставить вдовствующую королеву встрепенуться и ожить. Лишь бы весть была благой...

Мериде

Седрик находится у Комнола на воспитании и о его судьбе Мериде может быть неизвестно

[nick]Rialle Dalmont[/nick][status]Вежливость и спокойствие украшают королеву[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0013/30/c1/2-1375690191.png[/icon][sign]--[/sign][info]<i>вдовствующая королева Фйеля, леди Андервудшира</i><br>• • • • • • • • • • • • •<br><a href="http://helm.f-rpg.ru/"><b>Риалль Дальмонт</b></a>, 39 лет<br>[/info]

+2

3

Когда закрывается одна дверь, то открываются еще две. Таков закон удачи, таковы законы мира. Адриано Грациани посчастливилось избавиться от тирана и стать важным лицом не только в Орллее, но теперь и в Моргарде. Пусть независимость для бывшего герцогства стала всего лишь частичной, но каких-то своих целей орллевинцы добились и могли по праву гордиться этим. Хельм считал, что он победил, отхватив часть территорий, но забывал, что проиграл, потеряв целое герцогство. В исторических книгах хельмовцев и орллевинцев это будет написано по-разному, ведь всегда есть две стороны медали.
Свадьба состоялась и теперь оставалось посетить лишь гуляние, которое праздновалось в довольно узком кругу родных и близких и лишь с несколькими почетными гостями. Когда бывший герцог женился во второй раз то он устраивал всенародные гуляния, на которых никто из семьи Грациани не присутствовал, сославшись на неотложные дела. Артур же поступил по-другому и причины этого были для многих неясны. В народе шептались, что принцесса-чужачка, тетка нынешнего фйельского короля, все еще связана с ним и будет проповедовать в Орллее язычество и испортит нынешнего лорда-протектора. Неизвестно, как пойдут дела в королевстве и протекторате, которые считались самыми ярыми противниками язычества, если узнают, что они заключили союз с королем-язычником. Куда смотрит Рейнис?
Рйенис, кстати говоря, в представительстве архиепископа Орллеи, тоже имелся на празднике. Заговаривать о подобном прямо на пиру было бы неверным, да и Адриано не стал бы плести интригу против племянника, но все же внимание привлечь следовало. Некоторые люди умудряются сказать порой то, что вовсе не желали бы выносить на широкую публику, главное вовремя и красиво их спровоцировать.
Адриано высокопарной речью поздравил молодоженов от лица дома Грациани, сердечно пожал Артуру руку и коротко поцеловал пальчики леди Одилы. Подарки тоже не заставили себя ждать - во дворе пару ожидали два прекрасных скакуна с богатой упряжью, выращенные в Моргарде. Эти лошади были готовы отвести молодоженов к знаменитому мосту, на котором все пары Лирэфии традиционно повязывали венчальные ленты для укрепления брака. Мужчина завязывал ленту, которой обвязывали руки молодоженов, а женщина - ленту из своих волос или платья. Постепенно они старели, стирались или отвязывались, самые потрепанные ежегодно снимались, но в целом традиция шла через столетия и упорно не желала устраняться из жизни горожан.
Граф Грациани дал возможность другим поздравить Артура и Одилу, а сам отошел в сторону. Некоторые гости проводили время не за столами, а предпочитали общаться в небольших группах. Свадьба собрала людей с разных территорий и эти встречи были неожиданны и порой приятны. Вот, к примеру, общество одинокой леди Оттавиани, которую на короткое время покинул ее спутник, было весьма привлекательно для первого советника.
- Миледи Оттавиани, отрадно снова видеть вас в стенах палаццо, - глубоким чарующим голосом произнес Адриано, подходя ближе. Когда-то ему приходилось пересекаться с племянницей Папы Пия, но это общение не было глубинным и дружеским, так что это привлечение внимания было лишь данью вежливости.
- Как вы находите свадьбу? Надеюсь, ваши дела за пределами придворной жизни сейчас все так же хороши? В свое время я выражал вашей семье соболезнования, в последние годы мы общались с вашим дядюшкой. Но судя по вашей очаровательной улыбке вы смогли это пережить? - обычная светская беседа, которая ни к чему не обязывает, всего лишь дань вежливости... Или же орллевинский лис все делает с двойным умыслом и теперь что-то должно случиться?

+3

4

Так уж сложилось, что Уоллесам жизнь вечно подбрасывает "особые обстоятельства", в которых им надо вертеться, разбираться и невероятным образом справляться. Своеобразная закалка - пожалуй, полезная при фйельском образе жизни: Уоллес никогда не склонится до конца; он уловит момент - и вновь распрямится во весь свой рост! Эта семейная черта всегда вызывала уважение даже у самых критически настроенных персон. Только вот удастся ли покорить ею королевский двор?..
Нет, думать о промахе ни в коем случае нельзя.
Горделиво поднят подбородок, решительно сведены лопатки, - вот она, новоиспечённая принцесса Моргарда, диковинный цветок Фйеля! Мерида очень старалась казаться сильной и невозмутимой, хотя, наверное, большинство считало её сорняком, заброшенным в плодородные земли Орллеи ветром политических интриг... "Боже, как я справлюсь с этим? - испуганно вздрагивали мысли в златовласой головушке, когда её хозяйка вежливо раскланивалась с гостями, кротко улыбаясь каждому и с трепетной, смущённой заинтересованностью заглядывая в незнакомые лица. - Но я справлюсь, я пойму, как".
Радостный повод - свадебный пир, устроенный молодожёнами для своих семей, видимо, во избежание пересудов, - помогал бороться с этими маленькими страхами, да и присутствие тётушки немного прибавляло бодрости: втайне Рида, привыкшая брать пример со старшей сестры и просить её совета и ныне оставшаяся совсем одна в чужом краю, надеялась, что сможет положиться на помощь Одилы. В конце концов, быть невестой короля - это совсем не то же самое, что младшей принцессой... Мудрый и понимающий наставник - о, как она о нём мечтала!
"Я обязательно выгадаю момент и поговорю с ней об этом, нынче же", - твёрдо решила про себя Мерри, после нескольких предпринятых попыток подступиться к новобрачным и осознав бесплодность оных: покуда ей удалось только учтиво поздравить пару и сердечно расцеловать Одилу в щёки. Наверное, даже сердечнее, чем требовалось по этикету, но Мерида очень соскучилась по дому, и тётушка представлялась ей тоненькой ниточкой в общие воспоминания о заснеженных сумрачных долинах...
За столом девушке не сиделось, а собеседники как-то не торопились находиться; некоторые даже торопливо меняли тему разговоров, стоило ей приблизиться, и это было непросто, очень непросто выдержать и сохранить на лице улыбку. Видимо, моргардцев настораживала всё возрастающая концентрация фйельской крови при дворе, но ведь это совсем не повод сразу думать о них плохо! Может, привыкнут?.. Ах, поскорее бы! Нет сил даже думать о том, каких неприятностей они ждут от невесты Киана...

- Ваше Высочество, - будто ответом на её хмурые размышления позвал Мериду знакомый голос. Вскинув голову, принцесса изумлённо моргнула: стоявшая перед ней дама, безусловно, была ей знакома, хоть и много лет минуло с их последней встречи. Улыбка скромной фйельской пришелицы в единый миг сменилась той самой улыбкой, привычной всем, кто знал Мериду Уоллес, - светлой, искренней и по-детски открытой.
- Леди Дальмонт, сердечно приветствую вас, - речь принцессы казалась протокольной, но сияющие радостью от встречи глаза выдавали её истинные эмоции с головой. - Сколь приятно встречать родные лица, особенно далеко от дома...
Ох, в эту самую минуту Мерида совсем не ощущала себя будущей королевой! Обменявшись приветственными кивками с премянницами леди Андервудшира, она вновь почувствовала себя младшей Уоллес, но... Совсем ненадолго. Между бровей Риалль появилась тревожная морщинка: как бы ни пыталась женщина держать себя в рамках общего праздничного настроения, беспокойство терзало её, и проницательная принцесса не могла не отметить это.
Седрик... Она почти не помнила юного принца, оказавшегося на попечении её брата Комнола, а вести, достигавшие её слуха из тех краёв, были совсем скудными. Но Рида, глядя в наполненные болью глаза матери, тревожащейся за своё дитя, отчётливо понимала: этого она ей не скажет. Просто не может сказать.
- Мой брат Комнол не слишком любит отвечать на письма, - сцепив пальцы рук на животе, девушка неопределённо дёрнула плечом, улыбаясь краем губ. - Но если бы с Седриком что-то случилось, Айлес бы знал об этом, но покуда Бог милует нас: тревожных вестей нет, стало быть, и у вас нет причин для страхов... Уверена, что с вашим сыном всё в порядке!
Желая приободрить поникшую женщину, Мерида коснулась пальцами её запястья, мягко его сжимая. Пусть она сама, Мерида Уоллес, нуждается в помощи, но она не оставит без своей помощи того, кому она тоже нужна.
- Я попрошу Филиппу постараться разузнать о нём что-нибудь, - предложила принцесса, тепло улыбаясь леди Дальмонт. - Вы ведь знаете, какая она храбрая и находчивая... Она обязательно что-нибудь придумает.

+3

5

Для Ноэлии приглашение на бракосочетание лорда-протектора и фйельской принцессы стало вдвойне приятным событием. Во-первых, это было последнее светское мероприятие, которое она намеревалась посетить в статусе придворной дамы, ведь осталось меньше недели до ее собственного бракосочетания, после которого Ноэлии придется оставить двор. А во-вторых, можно было еще раз посмотреть на организацию свадебного торжества, чтобы убедиться в том, что для собственной свадьбы сделано все необходимое, и можно уже не особенно волноваться на этот счет.
В палаццо лорда-протектора Ноэлия прибыла в сопровождении будущего супруга Алеандера де Анжа, после чего они оба присоединились к гостям, ожидающих своей очереди, чтобы поздравить новобрачных. Когда пришел их черед, Ноэлия предоставила слово своему спутнику, а когда Алеандер закончил поздравлять и благословлять лорда и его супругу, вручила им подарок, который они выбирали вместе – увесистый молитвенник в переплете из хорошо выделанной кожи, который был украшен золотым тиснением и инкрустирован драгоценными камнями. Подобный подарок подразумевал собой посыл о том, что в погоне за земными благами не стоит забывать о душе, как, впрочем, и о том, кого именно следует благодарить за все то, что происходит в жизни – за достижения, удавшиеся по милости богов, так и за испытания, ниспосланные для укрепления духа.
Вручив подарок, Ноэлия вместе с Алеандером прошлась по залу, внимательно осматривая интерьер и блюда, которыми были уставлены столы – будущую невесту интересовали абсолютно все тонкости и нюансы. Правда, изучение обстановки пришлось спустя некоторое время прекратить, когда архиепископ взбунтовался и увел Ноэлию к столам, чтобы можно было не только посмотреть на готовые блюда, но и попробовать их. Убедившись, что с поварами лорду-протектору определенно повезло, Ноэлия в сопровождении Алеандера снова отправилась прогуливаться по залу, чтобы поприветствовать знакомых и быть представленной тем, кого видела впервые, после чего архиепископ оставил ее, пообещав вернуться через несколько минут. Впрочем, Ноэлия совсем недолго пробыла в одиночестве – стоило только Алеандеру отойти, как рядом раздался приятный голос лорда Грациани, с которым она была уже знакома. Ноэлия приветливо улыбнулась, слегка склонив голову и присев в изящном реверансе, после чего произнесла:
- Чудесная свадьба, я счастлива, что оказалась в числе приглашенных. Надеюсь, праздник и вам пришелся по душе. – Признание было совершенно искренним, Ноэлии и в самом деле понравилось торжество, поэтому ей не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы похвалить организаторов этого мероприятия. - Благодарю вас, мои дела действительно идут прекрасно, – призналась она, после чего поспешила заверить лорда Грациани о том, что помнит его соболезнования в связи со смертью дядюшки. - Да-да, я помню, и до сих пор очень благодарна вам за это… Знаете, в такие минуты поддержка близких и друзей семьи очень важна и наравне с молитвой помогает нам пережить горечь утраты.
Последняя фраза Адриано о том, что, судя по всему, траур остался уже глубоко в прошлом, заставила Ноэлии слегка потупить взор. Несмотря на то, что прошло уже четыре года с момента смерти Джованни Барончелли, она все еще иногда грустила о том, что его нет рядом, а в преддверии замужества и вовсе жалела, что дядюшка не сможет отвести ее к алтарю, но подобные мысли хоть и заставляли ее печалиться, все же не могли существенно омрачить ее жизнь – Ноэлия была совершенно счастлива, и скрыть это было невозможно.
- Да, Отец не оставил меня и дал мне сил, чтобы справиться с потерей, – ответила она. - К тому же Его Преосвященство все это время поддерживал меня… – добавила Ноэлия, после чего, заметив приближающегося Алеандера, улыбнулась и произнесла, вовлекая архиепископа в светский разговор: - Лорд Грациани спросил у меня, нравится ли мне торжество, и я ответила, что нахожу его превосходным. Надеюсь, вы разделяете мой восторг?

+2

6

Присутствие на свадьбе язычников из Фйеля, доставляло архиепископу некоторое неудобство. Сразу такое количество представителей другой религии рядом его нервировало. Таких обычно сжигали на костре, чтобы они знали, что патерианство это единственная верная религия. Больше всего беспокоило Алеандера то, что невеста лорда-протектора была язычницей, а значит могла как-то повлиять на своего супруга и начать населять Орллею своими сторонниками. Кардинал, как главный представитель церкви в герцогстве, венчал молодых, а после свадьбы вместе со своей невестой направился на праздник, устроенный в палаццо герцога. Совместно с Ноэлией они подарили новобрачным молитвенник, украшенный драгоценными камнями, а затем отошли в сторону, чтобы дать возможность другим гостям преподнести свои подарки. Алеандер, щекоча шепотом ухо своей невесты, стал с улыбкой возмущаться на счет обилия языческих лиц, у которых под нарядными одеждами могли быть спрятаны хвосты. Жених как всегда блистал, вероятно гордый собой и союзом, а невеста была действительно красивой, как о ней говорили. Только ей не сравнится с леди Оттавиани, уж тут Алеандер был в этом уверен. Для него Ноэлия была самой красивой среди всех остальных дам. Вокруг все блестело, сияло и светилось от обилия дорогих нарядов и украшений. Своим алым одеянием Алеандер выделялся среди всех остальных. Он без стеснения таскал под локоток за собой Оттавиани, никого не стесняясь. У них у самих скоро свадьба, но в отличии от многих мужчин его возраста он не смотрел на это как на перспективу собственных "похорон" и молодости во имя брака. Анж пару раз видел своих хороших знакомых, представлял им свою невесту, и мирно разговаривал. С кем-то из Моргарда или Фйеля он так и не пересекся, потому что никого из своих знакомых пока на заметил в толпе. Из-за того что службу и свадьбу Алеандер справлял на голодный желудок ему очень захотелось попробовать местные блюда, приготовленные поварами. Кардинал сразу же утянул Ноэлию к столам и стал рассматривать всех ассортимент. Чего тут только не было: мясо различных видов, салаты, фрукты, сладости, морепродукты и многое другое приятно пахнущее. Алекандер взял тарелку и стал себе накладывать всего понемногу, главное делать это медленно, а то могут посчитать, что церковь институт бедный и ее служители все словно с голодного края. Соблюдая правила приличия и этикет кардинал набрал в тарелку немного мяса, наложил криль в соусе, кучку салата и кусок пирога. Посчитав, что Ноэлии, вероятнее всего, надоело стоять около столов, Анж произнес, что он отлучится ненадолго и направился на другой конец стола. Алеандер сразу же вернулся к созерцанию своей еды, после чего сам направился к окну, где занял уголок и смог наблюдать за всем, что творилось вокруг, благо ракурс позволял уследить за гостями. Через какое-то время к леди Оттавиани подошел граф Грациани и Анж тут же встрепенулся, едва не уронив ложку. Правда пока не рискнул подходить, чтобы не испортить разговор, а то со своей неуемной ревностью он попортит настроение Ноэлии. Пусть развлекается, благо двух гвардейцев Алеандер с собой притащил, они скользили в толпе наблюдая со стороны за всем, что творится вокруг. Алеандер не сводил взгляда с Ноэлии, продолжая мирно жевать свою еду с тарелки. Усевшись на край подоконника он отвернулся и стал смотреть на улицу, мелькание разношерстных лиц ему надоело вскоре. Кардинал стал думать о собственной свадьбе, о том, что он следующий. Все его мысли занимало устройство свадьбы, гости, сам праздник, на который он почти никого не пригласил. На свадьбе да, на самой церемонии будет очень много народу, а вот в своей резиденции Алеандер бы хотел никого не видеть. Не хочет он чтобы сотня другая чужих ему людей ходила по красным коврам его дома. Прижавшись краем плеча к висящей рядом тяжелой бархатной занавеске кардинал наблюдал со стороны за всеми, кто был на празднике. Кто-то танцевал, другие стояли в группах человек по пять-семь и разговаривали, другие просто ходили по залу, третьи тоже в стороне пили или ели, ничего особого вроде и ничего не предвещало беды. Не прошло и пары минут как Алеандер снялся с места и направился к Ноэлии, потому что ему стало невыносимо видеть чужого мужчину рядом с ней, даже если ничего такого в этом не было.
- Определенно разделяю - едва сдержался свой сарказм кардинал, когда его спросили о восторге на счет свадьбы. Столько язычников я никогда не встречал в мирных условиях, а не в застенках инквизиции. На лице Алеандера невозможно было ничего прочитать. Он был спокоен и собран, ведь чужие свадьбы для него не в новинку.

Отредактировано Aleander de Anje (2018-06-25 10:47:19)

+2

7

Все несчастья мира отступили назад перед этой свадьбой. Лукреция ощущала счастье, когда видела лицо кузена. Артур помог ей пережить развод с ее первым супругом, а она помогла пережить ему гибель Дейны. Сегодняшний союз сердец был призван соединить два королевства, а будущий союз принцессы Мериды и короля Киана и вовсе закрепить его. В народе шептались, что невеста уже немолода и что она сестра короля-язычника, что могло означать насилье чужой веры, но леди Грациани видела, как нынешняя леди Орллеи молилась и сама проповедовала петерианство. Было глупо думать о том, что на свадьбу проникнет хоть один язычник, или что северянки отрицают веру в Создателя. То, что их семья стала внезапно потворствовать язычеству не было их личной виной и потому Лукреция ощущала лишь сочувствие, что леди оказались в такой ситуации. Лед Грациани, как камер-дама, пресекала подобные разговоры среди придворных, но полностью искоренить их, увы, не могла. Нужно было найти иной подход, но все это уже ложилось на ее плечи заботами после свадьбы. х, возможно именно в этом и состояла ее ошибка...
Леди Грациани поздравила кузена и новообретенную кузину и приподнесла им от себя красивые шкатулки для писем Артуру и для драгоценностей - Одиле. Угощения пира были изысканными, но Лукреция могла позволить себе совсем немного - в последнее время ее огорчало, что она больше не может надевать платья, которые носила когда-то в молодости и теперь ей приходится шить новые, размерами побольше. Пусть кое-кому и нравились ее новые формы, самой камер-даме казалось, что она стала довольно неуклюжей и здорово поправилась. Хотелось вновь ощутить былую легкость, но, наверное, ей это было не суждено...
Невдалеке от себя леди Грациани заметила Селин и радостно улыбнулась ей, привлекая внимание. Пусть они теперь и жили вместе в одном палаццо, но суматоха свадьбы не давала им толком пообщаться между собой и обсудить что-нибудь интересное. Поэтому сейчас Лукреция переместилась к придворной даме, чтобы завести с ней неторопливый разговор.
- Селин, дорогая, я не видела тебя уже целую вечность. Как твое настроение? - тема была довольно серьезная, кто знал, как отнеслась Селин к этой свадьбе? В свое время она была полноправной хозяйкой палаццо, теперь же ее место заняла другая. Девушка и так многое пережила и следовало бы поддержать ее.
- Это ведь ты выбирала те цветы для украшения? Они смотрятся замечательно! Думаю, леди Одиле будет трудно первое время и только с твой помощью она сможет справиться, - северянка вряд ли могла представить все обычаи и традиции южан, к тому же в представлении леди Грациани северяне были также прохладны и в чувствах... Как же нелегко ей придется среди пылких и эмоциональных орллевинцев!
- Да уж, как же леди-ледышка справится со всем напором орллевинского двора. Главное, чтобы вовсе не растаяла, - тихонько фыркнула одна из совсем молоденьких придворных дам, леди Агата, думая, что Лукреция не услышит ее разговор. Но камер-дама повернулась и строго посмотрела на дочь барона из Элвершира.
- Миледи, извольте покинуть зал, - спокойно произнесла графиня, не повышая голос и не выделяя имя Агаты среди прочих. Она не наказывала молодую глупость, но этой дерзкой девице следовало бы как-то сдерживать себя. Та испуганно захлопнула рот и быстренько удалилась, но на пороге зала повернулась через плечо и глубокомысленно фыркнула. Лукреция тяжело вздохнула и снова обратилась к Селин.
- Как видишь, работы предстоит много. Леди Одиле придется очень хорошо зарекомендовать себя перед придворными просто чтобы жить спокойно, - Лукреции было слишком хорошо знакомо это чувство, да и Селин, вероятно, тоже. Обе стали жертвами сплетен в свое время и помощь для северянки была бы одним из лучших подарков на этой свадьбе. Следовало бы изначально показать ей свое расположение прямо здесь.
- Нужно будет пригласить ее куда-нибудь вместе с нами, как думаешь? - расположение двух главных женщин при дворе могло бы подать хороший пример для остальных, как следует себя вести.

+2

8

Свадьба одно из главных событий в жизни, которая словно разделяет жизнь на до и после. Свадьба власть имущих это к тому же важное событие в жизни всей страны. Такое торжество создано не для двоих, а для всех и носит всегда более политический характер. Поэтому такие свадьбы празднуются с размахом с множеством гостей. Именно в этом пыталась переубедить Селин Артура Уочестера. Свадьба лорда-протектора и принцессы определенно была значимым политическим событием, куда следовало пригласить большинство аристократии. Однако лорд-протектор был настроен на более чем скромную свадьбу в кругу лишь семьи и приближенных. Что ж кто ж спорит с правителем? 
Привычный тандем из исполняющей обязанности Леди Орллеи, камер-дамы и управляющего приступил к подготовке торжеств. Хлопоты было много. Оттого на те же милые разговоры по душам за чашкой чая почти не оставалось времени. Хотелось, чтобы эта свадьба прошла пышно, радостно и главное без плачевных последствий. Двор гудел, когда прибыла невеста, двор гудел во время всей подготовки.  Находясь в храме, пока заключался брак, Селин вспоминала свадьбу Андреса и первую, и вторую.  Первая по велению сердца, вторая по велению долга. И если раньше сама леди Найтон мечтала о такой свадьбе как первая, то сейчас была склонна более ко второму варианту.  Величественные стены собора всегда приносили в душу ее трепет, восхищение и умиротворение.  После того как брак был заключен и среди людей, и на небесах, свадебная процессия направилась в палаццо лорда-протектора, что преобразилось к свадьбе.  Столы были полны разнообразных яств и напитков, так чтобы любой мог найти для себя то, что ему было по душе.  Селин очень хотелось, чтобы последнее ее дело в роли леди Орллеи было выполнено идеально.  Теперь в палаццо ступила нога новой леди Орллеи, которую вместе с ее супругом поздравляли гости. Селин не была исключением. Она искренне поздравила новобрачных и преподнесла им подарки. Леди Найтон прекрасно знала, что сегодня за ней двор наблюдает особо пристально за ней и новой леди Орллеи. Но если раньше при втором барке Андреса она ведома чувствами допускала ошибки и дала поводу для сплетен, то сейчас никто не смог бы прочитать, что на самом деле думает Селин. На ее губах можно было увидеть сдержанную улыбку, а все ее речи и поступки выказывали лишь расположение к Одиле Уолес, которой определенно было не легко. Она оторванная от семьи прибыла в место, где все ей было ново и чуждо. Хватало и злопыхателей. Чаще всегда придворные сплетницы обсуждали за спиной ее и обычно речь шла о возрасте. Дескать, какой же залежалый товар подкинули Уолесы Орллеи. Подобные разговоры среди придворных дам, Селин по мере сил пресекала. Однако всем рты не закроешь.
Сейчас же стоя чуть поодаль, в окружении теперь таких же придворных дам, она наблюдала за чередой гостей. Довольно странное было ощущение. Смотря на Одилу, вспоминала все эти пересуды и отчего то видела себя. Пройдет еще немного времени сама Селин достигнет возраста принцессы. Даже сейчас большинство дам ее возраста пребывали в браке и имели множество детей. Взять хотя бы Лукрецию, которая была лишь на год старшее нее, а уже имела четырех своих детей и двух приемных. У Селин же пока не намечалось какого-то подобия даже жениха. И если еще не так давно она особо не задумывалась об этом, погруженная вначале в свои горести, потом в дела во время войны, а после увлеченная восстановление жизни двора после войны, то сейчас, осознавая свое положение, с момента приезда Одилы стала об этом размышлять. Но если уж принцессе так долго подбирали жениха, что говорить о ней. Да в Орллеи относились проще к бастардам, но  не так давно лишь утихли все слухи о том, что она даже и не бастард.  От размышлений Селин отвлек такой знакомый, можно сказать, родной голос. Лукреция - ее дорогая подруга. Селин улыбнулась в ответ
- Дорогая Лукреция, воистину хлопоты, пусть и приятные совершенно лишили нас наших милых бесед, - Селин понимала, что под вопросом Лукреции скорее подразумевалось ее отношение к свадьбе. Уж очень хорошо эти две леди за годы дружбы успели изучить друг друга. - Настроение прекрасно. Я рада за нашего лорда-протектора и его супругу. Молюсь лишь о том, чтобы их союз был счастливым и крепким. Хотя признаться, свадьбы помимо радости располагают к определенным размышлениям, - леди Найтон обвела залу взглядом. Цветы. Селин хотелось, чтобы цветы отражали легкость и в тоже время величие данного события.  -  Я безусловно сделаю все, что в моих скромных силах дабы помочь нашей леди Орллеи, - чуть громче произнесла Селин, награждая холодным взглядом слишком говорливую придворную дам и ее подруг, дабы дать понять, как следует отзываться о леди Одиле и другим. Хотя все равно чувство легкой странности от всего происходящего ее пока не покидало. Лукреция поставила на место юную особу, что вызвало легкую улыбку на губах Селин
- Думаю, с такой камер-дамой леди Одиле определенно будет легче освоиться при дворе. Но ты права, ей придется определенно не легко первое время, - пусть и говорят, что фйельцы варвары, но двор Орллеи полон изящных и прекрасных змеек, что опаснее любого варварства. Уж Селин на себе испытала, как розочки могу обернуться довитыми гадюками, и как сплетни могут сгубить самого невинного.
- Полагаю, это прекрасная идея, дорогая моя, и лучше бы, чтобы нашу прогулку совместную сопровождало как можно больше глаз, - Селин надеялась, что леди Одила будет так же как она поддерживать атмосферу легкости и творчества при дворе. - Думаю, леди Одиле будет интересно и полезно ознакомиться с особенностями Орллеи, а нам побывать в наших излюбленных местах, - но, впрочем, разговоров о жене Артура было достаточно, поэтому Селин поинтересовалась тем, что ее заботило намного больше
- Как дела у твоих прекрасных детей и моих крестников? - при упоминании о крестниках глаза Селин засияли тем особенным светом нежности и любви, коий свойственен любой женщине в отношении любимых детей.

Отредактировано Celine Knighton (2018-07-18 10:34:55)

+2

9

Принцесса Мерида казалась солнечным лучиком среди тьмы, который мог бы принести успокоение в душу вдовствующей королевы, но увы, для Риалль не было ничего утешительного. Печальная улыбка буквально застыла на лице красной вдовы, когда она услышала, что ее сын у Комнола... Этого выродка, который слыл жестоким убийцей! Рана внутри материнского сердца вновь вскрылась и закровоточила. Леди Дальмонт почти физически ощущала, как кровь стекает по груди вниз и падает на пол.
Прикосновение нежной ладони к запястью заставило вдовствующую королеву очнуться и вновь обратить свой взор на юную леди Уоллес. Конечно же, принцесса Филиппа всегда была той, кто мог воинственно защитить интересы родных, но что может сделать она в этом противостоянии? Риалль смогла лишь медленно кивнуть головой в ответ на слова Мериды и кое-как выдавить из себя слова
- Что ж, благословит Создатель короля Айлеса и да будут услышаны мои молитвы... Надеюсь, что мой сын все еще жив и с ним чего не случится, - станет ли Комнол убивать единокровного маленького брата своего отца? Этот вопрос никак не желал уходить из головы вдовствующей королевы, хоть она и старалась обратить свой взор только на северную принцессу.
- Миледи, пока вы здесь, может быть, мы посетим вместе с вами церковь? В Лирэфии построен один из самых величайших соборов и думаю, что нам с вами стоит вместе сходить на службу и помолиться за наших родных, что остались на севере. - Риалль знала, что Мерида одна из представителей семьи, которая глубоко верует в Отца-Создателя и потому подобный жест может быть для нее приятен.
- Ваша тетушка сегодня выглядит просто прекрасно. Замужество явно пойдет ей на пользу. Ей очень повезло с лордом Артуром, - пусть это были всего лишь вежливые фразы и характер нынешнего лорда-протектора действительно был довольно мягким, сама вдовствующая королева так не думала и ей с трудом удавалось это лукавство. С тех пор, как Андервудшир лишился значительной части земель она не очень-то верила в справедливость и доброту Артура Уорчестера. В конце-концов, его первая жена сбросилась со скалы и этому явно предшествовали какие-то серьезные причины.
- А как вы, милая Мерида? Слышала, вы собираетесь стать супругой Его Величества? - слухи в королевстве порой несколько запаздывали, но все же эта новость довольно быстро облетела округу.
Леди Дальмонт внезапно услышала чей-то истошный вскрик и поспешно обернулась на его источник. Одна из приближенных фрейлин леди Одилы закричала и принялась быстро хлопать себя по платью, которое, казалось, задымилось. Одна из служанок, что подавала кубки, раздасовнно бросила пустую посудину в направлении невесты. Леди Одила отпрянула и на нее ничего не попало.
- Дьявольское языческое отродье оскверняет наши земли и принесет нам одни беды! - завопила служанка, словно безумная, когда поспешившая стража стала оттаскивать ее. Фрейлину леди Риалль, громко рыдающую, поспешно увели из зала. Платье на ней продолжало дымиться и было видно участи покрасневшей, словно обожженной, кожи. Вдовствующая королева в ужасе наблюдала это зрелище, не зная, как на него отреагировать. В растерянности она перевела взгляд на Мериду, которую произошедшее явно напугало. Неудивительно - если в Орллее так восприняли чужеземку и сестру язычника, то как могут воспринять королеву-чужестранку?

[nick]Rialle Dalmont[/nick][status]Вежливость и спокойствие украшают королеву[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0013/30/c1/2-1375690191.png[/icon][sign]--[/sign][info]<i>вдовствующая королева Фйеля, леди Андервудшира</i><br>• • • • • • • • • • • • •<br><a href="http://helm.f-rpg.ru/"><b>Риалль Дальмонт</b></a>, 39 лет<br>[/info]

+1

10

Юные красивые леди в возрасте Адриано стали особенно привлекательными. Не зря же в свое время у него была любовница на десять лет моложе его, а до недавнего времени невеста в два раза младше годами. Вот и сейчас, находясь рядом с прекрасным невесомым созданием граф Лореншира ощущал особенное удовольствие от общения. Хрупкий цветок легко сломить, но леди Ноэлия была гибкой былинкой среди всего этого цветника.
- Говорят, что скромность украшает. Думаю, этому празднику можно дать именно такое определение. Скромно, тихо, практически в окружении семьи, - орллевинский лис позволил себе чуть улыбнуться и посмотреть на леди Оттавиани без лишней скромности, но всего на миг, чтобы ее щечки смогли лишь мимолетно заалеть.
- Рад слышать, что с вами все в порядке. Жизнь продолжается, несмотря ни на что, миледи. А уж в какие цвета раскрасить ее - решать именно вам и никому иному, даже если кто-то вздумает сказать обратное, - лорд Грациани посерьезнел и чуть склонил голову, отчего последние его фразы прозвучали совсем тихо, потому что предназначались только одному лицу в этом зале. Только вот долго насладиться обществом юной леди не удалось, потому что подоспел ее... ухажер? Судя по той стремительности, по которой архиепископ приблизился к девушке, он действительно опасался, что Адриано прямо сейчас обернется в рыжего лиса и увезет леди Оттавиани на своей спине.
- Рад, что и вы оценили уровень подготовки свадьбы лорда-протектора, Ваше Высокопреосвященство, - граф Лореншира склонил голову, не выдавая собственных эмоций и чувств. Ни к чему было омрачать свадьбу и настроение леди Оттавиани. Да и судя по всему, это с успехом удавалось другим. Адриано проследил за тем, как дочь отчитала одну из леди и заставила ту покинуть свадьбу и тихо усмехнулся в собственную бороду.
- Ваше присутствие здесь - гарант спокойствия. Ведь вы, как достойный преемник Папы, не допустили бы такого абсурда, как женитьбы нашего лорда-протектора на язычнице? - уж кому, как не первому советнику, было известно о том, какие слухи витали вокруг этой свадьбы? То, что венчание проводил сам архиепископ Арвьеры показывало, что это бракосочетание таит в себе исключительно священные и чистые помыслы почитателей Создателя.
- Кстати говоря, я считаю нашу встречу с вами исключительно своевременной, Ваше Преосвященство. У меня будет для вас один разговор в скором времени... Но не раньше, чем вы сможете освободиться от обязательств и не уделите мне немного времени. Желаю вам приятно провести время.
Адриано уже собирался покинуть компанию архиепископа и леди Оттавиани, как вдруг раздался отчаянный крик и платье одной из фрейлин принцессы Одилы задымилось. На пиру началась паника и негромкие вскрики. Граф Грациани быстрыми, для своего возраста, шагами, дошел до одного из остолбеневших стражников и четким негромким голосом отдал приказ. Гвардеец опомнился и вместе со вторым стражником стал оттаскивать обезумевшую служанку прочь. Лорд Лореншира отступил чуть подальше, давая женщинам утешить расстроенную принцессу и подойти ближе к архиепископу.
- Не хотите ли опровергнуть брошенные сейчас заявления, Ваше Преосвященство? Думаю, нам не нужна паника на свадьбе, - судя по тону Адриано, слушать возражения сейчас он не очень-то хотел, а вот услышать вдохновляющие слова от человека, который имеет вес в религии, было бы очень кстати.

+2

11

Легкое беспокойство Лукреции относительно Селин постепенно сошло на нет и графиня еле заметно выдохнула, увидев, что подруга если и переживает, то не так сильно, как думалось на первый взгляд. Леди Найтон держалась молодцом и могла бы по стойкости опередить любую леди в этом палаццо. Легкий разговор располагал к тому, чтобы леди Грациани заулыбалась и стала вести беседу дальше, несмотря на только что произошедшую неприятность со сплетницами.
- Отличная идея, думаю, всем будет полезно поучиться вежливости и стойкости у таких прекрасных дам, как мы, - Лукреция даже позволила себе рассмеяться, но ненадолго и негромко, чтобы этот разговор не сочли каким-нибудь недостойным и не пошли бы слухи о сплетнях, тем более, что Селин перевела все на более приятную тему.
- О! - графиня Кьетшира буквально расцвела после вопроса о детях и казалось, что ее глаза засветились мягким внутренним светом.
- Оказаться матерью шестерых детей довольно неожиданно, особенно когда некоторые из них ненамного младше тебя, но у меня прекрасные отношения и с Софией и с Франческо. Твои крестники - самые настоящие сорваны и не разлей вода. Кажется, если бы я не настояла, они бы продолжали бегать спать друг к другу в одну постель, они постоянно вместе! Даже не знаю, что будет дальше и как постараться разлучить их... Младшие дети еще подрастают, им многому предстоит научиться, но Аврова совсем недавно произнесла первое слово... Дети очень быстро растут и казалось, что еще недавно они делали свои первые шаги, а уже совсем скоро придется думать о браке Франческо... Ох, я уже заранее переживаю об этом и не представляю, как придется когда-то отпустить их. Даже не знаю, как мне удавалось бы справляться с ними без помощи многочисленных нянек, - леди Грациани говорила живо и радостно и была подобна яркому солнцу, согревающему пространство. Казалось бы, ничто не может прервать беззаботную беседу двух придворных дам, как вскрики вокруг заставили Лукрецию вздрогнуть и обернуться к столу молодоженов. Она не сразу поняла, что случилось, и только когда стали оттаскивать обезумевшую служанку, подобрала юбки и быстрыми шагами приблизилась к месту, где сидели лорд-протектор и леди Орллеи.
- Ваша Светлость, вы в порядке? Вам не навредили? - заботливо поинтересовалась Лукреция, несмотря на то, что у нее подрагивали руки, а сердце буквально выпрыгивало из груди. Побледневшая невеста с трудом кивнула и леди Грациани удержала ее ладони в своих в знак теплой признательности.
- Не волнуйтесь, миледи, мы разберемся с этим, - леди Грациани искренне сочувствовала Одиле, которая оказалась в столь ужасной ситуации. А уж рыдающая фрейлина и вовсе заставляла сердце сжиматься от жалости. Бедная девушка явно не заслуживала подобной участи.
- Элис, проверьте, чтобы леди осмотрел лекарь и помог ей по мере возможности. Сразу же доложите мне обо всем, - распорядилась камер-дама и вернулась к Артуру и Одиле.
- Все будет в порядке, эта бедняжка, видимо, тайно обезумела после войны и теперь не может найти покоя. Мне очень жаль, что это произошло в столь торжественный день, но больше поводов для горя нет- Лукреция говорила что-то ободряющее и утешающее и едва ли заметила, как Артур неожиданно накренился вперед и начал закашливаться. Лицо правителя Орллеи побагровело и он никак не мог справиться с удушьем. Лукреция ощутила, как земля уходит у нее из под ног.
- Артур! - вскрикнула она, словно забыв, кем является лорд-протектор и, оставив принцессу, переметнулась к нему. Лихорадочно соображая, леди Грациани поспешно сдернула со своей шеи нательный крест и быстро обернула тонкую цепочку вокруг руки кузена. Кашель не прекратился полностью, но багровость с его лица сошла. Лукреция бросила быстрый взгляд на крест и увидела, что он почернел.
Мало кто понял, но в руке леди Грациани находился магический амулет, зачарованный ее кузеном и теперь он буквально спас жизнь лорду-протектору. Но он все еще находился в опасности и было необходимо как можно скорее увести и его. Свадьба оказывалась под угрозой срыва.

+2


Вы здесь » HELM. THE CRIMSON DAWN » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ; » «Крайности сходятся – нередко перед алтарем»